<< Пред. стр.

стр. 15
(общее количество: 36)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>


МТП, этот своеобразный капиталистический интернационал, было
сформировано не сразу. Известно, что всё началось со встречи между
крупными американскими и английскими бизнесменами и политиками в 1919
году, сразу же по окончании Первой Мировой войны. Они были напуганы
прежде всего тем, что в России произошла революция, которая грозила
перекинуться на другие страны мира. В 1939 году Гитлер начал Вторую
Мировую войну. Он бросил вызов мировому тайному правительству, задумав
перекроить мир по-германски. В 1954 году МТП окончательно оформило свою
структуру: на свет появилась ключевая организация – Бильдербергская Группа.

«Затем в 1972-73 годах Дэвидом Рокфеллером (членом Совета и
Бильдербергской группы) и Збигневом Бжезинским была создана Трёхсторонняя
комиссия. Её задачей была координация всемирного контроля со стороны Европы,
Соединённых Штатов и Японии». 2

Боб Фрисселл пишет, что:

«В её состав входят самые влиятельные политики, банкиры, промышленники,
военные и представители средств массовой информации». 3

1
Боб Фрисселл. В этой книге есть немного правды … Официальное дополнение к «В этой книге
нет ни слова правды, но именно так всё и происходит». Перев. С англ. – К.: «София», Ltd., 2000.
– 208 с.;
2
Там же.
3
Боб Фрисселл. В этой книге есть немного правды … Официальное дополнение к «В этой
книге нет ни слова правды, но именно так всё и происходит». Перев. С англ. – К.: «София», Ltd.,
2000. – 208 с.


109
Образование МТП явилось закономерным этапом в процессе
монополизации капиталистического хозяйства, отражающим общую тенденцию
к интеграции. Изначально возникнув как англо-американский альянс, МТП со
временем приобрела черты действительно мирового объединения: его можно
рассматривать как интернациональную и интеротраслевую монополию самого
высокого уровня. МТП объединяет и контролирует такие официальные
международные структуры, как всемирный банк, всемирная торговая
организация (ВТО), международный валютный фонд (МВФ), европейское
экономическое сообщество (ЕЭС), европейский банк реконструкции и развития
(ЕББР), северо-атлантическую военную организацию (НАТО) и многие другие
организации, которые служат всего лишь внешними проводниками политики
МТП. Интересно, что с 1921 года каждый американский президент был членом
мирового тайного правительства. Исключение составлял лишь Кеннеди. Он
вошёл в конфликт с этой могущественной организацией; конфликтующие
стороны не смогли договориться, и Кеннеди был убит. Долгое время на пути
тайного правительства к мировому господству стояли СССР и его союзники.
Однако после 1991 это препятствие было устранено. Одной из целью
предоставления больших внешних займов России в 90-е годы XX в. со стороны
МВФ было поставить внешнюю и внутреннюю политику нашего государства
под контроль мирового тайного правительства, ибо кто платит, тот и заказывает
музыку.
Наивно было бы полагать, что МТП – это сборище кровожадных
монстров. Конечно же, это не так. Эти люди в большинстве своём очень умны и
воспитаны. В их руках колоссальные денежные ресурсы и власть. Аль Капоне и
Мейер Лански по сравнению с ними выглядят как уличная шпана. МТП хочет
сделать всё остальное человечество счастливым. Но на свой манер. Если вы
хотите узнать как, прочитайте «Легенду о великом инквизиторе» из романа
Ф. М. Достоевского «Братья Карамазовы». Более того, в мировом тайном
правительстве много мечтателей. Они мечтают о том, чтобы мир стал более
предсказуем. Чтобы бизнес-элита этого мира не потеряла своих позиций. Они за
мир во всём мире. Но за такой мир, который был бы создан по европейскому и
американскому бизнес-плану. В течение тысячелетий человечество воевало друг
с другом, создавались и разрушались великие империи, стремившиеся к
мировому господству. МТП же осознало следующую простую истину: мир
может быть завоёван бескровным путём – с помощью денег. Несмотря на всё
это, в мировом тайном правительстве существуют группировки, интересы
которых противоположны: например производители и потребители
минеральных ресурсов. Кроме того, существует огромное количество
организаций, напрямую не связанных с МТП. Например, ОПЕК – организация
стран-экспортёров нефти. Многие страны проводят собственную, независимую
от МТП политику, среди них я могу указать на Индию и Китай. И всё же, если
на мировой арене ты представляешь более-менее серьёзную величину, то ты так
или иначе «выйдешь» на мировое тайное правительство. И будешь вынужден с
ним договариваться. Выше я сказал, что МТП выступает за мир во всём мире.
Однако если более тщательно разбираться в этом вопросе, то окажется, что это
не совсем так. Дело в том, что одна из самых сильных группировок внутри МТП
– это производители вооружений. Они заинтересованы в том, чтобы их
продукцию покупали. Вот и выходит, что с одной стороны, МТП стремится к



