<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 4)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Весовская Луна прекрасно понимает, что купить здоровье нельзя, поскольку оно во многом является результатом деятельных, сбалансированных и точных усилий, в первую очередь относящихся к физическому телу, но направленных на эфирное: правильного питания, систематических физических упражнений, регулярного образа жизни и т. д., и в этом всем она интуитивно прекрасно разбирается, становясь при некотором прилежании хорошим специалистом по оздоровлению, не только отдельных людей, но и коллективов, или, скажем, экономики страны. Некоторым ее недостатком является подсознательная абсолютизация свойственного ей типа заботы, которая связана, в частности, с тем, что любую заботу о себе весовская Луна воспринимает во многом через изменение своего тонуса: адекватная забота вызывает у нее прилив жизненных сил, как будто она только что приехала с горного курорта, неадекватная — уныние во всем теле и острое желание спать. Весовской Луне важно научиться, во-первых, с уважением относиться к подобным физиологическим реакциям, понимая их скрытый смысл, а во-вторых, учитывать то обстоятельство, что другие люди могут быть устроены совсем не так, как она и иметь совсем по-другому акцентированные потребности в поддержке.
Комплексы весовской Луны очень своеобразны — это может быть, например, обида на судьбу (или жену) за недостаточно вкусную и питательную еду, или недостаточное время, проведенное в отпуске, на курорте и т. п.; кроме того, для лунных Весов очень важна правильная моторика, и часто, уделяя своим двигательным навыкам и умениям недостаточное внимание, они скованы и неуклюжи в движениях, что очень плохо сказывается на их здоровье, также вызывая подсознательный комплекс и психологически игры в браке типа: «Если бы не ты, я каждый день ходила бы в бассейн, а по воскресеньям — на танцы!»
Луна в Скорпионе
Жить с человеком надо так, чтобы прощаясь с тобой, он вздыхал не только от облегчения.
Это положение дает очень важный вид эмоциональной поддержки, идущей из биологических глубин человеческого существа, и массу проблем, связанных с ее нехваткой или низким качеством.
Лунному Скорпиону подсознательно кажется, что главное средство поддержки человека — это повышение его эмоциональной защищенности и глубинного астрального потенциала, что достигается в первую очередь биоэнергетическим бездействием.
К сожалению, в современной культуре понятие «здоровья» как высокого биоэнергетического потенциала практически отсутствует, по крайней мере вне узкоспециальных сфер типа спорта, и заменено неясным представлением об отсутствии болезней. Однако «болезнь» есть в большой степени ментальное и даже буддхиальное явление, а не только патологический эфирно-физический симптом, и лунный Скорпион может сделать много для смягчения последнего и непревращение его в полноценную социальную (то есть каузально-ментально-астральную) болезнь. Однако главное умение лунного Скорпиона — это все же не защита настроения человека от негативных биоэнергетических эффектов, а превращение самых малых эфирных радостей в основу для устойчивого эмоционального равновесия, когда, например, прогулка по лесу становится источником неиссякаемого добродушия по крайней мере на неделю.
С другой стороны, лунный Скорпион при плохой проработке и невнимании человека к его специфическим эффектам может создавать богатую, но катастрофически отравленную астральную почву, когда источником неиссякаемой злобности становятся любые биоэнергетические неприятности, от которых никто не застрахован: ушиб себе человек локоть (не говоря уже о том, чтобы, упаси Бог, заболел зуб) — он буквально шипит от негодования, и все вокруг виноваты, а уж если ненароком наступить ему на мозоль, то лучше сразу святых вынести, чтобы хоть перед ними не срамиться. Правда, и смягчить хотя бы на время нрав лунного Скорпиона не так уж сложно — чаще всего его настроение радикально улучшается в результате спокойного сна (и самопроизвольного пробуждения), хорошей баньки, через некоторое (нужное для переваривания) время после вкусной, но не слишком обременительной еды и т. п. При этом лунный Скорпион подсознательно убежден, что подобным образом можно подольститься к кому угодно, но здесь он заблуждается. Его комплекс — с ним плохо (биоэнергетически) обращаются, и поэтому у него нет сил на хорошее настроение.
Луна в Стрельце
Если у художника нет внутреннего мира, он изображает объективную реальность.
Вообще Луна показывает тип аудитории, публики, группы сопровождения. Стрельцовская Луна охотно послушает концерт песни, или, в другой ситуации, с энтузиазмом подпоет при исполнении гимна — школьного, трудового коллектива или государственного.
Помощь стрельцовская Луна понимает в первую очередь как поддержку определенного умонастроения, причем основным средством для этого считает правильно проведенную эмоциональную медитацию. Уважающий себя народный трибун просто-напросто обязан иметь Луну в Стрельце или хотя бы аспектом к нему, иначе доступ в общественное подсознание посредством пламенной речи на митинге ему будет затруднен.
Есть у лунного Стрельца и оборотная сторона медали, превращающая его в довольно мрачный тип ментально-озлобленного или резко-нигилистического по своим глубинным умственным основам человека. Так происходит, когда канал плохо осознан и проработан, и лунные энергии поддерживают в основном отрицательные плоды эмоциональных медитаций, делая ум в целом неприятным, охлажденным, настроенным в лучшем случае на едкую сатиру, а в худшем — на грубое поношение всего, с чем сталкивается.
Инстинкт лунного Стрельца говорит ему, что помогать людям (и даже организациям) нужно, удобряя их ментальную почву на основе улучшения их настроения, и ему очень трудно понять, что они (люди и организации) могут нуждаться в качественно иных видах поддержки, иногда никак не связанных ни с эмоциями, ни с образом мыслей. С другой стороны, любая помощь ему сказывается в положительном изменении его умонастроения или усилении ментального потенциала, в чем лунный Стрелец постоянно нуждается, но оказать сам себе необходимую помощь в полном объеме не в состоянии. С этим связан его подсознательный комплекс — неуверенность в своей способности ментального оформления вызревающих чувств, не важно, своих или чужих. Его мысли кажутся ему недостаточно глубокими и полновесными, оторванными от живой эмоциональной плоти бытия.
Луна в Козероге
В чем болезнь моего времени? Невроз материализма с атеистической симптоматикой.
Этот аспект дает в лучшем случае внутренне очень делового человека, а в худшем — совершенно нестерпимого зануду и хроническую палку в колеса движущегося экипажа.
Лунный Козерог поддерживает выводы, то есть плоды ментальных медитаций, помогая им превращаться в почву для будущей конкретной деятельности — внешней или внутренней. Например, если принято решение ехать, он начинает собираться в дорогу — и это можно делать по-разному, например, немедленно вынуть все необходимые (и не очень) для путешествия вещи и набросать их в середину комнаты, образовав внушительный холм, с которым совершенно непонятно, что делать дальше (типично для непроработанного квадрата Луны в Козероге к Солнцу в Овне). С другой стороны, лунный Козерог может поддерживать ментальную медитацию (обсуждение планов поездки) до того момента, пока не станет совершенно ясно, что именно нужно брать с собой, и упорядоченный и довольно ограниченный список необходимых предметов явится словно сам собой, в сопровождении специальных пометок, что и где нужно еще достать и как разместить (трин Луны в Козероге к Солнцу в Деве).
Недостаток (даже проработанного) аспекта заключается в том, что лунный Козерог слишком конкретен в своей концепции поддержки, и плохо представляет себе, что такое, например, эмоциональная или духовная поддержка. Разумеется, в той и другой он, как любой другой человек, время от времени нуждается, но она должна идти в понятной ему козерожьей форме, то есть как бы как помощь в принятии конкретных решений, и здесь его запросы могут быть превратно истолкованы, а сам он, получая, например, эмоциональную или эфирную помощь, может их просто не заметить, и постепенно заработать репутацию прагматичного ментального сухаря — при том, что его конструктивной поддержкой все будут при случае с удовольствием пользоваться. Здесь проблема та же, что и остальных лунных знаков: понять, что другие люди устроены порой совсем по-другому, и нуждаются (и в состоянии предложить) в качественно иных формах помощи. Комплекс лунного Козерога — сомнение в достаточности своих ментальных усилий для полноценной поддержки каузального потока, или, проще говоря, неуверенность в завтрашнем дне, боязнь слабости в не продуманных заранее непредсказуемых ситуациях.
Луна в Водолее
Читатель! Отделил ли ты себя от окружающего мира?
Сам по себе канал Водолея служит для того, чтобы растить буддхиальную почву на основе завершенных каузальных сюжетов, например, делать экзистенциальные выводы о своих ценностях на основе конкретного жизненного опыта. Луна помогает в этом, создавая пышную и обильную почву, — вопрос только об ее качестве. Соблазн водолейской Луны заключается в слишком далеко идущих «дешевых» обобщениях, когда на основе мелкого факта делается серьезный, часто мировоззренческий вывод, явно не выдерживающий критики, — но буддхиальные ценности на то и экзистенциальны, что ментальным анализом их не проймешь и не подвинешь. Однако и они бывают бутафорскими, но это осознается человеком, как правило, далеко не сразу, а лишь после того, как они проявят себя в длинных и очень дисгармоничных каузальных цепочках. Лунный Водолей, таким образом, очень склонен к созданию бутафорских ценностей, точнее, формированию вместо полноценной буддхиальной почвы пустой породы, на которой принимаются и пышно цветут лишь сорняки.
Стандартная помогающая роль лунного Водолея — наставник, мудрец, эдакий Сократ из «Диалогов» Платона, умелыми вопросами и наставлениями побуждающий своих подопечных делать правильные общие выводы об устройстве мира и их расположении в нем. На высоком уровне проработки аспекта это может значить очень много, например, умение точно скорректировать и поддержать ценностные ориентации, на низком чаще всего звучит как демагогия или, хуже, издевательство: что он, в самом деле, вместо того, чтобы помочь и поддержать, мораль мне читает или общим трепом занимается?! В то же время сам лунный Водолей часто нуждается именно в такого рода поддержке, то есть ему жизненно необходима помощь в правильном экзистенциальном восприятии завершаемых сюжетов и последующей коррекции системы ценностей — но это не значит, что он готов ее принять, даже если она грамотна и корректна. С другой стороны, по форме предлагаемая ему поддержка всегда должна иметь такого рода философски-обобщающий оттенок («я чиню тебе электропроводку и этим выражаю свое одобрение твоему отношению к домашнему хозяйству в целом»).
Характерный комплекс лунного Водолея — боязнь недостаточной подкрепленности своих жизненных позиций и ценностей каузальным потоком; ощущение типа «Сколько я ни стараюсь, я не смогу в достаточной степени приблизиться к своей цели; моих усилий почему-то всегда недостаточно для реализации замыслов, развития добродетелей и проявления талантов».
Луна в Рыбах
Я нашел свое место в жизни только после того, как был выкинут на помойку.
Естественная форма поддержки, требующаяся лунным Рыбам и даваемая ими, — сугубо мистическая, но они далеко не сразу это осознают. Смысл аспекта — прямая поддержка миссии, точнее, удобрение атманической почвы на основе вырабатываемых душевными переживаниями метаценностей, то есть тонких выводов человека о природе своих ценностных ориентаций и их необходимой динамике. Чаще всего метаценности и создаются с трудом и осознаются медленно и далеко не полностью, и потому поддержка лунных Рыб воспринимается как чисто духовная, то есть человеку становится несколько легче существовать в целом, жизнь обретает больший общий смысл и связность, а иногда отчасти наполняется неизреченным светом, в котором проступают смутные очертания глобального предназначения.
Все это в наше по существу атеистически-волюнтаристкое время ценится довольно низко, если вообще замечается, и лунные Рыбы часто сами не обращают сколько-нибудь серьезного внимания на духовный аспект своей помощи окружающим, хотя и страдают, сами плохо понимая почему, если эта помощь воспринимается слишком конкретно и приземленно. В свою очередь, окружающие, не особенно понимая в чем дело, могут при случае попенять лунным Рыбам на мистически-спиритуалистический душок и некоторую расплывчатость стиля их помощи — но тут уже ничего не поделаешь: даже просто подавая руку или принимая чашку, лунная Рыба сделает это с каким-то невыразимым духовным оттенком.
Ее подсознательный комплекс, или в данному случае правильнее сказать, скрытая тоска и печаль заключается в недостаточной поддержке своего религиозного чувства или ощущения миссии движением своих ценностей, добродетелей и главных личных жизненных достижений: всего, что у лунной Рыбы здесь имеется, ей недостаточно для того, чтобы увидеть себя у ног Божьих, и в этом она действительно нуждается в посторонней помощи, подобно Давиду, молящему в пещере:
Голосом моим к Господу воззвал я, голосом моим к Господу помолился.
Излил перед Ним моление мое; печаль мою открыл Ему.
Когда изнемогал во мне дух мой, Ты знал стезю мою. На пути, которым я ходил, они скрытно поставили сети для меня.
Смотрю на первую сторону, и вижу, что никто не признает меня: не стало для меня убежища, никто не заботится о душе моей.
Я воззвал к Тебе, Господи, я сказал: Ты — прибежище мое и часть моя на земле живых.
Внемли воплю моему, ибо я очень изнемог; избавь меня от гонителей моих, ибо они сильнее меня.
Выведи из темницы душу мою, чтобы мне славить имя Твое. Вокруг меня соберутся праведные, когда Ты явишь мне благодеяние.
Псалтирь, псалом 141:1-7
Глава 3
МЕРКУРИЙ
Манипурная фаза эволюции энергетического принципа. Управляет Близнецами и Девой.
Ключевые слова: структурирование; упорядочение; закон
И создал Бог твердь; и отделил воду, которая под твердью, от воды, которая над твердью. И стало так.
Бытие 1:7
Итак, объект создан и его бытие поддержано; казалось бы, солнечная и лунная энергия в совокупности совершенно достаточны для существования. Чего же еще?
Практика показывает, что любой реальный объект состоит из довольно четко различимых частей — различимых как по внешнему виду, так и по функциям; кроме того, при создании сколько-нибудь сложного объекта или системы также оказывается необходимым предусмотреть определенную их структуру, то есть подразделение на части и некоторую схему взаимодействия этих частей. Первое представление о той или иной энергии дают ситуации, когда ее не хватает, и что касается Меркурия, то здесь за примерами далеко ходить не придется.
Порядок! Сколько есть на свете людей (и организаций), для которых это слово звучит несбыточной мечтой и недостижимым идеалом... Однако мало кто всерьез воспринимает энергию структуризации как самостоятельную и необходимую для противостояния хаотическим силам. Общественное подсознание склонно считать, что порядок — иногда — следует наводить, а дальше он сам за себя постоит, по крайней мере, некоторое время, а затем нужно повторить указанную операцию: заменить коррумпированное правительство, посадить воров, выслать за сто километров (или подалее) тунеядцев, пожурить чиновников за бюрократизм и казнокрадство и раздать честным гражданам по пятьсот рублей за понесенный моральный ущерб.
Между тем сами по себе понятия порядка или, выражаясь более научно, структуры, гораздо сложнее, чем обыкновенно представляемые за ними классификация или иерархия, хотя и с последними на практике часто обстоит далеко не так просто, как в теории. Обычно, говоря о порядке, имеют в виду следование некоторому закону, подчиняющему себе часть реальности; сам по себе закон мыслится при этом как существующий в более тонкой реальности, обобщающей данную; таким образом отношения между законом и подчиненной ему реальностью во многом похожи на отношения между моделью и оригиналом, и любой человек, профессионально занимавшийся моделированием (а этим, в широком смысле, занята почти вся наука и значительная часть техники) знает, что они неоднозначны и проблематичны.
В традиционной «научной» (или «корпускулярной») парадигме есть два противоположных и несовместимых занятия: первое — это поиск, или «открывание» уже имеющихся в природе «объективных» законов, следствием чего является обнаружение дотоле скрытого, но тем не менее существовавшего порядка вещей; второе же заключается в волевом (самостоятельном) установлении некоторого закона и приведении реальности в соответствие с ним, наподобие того, как это делается в современных государствах: законодательная власть (парламент) принимает законы, а исполнительная (президент и совет министров) приводит их в исполнение или следит за их исполнением. Наоборот, в современной голографической, или «волновой» парадигме, различие между этими занятиями, то есть открытием «объективно» существующих законов и самостоятельным установлением их там, где это возможно (например, принятие устава организации или приоритетов закупки продуктов в домашнем хозяйстве) становится не столь существенным, размывается, а иногда и вовсе сходит на нет. Это процесс, о котором (преимущественно на атманическом плане) в начале ХХ века говорил русский философ Николай Бердяев: сотворчество человека и Бога, каждый из которых необходим другому, и если видеть важную часть Божественной деятельности в создании законов, которые человек постепенно открывает, то голографическая парадигма требует также и обратного влияния ученого (а также и всей эпохи) на открываемые им законы, в которых, следовательно, отпечатывается его собственная неповторимая индивидуальность.
Тот факт, что индивидуальность ученого (или мыслителя) влияет на внешние формы, в которые он облекает открываемые им законы, очевиден; однако в действительности его влияние на них, видимо, гораздо глубже; тем не менее некоторые обстоятельства как принципиального, так и психологического порядка мешают это увидеть — как самому первооткрывателю, так и благодарному человечеству. Об этом автор скажет чуть позже, а пока хочет заметить, что законы существуют не только в точных, но и в остальных науках, а также в ненаучной и антинаучной деятельности и далеко не всегда они открываются и формулируются так, как это делается в учебниках школьной геометрии. Существуют также открытия, которые осознаются и формулируются как таковые много позже их освоения, а новые законы косвенно демонстрируются их первооткрывателями на материале какой-либо конкретной деятельности, которая почему-то оказывается невероятно эффективной, так что даже отдаленные подражания первоначальному образцу имеют большой успех. Так, существуют писатели для читателей и писатели (особенно поэты) для писателей, и вторая категория часто занята тем, что открывает новые манеры письма со своими собственными, вполне определенными, но обычно плохо формулируемыми на точном языке законами, которые можно показать лишь косвенно, а именно, создав достаточно большой набор текстов, подчиненных этим законам и способный выразить то, что известными способами письма не выражается.
Какие же обстоятельства мешают первооткрывателю осознать уровень своего персонального влияния на мир в целом и открываемый им закон в частности?
Первое, и наиболее субъективно значимое из них заключается в том, что любой человек, интенсивно включающийся в сколько-нибудь серьезное мероприятие и попадающий в напряженный информационно-энергетический поток, волей-неволей инстинктивно или осознанно пытается прямо подключиться к атманическому телу и плану, и когда такое подключение происходит в виде чуда первого ранга (прямая трансляция из атманического тела в каузальное) или второго ранга (прямая трансляция из атманического тела в ментальное), он чувствует в себе как бы Божественное участие, слышит шорох крыльев музы, голос даймона, ржание Пегаса и т. п. — во всяком случае, у него возникает безусловное ощущение причастности к его мыслям, делам и творчеству в целом некоторой объективно существующей и не зависящей от него высшей сущности. В наше время можно рассуждать не о музах, а об энергии архетипа, общественном бессознательном, Космическом Разуме, иерархах Шамбалы, в крайнем случае — старших братьях по разуму из летающих тарелок. Но как бы то ни было, современные представления человека о самом себе таковы, что прямая атманическая поддержка, без которой невозможно никакое трудное дело, как правило, воспринимается им как внешнее и не зависящее прямо от его воли вмешательство, что, безусловно, прибавляет творцу скромности, но во многих случаях и отношениях существенно удаляет его от понимания природы неожиданной помощи.
Вторая причина, по которой открывателю закона природы кажется, что поддержание закона от него не зависит, тесно связана с первой и заключается в гораздо большей связности индивидуального атманического тела и плана в целом по сравнению, например, с ментальным. Эта связность приводит к тому, что если открытие закона или создание новой структуры являются существенным моментом миссии человека (а без этого, то есть без атманической санкции, никакое серьезное открытие невозможно), то оно незримо как бы пропитывает все атманическое тело, а следовательно и буддхиальное и каузальное, которые традиционно рассматриваются как достаточно хаотичные, несвязные и управляемые ментально-обусловленной волей. А тут вдруг оказывается, что самые, казалось бы, случайные обстоятельства — часто вопреки сознательной воле человека — складываются таким образом, что открытие само идет ему в руки — ну значит, ясное дело, без прямого вмешательства Провидения дело не обошлось.
