ОГЛАВЛЕНИЕ

Криминологическая характеристика налоговых правонарушений и преступлений в сфере производства и оборота алкогольной продукции и табачных изделий

А.В. КОЗЛОВ, соискатель НИИ проблем укрепления законности и правопорядка Генеральной прокуратуры РФ

Анализ ситуации в сфере производства и оборота алкогольной продукции в Российской Федерации показывает, что эта сфера по причине быстрой оборачиваемости вложенных средств и возможности извлечения сверхприбылей традиционно является одной из наиболее криминогенных отраслей хозяйственной деятельности.
По различным экспертным оценкам, из-за теневого бизнеса бюджет недополучает 25—30 млрд. рублей. Производство алкогольной продукции для легального производителя становится нерентабельным, затрудняется ее сбыт. По данным Госкомстата России, на территории страны зарегистрированы, имеют лицензии, функционируют и представляют отчетность в налоговые органы 1613 предприятий, производящих спирт и алкогольную продукцию. Получили разрешения МНС РФ и работают в режиме акцизных складов 732 организации — производители алкогольной продукции и 670 организаций оптовой торговли. Действуют свыше 1240 спиртопроизводящих предприятий и ликероводочных заводов, которые имеют 2125 лицензий на производство спирта, розлив и реализацию алкогольной продукции.
Анализ правоприменительной практики показывает, что в сфере производства и реализации алкогольной продукции из года в год наблюдается массовое сокрытие доходов от налогообложения. Демонополизация и разгосударствление в этой отрасли привели к тому, что на внутреннем и внешнем рынках появились сотни хозяйствующих субъектов, занимающихся легальным и нелегальным алкогольным бизнесом. Широкое распространение получили контрабанда, изготовление фальсифицированной алкогольной продукции, использование фальшивых специальных и акцизных марок. Большая часть официально зарегистрированных производственных мощностей используется для производства алкогольной продукции из нелегального спирта. Попытки его провоза отмечаются практически по всему периметру российской границы. Статистика показывает, что, несмотря на проводимую государством политику по ужесточению контроля за оборотом алкогольной продукции, внесение изменений в законодательство, регулирующее данную сферу экономики, а также предпринимаемые правоохранительными и контролирующими органами меры, кардинально изменить ситуацию по снижению объема нелегальной алкогольной продукции, находящейся в обороте, не удается. О сложности ситуации свидетельствует и рост уровня смертности от употребления некачественного алкоголя: если в 1998 г. погибло 22 тыс. человек, то в 1999г. — 24 тыс., а за 9 месяцев 2001 г. — почти 27 тыс. По данным Госкомстата России, только за первые два месяца 2002 г. от случайных отравлений алкоголем в стране умерло 7420 человек — на 556 больше, чем за тот же период 2001 г.
Алкогольная ситуация во многих российских регионах ухудшается из года в год. Одна из причин такого положения — отсутствие системной работы на федеральном, региональных и муниципальном.
Анализ структуры производства и реализации алкогольной продукции в 2000 г. показал, что при объеме производства в размере 68,2 млн. декалитров (дал) основных видов алкогольной продукции с учетом объемов импорта и экспорта в сфере розничной торговли должно было быть реализовано не более 84,3 млн. дал алкогольной продукции. Однако в 1 полугодии 2000 г. в розницу было реализовано 122 млн. дал алкоголя, что свидетельствует о нахождении в обороте 37,7 млн. дал продукции (около 30%), имеющей неустановленное, вероятнее всего — незаконное происхождение. Если за 1999 г. в результате нахождения в обороте незаконной ликероводочной продукции государственный бюджет потерял по акцизным платежам 17,9 млрд. руб., то только в 1 полугодии 2000 г. эта цифра составила 9,4 млрд. руб.
Правоприменительная практика свидетельствует также, что одной из причин снижения роста налоговых поступлений в федеральный бюджет является отсутствие должных согласованных действий центральных и региональных органов власти по усилению государственного контроля в области производства и оборота спирта и алкогольной продукции.
Исследования нарушений налогового законодательства в данной сфере показывают, что значительная часть подпольного алкогольного бизнеса осуществляется небольшими группами злоумышленников. Эти группы сами занимаются и закупкой сырья, и организацией производства, и реализацией продукции. При этом ими может использоваться специальное оборудование государственных организаций для печати этикеток, изготовления фальшивых акцизных марок и документов на право продажи спиртных напитков.