110
миру, а с другой … Вообще говоря, о деятельности МТП можно написать целую
книгу.
Вы можете возмутиться: «Ничего себе! Оказывается, нами правят
денежные тузы»! А вы как думали, уважаемый читатель? Чем мы занимаемся с
утра до ночи? Правильно. Зарабатываем деньги. А что они нам дают? Власть,
престиж, комфорт. – Есть люди, у которых этих денег очень много. Совершенно
естественно, что они объединяются для того, чтобы не потерять эти самые
власть, престиж и комфорт.
На самом деле рассматриваемый вопрос более серьёзен. Мы можем
поставить его таким образом: «Кто нами правит»? Платон в своём сочинении
«Государство» утверждал, что государства процветали бы, если бы философы
были властителями или если бы властители были философами; воины, по мысли
великого афинянина, должны охранять государство, а простые граждане –
преумножать его богатства своим трудом. История человечества складывалась
таким образом, что людьми по большей части правили воины (аристократы,
произошедшие из воинов). Философ у власти представлял собой исключение в
череде аристократов (вспомним хотя бы Марка Аврелия 1). Так было вплоть до
XVII – XVIII вв., когда к власти постепенно стали приходить представители
третьего сословия. Их приход к власти облегчался тем, что аристократы очень
любили воевать между собой. А в этих войнах очень много благородных людей
гибло: ярчайшие примеры – это война Алой и Белой розы в Англии (1455 – 1485
гг.) и религиозные войны во Франции (1559 – 1594 гг.).
Понимаете, представитель третьего сословия у власти – это самый
наихудший вариант (здесь я высказываю своё личное мнение). Владимир Ильич
Ленин сильно ошибался, говоря о том, что и кухарку можно научить управлять
государством. Нет, дорогой читатель, нельзя. Управлять себе подобными – это
величайшая наука, или, если хотите, величайшее искусство, доступное только
тем людям, которые находятся на очень высокой ступени духовного развития.
Вот почему государством должны управлять философы, а не воины, и, тем
более, не ремесленники или торговцы. Любопытно, что в древней Индии
номинально правила варна кшатриев, однако обладателем высшего авторитета в
области управления признавалась варна браминов. В настоящее же время нами
правят, увы, вайшьи 2.
Если вернуться к рынку ценных бумаг, то мы можем констатировать
следующее. В мире существует ограниченный круг самых богатых людей,
которые образуют мировое тайное правительство. Оно стремиться удержать и
упрочить свою власть. Обладая колоссальными финансовыми ресурсами, эти
люди, помимо всего прочего, контролируют рынок ценных бумаг.

Первичный рынок – это механизм перераспределения власти как
между членами мирового тайного правительства, так и между
финансово-промышленными кланами, от него зависящими.
Первичный рынок ценных бумаг управляется в интересах МТП. Мелкие
акционеры не оказывают на ход дел абсолютно никакого влияния. Даже

1
М а р к А в р е л и й – римский император (161-180);
2
В древней Индии все люди делились на четыре варны: б р а м и н ы (священнослужители и
знатоки Вед), к ш а т р и и (воины и администраторы), в а й ш ь и (торговцы) и ш у д р ы
(крестьяне и ремесленники);


111
«де юре» пребывая на руках у мелкого акционера, акция «де факто» остаётся
собственностью МТП. Мелкий инвестор – это просто участник «массовки»,
которая проходит по заранее разработанному сценарию. Он вкладывает свои
деньги в предприятия, которые, в конечном итоге, принадлежат МТП.