Кроме того, индивидуальное атманическое тело гораздо теснее связано с окружающим его атманическим планом, чем, скажем, каузальное тело с каузальным планом, и потому людям с достаточно узко направленной миссией часто кажется, что мир только и делает, что лично ими занимается и на самом деле ничем другим не озабочен (хотя и пытается довольно неумело притворяться, что это не так), и либо всячески их поддерживает, либо отчаянно сопротивляется, причем это сопротивление часто воспринимается человеком как персональное, и тут уже понятно, что не один же я сражаюсь со всем миром — точнее, с силами зла и реакции — они давно бы меня заклевали и со свету сжили, если бы не могучая поддержка ангельского воинства, которое дает и силы, и знания, и методы, и умения, и что такое я сам по сравнению с ними?
Третья причина недооценки человеком и обществом роли индивидуальности при открытии «объективных» законов заключается в общепринятой, но необоснованно резкой акцентуации самого понятия «объективности» применительно к познанию законов и структур. Если уж мне так повезло, что я открыл объективный закон природы, то я, могу, конечно, радоваться и даже гордиться, но причем тут мои персональные качества: рост, вес или вероисповедание? Объективный закон на то и объективен, что ему все равно, кто его открывает или использует, — для него (или перед ним) все равны.
Что же получится, если человек сумеет как-либо нейтрализовать влияние общественного подсознания, множеством способов, от простейших до самых хитроумных, нивелирующего любые различия между людьми?
Мир, открывающийся перед глазами такого индивидуума, на которого быстро наклеят ярлык «субъективного идеалиста», может быть, не так универсально-логичен и общезначим, но зато гораздо более разнообразен, а главное — постижим и управляем. Если стоять на универсально-объективно-общечеловеческих позициях, то не остается ничего другого, как терпеливо ожидать, пока законы мира не будут познаны до такой степени, что моя частная внешняя и внутренняя жизнь станет ясным и очевидным мне следствием открытых (гигантами мысли и титанами духа) универсальных законов, доведенных до степени полной практической приложимости. Увы! Этого можно так и не дождаться, и умереть в неосознанном невежестве и нераскаянном грехе. Если же встать на позицию (хотя бы даже и не осознавая ее), согласно которой человек не только исполняет законы бытия, но и в не меньшей степени их творит, по крайней мере, вступает во вполне ощутимое законодательное сотворчество с тонким миром, то он довольно быстро получает обратную связь, то есть попадает в реальность, в значительной мере подчиняющуюся установленным при его участии законам. При этом обнаруживается ряд обстоятельств, показывающих как границы законотворчества, так и пути их расширения.
Закон легче проводить, если он не противоречит уже существующим, и чем менее жесткие структуры он навязывает реальности, тем меньше шансов на жесткое ему сопротивление. Труднее всего открывать, вводить и соблюдать законы в областях, где конфликтуют жесткие антагонистические эгрегоры, — там человек, проявивший законодательную инициативу, рискует как бы без вины виноватый попасть под прицельный перекрестный огонь (на самом деле он, конечно, виноват — в невнимательности и безответственном отношении к областям своего законотворчества).
Чем выше меркуриальная энергетика человека, тем на большие области тонкого мира распространяется сфера действия законов, на которые он может влиять (и которые, кстати, он способен постигать). В частности, на определенном уровне он может воздействовать на большие социальные эгрегоры, меняя их структуру, эволюционный уровень и способы взаимодействия с людьми.
Таким образом, в субъективной реальности человек в большой мере сам открывает и определяет ее законы, которые могут существенно отличаться от законов, управляющих субъективными реальностями других людей и «объективных» законов, распространяющихся на большие коллективы. Представление о том, что объективные законы действуют одинаково на всех людей, крайне поверхностно: преломляясь в их субъективных реальностях, они создают совершенно различные субъективные законы, с которыми человек по сути и взаимодействует. Поэтому в субъективной реальности теряется различие между законами как бы объективно существующими, которые следует с подобающим трепетом открывать и неукоснительно им подчиняться, и законами, создаваемыми волевым образом, которые человек (или коллектив) может конструировать как ему вздумается. Наиболее последовательная, как представляется автору, точка зрения заключается в том, что открытие и создание законов субъективной реальности есть по существу один и тот же процесс эволюционного развития человека. Часть имеющихся в его жизни структур ему понятна и удобна, другая часть непонятна, но удобна, третья — понятна, но неудобна, и, наконец, четвертая — непонятна и неудобна, и с последними двумя категориями человек пытается что-то сделать, то есть их как-то понять и как-то изменить. Сложность и даже невыполнимость многих предприятий часто связана с тем, что они противоречат уже имеющимся законам субъективной реальности человека, то есть при своем осуществлении ломают имеющиеся в ней структуры — часто не видимые человеком прямо, но обычно косвенно им ощущаемые. В таких случаях человек получает импульс к трансформации или, по крайней мере, более пристальному изучению этих структур и стоящих за ними законов — у него включается энергия Меркурия.
* * *
Солнечная энергия говорит объекту: «быть», выделяет его из окружающего мира и тем самым противопоставляет последнему; лунная энергия обеспечивает успешное бытие объекта, а меркуриальная наделяет его структурой, упорядочивает и подчиняет определенным законам. Понятно, что подобная структуризация и законы немедленно обнаруживаются и во внешнем мире, который поворачивается к объекту и взаимодействует с ним таким образом, как будто имеет сходную структуру и управляется похожими законами. Однако все это не сразу становится очевидным: законы и структуры не спешат явно обнаружить свое наличие; зато постепенно и по косвенным признакам в них разбираясь, человек не только понимает смысл структурных ограничений и законов, но и существенно их видоизменяет. Постигая истину, человек ее проявляет и развивает и тем существенно включается в эволюционный процесс; удивительно ли, что дорога к ней изобилует препятствиями и тупиками?
* * *
Говоря о законах и структурах, всегда нужно иметь в виду их ограниченный характер. Из всякого правила есть исключения — точнее, есть область, где оно применимо, на границе этой области оно становится сомнительным, а за границей — неверным или бессмысленным. То же относится и к структурам — с определенной точки зрения они есть и очень существенны, с другой — не так уж и существенны, а с третьей их как бы и вовсе нет. Так филиппинская хирургия смотрит на западную, а диссиденты всех видов — на жесткие социальные структуры, владычествующие над подавляющим большинством граждан. Другой пример — обсуждаемая в этих книгах структура организма с семью телами и двенадцатью каналами связи между ними, кому-то она покажется удобной и эффективной, он возьмет ее на постоянное вооружение и через некоторое время она станет для него совершенно реальной; другой будет пользоваться ею от случая к случаю, а третьему она не подойдет вовсе, показавшись слишком жесткой (или, наоборот, аморфной и неопределенной) и потому не будет допущена во внутренний мир и будет для него иллюзорной. Закон и структура по своим функциям похожи на скелет физического тела — с одной стороны, они ограничивают движения последнего, с другой — делают возможным некоторый базисный уровень существования тела, так, чтобы оно не распадалось на части и было способно к простейшим перемещениям. Пока структуры нет — плохо, поскольку не хватает концентрации сил и одолевает хаос; когда структура появляется, она сначала помогает, а потом начинает сдерживать развитие — тоже плохо, если считать идеалом скорейшее и прямолинейное приближение к цели; однако эволюционное развитие отнюдь не прямолинейно, а каждая достигнутая цель в значительной мере обесценивается следующей, и хотя привыкнуть к этому довольно трудно, иметь в виду необходимо.
* * *
Структуры, характерные для различных тонких тел, отличаются по своим типам. Эта тема в настоящее время практически не исследована, хотя, по мнению автора, весьма актуальна. Поэтому он изложит некоторые свои соображения на эту тему, никак, впрочем, не претендуя на глубокое ее раскрытие.
Атманические структуры обладают высоким уровнем связности и абстрактности, к которому не приспособлены естественные (и искусственные) языки. Все попытки мистиков описать свои впечатления от подъема точки сборки в атманическое тело наталкиваются на неприспособленность для этого обычных слов, понятий и образов. Одно из главных атманических ощущений это единство и общность судьбы человека и мира, единство пространства и времени, близость казалось бы бесконечно далеких от него объектов и явлений. Излюбленный восточный образ, показывающий на атманическом плане соотношение человека и мира (Бога) это волна в океане...
Структуры и законы объекта тесно связаны с символической системой, с помощью которой они описываются. Для атманического плана характерны символы, плохо поддающиеся семантическому расчленению; например, древнекитайское деление мира на взаимопроникающие женское и мужское начала инь и ян. Когда человек хочет в речи обозначить атманический план, он исполняется священным трепетом и говорит слова как бы с прописной буквы: Верность, Служение, Добро, Истина и т. п., причем сочетать их во фразы очень трудно: любая конкретизация смысла опускает вибрации на буддхиальный, каузальный или даже ментальный план. Для атманических объектов характерны абстрактность, тотальность и универсальность — каждый из них может быть приложим к любой ценностной сфере, представляет собой одновременно и часть мира, и некоторый взгляд на мир в целом, и его символическое отражение. Кроме того, каждый атманический объект (и отношение между объектами) уникален — других таких нет. Именно поэтому универсальный символ веры никогда не является ключом выхода в атманический план, то есть к прямому общению с Богом, и от человека для этого требуются дополнительные персональные усилия, характер которых может быть найден только им самим, и то же относится к поискам идеала или главного направления жизненного пути.
Вообще атманических структур известно довольно много: каждая религия в своей эзотерической части создает определенный атманический язык, и то же пытаются сделать религиозные философии, но эти языки плохо передаются через ментальный план (в частности, через книги, весьма к нему тяготеющие) и со временем теряют силу; кроме того сам по себе атманический план также меняется со временем (правильнее сказать: меняется его восприятие людьми) и некогда эффективные языки устаревают или, по крайней мере, требуют существенного обновления и переосмысления. Сейчас, на пороге эпохи Водолея, происходит интенсивная перестройка как атманического плана, так и его структуры и законов, и эта область познания нетерпеливо ждет своих исследователей.
Буддхиальные структуры обеспечивают соответствующему телу и плану гораздо меньший уровень связности, чем атманические, так что у человека (фирмы, государства) даже возникает соблазн совершенно отделить одни буддхиальные объекты от других, например, формировать систему ценностей по частям, не думая об их взаимных связях. Вообще в буддхиальное тело точка сборки заглядывает чаще и удерживается там чуть дольше, чем в атманическом, да и естественный язык значительно лучше приспособлен для описания буддхиальных объектов, нежели атманических, так что первые частенько показываются из глубин подсознания, чего нельзя сказать о вторых. Добродетели, грехи, таланты, устойчивые привычки и черты характера, фундаментальные ценности и жизненные позиции вполне допускают выражение в словах, но принципы их взаимосвязи, взаимовлияния и взаимных ограничений представляют в настоящее время практически неисследованную область знаний.
Ключи к буддхиальному телу лежат, как утверждают хироманты, в линиях рук; по крайней мере, бросается в глаза, что книги по хиромантии написаны почти исключительно в буддхиальных терминах (спуск на каузальный уровень и предсказание конкретных событий требует специальной подготовки и доступен лишь немногим адептам). Вполне вероятно, что в радужке глаз зашифрована информация об атманических структурах, но она не будет расшифрована раньше, чем будет создан язык их описания.
Если структуру атманического тела можно сравнить с единым кристаллом, то буддхиальная структура отчасти напоминает елку, чей ствол символизирует атманический идеал, ветви — главные ценности, а мелкие веточки и иголки — второ- и третьестепенные. Для ценностей характерно в одних случаях частичное подчинение одна другой (например, данная программа является частью большей), а в других — количественная и часто качественная несравнимость, но при этом частичная взаимозависимость, так что, например, ликвидируя одну из них, мы ощутимо меняем баланс всех остальных.
Каузальные структуры гораздо более свободны; их можно сравнить с разноцветной мозаикой, причем связи отдельных событий (кусочков мозаики) существуют как по общим линиям стыковки, так и более сложные — например, по оттенкам цветов, символизирующим буддхиальные программы. Видение каузального плана начинается с того, что человек начинает членить свою жизнь на события — сначала жизнь внешнюю, много позже — внутреннюю. Подробности, соответствующие буддхиальному плану, тоже становятся видимыми не сразу — вначале основные цвета, затем их оттенки и сочетания. Часто человек видит не весь сплошной узор мозаики, а лишь отдельные и достаточно далеко друг от друга расположенные ее кусочки, и тогда у него возникает ощущение своей власти над каузальным потоком; наоборот суженое видение приводит к тому, что человек видит все кусочки, соседствующие с данным, и, если они уложены плотно, у него возникает иллюзия фаталистического рода, то есть своей неспособности влиять на происходящие с ним события. Вообще надо сказать, что плотность и удобство для человека его каузального потока в очень большой степени зависит от его взгляда на события и представлений о законах, управляющих его личным каузальным телом, и здесь затраты меркуриальной энергии окупаются быстро и эффект виден, что называется, невооруженным глазом.
Ментальные структуры — следствия законов (осознаваемых или нет) мышления (осознаваемого и нет). В какой мере человек свободен в выборе законов своего мышления — вопрос очень непростой, особенно если учитывать то, что им осознается лишь самый поверхностный слой ментальных медитаций, и как они там, в подсознании, себе идут, пока что глубокая тайна. Образ, наиболее близкий автору этих строк, — крохотные палочки, кружочки, треугольнички, летающие в пространстве и там и сям соединяющиеся в причудливые формы, наподобие снежинок в зимней буре. Человек волен их соединять, но удержится ли конструкция и окажется ли хоть сколько-нибудь похожей на то, что хочется, — еще вопрос.
Астральные структуры определяются законами наших эмоциональных переживаний — здесь автору приходит в голову сложная система подвижных сообщающихся сосудов, в которых переливается под действием сил давления множество окрашенных жидкостей, иногда частично смешивающихся друг с другом.
Эфирные структуры определяются законами эфирного тела, которое во многом похоже на физическое (по крайней мере, можно говорить об эфирных костях, сердце и т. д.), но гораздо более связно, по крайней мере, в отношении энергообмена: например, нарушение эфирной оболочки в одном месте, если не принять специальных мер, сразу ведет к общей слабости всего тела, то есть ухудшению тонуса (в еще большей степени сказанное относится к астральному телу). Эфирное тело также можно представлять как систему сообщающихся сосудов, с гибкими стенками похожих на физические органы, а текущие по ним жидкости — как разновидности биологической энергии.
Физические структуры хорошо известны медикам. С другой стороны, скелет, мышечный и связочный аппараты, известные внутренние органы и т.п. представления современной науки — далеко не полный и не единственный способ структурирования физического тела; однако автор не будет на этом останавливаться: по его мнению, анатомия — наука будущего, а не прошлого.
* * *
Говоря о меркурианской энергии, следует упомянуть о ее типичных паразитах.
Неутомимый Исследователь занят поиском неизвестных закономерностей, законов и структур на эмпирическом материале, но находится при этом в узкой парадигме, исключающей возможность их обнаружения. Иногда ему мешает узость его представлений и ограниченность языка, иногда — осознанные или неосознанные априорные предположения, принципиально закрывающие возможность успеха. В современной науке Неутомимому Исследователю предлагается ни с чем не сравнимый инструмент — теория вероятностей и математическая статистика, чье создание, а главное — постоянное злоупотребление на практике было вдохновлено несомненно самим дьяволом. Характерным результатом поисков Неутомимого Исследователя является некоторый суррогат истины — объект, напоминающий яблоко, но на вкус — совершенная вата, притом что сама проблема может ставиться им очень интересно. Однако сложные объяснения, которые ничего толком не объясняют, — бич современности, возложившей все свои надежды на ментальные и особенно математические модели.
Не следует думать, что Неутомимый Исследователь просто неудачник. В действительности готовые к проявлению в тонком плане законы и структуры призывают и снабжают меркурианской энергией людей, которые должны заниматься оформлением их к виду, удобному и понятному социуму, а Неутомимый Исследователь растрачивает ее попусту, чем не только «закрывает» простые и удобные законы, которые могли бы эффективно решить многие актуальные проблемы, но и препятствует упорядочению и эволюции тонкого мира.
Суровый Начальник тратит отпущенную ему меркуриальную энергию на создание примитивных законов и жестких структур, им соответствующих, чем варварски искажает и разрушает подчиненную ему реальность. Основная идея Сурового Начальника заключается в том, что он «знает, как надо» и сумеет всем это на деле продемонстрировать. Правда, получается обычно не совсем то, что он имел в виду, поскольку налагаемые им на реальность законы чаще всего вступают в резкое противоречие с уже имеющимися в ней, так что ее эволюционный уровень в результате резко падает, что выражается, например, в том, что ему приходится неуклонно ужесточать репрессии за непослушание — но и это помогает плохо.
Если у Сурового Начальника есть сильная меркуриальная инвольтация от эгрегора, он может-таки навести свой порядок вопреки сопротивлению реальности и изрядно ее потоптав. Однако затем ему или его последователям придется иметь дело с системой, существенно понизившей свой эволюционный уровень или, по крайней мере, очень склонной к такому понижению. Паразитизм Сурового Начальника выражается в профанации меркуриального потока — его высшие вибрации, так необходимые управляемой системе, до нее не доходят, а потребляются лично Начальником и стоящим за ним жестким эгрегором.
Не нужно думать, что описанный сюжет действует лишь в социальных ситуациях, — то же самое часто происходит и во внутреннем мире человека, когда он в одночасье решает навести порядок в той или иной области собственной жизни, толком не разобравшись, какие законы и структуры там, хотя бы и неявно, уже имеются.
Ловкий Организатор по роду своей деятельности в чем-то похож на Неутомимого Исследователя, но занят несколько иными проектами. Если Исследователя призывает к себе проявляющийся закон, то Организатор влеком ароматом материализующейся структуры, точнее, ощущением меркуриального энергетического потока, создающего новую структуру. Учуяв такой источник, Ловкий Организатор мигом подлетает к нему и вопрошает: «Скажите, а старшой вам не нужен? Непьющий и со связями», и, если повезет, становится в позицию, позволяющую ему контролировать энергетический поток, и в первую очередь устраивает от него ответвление в собственный карман. Что именно организует он в результате, каковы будут порождаемые им структуры, кому фактически они окажутся удобными и какова дальнейшая судьба Ловкого Организатора, читатель на основе личного опыта может вообразить сам.
Бюрократ — вероятно, наиболее известный тип меркуриальных паразитов, характерный для систем, управляемых жесткими законами и структурами. Бюрократ занимается проведением жесткого закона в реальность, плохо для него приспособленную, накладывает на нее структуры, для нее гибельные и питается как энергией своего меркуриального потока, так и энергией распада уничтожаемых им структур.
Отличие Бюрократа от Ловкого Организатора принципиальное: роль первого лишена творческого начала, он выступает как паразит по отношению к той самой структуре, частью которой является и кровно заинтересован в ее сохранении, защищая от перемен как сверху (со стороны начальства), так и снизу (попытки сопротивления среды).
Нарушитель Владений — меркуриальный паразит, в некотором роде противоположный Бюрократу. Его специализация — питание меркуриальной энергией, упорядочивающей чужую жизнь. Они бывают двух видов — мягкие и жесткие; первую категорию можно назвать Прилипалами, вторую — Взломщиками.
Прилипала норовит присосаться к вашему меркурианскому каналу и использовать его энергию в личных целях, но не слишком вразрез с вашими планами; его действия идут под лозунгом: «Разве тебе трудно заодно...» Например, вы говорите, что в обеденный перерыв собираетесь выйти за сигаретами, а сотрудница-Прилипала как ни в чем не бывало бросает вслед: «Ты уж заодно забеги в магазинчик напротив и купи мне полкило масла, два десятка яичек и пару пакетов кефира». В том же стиле могут звучать просьбы по пути подбросить на машине (подумаешь — крюк в два десятка километров), захватить с собой на уик-энд («я нисколько не помешаю») и т. п.
Взломщик ведет себя совершенно по-другому. Его любимый прием — без звонка завалиться к вам в гости на ночь глядя или в разгар ваших занятий и заставить себя развлекать или срочно решать свои проблемы, начисто игнорируя ваши дела и ритм жизни. Он как будто наслаждается вашим смятением — и действительно, разорвав канал вашей меркуриальной поддержки, он быстро к нему присасывается и через некоторое время довольный уходит, оставив вместо вашего расписания руины. И опять автор подчеркивает, что Нарушители Владений — отнюдь не только внешние фигуры: во внутреннем мире они бывают представлены ничуть не менее выразительно.
