стр. 1
(общее количество: 6)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Авессалом Подводный








Серия «Каббалистическая астрология»

Часть 4

ДИАЛЕКТИКА, или ДОМА















Введение
Дома — энергетические потоки тонких тел
В этой части книги автор описывает концепцию развития оккультного организма как двенадцатиричную диалектическую схему на материале транзитных (восходящих и нисходящих) потоков тонких тел.
Объединяя все зодиакальные потоки в один, мы получаем первое представление о глобальном информационно-энергетическом потоке организма, разрывы в котором приходятся на тонкие тела: по одному разрыву на крайние тела (атманическое и физическое) и по два разрыва на каждое промежуточное тело (буддхиальное, каузальное, ментальное, астральное, эфирное). Для окончательного замыкания в кольцо глобального потока нам нужно, очевидно (см. рис. 7), ввести транзитные потоки крайних тел и восходящие и нисходящие транзитные потоки промежуточных тел (они на рисунке обозначены пунктирными стрелочками), и тогда 24 изображенных на рисунке потока в совокупности составят глобальный поток организма. Если мыслить организм как единое целое, то вполне можно исходить в качестве основы из представления о глобальном потоке, а тела представлять себе как линзы, различным образом трансформирующие этот поток.



Рис. 7. Глобальный информационно-энергетический поток (зодиакальные потоки изображены сплошными стрелками, транзитные потоки — пунктирами)
* * *
Ниже дается краткое описание транзитных потоков; однако предварительно автор делает некоторые замечания.
Основная метафора, применяемая для описания медитаций тонких тел, это жизнь леса, или, в более культурном варианте, сада. Из вышележащего тела в лес попадают семена будущих растений, которые вырастают на почве, созданной трансляциями из нижележащего тела; в результате вегетации созревают плоды, отправляющиеся в вышележащее тело и становящиеся его почвой, и образуются остатки (опавшие листья, высохшие стволы и т. д.), которые направляются в нижележащее тело и становятся там зародышами и семенами. Эта картина справедлива для промежуточных тел — от буддхиального до эфирного включительно. В случае крайних тел — атманического и физического — она несколько сокращается: в атманическом отсутствуют семена и плоды (остается лишь почва и остатки медитаций), в физическом, наоборот, отсутствуют почва и остатки, а имеются лишь семена и плоды. Однако, хотя в атманическом теле отсутствуют семена медитаций, полученные из вышележащего тела (за отсутствием последнего), это не значит, что его медитации предопределены: они варьируются как под влиянием почвы, приносимой потоком Рыб из буддхиального, так и вследствие информационно-энергетических обменов с атманическим планом тонкого мира в целом. С другой стороны, хотя в результате атманических медитаций и не возникает плодов, отправляемых в вышележащее тело (как уже отмечалось, за отсутствием такового), все же можно говорить о некотором «горизонтальном» аналоге этих плодов, понимая под ним определенные трансляции из атманического тела в атманический план, совершаемые в результате атманической медитации (разумеется, сказанное относится и к остальным телам: так, можно говорить о «горизонтальных» плодах, скажем, буддхиальных или ментальных медитаций). Другими словами медитации атманического тела не имеют никакого «высшего» по отношению к этому телу смысла и результата, но могут влиять на атманический план в целом.
Аналогично, хотя в физическом теле нет почвы, создаваемой трансляциями из нижележащего тела (за отсутствием такового), все же некоторая почва в нем есть. Она создается с помощью внешнего физического плана, из которого физическое тело получает питание и другие виды информационно-энергетической поддержки. И, с другой стороны, отходы физических медитаций, отсутствующие в каббалистическом смысле слова, существуют в «горизонтальном» их понимании, то есть как отправляемые во внешний физический план (продукты дыхания и потовыделения, отходы пищеварительной деятельности и т. д.).
Но, конечно, говоря об этих аналогиях, следует помнить, что истинные, или «вертикальные», почва, плоды, семена и отходы, получаемые из соседних тонких тел или отправляемые туда, качественно отличаются от их «горизонтальных» аналогов, участвующих в процессе информационно-энергетического обмена тела с соответствующим ему планом.
* * *
Внутренняя культура человека в большой степени определяется его умением ощущать свой оккультный организм и осознавать идущие в нем процессы, а затем тактично вмешиваться в них, применяя как правило гомеопатические и лишь как редкое исключение — хирургические методы.
Первым этапом каббалистического самопознания является дифференцировка тел: человек учится отличать их друг от друга и определять положение своей точки сборки (центра восприятия): в каком именно теле и насколько устойчиво она сейчас находится. Не нужно думать, что этот первый этап так уж легок: подсознание порой очень заинтересовано в определенных подтасовках и пытается выдать, например, фрагменты ментального тела за буддхиальные или астрального за атманические: то, что я думаю о своих ценностях, чаще всего не совпадает с истинной буддхиальной картиной мира, а мои эмоции по поводу своего главного жизненного идеала могут и вовсе сбивать меня с духовного пути. Поэтому рост каббалистического самосознания неотделим от общего эволюционного развития и требует от человека духовной устремленности, большой внутренней честности и постоянных жертв нижнего начала высшему, причем это относится к постижению не только высших, но и, как ни странно, низших тел. Это может удивить читателя: понятно, конечно, что для того, чтобы отделить свое атманическое тело от буддхиального, нужно как-то ощутить в целом свою миссию и жизнь, что требует от человека определенной зрелости и отрешения от сиюминутных проблем, но почему то же справедливо и для дифференцировки, скажем, физического и эфирного тел? Ответ заключается, во-первых, в единстве организма, в частности, прямых связях между телами тонкого и плотного шельтов (автор напоминает, что тонкий шельт состоит из атманического, буддхиального и каузального тел, а плотный — из астрального, эфирного и физического), вследствие которых тщательная дифференцировка эфирного и физического тел невозможна без дифференцировки буддхиального и каузального, а дифференцировка астрального эфирного прямо связана с дифференцировкой атманического и буддхиального. Вторая причина трудностей дифференцировки тел плотного шельта заключается в том, что подсознание среднего человека и социума в целом относится к ним и их энергиям во многом узкопрагматично и хищно-потребительски, а такое отношение само по себе является существенным препятствием для их постижения и, в частности, дифференцировки.
Вторым этапом каббалистического самопознания является структуризация отдельных тонких тел (включая физическое), и в первую очередь вычленение в них областей, или, если пользоваться волновым подходом, вибраций, характерных для обмена с выше- и нижележащими телами. Прежде всего нужно научиться отличать трансляции из соседних тел (импорт) от продуктов медитаций тела, отправляемых вверх и вниз (экспорт). Импорт составляют почва и семена, экспорт — плоды и отходы, и вначале человек учится отличать импорт и экспорт, не вдаваясь в детали их состава, и лишь затем постигает отличие (в рамках импорта) почвы от семян и (в рамках экспорта) плодов от отходов. По каким же признакам определяются эти отличия?
Богатый импорт дает телу большие внутренние силы, готовность к интенсивным медитациям, испытаниям и переживаниям и потребность в них, а также чувство неопределенности будущего — во многом совершенно непонятно, каким оно будет и какие плоды принесет. В целом тело с сильной семенно-почвенной энергетикой ощущает себя как юное — у него, так сказать, все (или многое) впереди и есть еще порох в пороховницах.
Наоборот, обилие энергии, предназначенной на экспорт, сопровождается чувством усталости тела, ощущением обилия пережитого, приобретенным опытом и желанием как-то его применить или по крайней мере от него избавиться, ибо он тяготит — как ценный опыт (плоды), так и груз нерешенных и очевидно нерешаемых проблем (отходы). В целом тело с преобладающей плодо-отходной энергетикой ощущает себя как старое и мудрое, у него все существенное позади, и остается лишь избавиться от обретенных ценностей и сбросить старую шкуру.
В целом научиться отличать экспорт и импорт данного тонкого тела не очень трудно, если, конечно, человек сумел выделить его среди остальных тел. Во многих случаях существенно сложнее отделить плоды от остатков и семена от почвы, и это момент принципиальный, ибо таковое деление в некоторой мере зависит от воли самого человека.
Рассмотрим, например, медитацию ментального тела. Если в результате размышлений человек приходит к определенным выводам, которые кладет в основу плана действий, то ясно, что эти выводы суть полноценные плоды ментальной медитации, употребленные соответственно, то есть направленные в канал Козерога. Если, однако, окончательные выводы представляются человеку сомнительными, например, при всей логичности или эффектности рассуждения не вписываются в общую ментальную картину, то с ними все равно нужно что-то делать — и тогда они отправляются вместо каузального тела в астральное через канал Рака: человек эмоционально переживает несовершенство своих ментальных усилий, после чего о них благополучно забывает. Таким образом, плод ментальной медитации в некоторых случаях может быть сочтен человеком негодным (например, гнилым) и отправлен в качестве отхода в нижележащее тело. Возможна и обратная замена; ее мы рассмотрим на материале жизненного потока, то есть каузальных медитаций.
Есть люди, обладающие слабым ментальным, но энергичным, хотя и дисгармоничным, буддхиальным. У такого человека часто возникает соблазн принять каузальные отходы за плоды, и тогда вместо того, чтобы отправить трухлявый каузальный пень через канал Близнецов в ментальное тело и серьезно поразмыслить о причинах своих неудач, он, не задумываясь ни о чем, шлет его через канал Водолея в буддхиальное тело, укрепляясь в своих, как правило, деструктивно-нигилистических жизненных позициях типа «я в принципе ни на что не способен», «они во всем виноваты» и т. п. Твердость основных жизненных позиций, даже похвальных с точки зрения социальной или космической этики, часто приводит к тому, что скелет буддхиального прорывает его более нежные ткани и торчит наружу, так что тело постоянно кровоточит, болеет и требует большой энергетической поддержки, в первую очередь каузальной, и тогда абсолютно все, что с человеком происходит, он стремится развернуть так, чтобы оно служило подтверждением его давно ущербных позиций или компенсацией комплексов. И тогда он, как правило, блокирует канал Близнецов, перестает думать о происходящем с ним, то есть ментально интерпретировать свои сложности, и все каузальные отходы отправляет в Водолея — к большому ущербу как для самого канала, так и для буддхиальной почвы, которая от этого сильно отравляется, что может привести к тяжелым душевным болезням. При этом дефектные с точки зрения организма (в частности, атманического тела) жизненные позиции могут и не быть сугубо эгоистическими или нигилистическими: иногда они бывают, наоборот, слишком благодушно-добрыми, что чревато элементарной безответственностью перед собой и миром. Например, человек, воспитанный в культурной и религиозной семье, может почти с молоком матери впитать в себя такие принципы как ненасилие, априорные любовь и доверие к ближним и т. п. и искренне считать, что зло и обман не смогут подойти к любви, благородству и честности. Столкнувшись с неразрешимым каузальным тупиком, вызванным злом, обманом и насилием по отношению к себе или им самим порожденным, такой человек может, однако, не захотеть ментально исследовать создавшееся положение (чувствуя, что ни к чему приятному это не приведет) и отправить соответствующие каузальные отходы (малоприятную гниль и плесень) в буддхиальное тело, сформировав там в дополнение к имеющимся такую, например, позицию: «Что Бог ни делает, все к лучшему — даже если сейчас это никому не видно». Вряд ли читатель сможет что-либо противопоставить последнему утверждению, но как личная жизненная позиция оно подходит скорее мудрецам-махатмам из Шамбалы, нежели среднесоциальному индивиду, для которого Бог частенько выступает в Своей карающей или по крайней мере грозно-предупреждающей (в частности, о последствиях пассивного отношения к жизни) ипостаси.
Наоборот, человек с сильным ментальным и слабым буддхиальным телом склонен интерпретировать абсолютно все, с ним происходящее, часто незаметно для самого себя отправляя в канал Близнецов ценнейшие каузальные плоды, «забалтывая» жизненный опыт и лишая сам себя поддержки своих позиций, ценностей, основных жизненных программ. Мысль, даже самая добросовестная, может профанировать — и еще как! — человеческий опыт, предназначенный для питания буддхиальной почвы, и с этим очень трудно примириться человеку ХХ века, воспитанному в духе торжества ментальных энергий и конструкций. Ум (энергия ментального плана) во многих отношениях противопоставлен мудрости (энергии буддхиального плана) и совершенно неправильно считать вторую высшей формой первого. Именно поэтому невозможно пересказывать содержание стихов и объяснять смысл анекдотов и философских афоризмов: они или доходят на собственной (буддхиальной) энергетике, или не воспринимаются вообще.
* * *
Разница между почвой и семенами тонкого тела на первый взгляд принципиальна, но фактически человек может превратить семена в почву, лишив их самой интимной части энергии — зародышей, то есть программ развития, и может, с другой стороны, пытаться обращаться с почвой как с семенами, как бы проращивая ее, и тогда она действительно во что-то вырастает, хотя и не совсем в то, что он ожидает.
Рассмотрим теперь конкретные транзитные потоки. Читатель не должен представлять их себе слишком буквально: в отличие от зодиакальных потоков, они являются в известной мере абстракцией, так как вырывают из общего процесса жизни данного тонкого тела отдельные его части (например, семена и отходы); тем не менее, именно здесь реализуется трансформация, соответствующая двенадцати диалектическим переходам.
Нисходящий транзитный поток буддхиального тела — это превращение семян буддхиального развития в отходы этого развития, попадающие затем в каузальное. Семена программы развития (любого тела) это, как говорится, «за что боролись»; отходы же символизируют неразрешимые препятствия, вызывающие необходимость изменения программы или ее остановки — «на что напоролись». Известная житейская мудрость отождествляет первое со вторым, точнее, устанавливает между ними прямую связь; каббалистическая диалектика, однако, утверждает, что связь эта есть, но не прямая и, в зависимости от гороскопа, бывает двенадцати видов.
Семена в буддхиальном теле имеют атманическое происхождение: это особые, часто возвышенные, устремления, как правило, довольно абстрактные, то есть не связанные с конкретными действиями, но в то же время недвусмысленно требующие перестройки системы ценностей человека и его основных жизненных программ, установок и позиций. У людей, не имеющих опыта (или желания) самоанализа и интенсивной внутренней жизни прорастание буддхиальных семян осознается слабо, но переживается, тем не менее, достаточно сильно: человек чувствует, что с ним что-то происходит, он меняется, становясь во многом другим, и это может быть болезненно, неудобно и непривычно, хотя в чем-то и восхитительно-ново; жизнь меняется, но к лучшему или к худшему, часто догадаться трудно.
Однако проходит некоторое время, буддхиальное тело перестраивается на новую программу и человек принимается ее реализовывать: прорабатывает таланты и добродетели, живет по новым ценностям и позициям, реализует новые жизненные ценности и программы. При этом у него возникают многочисленные сложности и противоречия буддхиального уровня, далеко не все осознаваемые, но часто непреодолимые (или непреодоляемые); и последние, становясь своего рода сухими сучками и пожелтевшими листьями буддхиального леса, отправляются через канал Тельца в буддхиальное тело и там превращаются в семена новых программ каузального развития, эзотерический смысл которого — разрешение не разрешенного на буддхиальном уровне противоречия. Однако транзитные потоки рассматриваются всегда в рамках данного тела, и применительно к нисходящему буддхиальному потоку вопрос ставится таким образом: какого рода сложности, препятствия и противоречия ценностного уровня встретятся у человека, реализующего новую жизнь? Какие его ценности вступят в противоречия с другими? Какие таланты смогут развиться и в ущерб чему это будет происходить? Какие крупные программы пройдут душевно гладко, а какие приведут к кризису или глубокому унынию? Какие жизненные позиции удастся сочетать друг с другом, а какие будут трещать и болезненно ломаться? Буддхиальный уровень касается не действий, а позиций, и в интимных человеческих отношениях он гораздо важнее, так что нисходящий буддхиальный поток во многом определяет основные сюжеты отношений человека с другими людьми, и понимание этих сюжетов дает ключи к их гармонизации и конструктивному использованию.