16.4 Вторичный рынок акций
На вторичном рынке акций можно заработать кучу денег. Возьмём, к
примеру, Америку. Давайте посмотрим на рис. 363. На нём мы видим динамику
фондовых индексов DJIA и NASDAQ-100 1. Средний темп роста индекса DJIA
составил приблизительно 37% годовых, а NASDAQ-100 – 150% годовых, и это
без учёта возможности краткосрочных спекуляций! Вы можете спросить: «Как
же это так? Ведь эта величина значительно превышает норму ссудного
процента»! Да, это так. Инвесторы будут переводить на рынок акций средства с
других рынков.

Dow Jones Industrial Average NASDAQ-100
12500 5000
10000 4000
7500 3000
5000 2000
2500 1000
86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 95 96 97 98 99 00


Рис. 363 Динамика индексов DJIA и NASDAQ-100

Начнётся масштабная интервенция. Рынок будет расти потому, что
игроки будут покупать. А игроки будут покупать, потому что рынок будет
расти. В результате такой реактивации курс акций улетит в солнечное лето 2.
Диалектика развития фондового рынка приводит нас к отрицанию цены как
показателя (конечно только с философской точки зрения). Цена в фазе «Янь» –
фантом. Потому что она так стремительно меняется, что теряет всякий смысл
как рыночный показатель.
Расширение клиентской базы американского рынка в 90-е годы XX в.
вследствие масштабных покупок на восходящем тренде привело к тому, что к
1999 г. около половины американских домохозяйств (78.7 млн.) владели
акциями. Ведущие специалисты по анализу фондового рынка в один голос
утверждают, что огромный приток капитала внёс свой вклад в силу бычьего
рынка в 90-е годы. Так, например, известный игрок и аналитик Эрик Найман в
своей книге «Трейдер-Инвестор» пишет:

«Значительная часть доходов населения пошла на покупку акций,
рассматриваемых многими частными инвесторами как высокодоходный и
сравнительно надёжный объект накопления» 3.


1
Найман Э. Л. Трейдер-инвестор. – Киев: ВИРА-Р, 2000. – 640 с.;
2
У л е т е т ь в с о л н е ч н о е л е т о – это крылатое выражение означает ситуацию, когда
цена совершает значительный рывок вверх.
3
Найман Э. Л. Трейдер-Инвестор. – Киев: ВИРА-Р, 2000. – 640 с.;


112
Обратите внимание, что частные инвесторы смотрят на акцию как на
сравнительно надёжный (!) объект накопления (!). Банки выдают ссуды под
залог акций! Кажется, ещё немного, и мы подойдём к феномену МММ. Однако
задолго до эксперимента Мавроди западный мир пережил нечто похожее, но в
гораздо более крупных масштабах. Я хочу познакомить вас, уважаемый
читатель, с моим другом, Джоном Лоу, и рассказать историю его взлёта и
падения 1.