* * *
В парном союзе меркуриальная энергия упорядочивает отношения между партнерами и часто — по субъективному восприятию — наполняет их смыслом. В межличностных отношениях есть множество неписаных правил, законов и соглашений, соблюдая которые партнерам удается конструктивно сотрудничать в самых трудных условиях, и наоборот, нарушение этих правил хотя бы одним из участников действует на самые лучшие отношения разрушительно. Особенно сильно такого рода эффекты проявятся в парном союзе, в чьей карте сильный Меркурий сочетается со слабыми Солнцем и Луной: здесь ни решительное взятие на себя ответственности и обязательств одним из партнеров, ни преданная забота партнеров друг о друге не окажутся достаточными для нормальный жизни пары: в ней обязательно возникнут трения и взаимонепонимание, которые никуда не уйдут, пока партнеры не разберутся в своих взаимных отношениях и обязательствах перед парным эгрегором и внешним миром. Подобная пара, особенно супружеская, будет уделять много времени и сил выяснению отношений, и ей будет совершенно непонятно, как это другие умеют договориться быстро и эффективно, а иногда и вовсе, казалось бы, не согласуют своих взглядов, мыслей и действий и тем не менее живут вполне дружно.
Не нужно думать, что главный и наиболее естественный путь согласования в парном союзе — это адекватное распределение обязанностей. В какой-то мере это так для пары с Меркурием в Козероге; но Меркурий в Раке потребует эмоционального согласования, особенно в свете реакций на внешние события. Как это выглядит на практике? Пусть читатель не удивляется, но парный эгрегор тоже умеет огорчаться и если у пары случается неприятное событие или разговор, то «в воздухе» возникает тяжелый эмоциональный заряд, который кто-то из них должен взять на себя и «отпереживать». Если рачий Меркурий проработан плохо, партнеры переживают оба, усугубляя отрицательные эмоции друг друга или, наоборот, спихивают огорчение каждый на другого (результатом обычно служит эмоциональный конфликт); если же Меркурий проработан, то переживание берет на себе тот из партнеров, которому легче его изжить, а второй ему в этом отчасти помогает или переживает по другим поводам.
В гороскопе семьи положение Меркурия укажет области, где законы этого мини-коллектива манифестируют себя, наиболее ярко, но где в то же время требуется приложить максимум усилий для их обнаружения и следования им. В тех случаях, когда этого недостаточно, Меркурий указывает пути создания доморощенных порядков, структур и обыкновений.
В семье со слабым Меркурием усилия по наведению порядка, по-видимому, не прилагаются вовсе, и тем не менее эта проблема как будто не стоит — а когда она все же возникает, даже с большой остротой, то как правило обходится или решается сама собой. Так, по крайней мере, кажется окружающим, да и зачастую самим членам семьи, но, конечно, они должны тратить какие-то усилия по упорядочению и борьбе с хаосом и в какой-то мере прислушиваться к законам своего семейного эгрегора, хотя последние вряд ли будут слишком жесткими и определенными. Своеобразно и традиционно осуждаемое зрелище представляют семьи со слабой Луной и сильным Меркурием — здесь при слабой заботе родителей о детях и друг о друге вероятны суровая дисциплина, жесткий распорядок дня, четкое распределение обязанностей и т. д.
Сам по себе гороскоп не определяет, однако, качества семьи и ее эволюционного уровня; в данном случае важно понимать, что четкое следование некоторым законам, налагаемым семейным эгрегором, для семьи есть жизненная необходимость, и здесь очень важно понять, какая часть меркурианской энергии семьи идет на постижение этих законов, какая — на их коррекцию и адаптацию к конкретным условиям, а какая — на проведение их в жизнь.
Большую помощь в решении проблем создания и поддержания порядка в семье может оказать тот ее член, чье Солнце, Меркурий или Марс стоит в соединении с семейным Меркурием. Если, например, в семье с сильным Меркурием рождается ребенок, чье Солнце стоит с ним в соединении, то можно быть уверенным в том, что он примет самое активное участие в создании организующих жизнь семьи порядков и структур, причем его влияние станет ощутимым сразу после рождения (иногда оно проявляется уже в период беременности).
В гороскопе государства Меркурий покажет пути и средства наведения порядка во всех сферах его компетенции (и некомпетентности). Что, может быть, существенно более важно, положение Меркурия покажет сферы и обстоятельства, где и когда манифестируют себя тонкие законы государственного и, в какой-то мере, этнического эгрегоров — те, которые уже созрели для воплощения в решениях парламентов, коллегий и отдельных государственных мужей.
Любителям ориентироваться на чужой опыт очень полезно сравнить гороскоп собственного государства (семьи) с гороскопом избираемого ими образца: невозможность перенесения чужих структур иногда очевидна уже при первом взгляде на положение Меркурия в той и другой карте. Например, сильный Меркурий в данном знаке обещает (особенно при проработке) эффективную и уважаемую в обществе систему судопроизводства, на которую может полагаться и правительство, и население; наоборот, слабый Меркурий в воздушном знаке, особенно в сочетании с сильной Луной, даст государство, где процветание, благоденствие и «дух народа» будут цениться существенно выше «порядка», понимаемого населением достаточно абстрактно и относимого к компетенции интеллектуалов (например, адвокатов).
Положение Меркурия в знаке определит область, где законы государственного эгрегора проявляются наиболее отчетливо; и обычно эти области находятся под особым вниманием законодательной и исполнительной властей, хотя последние и не всегда смогут объяснить, почему их так волнует порядок в умах граждан в связи с текущими событиями (Меркурий в Близнецах), в идеологической (Меркурий в Овне) или религиозной (Меркурий в Рыбах) сферах. Меркурий определит во многом и экономическую политику государства — например при Меркурии в Тельце структурный акцент будет на совершенствовании системы налогов и инвестиций, в Козероге — на улучшении системы планирования, в Стрельце и Весах — на увеличении производительности труда, в Деве — на уменьшении материальных затрат.
В гороскопе фирмы Меркурий покажет основной акцент упорядочивающей воли ее эгрегора, а также главное направление усилий, которые необходимо приложить для того, чтобы структура фирмы и ее взаимоотношений с внешним миром оказались достаточно эффективными.
Безусловно, Меркурий во Льве очень хорош для парикмахерского заведения, Меркурий в Водолее — для консультационного центра правительственного уровня или научно-экспериментального подразделения, а Меркурий в Козероге — для бюро переводов, однако было бы ошибкой окончательно привязывать положение Меркурия в знаке к роду деятельности фирмы: он показывает более интимные, если можно так выразиться, обстоятельства.
Положение Меркурия в знаке проявится в той системе делопроизводства, которая в фирме принята, в названиях отделов и негласных принципах назначения их руководителей, а также способах отбора клиентов и структурирования взаимодействия с ними. Например, в фирме с Меркурием в Скорпионе шансы на продвижение имеет сотрудник, умеющий своей работой и вообще поведением на эфирно-физическом плане поднять эмоциональный тонус фирмы или ведущих сотрудников ее администрации: неудачный костюм или чересчур театральный жест могут стоить ему карьеры, точно так же как неуместная шутка при Меркурии в Козероге. Зато в фирме с Меркурием в Овне никто не упрекнет вас в том, что вы отпугнули нужного клиента, надев слишком яркий свитер или ботинки не в тон брюкам, — важно, чтобы сотрудник хорошо усвоил идеалы фирмы и умел донести ее главные цели до окружения — под действием этой энергии оно структурируется само, то есть ненужные контакты тихо умрут, а выгодные партнеры как зайчики поскачут на соглашения без дальнейших уговоров. В фирме с Меркурием в Деве директор может иногда снять глобальный конфликт, переставив стол у себя в кабинете или убрав мусор с заводского двора, а Меркурий в Рыбах требует определенного порядка в покаянии, превращая порой отчетный доклад в настоящую мистерию.
В гороскопе книги Меркурий определит структуру повествования; например, сильный Меркурий сделает ее отчетливо ощутимой, хотя и не обязательно явно выраженной. Наоборот, слабый Меркурий даст стиль изложения, при котором читателю далеко не всегда будет ясно, о чем в данном месте идет речь и как текущий эпизод связан с остальным содержанием книги.
Однако главным моментом является незримый и не выразимый словами закон (или тонкая структура), которая манифестирует себя на материале книги и выражается в некотором внутреннем ритме романа, повести или сборника рассказов, определенным образом меняющимся от главы к главе и от части к части. Этот ритм выражается не только в фонетическом звучании текста и стилистике отдельных эпизодов — он обнаруживает себя в закономерностях появления и исчезновения героев, их парных и групповых встреч, смене декораций и т. д.
Положение Меркурия в знаке определит формы и обстоятельства, в которых наиболее отчетливо проявятся структуры, организующие произведение. Например, при Меркурии в Тельце структура текста наиболее ярко обнаружится в его членении по главным линиям, которые скорее всего будут ясно очерчены и разделены, — это, скажем, судьбы главных героев повествования. При Меркурии в Близнецах, наоборот, главными структурообразующими элементами будут мысли, точнее — интерпретации событий, и герои и повествование в целом будет подчинено четко формулируемому сюжету — таковы, например, многие детективы. Меркурий в Раке хорош для организации любовной лирики, а в Стрельце — эпических поэм:
Не пора ль, нам, братие, начать
О походе Игоревом слово,
Чтоб старинной речью рассказать
Про деянья князя удалого?..
* * *
Теперь рассмотрим уровни проявления меркуриальной энергии.
Меркурий — Солнце
Учитель диктует классу домашнее задание.
Здесь тема структурирования, постижения и проведения в жизнь закона решается на материале создания или уничтожения объекта. Типичная меркуриально-солнечная ситуация — заседание муниципальных властей в связи с грядущими беспорядками в городе, скажем, угрозой проведения несанкционированного митинга. На меркуриально-солнечной энергетике работает акушерка, точно руководящая роженицей; последняя, если роды идут нормально, проводит их на солнечно-меркуриальной энергетике.
На меркуриально-солнечной энергии выполняется эскизный проект, в котором закладываются основные черты и структуры будущего объекта. Более тонкий пример — подготовка структуры будущего серьезного документа, например, государственного закона. Что должно быть отражено в Конституции? Для того, чтобы ответить на этот вопрос, необходимо прямо связаться с государственным эгрегором, который не даст, конечно, точного текста главного Закона государства, но наверняка имеет определенное мнение по поводу его структуры и основных моментов содержания, а также названия государства (не путать с названием страны, имя которой дает этнический эгрегор и которое бывает общепринято).
Недостаточное количество меркуриально-солнечной энергии, в частности, недостаточное внимание к законам, управляющим жизнью созидаемого или новорожденного объекта сказывается через некоторое время (иногда и сразу) на его судьбе, и ситуация из меркуриально-солнечной превращается в солнечно-меркуриальную: так недостаточное внимание властей к нуждам граждан кончается свержением первых; читателю предлагается найти аналог подобных событий в своем внутреннем мире.
Меркурий — Луна
Правительство определяет бюджетные ассигнования на социальное обеспечение.
В меркуриально-лунном жанре при Меркурии в Деве написаны книги по воспитанию детей. В них даются правила, рецепты, следуя которым лучше заботиться о подрастающем поколении, а также законы развития, которые нужно учитывать родителям. Гораздо более тонкой материей являются индивидуальные особенности ребенка, то есть законы его персонального развития и взаимодействия с внешней средой (как природной, так и социальной); на постижение этих законов должна быть направлена существенная часть меркуриально-лунной энергии родителей, ибо общие для всех детей законы, даже если они есть и хорошо описаны, преломляясь в конкретных обстоятельствах его жизни, создают уникальные структуры, которые лучше использовать, чем ломать.
Следует различать лунно-меркуриальную и меркуриально-лунную энергии. Первая вызывает к жизни усилия под общим флагом заботы, проявляющейся на материале того или иного упорядочения; вторая же носит гораздо более холодно-отстраненный характер, и ее основное содержание — это поиск законов и проведение их в жизнь с помощью создания структур — на материале заботы об объекте. Очень часто в семейном эгрегоре лунно-меркуриальная энергия матери («а теперь пора идти гулять, это полезно для твоего здоровья») воспринимается детьми как меркуриально-лунная, причем жестко ломающая их собственные структуры. Истинная меркуриально-лунная деятельность очень трудна, и многие люди (в том числе и государственные деятели) принимаются за нее и терпят фиаско, а затем пытаются его скрыть, играя в психологическую игру «я всего лишь хотел вам помочь», в основе которой лежит подмена меркуриально-лунной позиции гораздо менее ответственной лунно-меркуриальной.
Меркурий — Меркурий
Христиане объединяются в иерархически организованную Церковь.
Это — энергия структурирования структур и законов, выявление метазаконов и метаструктур, организующих структуры объекта.
Редкое государство и еще более редкая семья поднимается до осмысления меркуриально-меркуриального энергетического уровня. Законы, регулирующие законотворческую деятельность как в высших государственных органах, так и на «местах», чаще всего формулируются достаточно произвольно и без всякой задней мысли о том, что для государственного эгрегора они представляют прямой интерес.
Это связано с тем, что любой сколько-нибудь сложный объект строится как иерархия структур и, соответственно, законов, причем высшие ступени иерархии часто совсем не похожи на низшие — это касается не только их элементов, но и организующих структур и законов.
И хотя низшие элементы иерархии часто почти не чувствуют непосредственно верхних и тем более их характерных структур, последние играют принципиальную роль в жизни первых. Таким образом, на меркуриально-меркуриальной энергии происходит постижение многоуровневой или «вертикальной» структуры объекта и дифференциация типов законов; типично меркуриально-меркуриальной является рассматриваемая в этом сочинении структура организма, в которой каждое тело имеет свои законы, а кроме того, управляется вышележащим, которое вмешивается не только в медитации данного, но и в его структуры и даже (в какой-то мере) в создающие их законы.
В семье недостаток меркуриально-меркуриальной энергии ощущается тогда, когда почему-то перестают работать устанавливаемые принципы разделения обязанностей организации жизни и приходится думать об их качественном изменении. Так часто бывает, когда в семье с одним ребенком 5 лет или старше рождается младенец и родителям катастрофически не хватает сил и времени — тогда на старшего возлагаются некоторые вполне «взрослые» обязанности, и для того, чтобы их правильно определить, нужна консультация с семейным эгрегором именно на меркуриально-меркуриальном уровне.
Меркурий — Венера
Кофе, вносимый в разгар напряженных деловых переговоров.
Выстроив иерархическую структуру объекта, можно быстро убедиться, что ее все-таки недостаточно. Он будет мертв, и та живая вода, которая дает ему возможность существования, и есть как раз энергия меркуриально-венерианского уровня.
На физическом плане меркуриально-венерианская энергия обеспечивает смазку в движущихся сочленениях — суставах физического тела и подшипниках турбин. Она обеспечивает мягкость переводов скоростей автомобиля, придумала желтый сигнал светофора, надувные камеры велосипеда и развязки автострад.
Меркуриально-венерианская энергетика каузального плана ярко выражается в социальных ритуалах: раньше это были книксены и помахивания шляпой, теперь — специфические приветствия и вежливые предварительные разговоры на заданные темы: повышение цен и налогов, погода и т. п.
Меркуриально-венерианской энергии свойственны вежливость, деликатность, некоторая затушеванность острых углов и выпирающих наружу сочленений, откровенно обозначенных в меркуриально-меркуриальных ситуациях. Драпировки, внешняя отделка очевидно функциональных узлов и агрегатов требует именно меркуриально-венерианских усилий, результатом которых будет впечатление трансформации жесткой меркуриально-меркуриальной иерархии в смягченное единое, хотя и очевидно структурно-функциональное целое: например, машину, пусть еще несовершенную, отчасти дилетантски оформленную, так что ясно чувствуется структурирующее реальность предназначение и схематичное устройство, но жесткость закона, стоящего за ними, уже смягчена.
Таким образом, назначение меркуриально-венерианской энергии — смягчение действия закона путем взаимного приспособления реальности к нему и его к ней, часто путем каких-то дополнительных мероприятий. Очень интересно проявляется включение этой энергии в общении, когда человек чувствует, что говорит слишком жестко, определенно и схематично: внезапно в его речи появляются паузы, вводные слова, предложения удлиняются, появляются примеры и сравнения, а также апелляция к опыту собеседника, улыбка и многие другие средства, отличающие вежливого человека от грубого.
Меркурий— Марс
Тренер составляет программу фигуристам.
Это энергия, на которой создаются структуры, реально воплощающие закон, когда уже не возникает сомнений в его существовании и действенности. Для меркуриально-марсовского уровня характерно четкое оформление структур, но сами они, как и законы, их создавшие, могут быть вовсе не очевидны поверхностному наблюдателю. Так устроены современный автомобиль и персональный компьютер — их функциональность очевидна потребителю, но внутренняя структура много сложнее и открывается ему лишь опосредованно и в той мере, в которой ему это необходимо.
На меркуриально-марсовской энергии в семье создаются эффективные и устойчивые ритуалы, воплощающие в жизнь основные семейные структуры, разделение обязанностей и ответственности, причем домочадцы часто не задумываются о том, почему они в такой-то ситуации ведут себя так-то, но хорошо ощущают, что на этом держится семейный порядок, и нарушение меркуриально-марсовских форм вызывает семейный гнев, непонятный внешнему наблюдателю. В каждой семье есть такие часто скрытые за обыкновенными действиями, но весьма эффективные приемы наведения порядка, а сферы их проявления во многом определяются положением Меркурия в знаке. Например, меркуриально-марсовские ритуалы при рачьем Меркурии могут выражаться в весьма эмоциональных сценах или даже скандалах, которые члены семьи устраивают друг другу по разным внешним поводам, и только долгое и внимательное наблюдение может выявить их организующую, структурирующую и направляющую роль в семье. Меркуриально-марсовские вибрации скорпионьего Меркурия дадут семью, где четкое структурирование семейных программ идет через скрытое накопление определенных эмоциональных настроений — типично для семьи в романах Агаты Кристи, где в какой-то момент совершается убийство, и супруги обязательно подозревают друг друга. (Автор не хочет этим сказать, что Меркурий в Скорпионе обязательно даст семью с криминальными наклонностями, но тщательно следить за эмоциональной подоплекой происходящего и общим эмоциональным фоном здесь необходимо).
Меркурий — Юпитер
Дипломаты проводят переговоры о повестке дня встречи на высшем уровне.
На меркуриально-юпитерианской энергии создаются структуры, обеспечивающие единство объекта, а также полная система его связей со внешним миром.
Меркуриально-марсовского совершенства отдельных подструктур, в том числе иерархических, не хватает для окончательного оформления из них единой структуры объекта — потому, например, что они зачастую плохо совместимы друг с другом, обеспечивают противоречивые функции и т. п., и задачу создания универсальной охватывающей структуры, часто во многих отношениях более тонкой, чем меркуриально-марсовские, и решаются на меркуриально-юпитерианской энергетике. В государственном эгрегоре на ней работают различные вневедомственные комиссии, высшие планирующие органы, правительства национального примирения и т. д.; в компьютере эту роль берет на себя операционная система, распределяющая время и память между остальными (пользовательскими) программами и поддерживающая связь со внешними устройствами.
Типичная меркуриально-юпитерианская ситуация возникает на семейном совете, определяющем главные направления усилий, основную структуру финансовых доходов и трат и т. д. При этом в зависимости от положения Меркурия в знаке формы и акценты обсуждения могут быть самыми разными: например, овновский Меркурий поднимет обсуждение на принципиальную высоту, будут привлечены примеры из истории, образцы из области внешней политики, нравственные изречения философов и т. п., тельцовский же Меркурий будет существенно более конкретен и в воздухе запахнет чем-то вроде общего протокола.
В делах фирмы на меркуриально-юпитерианской энергии формируется общая структура ее внешней и внутренней деятельности и их взаимоувязка, в которой иногда принимают участие самые неожиданные моменты (типично обсуждаемые на собраниях в разделе «разное»), и разрешение конфликтов между иногда противоположными интересами разных структур требует тонкой дипломатии и мудрости, исходящих преимущественно из эгрегора фирмы, но не всегда воспринимаемых ее руководителями.
Меркурий — Сатурн
Марафонец выходит на второе дыхание.
На этой энергии законы внутренней жизни объекта, принципы его взаимодействия со средой и поддерживающие их структуры проходят испытание на практике, где и выясняется, есть ли воля Божья на существование и работу этих структур или нет, а также что они дают реально.
У евреев, при всем их уважении к своим мудрецам (цадикам), есть такое правило: законы, вводимые последними, считаются действительными только если их принимает народ, и, таким образом, тестом для меркуриально-юпитерианских построений становится меркуриально-сатурновская ситуация (автор подчеркивает, что здесь речь идет не об истине, а о законах, регулирующих жизнь народа).