Незаконный оборот алкогольной продукции происходит также за счет контрабанды. Наиболее распространенными способами незаконного ввоза алкогольной продукции являются объезд таможенного поста, недостоверное декларирование, занижение таможенной стоимости товаров, неполная уплата таможенных платежей. Используется недоставление товара к месту таможенного назначения, применяется ложный транзит: в таможенной декларации указывается, что товар транспортируется через Россию в другие государства, но в действительности он остается внутри страны. Розничные торговцы, наряду с сокрытием товарооборота, используют завышение издержек за счет применения фиктивных накладных.
В сфере оптовой торговли господствующее положение на внутреннем незаконном алкогольном рынке занимают юридически неоформленные ассоциации и корпорации, в состав которых входят крупные оптовые организации и производители. Посредством использования подставных организаций, сложной системы взаиморасчетов создаются условия для умышленного нарушения налогового законодательства.
В связи с ужесточением контроля за производством и реализацией алкогольной продукции оптовики стремятся производить закупку ликероводочной продукции у производителей из других регионов, так как при этом появляется возможность предоставления в налоговые органы практически не поддающихся проверке сведений о количестве и стоимости данной продукции. Многие организации реализуют алкогольную продукцию за наличный расчет без отражения этого в бухгалтерской отчетности. Оптовая торговля производится без наличия всех необходимых документов.
Нарушения налогового законодательства в сфере реализации различных сортов вин и пива также приобрели массовый характер. Исследования показывают, что в течение 2000 г. резко увеличилась доля фальсификата в сфере оборота шампанских вин: если в 1999 г. незаконное происхождение имела каждая вторая бутылка шампанского, находившаяся в сфере розничной торговли, то уже в первом полугодии 2000 г. «палеными» были три бутылки из четырех. Сравнение объемов производства и розничной реализации шампанского (с учетом объема ввоза и вывоза продукции, а также внешнеэкономической деятельности) показывает, что около 5,4 млн. дал продукции (71% от общего объема розничной торговли шампанским) имеют неустановленное, очевидно — незаконное происхождение. Наибольшее количество этой продукции приходится на Центральный и Южный федеральные округа.
Неблагоприятной остается обстановка и в торговле коньячными изделиями. Сравнительный анализ объемов производства на территории страны показал, что при объеме 1,7 млн. дал реализованного в розницу коньяка 937 тыс. дал (53%) из него составила продукция, имеющая неустановленное происхождение.
Наиболее характерными способами уклонения от налогообложения для сферы производства и оборота шампанских вин и коньяка являются такие, как осуществление производства и реализации без соответствующей лицензии; производство и перевозка продукции, не соответствующей техническим условиям выпуска; незаконное производство и реализация; занижение объемов поставки и объемов реализации.
Исследования показывают, что производство, хранение и реализация этилового спирта и алкогольной продукции являются наиболее криминализированными сферами хозяйственной деятельности. Для данной отрасли характерны следующие основные виды преступлений и правонарушений: реализация алкогольной и спиртосодержащей продукции организациями без лицензий; незаконное использование льготы по акцизу и налогу на добавленную стоимость; использование возвратных и купажных схем; использование фальшивых специальных, акцизных и региональных марок, реализация немаркированной алкогольной продукции; кустарное изготовление и реализация алкогольной продукции (по данным МВД РФ, рост самогоноварения в ряде регионов возрос на 60%). Кроме того, предприятиями оптовой торговли стали использоваться фальсифицированные разрешения МНС РФ на учреждение акцизного склада при приобретении алкогольной продукции у производителя либо у другого акцизного склада. Таким путем в нелегальный оборот вводится продукция, акциз которой уплачен только наполовину. Акцизные склады используют поддельные региональные марки для маркировки алкогольной продукции.
Следственная практика показывает, что в последнее время налогоплательщиками стали использоваться такие сложные схемы ухода от уплаты налоговых платежей, как использование фиктивных фирм на этапе закупки сырья (для завышения затратной части) и на этапе реализации готовой продукции (для сокрытия истинных объемов производства и отпускной цены), неотражение выручки предприятием путем оплаты покупателями готовой продукции железнодорожных тарифов и сырья.
При проверках торговых точек отмечаются случаи нарушения использования контрольно-кассовых машин, невыдачи чеков, отсутствия маркировки, учетных и финансовых документов, необходимых сертификатов, продажи продукции по ценам, ниже предельно допустимых.