Пример: Пирамида Джона Лоу
Джон Лоу, шотландец по происхождению родился в Эдинбурге в 1671 году в
семье банкира и ювелира. Отец Джона Лоу принадлежал к старинной дворянской
фамилии. На доходы от своего ремесла он купил несколько земельных угодий. Их то и
унаследовал молодой Лоу, отправившийся в 1688 году в Лондон на поиски
приключений. Чарльз Маккей пишет, что юный шотландец « … был приятной
наружности, тщеславен, довольно богат и абсолютно неуправляем». Он пользовался
успехом у женщин, и всё свободное от общения с дамами время посвящал карточной
игре, в которой прослыл виртуозом, чем вызвал зависть многих своих товарищей.
Через девять лет он стал законченным игроком. Однако вскоре Фортуна отвернулась от
Джона Лоу: за долги пришлось продать отцовское поместье, а в довершение несчастий
он застрелил на дуэли некоего господина Уилсона (как вы сами понимаете, дуэль
произошла из за дамы). Лоу привлекли к суду, однако, он бежал из-под стражи. В
течение девятнадцати лет он исколесил всю Европу, отметившись во всех игорных
домах Старого Света и заведя много полезных знакомств.
В 1716 году регент 2 Франции герцог Орлеанский издал указ, который разрешил
Джону Лоу, имевшему к тому времени репутацию искусного финансиста, учредить
банк, банкноты которого должны были бы приниматься при уплате налогов. Уставной
капитал устанавливался в размере шести миллионов ливров и был разделён на
двенадцать тысяч акций по пятьсот ливров каждая, одна четверть которых могла быть
куплена за металлические деньги, а остальные – за так называемые billets d’etat 3. Идея
Лоу состояла в том, чтобы оживить экономику Франции за счёт выпуска бумажных
банкнот, так как металлические деньги благодаря неразумной политике правительства
стремительно обесценивались. Финансовое положение государства было в то время
катастрофическим 4. Государственный долг составлял 3 миллиарда ливров,
среднегодовые доходы бюджета – 145 миллионов, а расходы – 142 миллиона. Лоу был
призван спасти государство от полного банкротства.
Поначалу дела у новоиспечённого банкира пошли хорошо, и, окрылённый
успехом, он предложил регенту новую идею. Была основана компания, имевшая
исключительные привилегии на колониальную торговлю, а также на разработку
месторождений драгоценных металлов в Луизиане, бывшей в то время французской
колонией. Уставный фонд этого предприятия составил уже 100 миллионов ливров (200
тысяч акций номиналом в 500 ливров). Банк и новая компания (своеобразный

1
По материалам книги: Маккей Чарльз. Наиболее распространённые заблуждения и безумства
толпы: Пер. с англ. – М.: Издательский дом «Альпина», 1998. – 333 с.;
2
Р е г е н т – лицо, временно исполняющее обязанности монарха в связи с малолетством
последнего;
3
B i l l e t s d’e t a t – государственные облигации Франции;
4
Заслуживает внимание то обстоятельство, что одной из причин Великой французской
революции было тяжелейшее состояние государственных финансов. Люди, хорошо знакомые с
историей Франции, знают, что бюджетные проблемы были своего рода хронической болезнью
этой страны. Первые симптомы этой болезни проявились в начале XIV в. при Филиппе IV, а
апогея они достигали в годы Столетней войны (1337 – 1453 гг.), религиозных войн (1559 –
1594 гг.) и правления Людовика XIV (1643 – 1715). Феодальная Франция так и не справилась с
этими проблемами.