Главная мораль существования меркуриально-сатурновской энергии заключается в том, что ни один закон и ни одна структура, открытые и созданные без учета конкретных условий среды и жизни в ней, не оставляют объекту шансов на существование в рамках этого закона и на основе его структур: тот и другой должны поддерживаться внешней и внутренней жизнью объекта; энергия этой поддержки (или разрушения), то есть структурно понимаемого биоценоза и есть меркуриально-сатурновская. Анти-меркуриально-сатурновская идея заключается в том, чтобы войти в организованный мир, максимально его потребить и уйти, оставив вместо себя кучу мусора; проработка дает противоположное стремление: найти структурный симбиоз себя и мира, и уйти из реальности, повысив эволюционный уровень и ее, и свой собственный, что, конечно, звучит чистым идеализмом, так как противоречит второму началу термодинамики... мир с ними обоими.
* * *
Сильный Меркурий дает человека, чья жизнь управляется и требует управления законами в большей степени, чем он предполагает. Вообще сильная планета всегда остро ставит вопрос о балансе активных и пассивных проявлений своего принципа; в данном случае встает проблема баланса усилий: тех, которые направлены на постижение законов, управляющих человеком и тех, которые он тратит на создание правил и структур, регулирующих его жизнь и деятельность.
Пока человек с сильным Меркурием не нашел такого баланса, его бросает то в одну сторону, то в другую: или он исполняется волюнтаризма, внушает себе, что его жизнь полностью зависит от того, насколько четко он ее регулирует и пытается подчинить внутреннюю и, главным образом, внешнюю реальность самолично установленным законам, или же, наоборот, впадает в фатализм и стремится лишь познать ритмы и законы своей жизни и насколько возможно приспособиться к ним, считая их абсолютно не зависящими от своей воли и определяющими его жизнь до мельчайших подробностей. Однако как та, так и другая позиции оказываются несостоятельными: этому человеку недостаточно одних лишь усилий первого или второго рода в отдельности: ему необходимо И внимательно изучать императивные для него законы и структуры, И наводить определенный порядок внутри и вокруг себя, И делать то и другое согласованным образом. На каком материале будет все это происходить, покажет положение Меркурия в знаке, доме и его аспекты.
Сильный Меркурий в гороскопе пары даст ей массу хаоса в отношениях и множество проблем, требующих от партнеров установления регламента в разговорах и четкого распределения обязанностей во всех сферах, включая самые интимные, — но это окажется недостаточным, поскольку парный эгрегор манифестирует «из воздуха» свои законы и требования, которые обязательно придется как-то понять и принять — иначе совместное существование станет невозможным.
Проработка не будет легкой, но она даст возможность (человеку, паре, семье, государству, фирме, книге) не только создать реальность со своими законами, но и распространить ее на внешний мир.
Слабый Меркурий часто означает человека, достаточно легкомысленно относящегося к законам вообще, а применительно к себе и своим обстоятельствам в особенности. Ему редко кажется, что он обязательно должен подчиняться каким-то твердым правилам или устанавливать их — для себя ли, для других, неважно. На людей, жестко подчиняющих себя режиму или держащих в узде окружающих, он смотрит с некоторым недоумением, плохо понимая, зачем все это нужно: для него лично неуправляемая свобода совсем не обязательно и не сразу оборачивается хаосом и сумятицей — как во внешней, так и во внутренней жизни.
С другой стороны, ему трудно подчиняться порядку и прислушиваться к нему даже тогда, когда он отчетливо транслируется из тонкого мира, и уж совсем невозможным покажется поручение обуздать хаотическую ситуацию и быстро навести в ней четкий порядок, хотя, при проработке Меркурия и будучи не слишком ограничен временем и средствами, он иногда способен сделать это мягче и лучше, чем человек с сильным Меркурием. Последнее обстоятельство очень важно; вообще, слабость планеты в гороскопе означает малую чувствительность человека к ее грубым энергиям, но зато возможность услышать ее высшие вибрации; поэтому человек со слабым Меркурием вряд ли станет хорошим администратором, но его философские наблюдения могут оказаться очень глубокими.
Директору фирмы со слабым Меркурием будет очень трудно установить для своих сотрудников четкий и регулярно контролируемый режим работы, но это не значит, что фирма будет плохо работать; однако ему вряд ли стоит платить сотрудникам фиксированную зарплату — лучше подумать о некоторой системе премиальных в зависимости (необязательно прямой) от качества труда.
Гармоничный Меркурий даст человека, удивительно точно чувствующего реально действующие законы, которым лучше подчиняться, нежели наоборот, и непринужденно пользующегося ими в своих интересах. Если ему нужно навести где-то порядок, он чаще всего сделает это легко и совсем не обязательно своими руками: это естественный руководитель (а иногда, если нужно, также и пророк и прорицатель), но не нужно думать, что он будет стремиться браться за самые тяжелые и плохо контролируемые ситуации; да они, как правило, и не возникают на его пути.
Его проблемы иного порядка: это не в последнюю очередь скука и невозможность выбраться из им же самим созданного порядка вещей, засасывающего его подобно болоту (хотя внешне он может быть обставлен очень комфортными структурами: мягкая мебель и толстые ковры в служебном кабинете, внимательно-предупредительная секретарша, не пускающая на порог неудобных посетителей...)
Человеку (а также семье и государству) с гармоничным Меркурием очень трудно понять других, не обладающих этим счастливым качеством. Реальность вокруг него не только устраивает удобные для него законы — она еще и распространяется на некоторое расстояние вокруг, не давая ему увидеть подлые, некрасивые, дисгармоничные законы, определяющие реальность других — их неприятности кажутся ему не более чем случайностями, безусловно не имеющими шансов на продолжение.
Проработка здесь трудна, так как требует существенного расширения сознания, но дает человеку большие возможности распространения гармоничных законов своей собственной судьбы на весь мир; если же почить в бездеятельности, то гармоничные структуры потихоньку обволокут все его тела, последние обзаведутся паразитами и вырваться из получившегося (поначалу мягкого) капкана будет неимоверно трудно, а человек, чьим главным законом становится бессовестный паразитизм, представляет собой жалкое зрелище; впрочем, милостыню он соберет богатую, обязательно обратив на себя внимание внешнего мира.
Пораженный Меркурий не дает простой, легкой и понятной жизни; порой человеку, чтобы хоть как-то к ней приспособиться, приходится изгибаться вопросительным знаком или складываться втрое, или, что не более приятно, принуждать к этому окружающих.
При гармоничных Солнце и Луне плохая приспособленность человека к законам собственной жизни обнаруживается не сразу (иногда всю жизнь вытесняется в подсознание), но все же и в этом случае с годами в его душу закрадывается сомнение: что-то со мной не так, я как-то плохо вписываюсь во внешний мир в целом, то есть неприятности носят неслучайный характер. Другими словами, человек с пораженным Меркурием может твердо рассчитывать на хроническое невезение (особенно в сферах, на которые укажут меркурианские знак, дом и аспекты), пока он ориентируется на общесоциальные законы — формулируемые явно или косвенно. Зато приняв некоторую свою принципиальную особость, то есть отличие от среднесоциального индивида, и уловив, хотя бы в общем и интуитивно, специфические и не всегда сразу удобные (часто вначале очень неудобные), но все же постижимые законы своего бытия, он не только к ним приспосабливается, но и постепенно обнаруживает их определенное удобство — для себя лично и ни для кого другого, а также открывает в себе качество, точнее, способность жить в обстоятельствах, не переносимых с любой точки зрения. Вторая часть его забот — постоянно возникающие хаотические ситуации, словно призывающие его на помощь в наведении порядка. Здесь вначале он чаще всего попадает впросак: или берется не за свое дело, или делает это не вовремя, или не так, или, наконец, все получается хорошо, кроме того, что его вместо благодарности с позором выгоняют, совершенно не признавая его заслуг. Здесь искушение состоит в поспешности и грубости налагаемых им законов, а на более высоком уровне — в завышенных требованиях к себе и упорядочиваемой ситуации: если эгрегор предлагает вам подмести пол и дает в руки веник, не стоит ждать от себя и пола стерильной чистоты операционной палаты; другое дело, конечно, если вы работаете там санитаркой.
Меркурий в знаках
Положение Меркурия в знаке покажет область, где человек, с одной стороны, в наибольшей степени способен обнаруживать и устанавливать законы и порядок, а с другой — наиболее откровенно в этом нуждается, так что недостаток соответствующих усилий быстро приводит к весьма негативным последствиям.
Проработку Меркурия лучше всего вести в знаке, где он стоит; однако это легче сказать, чем сделать, и, кроме того, проблемы поиска и установления законов и структур возникают у каждого человека во всех зодиакальных каналах без исключения, и решать их чаще всего необходимо на том материале, на котором они возникают. В чем же тогда смысл положения Меркурия в знаке? Прежде всего, он заключается в акцентуации меркуриальных проблем — наиболее актуальны они для человека, хочет он того или нет, осознает или вытесняет в подсознание, именно в области, определяемой меркуриальным знаком. Второе, также очень важное обстоятельство, заключается в том, что в этой области обязательно прозвучит отклик на меркуриальное включение, где бы последнее ни происходило, и от того, как человек услышит и отреагирует на этот отклик, во многом зависит решение исходной меркуриальной проблемы.
Меркурий в знаке покажет хаотический комплекс человека — область, где он должен отчасти постичь Божественный, а отчасти навести собственный порядок, но почему-то не в силах этого сделать, и в результате оказывается во власти хаоса. Как и всякая другая планета, Меркурий в карте указывает одновременно и на источник определенной силы (в данном случае — упорядочивающей, подчиняющей закону и т. п.), и на находящуюся неподалеку от этого источника территорию с резким дефицитом этой силы, и к задачам эволюционного развития относится сначала разделение источника энергии и территории ее нехватки, а затем поиск косвенных (иногда очень окольных) путей передачи энергии источника к нуждающейся в ней территории — прямая трансляция здесь невозможна (в этих своего рода танталовых муках часто состоит содержание священной раны — см. вторую часть книги, гл. 8).
Меркурий в Овне
Смысл жизни человека лежит от нее несколько сбоку, чтобы его было легче увидеть.
В проработанном варианте это аспект религиозного мудреца: пандита, цадика, — в общем, гуру, умеющего увидеть преломление миссии человека в виде закона, регулирующего его главные жизненные программы, или правила, распределяющего акценты его экзистенциальных ценностей.
Этот закон не выражается в обычных словах (а также цифрах или математических формулах), но будучи хотя бы отчасти понят, дает человеку возможность очень точно вести главную линию своей жизни — дар, который получают немногие люди и как правило во второй половине жизни.
Меркурий в Овне остро ставит проблему точной структуризации ценностей в соответствии с движением идеала, и всякая ситуация поиска, создания или проведения в жизнь закона подсознательно интерпретируется человеком как духовно-ценностная, что дает иногда социально-неадекватные (и плохо ему самому понятные) пылкость восприятия и реакций.
На низком уровне этот человек будет склонен к мелкой философии по любому поводу, дешевым обобщениям и бурным, но абстрактным рассуждениям в тех случаях, где стоило бы взглянуть поконкретнее, что-то реальное понять, а иногда и сделать. Ему будет искренне казаться, что навести порядок в ценностях — это более чем достаточно, а все остальное приложится, и ему очень трудно понять, что у других людей проблемы порядка могут оказаться совсем другого рода. В то же время честно навести порядок в своих ценностях, вынуть их хотя бы частично из глубин подсознания и осмотреть с точки зрения Главного Этического Закона ему будет необыкновенно трудно и страшно. Хаотический комплекс заключается в подсознательном убеждении, что он совершенно не в состоянии привести свои главные жизненные программы в четкое соответствие миссии, и что мечется он от ценности к ценности как заяц, спасающийся от лисы...
Меркурий в Тельце
Человек, знающий, как пойдут события, обычно слишком велик, чтобы в них вписаться.
Если Меркурий в Овне символизирует еврейского мудреца, знающего, как надо, в общем, то Меркурий в Тельце характерен для его жены, знающей, как надо во всех конкретных случаях.
Проработанный аспект дает специфическую практическую мудрость, высоко ценимую социумом: этот человек чувствует законы (и в какой-то мере умеет на них влиять), определяющие течение потока событий на основе взаимодействия главных устремлений и ценностей их участников. В государственном масштабе это может быть дар крупного экономиста, умеющего удачной системой налогообложения и государственных дотаций качественно оздоровить экономику, или же талантливого дипломата, способного сгладить на переговорах острые межнациональные конфликты, имеющие, как правило, буддхиальную и даже атманическую природу, но манифестирующиеся каузально по вполне определенным законам, которые человеку с Меркурием в Тельце могут быть видны значительно лучше, чем другим.
Тельцовский Меркурий дает соблазн слишком конкретного понимания действия закона вообще, особенно на низком уровне развития человека, когда само по себе понятие «события» воспринимается им достаточно грубо и приземленно. Тогда его представления о законах бытия, мышления, эмоциональной (не говоря уже о духовной) жизни будут крайне примитивными или же он будет склонен отрицать их вовсе: с его точки зрения, закон — это то, что воплощается в ясной структуре событийного ряда, а увидеть ее в потоке эмоций или скачках мышления трудновато даже профессионалу. С меркуриальным Тельцом трудно разговаривать, даже если он находится на высоком уровне развития; его логика давит, хотя он вовсе не склонен аргументировать: на вас оказывают прямое воздействие его собственные структуры, обеспечивающие переход из буддхиального плана в каузальный, и если ваши собственные аналогичные структуры слабее (а если ваш Меркурий не в Тельце, они скорее всего слабее, по крайней мере, при лобовом взаимодействии), то вы на какое-то время окажетесь под воздействием чужих законов формирования потока событий, и это сильное (хотя не всегда неприятное) переживание.
Хаотический комплекс меркуриального Тельца — страх, что законы формирования потока событий им поняты и наложены на реальность в недостаточной степени, и вот-вот случится нечто непредвиденное и события завертятся хаотичным и не управляемым с буддхиального плана образом. Так жена, нашедшая эффективные психологически-игровые методы управления мужем, втайне боится: а вдруг он однажды увидит, какая она стала старая, и бросит ее, уйдя к молодой и красивой...
Меркурий в Близнецах
Истинное понимание событий приходит много позже — понимание того, как не надо было их понимать.
Управитель. Этому человеку дано от природы многое — важно лишь постараться не разболтать это по пустякам.
Тема поиска и установления законов решается здесь (по крайней мере, ставится) на материале ментального моделирования потока событий — точнее, резких поворотов, остановок и тупиков этого потока. Близнецовский Меркурий призван искать законы и структуры, по которым происходит (или должно происходить) осмысление каузальных тупиков и трудностей; это можно назвать законами прикладного мышления, и у каждого человека они во многом индивидуальны.
Таким образом, главная тема близнецовского Меркурия — поиск адекватных правил интерпретации затруднительных событий и ситуаций в различных ментальных символических системах, причем слово «адекватных» в этой фразе имеет в первую очередь субъективное значение: адекватных в реальности самого человека; и лишь очень глубокая проработка аспекта дает ему возможность видеть и разрабатывать законы интерпретации жизненного потока, применимые и эффективные для других людей. А пока этого не произошло, близнецовский Меркурий склонен навязывать окружающим свои порой эффектно смотрящиеся способы интерпретации событийных тупиков, не замечая того, что в реальности других людей его комментарии суть не более чем красивые побрякушки.
Существенная проблема этого человека заключается в том, чтобы понять, что закон и порядок в жизни других людей чаще всего категории не только ментальные, но и какие-то еще, и что самая правильная интерпретация затруднения зачастую недостаточна для его разрешения. Хаотический комплекс в данном случае заключается в тайном страхе неадекватности применяемых человеком правил интерпретации каузального потока: а вдруг, боится он, случится нечто, чем я не смогу связно объяснить, и кто-нибудь сведет мои легкомысленные слова вместе и выставит меня на всеобщее посмешище, как городского дурачка? А вдруг я уже давно дурачок перед самим собой?
Меркурий в Раке
Не умея толком радоваться, сможешь ли ты сделать для человечества что-нибудь путное?
Здесь проблема порядка должна решаться человеком в первую очередь на материале его эмоциональных реакций; другими словами, для него очень важно умение разбираться в собственных чувствах и в первую очередь — как реакциях на ту или иную ментальную медитацию. Йоги говорят: мысли порождают чувства, и рачий Меркурий ощущает это как никто; более того, он умеет довольно точно подмечать, какие мысли порождают какие чувства и с некоторой долей прямолинейности экстраполирует свои наблюдения на окружающих.
Вообще присутствие планеты в Раке дает человеку повышенный уровень эмоциональности, особенно в ситуациях ее активности. Меркурий в Раке означает высокую эмоциональную чувствительность в ситуациях, когда нужно навести порядок или ему подчиниться, и эта особенность человека может быть совершенно непонятна окружающим, да и ему самому. Однако именно такие люди начинают бунты и восстания против тираний, именно они часто не могут пройти мимо несправедливости, их лично не касающейся.
В семье и на работе такой человек может быть плохо переносим, особенно при пораженном Меркурии, когда его представления о законе и справедливости будут более чем своеобразными, но он служит важным индикатором качества порядка и исполнения закона в тех коллективах и ситуациях, где оказывается.
Рачьему Меркурию нужно научиться двум вещам: во-первых, понять, что эмоционально отреагировать на беспорядок, нарушение закона или структуры — это еще не все: иногда нужно подумать, иногда что-то сделать, а когда и покаяться; а во-вторых, не ждать в подобных случаях от окружающих реакций, похожих на свою, и не считать, что эмоциональное равнодушие есть признак невключенности. Хаотический комплекс рачьего Меркурия — неуверенность в природе и управляемости своих эмоциональных реакций на внешние и внутренние события (точнее — на их осмысление). Человек втайне боится за себя: а вдруг моей искренней реакцией на болезнь учителя будет ликование? А вдруг мысль о грядущем Царствии Небесном не вызывает у меня ничего, кроме глухой тоски?
Меркурий во Льве
Женская красота — предмет действий, а не рассуждений.
Не нужно думать, что человек с Меркурием во Льве реагирует на ситуации, где необходимо подчиниться закону или организовать структуру, исключительно своей физиологией, но его повышенная биоэнергетическая реакция в подобных случаях будет бросаться в глаза.
Там, где близнецовский Меркурий станет долго и нудно рассуждать, львиный ощутит энергетический подъем, не сможет усидеть на месте и удержать жестикуляцию.
Вообще проработка канала Льва — довольно тонкий момент самопознания и саморегулирования, который в современной западной культуре почти не исследован. «Учитесь властвовать собой»; «Не давайте волю чувствам, но и не подавляйте их чересчур» — такого рода указаниями и ограничивается современная астральная педагогика, полагая, что остальным человек способен овладеть сам. Кто способен, а кто и нет; однако обладая Меркурием во Льве, человек может выучиться многим эффективным правилам и приемам трансформации остатков отыгравших эмоций в положительный биоэнергетический потенциал. Правда, эти правила и методы вначале будут работать только у него самого, но проработка дает возможность овладеть этим искусством настолько, чтобы начать учить ему и других.
Если же человек этому не выучится хотя бы сам, он попадет в довольно неприятное положение: всякая ситуация, требующая приложения меркуриальной энергии (то есть послушания законам, проведению их в жизнь или самостоятельного их создания), отзовется ударом по эфирному телу, которое через какое-то время потеряет свои защиты и начнет болеть, вслед за чем последуют и физические болезни.
Хаотический комплекс львиного Меркурия — неуверенность в своей способности справиться с эфирными реакциями, следующими за эмоциональными раздражителями. Типичные примеры: «медвежья» болезнь, страх покраснения, заикание в ответственных ситуациях и т. д.
Меркурий в Деве
Дискуссия о бытии Божьем представляется мне праздной: Кто же еще столь регулярно и целенаправленно дает мне в лоб?
Управитель. Этот человек постигает законы и правила на материале движений своего физического тела, подчиняющегося водительству эфирного. В первую очередь это означает большую зависимость человека от взаимодействия эфирного и физического тел: ему обязательно нужно постичь хотя бы основные правила физического поведения при характерных эфирных перенапряжениях и дискомфортах, с тем, чтобы избежать физических болезней и травм. Обычно человек с Меркурием в Деве уже с детства знает за собой определенные «нехорошие» черты физического поведения, например, повышенную склонность к травматизму в ситуациях глубокого волнения: он обязательно или врежется в угол стола, или смахнет на пол чашку, или просто неизвестно откуда появятся синяки, ссадины или потянутые связки. Как правило, с годами появляются и пути компенсации, например, успокаивающая система дыхания, навыки типа аутотренинга, специальные гимнастики и т. п., но обнаруживают себя также и хронические болезни внутренних органов, обостряющиеся при усилении меркурианской энергетики и проблематики.