Нисходящий поток каузального тела представляет собой трансформацию каузальных семян в отходы каузальной вегетации. Другими словами, здесь наше внимание сосредоточено на том, какие препятствия, осложнения и тупики поджидают вновь начинающиеся программы конкретных действий человека — независимо от того, кажется ли ему, что он их ведет сам или они происходят с ним как с пассивным агентом.
Надо сказать, что как способность членения жизненного (каузального) потока на отдельные события, так и еще более трудное умение связывать события в цепочки по существу эзотеричны — не все люди это умеют, а среди тех, кто умеет, далеко не все понимают, сколь это важно. Программы действий вовсе не исчерпываются теми, которые человек активно программирует или которым осознанно подчиняется: многие каузальные цепочки идут, лишь изредка и в малой степени регистрируясь сознанием, хотя играют в жизни человека большую роль. Однако зарождение существенных каузальных цепочек, символизируемое тельцовским включением, редко проходит незамеченным: человек чувствует: что-то начинается и обычно примерно представляет себе характер этого чего-то, то есть канву событий (как внешних, так и внутренних), хотя предвидеть их точно обычно не в состоянии. Если основному включению сопутствуют чувство душевного подъема, высшего энтузиазма и т. п., то тельцовская трансляция часто дает человеку чувство собственности, ощущение готовности к определенным усилиям и испытаниям, и люди ответственных профессий (писатели, художники, альпинисты) без этого ощущения к своим делам не приступают.
В начале каузальной цепочки у человека часто возникает своего рода эйфория: все смогу, все препятствия и трудности одолею, в крайнем случае — обойду. Однако по мере ослабления энергии каузальных семян и роста каузального растения настроение меняется и часть препятствий оказывается не преодолимой на каузальном уровне: появляются первые сухие листочки и веточки, ствол упирается в сучья соседних деревьев и т. д. Какого же рода можно ожидать препятствия и как они связаны с первоначальной идеей каузального проекта? Общий ответ на этот вопрос дает дом (фазовый переход) с началом в Тельце, управляющий нисходящим каузальным потоком.
Нисходящий поток ментального тела представляет собой трансформацию исходных каузально-мотивированных поводов ментальных медитаций в различные противоречия, сложности и тупики мышления, не преодолимые на ментальном уровне. Здесь нужно заметить, что ментальный тупик или противоречие вовсе не обязательно воспринимается человеком как нечто негативное (это, кстати, относится и ко всем остальным телам), так что выражение «ментальные отходы» (равно как и каузальные, буддхиальные и прочие) не несет, вообще говоря, негативного оттенка в каббалистическом контексте. Каузальный тупик есть повод для размышлений, но мышление без острой каузальной необходимости становится пресным и скучным ввиду неактуальности: «Сатира, каламбуря в стакане воды, покрывается ржавчиной» (Ф. Кривин). Точно так же отсутствие, как говорится, необходимого парадокса в мышлении лишает его восприятие эмоционального момента — это эффект, характерный для «плоских» шуток. К счастью для остряков, литературный язык всегда отличается полисемией и омонимией, то есть неоднозначностью смысла слов и выражений, благодаря чему возникают чисто «филологические» серии анекдотов, например: «Штирлиц вышел из моря и упал на гальку. Галька завизжала и убежала». Вообще чувство юмора в очень большой степени связано с умением увидеть ментальный тупик, признать его как таковой и отправить соответствующий ментальный сучок через канал Рака в астральное тело. Зануда же, наоборот, склонен бесконечно поливать и окучивать безнадежно засохшие ментальные кусты в надежде вырастить на них хоть бузину, или, хуже, старается выдать сухие иголки за спелые яблоки.
Такова зачастую линия поведения незадачливых начальников и плохих администраторов. Вызывая подчиненного в свой кабинет с целью дать ему творческое задание, такой начальник в инструктивном разговоре выращивает ментальное дерево, которое (по крайней мере, с точки зрения подчиненного) не только не дает никаких плодов, но попросту засыхает на корню. Тем не менее ситуация заставляет подчиненного сделать вид, что он тщательно собрал все созревшие в течение разговора ароматные ментальные плоды, аккуратно сложил в ящик, пересыпал опилками, и как только выйдет за порог, немедленно отправит их каналом Козерога в каузальное тело, то есть «приступит к исполнению». Реально, вернувшись в свой кабинет, он вытаскивает из ящика уродливую сухую ветку и со словами: «А наш-то идиот чего нынче удумал!» — передает окружающим свое восприятие задания, отправляя безнадежно высохшее растение в групповой канал Рака, к смеху (иногда горьковатому) и радости (не совсем чистой) всех сотрудников. Дом (с вершиной в Близнецах), управляющий нисходящим ментальным потоком, покажет, какие специфические препятствия и проблемы встретит мысль, обрабатывающая актуальную каузальную ситуацию, и где ей (мысли) можно остановиться и отдохнуть, включив вместо себя чувство (эмоцию).
Нисходящий поток астрального тела представляет собой трансформацию семян эмоциональных переживаний в их препятствия, тупики и противоречия.
Вообще культура эмоциональной жизни в современной цивилизации — понятие суперэзотерическое; эмоции отчасти социально регулируются, но почти исключительно неписаными и с чрезвычайным трудом рационализируемыми правилами и требованиями, которые к тому же совершенно недостаточны, ибо не отвечают на простейшие, но жизненно важные вопросы: как регулировать свои чувства? Можно ли их подавлять и как именно? Можно ли их выплескивать на окружающих и нужно ли их скрывать от общества? Что делать, когда они кончаются? В какой мере на них нужно и можно опираться? Как правильно реагировать на эмоциональные удары со стороны (и свои собственные)?
Дом (с вершиной в Раке), управляющий нисходящий астральным потоком, определит общее направление трансформации эмоциональных медитаций: от их начала, связанного с первичной эмоциональной реакцией на то или иное ментальное противоречие, к их окончанию, на которое современный человек редко обращает внимание, но которое чрезвычайно важно и для самого астрального тела, и для организма в целом. Этот дом в целом ответит на вопросы: какие препятствия встанут на пути течения эмоции? С чем она столкнется и какой окажется в результате? На каком противоречии она остановится, растворится или засыплется?
Нисходящий поток эфирного тела трансформирует астральные семена эфирных медитаций в их отходы, то есть неразрешимые на эфирном уровне напряжения, антагонизмы и т. п.
Представления о собственных эфирных медитациях у разных людей совершенно различны, в частности, потому, что одни обращают на них большое внимание, а другие — никакого. Как вы чувствуете себя, только-только проснувшись? Каковы ваши ощущения через час после обеда? Как эмоциональные и сексуальные переживания влияют на ваш тонус? Человек, имеющий содержательные наблюдения по всем этим вопросам, эфирно-ориентирован (что, заметим в скобках, не равнозначно эгоизму); он может иногда до тонкостей описать свои переживания после принятия той или иной пищи, ощущения, испытываемые им при рассасывании синяка и т. д. Вообще то, что именуется «физическими» ощущениями, по большей части суть эфирные реакции.
Хорошо известно, что эмоциональные конфликты и стрессы (в изобилии сеющие эфирные семена) сопровождаются сильными биоэнергетическими реакциями: человека мутит или тонизирует, он чувствует изнеможение или «кипение крови», то есть буквально эфирный шквал. Как пойдет эта эфирная медитация дальше? Застрянет ли она в самом неудобном эфирном месте, грозя разрушением эфирным (а затем и физическим) органам? Рассыплется ли на множество постепенно засыхающих травинок (устойчивое здоровье) или сольется в мощный дуб, который целиком сгниет и внезапно разломится пополам (инфаркт)? Некоторый общий ответ на эти вопросы даст дом с вершиной во Льве, который укажет на характер тупиков, препятствий и отходов эфирных медитаций, инициированных неразрешенными астральными конфликтами и проблемами.
Транзитный поток физического тела — это трансформация эфирных семян, попадающих в физическое тело, в плоды физических медитаций, отправляемых затем обратно в эфирное тело. Что есть эти эфирные семена? Это многочисленные агенты, являющиеся катализаторами, вдохновителями и управителями будущего физического движения (не обязательно короткого, типа шага или прыжка: это может быть включение состояния беременности, или процесса смены зубов, или двигательной болезни). Вопрос, каковы они с точки зрения биохимии, до конца еще не выяснен: очевидно, здесь участвуют и различные нервные клетки и их целые структуры, и гормоны, и многие пока неизвестные вещества и существа. На уровне настоящего трактата гораздо важнее, однако, субъективное переживание человеком эфирной трансляции в физическое тело: это состояние, когда физическое движение, так сказать, идейно полностью подготовлено (неважно, насколько хорошо) и уже практически началось — во всяком случае, остановить его уже нельзя, и физическая медитация, то есть тот или иной танец, неизбежна и в основном своем сюжете предопределена. Штангист наклоняется над штангой и решительно берется за гриф; голодный младенец присасывается к материнской груди; пылкий юноша привлекает к себе возлюбленную; взломщик приближается к сейфу и достает свои инструменты.
Так выглядит начало физической медитации; каковы же будут ее плоды (в каббалистическом понимании)? Если начало медитации характеризуется физической собранностью и скрытой энергией, которая должна по определенному плану высвободиться, то плоды высвобождаются, наоборот, в физическом расслаблении, которое приходит после совершения усилия. При этом расслабляются не только мышцы, но и все остальные ткани — ослабляются связки, размягчаются суставы и даже выпрямляются кости, сгибавшиеся под тяжестью нагрузки. Все эти процессы сопровождаются выделением тепла, часть которого бесследно исчезает из физического тела (и плана), превращаясь (с помощью канала Весов) в эфирную энергию и материю. Вероятно, наука будущего обнаружит, что при расслаблении из физического тела в эфирное переходит (начисто исчезая из физического плана) и небольшое количество материи (аналог этого процесса в физике — превращение в энергию пары частица + античастица).
Дом (с вершиной в Деве), управляющий транзитным потоком физического тела, покажет, как оно воспринимает переход из предактивного в постактивное состояние и какие типичные эффекты при этом возникают.
Восходящий поток эфирного тела представляет собой трансформацию эфирной почвы в плоды эфирных медитаций. Понятно, что эти плоды в большой степени зависят от растений, их приносящих, и, следовательно, от их семян, приносимых потоком Рака из астрального тела, но тем не менее существуют не зависящие от рода произрастающей эфирной флоры общие закономерности, которые во многом определяют способ созревания эфирных плодов в зависимости от почвы, на которой они вырастают, специфичный для данного человека и определяющийся домом с вершиной в Весах.
Умение различать плоды эфирных медитаций — важная ступень, так сказать, биоэнергетического самопознания человека. Окончание цикла эфирной вегетации (если можно так выразиться, эфирный вечер) означает появление большого количества плодов и отходов, с которыми нужно правильно распорядиться. Эфирные отходы дают специфическое биоэнергетическое беспокойство, человека как будто мотает, трясет, лихорадит, по нему словно идут глубокие волны, и все это есть не что иное как подготовка к тому или иному физическому действию:
Мой рот трепещет как в огне,
Кишки дрожат, как готтентотки.
Желудок, в страсти напряжен,
Голодный сок струями точит,
То вытянется, как дракон,
То вновь сожмется что есть мочи,
Слюна, клубясь, во рту бормочет,
И сжаты челюсти вдвойне...
Хочу тебя! Отдайся мне!
Н. Заболоцкий, «Рыбная лавка»
Плоды же эфирных медитаций выглядят и переживаются совсем по-другому, это своего рода высшее биоэнергетическое волнение, в конечном счете углубляющее, обогащающее и усиливающее (иногда отравляющее) общий эмоциональный фон. Так, хорошие жены и матери прекрасно знают, что еда дает их мужьям и детям не только (эфирные) силы, необходимые для физических работ и перемещений, но и формирует эмоциональный фундамент жизни семьи. Однако для этого необходимо дать созреть эфирным плодам и предоставить им возможность через канал Скорпиона попасть в астральное тело, не отправляя еще зелеными через Деву в физическое. Последним часто грешат неопытные молодые жены, которые, наскоро покормив мужа, тут же поднимают его из-за обеденного стола и отправляют по домашним или иным делам; понятно, что эмоциональная благодарность если и поднимается в сердце мужа, то никакого выражения не находит, к большому ущербу для обоих супругов.
Восходящий поток астрального тела представляет трансформацию астральных почв в плоды эмоциональных медитаций, то есть своего рода итоговые эмоции, которые затем, проходя через канал Стрельца, становятся умонастроениями. Умение «держать себя в руках» на высоком уровне означает не только контроль над, так сказать, амплитудой эмоциональных медитаций, но и тщательное отделение астральных плодов от отходов. Человек, плохо владеющий своим астральным телом и впадающий в неконтролируемые эмоции, страдает вдвойне: и биоэнергетически, и умственно. Его астральное тело становится похожим на фруктовый сад под ураганом: ветер срывает спелые астральные плоды, ломает ветви, сучья и даже стволы и все это через канал Льва летит вниз, в эфирное тело, производя там большие разрушения (у человека начинает отчаянно колотиться сердце, прыгать давление, он мечется, изрыгая проклятия или проливая слезы и т. д.), но совершенно не в силах ничего существенного ни сказать, ни даже подумать. Проработка дает возможность произнести пламенную речь, оставаясь эфирно достаточно спокойным — в положении, где искренний, но астрально некультурный человек получит инфаркт или нанесет обидчику тяжелые телесные повреждения. Дом с вершиной в Скорпионе покажет характерные общие особенности трансформации астральной почвы в астральные плоды, свойственные данному человеку (коллективу) и не зависящие от конкретного содержания эмоциональной медитации, то есть тип плодоносящего растения.
Восходящий поток ментального тела — это трансформация фундаментальных умонастроений человека в его окончательные выводы, которые затем становятся основой каузальных медитаций. Здесь, однако, не нужно понимать слово «выводы» слишком узко — многие практические «выводы» человек делает подсознательно и вовсе их не замечает, или видит от них лишь малые фрагменты. Например, интенсивная ментальная медитация идет у шофера за рулем автомобиля, но ее «выводы», ложащиеся в основу его конкретных действий: поворотов руля, нажатия педалей газа и тормоза и т. д., по большей части не регистрируются его сознанием. То же самое можно сказать и о профессиональных борцах, воинах и других людях, вынужденных действовать в острых ситуациях, где на осознание ментальных «выводов» просто не остается времени, но это вовсе не значит, что ментальных медитаций не происходит: они идут самым интенсивным образом и приносят порой высококачественные плоды, становящиеся основой точнейших действий. Это относится не только к танцу чемпионов мира по фигурному катанию или прыжкам и ударам бадминтониста, но и, скажем, перевариванию грандиозного обеда, съеденного истинным гурманом. Недаром после сытной еды плохо думается: все силы ментального тела идут на анализ содержимого желудка и выработку оптимальной стратегии усвоения пищи.