Продавцы, оформляя закупку алкогольной продукции по завышенным ценам, используют подложные документы с реквизитами несуществующих, как правило — московских фирм. После транспортировки и сбыта товара вся документация уничтожается, что затрудняет процесс фиксирования такого вида налоговых правонарушений. В связи с этим латентность данной категории преступлений находится в прямой зависимости от степени изощренности применяемых способов, схем и механизмов уклонения от налогообложения. Практика показывает, что часто для уклонения от налогов используются расчеты с покупателями наличными денежными средствами или через личные счета физических лиц. Продукция отпускается по цене, которая в 1,5—2 раза ниже предельно допустимой, при этом в накладных указывается «нормальная» цена (не ниже предельно допустимой) или же накладные вовсе не оформляются. Покупателям выдаются подложные сертификаты качества. Документы выписываются от имени несуществующих фирм и заверяются поддельными печатями. Практикуется также и такой способ, когда по бухучету сделки не отражаются или отражаются частично. Однако практически всегда ведется двойная бухгалтерия, черновые записи с указанием покупателей, дат и сумм сделок. Такие незаконно работающие фирмы, как правило, имеют хорошо налаженные связи с поставщиками алкогольной продукции и спирта, находящимися как на территории России, так и в сопредельных государствах. У хорошо организованных криминальных фирм имеются своя сеть сбыта, подпольные цеха по производству. На всех этапах широко используются фальсификация документов и подставные фирмы. Крупномасштабное уклонение от налогообложения происходит во всех звеньях этой цепи. Различными являются только приемы сокрытия доходов. Кроме того, стали принимать системный характер нарушения, связанные с продажей алкогольной продукции без документов, содержащих сведения об изготовителе, поставщике или продавце, на предприятиях торговли и гражданами, зарегистрированными в качестве предпринимателей.
Сверхприбыльным и особо криминальным становится псевдоэкспорт алкогольной продукции. Системный характер носит практика использования экспортных льгот для ухода от налогообложения при поставке спирта или алкогольной продукции за рубеж. Оформленные таким образом спирт или алкогольная продукция границу не пересекают, а идут на изготовление ликероводочной продукции или на реализацию внутри страны. При этом основные документальные махинации по псевдоэкспорту совершаются на этапе таможенного оформления. Процедура ухода от налогообложения, как правило, заключается в следующем. Спирт или ликероводочная продукция оформляется на экспорт и, поскольку экспортная продукция не облагается НДС и акцизом, предприятие освобождается от их уплаты. После таможенного оформления товар за границу не вывозится (или вывозится частично), а затем реализуется на территории нескольких областей страны. Таким образом, бюджет не получает значительных сумм.
В силу высокой инвестиционной привлекательности вокруг предприятий — производителей этилового спирта и алкогольной продукции сформировалась сеть посреднических фирм. Используя бартерные формы сделок, систему взаимозачетов, фирмы-посредники скрывают большую часть получаемых доходов, что создает целую систему сокрытия доходов от налогообложения на всем пути от производителя до потребителя. Основными нарушениями, выявляемыми на спиртзаводах, являются незаконное списание сырья и материалов для производства спирта, неотражение в бухгалтерских документах выручки от реализации этилового спирта, полученной по договорам переуступки долга, бартерных сделок и других безденежных расчетов.
Получил распространение и такой теневой алкогольный бизнес, как использование спиртосодержащих жидкостей при незаконном производстве алкогольной продукции. Основным сырьем, используемым для изготовления алкогольного фальсификата, являются различного рода непищевые спиртосодержащие жидкости, поставляемые гидролизными заводами. По оценкам специалистов, общий объем таких поставок составляет порядка 50—70% от поступлений пищевого спирта для заводов-производителей алкогольной продукции ряда регионов России. Как показывает практика, большинство фирм, занимающихся подобного рода деятельностью, находятся под контролем преступных группировок — устойчивых межрегиональных формирований, обладающих большими финансовыми ресурсами.

Правоприменительная практика по выявлению, предупреждению и пресечению налоговых и иных экономических преступлений и правонарушений в сфере оборота табачных изделий показывает, что обстановка в данной сфере экономической деятельности за последние годы претерпела кардинальные изменения. Либерализация цен, переход на рыночную экономику в начале 1990-х годов оказали негативное влияние на отрасль: нарушились налаженные хозяйственные связи табачных фабрик, упало производство сигарет и папирос, с рынка ушла часть экспортеров как готовых табачных изделий (Болгария, Куба), так и производителей табака (Молдавия, Грузия). Однако рыночные механизмы и прежде всего — повышенный потребительский спрос на табачные изделия, высокий процент прибыли от их реализации вызвали активное заполнение этой доходной ниши экономики. Табачное производство не только вышло из кризиса, но и показало высокие темпы роста экономической активности. Более того, в настоящее время в рассматриваемой сфере производства отмечается кризис перепроизводства: практически все крупные производители табачной продукции работают на импортном сырье.