Проблемы поиска и воплощения закона девий Меркурий склонен видеть в первую очередь как чисто материальные, даже в тех случаях когда они носят, казалось бы, сугубо эмоциональный, ментальный и даже мировоззренческий характер. По крайней мере, ему очень трудно представить себе закон, не имеющий чисто физической манифестации, и трудно понять, что другие люди могут думать по-другому. Он не возражает против того, что иногда надо наводить порядок в мозгах (извините, идеях) — но если это сделать хорошо, то ведь это не может не сказаться и на мире физических предметов?!
Хаотический комплекс девьего Меркурия — это прежде всего неуверенность в своей способности произвести нужное физическое движение. Вообще этот человек физически талантлив, например, может стать неплохим танцором, но полной непринужденности и естественности движений ему добиться очень трудно, если только они не обкатаны годами тренировок. Вероятны также проекции этого комплекса на внешний мир — неуверенность в своих взаимодействиях с предметами и в них самих. В порядке компенсации девий Меркурий может стать акробатом или атлетом-тяжеловесом, но истинное преодоление комплекса идет всегда косвенным путем.
Меркурий в Весах
В целом можно сказать, что болезни на его здоровье сказывались положительно.
В жизни этого человека важную роль будет играть структурная забота о своем здоровье; такие непереносимо занудные для других людей понятия как режим сна и питания, систематические прогулки (пробежки) на свежем воздухе, регулярная гимнастика и т. п. будут для него не только естественной, но и необходимой частью жизни. Еще во младенчестве его мать заметит, сколь важен для него режим, причем ребенок в большой степени установит его сам и будет резко возражать против его нарушения: плачем, ухудшением тонуса и настроения, расстройством пищеварения, и единственным средством восстановить все это будет прислушаться к голосу его природы и восстановить требуемый малышу режим существования.
Конечно, во взрослом возрасте мало кто слушает свое физическое тело, тем более его просьбы о режиме восстановления сил, но весовскому Меркурию они слышны гораздо яснее, чем остальным людям, и он часто к ним прислушивается, по опыту зная, что иначе будет хуже: резко ухудшится самочувствие и могут обостриться хронические болезни, налететь грипп или простуда и т. п.
Если спросить этого человека: какой наиболее ощутимый закон жизни, — он, вероятно, ответит, что это закон соответствия здоровья физическим усилиям, на него потраченным. Более того, все ситуации, когда нужно подчиниться закону или самому установить какие-либо правила (для себя или других), отзовутся у весовского Меркурия биоэнергетически: у него возникнут трудности с усвоением пищи, перебои со сном, привычная гимнастика окажется не такой эффективной, как всегда, или что-нибудь в этом роде, и преодоление этих сложностей будет прямо связано с решением исходной меркуриальной проблемы, даже если она по виду не имела никакого отношения к его здоровью (скажем, наведения порядка в изменившейся картине мира).
Хаотический комплекс весовского Меркурия — опасения за свой энергетический тонус и здоровье в целом: точно ли смогу я их поддержать надлежащим физическим режимом, или в один несчастный день свалюсь без сил или заболею ужасной болезнью, несмотря на все свои старания?
Меркурий в Скорпионе
Произойдя от животного, человек ужасно обрадовался.
Скорпионий Меркурий (возможно, не подозревая об этом) является экспертом по такому вопросу: по каким законам плоды его биоэнергетических переживаний становятся почвой для эмоциональных медитаций, и какой именно почвой?
Если этот человек хотя бы в какой-то степени склонен к самонаблюдению, он еще в юности (иногда и раньше) замечает, сколь большое значение для общего фона его настроения имеет самочувствие, тонус, уровень сытости и т. д.; при этом на общие для всех закономерности (например, голоден — следовательно, зол) у него накладываются правила, свойственные только ему (например, условия возникновения утренней дисфории и способы борьбы с ней: пока я не выпью первую чашку кофе, лучше ко мне близко не подходить: всех ненавижу!).
Обычно скорпионий Меркурий довольно четко отслеживает особенности зависимости своих негативных эмоциональных состояний при биоэнергетическом дискомфорте, болезнях, плохом тонусе и т. п. Однако при желании у него не менее четко прослеживаются и положительные эмоциональные эффекты от правильного питания, закаливания, общения с природными стихиями и других оздоровительных мероприятий. Последние наблюдения имеют для скорпионьего Меркурия огромное значение, так как помогают компенсировать подспудное эмоциональное напряжение, всегда возникающее у него в ситуациях, когда необходимо подчиняться каким-то правилам, наводить порядок, устанавливать законы и следить за их исполнением. Скорпионий Меркурий склонен остро эмоционально реагировать на ситуации нарушения закона и порядка, но не прямой негативной эмоцией (как это свойственно рачьему Меркурию), а накоплением связанных отрицательных энергий (потенциального раздражения, негодования, злобы, агрессии) в глубине астральных почв, их тем самым отравляя и разрушая. Проработка здесь неспроста и обязательно включает работу с высшими телами (выработка достаточно высоких жизненных позиций); только после этого удается смягчить хаотический комплекс скорпионьего Меркурия: страх эмоциональной неуправляемости при эфирной агрессии как собственного тела (болезни, слабость тонуса, плохое питание), так и внешней среды (холод, недостаточный уют и т. д.).
Меркурий в Стрельце
Как связаны чувства кролика перед удавом с мыслями удава о кролике?
Проблема установления закона и подчинения ему решается стрельцовским Меркурием в первую очередь на материале формирования умонастроений из плодов эмоциональных медитаций. Меркурий в Стрельце дает способности такого рода, но человек редко их осознает, по крайней мере, применительно к себе лично. Скорее они заметны в групповых ситуациях: когда страсти отчасти утихают и возникает вопрос: «А чего, собственно, мы шумим-то?» — стрельцовский Меркурий обнаруживает, что у него в голове сложилась некоторая структурированная почва, на которой может пройти ментальная медитация, дающая ответ на поставленный выше вопрос. Пройдет ли эта ментальная медитация, и насколько удовлетворительно, зависит не только от аспектов Меркурия, но и от уровня развития ментального тела человека.
Вообще превращение плодов эмоциональных медитаций в сколько-нибудь культурную и упорядоченную ментальную почву — работа тяжелая и с точки зрения социума в высшей степени подозрительная, как для ментально-, так и для астрально-ориентированных его слоев. Первая категория считает, что мысли вообще не зависят (или не должны зависеть) от чувств, и подсознательно старается перекрыть или проигнорировать стрельцовский канал, вторая же рассматривает плоды эмоциональных медитаций как самостоятельную ценность, не подлежащую отправке из астрального тела куда-либо. Однако для стрельцовского Меркурия жизненно важно научиться правильно структурировать эмоциональные плоды еще по пути их следования в ментальное тело, иначе ментальная почва у него постепенно придет в совершенное запустение, захламится, замусорится и будет способна произвести на свет лишь чахлые ментальные сорняки.
На высоком уровне этот человек способен трансмутировать бушующее море эмоций в некоторую четкую ментальную структуру, например, выразить в немногих словах то, что наболело у целого коллектива, переведя тем самым групповую проблему из астрального на ментальный уровень. Злоупотребление этим талантом может дать ловкого демагога, умело направляющего эмоции коллектива в нужное ему ментальное русло.
Этому человеку трудно понять и себя, и других, поскольку любая ситуация, требующая подчинения закону, упорядочения, структурирования и т. п., отзывается у него эмоционально и он должен превратить результаты этих эмоций в упорядоченное умонастроение — а ему не очевидно ни это обстоятельство, ни (еще менее того) реакции на ту же ситуацию окружающих, которые могут быть совсем другими (например, у близнецовского Меркурия в центре внимания находится событие, ментальные впечатления от которого должны быть четко структурированы, а эмоции вообще не имеют значения).
Хаотический комплекс стрельцовского Меркурия — тайное опасение своей неспособности создать четкое умонастроение после интенсивной эмоциональной медитации. А вдруг осмысления не произойдет и мои мысли будут столь же аморфны и хаотичны, как и чувства?
Меркурий в Козероге
Размышляя, не старайся прийти к выводам. Но коли пришел, принимай их все же к собственному сведению.
Это — аспект практического философа, но человеку нужно вовремя понять два обстоятельства. Первое из них заключается в том, что для него практическая философия, то есть законы, по которым итоги ментальной медитации становятся почвой для будущих событий, очень важна и ответственна, ибо на ней в большой мере лежит груз всех вообще его работ по упорядочению, проведению в жизнь законов, созданию структур и т. п. Второе, и ничуть не менее важное, обстоятельство состоит в том, что другие люди могут быть устроены совершенно по-другому, например, для девьего Меркурия структурирование в первую очередь означает определенную материальную деятельность, до которой козерожьему Меркурию в глубине души часто нет совершенно никакого дела.
Поэтому этот аспект часто дает крайности: или человек в ситуациях наведения порядка более чем эффективен, и это всеми прекрасно чувствуется, или же, наоборот, занимается невнятной мелкой философией с претензией на некую пользу, которую (пользу) никто, кроме него, усмотреть совершенно не в состоянии (да и он, собственно, тоже).
Проработка аспекта идет по двум основным линиям. Во-первых, человек учится тщательно отбирать лучшие результаты своих размышлений и только их отправлять в каузальное тело, превращая в почву для будущих поступков. Во-вторых, он учится не программировать будущее (чем точнее — тем лучше!), а тщательно готовить для него почву, оставляя некоторую свободу для реально вырастающих событий, чьи семена (он догадывается) приносятся потоком Тельца из буддхиального тела.
В меркуриальных ситуациях этот человек кажется жестко-ментальным прагматиком, еще большим, чем меркуриальный Телец, но он имеет для этого некоторые основания. Другое дело, что не нужно интерпретировать поиски нравственного закона (Меркурий в Овне) как чистое ментальное упражнение с необходимым практическим выходом — но для козерожьего Меркурия элементы второго занятия в первом обязательны.
Хаотический комплекс козерожьего Меркурия — сомнение в своей способности превратить плоды раздумий в достаточно структурированную каузальную почву. Мыслей у меня много, и все разные — а ну как не додумаю и события пойдут точно так же вкривь и вкось?
Меркурий в Водолее
И ведь бывает же: опоздал прислушаться к вечной мудрости!
Это — аспект мудреца, умеющего извлечь уроки из происходящих событий, укрепляя и обогащая почву буддхиального тела. Вообще Водолей реализует принцип реальности для высшего тела (души), заставляя его корректировать программы своего развития в связи с тем, что делается на грешной земле (каузальный и более низкие планы).
Меркурий в Водолее означает возможность (и в значительной мере необходимость) осуществлять водолейские трансляции упорядоченно, создавая четкие структуры буддхиальных почв. Субъективно это переживается, например, как ясное распределение душевных сил по основным жизненным программам человека: каждый раз, когда завершается каузальная медитация и созревает ее плод, то есть некоторый экзистенциальный вывод, он транслируется Водолеем в виде некоторого информационно-энергетического потока в буддхиальное тело, причем Меркурий следит (или, по крайней мере, должен следить) за тем, чтобы энергия этого потока четко распределилась по буддхиальной почве, поддерживая одни ценности и программы и ослабляя другие.
Сложность здесь заключается, во-первых, в том, что далеко не все свои ценности человек осознает, во-вторых, в том, что среди них всегда имеется некоторое количество бутафорских, а в-третьих, законы, по которым каузальные итоги трансформируются в подпочвенные изменения экзистенциальной (ценностной) картины мира, очень тонки и с большим трудом и грубостью моделируются ментально; именно поэтому мудрецов гораздо меньше, чем умных людей.
Жизнь этого человека непроста, поскольку элементов подобной мудрости требует от него судьба в каждой ситуации, где нужно подчиниться закону, установить структуру или навести порядок (хотя бы на собственном письменном или кухонном столе); постоянный соблазн меркурианского Водолея — делать дешевые выводы из происходящих событий, например, укрепляясь в нигилистических жизненных позициях («по большому счету ничего хорошего со мной произойти в принципе не может»). С другой стороны, ему нужно понять, что столь важный для него в меркуриальных ситуациях элемент мировоззренческой коррекции может быть вовсе несущественным для других и даже восприниматься ими как дешевая демагогия, имеющая целью отлынивание от конкретной деятельности.
Хаотический комплекс водолейского Меркурия — страх экзистенциальной бессмысленности конкретных усилий, которые могут, более того, привести к подрыву ценностной картины мира, когда итоги событий с несомненностью покажут ее бессвязность и полную несостоятельность.
Меркурий в Рыбах
Что Богу интересно во мне? Видимо, противоположное тому, что меня интересует в Нем.
На высоком уровне проработки этот аспект дает человеку видение законов, регулирующих трансляцию информации из буддхиального плана в атманический — например, того, что на религиозном языке именуется исповедью. Поэтому святой с Меркурием в Рыбах может (разумеется, с Божьей помощью) написать молитву, которая откроет многим его современникам тропинку к Богу. В атеистические времена роль подобной покаянной тропинки часто берут на себя литературные произведения с нравственным оттенком; по крайней мере, в России (и царской, и Советской) такого рода тенденции были очень сильны.
Одна из основных проблем понимания и проработки канала Рыб заключается в том, что материалом для внутренней исповеди служат не мысли, и не поступки, а плоды буддхиальных процессов перестройки экзистенциальной картины мира, осознаваемые человеком в очень малой степени — прежде всего, ввиду тонкости их материи. Как, по каким законам эти метаценности превращаются в атманическую почву, укрепляя (или ослабляя) человека духовно, представляет одну из величайших тайн мироздания, и ближе других к ней может подойти рыбий Меркурий, по крайней мере в отношении природы своего собственного канала Рыб.
Итак, по существу Меркурий в Рыбах — это аспект религиозного философа, но сам человек может об этом и не догадываться, и быть иногда бесконечно далеким в своих помыслах от таких материй, как исповедь, покаяние, религиозность и т. п. Но в ситуациях, когда рыбьему Меркурию окажется необходимо подчиняться некоторому закону или порядку или самому их устанавливать, он обнаружит какую-то непостижимую расплывчатость своего внимания, связанную с тем, что ему будет очень трудно рассматривать такого рода ситуации в их чисто социальном или плотном (эфирно-физическом) аспекте: подсознательно он все равно ощутит их как подчиненные нравственно-духовным законам, как будто в эту минуту Господь пристально наблюдает за ним лично, и лучше показать Ему все как есть (ну, кроме незначительных мелких грешков, которые можно, если повезет, и утаить).
Скорее всего, у этого человека будет талант исповедника, и даже вовсе не желая того, многие люди будут открывать ему свою душу — и рыбьему Меркурию очень важно понять, что в такие моменты через него слушает Бог, и не мешать Ему собственными суетными мыслями и чувствами.
Хаотический комплекс рыбьего Меркурия очень трудно осознать, так как это исключительно тонкая программа подсознания. Очень приблизительно она может быть обозначена как страх бессмысленности любых душевных усилий, которые в конечном счете все равно не помогают исполнению миссии, а может быть, ее вовсе дезорганизуют.
Глава 4
ВЕНЕРА
Анахатная фаза эволюции энергетического принципа. Управляет Тельцом и Весами.
Ключевые слова: жизнь; любовь; благодать; чувство юмора; невидимое Божественное присутствие
И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма. И был вечер, и было утро: день шестый.
Бытие 1:31
Когда доведенная до отчаяния мать приводит ребенка к психологу с разнообразными жалобами в спектре от домашней грубости, непослушания и злостного ковыряния в носу до хронических двоек в школе и попытки ограбления пивного ларька, и в качестве своего оправдания заявляет, что «она все, ну буквально все для него всегда делала, кормила, одевала, уроки проверяла, спать вовремя укладывала», то несчастная родительница сильно рискует получить в ответ неожиданное и непонятное обвинение: «Ребенку хронически не хватает вашей любви». «Но как же это может быть? — воскликнет горестная мать. Ведь я так его люблю, чего же еще ему от меня надо?!»
Действительно, чего? Что нужно для того, чтобы в доме хотелось жить? Прежде всего, он должен быть построен (солнечная энергия) и должен обеспечивать определенную защиту от окружающей среды (крыша не должна течь), а также регулируемые средства коммуникации с ней (двери, форточки) — это лунная энергия. Далее, дом должен быть построен по определенному плану, обеспечивающему его функциональность, например, в нем должны быть предусмотрены несколько видов помещений (гостиная, спальня, ванная, кухня, кладовая), системы отопления и электропроводки и т. д. — на это требуется меркурианская энергия. И, наконец, последнее: в доме должно быть уютно, так, чтобы в него было приятно войти, как будто он приглашает вас — радостно, ласково, нежно и во всяком случае искренне — в нем пожить. Это приглашение и есть признак венерианской энергии, наполняющей дом жизнью, любовью, благодатью или, другими словами, незримым, но очень явственно ощутимым Божественным присутствием.
* * *
Особенностью венерианской энергии является ее направленность — в некотором смысле противоположная тому, как мы обычно представляем себе действие энергетического потока. Венерианскую энергию можно источать из себя подобно тому, как цветок источает свой аромат, но ею нельзя произвести императивное действие: даже если пчела или бабочка пленяются запахом цветка и он представляется им неодолимо обольстительным, все равно их поведение в очень большой степени зависит от них самих, и точно регулировать его одной лишь венерианской энергией не удается. В этом смысле распространенный упрек, который близкие люди порой склонны обращать друг к другу: «Ты меня не любишь!» — с энергетической точки зрения некорректен, поскольку подразумевает приблизительно следующее: «Мне достается слишком мало энергии твоей любви», — но энергия любви (венерианская) не может быть послана непосредственно адресату наподобие меркурианской (управление его жизнью), она лишь создает вокруг него некоторое поле, которое объект любви может воспринимать, а может и не замечать.
Однако не будем забегать вперед и обсуждать раньше времени венерианские проявления в парном союзе. Прежде всего нужно понять, каков для человека главный источник венерианской энергии, и ответ на этот вопрос во всех религиях один и тот же: это — Бог. Человек любит кого-то (мать, жену, ребенка, друга, возлюбленную) или что-то (родину, местность, профессию, идею) в той мере, в которой Бог являет ему Себя через объект любви — но являет скрыто, особой (венерианской) эманацией, и она заставляет человека трепетать, поднимаясь на волнах блаженства, восклицая: «О, сколь ты прекрасен!» — но всегда по поводу конкретного человека или объекта, за которым Бог Сам по Себе тщательно скрывается. Прекрасное описание подобного переживания приводит Бхагаван Шри Раджниш в книге «Истинный мудрец» (толкования хасидских притч):
Вы, должно быть, слышали о знаменитой гончей Рин Тин Тине. Ее тренера попросили описать Рин Тин Тина. Он попытался это сделать, но свойства собаки были столь неописуемо прекрасны, что ему никак не удавалось их описать. Так что он экал, мекал и, наконец, сказал: «Рин Тин Тин — это Бог в образе пса!»
Иногда, при сильном включении венерианских потоков объектом любви становится весь внешний мир целиком, и это переживание является центральным во многих религиях, исповедующих принцип «Бог есть любовь».
* * *
Здесь автор хочет сделать небольшое отступление и высказать свои соображения по поводу поисков Бога, проявляющегося в любви (путь бхакти-йоги). Истинное ощущение невидимого Божественного присутствия в чем бы то ни было: любимом человеке или идее, привычном ландшафте или грозовом горизонте, — прежде всего естественно и ненасильственно. Я не заставляю себя их любить: скорее, наоборот, я чувствую, как неизреченная Божественная любовь неуправляемым потоком льется через них на меня, буквально разрывая мое сердце, которое пытается ответить встречным чувством и оказывается явно, очевидно не в силах этого сделать, настолько поток Божественной радости и ликования по моему адресу превосходит все то, что я, со своими слабыми силами и трепещущим как овечий хвост сердцем, могу предложить миру.
Поэтому столь характерные для эпохи Рыб призывы к любви, происходящие как от религиозных, так и мирских морально-нравственных проповедников, по сути своей если не демагогичны, то во всяком случае, совершенно не учитывают природы венерианской энергии. Даже рассуждая с чисто богословских позиций, совершенно очевидно, что я могу полюбить кого-либо или что-либо, то есть увидеть за данным объектом Бога, только в том случае, когда Он сам захочет явить мне Себя через этот объект, так что даже если я очень захочу возлюбить нечто, но Его воли на это не будет, то я в лучшем случае честно признаю свою неудачу, а в худшем — стану предаваться более или менее изощренному самообману, выдавая самому себе за любовь чувства и переживания, не имеющие к ней никакого отношения.