Что же представляет собой ментальная почва? Субъективно она воспринимается как умственный потенциал, точнее, сырой ментальный материал, что выражается, например, в способности рассуждать в определенном ключе или с определенным настроением на любую тему. Ментальная почва имеет астральное происхождение, поэтому в ней обычно ощущаются некоторые эмоциональные влияния (точнее, воспоминания), и тогда мы говорим о пылком или охлажденном, злом, ироничном или добродушном, робком, пугливом или, наоборот, бесстрашном уме — все эти характеристики относятся, как читатель понимает, к ментальной почве. Ментальные плоды несут иные качества — они могут быть конкретными или расплывчатыми, конструктивными или деструктивными, добродетельными или злонамеренными. Дом с вершиной в Стрельце, управляющий восходящим ментальным потоком, покажет способ трансформации ментальной почвы в плоды, характерный для данного человека и не зависящий от типа конкретного ментального дерева.
Восходящий поток каузального тела представляет трансформацию каузальной почвы в экзистенциальные выводы, которые человек совершает по завершении своих жизненных сюжетов. Как же субъективно воспринимается каузальная почва? Если ментальная почва — это умонастроение, или общая готовность к размышлению, то каузальная почва — это, так сказать, делонастроение; военные употребляют здесь выражение «боеготовность». На этой почве, то есть на энергии, которая переживается человеком как готовность к определенного рода событиям и поступкам и активному участию во внешней или внутренней жизни, эти, или не совсем эти (или совсем не эти) события происходят, и, завершаясь, приносят свои плоды — возникают своего рода итоги пережитого. Эти итоги часто воспринимаются человеком как некоторые финальные события, особым образом подкрашенные предшествующей каузальной цепочкой, но подведение жизненных итогов, хотя и на коротких промежутках, всегда есть нечто большее, чем просто акцентирование некоторых из событий как главных: итоги служат для передачи энергетической информации вверх, через канал Водолея в буддхиальное тело, где они становятся основой экзистенциальной картины мира, ценностей, добродетелей и талантов. Не следует, однако, думать, что все плоды каузальных медитаций человеком осознаются: большая часть из них (и часто важнейшая) не выпускается из-под контроля подсознания и употребляется им для поддержки субъективно важных, но также неосознаваемых ценностей, жизненных позиций и главных программ человека.
Дом с вершиной в Козероге определит характерный для человека (пары, коллектива) тип трансформации каузальной почвы в плоды вегетации растений, на ней произрастающих, — безотносительно к конкретному виду этих растений, то есть цепочек внешних и внутренних событий.
Восходящий поток буддхиального тела представляет трансформацию буддхиальной почвы в плоды, то есть метаценности, или наиболее глубокие экзистенциальные выводы, которые человек делает после завершения основных жизненных сюжетов, или серьезных перестроек сущностной картины мира. Буддхиальная почва — это душевные силы, которые человек может потратить на долгие и серьезные внешние и внутренние программы: реализацию своих талантов, выработку добродетелей, существенное социальное продвижение и т. д. Буддхиальная почва несет некоторый оттенок, или воспоминание о каузальных итогах, ее породивших, но в большой степени зависит также и от проработки канала Водолея, трансформирующего эти итоги в фундаментальную душевную энергию: совсем не всегда серия каузальных неудач и поражений приводит к истощению и отравлению буддхиальной почвы.
Дом с вершиной в Водолее, управляющий восходящим буддхиальным потоком, покажет особенности трансформации душевной, или экзистенциальной энергии человека (писатель здесь употребит выражение «сила жить») в метаценности или экзистенциальные философские выводы, касающиеся его сущностной картины мира, которые обычно созревают по окончании крупных жизненных этапов и больших внутренних и внешних перемен. Опять-таки не следует думать, что все метаценности регистрируются сознанием человека — как правило, они совершенно от него ускользают, и требуется большое внимание к внутренней жизни, честность и духовная устремленность для того, чтобы их хоть как-то уловить, а ментальный анализ здесь помогает в очень слабой степени.
Транзитный поток атманического тела представляет собой трансформацию атманической почвы в отходы атманических медитаций — высыхающие листочки и веточки цветка миссии, которые затем превращаются (потоком Овна) в семена буддхиальных растений.
Если буддхиальная почва — это душевные силы, необходимые человеку для того, чтобы постоянно поддерживать длительные и тяжелые, но отдельные программы своей жизни, то атманическая почва — это силы духовные, назначение которых всегда глобально: они необходимы для изменения всей жизни человека целиком, причем не только в настоящем и ближайшем будущем, но и в отдаленном будущем, а также и во всем прошлом.
С объективно-социальной точки зрения сказанное бессмысленно: нельзя поменять свое прошлое, например, изменить дату рождения или отменить раннюю смерть родителей, но субъективно, поднимаясь в атманическое тело, человек теряет различия между прошлым, настоящим и будущим, воспринимая свою жизнь целиком, в непрерывной связи всех поворотов своей судьбы и даже конкретных событий. Поэтому здесь он обретает власть в равной мере над будущим и прошлым и количество духовных сил есть синоним уровня этой власти — однако не прямой, а косвенный, ибо атманическая почва растит цветок миссии, чей вид (но не конкретная форма!) предопределен. Власть над прошлым (и кстати говоря, будущим) здесь понимается не как способность изменить свои биографические данные (имя, место рождения, социальное положение родителей и т. п.), хотя и это иногда случается, а как способность освободиться от его негативного, деструктивного, сдерживающего эволюционное развитие влияния, и сделать его, наоборот, конструктивным и вдохновляющим. Поэтому тестом для человека, собирающего духовные силы для того, чтобы полностью перестроить свою жизнь, является его готовность к пересмотру своих отношений с прошлым и снятию с себя всех нежелательных для него крючков, которыми оно цепко держит его настоящее и будущее; Кастанеда называет соответствующий процесс переписыванием личной истории.
Важнейший урок, который преподносит нам транзитный атманический поток, заключается в том, что духовные силы превращаются в конкретные изменения буддхиального тела, то есть изменения главных жизненных программ и системы ценностей, не непосредственно, а косвенно, через вегетацию цветка миссии, смену или поворот главного жизненного смысла и идеала. Поэтому духовно зрелые люди тратят свои духовные силы именно на уточнение своего идеала, а он уже сам, развиваясь, уточняет и модифицирует главный смысл их жизни и затем корректирует систему ценностей; попытки же отправить атманическую почву в канал Овна непосредственно, минуя цикл развития атманического цветка, ведут к плачевным, хотя и не сразу очевидным последствиям: засоряется канал Овна, отравляются буддхиальные посевы, а главное — чахнет цветок миссии и жизнь человека теряет смысл целиком.
Дом с вершиной в Рыбах, управляющий транзитным атманическим потоком, покажет характерный для данного человека способ трансформации духовных сил в духовные же противоречия и тупики, порождающие множество экзистенциальных проблем, но и дающие индивиду могучий импульс душевного и ценностного развития.
* * *
Теперь читатель имеет некоторое представление о материале, на котором реализуются диалектические переходы. Каковы же сами эти переходы?
В основе рассматриваемой диалектики лежит дуализм «объект — среда». В девятой главе книги автора «Возвращенный оккультизм, или Повесть о тонкой семерке» подробно описывается эволюционная лестница, содержащая семь главных ступеней, или уровней, существования любого объекта. Эти уровни, в соответствии с оккультной традицией, именуются названиями чакр: муладхара, свадхистхана, манипура, анахата, вишудха, аджна, сахасрара. Объект любого из этих уровней находится в состоянии равновесия со средой: сколько-то энергии и информации он от нее получает, сколько-то отдает, но в каком-то интегральном смысле эти потоки уравновешены: ни объект, ни среда не ощущают друг друга ни как благотворителей, ни как вампиров-нахлебников. В гармоничном варианте сосуществования может быть употреблено слово «симбиоз», в напряженном на поверхности может звучать и откровенная обоюдная брань, но под ней все равно чувствуется устойчивое динамическое равновесие, по большому счету устраивающее и объект, и среду. Так часто бывает в семьях, где отец находится на грани ухода и время от времени исчезает в запое или загуле, но неукоснительно возвращается обратно; выгнать его из семьи окончательно по разным причинам не получается. Это — вариант муладхарного бытия (и равновесия) человека в рамках семейного эгрегора, и психолог, внимательно изучивший такую семью, несомненно обнаружит энергетический баланс системы отец-семья, например, в запоях мужа могут сниматься многие семейные напряжения, не устранимые другими способами. Ему, в свою очередь, может быть необходима именно такая семья для поддержки соответствующих жизненных позиций и сюжетов, так что страдая каузально, он выигрывает буддхиально и в целом удовлетворен своей жизнью.
Качественно иная ситуация возникает, когда объект переходит с одного уровня на другой: тогда суммарный энергетический баланс между ним и средой нарушается, причем во вполне определенную сторону: если уровень объекта повышается, то энергия и информация идут из среды к нему, если же понижается, то, наоборот, переходят от него в среду. Можно выразить этот закон так: повышение уровня объекта требует жертвенности со стороны среды, а понижение уровня объекта является жертвенным с его стороны. Более внимательное наблюдение показывает, что при изменении уровня объекта среда разворачивается к нему таким образом, как будто совершает двойственный (противоположный по направлению) переход: например, если объект переходит с муладхары на свадхистхану (этот переход в астрологии именуется первым домом), то среда вокруг него организуется и ведет себя так, как будто она переходит со свадхистханы на муладхару (восьмой дом). Слова «как будто» в последней фразе являются уступкой объективистским взглядам современного автора социума; если же находиться в реальности самого объекта, то они становятся излишними.
И в заключение некоторые соображения о системах домов. В каббалистической астрологии возможно использование лишь равнодомных систем, где каждый дом занимает ровно 30° в Зодиаке, так что, начинаясь в одном знаке, кончается в следующем. Для астрологов и их клиентов, живущих в парадигме эпохи Рыб, автор рекомендует равнодомную систему с серединой неба, рассчитываемой по Плацидусу (Коху): здесь Солнце проходит во вершине десятого дома в момент астрономического полдня (когда тени самые короткие). Эпоха Водолея, на взгляд автора, более социально ориентирована, и для ее людей лучше использовать натуральную равнодомную систему, в которой Солнце проходит через вершину десятого дома ровно в 12:00 по официальному, то есть фактически принятому в данной местности, времени. Расчет натуральных домов очень прост: вершина четвертого дома (В4) вычисляется по формуле: В4 = С + , где С — положение Солнца в Зодиаке в градусах, считая от 0° Овна, а Т — официальное время, выраженное в минутах (пример расчета см. в книге автора «Каббала чисел», число 24).
Глава 1
ПЕРЕХОД ОТ МУЛАДХАРЫ К СВАДХИСТХАНЕ, или ПЕРВЫЙ ДОМ
Ключевые слова: спонтанное проявление; непосредственное самовыражение; первичный свободный рост
Так из темной воды появляется в мир светлоокая дева,
И стекает по телу, замирая в восторге, вода,
Травы падают в обморок, и направо бегут и налево
Увидавшие небо стада.
А она над водой, над просторами круга земного,
Удивленная, смотрит в дивном блеске своей наготы,
И, играя громами, в белом облаке катится слово
И сияющий дождь на счастливые рвется цветы.
Н. Заболоцкий
Читатель, которому все понятно, может смело переходить ко второй главе.
А для остальных у автора имеются небольшие комментарии и дополнения к уже сказанному.
* * *
Главная особенность, отличающая первый дом от остальных, заключается в том, что здесь объекту нельзя мешать. Окружающая среда должна умереть, но предоставить ему все возможности для самовыражения и спонтанного проявления.
Общий смысл первого дома заключается в следующем. Фаза борьбы не на жизнь, а на смерть за существование, выживание, целостность объекта кончилась и теперь он осваивается в окружающем пространстве. До процветания еще далеко, дом еще не построен, огород не возделан и подруга не найдена — но зато имеется инициатива, энергия, поблизости располагаются нераскрытые кладовые припасов, маячат склады инструментов и стройматериалов и прогуливаются соблазнительные дикарки, видимым образом заинтересованные в знакомстве.
В семье появляется младенец; впервые на гастроли приезжает иностранная звезда; олимпийский чемпион показывает произвольную программу; Господь творит свет и отделяет его от тьмы. Все эти ситуации имеют объект отчетливо в своем центре, среда направляет на него свое, чаще всего априорно восторженное (или, наоборот, негодующее) внимание под общим лозунгом: «Ему — можно!» (соответственно: нельзя!). Поэты в таких случаях слагают оды или по меньшей мере используют восклицание: «О!» О, ее голос! О, его глаза и благородство!
Для первого дома характерно первичное проявление главных черт или качеств объекта — когда они исчерпываются, атмосфера первого дома пропадает. Другими словами, при включении первого дома объект поражает или по крайней мере сильно удивляет среду, чем частично оправдывает ее расходы на него. С точки зрения самого объекта, первый дом дает ему возможность (и необходимость) саморазвития, обнаружения и выражения вовне своих главных потенций, но не их дальнейшего развития и проработки. Это похоже на первый осмотр новорожденного: он демонстрирует миру свой голос, головку, ручки, ножки, животик и спинку, дальше, может быть, некоторые главные подробности (глазки, носик, пальчики на руках) — и на первый раз хватит, не надо утомлять младенца чересчур пристальным, пусть и восхищенным, вниманием.
Чрезвычайное стремление находиться в первом доме обнаруживают многие руководители государств, особенно тоталитарных, и угнетаемый народ часто реагирует адекватно, действительно воспринимая их по этому дому, и даже трансформируя своего лидера из бога-отца в как бы младенца, сохраняет его в рамках первого дома: «Бровастенький-то наш! Каков! На трибуну без чужой помощи забрался! Сиськи-масиськи бормотал! И обратно в реанимацию покатил!» Здесь важно то, что независимо от его политического или иного смысла любой поступок генерального секретаря воспринимается безусловно на ура (или в штыки).
Есть профессии, где первый дом особенно важен: это коммивояжеры, воспитатели детских садов, режиссеры (для актеров более важен пятый дом, чем первый), поэты, сценаристы-комедиографы, практические духовные учителя. Под первым домом часто иллюстрируют детские книжки: ярко, отчетливо, без лишних подробностей и зачастую с таким искажением пропорций, чтобы «для наглядности» увеличить значимые детали. Специфическое «перводомное» слово — это презентация, характерные ощущения человека в ситуации первого дома — новизна, свежесть, неожиданность, перспективность. Чуть более внимательный взгляд обнаружит уязвимость, потребность в поддержке, искренность — в общем, некое существо только что вылупилось из яйца и совершает первые движения: расправляет крылья, машет хвостом — но в нем могут таиться и чайка, и орел, и птеродактиль.
Великий архетип первого дома: Абсолют творит из Себя проявленный мир, и вопрос, которым при этом не следует задаваться (ибо нет осмысленного ответа): «Зачем Он это делает?» Вообще энергии домов, то есть диалектических переходов, суть проявления единой энергии развития, источником которой служит Мировой Разум. Эта энергия может переживаться объектом как присущая ему или, наоборот, идущая из среды, но, видимо, более правильно воспринимать ее как различные варианты напряжения, возникающего между ним и средой и требующего их определенных взаимодействий, проявлений и трансформации, причем источником этого напряжения служат не объект и не среда, а диалектический архетип, символически изображенный на рис. 8.

Рис. 8. Диалектическая схема
Каковы же признаки включения и выключения ситуаций первого дома?