Основным моментом, повлиявшим на ситуацию на табачном рынке, стало осуществление лицензирования деятельности производителей и оптовых торгующих организаций. В результате этого мероприятия на рынке осталось 76 табачных фабрик, не менее половины которых находятся в слабом финансовом положении. При этом существенная часть фабрик уже принадлежит международным компаниям, которые на сегодняшний день контролируют более 90% столичного и более 60% регионального табачного рынка страны. Именно эти фабрики неуклонно наращивают производство, а мелкие, региональные, наоборот, вынуждены его сокращать. Наблюдается тенденция увеличения потребления сигарет в России, что составляет в настоящее время около 270 млрд. штук в год.
Если в высокоразвитых странах число потребителей табачных изделий из года в год сокращается, поскольку там ведется активная борьба за здоровый образ жизни, не совместимый с курением, вводятся различного рода ограничения, связанные с курением табака, то в России рынок потребления табачных изделий из года в год расширяется, число курильщиков увеличивается (по данным Минздрава РФ, в России курит около 40% населения), законодательные ограничения, связанные с курением, несущественны, пропаганда здорового образа жизни малоэффективна. Вследствие этого российский рынок табачных изделий считается развивающимся и перспективным.
Однако исследования показывают, что увеличения бюджетных поступлений от оборота табачной продукции за последние годы не наблюдается. Анализ криминогенной ситуации в сфере оборота табачных изделий свидетельствует о росте налоговых и иных, сопутствующих им, экономических правонарушений и преступлений, об увеличении числа фактов уклонения от уплаты акцизных и других налоговых платежей в бюджеты всех уровней.
Для правонарушений в сфере оборота табака и табачных изделий характерны массовые подделки популярных отечественных и зарубежных табачных марок, сертификатов соответствия, информации о стране происхождения товара. Остро стоит проблема контроля качества ввозимой и изготавливаемой продукции. Велика доля торговли без контрольно-кассовых машин и без надлежащего контроля товарооборота. По этим причинам учеты ряда федеральных и местных органов власти не отражают истинных объемов доходов, которые более высоки, чем указываются при начислении налогов.
В последние годы отечественный табачный рынок является объектом повышенного внимания криминальных структур. По данным российской ассоциации «Табакпром», повышение цены на каждую пачку сигарет на1—2 рубля приводит к получению прибыли, в масштабах России эквивалентной 1,5 млрд. долларов США. И именно это обстоятельство учитывается многими криминальными группировками, устремившимися в табачный сектор. Высокие прибыли обеспечиваются массовыми нарушениями налогового и таможенного законодательства в условиях отсутствия должной системы государственного контроля за оборотом и качеством продукции.
Практика расследования уголовных дел и проводимых проверочных мероприятий показывает, что значительное количество нарушений приходится на розничную торговлю. Наиболее характерными преступлениями являются: нарушение условий лицензирования; отсутствие или использование фиктивных сертификатов соответствия, акцизных марок; отгрузка на заводах-производителях региональным дилерам продукции со старыми акцизными марками (с оформлением документов, в которых занижена цена закупки или объем); отсутствие документов, подтверждающих легальность табачной продукции; сокрытие выручки путем неотражения ее в полном объеме в бухгалтерских документах; занижение налогооблагаемой базы при реализации табачных изделий; несоответствие серии марок акцизного сбора табачной продукции и серии на грузовой таможенной декларации.
В процессе реализации готовой табачной продукции имеют место быть и такие нарушения, как осуществление оптовой торговли табачными изделиями с нарушением условий лицензирования; реализация изделий, маркированных специальными марками и марками акцизного сбора неустановленных образцов; реализация без документов, содержащих сведения об изготовителе или продавце товара. В большинстве случаев продавцами допускается одновременно несколько нарушений, направленных на сокрытие доходов и на осуществление незаконной предпринимательской деятельности. Крупные оптовики реализуют продукцию через сеть мелкооптовых фирм и частично — через розничные торговые точки. Основной доход от продажи крупнооптовых партий сигарет получают фирмы, которые не зарегистрированы по месту фактической деятельности как субъекты предпринимательской деятельности.
Главным фактором теневого оборота является давление на добросовестных производителей и продавцов, способствующее сокращению объемов легального производства и легальных продаж из-за образования ценового диспаритета. В настоящее время ряд крупных производителей выступает за методику расщепления акциза, аналогичную принятой для алкогольной продукции.
Объем теневого оборота, по разным данным, оценивается в 20—45% от всего объема продаж табака. Правоприменительная практика по выявлению, пресечению и предупреждению налоговых и иных экономических преступлений в сфере оборота табачной продукции свидетельствует о наличии нормативно-правовых и организационных проблем, существенно влияющих на деятельность правоохранительных и контролирующих органов. Существующие нормативно-правовые акты не позволяют эффективно бороться с незаконным оборотом и производством табачной продукции.



ОГЛАВЛЕНИЕ