Путь бхакти-йоги, или путь любви, имеет в своем конце не любовь человека к миру, а любовь мира к человеку — но об этом говорить как-то неудобно, слишком, что ли, эгоцентрично звучит. Если представить этот путь как все возрастающую любовь человека к миру, то, по крайней мере, понятно, чего требовать от ученика: «Ты возлюбил родные поля и лощины? Даю тебе полгода на первые и полгода на вторые. Через год приходи, сдашь зачет и займемся ближними». Если же не понимать путь любви как постепенное открытие любви мира к себе, то обучение должно по идее выглядеть так: гуру отправляет ученика сидеть под дубом до тех пор, пока ученик не ощутит любви к себе этого дерева. «Делай, что хочешь, но покуда он тебя не возлюбит, не возвращайся». — «А если он меня возненавидит?»
* * *
Таким образом, нужно различать два направления венерианской энергии: от мира ко мне и от меня к миру. Первая переживается как любовь, вторая — как обаяние, чары или, на более высоком уровне, благодать, идущая через меня в мир. Тяжка участь человека, живущего без любви, совсем не воспринимающего благодати, идущей к нему из мира. Но не менее тяжка участь святого, снискавшего Божью благодать, исполнившегося любовью к миру, несущего ее с собой и не умеющего отдать ее так, чтобы она была воспринята душами людскими, а не расхищена по дороге разнообразными демоническими сущностями, и не отвергнута узким сознанием человека, привыкшим воспринимать и мыслить общесоциальными штампами. Это также серьезная проблема, встающая не только перед святыми, и ключи к ее решению лежат во внутреннем мире человека, символическим образом которого является внешний; в частности, если меня переполняет любовь, а ее мне почему-то никак не удается адекватно выразить внешними действиями, то можно заподозрить присутствие сильного внутреннего сопротивления к такому выражению — может быть, мне в глубине души жалко своей любви, или я не уверен в ее качестве, или опасаюсь негативных побочных эффектов...
* * *
Да не введет читателя в заблуждение видимая эгоцентричность выражения: «любовь мира (Бога) к человеку». С точки зрения достигшего бхакта, в мире нет ничего, кроме Божественной любви, изливающейся сплошным потоком на все существа без исключения, — но сколь же далеко до подобного видения (читай — положения точки сборки) среднесоциальному индивиду, задавленному семейными, финансовыми и рабочими проблемами, ростом налогов, безработицы и преступности, а главное — угнетенному и подозрительному внутренне, не верящему ни во что, кроме себя, ни в Бога, ни в черта, ни в гуманитарную помощь развитых стран. Для того, чтобы почувствовать любовь мира к себе, человеку нужно совершить в некотором смысле подвиг самоотречения — снять с себя защиту эго и воспринять судьбу мира как часть своей собственной; только тогда (и далеко не сразу) он сможет ощутить ее реально, а не иллюзорно. А различные медитативные практики, или, хуже, алкоголь и наркотики лишь помогают на время позаимствовать (украсть) из высших слоев астрального плана подобного рода переживания (на самом деле — их слабый суррогат) и таким образом получить некоторое представление о чувственном — но не духовном! — опыте настоящих святых и просветленных.
Итак, первое препятствие, стоящее на пути восприятия Бога в объекте, — это, как ни странно, защита его. Любящий не защищен от любимого, а как только защита появляется, исчезает видение Бога и, соответственно, любовь, хотя человек далеко не всегда склонен себе в этом признаваться. С другой стороны, быть любимым, оставаясь защищенным от любящего тебя, вполне возможно (хотя и не очень этично с точки зрения водолейской этики; эпоха Рыб относилась к такого рода поведению достаточно снисходительно).
Справедливости ради следует сказать, что защита эго, препятствующая включению объекта в слишком интимный круг восприятия, как правило, имеет серьезные основания. В каждом объекте и особенно человеке есть более светлые и более темные стороны, где-то летают ангел-хранитель и добрый гений, а неподалеку (чуть ниже) корчат рожи разнообразные бесы, которые первыми откликаются на венерианское излучение. «Полюбите нас черненькими, — радостно восклицают они, подлетая на всех парах к намечающемуся влюбленному, — беленькими-то нас всякий полюбит!» А каждый человек, сознательно, полусознательно или бессознательно пытающийся идти по пути бхакти, довольно скоро обнаруживает, что любовь другого значит не только ставить себя в зависимость от него, это еще значит становиться жертвой или бесплатным донором для разных бесов и паразитов или, в психологическом разрезе, отрицательных черт характера любимого существа. В этику эпохи Водолея безусловно будут входить правила защиты окружения человека от его личных демонов — в том смысле, что любой индивид должен будет, наравне с чисткой зубов, следить за тем, чтобы сопутствующие ему бесы не переходили в своих бесчинствах определенных границ и не слишком тревожили окружающих; в настоящее время, увы, социальная этика ориентирована больше на внешние манеры поведения, и иные субъекты с неимоверно грязными каузальным и даже астральным телами бывают порой отлично социализированы.
Однако тема специальных венерианских паразитов еще впереди, а пока автор хочет вернуться к особенностям венерианской энергии. Человек не в состоянии дать миру любви больше, чем у него есть; а есть у него ровно столько, сколько он получает от Бога. Не то, чтобы, имея цель возлюбить мир (стать для него источником благодати), я должен сначала возлюбить себя — совсем нет; но прежде, чем стать источником любви, мне нужно ощутить себя ее субъектом, то есть почувствовать любовь Бога к себе — не меньшую, чем я собираюсь отдать миру. Это очевидное арифметическое соображение; реально же человек отдает в мир лишь незначительную часть той любви, что он получает от Бога: часть расходуется в личных целях, часть идет на прокорм своих демонов, часть незаметно рассеивается в пространстве, часть исчезает неизвестно куда... но что-то попадает и окружающим: людям, собакам, предметам и родственникам, и они на глазах хорошеют, а порой начинают светиться отраженным, но все равно Божественным светом, утверждая жизнь в любых условиях, даже, казалось бы, абсолютно для нее невозможных.
Итак, венерианская энергия, идущая от человека в мир, всегда есть отраженный свет любви, которую человек получает от Бога, так сказать бесплатно, в порядке снисходящей благодати. Даже если человеку кажется, что Бог и мир его вовсе не любят, но при этом венерианский поток от человека в мир идет, то можно смело утверждать, что где-то вне его сознания во внешнем или внутреннем мире имеется источник Божественной любви, освещающей человека, и по своей силе существенно превосходящей то, что он транслирует вовне. Проще мысль этого абзаца можно выразить так: любовь, идущая от человека в мир, всегда есть не более чем отражение той Божественной любви, которую человек получает. Последнее, впрочем, вовсе не умаляет качества любви, транслируемой человеком в мир: отражение Божества всегда есть Божественное отражение.
* * *
Каковы же уровни проработки венерианской энергетики? Это вопрос о духовном пути любви, или бхакти-йоги. Здесь автор как астролог позволяет себе высказать некоторое несогласие с мнением Свами Вивекананды, утверждающего, что это самый простой и естественный из всех путей духовного восхождения. Правда, эти слова нужно правильно понимать — например, в контексте «Практической Веданты», где прямо сказано, что религиозность сама по себе — редкий дар, который можно получить лишь в результате постоянных схваток со своим низшим началом...
Во всяком случае, без непримиримой ежедневной борьбы со своим эгоизмом и узостью сознания сколько-нибудь серьезная проработка Венеры невозможна — притом что эта борьба всегда ведется не прямо, а косвенно, но нисколько не становится от этого менее ожесточенной. В чем же причина этого ожесточения?
* * *
На первом уровне проработки Венеры любовь, как бы это помягче выразиться, слишком хороша и привлекательна и представляет огромный соблазн для эго: очень хочется закрыться от мира (в том числе и от любимого объекта) и потребить всю венерианскую энергию самолично, ни с кем не поделившись. Такого рода эгоизм создает своеобразную полупроницаемую мембрану, пропускающую любовь к человеку, но не от него вовне. Жизненная позиция, чаще всего мало осознанная, в подобных случаях примерно следующая: «Вы меня любите, любите, пусть мне хоть немного будет хорошо и тепло от этого, а то меня всю жизнь только обижали и притесняли, и мое сердце для других совсем замерзло. Вот немного оттает — тогда, глядишь, и от меня к вам что-нибудь обломится. А пока, извините — даже самому не хватает». Результатом возникновения такой полупроницаемой мембраны является сужение восприятия (человека интересует не объект сам по себе, а лишь собственные положительные ощущения в связи с ним) и ограниченное видение объекта — а потому и Божественного света, идущего через него: полупроницаемая мембрана обнаруживает тенденцию становиться вовсе непроницаемой, и любовь из жизни человека незаметно уходит.
Исключением из этого правила служат объекты, целиком или частично связанные с экзистенциальной судьбой человека и попадающие в сферу его непосредственных интересов (в том числе и чисто эгоистических). Каждый человек кого-нибудь или что-нибудь да любит, и хотя нам иногда претит называть любовью (в лучшем смысле слова) чувства лежебоки к своей постели, обжоры к поедаемой им пище и даже иной абсолютно эгоцентричной матери к своему ребенку, тем не менее здесь налицо венерианские проявления, хотя и низшего уровня, ибо даже законченному эгоисту Бог являет Себя, причем иногда довольно ярко и ощутимо — настолько, что более высокие венерианские вибрации долгое время воспринимаются им как совершенно эфемерные.
Парадокс при переходе на второй уровень проработки Венеры заключается в том, что с точки зрения сознания ситуация качественно не меняется: по-прежнему я могу любить лишь те объекты, которые сущностно (буддхиально) воспринимаются как свои, то есть не разделяю их и свою собственную судьбу. Разница заключается в другом: во-первых, меняются характерные чувства, сопутствующие любви (повышаются их вибрации), а во-вторых, возникает желание открыться объекту любви и что-то для него сделать. Этим характерен второй уровень проработки Венеры, когда у человека возникает смутная идея совместной медитации с объектом любви — не обязательно эмоциональной, может быть, ментальной или каузальной («мы будем с тобой вместе жить, делить трудности и преодолевать препятствия»). Конечно, эта идея понимается вначале достаточно примитивно (понравился цветок — сорвать и понюхать его, приглянулась девица — окликнуть и улыбнуться и/или взять телефон, полюбился пейзаж — определить его как место своего последнего успокоения), но именно в ней заключается главное направление узости сознания, в котором первоначально размещаюсь лишь я сам и то, что меня — с точки зрения общественного подсознания — самым непосредственным образом касается.
Здесь мы сталкиваемся — и далеко не в первый раз — с двоякой регулирующе-стандартизирующей функцией социальных эгрегоров. Личный эгоизм и узость восприятия индивидуума в очень большой степени обусловлены прямыми влияниями со стороны общественного подсознания, которое имеет совершенно определенное мнение по поводу того, что входит в сферу моих личных интересов, а что нет, и жестко пресекает любые попытки расширения этой сферы, так что борьба за расширение ценностного сознания оборачивается прямой, хотя зачастую необъявленной, войной с социальным эгрегором, который точно знает кого, что, в какой ситуации и в какой степени я могу любить — а дальше ни-ни! Пройти поперек такого рода общесоциального управления довольно трудно, но оно же выполняет важнейшую защитную функцию, оберегая социального индивида от слишком сильного венерианского включения. Может, он немного поскучает и даже усомнится, существует ли любовь на самом деле, или, вернее, это выдумки поэтов да экзальтированных особ женского пола, но зато и не станет жертвой страстей, которые очень быстро поставят его на грань не только социального существования, но порой и откровенного безумия.
Потому что Бог грозен для человека в любом Своем обличье, и даже одна из самых мягких (на первый взгляд) энергетических вибраций становится непереносимой по мере увеличения ее силы и более интенсивного просвечивания атманического тела и плана. Можно даже сказать, что самые страшные преступления человечества, как индивидуальные, так и групповые, совершались, будучи вдохновлены Венерой, и разрушение Трои тому архетипический пример. Когда Бог являет Себя слишком ярким, непереносимым для психики свечением, человек реагирует безумием: он начинает стремиться к объекту любви фанатично, забывая абсолютно все остальное, в том числе моральные ограничения, чувства долга и ответственности и даже инстинкт самосохранения.
На третьем уровне проработки Венеры человек начинает видеть разные лики любви и разные эффекты, которые она производит как на него самого, так и на любимый объект.
Прежде всего он учится распознавать ее темный лик — свет Божества, на который, хочет он того или нет, в первую очередь реагирует его низшее, иногда откровенно биологически звериное начало, обретая над ним власть и заставляя деградировать в целом. На низком, совсем уже откровенном, уровне это может быть и страсть к наркотикам или переходящая всякие социальные границы сексуальность; однако гораздо чаше темный лик любви проявляется в относительно социализированном виде — например, в форме любви к другому человеку (матери, ребенку, мужу, любовнице...), в виде хобби или пристрастия, поглощающего все его интересы (например, коллекции марок, любимого кота или попугая) и т. п. Все это может заслонить от человека мир целиком, но на третьем уровне проработки Венеры он все же способен в некоторый момент это осознать, признать свою любовь как во многом питающую его личных бесов и демонов и существенно сократить ее роль в своей жизни — как на буддхиальном плане, так и на каузальном.
С другой стороны, человек учится более дифференцированно видеть и любимый объект, причем так, что анализ не убивает его любви. Если на втором уровне видение каких-либо недостатков в объекте равносильно окончанию любви к нему (позиция: «раз я его люблю, для меня он — совершенство»), и человек относится к критике любимого существа крайне болезненно, фактически ее не воспринимая, то на третьем — картина восприятия меняется. Теперь уже возможно членение объекта любви, видение его недостатков (от которых он кажется только милее), а также мелких бесов и демонов, весело снующих вокруг него. Эти бесята и демонята тоже, конечно, очаровательны, но человек одновременно видит, какой вред они наносят любимому существу (являясь по сути паразитами), и часто бывает склонен с ними сражаться — не потому, что они сами по себе ему не нравятся, вовсе нет, а исключительно оберегая любимое существо — его энергетику, а заодно и этику. Здесь впервые возникает проблема, о которой на первых двух уровнях проработки Венеры человек и не подозревает: оказывается, для того, чтобы донести свою любовь до объекта, нужны специальные усилия, а иначе ее по дороге расхватают различные хищники, в том числе собственные бесенята любимого существа, и тогда получится, что из моей — самой лучшей и чистой — любви к нему не произойдет ничего хорошего, кроме усиления его эгоизма расцветания различных пороков. Но даже и не говоря о хищниках, любимое существо может вовсе не заметить моей любви, хотя бы и выраженной самым очевидным и недвусмысленным образом...
Мы видим, что на третьем уровне проработки Венеры человеку недостаточно естественно идущих медитаций с объектом любви, ему нужно еще как-то донести и выразить свою любовь к нему, но сделать это адекватно не удается ни на этом, ни на следующих уровнях. Венерианская энергия дает естественное свечение, но не направленное освещение — за последнее отвечает скорее Марс; однако на третьем уровне проработки Венеры человеку это очень трудно понять, и он страдает от невыраженной любви, плохого понимания и порой устрашающих эффектов своей деятельности, забывая (а чаще откровенно не осознавая), что она освещена (и освящена) любовью в первую очередь и главным образом для него самого, но не для окружающего мира.
На четвертом уровне проработки Венеры человек во многом переосмысливает природу ее энергетических потоков — прежде всего, в целом. Ему становится совершенно ясно, что передать другому свою любовь ничуть не легче, чем самому ее обрести, — и на то, и на другое нужно Божье соизволение, и ничуть не менее того. С этой точки зрения становится очевидным заблуждение молодой матери, думающей приблизительно так: «Я буду горячо любить своего ребенка, и от этого он вырастет хорошим и добрым». Да, именно таким, но при условии, что ее любовь будет им воспринята, а преуспеть в этом совсем не так легко, как ей вначале может казаться.
Те же проблемы возникают у любого человека, идущего по пути любви, и на четвертом уровне проработки Венеры он понимает, что они в подобной обстановке неразрешимы: распустившийся цветок прекрасен по своему виду и распространяет свой аромат на целую поляну, но почему-то на его прелесть обращают внимание лишь две-три пчелы из целого роя, вьющегося неподалеку, — и тут ничего не поделаешь. Насильно мил не будешь, как справедливо замечает пословица, и в данном случае точнее не скажешь.
Основной вызов, который должен принять человек четвертого уровня проработки Венеры, заключается в том, чтобы увидеть сюжеты, связанные с этой планетой, как принципиально несимметричные и научиться в любви сублимации и переносу. Другими словами, истина заключается в том, что нашу любовь вызывают одни объекты, а нуждаются в ней иные, причем выбирать ни те, ни другие человеку не дано. Так Луна, освещаемая Солнцем, бросает отраженный свет на ночную поверхность Земли, а не возвращает его обратно дневному светилу.
* * *
Как и другие фазы эволюции энергетического принципа, венерианская (анахатная) порождает специфических паразитов; некоторые из них описаны ниже.
Первая категория венерианских паразитов оживляется, когда Бог начинает показывать Себя человеку в том или ином объекте, проще говоря, когда на человека снисходит любовь; вторая категория активизируется, наоборот, когда человек внутренне переполняется любовью и начинает транслировать ее в мир, становясь для него источником света и благодати.
Не нужно думать (об этом еще будет речь в этой главе), что любовь переживается только или в основном эмоционально; если и есть в общественном подсознании такая установка, то она связана с ролью астрального тела как критерия реальности переживания: то, что не находит эмоционального отклика, считается как бы нереальным, иллюзорным, чем-то вроде фантома. Это, конечно, несправедливо, тем более что эмоции могут приходить спустя некоторое время, но в век засилья ментальных энергий и конструкций способно служить для них определенным противоядием: если античная мудрость звучала как: «мыслю, следовательно, существую», то современный, пытающийся оттолкнуться от ментального плана взгляд можно передать так: «эмоционально реагирую, следовательно, живу».
Однако если речь идет о любви, точнее, о восприятии Бога, то сводить то и другое к эмоциональным реакциям, тем более в достаточно примитивном их понимании, было бы грубой ошибкой и профанацией. Бог являет Себя человеку в первую очередь в виде красоты, причем не только материальных образов, но также идей, иногда притом весьма абстрактного порядка (атманических). Иногда непостижимо прекрасными кажутся определенные ценности и добродетели (буддхиальный план), а иногда необычные стечения обстоятельств, элегантные повороты событий или шикарные финалы хорошо (на небесах) спланированных действий. Во всех этих случаях выраженной эмоциональной реакции не возникает, или она не слишком существенна, и на этом основании серый голос социального эгрегора обесценивает переживание, хотя оно могло быть совершенно истинным и довольно сильным.
Итак, первый из рассматриваемых нами венерианских паразитов — это Скептик, чья позиция звучит, например, так: «А вы мне докажите, что то, что я вижу, — это именно Бог, а не кто-нибудь еще». Скептику мало дела до того, что Бог находится за объектом и как Таковой и не должен быть виден; но даже если и так, то всегда можно подвергнуть сомнению сами переживания человека: «А точно ли Божественный свет ты видел?»
В действительности переживание венерианских энергий на всех планах достаточно отчетливо, но социально оно расценивается — исключая особые выделенные случаи — как малозначительное, и потому человеку часто трудно признать его существование и значимость для самого себя. Любимый риторический (так он его подает) вопрос Скептика это: «Ну и что?»
— Ну, восхитил тебя сегодня рассвет, улыбнулась женщина на улице, сошлись без видимой причины концы с концами в бухгалтерском отчете, даже в булочной продавали любимый пирог — ну и что с того? Что это доказывает и что по большому счету в твоей жизни меняет? Не станешь же ты на этих основаниях утверждать, что Бог существует и лично тобой сегодня четыре раза занимался?
Человек с сильным Скептиком ведет внутренне достаточно безрадостное и безблагодатное существование, ибо развитый Скептик может съесть практически все венерианское излучение, идущее из мира к своему хозяину; внешне такого человека легко отличить по удивительной (до неестественности) неблагодарности в связи с любыми бескорыстными поступками по его адресу: он воспринимает их вначале крайне подозрительно («А что вы захотите от меня взамен?»), а убедившись в их всамделишном благотворительном характере, принимает абсолютно как должное и зачастую сопровождает такой кислой миной, что у благотворителя может возникнуть комплекс вины: видимо, чего-то он не предусмотрел, недодал, недоделал...
В некотором роде противоположностью Скептику является Пылкий Возлюбленный, уничтожающий всякое Божественное явление мощным ударом своего энтузиазма.