Энергия первого дома проявляется наиболее отчетливо, когда объект находится ближе к муладхарному состоянию, то есть только начинает свое проявление, и о нем пока почти ничего не известно. Такова, например, ситуация моего первого знакомства с другим человеком, когда он появляется из (моего субъективного) небытия, и я слышу тембр его голоса, вижу общий облик, а затем главные подробности: пол, выражение лица и улыбку, цвет волос и глаз, примерный возраст и рост. Дальше идут манеры поведения, круг интересов, образование, работа, семейное положение... Многоточие показывает, что интенсивность энергии первого дома уменьшилась: появление второстепенных подробностей означает переход к иным домам.
Другой пример резкого включения, а затем постепенного ослабления энергии первого дома дает обживание нового места.
Представим себе семью, переезжающую в другой город. К моменту прибытия новый дом еще не обжит, даже если в нем по идее имеется все необходимое для будущей жизни, и жить в нем уже можно, но еще неуютно, и на следующий же день семья отправится за разнообразными покупками, создающими и дополняющими домашние структуры и интерьер. И пока длится ощущение достраивания быта до необходимой пышности и изобилия, семья живет под первым домом, а когда он уже в основном достроен, она вплывает на уровень свадхистханы и может существовать на нем довольно долго (а может, упорядочивая быт, начать переход на манипуру, включая четвертый дом). Первые визиты и знакомства на новом месте также идут под первым домом, который плавно сходит на нет, когда все главные связи вчерне установлены и основные сюрпризы (приятные и нет) пережиты.
Бывает, конечно, и так, что включение первого дома происходит медленно и постепенно, а окончание — резко и внезапно: например, кончается очарование первого знакомства и отношения переходят в следующую (свадхистханную) фазу. Соответствующие эффекты во многом зависят от положения первого дома в гороскопе и планет в нем; об этом речь ниже. Однако в любом случае главным косвенным признаком включения первого дома является чувство новизны и свежести происходящего, а признаком его выключения — ощущение наполнения и легкой усталости и скуки вследствие пресыщения информационно-энергетическим потоком. Так новая квартира обставляется мебелью, полы устилаются коврами, на стенах появляются картины и фотографии, в кухне — посуда и электрические приборы... пока вдруг не возникает ощущение заполнения или даже переполнения объема жилища, и дальше хочется не покупать что-то еще, а начинать, наконец, жить.
* * *
В гороскопе пары положение первого дома определит не только атмосферу и обстоятельства знакомства, но и качественно новые манифестации парного эгрегора, а также ситуации, когда один из партнеров изумляет другого, являя ему себя (или мир в целом) с совершенно неожиданной стороны. Первый дом также покажет, какое первое впечатление пара производит во внешнем мире, или, точнее говоря, на какие моменты ее проявлений внешняя среда обращает максимальное внимание и ждет от партнеров чего-то особенного. И, наоборот, первый дом определит характер ожиданий пары во внешних ситуациях обещающих что-то новое, например, проявляющих основные черты ранее неизвестного объекта.
Первый дом парного гороскопа с вершиной в Овне может означать знакомство в ситуации сильного душевного кризиса одного из партнеров, в то время как другой примет в этом кризисе проникновенное участие, и подобная ситуация вполне может стать в этой паре архетипической для любых начинаний, а также в ее мировосприятии: появление нового обязательно сопровождается (хотя бы незначительным) душевным надрывом, почти как в романах Федора Достоевского.
В гороскопе семьи первый дом очень важен: он включается при встрече с новыми объектами как внутрисемейной, так и внесемейной реальности. Вот вы впервые появляетесь на пороге семейного дома. Как на вас посмотрят, что в вас увидят и что и как увидите вы — все это во многом определяется положением первого дома натальной карты семьи. При вершине первого дома в Близнецах вам зададут коварный вопрос и посмотрят, как вы на нем споткнетесь, при первом доме во Льве определяющим моментом может оказаться ваш контакт с домашним животным (кошка, собака) или вкусы в еде, а если первый дом начинается в Деве, то вас могут посадить в мягкое кресло, но при этом отдавить ногу.
Каковы очевидные, наиболее бросающиеся в глаза и пылко искореняемые детские прегрешения? В каждой семье имеются вполне определенные взгляды на эту тему, разделяемые как родителями, так и детьми, и тесно связанные с первым домом. Это могут быть: капризы (вершина первого дома в Козероге), истеричность (в Раке), лживость (в Стрельце), злобность (в Скорпионе), упрямство (в Водолее), бесхребетность (в Рыбах), агрессивность (Марс в первом доме), пассивность (Сатурн в первом доме) и т. д.
Вот ребенок явился с прогулки. На что посмотрит семья? (первый дом в Весах): Какие розовые щеки! (в Деве): Ах, не замерз ли он? (в Скорпионе): Хорошее ли у него настроение? (Луна в первом доме): Не развязался ли шарф? (Венера в первом доме): Хорош, не правда ли?
В семье с сильным первым домом дети часто энергичны и бесцеремонны с гостями, особенно с новыми знакомыми; если же он слаб, то вначале они, наоборот, тушуются, особенно если рядом находится кто-то из взрослых.
В гороскопе государства первый дом покажет основные особенности самовыражения народа перед лицом власти и характерные способы, которые использует власть при объявлении своих новых программ. Особенно активен первый дом во время избирательной компании, и политики, интуитивно ощущающие его вибрации, могут рассчитывать на успех даже в отсутствие серьезной программы и социальной базы.
Как надо преподнести себя своему народу и о чем с ним говорить? В государстве с сильным первым домом это вопрос чрезвычайной важности, и в зависимости от положения первого дома и планет в нем ответ может звучать по-разному. При первом доме в Тельце можно говорить о главных ценностях и задачах, не скрывая противоречивости имеющегося положения вещей и даже напирая на эти противоречия — с намеком, что будут найдены конкретные решения, их сглаживание. При Марсе в первом доме хорошо, если у президента будет отчетливо мужской облик, а если в первом доме стоит Юпитер, то ему не помешает определенная царственность манер и пышность и блеск эскорта, а также рассуждения о политической или культурной экспансии, повышении роли страны в мировом сообществе, покровительстве наукам и искусствам.
Первый дом также покажет, как власть воспринимает свой народ, и здесь важно понимать, что народ не сводится к своим первым манифестациям, хотя они достаточно показательны. Службы, исследующие общественное мнение, имеют тенденцию подпадать под исключительное влияние первого дома, но гораздо хуже для них вовсе его игнорировать, ибо тогда собираемая ими информация будет искажена еще сильнее. В рамках первого дома государства находятся также средства массовой информации, всевозможные «актуальные интервью» и т. д.
В гороскопе фирмы первый дом покажет стиль приема сотрудников на работу, внешний характер отношений между сотрудниками, манеру отдавания приказов и распоряжений начальством и их восприятия подчиненными.
Первый дом в Овне может дать кардинальный стиль руководства, когда и начальством и подчиненными всерьез воспринимаются лишь такие проекты, которые на первый взгляд требуют перестройки всей фирмы, ее полной переориентации, переезда в другое место и т.п., причем издержки никого (по крайней мере, поначалу) не волнуют. Если в первом доме к тому же стоит Юпитер, то стиль презентации фирмы внешнему миру, да и собственным сотрудникам, можно охарактеризовать как грандиозно-эпохальный.
Руководство фирмы с первым домом в Весах предпочитает практично-уравновешенных сотрудников, отвечающих за вверенные им участки работы и содержащих их в безупречном состоянии, следствием чего является общая эмоциональная бодрость фирменного эгрегора. Работая на фирме с первым домом во Льве, следует иметь в виду, что ваш служебный образ в первую очередь определяется вашим, так сказать, эфирным горением на рабочем месте, то есть эмоционально окрашенной кипучей деятельностью, связанной с перемещением в пространстве, поднятием тяжестей и т. п.
В гороскопе книги первый дом торжествует в сценах представления героев, описания их главнейших черт и характеристик. В качестве героя повествования может выступать замок, сад, река и т.п.; в таком случае первый дом включен при их первом появлении или в эпизодах, где проявляются их новые, но существенные черты: в замке обнаруживаются привидения, сад начинает цвести, река застывает подо льдом или по ней, звеня веслами, приплывает боевая дружина. Надо сказать, что лишь очень экспрессивные авторы стремятся включить первый дом с самого начала повествования: «Славная бекеша у Ивана Ивановича! отличнейшая! А какие смушки! Фу ты пропасть, какие смушки! Сизые с морозом!» (Н. Гоголь). Обычное начало романа или повести происходит под нейтральным вторым домом, например: «Смеркалось. С сумрачного неба накрапывал редкий дождь, окутывая затихающую станицу теплым влажным облаком». После этого естественно прозвучит фраза под седьмым домом: «По сырой дороге не торопясь шла почтальонша Люба». Здесь герой выделяется из окружающего пространства, и теперь уже приходит время включить первый дом и дать первое описание главных черт героини: «Ей не было еще и сорока, но усталые от долгих часов ходьбы ноги ее ныли и болели так, словно им было уже за семьдесят». Последняя фраза заставляет предположить вершину первого дома в Весах и, возможно, присутствие в этом доме (или аспектом к нему) Сатурна.
Опасности, препятствия и паразиты. Какие же опасности грозят объекту при включении первого дома? Не менее актуальна и такая постановка вопроса: какие опасности грозят среде при включении первого дома объекта? Некоторые соображения на этот счет предполагаются ниже; автор, однако, ни в коей мере не претендует на полноту ответов ввиду необычайной широты темы.
Первое, с чем сталкивается объект при попытке перейти с муладхары на свадхистхану, это недостаточность для этого его собственных усилий. Для того, чтобы зерно пшеницы проросло, ему нужны определенные условия (тепло, влага), то есть информационно-энергетическая дотация со стороны окружающей среды. Если эти условия созданы, то первичный рост идет весьма интенсивно, и основные черты будущего растения (корешок, стебелек) проявляются очень быстро. Что же при этом самое главное для объекта? Ответ прост: чтобы ему не мешали в развитии: ни прямо, ни косвенно, принимая как должное (а лучше с восхищением) любые его проявления. В первом доме объект, что называется, в своем праве: хочет — улыбнется, хочет — нахмурится, хочет — согнет ножку, хочет — разогнет, ухватится за погремушку, потребует еды или вдруг глубоко уснет. Подобное отношение к объекту дается среде нелегко; у нее активизируется двойственный к первому восьмой дом (переход от свадхистханы к муладхаре), жертвенность которого часто более чем очевидна, то есть самой среде совершенно ясно, за чей счет объект так непринужденно и спонтанно проявляется и свободно развивается. Она, среда, делает все для его «блага», жестоко при этом истощаясь и часто начинает от объекта чего-то ждать, требовать и т. д. Как только это происходит, возникают препятствия и ограничения свободного роста и самовыражения, и энергетика первого дома исчезает, хотя до уровня свадхистханы объект мог еще не дорасти.
Другими словами, для правильного развития и проявления под первым домом объекту нужна (кроме информационно-энергетической поддержки) вера в него, а точнее, убеждение в том, что все, что он делает, это как раз именно то, что и ему, и остальному миру необходимо и ни в какой коррекции не нуждается. По первому дому воспринимают восточные ученики своего просветленного духовного учителя-гуру, любое действие которого безусловно идет на благо ученику, даже если внешне кажется непонятным и даже неприятным. Типично «перводомная» практика, принятая на востоке, заключается в том, что ученик старается полностью воплотиться в гуру: разговаривает, ест, спит как учитель, постоянно ходит за ним следом, повторяет его жесты и т. д.
Возможно, читателю, особенно воспитанному в традициях критического реализма, все это не очень понравится: ему почудится слепой фанатизм, некритичность, безответственность и т. д. Все эти явления суть, однако, следствия злоупотребления энергией первого дома и неправомерного расширения его границ. Проблема в большой степени заключается в том, чтобы точно выделить ситуации первого дома и не спутать его с другими, которые потребуют совершенно иного восприятия и действий. Первый дом, как читатель уже, вероятно, понял, предполагает полную безответственность объекта и свободу его самовыражения и развития — но нужно чувствовать, когда этот дом сменяется другой фазой развития. Высшая форма проявления первого дома во внутренней жизни человека — это религиозное переживание своего высшего «я», или личного Бога. В этом случае эго и обычное дневное сознание служат средой, а высшее «я» — объектом, каждая манифестация которого воспринимается человеком как драгоценная и неповторимая.
* * *
Психологические проблемы, связанные с первым домом, громадны. Значительная их часть вызвана тем, что человеку очень трудно следить за быстротекущей динамикой смены домов и потому вопрос «можно или нельзя» применительно к первому дому он стремится решать априори, а не ситуативно. Поэтому всех людей по их отношению к первому дому для себя и других можно разделить на четыре категории.
Категория А стоит на позициях «нет, нет», запрещая самовыражение по первому дому и себе, и внешнему миру — практически без исключения. С точки зрения такого человека (его можно назвать кальвинистом) свободное самовыражение и развитие любого объекта, не сдерживаемое, не ограничиваемое и не управляемое извне, принципиально порочно и ведет к деградации объекта и разрушению внешнего мира. Кальвинист считает, таким образом, что всегда лучше ограничивать и управлять хоть как-то, чем полностью отпустить вожжи. Свобода воли была (видимо, напрасно, но теперь уже ничего не поделаешь) проявлена в мире один раз — когда Бог его творил, и с тех пор в нем царствует необходимость, и, закрывая на это глаза, мы увидим лишь хаос и разрушение.
Категория Б стоит на позициях «нет, да», то есть мне свободное самовыражение заповедано, зато во внешнем мире чем его больше, тем лучше. Часто к таким позициям приходят люди с сильным пораженным первым домом, обжегшись несколько раз на побочных эффектах своих спонтанных проявлений. Это можно было бы назвать психологией Золушки, если бы подобные взгляды были до конца искренни. Однако когда сознание говорит «да», подсознание часто говорит «нет», и наоборот, так что подсознательно человек категории Б часто попадает в противоположную категорию В. Кроме всего прочего, исповедуя подобную философию, совершенно неправильно ассоциируемую со смирением, человек часто склонен подсознательно идентифицироваться с самовыражающимися объектами внешнего мира, вследствие чего он, во-первых, (сам того не подозревая) насилует их развитие, а во-вторых, искаженно развивается и проявляется сам. Представьте себе, что будет с арбузом, растущим, непрерывно глядя на куст гороха.
Категория В стоит на позициях «да, нет» — этот человек может быть назван диктатором. Диктатор считает, что право на свободное развитие имеет только он сам, а внешний мир может выступать лишь в роли скромного зрителя. Чаще всего такие люди имеют громадный комплекс личной неполноценности и «недоглаженности» и проводят жизнь не столько в беспрестанных поисках новых путей саморазвития и самовыражения, сколько в элементарном грабеже окружающей социальной среды, играя в жесткие психологические игры, злоупотребляя служебным положением и т. п.
И, наконец, категория Г состоит из людей — их можно условно назвать оптимистами — стоящих на позициях «да, да» или «я о'кей, вы о'кей», то есть предоставляющих неограниченные возможности самовыражения и себе и другим. При этом молчаливо подразумевается определенная тактичность и человека, и среды, то есть следование обоих принципу «живи, но и давай жить другим». В ситуациях, когда среда это правило нарушает, оптимист либо игнорирует нарушение своего права на самовыражение (позиция «не стоит обращать внимание на мелочи»), либо исчезает с места действия, выбирая себе более подходящее окружение. Ситуации (довольно частые), когда своим спонтанным выражением оптимист насилует среду, он чаще всего не воспринимает как хоть чем-то дисгармоничные, имея в виду позицию типа: «Я никого не заставляю с собой дружить и вообще находиться рядом: не нравится — не кушайте».