113
финансово-промышленный холдинг) получили монополию на продажу табака,
исключительное право на добычу золота и серебра, и, в конце концов, банк Джона Лоу
был преобразован в Королевский банк. Это был большой успех. Рыночная цена
банкнот королевского банка и акций миссисипской компании росла как на дрожжах.
Люди поверили шотландскому банкиру. Нацию охватила безумная спекуляция: курс
пятисотливровых акций подскочил до 20 тысяч!
В этот момент, когда, казалось бы, всё идёт хорошо, в дело вмешался герцог
Орлеанский. В дополнение к старым были выпущены новые бумаги на сумму 1 млрд.
ливров. Это вызвало озабоченность в правительстве и парламенте 1, однако регент всё
уладил. В начале 1719 года миссисипская компания произвела ещё одну
дополнительную эмиссию 50 000 акций на общую сумму 25 миллионов. Лоу обещал на
каждую акцию номиналом 500 ливров годовой дивиденд в размере 200 ливров! – На
новый транш было подано триста тысяч заявок.
Улица Куинкампуа в Париже, где располагался офис великого комбинатора,
превратилась в стихийный рынок. В приёмной банкира толпился цвет французской
аристократии. Интерес к бумагам миссисипской компании был так велик, что всерьёз
обсуждался вопрос о выпуске дополнительного транша в 300 тысяч акций номиналом
5 тысяч на общую сумму в 1.5 миллиарда ливров! – В случае его удачного размещения
регент получал реальную возможность погасить половину государственного долга.
Чем выше был курс акций миссисипской компании, тем больше печатали
банкнот Королевского банка. Образовалась пирамида: дивиденды по ранее
выпущенным акциям платили за счёт средств от продажи новых траншей акций и
новых траншей банковских билетов. Эта система не могла действовать бесконечно:
ведь денег то в государстве было ограниченное количество! Однако герцог
Орлеанский, похоже, не понимал этого обстоятельства. А Джон Лоу то ли закрыл на
это глаза, притворившись, что всё идёт хорошо, то ли сознательно продолжал
проводить пагубную политику: у историков на этот счёт существует несколько мнений.
Но, так или иначе, конец был близок.
Первый тревожный звонок прозвучал в начале 1720 года, когда принц де Конти
потребовал обменять свой запас банкнот на металлические деньги. Регенту, правда,
удалось отговорить своего родственника от этого дела, однако некоторые крупные
спекулянты стали продавать бумаги и выводить полученные от этой операции деньги
за пределы Франции (началась эвакуация крупного капитала). Так, например, по
словам Чарльза Маккея, известный в то время игрок, мсье Вермале « … скопил золотые
и серебряные монеты на сумму почти в миллион ливров, которые он сложил в
крестьянскую телегу и накрыл сеном и коровьим навозом. Затем он переоделся в
грязный крестьянский холщовый халат, или рабочую блузу, и в безопасности вывез
свой драгоценный груз в Бельгию, где вскоре нашёл способ переправить его в
Амстердам». Дефицит металлических денег на рынке стал столь ощутимым, что в
феврале 1720 года герцог Орлеанский специальным указом запретил частным лицам
под угрозой штрафа и конфискации имущества иметь в своём распоряжении сумму,
превышающую 500 ливров. Но это мероприятие вместо укрепления курса бумажных
денег и акций миссисипской компании, нанесло им смертельный удар. Люди
почувствовали, что ценных бумаг на рынке много, а денег мало (образовался
искусственный дефицит денег). Этому способствовало ещё и то обстоятельство, что с
начала февраля до конца мая было дополнительно напечатано банкнот на сумму в 1.5
миллиарда ливров. Было подсчитано, что всего в обращении находится банкнот на
общую сумму 2.6 миллиарда ливров, в то время как суммарное достоинство всех монет
в стране не превышало и половины этой суммы. 27 мая Королевский банк
приостановил платежи в металлических деньгах. Когда Джон Лоу ехал в карете с
очередного совещания в правительстве к себе домой, толпа чуть не растерзала его.
Регент послал ему для охраны отряд швейцарских гвардейцев.


1
П а р л а м е н т – во Франции высший орган судебной власти.


114
В конце концов, после нескольких месяцев неразберихи, финансовая пирамида
Джона Лоу и герцога Орлеанского рухнула. Огромное количество инвесторов
обанкротилось. Королевский банк объявил дефолт; реальных доходов миссисипской
компании оказалось недостаточно, чтобы поддержать искусственно раздутый курс
акций, и он упал практически до нуля.
Регент, чья роль в организации описанного нами предприятия была весьма и
весьма велика, скоропостижно скончался в 1723 году. Джону Лоу удалось покинуть
пределы Франции, имея в активе один единственный бриллиант, стоимостью
приблизительно в 125 тысяч ливров. Справедливости ради надо сказать, что все свои
доходы Лоу вложил в земельные угодья, которые после его отъезда были
конфискованы. Великий финансист умер в Венеции, в 1729 году, в крайней нужде. В
заключение привожу эпитафию на его могиле:

“Ci git cet Ecossais celebre,
Ce calculateur sans egal,
Qui, pat les regles de l’algebre,
A mis la France a l’hospital.” 1