«Как красиво! Нет, вы посмотрите, до чего красиво! Пожалуй, ничего красивее этого замка я не видел со времен своей юности, когда жил в довоенной Праге и где пиво, скажу я вам, было не в пример здешнему. Да, это было пиво так пиво!..» Понятно, что от мимолетного первоначального эстетического впечатления к концу этого монолога не остается и следа — вся венерианская энергия под шумок съедается Пылким Возлюбленным. Но главная сфера его деятельности — это, конечно, межличностные отношения. Здесь Пылкий Возлюбленный заранее знает, в каких ситуациях и какие именно восторги он должен ощутить, и, что называется, не упускает случая, хотя в действительности человек не чувствует вовсе ничего или близко к тому. Венерианское излучение всегда свежо и непредсказуемо, олицетворяя саму жизнь — ту самую, которая упорно не желает влезать ни в какие рамки; но стоит лишь не то что оценить, даже просто посмотреть на объект под заранее обусловленным углом зрения — и его волшебство моментально исчезает, превращаясь в лучшем случае в лубочную картинку. Для Пылкого Возлюбленного характерно то, что он заранее точно знает, какие именно качества объекта вызывают его любовь и в чем она может выразиться. «Я люблю в тебе юность, непринужденность манер, стройность талии, длину ног, лебединый изгиб шеи и твердое выражение подбородка, а также серые круглые глаза, нос без признака горбинки и обольстительные колени. Мои чувства к тебе столь сильны, что я готов мчаться за тобой на край света в автомобиле, на который сам же заработаю». В женском варианте аналогичные обещания могут прозвучать так:
— Кабы я была царица, —
Говорит одна девица, —
То на весь крещеный мир
Приготовила б я пир.
— Кабы я была царица, —
Говорит ее сестрица, —
То на весь бы мир одна
Наткала я полотна.
— Кабы я была царица, —
Третья молвила сестрица, —
Я б для батюшки — царя
Родила богатыря.
А. Пушкин
Разница между сестрами из сказки и Пылким Возлюбленным заключается в том, что первые были способны выполнить свои обещания, он же — никогда.
Следующая фигура, паразитирующая на венерианской энергии, активизируется, когда человек чувствует в себе избыток любви к миру и начинает искать конкретный объект, на который эту любовь можно излить. Обычно долго искать не приходится, и объект сам идет в руки. На нем надета майка, на груди которой красуется надпись: «Полюбите меня! Мне так не хватает вашей любви!»; на спине той же майки надпись значительно короче: «Мало». Сам носитель майки может в разных случаях называться по-разному и выступать в разнообразных ролях, например: Круглая Сирота, Жертва Несправедливости, Человек с Деревянной Ногой (Тяжелым Детством), Роковой Мученик и т. д. Важен здесь принцип работы майки: она поглощает венерианскую энергию в любом количестве и качестве, в ответ изрыгая ядовитые клубы недовольства и неблагодарности: в мир вообще и по направлению к незадачливому венерианскому донору в особенности. Таким образом человек получает очень важный урок (смысл которого понимает далеко не сразу): его любовь не поддается фокусировке и ею нельзя осветить произвольно выбранный объект; более того, придется, быть может, ждать и искать довольно долго, пока не найдется кто-то или что-то, кому эта любовь в самом деле понадобится.
Результатом нескольких последовательных встреч на жизненном пути с фигурами предыдущего типа, склонными паразитировать на его любви, является защитная реакция подсознания, которая выставляет лозунг типа: «Никому твоя любовь не нужна, и в любом случае от нее тебе же одни лишь неприятности». После этого ставится вопрос о (по крайней мере, частичной) защите от любимого объекта, в соответствии с пословицей «любить люби, а всю жопу не показывай», а также о возможном личном потреблении энергии любви, которая по идее адресована во внешний мир. И вот здесь вырастает внутренний паразит по имени Любимый, гораздо более опасный, чем все внешние: человек с его помощью учится удобно, комфортно и в полной безопасности поглощать им же самим генерируемую венерианскую энергию. Здесь позиция примерно такая: «Я знаю, что должен донести до тебя определенные чувства или что-то сделать, но некоторое время погреюсь в этой энергии сам — пока не сложатся благоприятные обстоятельства и не возникнет полная уверенность в безопасности. Понятно, что ни того, ни другого дождаться невозможно, и венерианскую энергию съедает паразит, который накладывается на образ объекта. Например, я чувствую некоторое напряжение в отношении своего знакомого, которому не хватает моей поддержки и определенных слов искренней благодарности — которые я ему очевидно обязан сказать. В то же время я опасаюсь, что если я честно это сделаю, то на минуту окажусь в его власти и он сможет — если захочет — сыграть со мной в неприятную психологическую игру или просто самоутвердиться за мой счет. Что же мне делать?» На помощь моментально приходит Любимый, который накладывается на мысленный образ знакомого, и теперь я в своем воображении и в полной безопасности отыгрываю нужную мне сцену, то есть произношу слова поддержки и благодарности, (вполне реальную!) венерианскую энергию которых съедает Любимый, после чего мое внутреннее напряжение уходит, и я даже испытываю нечто вроде радости. Правда, при последующей реальной встрече с этим знакомым возникает некоторая натянутость — он ждет от меня хотя бы признательного взгляда, но не получает и этого (так как лишней венерианской энергии у меня больше нет), и в расстройстве думает обо мне или о себе что-то плохое (например, «он совсем бессовестный» или «видимо, я в чем-то перед ним виноват»), но высказать претензию вслух не в состоянии: недостаток любви в отношениях социум дозволяет обсуждать только в таких интимных парных союзах, как любовник — любовница, муж — жена или родитель — ребенок. Кто из читателей рискнет всерьез заявить своему начальнику: «Вы меня недостаточно любите!»?
* * *
Теперь рассмотрим проявления венерианской энергии в различных коллективах.
Тема любви в парном союзе, пожалуй, одна из самых распространенных в мировой культуре, но взгляды на любовь мужчин и женщин в эпохи Рыб и Водолея по-видимому разойдутся совершенно кардинально — до такой степени, что самые волнующие и трогательные для уходящей эпохи сюжеты с точки зрения наступающей будут рассматриваться как тяжелая психическая и этическая патология. Ведущие темы любовных сюжетов последних веков — это темы собственнического обладания любимым существом и главенства любви и связанных с ней аффектов над всеми прочими имеющимися в мире энергиями и структурами. Здесь мы повсюду видим исключительно темный лик любви, даже в тех случаях, когда ради любимого существа совершаются подвиги самопожертвования, но все равно влюбленного (влюбленную) ведут страсти и желание в конечном счете иметь любимую для себя; недаром у всех сказок с благополучным концом он выглядит как-то неестественно и неуверенно: «...И стали они жить-поживать да добра наживать». Какого именно добра — неясно, но если чисто материального, то как-то откровенно пошло получается...
Вероятно, в эпоху Водолея любовь в парном союзе, особенно между различными полами, будет рассматриваться как обстоятельство, дающее возможность особенно интенсивной парной работы, — вначале это в основном согласование оккультных организмов партнеров и (параллельно) совершенствование каждого из них в отдельности, а затем, когда прояснится программа парного эгрегора, проведение ее в жизнь.
При таком подходе радикально меняются ценностные акценты: с первых мест уходят любовь как переживание и объект любви (партнер) как собственность, заменяясь центральным понятием «мы» (то есть парного эгрегора) и его эволюции. При этом существенно теряют свой характерный игровой интерес ситуации любовных «треугольников» — они воспринимаются как знаки недоработок в парных отношениях, своего рода огрехи парной работы, но зато приобретает первостепенный интерес динамика парных отношений и растущие со временем возможности пары, сопровождающиеся видоизменением взаимной любви — тема, ныне практически не разработанная. Каковы должны быть отношения в паре, чтобы муж мог стать президентом своей страны, и притом не погибнуть от пули наемного убийцы? Очевидно, обычной любви и преданности со стороны супруги здесь не хватит — нужно что-то еще, но что именно? Автор, впрочем, не собирается отвечать на эти вопросы — они лишь иллюстрируют возможные акценты водолейских интересов к данной теме.
Семья традиционно считается источником любви, по крайней мере, для своих членов. Однако по существу основные ее функции все же лунно-меркуриальные, то есть забота о домочадцах и определенное структурирование их жизни, а что до венерианских энергий, то это уж кому как повезет; можно также посмотреть на положение и аспекты Венеры в гороскопе семьи.
С другой стороны, жить в семье, где основная энергетика солнечно-лунно-меркуриальная, а влияние Венеры слабо, довольно тяжело. Венера придает жизни смысл — не философский, а самый что ни на есть экзистенциальный; другими словами, когда венерианская вибрация исчезает, жизнь теряет всякий смысл и вкус и становится просто существованием. Когда Венера включается, семья как будто озаряется светом, хотя внешне может ничего и не происходить; однако многие конфликты разрешаются сами по себе, мальчишки дерутся с перерывами и не так ожесточенно, а девочки внезапно становятся похожими на ангелов, хотя и не вполне понятно, где они этому учились.
Венера в семье ощущается как роскошь — что-то, чего с точки зрения Солнца, Луны и Меркурия могло бы и не быть. Красивая одежда домочадцев и яркое оформление праздников, подарки детям и взрослым на день рождения, уроки музыки, подчеркнутое внимание к изящным и вежливым манерам — все это венерианские влияния, если только они не сопровождаются принуждением и воспринимаются с энтузиазмом.
Эстетическое воспитание начинается не с яркого банта девочки или красивых штанишек мальчика — скорее с ночной сорочки матери, встающей ночью к младенцу, и передника, в котором она подает детям еду. В точности так же грубое обращение девочки с мамой имеет истоками неуважение к последней со стороны бабушки, которое дети отлично улавливают и усваивают — не только через подражание, но и воспринимая прямые указания семейного эгрегора.
В семье с сильной Венерой может быть много сентиментальности и вычурности; на столе и в буфете не будут знать счета разнообразные сладости, а постоянные объятия и поцелуи детей, особенно подрастающих, с родителями могут иметь недвусмысленно сексуальный привкус — но тем не менее оставаться в необходимых границах. Здесь вероятны любимчики, окруженные сворой венерианских паразитов, но случайного гостя в этой семье скорее всего встретят с улыбкой и напоят чаем с достаточным количеством сахара и печенья.
Вопрос о любви государства к гражданину обсуждается давно; во всяком случае Платон не обошел его своим вниманием. Опыт, к сожалению, показывает, что чем больше любви и заботы о народе обозначено на флаге государственного строя, тем скорее они оборачиваются колючей проволокой и рабской системой принуждения во всех сферах бытия того самого народа. Поэтому автор рискнет высказать гипотезу, согласующуюся впрочем, с основным содержанием этой главы, что лучше, когда любовь государства к своему (и тем более чужому) народу находит косвенное, а не прямое выражение.
На первый взгляд кажется, что основные функции государства (в мирное время) исполняются на меркурианской энергии, так как они суть создание и поддержка определенных структур и наведение порядка. Однако ни один закон и ни одна структура не могут быть проведены в жизнь и материализованы помимо людей, которые проинтерпретируют волю начальства применительно к местным условиям и в пределах своего разумения так, что от исходного законодательного акта порой мало что остается и разница между первоначальной идеей и ее воплощением во многом заключается в тех венерианских вибрациях, которые она обретает по мере своей материализации.
При сильной непроработанной Венере государственный аппарат будет отличаться повышенной любовью к самому себе: тогда возникают привилегии, коррупция, развитая система государственных наград и других поощрений, которые получают высшие чиновники и особо отличившиеся перед государственным эгрегором граждане, скажем, патриотические писатели и особенно поэты-песенники. Проработка Венеры дает любовь, выражающуюся в разумных социальных программах, соответствующих эволюционному уровню народа и приспособленных к его национальному характеру; здесь многое скажет положение Венеры в знаке, доме и ее аспекты.
Слабая Венера в гороскопе государства отнюдь не является гарантией от коррупции; но все же ордена и прочие регалии, а также государственные премии выдаются здесь с меньшей помпой. Самое лучшее правительство или популярный президент не вызовут шквала народной любви — но зато при правильной политике могут найти большую реальную поддержку при умеренных ровно-положительных чувствах населения.
Венера в гороскопе фирмы покажет способы и формы проявления любви в рабочих условиях — в первую очередь начальства к подчиненным и наоборот. Венерианские энергии смягчают служебные отношения, особенно иерархические. Они проявляются в вежливом обращении, уважении к чужому времени и обстоятельствам, чувстве юмора (применительно к самому себе), способности улыбнуться вместо того, чтобы разозлиться, тактичности, мягкости манер... умении преодолеть собственное занудство и вовремя поставить точку.
Вопрос о том, на каких преимущественно энергиях должен работать администратор, например, солнечных, лунных, меркурианских или венерианских, решается в зависимости от многих факторов, к числу которых относятся эволюционный уровень фирмы и ее сотрудников, а также ее ведущие энергии, обусловленные спецификой деятельности. Поэтому нельзя сказать, что венерианское управление лучше меркурианского — во многих случаях первое лишь кормит паразитов и потому не только неэффективно, но и заведомо неадекватно. Типичный пример тому — оценочная система в школах и экзаменационная — в вузах и даже университетах.
Совершенно очевидно, что для того, чтобы выучить годовой курс, нужно потратить год или около того; подготовка же к соответствующему экзамену занимает обычно около недели и не дает ничего, кроме загрузки в кратковременную память некоторого хаотического информационного набора, который через два-три дня после экзамена почти полностью (более чем на 90%) исчезает из головы студента. Таким образом, роль экзамена в обучении добросовестного студента равна нулю — он и так знает предмет, так зачем ему глупые испытания памятью, а для недобросовестного экзамен есть определенная игровая ситуация, в которой оценивается горстка песка, которая завтра-послезавтра все равно просыплется между пальцами... Тем не менее эта внутренне порочная грубо-меркурианская и стоящая такого количества нервов как студентам, так и преподавателям экзаменационная система существует и еще не скоро будет отменена. И проблема здесь вовсе не в лени отдельных учащихся: эзотерический смысл экзаменационной системы заключается в том, что она поддерживает некоторые жесткие буддхиальные и каузальные структуры, соответствующие природе преподаваемого в современных школах и университетах знания: в него нужно, вооружившись топором, грубо проламываться, и тут уже не до культуры и вежливости. Однако истинное знание таранной кости начинается с того, что человек учится чувствовать ее в себе во время ходьбы — а кто из современных анатомов может этим похвастаться?
В гороскопе книги Венера покажет способы изображения ее автором женских фигур, а также любви в самом широком смысле этого слова. Ярче всего у писателей средней руки получаются венерианские сцены, связанные с принятием пищи: здесь, как правило, ощущается хорошее знание предмета. Любовные сцены между мужчиной и женщиной писать гораздо труднее, поскольку даже самая жизнь здесь задавлена жесткими литературными стереотипами, выбраться из-под которых частнику ничуть не легче, чем писателю.
Но не только в любовных сценах и природных красотах проявляется венерианское влияние. Книга всегда пишется для определенного читателя, чей образ так или иначе, ярче или тусклее представлен в сознании писателя, и от того, как последний относится к первому, зависит в книге очень многое.
Например, сильная Венера в гороскопе книги может дать эффект чрезвычайной любви ее автора к себе самому, и эту любовь он будет пытаться выразить на материале романа или сборника стихов — нимало не беспокоясь о реакции на них читателя, который может впасть в некоторое даже изумление от такого количества самолюбования лирического героя или откровенно самого автора.
Проработка Венеры начинается, вероятно, с того, что автор учится уважать читателя и не ставить себя выше него; и лишь много позже приходит понимание того, что книгу пишут эгрегор языка с одной стороны и читательский — с другой, а сам писатель со всей его «творческой лабораторией» играет при этом сугубо вспомогательную роль — если, конечно, это настоящий писатель.
* * *
Семь уровней проявления венерианской энергии, к рассмотрению которых мы переходим, не нужно путать с описанными выше уровнями проработки; вообще говоря, каждый из уровней проявления нуждается в отдельной проработке, зачастую совсем не похожей на проработку остальных.
Венера — Солнце
Иван-дурак вызволяет у чудовища прекрасную царевну.
Эта любовь проявляется, когда объект оказывается на грани гибели; тогда, иногда совершенно неожиданно для человека, может обнаружиться, что судьба первого совсем не безразлична второму. Как ни странно, многие парные и даже семейные отношения существуют именно на этой венерианской вибрации: любовь к партнеру осуществляется только тогда, когда он оказывается на грани ухода из моей жизни (или семьи) — но чувства при этом я испытываю самые настоящие! Конечно, любая периодически повторяющаяся ситуация имеет тенденцию превращаться в игровую, где все чувства фальсифицированы, но тем не менее очень многие люди, живущие по сценарию спасителя, то есть реализующие себя в ситуациях (иногда весьма растянутых во времени) избавления той или иной жертвы от грозящей ей неминуемой опасности, способны испытывать чувство любви только в момент спасения, то есть на венерианско-солнечных вибрациях. В этот момент Бог предстает перед человеком в своей страдающе-гибнущей ипостаси, может быть, самой выразительной из всех.
Другой вариант проявления венерианско-солнечных вибраций — любовь к объекту, который должен появиться на свет, но окончательно его судьба еще не решена. На этой энергии по идее должны работать акушерки и члены приемных комиссий, но лишь немногие из них поднимаются до этого уровня. Своеобразное зрелище представляет мать, чья любовь к детям сосредоточена на венерианско-солнечных энергиях: ее по-настоящему интересуют лишь дети в ее животе и новорожденные или, в крайнем случае, младенцы до года, к более взрослым детям она относится достаточно прохладно, исключая моменты тяжелых болезней или других опасных для их жизни ситуаций, когда ее любовь внезапно возвращается. Достаточно интуитивные дети могут этим пользоваться, спекулируя на болезнях и опасностях.
Венера — Луна
Гости на свадьбе делают молодым подарки.
Здесь любовь находит менее драматичные формы и обстоятельства своего явления и проявления. Венерианско-лунные вибрации свойственны Богу, являющемуся в Своей заботящейся или вопрошающей о заботе ипостаси. Последняя представлена во многих волшебных сказках, где герою встречается то или иное существо, просящее о помощи, а впоследствии оказывающееся могучим помощником, если герой проходит тест чувствительности на венерианско-лунный запрос.
Венерианско-лунные вибрации легко отличить от лунно-венерианских. Даже в детстве разница очевидна: если Луна — Венера — обыкновенная добрая и заботливая мама, то Венера — Луна — это могущественная фея, способная превратить тыкву в карету, а крысу в кучера и отправить девочку во дворец к принцу. Во взрослом возрасте аналогичную роль играет любовь, превращая обыкновенную девушку в волшебную принцессу, преданная забота о которой составляет предел мечтаний влюбленного юноши (Венера — Луна). Часто через несколько лет брака пылкость чувств ослабевает, и влюбленность по типу Венера — Луна переходит в добрую заботу лунно-венерианского рода, что, конечно, гораздо, лучше, чем ничего, но к первоначальному волшебству отношения не имеет. Гораздо реже встречается умение транслировать любовь на венерианско-лунных вибрациях, это занятия, которые лишь по внешней форме представляют собой заботу, основное же их содержание составляет как раз любовь. Трудно объяснить, что, собственно, это значит; так хозяин гладит собаку, а любящая мать готовит бутерброды в школу своему сыну, и ей в общем-то все равно, сколько в них витаминов и биологически активных веществ, то есть это, конечно, важно, но совсем не главное.
Венера — Меркурий
Ученый видит первые проблески первого открытия.
Здесь Бог являет Себя человеку в виде закона, структуры, правила — или, наоборот, раскрывает ему сердце с тем, чтобы он провел тот или иной закон или распорядок в жизнь.
Что, исключая карьерные и меркантильные соображения, заставляет молодого человека подать свои документы на юридический факультет? Как ни странно, часто это вера в то, что люди могут и должны подчинять свою жизнь вполне определенным законам, которые соответствуют природе социальной жизни и, будучи осуществлены, значительно ее улучшают.