Ни один из описанных четырех типов отношений к первому дому не способствует его проработке. Вообще начальная фаза проработки любого дома заключается в его идентификации, когда человек учится распознавать его включение и выключение. Если ситуация включает человеку первый дом, то как бы он ни был скромен, ответственен, не уверен в себе, закомплексован и т. д., он должен обо всем этом забыть и вести себя свободно и непринужденно, не думая ни о каких ограничениях, и если ему это удается, он чувствует, что это именно то, чего ждет от него среда. Сигнал об окончании энергетики первого дома звучит, как правило, очень отчетливо, например, человек чувствует, что он больше не находится в центре внимания, исчезает ощущение поддержки со стороны среды и т. д. (это, заметим в скобках, вовсе не значит, что он потерпел фиаско, — просто у него включился другой дом, а первый на время выключился).
Характерный признак первого дома — ощущение человека, что ему есть, что показать, то есть программа развития уже полностью подготовлена и сформирована и остается лишь ее запустить, сконцентрировав все внимание внутри себя, а точнее — на этой самой программе. Ошибкой здесь будет чрезмерное внимание к любым посторонним моментам, скажем, излишний самоконтроль или ориентация на реакцию среды. Противоположной ошибкой является подмена других домов первым, когда в ситуации включения какого-либо другого дома человек начинает вести себя так, словно у него включен первый (Ошибка первого рода характерна для людей со слабым первым домом, второго рода — наоборот, с сильным). Наиболее типична путаница между первым и пятым домами и накладки при своего рода «перетягивании каната» между первым и седьмым — об этом смотри соответствующие главы ниже.
* * *
Теперь рассмотрим некоторых характерных паразитов, питающихся энергией первого дома. Хотя ниже они описаны в психологических терминах, они могут проявляться на любом теле, и особенно на том, куда указывает положение первого дома в гороскопе.
Собака Баскервилей, или Кербер считает, что единственный возможный способ самовыражения заключается в перегрызании глотки всем явным и скрытым врагам; а тихого, скромного и вяло сопротивляющегося быстро сомнут и затопчут. Кербер — это внешний, так сказать, открыто-агрессивный вариант паразита, Собака Баскервилей — домашний, выпускаемый в исключительных случаях, но от того не менее страшный.
Кербер обычно водится у людей с сильным, но непроработанным первым домом, когда человек, чувствуя определенную силу и в то же время ущербность своего самовыражения и спонтанного развития, пытается взять не качеством, а количеством, и заполняет собой все социальное пространство до отказа. Любые попытки усмирить Кербера кончаются плачевно — так как идти на компромиссы он не склонен; его девиз: «Я! И никто другой!»
Собака Баскервилей, наоборот, свойственна индивидам со слабым первым домом. У этих людей спонтанные проявления и самовыражение чаще всего достаточно тихи и незаметны, что само по себе могло бы их и не тревожить, если бы не равнение на общесоциальный образец (скажем, героев телесериала) с патентованно сильным первым домом. И если такой человек, чувствуя, что по выразительности он никак не сравнится с Луисом Альберто, начинает комплексовать и защищаться от подсознательного чувства своей ущербности и неприглядности, то в укромном уголке его внутреннего мира постепенно откармливается баскервильская Собака, выпускаемая на нечаянных или злостных обидчиков внезапно и без предупреждения, причем зачастую по совершенно ничтожному поводу. Обидчик может даже растеряться: «Чего это ты на такую мелочь взъелся? Я совсем не хотел тебя обидеть, и зачем же воспринимать мои слова так лично?» — «Хотел, хотел! Обидеть, унизить, растоптать и с землей сровнять!» — говорит Собака, своим темпераментом смущая порой даже собственного хозяина.
Общий смысл действий и Кербера, и Собаки заключается в том, чтобы под благовидным предлогом забрать себе энергию первого дома, и вместо того, чтобы развиваться и спонтанно проявляться самому, человек выращивает и использует (часто помимо своей воли) в ситуациях первого дома подобного монстра.
Тихий Ежик советует своему хозяину быть в ситуациях первого дома поскромнее и особенно не высовываться: «Мало ли что: во-первых, могут неправильно понять, а во-вторых, есть ли у тебя в самом деле что людям показать?» Вопрос некорректен, ибо в ситуациях первого дома человек показывает себя, а не что-то еще, но хозяин Ежика обычно покупается, то есть соглашается, расстраивается и впадает в некоторую меланхолию, не замечая того интересного факта, что Ежик почему-то подрос, похорошел, а его глазки сыто заблестели. Хорошо откормленный Тихий Ежик внешне больше смахивает на здоровенного дикобраза, о которого хозяин постоянно и пребольно колется, и хорошо, если его иголки не ядовиты. Хороший психологический тест для такого человека — попросить его рассказать о том, как он тушуется, какое сопротивление он испытывает, будучи принуждаем к самовыражению и т. п.: в этой ситуации Тихий Ежик может и посторониться, так что рассказ хозяина прозвучит живо и интересно (не нужно только ему об этом говорить).
Кербер и Ежик — чрезвычайно распространенные, но довольно грубо (с психологической точки зрения) работающие паразиты. Гораздо тоньше может проявляться Профессионал, или Конферансье, чья речь, обращенная к хозяину, имеет легкий одесский акцент: «Вам хочется песен? Их есть у меня! Вам нужно самовыражения? Легкости, спонтанности и непринужденности? Ноу проблем! Ты это уже прекрасно умеешь. Вспомни, как давеча отбрил того несносного старикашку на Дерибасовской! А как ты входишь в роль гостеприимного хозяина? Это же пальчики оближешь, особенно дамские!» Особенность первого дома заключается, однако, в том, что здесь возможны лишь дебюты, но не повторы, и каждый раз должно происходить нечто новое и интересное для самого человека, а не только для окружающих. Предлагая хозяину в качестве каналов развития уже освоенные дорожки, Профессионал как бы облегчает ему эту задачу, а на самом деле перекрывает возможности ее решения, а энергию первого дома забирает себе. С возрастом Конферансье лишается смокинга и бабочки и обрастает щетиной, а его репертуар становится приблатненно-вульгарным.
* * *
Теперь рассмотрим положение первого дома в гороскопе; начнем с его общих характеристик.
Сильный первый дом, в котором стоит две и более планет, или одна, но многократно аспектированная, дает человека с ясно ощутимыми потребностями саморазвития, самовыражения и спонтанного проявления. Во внутреннем мире, сам для себя, он (может быть, не осознавая этого) во многом ребенок, пришедший в мир для того, чтобы его радовать своими проявлениями — неважно, какими, лишь бы они были искренними и раскрывали его натуру. В первой половине жизни этот человек интересуется людьми (и явлениями) яркими, блестящими, но его интерес часто неглубок. Самым же ярким объектом в мире ему кажется его собственная персона, от которой он бывает и в ослеплении и в упоении. Во второй половине жизни его начинают привлекать люди и ситуации, в которых он может раскрыть себя (в юности такая мелочь, как окружающая среда, волнует его незначительно), и на первое место по значимости выходит глубина самовыражения.
Часто этот человек выглядит эффектно, окружающим с ним поначалу очень интересно и кажется, что он ведет очень интересную жизнь; однако насколько он ею удовлетворен, далеко не очевидно. Его комплекс личной неполноценности и несостоятельности в развитии может быть вытеснен глубоко в подсознание, но редко бывает проработан, и сомнение типа: «На самом деле я не двигаюсь вперед, а топчусь на месте» — приходит к нему чаще, чем можно подумать.
Наоборот, слабый первый дом дает человеку относительно спокойную жизнь: его не мучают страсти, характерные для сильного первого дома, и силу и яркость самовыражения он ценит не слишком высоко; его девиз: «Не все то золото, что блестит».
Если вы хотите устроиться на работу в фирму со слабым первым домом, не пытайтесь сразу произвести на администрацию сильное впечатление, оденьтесь поскромнее и не размахивайте «дипломатом» или, еще хуже, газетными вырезками с вашим изображением. Дайте возможность фирме оценить ваши достоинства и умения самой и не с первого раза. Работая на такой фирме, не ждите блеска от начальственных фигур и распоряжений, внезапных немотивированных повышений и прочих чарующих перспектив быстрого роста и развития; стиль здесь скорее противоположный, и слишком энергетичные и чересчур поверхностно-эффективные идеи развития самой фирмы по тем или иным причинам тоже не проходят. Здесь девиз скорее такой: «Работа — это не лотерея».
Гармоничный первый дом дает человеку естественность спонтанных проявлений: он, как правило, хорошо чувствует ситуации включения своего первого дома и умеет в них раскрепощаться; его девиз: «Какой я есть, такой уж и есть», но скорее в мягко-извиняющемся, а не агрессивном варианте звучания этой фразы.
При первом знакомстве этот человек порой буквально завораживает своим обаянием, и хорошо, если не поддается искушению им спекулировать. Окружающая его реальность, в том числе социальная, как бы сама собой разворачивается так, чтобы обеспечить ему максимальный комфорт для спонтанного самовыражения. Поэтому в его жизни постоянно возникает соблазн развития и проявления за чужой счет или на материале других людей — вместо того, чтобы честно заниматься этим самому.
Читая книгу с гармоничным первым домом, читатель воспримет начало каждой новой главы с приятным интересом: автор позаботится о том, чтобы новые черты героев и положений были нескучным продолжением и развитием уже имеющихся образов. Здесь возможны, однако, некоторая слащавость описаний и следование отработанным литературным штампам, преодолеть которые окажется нелегко.
Пораженный первый дом не сулит своему владельцу легкой и скучной жизни. Фраза из романа: «Ничто, казалось, не предвещало беды» — к нему неприменима, ибо в его субъективной реальности всегда есть что-то, беду предвещающее, если не знаменующее.
Если студент со слабым первым домом, опоздав на лекцию, постарается прошуршать на свое место тихой мышкой, а обладатель гармоничного первого дома вежливо извинится и попросит разрешения войти, то владелец пораженного первого дома появится, во-первых, в самый неудачный с точки зрения лектора момент, а во-вторых, обставит свое вторжение страшным грохотом, разорвет на себе рубаху о ручку двери и т. п. — причем каждый раз, к восторгу аудитории, проявит себя совершенно по-иному. Это герой множества анекдотов и любимый читателями комический персонаж, попадающий впросак при любой попытке искреннего спонтанного проявления. Впрочем, среде он приносит не меньше неприятностей, чем получает сам:
— Как поохотился?
— Застрелил козу.
— В наших краях — и дикую козу?!
— Ну, не совсем. Абсолютно диким оказался ее хозяин.
Если говорить серьезно, то этот человек встретился с тяжелыми проблемами саморазвития, но ему ни в коем случае нельзя ставить на этом крест, и даже провалившись в сотый раз, необходимо искать сто первый нетривиальный способ выразить себя, причем вполне возможно, что искать придется не только во внутреннем мире, но и вовне — людей и обстоятельства, которым он очень нужен, и никто другой их категорически не устроит!
Первый дом в знаках
Положение дома в гороскопе указывает акцентуацию его проявлений в пределах оккультного организма. Это не значит, что соответствующие диалектические переходы невозможны в других телах, но в какой бы ситуации ни включился у человека данный дом, он обязательно отзовется на том транзитном потоке, которым управляет. На этом потоке наиболее остро выявятся (и потребуют проработки) слабые места дома — в случае первого дома это, в частности, крен в сторону неуверенности или излишней самоуверенности в ситуациях спонтанного развития и самовыражения.
Первый дом (с вершиной) в Овне,
или на нисходящем буддхиальном потоке
Не умея договориться с Эврисфеем, ты будешь просто вынужден повторить подвиги Геракла.
Первый дом — это сфера, где человек сам себя удивляет, обнаруживая новые черты, способности и т. д. В данном случае его удивление вызывают внутренние противоречия, возникающие в его экзистенциальной картине мира через некоторое время после появления в ней новых ценностей.
Как правило, прорастание атманических семян сопровождается большим душевным подъемом, новые ценности и взгляды на мир заполняют человека почти целиком, но постепенно выясняется, что старые не погибли, а затаились, и вовсе не склонны сдавать свои позиции без боя. Разыгрывается самое настоящее сражение, и в том, как человек его ведет и какие ценностные противоречия он сочтет антагонистическими, а остановки главных программ развития — тупиковыми, и состоит его непосредственное самовыражение.
Первый дом показывает, что в первую очередь привлекает внимание человека, и в данном случае это не события, а их подоплека, то есть буддхиальные тенденции и их противоречия, составляющие как бы внутренний смысл и причину явлений.
Первый дом показывает область особенно яркого и отчетливого видения главных черт объекта; в данном случае это таланты, ценности, фундаментальные программы и их противоречия. Поэтому человек может казаться иногда удивительно легкомысленным в решении важных и важнейших вопросов своей (и чужой) жизни — но следует иметь в виду, что он видит многие буддхиальные структуры (часто не осознавая этого) гораздо лучше других.
Первый дом — это область, где нужно дерзать, но не дерзить, и в данном случае это особенно трудно, так как речь идет о том, чтобы поставить точку (а иногда и признать свою несостоятельность) в вещах принципиальных — и этому нужно учиться, а потом учить весь остальной мир.
Первый дом в Тельце,
или на нисходящем каузальном потоке
Посеешь ветер — пожнешь бурю.
Пословица
Щелкни кобылу в нос — она махнет хвостом.
К. Прутков
Этот человек познает и развивает себя в борьбе с препятствиями, возникающими в процессе непосредственной жизни, в частности, при реализации конкретных планов и расхлебывая последствия своих собственных каузальных ошибок.
Хороший способ привлечь его внимание — рассказать о затруднительном положении, в котором вы оказались, причем лучше с самого начала (но выпустив излишние промежуточные подробности). Однако во внешних проявлениях сам он не рассказчик, а деятель, при проработанном первом доме напоминающий дядюшку Поджера Д. Джерома, собирающегося повесить картину и сзывающего себе на помощь всю семью. Каузальный тупик (отбитая молотком рука, упавшая приставная лестница и т. д.) вызывает у него глубокое удовлетворение, связанное с дисгармоничным, но ярким самовыражением.
Человек с первым домом в Тельце умеет заварить (каузальную) кашу как никто другой; более того, он инстинктивно, но очень ясно видит ситуации, где она заваривается, и его очень интересует протекание последовательности событий, причем его внимание в первую очередь привлекают не столько результаты действий (так будет при первом доме в Козероге), сколько затруднения, сложности, тупики и т. д.: здесь ему интересно, и здесь лежит начало его самопознания — но не его конец.
Первый дом в Близнецах,
или на нисходящем ментальном потоке
«А» и «Б» сидели на трубе.
«А» упало, «Б» пропало...
«И» служило в КГБ.
Шутка времен культа личности
Внешнее самовыражение этого человека часто сопряжено с радостным разгадыванием ребусов, которые в изобилии доставляет его жизнь. При этом его интересуют в первую очередь не сами по себе каузальные тупики, а процесс их моделирования и особенно преодоления ментальных препятствий, противоречий и т. д. Таков пафос классических детективов Агаты Кристи.