Даже беглого анализа этой истории достаточно для того, чтобы понять,
что Джона Лоу и его высокопоставленного покровителя подвела иллюзия того,
что эмиссия бумажных денег и ценных бумаг сама по себе способна улучшить
экономическое и финансовое положение государства. Это, конечно же, не так:
деньги должны работать. А в нашем примере они так и не заработали. Да, на
привлечённые деньги был построен Новый Орлеан. Да, на некоторое время во
Франции оживилась торговля. Но всего этого было явно недостаточно, чтобы
погасить огромные обязательства по бумажным деньгам. Выплаты по старым
траншам финансировались за счёт новых. Эта порочная практика, в конце
концов, похоронила с таким трудом выстроенную пирамиду. А масштабная
эвакуация металлических денег в масштабах всей страны поставила точку на
неудачном эксперименте. Любопытно, что примерно в то же время Англия
переболела лихорадкой спекуляции на акциях «Южных морей». В результате
Запад выработал стойкий иммунитет к подобного рода предприятиям. В то же
время эксперимент Лоу показал, что финансы сами по себе являются тем
рычагом, приложившись к которому, можно дать экономике мощный импульс.
Кстати говоря, с моей точки зрения, нельзя винить во всём предприимчивого
шотландца. Сам Лоу неоднократно высказывался, что банкир, занимающийся
эмиссией необеспеченных банкнот, подлежит расстрелу. Он прекрасно
понимал, к чему может привести неконтролируемая эмиссия. Скорее всего, Лоу
действовал под нажимом регента: в тщательно разработанный план вмешалась
человеческая алчность и некомпетентность.
Конечно же, проводить параллели между американским фондовым
рынком и пирамидой Лоу некорректно. Однако настораживает одно
обстоятельство: рынок акций растёт только на новых деньгах; он является
пирамидой по своей сути. Тут есть над чем задуматься.
Вы можете спросить: «А что было на американском рынке акций после
2000 года»? Американский рынок поджидали не столь плачевные, но зато не
менее драматичные события (см. рис. 364): 2

1
Здесь погребён шотландец известный / По мастерству расчёта беспрецендентный / При
помощи алгебры он правил / И Францию в больницу всю отправил (Перевод с французского
Т. М. Ильиной).
2
Графики на рис. 364 – 366 взяты с сайта www.askresearch.com.


115
Рис. 364 Динамика индекса Доу-Джонса за четыре года (конец 1998 – конец 2002 гг.)

Достигнув в январе 2000 г. максимума на уровне 11 500, индекс долгое
время двигался в достаточно широком нисходящем коридоре. После терактов
11 сентября он резко упал до 8 300 (на графике это падение отмечено овалом).
Как вы сами понимаете, на рынке началась широкомасштабная ЭКК. Спустя
некоторое время индекс вернулся на прежние позиции, однако он там не
удержался, и снова упал, на этот раз до отметки 7 500. На рынке акций
высокотехнологичных компании ситуация развивалась ещё более интересно
(см. рис. 365):




Рис. 365 Динамика индекса НАЗДАК-100 за пять лет (конец 1997 – конец 2002 гг.)

Масштабный рост сектора “high-tech” в марте-апреле 2000 г. сменился
резким падением, которое после небольшого перерыва снова возобновилось в
сентябре-октябре. Вот что писала 12.10.2000 г. по этому поводу газета
«Коммерсантъ» в статье «НАЗДАК вошёл в пике»:



116
«Состояние рынка ужасное, – посетовал агентству Reuters аналитик Westfalia
Investments Питер Кардильо (Peter Cardillo). – Уже неважно, хорошие или плохие
новости поступают, – рынок на всё реагирует скептически. Скорее мы угробим все
свои деньги, чем развернём его обратно».
А плохих новостей в последнее время хватает. Прибыли корпораций
снижаются. Аналитики винят в этом кого угодно: высокие цены на энергоресурсы,
сокращение потребления в Европе и даже плохую погоду, но факт остаётся фактом:
экономика США входит в стадию стагнации. Лидеры падения – акции
высокотехнологичных компаний. Видя головокружительный рост прибылей этих
компаний в начале года, американцы вложили в них огромные деньги. В результате
темп роста цен на акции в десятки раз превышал темп роста самих прибылей.
И когда компании объявили о снижении доходов, стоимость их акций упала в

<< Пред. стр.

стр. 15
(общее количество: 36)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>