Меркурий скажет: «Закон превыше всего». Венера, в том числе Венера — Меркурий, не скажет так никогда, ибо для нее превыше всего Бог и Его любовь, но в данном случае последняя выражается в законе, который можно пытаться открыть, а если он открыт — провести в жизнь. Венерианско-меркуриальная энергетика освещает то и другое занятие Божественным светом, но лишь для самого человека; для окружающих он чаще всего выглядит дилетантом, ибо профессионализм приходит на уровне Марса (в данном случае Марс — Меркурий). Однако есть множество сфер, где, устанавливая порядок, лучше не становиться профессионалом, например, регулируя жизнь собственных детей. Там, где меркуриально-венерианской энергетики не хватает, можно пытаться перейти на венерианско-меркуриальную — если субъект готов ее воспринять, а человек способен устойчиво на ней удержаться, не сваливаясь то и дело на меркуриально-венерианскую, меркуриально-меркурианскую, а то и меркуриально-солнечную. Венерианско-меркуриальные вибрации свойственны хорошей проповеди в христианском духе, пафос которой заключается в необходимости или, по крайней мере, высшей желательности следовать в жизни законам совести и добра. Соскальзывание на меркуриально-венерианский уровень происходит, когда при этом в качестве вежливых аргументов приводятся любые императивы («а иначе гореть вам в геенне огненной»); меркурианско-меркурианский уровень — это гражданское законодательство («кто согрешит — тому штраф»), а меркурианско-солнечный — уголовное («еретиков — на костер»).
Венера — Венера
Моя личная душа вступает в контакт с мировой.
Это не просто уровень; это точка поворота в религиозном сознании, где выясняется, что кроме Божественной любви человеку ничего не надо, а если она имеется в нем в достаточном количестве, то и миру от него тоже больше ничего не нужно. Здесь исчезают как более ненужные внешние формы, или, если угодно, задние мысли, сопутствовавшие восприятию любимого объекта и воздействию на него: в случае Венеры — Луны это забота, Венеры — Меркурия — структура и порядок. Так мы смотрим на пейзаж или произведение искусства: сначала разглядываем по кусочкам, как-то их сопоставляем друг с другом и т.п.; потом внезапно медитация поднимает зрителя с венерианско-меркуриальных вибраций на венерианско-венерианские, он перестает видеть какие-либо подробности, все аналитические слова покидают его голову и из уст вырывается восхищенное: «Ах!» — или, скорее, некоторый эфирный стон, выражающий высшую степень невыразимого восторга.
Человек, освоивший устойчивый венерианско-венерианский энергетический поток, может с большим основанием считаться святым. По сути это первая, но и самая трудная ступень на пути бхакти, попав на которую человек в самом деле понимает, и видит, и ощущает со всей очевидностью, что все, что делается в этом мире, — даже самое маленькое событие — возможно лишь вследствие Божьей благодати. Он ее хорошо чувствует (как и места и обстоятельства, где ее не хватает) и это дает ему ощущение причастности к Божьему промыслу, но в то же самое время и чувство полной личной беспомощности и, более того, богопротивности всякой личной инициативы, не инициированной непосредственно Божественной любовью. Такому человеку очень трудно понять, что его достижения это еще не предел эволюционного развития и что усилия других, с его точки зрения безблагодатные, в их реальности могут быть совершенно конструктивными и осмысленными.
Вообще надо сказать, что уровни, совпадающие с фазой (Солнце — Солнце, Луна — Луна и т. д.) создают психологически чрезвычайно устойчивую реальность, преодолеть которую удается лишь существенными жертвами; к Венере — Венере это относится, быть может, в наибольшей степени.
Венера — Марс
На концерте популярного певца.
Здесь Бог являет себя человеку через формы, которые кажутся совершенными, — во всяком случае до тех пор, пока подсвечены венерианско-марсовскими вибрациями. Это уровень правильного восприятия искусства его ценителями — не способными, однако, на серьезное самостоятельное творчество, которое становится возможным лишь на уровне Марс — Венера. С другой стороны, свечение любви венерианско-марсовского уровня обязательно требует дилетантски-любительского выражения, и здесь человеку нельзя ориентироваться на творения великих мастеров (точнее, требовать от себя их уровня), но следует выражать себя подобно бабочке, порхающей на цветочном лугу. При Венере в Деве фразу можно понимать почти буквально и записаться в хореографический кружок, а можно просто разрешить своему телу двигаться как ему заблагорассудится (последнее, правда, не так просто сделать, поскольку оно закрепощено жестокими стереотипами, но преодоление любого из них принесет девьей Венере огромную радость).
Венерианско-марсовский уровень очень важен в семье — это подготовка к будущим марсовским вибрациям, что означает мастерство и профессионализм в лучшем смысле этих слов, но это еще не все. Кроме профессии, у человека есть еще и остальная жизнь, и есть большая разница, прожить ее в невыраженной или выраженной любви, а Венера — Марс является начальной и очень удобной ступенькой от первой ко второй; важно лишь вовремя на нее ступить.
Венера — Юпитер
Видение Небесного Иерусалима.
Здесь Бог являет Себя человеку тотальным образом: например, в виде откровения всеобъемлющего мировоззрения или универсальной философской концепции (Венера в Овне), или внезапной перемены в судьбе, перемещающей человека в более высокий социальный слой (Венера в Тельце). Более вероятно, однако, что указанные счастливые обстоятельства (при поражении Венеры могут быть и несчастные) будут, как говорится, светить, но не материализовываться (для последнего нужны юпитерианские вибрации): единая и универсальная философская концепция станет нежно улыбаться лишь ее создателю, а остальным от нее достанутся одни невнятные обрывки (судьба многих несостоявшихся философов-любителей); прекрасный возлюбленный с графским титулом и наследственным поместьем будет почему-то обходить стороной темы брака и знакомства со своей матушкой. Вызов здесь заключается в том, чтобы воспринять — порой очень тонкую — любовь, синтезирующую мир в единое целое, которую Бог посылает через вполне конкретных людей и обстоятельства, и при этом не профанировать ее до более низких вибраций, даже венерианско-марсовских, не говоря уже о лунно-юпитерианских или лунно-венерианских.
При Венере в Весах включение венерианско-юпитерианской энергетики может выразиться в том, что человек вплотную столкнется с оздоровительной системой, способной излечить его от всех существенных болезней, закрыть эфирные дыры и вынести на новый биоэнергетический уровень — и он почти увидит себя излеченным и поверит в это видение... но материализуется ли чудо, зависит от него и его желания совершить усилия на дополнительных к бесплатно полученным венерианско-юпитерианским вибрациям — в данном случае нужны будут, вероятно, юпитерианско-лунные.
Венера — Сатурн
Не запирайте вашу дверь —
Пусть будет дверь открыта.
Б. Окуджава
Венерианско-юпитерианская энергия дает человеку возможность ощутить и выразить любовь к миру в целом, но существуя при этом как бы вдали, независимо от него. Венерианско-сатурновские энергии нужны для того, чтобы не растерять полностью эти чувства, войдя и погрузившись в мир.
В принципе это очень тяжелый для эго тест, поскольку принцип любви — это прежде всего принцип раскрытия и слияния, что угрожает человеку большими неприятностями и прямо противоречит основной эгоистической установке на отделение субъекта от окружающей среды, которая (среда) действительно может быть весьма угрожающей.
С другой стороны, есть люди, которым свойственно воспринимать и излучать любовь именно на ее сатурновских вибрациях, то есть по ходу своей непосредственной жизни: они чувствуют, как им радуются деревья, улыбаются собаки и щебечут птицы, но не задумываются об этом, считая нормой своего бытия, — так же как и радость, которая открывает им сердце при встрече с любимым человеческим существом, даже, по общему мнению, не слишком приятным.
Человек с сильной и устойчивой венерианско-сатурновской энергетикой преображает своей любовью весь мир вокруг себя, незаметно и помимо своей воли приспосабливая его к себе, но это воспринимается естественно, без насилия и часто перемена почти неощутима, но очень существенна: мир вокруг становится ярче, светлее и как будто интенсивнее, словно подсвеченный радугой.
Наоборот, слабая венерианско-сатурновская энергетика заставляет человека бояться мира, отгораживаться от него, видеть в нем лишь источник всевозможных неприятностей — но это не значит, что любовь такому человеку вообще не свойственна: вполне может быть, что наиболее естественные для него вибрации венерианско-солнечные, венерианско-лунные или венерианско-венерианские, и на них он в основном и живет. Не нужно думать, что это плохо: чистые венерианско-сатурновские вибрации по своей природе довольно холодны; они отвечают приблизительно такой жизненной установке: «Я воспринимаю и люблю до тех пор, пока ты находишься рядом со мной и в той степени, в которой ты входишь в мою жизнь; а дальше, как говорится, с глаз долой — из сердца вон». Для святого отшельника, принимающего в день сотню посетителей и (в самом деле) их духовно окормляющего, такая позиция, вероятно, естественна и даже необходима, но получить ее от члена собственной семьи (равно родителя или ребенка) не особенно приятно, по крайней мере, если вы еще не окончательно просветлены.
* * *
Сильная Венера в гороскопе дает судьбу человека, в чьей жизни любви будет много, хотя он может об этом никогда не задумываться. Если сравнить венерианское излучение со светом, то сильная Венера означает жизнь под яркими солнечными лучами, которые иногда сжигают, но очень редко заслоняются облаками.
Его видение мира в целом будет светлее и легче, чем у других людей (исключая сильное поражение Венеры), — во всяком случае, Бог с какой-то стороны всегда будет улыбаться ему — но не всегда человеку захочется искать эту сторону, к великому ущербу и для себя и для мира. Сильная Венера всегда означает дар любви, но он не дается сразу и предназначен другим, и прежде человек должен ощутить его на себе. Главная опасность здесь заключается в профанации собственных ощущений и приравнивании себя к среднесоциальному индивиду. Вообще это сложное положение, поскольку в наше время таланты любящего, ценителя, любителя-дилетанта в обществе не ценятся и даже отчасти презираются. Что толку от того, что вы разбираетесь в балете или читали в оригинале «Пролегомены» Иммануила Канта, если основная ваша профессия — инженер-строитель? Однако именно эти безвестные, но очень увлеченные и по-своему добросовестные читатели, зрители, слушатели — почитатели больших талантов, даже и не мечтающие подняться самим на их высоту, — именно они не только служат почвой, на которой эти таланты вырастают и затем находят прочную опору, но и сами по себе несут в мир любовь, без которой он зачумляется и задыхается.
Пока Венера не проработана, этот человек будет не задумываясь злоупотреблять Божественной любовью, идущей к нему со всех сторон: спекулировать своим обаянием и чувствами противоположного пола, легкомысленно полагаться на свое «счастье» и считать, что это все в порядке вещей. Проработка дает возможность самому стать источником благодати, но пути к его открытию будут очень непрямыми.
Слабая Венера означает жизнь если не в сумерках, то по крайней мере в рассеянном свете. Всюду, за исключением отдельных узких областей, на которые укажут положение этой планеты в знаке и доме, человеку будет плохо понятно, что такое Божественное присутствие и чем оно отличается от Божественного отсутствия. Во многих отношениях это, может быть, и неплохо, по крайней мере, возникает гораздо меньше страстей и порицаемых соблазнов, которые этому человеку зачастую просто непонятны, как непонятна современному городскому жителю страсть его прапрадеда к коням.
Сказанное не нужно воспринимать в том смысле, что слабая Венера символизирует неспособность к восприятию любви и излучению благодати — вовсе нет, но то и другое в жизни человека не акцентировано и проходит скорее фоном, чем первым планом. Его могут шокировать слишком откровенные эротические сцены в кино или даже просто разговоры о любви, но не потому, что он слишком нравственен, а вследствие общей установки на то, что это не должно быть предметом прямого внимания; откуда в нем берется такая установка, человек со слабой Венерой вряд ли сможет объяснить. Он обладает глубинным целомудрием, которому его окружению стоило бы поучиться.
Гармоничная Венера дает человеку массу невинных достоинств и во многих случаях легкий характер; по крайней мере, в ответ на призыв: «Ну что ты все хмуришься, не так уж серьезны твои неприятности, попробуй смотреть на вещи легче» — вы имеете шанс получить благодарную улыбку и слова: «Да, конечно, ты прав» (при пораженной Венере ответом скорее всего будет искаженная раздражением гримаса и реплика: «Идиот!»).
Где Бог и судьба будут ярче улыбаться человеку, в первую очередь покажет положение Венеры в знаке. Венера в Деве с трином к Юпитеру в Козероге дает шансы на конкурсах красоты; если есть еще секстиль к Сатурну, можно подумать о балетной карьере. При гармоничной Венере в Рыбах можно стать священнослужителем, но и в случае мирской профессии иные речи этого человека будут восприниматься как действенные проповеди. Гармоничная Венера в Водолее может дать ученого или философа, чьи работы будут отличаться необычайной красотой и элегантностью; если это математик, его привлекут законченные абстрактные концепции, являющиеся обобщением и квинтэссенцией более конкретных и технически сложных теорий. Но, читатель это понимает, даже гармоничная Венера дает лишь восприятие света от будущих (или бывших) больших открытий, неважно, гуманитарного или естественнонаучного порядка. Главное же открытие, чаще всего маленькое, гармоническая Венера словно сама собой приносит человеку каждый день — и он должен научиться его не пропускать, с тем, чтобы со временем хоть что-нибудь из своих откровений передать так ждущему этому миру:
Природа в стройном сарафане
Главою в небо упершись,
Весь день играет на органе,
Мы называем это: жизнь.
Мы называем это: дождь,
По лужам шлепанье малюток,
И шум лесов, и пляски рощ,
И в роще хохот незабудок.
Или, когда угрюм орган,
На небе слышен барабан,
И войско туч пудов на двести
Лежит вверху на каждом месте,
Когда могучих вод поток
Сшибает с ног лесного зверя, —
Самим себе еще не веря,
Мы называем это: бог.
Н. Заболоцкий, «Поэма дождя»
Пораженная Венера остро ставит проблему любви — и небесной, и земной — в жизни человека, и очень маловероятно, чтобы ему легко удалось обойтись лишь одной из них или суметь гармонично соединить их вместе. Здесь Бог обращает к человеку Свое насмешливое, переменчивое лицо — не героя, а шута, и часто непонятно, насколько всерьез нужно воспринимать происходящее: то ли это трагедия, то ли трагикомедия, то ли откровенный фарс.
Первое обстоятельство, которое человек с пораженной Венерой должен принять к сведению (обычно он интуитивно постигает его лет в двадцать, но признается себе в нем много позже) заключается в том, что в вопросах любви и благодати у него никогда не получается «как у людей». Иногда любовь приходит к нему и захлестывает с головой — но совсем не в тех условиях и не по тем поводам, по каким он мог бы этого ожидать, — и исчезает столь же немотивированно и неожиданно. Чаще всего при этом происходит малопонятная подтасовка, когда одни чувства маскируются под другие, и возникают ситуации резко повышенной магической силы, на которые так падки многие писатели, будучи при этом совершенно не в силах передать их на бумаге. Для пораженной Венеры характерно смешение ликов Божества: самому человеку Он предстает то в своей высокой, то в низко-искушающей ипостаси, чей отраженный свет падает в мир, заставляя его то падать ниц от восторга, то погружаться в пучину, то в ужасе отшатываться, оказавшись на краю пропасти.
Соблазнов пораженная Венера предлагает человеку очень много: от искушения поклоняться злому Богу, отвергнув доброго как лицемерного, до обычной манипуляции людьми в корыстных целях магическими средствами, которыми этот человек снабжен в изобилии от рождения. Проработка здесь сложна и требует на определенном этапе отказа от любых «чар», кроме тех, которые естественно сопутствуют обычному человеческому поведению — а это для пораженной Венеры очень большая жертва, понять которую другим людям, особенно со слабой Венерой, довольно трудно. Поначалу пораженной Венере кажется, что если она откажется от своих страстей и магии, то зачем тогда жить? Лишь жуткие (и для других, и для себя) последствия заставляют ее как-то корректировать свое поведение, частично себя обуздывая и окультуривая, но и этот путь усеян скорее колючками, нежели лепестками роз.
Венера в знаках
Положение Венеры в знаке покажет, в каких формах, образах и обстоятельствах Бог являет Себя человеку и каковы наиболее удобные и естественные для последнего способы выражения любви — в тех случаях, когда она его переполняет и этого требует. С другой стороны, положение Венеры в знаке не следует понимать слишком буквально, то есть в том смысле, что остальные виды любви человеку недоступны и выразить себя иначе, как в предписанном венерианским знаком способом, он не в состоянии. При толковании конкретного гороскопа следует учитывать, во-первых, дуговые аспекты Венеры, а во-вторых, в какой-то мере ее влияние на знак соответствующей шельта, дополнительного к тому, в котором она находится. Например, оппозиция Венера — Луна с Венерой в Овне и Луной в Весах даст венерианское влияние Весам и, кроме того, Льву (Лев — знак плотного шельта, соответствующий Овну как знаку тонкого шельта). Но даже если в карте Венера стоит в Овне и никак не аспектирует ни Деву, ни Меркурий, то нельзя сказать, что человек не сможет красиво станцевать или ласково погладить — просто главные внутренние акценты его любовных проявлений будут лежать совсем не в физическом плане.
Положение Венеры в знаке покажет тоже область, где человек страдает комплексом Золушки, то есть где, как ему кажется, он остро нуждается в любви и злостно ее недополучает.
Венера в Овне
Любимый затмил собой солнце. Почему же, когда он ушел, я оказалась в кромешной тьме?
Любовь входит в жизнь этого человека как что-то тотальное: ценность, посланная Самим Богом, решившим явить Себя через нее. Для этого способа восприятия неважны подробности и даже события, не укладывающиеся в основную концепцию: пока любовь продолжается, ничто, кажется, не способно ее уменьшить или сузить.
Вообще это трудное положение, ибо человек инстинктивно ищет любви Бога в Его высшем, атманическом выражении — и постоянно обманывается, поскольку за первой, действительно атманической искоркой следует гораздо более плотно-земное продолжение, которое овновской Венере не то что не нужно, а по большому счету неинтересно. Ее внутренние требования к любви очень высоки: любовь должна изменить ей экзистенциальную картину мира и систему ценностей, и переменить жизнь во всех ее существенных аспектах, и все попытки принять в качестве любви что-нибудь (субъективно) меньшее обычно оканчивается провалом. С другой стороны, этот аспект часто дает завышенные и во многом наивно-романтические представления о будущем любимом, на которого возлагаются все нерешенные внутренние проблемы человека. Когда долгожданный любимый падает под их непосильным бременем, оживляется комплекс Золушки, который в данном случае носит непременно глобально-мировоззренческий характер, например: «Никто из тех, кто меня любит и будет любить, не в состоянии вместить меня целиком, со всеми моими внешними и внутренними возможностями и проблемами». При пораженной Венере это может звучать гораздо жестче и злобнее, при гармоничной — мягко, как бы с некоторым сожалением.
В чем трудно с таким человеком в любви? Он воспринимает происходящее слишком общо, и на него трудно произвести впечатление чем-либо конкретным. С другой стороны, ему очень сложно объяснить, что любовь должна находить свое материальное выражение: то, что он захочет сделать сам, он сделает (несмотря на сопротивление), а все остальное покажется ему некоторой фикцией, капризом партнера, не стоящим серьезного внимания. А когда любовь уходит, он перестает тратить на вас свои душевные силы, и только тогда вы понимаете, чего лишились.
Венера в Тельце
Любимая пришла — босоногая после дождя. Это ли не счастье?
Управитель. Если для овновской Венеры любовь — это в первую очередь возвышенное душевное и ценностное переживание, то тельцовская воспринимает ее как ряд событий, в которых ощущает несомненное Божественное присутствие. Наиболее яркая, с точки зрения тельцовской Венеры, манифестация любви — это гармоничное и почти чудесное разрешение в событиях буддхиального противоречия или тупика. Вы хотите попасть в театр на дефицитный спектакль, куда в очередь за билетами записываются за полгода, и вдруг вам звонит полузнакомая личность и предлагает пойти прямо завтра. Или большой дядя поздно вечером перегораживает вам дорогу — но быстро выясняется, что он действительно хочет прикурить и ничего более.
Тельцовская Венера переживает любовь как последовательность ярких счастливых событий и прекрасных поступков; она, в отличие от овновской может (как ей кажется) совершенно конкретно сказать, за что она любит своего милого: он такой внимательный, так нежно целует ручку (или щечку), так трогательно каждый раз приносит цветы, у него такой прямой взгляд и т. д.
При сильном включении тельцовской Венеры у человека возникает ощущение, что он стал ценностью в глазах Бога и сейчас может просить у Него любых событий, и все его желания будут выполнены — хорошо известный сказочный сюжет. К сожалению, Венера часто светит, но не греет, и три желания, исполненные золотой рыбкой, на практике мало изменяют жизнь к лучшему, но укрепляют тельцовскую Венеру в комплексе Золушки, который в ее случае звучит приблизительно так: «Кто бы меня ни любил, он не сможет мне по-настоящему угодить». Будучи распространенным на сексуальную сферу, этот комплекс может дать серьезные проблемы (до импотенции и фригидности), единственный путь решения которых лежит в отказе от каких-либо претензий и притязаний.
Венера в Близнецах

<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 4)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>