Такой человек очень ярко видит точки начала и конца ментальных медитаций, притом, что середина его может не очень волновать, и его способ чтения интересных книг обычно таков: сначала он читает начало, где вводятся герои, затем конец и в заключение, если книга его очень заинтересовала, середину (и то, как правило, не подряд, а вразбивку).
Проработка первого дома делает из этого человека очень интересного мыслителя ментального толка: его мысль часто неожиданна, парадоксальна, он знает, где нужно остановиться, а где, наоборот, стоит продолжить и за ближайшим поворотом откроется волнующий вид. Это может быть талантливый адвокат, журналист, литературный критик или просто человек, который многим интересуется и умеет неожиданно повернуть самую плоскую тему; отсутствие проработки дает претензию на все это, с той лишь разницей, что соображения человека интересны только ему самому. С ним может быть очень трудно иметь дело другим людям, чей первый дом начинается, скажем, в Тельце или в Рыбах, — им он покажется вначале безмерно формальным и равнодушным (а они ему — туповатыми) — но никогда не следует спешить с выводами и воспринимать человека только по его первому дому.
Первый дом в Раке,
или на нисходящем астральном потоке
Настоящая женщина отличается умением выразить любую эмоциональную гамму в единственном восклицании: «Ах!»
Первый дом показывает сферу, которая вызывает непосредственный интерес, радость и огорчения человека, то, что он в глубине души не склонен регулировать, а если пытается, то у него плохо получается. В данном случае это основное течение его эмоциональной жизни — от первичного эмоционального импульса до завершения медитации, когда она усыхает или сталкивается с непреодолимым препятствием.
Этот человек талантлив в области, которая в наше время имеет полное право на существование лишь на театральных подмостках или телеэкране: он своеобразно и выразительно переживает смешанные чувства, переходит от смеха и радости к смущению или огорчению, внезапно тушуется, а затем светлеет лицом...
Понятно, что это означает большую чувствительность (особенно к словам, которые могут ранить очень больно) и человек подсознательно принимает определенные меры защиты, например, отделяется от мира плотной астральной стеной, слабо помогающей в блокировке рачьих трансляций, но по крайней мере делающей его переживания и эмоциональные стрессы менее очевидными окружающим. При этом, правда, сильно страдают и возможности спонтанного самовыражения, которое не получается даже в самой интимной среде.
От этого человека идет сильная магия, он умеет закрутить астральное поле в сильные вихри и сбить настроение почти кому угодно; гораздо труднее дается умение сгладить и гармонизировать астральные противоречия, грядущие как результат ментальных разногласий и тупиков, но именно в этом лежат ключи к его развитию и глубокому самовыражению.
Первый дом во Льве,
или на нисходящем эфирном потоке
Одни люди в порыве возмущения выхватывают шпагу, другие — складывают кукиш; есть и третья категория: постоянно носящих его в кармане.
Это аспект борца, пленяющего зрителей своей эфирной мощью, не превращающейся, однако, на их глазах в физическое усилие — последнее как бы подразумевается, но остается «за кадром». Здесь самовыражение заключается в выборе путей эфирной медитации и особенно ее критических точек — остановок, тупиков, чрезмерных напряжений, которые ведут к зарождению физических и физиологических жестов и реакций.
В проработанном виде львиный первый дом дает человека, чьи движения очень интересно наблюдать: у него особая, ни на что не похожая грация и пластика, в которых косвенно отражается не только его эмоциональное, но и ментальное, и душевное состояние. При этом особенно выразительны не сами даже его физические перемещения, а то, как они энергетически готовятся; очень эффектно это выглядит у мимов, артистов балета и некоторых драматических актеров, чьи движения и мимика буквально завораживают зрителей.
В сексуальном акте для такого человека очень важна «прелюдия», то есть эфирные взаимодействия, предшествующие физическим, здесь он может быть необычайно выразителен, и трогателен, и уязвим, и потому весьма вероятны зажимы и комплексы, преодолеваемые с большим трудом; иногда они сопровождаются гиперкомпенсацией в виде своеобразной (и очень неприятной) эфирной наглости, склонности размахивать эфирными кулаками, грубых интонаций и т. п.
Для этого человека очень важна одежда — по тому, какую и как он ее носит, можно многое сказать о его проблемах и достоинствах; с другой стороны, и сам он обращает на нее (и у других, и у себя) первостепенное внимание, иногда забывая о том, что в мире и людях есть и другие важные, хотя и не столь очевидные черты.
Первый дом в Деве,
или на транзитном физическом потоке
Волка ноги кормят
Пословица
Самовыражение этого человека в большой мере связано с состояниями отдыха его физического тела после напряженной работы. Никто не умеет столь выразительно раскинуться на пляже, в кресле-качалке или собственной кровати, так сладко спать после (или до) обеда и кейфовать с трубкой табаку (или более сильных средств).
Для девьего первого дома очень важно питание и физические нагрузки; он умеет извлекать из них пользу (а также вред) как никто другой, и в порядке самовыражения может накачать себе внушительную мускулатуру, потолстеть или похудеть на несколько (десятков) килограммов и т. д. Эти люди часто неравнодушны к темам диет, шейпинга, оздоровления, повышения тонуса и т. п., находят большой интерес в культивировании здоровья домашних животных. Они всегда заметят, как вы выглядите, похудели или потолстели, спросят: «как здоровье» и с интересом выслушают ваш ответ, и их домашняя аптечка вряд ли будет в бедственном состоянии.
Для других людей, особенно близких, человек с первым домом в Деве может выглядеть фантастическим занудой: он способен часами с неослабевающим пылом рассказывать, как он чувствовал себя утром, где у него заболело, где потянуло, где защемило, где вступило, как он на секунду потерял равновесие, и как потом билось его сердце, и его личная пульсовая диагностика не будет уступать аюрведической. Проработка дает очень хорошее восприятие жизни физического плана и глубокое самовыражение через самую суть этой жизни, когда урчание в животе или способ зарастания царапины на пальце могут оказаться актами Божественного внимания, поощрения или предупреждения — и не нужно над этим смеяться.
Первый дом в Весах,
или на восходящем эфирном потоке
Толстая кишка тонка. Тонкая кишка толста.
Диагноз.
Вообще надо сказать, что плоды медитаций тонких тел хуже поддаются описанию и осознанию, чем отходы. Плоды можно представлять себе как суперэнергии тела, или его высшие, наиболее ценные достижения, слишком хорошие для него самого и потому отправляемые «на экспорт», то есть в вышележащее тело. Первый дом в Весах означает, что в выращивании этих «экспортных» эфирных плодов и заключается самовыражение человека, и именно они в первую очередь привлекают его внимание в окружающем мире и людях.
Этот аспект дает большую зависимость общего эмоционального фона, с одной стороны, от биологической жизни человека (питания, сна, физической нагрузки, сексуальных взаимодействий), а с другой — от уровня его самореализации и самовыражения в целом. Здесь мы сталкиваемся, не в первый и не в последний раз, со своего рода «антидуховностью» (в понятиях эпохи Рыб) областей оккультного организма, соответствующих физическому и эфирному телам и, значит, домов с вершиной во Льве, Деве и Весах — но, с другой стороны, проработка каждого дома (как и каждой планеты) имеет не только физическое или эфирное, но даже буддхиальное и атманическое значение, как бы они ни стояли на карте. Отсюда можно сделать вывод, что физическое и эфирное тела человека качественно отличаются от соответствующих тел у животных и способны проводить специфически «человеческие» вибрации: жест человека совсем не то, что жест обезьяны, несмотря на их внешнее сходство, и в первую очередь потому, что качественно различаются их миссии, то есть атманические тела.
Для человека с весовским первым домом эта «человечность» может выражаться в разных вещах — например, в его отношении к усваиваемой пище. Грубый вариант этого отношения — взгляд на желудок как на мешок, куда сваливаются пережеванные продукты и далее происходит материалистически-химически понимаемое разложение, окисление и т. п. (при этом эфирное тело обычно отождествляется с физическим). У тонко эфирно-чувствующей натуры физиологические представления могут занимать лишь малую часть общей синэргетической картины обмена биоэнергией между самыми разными растениями, животными, грибами и микроорганизмами, и медитация после съедения одной-единственной морковки может быть гораздо богаче впечатлениями и эфирными плодами, чем целый обед неразборчивого мясоеда.
В общении для этого человека очень важны эфирные моменты: рукопожатия, объятия, поглаживания, и по тому ощущению, которым они заканчиваются, он составляет свое первое впечатление о других людях. Сам он может быть чрезвычайно эфирно закомплексован; особенно это проявляется в сексуальных отношениях, где возможны трудности с завершением акта — но этот момент самовыражения для него очень важен и доставит радость не только ему самому.
Первый дом в Скорпионе,
или на восходящем астральном потоке
И поет орган, что всему итог —
Это вечный сон, это тлен и прах...
А. Галич
Здесь самовыражение человека связано с окончанием эмоциональных медитаций и формированием их плодов — своего рода итоговых эмоций и чувств, которые затем отправляются через канал Стрельца в ментальное тело.
Для этого человека характерна чувствительность к эмоциональному фону и повышенный интерес к эмоциональным проявлениям — и собственным, и чужим. Книга с первым домом в Скорпионе — это, например, «дамский» роман, где наиболее яркие места — семейные сцены, взволнованные диалоги влюбленных и страдающих героев, но главные черты характеров и ситуаций раскрываются не в речах или поступках действующих лиц, а в последовательности их переживаний и финальном чувстве, овладевающем ими в конце сюжетной линии.
Во внешних проявлениях человек с первым домом в Скорпионе может показаться скрытным (но из категории «в тихом омуте черти водятся») — вызревающие эмоции — это не самый подходящий для демонстрации в обществе объект; но при близком контакте и в искренних проявлениях он может удивить силой и необычностью выражаемых чувств, которые ему никак нельзя оставлять при себе. В наше рационально-ориентированное время ему может быть очень трудно жить и ориентироваться в среде, но защитные механизмы (часто откровенно магического и сексуально окрашенного свойства) больше ему вредят, чем в самом деле помогают.
Первый дом в Стрельце,
или на восходящем ментальном потоке
И в дикой чащобе логических систем есть свои потайные тропинки, ведущие к свету, но искать их приходится в одиночку.
Самовыражение этого человека радикально отличается от его собрата с первым домом в Близнецах, и хотя оба сильно привлекаются ментальными медитациями, предметы первоочередного интереса у них в некотором смысле противоположны: если близнецовский первый дом обращает особое внимание на трудности и препоны развивающейся медитации и в их преодолении и фиксации видит свое самовыражение, то для первого дома в Стрельце характерен главный интерес к процессу вызревания ментальных плодов и к ним самим. Выбирая или оценивая логику рассуждения, такой человек бывает привлечен в первую очередь природой логической или образной ментальной системы, лежащей в его основе, и процессом построения окончательных ментальных выводов, которые могут служить основой будущих действий.
Роман с первым домом в Стрельце — это роман подготовленного действия: наиболее яркие сцены, представляющие героев и развивающие сюжет, будут содержать описание размышлений и обменов мнениями и информацией действующих лиц, предшествующие конкретным событиям: объявлению войны, предложению руки и сердца, уходу из семьи.
Человеку с первым домом в Стрельце часто совершенно непонятны люди, для которых процесс мышления и созревания выводов несущественен и незаметен (а таких на белом свете великое множество), и прекрасно понимая чужую логику, ему трудно представить, что другим людям она может быть видна гораздо хуже. В пламенной речи он может казаться бесконечно убедительным, но, как только вы перестаете его слушать, чары быстро рассеиваются, а что остается на их месте, зависит от уровня проработки его первого дома.
Первый дом в Козероге,
или на восходящем каузальном потоке
В заключение событий подумай: что ими хотел тебе сказать Бог, а что — дьявол.
Этот человек ищет пути самовыражения, делая выводы из своей жизни — не столько глобальные, сколько локальные, как бы создавая почву для своей экзистенциальной картины мира. Другими словами, в цепочках событий ему в первую очередь бросается в глаза их некое высшее значение, и его «я» манифестирует себя, уточняя или определяя его — обычно с акцентом на исходный уровень и качество каузальной почвы, то есть общей готовности человека к действиям.
Яркими событиями жизни фирмы с первым домом в Козероге будут итоговые отчеты — как сотрудников о проделанной работе, так и президента фирмы перед ними. Качества нового сотрудника здесь оценят не по костюму (которому лучше все же не быть слишком ярким), а по характеристике или рекомендации с его прежнего места работы, а главное — по итогам испытательного срока, который ему в том или ином виде обязательно придется пройти.
Та же ситуация будет наблюдаться и в парном эгрегоре, и здесь вопрос одного из партнеров: «А теперь скажи, какие выводы ты сделал из этой истории и твоей роли в ней?» — звучит более чем серьезно, поскольку подразумевается, что ответ проявит существенные и ранее незамеченные (или не существовавшие) черты второго партнера. В том же ключе, то есть в итоговой логике происходящих событий, партнерам следует искать наиболее яркие манифестации парного эгрегора.
Первый дом в Водолее,
или на восходящем буддхиальном потоке
Какими намерениями вымощена дорога в рай?
Внимание этого человека привлекают энергии, отражающие длительный опыт развития того или иного объекта, сопровождающийся существенной сменой ориентиров и ценностей, и интересуют его как раз выводы, проистекающие из этой смены.
В целом этот аспект дает человеку в большой мере философский взгляд на вещи, по крайней мере, первый взгляд. Его внимание трудно привлечь какими-либо конкретными подвигами, остротой практического ума и т. д., зато он может оказаться любителем абстрактных анекдотов или исторических хитросплетений, из которых способен делать порой неожиданные и яркие выводы и параллели.
На высоком уровне проработки и при сильном первом доме это может быть практический духовный учитель дзен-буддистского толка, умеющий своим как бы незначительным внешним проявлением настолько сбить ученика с толку, что тот впадает в самадхи или вовсе делается просветленным, например, мгновенно вырабатывая позицию, заключающуюся в пустоте (пустотности) абсолютно всех усилий.
На низком уровне этот аспект дает самовыражение в виде попыток дешевого обобщения опыта своей и, главное, чужих жизней, но несмотря на кажущуюся бессмысленность и неосновательность, в его замечаниях может заключаться высокая буддхиальная энергия, идущая затем в канал Рыб, но ее нужно суметь вычленить и очистить от грязи. Большая ошибка — оценивать самовыражение этого человека в какой-либо логической или ментальной системе, тогда вы точно ничего о нем не поймете.
Первый дом в Рыбах,
или на транзитном атманическом потоке
Бог слушает отчет человека, а затем дает ему задание. Но о чем Он думает в промежутке?
Это очень непростой аспект, ибо самые яркие интересы такого человека лежат в сфере духовной, и меньше чем глобальные изменения в собственной (или чужой) судьбе как акт самовыражения его не устроят.
Он хочет перекроить себя целиком, и необходимость для этого сразиться с небесным воинством или глубочайшими собственными врагами его не остановит — по крайней мере вначале.
Этому человеку очень трудно понять самого себя, поскольку для него характерна глобальность и одновременно чрезвычайная тонкость восприятия, и то, на что он ориентируется как на реальность (атманические эффекты), для других может просто не быть ощутимым, не существовать.
Первое его впечатление от жизни — это мистерия, битва богов, таинство архетипических взаимодействий и взаимопревращений, разлитых и размноженных по всему миру, и где бы он ни оказался, он ощущает необходимость самовыражения в роли Главного Иерофанта или Владыки Кармы, передвигающего идеалы и погружающего мир то во мглу бездуховности, то в сражение по виду несовместимых, но по сути абсолютно комплементарных Целей Развития.
У среднего человека все это принимает формы склонности к тем или иным религиозно-мистическим культам и состояниям, дает общую медитативность натуры и высокую чувствительность к глобальным духовным и экзистенциальным кризисам других людей, но как им можно помочь, человек обычно имеет очень смутное представление.
Планеты в первом доме
Распределение планет по домам покажет специфику проявлений различных видов энергии, свойственной данному человеку. Вопрос о том, насколько жестко связаны в своих проявлениях принципы планеты и дома, в котором она находится, очень важен. Автор придерживается того мнения, что включение энергетики планеты обязательно сопровождается активизацией дома, в котором она стоит, хотя бы в фоновом режиме. С другой стороны, проработку планетного принципа эффективнее (хотя и не легче) всего вести в ситуациях отчетливого включения этого дома.
Планеты в первом доме покажут источники очевидной личной силы человека и вибрации, на которые он откликнется в первую очередь. С другой стороны, не следует здесь ждать от него большой глубины и тонкости: как только эффект новизны проходит, человек теряет к внешнему миру или внутреннему объекту, излучающему энергию соответствующей планеты, значительную долю первоначального интереса.
Планета в первом доме покажет (может быть, почти не осознаваемый) комплекс личной неполноценности/суперполноценности, проработка которого дает очень многое и самому человеку, и, главное, внешнему миру.
Солнце в первом доме
Я весь в свету, доступен всем глазам.
Я приступил к привычной процедуре.
Я к микрофону встал как к образам.
Нет! Нет! Сегодня, точно к амбразуре.
(В. Высоцкий)
Архетипический для этого аспекта сюжет — сражение героя сказки с чудовищем, угрожающим царству, царевне и самому герою. При этом важно понимать, что Солнце в первом доме стоит не только у Ивана-царевича, но также и у двенадцатиголового змея, чье личное самовыражение также напрямую связано с солнечной темой. Вероятно, Станислав Гроф проинтерпретировал бы этот сказочный сюжет как символическое отражение переживаний ребенка при прохождении по родовым путям (третья матрица).
Психологически это довольно тяжелый аспект; он часто сопровождается глубокими личными комплексами и фобиями, и в человеке перемешаны безрассудство и страх, наглость и скованность, стремления спасти и разрушить. Часто проблемами являются личное мужество, способность к самопожертвованию или необходимость жертвовать другими для самореализации. Мир видится очень ярким и часто слишком поляризованным, но человеку нужно иметь в виду, что столь для него очевидные на первый взгляд противоположности типа добро-зло, жертва-мучитель, спасение-гибель, рождение-умирание при более внимательном и глубоком рассмотрении могут стать совсем не такими ясными, расплыться, модифицироваться, а иногда и смениться противоположными.
Луна в первом доме
Я склонюсь над твоими коленями,
Обниму их с неистовой силою,
И слезами, и стихотворениями
Обожгу тебя, горькую, милую.
(Н. Заболоцкий)
Здесь первичные импульсы развития выражаются в энергии заботы и поддержки, но не нужно думать, что этот человек представляет собой этакую дойную корову или хлопотливую наседку до самых глубин своей личности и сущности — чаще он лишь производит такое впечатление.
Проблема самовыражения человека с Луной в первом доме двупланова: ему нужно научиться принимать и осуществлять заботу, а главное — различать ситуации первого и второго рода, то есть понимать, что сегодня в заботе и внимании нуждается он сам, и адекватно воспринимать внешнюю поддержку, а завтра, наоборот, внешнему миру необходима его забота, причем вполне определенная, и осуществить ее может только он и никто другой.
Важно понимать, что любая забота перводомной Луны будет носить элемент самовыражения, и может поэтому казаться отчасти демонстративной: этот человек вполне может сниматься в кино в роли матери (отца) многодетной семьи. С другой стороны, здесь вероятен комплекс личной неполноценности и неосуществленного развития вследствие недостаточной заботы, что часто находит выражение в психологических играх типа: «Если бы я не вышла замуж за тебя, давно бы была реализованной женщиной» и проекциях вины за собственное недоразвитие на членов семьи и внешний мир в целом. На низком уровне проработки аспекта это очень неприятные в общежитии люди с отчетливыми вампирическими склонностями (часть прикрывающимися видом насильственной авторитарной заботы); на высоком уровне это воплощение Бога-отца или Богини-матери, защищающих мир в целом и каждого человека, и в первую очередь — от самих себя.
Меркурий в первом доме
То-то радости пустомелям,
Темноты своей не стыжусь,
Не могу я быть Птолемеем,
Даже в Энгельсы не гожусь.
А. Галич
Первое, на что обращает внимание перводомный Меркурий, — это порядок, закон или правило, и первое, что бросится вам в глаза как его специфическая черта, это уважение к закону и стремление навести порядок (при поражении Меркурия возможно подчеркнутое отрицание того и другого); в каких обстоятельствах это проявится, зависит от положения Меркурия (и первого дома) в знаке и его аспектов. Например, Меркурий в первом доме в Козероге даст пристрастие планировать свою жизнь и потребность подчинить ее некоторому распорядку, и от того, насколько правильно (для себя) человек будет это делать, в большой мере зависит его самореализация, раскрытие талантов и даже уровень осуществления миссии в целом. Если вершина первого дома стоит при этом тоже в Козероге, то меркуриальное влияние и соответствующие проблемы распространяются на восходящий каузальный поток (в его начале), если же вершина первого дома находится в Стрельце, то на восходящий ментальный поток (в его конце).
На низком уровне проработки у перводомного Меркурия будут огромные трудности в связи с хаотичностью и склонностью к поверхностному, но дурному порядку, чрезвычайно мешающему жить, а также понимать других, особенно людей со слабым Меркурием или Меркурием в иных, чем у него, знаках. Это трудный аспект, так как искреннее спонтанное проявление будет поначалу очень резко ограничиваться ненужными и не соответствующими его природе рамками и правилами, которые человек будет сам на себя накладывать, или считать, что их накладывает внешний мир. Любимые психологические игры — ссылки на ограничивающие внешние обстоятельства, имеющийся жесткий режим жизни и т. д. Проработка дает чувство удивительного раскрепощения и постижение закона, помогающего истинному самораскрытию — но этот закон всегда носит личный характер, то есть годится лишь для данного человека.
Венера в первом доме
И в темном чертоге вселенной,
Над сонною этой листвой
Встает тот нежданно мгновенный,
Пронзающий душу покой,
Тот дивный покой, пред которым,
Волнуясь и вечно спеша,
Смолкает с опущенным взором
Живая людская душа.
Н. Заболоцкий
Для этого человека самовыражение — и свое, и чужое — непосредственно связано с любовью, хотя в разные периоды своей жизни он под этими словами может понимать совершенно разные вещи (и энергии).
Если Венера не сильно поражена, то при первой встрече он производит приятное впечатление, в какой-то мере благодаря врожденному обаянию, но также и потому, что уделяет своей внешности и манерам известное внутреннее внимание и старается быть элегантным и приятным новым знакомым — со старыми это совсем не обязательно так.
В любви перводомной Венеры обязательно есть что-то очень личное, раскрывающее грани, присущие только данному человеку, и от этого ему приходится трудно: и когда он любит, ибо тогда его раскрывающаяся индивидуальность совершенно беззащитна, и когда он не любит, ибо в эти периоды и внешний и внутренний мир покрываются для него серой пеленой и отчуждаются. Возникающие вследствие горького опыта защитные механизмы могут быть довольно хитроумными и изощренными, и весь магический арсенал опытной кокетки и светского человека может быть известен Венере в первом доме не понаслышке. Здесь важно понимать, что энергии первого дома представляют одновременно и самые поверхностно-яркие, и самые глубокие проявления человеческой натуры, и в данном случае за поверхностной сентиментальностью чаще всего скрываются более глубокие слои, имеющие слабое отношение к любви, но в самой своей сердцевине человек будет совершенно точно знать, что главное в мире — это Бог, имя которому — любовь.
Марс в первом доме
Не моя это вроде боль,
Так чего ж я кидаюсь в бой?!
А вела меня в бой судьба,
Как солдата ведет труба!
А. Галич
Это аспект артиста, человека, чье спонтанное самовыражение облекается или по крайней мере по идее должно облекаться в законченные формы. Можно сказать и по-другому: любая серьезная работа представляет для этого человека вызов и предмет для его собственного развития, то есть проявления качественно новых черт и граней.
Его внимание привлечет в первую очередь профессионализм и сам он при первой встрече произведет впечатление мастера — неважно чего, но мастера, то есть именно это качество бросится в глаза. В какой степени первое впечатление будет отвечать истинному положению вещей, в некоторой степени зависит от человека, но, конечно, ему гораздо легче создавать себе образ для представления, нежели ему соответствовать. Это прирожденный застрельщик, первопроходец, предводитель, и если он закладывает первый камень здания, оно может простоять очень долго (или, наоборот, рассыпаться в рекордно короткий срок — это зависит от уровня проработки Марса). Такому человеку часто скучна рутина — зато он с жаром принимается строить что-то новое, и при этом раскрывается сам — с неожиданных для всех и себя самого сторон. При этом он часто обретает комплекс неполноценности себя как спонтанного деятеля, то есть стойкое подсознательное (часто и сознательное) убеждение, что любое его искреннее и свободное проявление для него деструктивно — или сразу, или по последствиям. Защитные механизмы зависят в первую очередь от положения Марса в знаке, но обычно представляют ту или иную форму отгораживания от реальности или непомерную систему боевых вооружений.
Юпитер в первом доме
Прошло сто лет, и юный град,
Полнощных стран краса и диво,
Из тьмы лесов, из топи блат
Вознесся пышно, горделиво...
А. Пушкин
При первом знакомстве этот человек обращает на себя внимание, но не чем-то конкретным, а вообще: некоторой общей значительностью, важностью, своеобразным самодовлением, хотя каковы причины подобного эффекта, сказать может быть трудно, поскольку перводомный Юпитер далеко не во всех случаях занят постоянным самоутверждением (хотя и это возможно).
Внимание этого человека в первую очередь привлекают глобальные, синтетические, комплексные вопросы и проблемы, и если он заинтересуется и займется вами, то целиком, — к сожалению, такое глобальное внимание продолжается чаще всего недолго.
Любой синтез является для перводомного Юпитера моментом саморазвития, что означает большую личностную включенность, и здесь человек весьма уязвим. На низком уровне в порядке защиты часто развивается склонность к дешевым обобщениям в системе «я и мир», например: «Мир не способен понять и оценить по достоинству меня, мои идеи, проявления, достоинства и т. п.» Независимо от уровня проработки аспекта, этот человек склонен к абстрактно-философскому взгляду на все новое, появляющееся на его внешнем или внутреннем горизонте; он стремится это тут же обобщить, включить в качестве элемента в глобальную систему и т. п., и скорость его самораскрытия в большой мере определяется тем, насколько оригинально и творчески он это делает. Народ очень тяготеет к такого рода занятиям, выражая их, в зависимости от культурного уровня, в форме мировоззренческих частушек, анекдотов, афоризмов и эпиграмм и т. п., например: «Пия душистый сок цветочка, Пчела дает нам мед взамен. Хотя твой лоб — пустая бочка, Но все же ты не Диоген» (К. Прутков).
Сатурн в первом доме
Чего ж теперь? Курить я бросил,
здоровье пить не позволяет,
и вдоль души глухая осень,
как блядь на пенсии, гуляет.
И. Губерман
Самовыражение и кардинальные шаги к самопознанию у этого человека происходят в полевых условиях, где он поставлен в положение полной зависимости от окружающей среды, и она для него нова и непонятна.
Разумеется, это трудное положение, так как в подобных ситуациях чаще всего не до искренности и спонтанности, но именно этих качеств требует от человека судьба, а ссылки на прежний опыт, знания, умения и наработки здесь не проходят. Архетипический образ этого аспекта — герой сказки, только-только попадающий в Тридевятое Царство. Он еще ничего не знает, ничего не понимает, но уже вынужден как-то реагировать на происходящее вокруг, и советчик у него единственный — голос своей высшей природы, проявляющейся в высоких моральных нормах, но не только в них, а иногда также в прямом знании, что и как следует делать.
На низком уровне проработки этот аспект дает общую скованность (особенно в сфере, на которую укажет сатурновский Зодиак), склонность к мазохизму, постоянный фон страха и неуверенности в себе, которые прорабатываются с большим трудом и лишь ценой реального самопознания в рискованных для актуального «я» авантюрах, где последнее сильно зависит от обстоятельств, но выходит из испытаний в качественно изменившемся состоянии.
Глава 2
ПЕРЕХОД ОТ СВАДХИСТХАНЫ К МАНИПУРЕ, или ЧЕТВЕРТЫЙ ДОМ
Ключевые слова: поиск основ и структур; активизация скрытых законов; проявление скрытого порядка; распознавание образов; школа.
И я, живой, скитался над полями,
Входил без страха в лес,
И мысли мертвецов прозрачными столбами
Вокруг меня вставали до небес.

И голос Пушкина был над листвою слышен,
И птицы Хлебникова пели у воды.
И встретил камень я. Был камень неподвижен,
И проступал в нем лик Сковороды.
Н. Заболоцкий
Наука! Как много это слово значит для человека XX века, сколько надежд она породила и сколько индивидуальных и коллективных чаяний превратила в прах. Хотелось бы, конечно, понять ее роль в эволюции человечества; автор, однако, ставит себе гораздо более скромную цель: проследить, какую роль наука и научные (в широком смысле) методы играют в жизни отдельного человека (пары, фирмы...).
О чем думает человек, глядя на звездное небо? Ответ в большой мере зависит от того, какой дом у него в этот момент активен. Если это первый дом, то, может быть, человеку покажется, что одна из звезд смотрит на него пристальнее других, и он увидит в ней себя или своего ангела-хранителя. Если же активен четвертый дом, то вполне вероятно, что он обеспокоится видимой хаотичностью и, главное, неравномерностью распределения звезд по небосклону, и начнет организовывать их в ту или иную структуру, например, в созвездия (говоря по-научному, кластеры). Как именно это нужно делать, ответит энергия четвертого дома и методы, призванные ее утилизировать.
Бытие на уровне свадхистханы символически может быть уподоблено фауне, только что созданной Господом на земле:
И сотворил Бог рыб больших и всякую душу животных пресмыкающихся, которых произвела вода, по роду их, и всякую птицу пернатую по роду ее. И увидел Бог, что это хорошо.
И благословил их Бог, говоря: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте воды в морях, и птицы да размножаются на земле.
Бытие 1:21—22
Люди, первоначально созданные Богом (Адам и Ева) также благополучно вписывались в эту свадхистханную идиллию, или райскую жизнь, не зная никаких ограничений, в частности, были оба наги, Адам и жена его, и не стыдились.
Однако некая закавыка была запланирована с самого начала, ибо внешне незначительно-невинным, но по существу тяжелым громовым раскатом прозвучало Божественное предостережение: А от дерева познания добра и зла, не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь его, смертию умрешь. (Бытие 2:17) Казалось бы, ерунда какая, столько деревьев вокруг разных: и апельсиновые, и мандариновые, и яблони, и кокосовые пальмы, и даже ананасовые, и всего лишь от одного дерева нельзя есть плодов, — но этот запрет в одно мгновение разрушил свадхистханную реальность, включив Адаму и его жене четвертый дом, который через некоторое время с неизбежностью привел их в царство манипуры, то есть в структурированный мир с отчетливо определяющими его бытие законами: «В поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят; ибо прах ты и в прах возвратишься». (Бытие 3:19)
Таким образом, грехопадение Адама (будучи, конечно, спрограммировано Господом заранее) было первообразом всех научных исследований, целью которых является перевод объекта из состояния дикой, неуправляемой анархической свадхистханной свободы в регулируемую четкими законами структурную необходимость манипуры.
Таким образом, включение четвертого дома — это решимость вкусить от плодов дерева познания, что всегда сопряжено с известным риском, а главное — полной непредсказуемостью результатов. Народная мудрость чутко реагирует на четвертый дом, и в первую очередь подмечает его негативные стороны: «Многие знания — многие печали», «Много будешь знать — скоро состаришься». Тем не менее, и в жизни индивида, и группы, и вообще любого объекта есть периоды, когда четвертый дом включается совершенно отчетливо и альтернативы ему нет. Другое дело, как ищутся законы, структуры и принципы наведения порядка — произвольно навязываются объекту извне или создаются, исходя из его собственной природы.
Типичная «четверодомная» ситуация для человека науки — это богатый эмпирический материал, ждущий теоретического осмысления, систематизации и т. д. Здесь законы еще скрыты, а исследователю-теоретику предстоит их найти, и в его распоряжении имеются различные методы анализа, классификации, моделирования и обобщения, но это следует взять в качестве основы, неясно. Аналогичная проблема возникает при дележе добычи разбойниками после удачного ограбления. Особенно трудно последняя задача решается, если добыча разнородна (прекрасные пленницы, верблюды, заморские вина, драгоценности, золото), а у джентльменов удачи расходятся мнения о своих приоритетах.
Типичный пример полностью «природного», то есть как бы не управляемого извне, четвертого дома — формирование реки, чьи истоки лежат в системе болот или при таянии снегов. Многочисленные крошечные ручейки и протоки, в которых вода еле движется, под действием ее переполняющего изобилия вынуждены постепенно сливаться друг с другом, так что водяная стихия отделяется от земляной, и граница их раздела становится разветвленным устьем будущей реки.
В жизни человека есть несколько ярких моментов включения четвертого дома, и очень редко они воспринимаются им самим как позитивные, по крайней мере, актуально, то есть в момент активности дома; наоборот, ретроспективная оценка (как и при взгляде со стороны) часто оказывается гораздо более положительной. Субъективно четвертый дом нередко переживается как потеря свободы и многих возможностей не омраченного усилиями существования. Ребенок идет в школу с ее обязательным присутствием, уроками и отметками; барышня из благополучной семьи («маменькина дочка») выходит замуж и становится хозяйкой дома; юноша идет в армию; свободный искатель религиозной или философской истины попадает к жесткому духовному учителю — все это примеры резкого включения четвертого дома, которое чаще всего переживается не без сожалений об утраченной свободе; однако при этом что-то и приобретается, хотя это «что-то» не сразу можно увидеть и по достоинству оценить.
Поднятие на философский (буддхиальный) и религиозный (атманический) уровень проблемы четвертого дома часто осмысляется как поиск природной и Божественной необходимости, которая наивно противопоставляется свободе в том или ином понимании и по пятому дому (см. главу 3) и уж, конечно, та и другая противоречат необходимости четвертого: в действительности они проявляются в совершенно разных ситуациях. Четвертый дом — активная манифестация дотоле скрытых, но имманентно присущих объекту структур и законов существования. Когда происходит включение этого дома, объект безусловно расстается со значительной частью свободы, но в то же время он имеет некоторую свободу в выборе конкретной формы структур и законов, которые, постепенно появляясь, переводят его на уровень манипуры. Например, к окончанию школы ученик должен в том или ином виде выбрать себе тип дальнейшей социализации, то есть специфицировать свое будущее: найти институт, куда он будет поступать, или профессию по склонностям и т. п. Это иногда не особенно приятно, но уйти от прессинга четвертого дома не удается: начинается усиленное давление в семье, которая не желает содержать откровенного тунеядца. Можно, конечно, уйти из семьи и, например, примкнуть к хиппи — но и в рамках этого движения ищущий личной свободы или хотя бы свободы от социума индивид столкнется с множеством явных и неявных ограничений, с которыми ему придется считаться. (Конечно, окончание школы (как и института) не обязательно сопровождается резкой активизацией четвертого дома, но это все же достаточно распространенный сюжет.)
Каковы же последствия включения четвертого дома? Главное из них заключается в том, что манифестирует себя та основа, или скелет, на которую объект впоследствии будет опираться в течение всего своего существования. Неважно, происходит это в процессе сопротивления внешнему прессингу или как результат внутреннего развития, но отныне объект обладает определенной устойчивой структурой, способной успешно противостоять внешним и внутренним врагам; и его жизнь подчинена законам, которые охраняют его от множества неприятностей и деструктивных внешних и внутренних воздействий.
В принципе самопознание человека возможно (и необходимо) под каждым домом, но под четвертым оно в некотором смысле самое глубокое, ибо здесь он познает законы и структуры своего бытия и устройства. Если Бог, являющийся человеку под первым домом, не различает подробностей и просто раскрывает ему свои объятия, говоря: «ты — это Я», то под четвертым домом Бог проявляется гораздо тоньше, косвеннее, опосредуя Себя структурами и законами, носящими явно Божественное происхождение, но предназначенными для детального и постижимого для человека рассмотрения. Вероятно, похожее ощущение выражено в строках раннего Пастернака:
Не знаю, решена ль
Загадка зги загробной,
Но жизнь, как тишина
Осенняя, — подробна.
* * *
Каковы же признаки включения и выключения четвертого дома?
Признаком его включения является критическое состояние объекта, когда уровень свадхистханного процветания уже видимым образом себя изживает, ощущается как аморфный, громоздкий, бесструктурный, и в то же время в нем чувствуется своеобразная готовность к структуризации, и видны некоторые намеки на будущее более системное и организованное существование. Так хаотично тусующиеся подростки после двадцати теряют интерес к групповому времяпрепровождению, разбиваются на пары и оседают в семейном кругу.
В практике ученого включение четвертого дома создает ему ощущение, что предварительный набор эмпирического материала закончен, и пришла пора приводить в порядок полевые записи, начинать обрабатывать экспериментальные данные, строить графики и сводные таблицы.
Вообще у объекта на свадхистханном уровне есть два возможных пути эволюции: через четвертый дом на манипуру и через восьмой на муладхару, и часто в самом начале включения четвертого дома альтернатива ясно ощущается: объект, завершив свой период жизни на свадхистхане, словно выбирает между окончательным распадом (восьмой дом) и структуризацией, резко повышающей уровень его связности. Так перед лицом общей угрозы сплачиваются мелкие группы, составляющие этнос, и возникает государство, — или же народ гибнет и рассеивается под пятой завоевателя.
Окончание четвертого дома переживается в момент, когда новые законы и структуры уже подготовлены и объект вступает в манипурную фазу своего бытия, окончательно прощаясь со своей былой свободой и аморфностью. При этом возникает четкое ощущение, что нечто создано, и оно качественно отличается от того, что было раньше, и в первую очередь — силой конструктивных возможностей. В эволюции естественных объектов четвертый дом воспринимается как чудо, так как структура в объекте возникает как бы ниоткуда, в полном противоречии с «законом» возрастания энтропии, а когда четвертый дом заканчивается, эффект чуда тоже исчезает, и даже если свежеиспеченный манипурный объект функционирует как часы, прежнего волшебства уже нет.
* * *
Четвертый дом в гороскопе пары включается, когда наступает время всерьез выяснить дотоле сумбурно-хаотичные отношения и привести их в некоторый порядок, а точнее — выработать более или менее устойчивые принципы разрешения конфликтов, взаимодействий друг с другом и с внешним миром и т. д.
Свадхистханные отношения в паре необременительны для участников: здесь не характерен акцент на взаимных обязательствах, и пафос скорее заключается во взаимных удовольствиях: мне хорошо с тобой, тебе хорошо со мной, нам интересно вместе — ура! А если я чем-то увлечен или занят своим — извини и подожди, пока я освобожусь. Однако в какой-то момент парный эгрегор может потребовать большего согласования и единства пары (например, с целью совершения существенной внешней работы), и тогда у партнеров включается четвертый дом: их отношения начинают казаться слишком аморфно-неопределенными и в воздухе повисают приблизительно такие вопросы: чего я хочу от партнера (а он от меня), и хочу ли вообще чего-либо? Какими должны быть правила наших взаимодействий и каков характер наших взаимных обязательств? Иногда по ходу решения этих вопросов происходит и внешняя детерминация: пара обручается или поселяется вместе, заключает деловой или учебный контракт и т. п.
Четвертый дом в гороскопе семьи играет важную роль, так как вообще семья тяготеет к свадхистхане и в ней нередко погрязает, особенно в период выращивания маленьких детей. Однако если посреди визгов, крика, топота, грязных пеленок и разбросанных игрушек отец семейства воздевает руки к небу и восклицает: «Господи, должен же здесь быть хоть какой-то порядок!» — то это вполне может означать, что семейный эгрегор активизирует четвертый дом и какие-то шаги по упорядочению семейной жизни и энергии возможны. Вопрос заключается в том, чтобы понять, каковы эти шаги и что может организовать этот по виду безнадежный хаос.
Ответ на этот вопрос нужно искать в сферах, на которые укажет положение четвертого дома в семейном гороскопе. Например, Луна в четвертом доме укажет на принципиальную роль в этом матери — и старших детей, которые должны брать на себя заботу о младших. Четвертый дом в Тельце даст ключи к упорядочению семейной жизни в структурном регулировании событийного потока, в частности, правильном распорядке дня дома, при четвертом доме во Льве можно начинать поиски правильной структуризации с одежды членов семьи, а если он начинается в Деве, то с расстановки мебели.
Четвертый дом в гороскопе государства покажет способ, обстоятельства и сферы проявления естественных государственных структур, как характерных для его взаимодействия в народом, так и внутренних, то есть связывающих друг с другом различные звенья государственного аппарата.
Резкое включение четвертого дома переживается государственными руководителями, например, в ситуации, когда народ или внутренние структуры перестают подчиняться распоряжениям сверху и требуются какие-то особые меры. В качестве первой из них служит смена идеологии (которую не следует путать с пропагандой: если первая идет по четвертому дому, то вторая — по третьему).
Идеология — не обязательно четкая политическая система, гораздо чаще она не выдерживает никакой критики с точки зрения логики, да на это и не рассчитана; функция идеологии заключается в трансляции некоторых тонких принципов, на которых государственный эгрегор основывает свою власть над этносом и собственно государственным аппаратом.
Сильный четвертый дом даст государство, чьи руководители склонны подводить серьезную структурную базу под свои решения; кроме того, им необходимо, что называется, кожей чувствовать настроения своего народа, ибо здесь идеология, не отражающая его устремлений, обречена на провал; если же эти устремления прочувствовать правильно, за адекватную идеологию народ простит государству многое.
Четвертый дом в гороскопе фирмы включается у ее руководства, когда оно ищет принципы управления внешними и внутренними ее делами. Для рядового сотрудника четвертый дом фирмы ощущается, например, в ситуациях, когда он пытается понять, как ему лучше вписаться в общий процесс производства и перестать беспорядочно болтаться, перемещаясь из отдела в отдел без надежды на существенное повышение.
Вообще четвертый дом показывает общий стиль руководства и исполнения распоряжений, особенно в тех местах и ситуациях, где нужно навести порядок. Например, Солнце в четвертом доме может дать директора, который лично вырабатывает главные принципы поведения сотрудников всех уровней — но следить за их соблюдением ставит кого-то другого; при этом главным будет выполнение любого задания в целом, то есть на уровне «да-нет», в срок или не в срок, и т. п. Луна в четвертом доме даст гораздо более мягкую идеологию, здесь от начальников теоретически будет спрашиваться забота о подчиненных, а от последних — о своих клиентах или поручениях: типично для научного института или фирмы поддержки.
Четвертый дом в гороскопе книги покажет пафос автора в деле наведения порядка, в первую очередь между своими героями.
Четвертый дом — основа произведения, скрытые пружины повествования, которые обеспечивают его целостность и не дают поэме развалиться на бессвязную серию стихотворных зарисовок, а роману — на сборник новелл или, хуже, набор сплетен.
Подобную цементирующую роль часто играет главный сюжет, и четвертый дом встает над теми страницами, где этот сюжет (вначале неявно) себя проявляет. Свадхистханная фаза романа или повести часто длится довольно долго: после исходного представления действующих лиц (первый дом) идет их последовательная обрисовка и разработка образов, пока писателю это не надоест и он не почувствует, что пора уже начинать действие, разворачивая сюжет и как-то стравливая или спаривая героев друг с другом. Вот тут уже опытный читатель, бегло просмотревший описательные (свадхистханные) страницы, резко замедляет скорость чтения и бдит каждую строчку, боясь пропустить самую суть.
Опасности и препятствия. Как всегда, актуальны не только опасности объекта при включении данного дома, но и тесно связанная с ними опасность объекта для окружающей среды. Ниже автор приводит некоторые характерные примеры: сама по себе тема заслуживает отдельной толстой книги.
Вопрос своевременности действий — один из самых острых в природе. Опасно пропустить момент включения дома — но не менее опасно счесть, что он уже включился, когда на самом деле объект еще находится в стационарной фазе. Здесь важна ориентировка на среду, которая при включении определенного дома объекта обязательно разворачивается к нему двойственным домом, то есть с точки зрения объекта ведет себя так, словно у нее происходит противоположный переход; в нашем случае это переход с манипуры на свадхистхану, то есть девятый дом.
С точки зрения человека с интенсивно включенным четвертым домом, вся окружающая среда представляет собой колоссальный источник многозначительного эмпирического материала, который идет непрерывным потоком и словно ждет обобщения и структуризации, почти прямо намекая на существование законов, которым он подчиняется и которые его порождают. При этом чем глубже и фундаментальнее закон, подлежащий открытию, тем более разнороден и парадоксален эмпирический материал, который внешнему наблюдателю может показаться просто-напросто огромной свалкой, а идея найти в ней хоть какую-то закономерность — безумной. Однако истина заключается в том, что со свадхистханы на манипуру переходит вполне определенный объект, который исследователю может быть вначале не виден (или даже недоступен, и показаться лишь в ходе изысканий), и внешняя среда поставляет информацию, косвенно наводящую ученого на структуру именно этого, иногда очень крупного и сложного объекта, и никакого другого; здесь бывает чрезвычайно важно ответить на такой вопрос: «А чем я, собственно говоря, занимаюсь?» — и ответ иногда оказывается совершенно неожиданным. Особенно актуально вышесказанное теперь, на переходе к эпохе Водолея, когда теряет силу материалистически-декартовская научная парадигма, мертвой стеной отделяющая исследователя от исследуемого объекта, и актуализируется холистический подход, удачно выраженный Станиславом Ежи Лецом: «Не следует забывать, что микробы смотрят на нас через другую сторону микроскопа».
Другими словами, обнаружение структуры законов, внутренне присущих некоторому сложному и доселе аморфному объекту, сопряжено для исследователя с аналогичными событиями в его внутренней жизни, тем более для него значимыми, чем крупнее открытие и трансформация, которые он совершает во внешнем мире. Ярким примером может служить эволюция взглядов Станислава Грофа, обнаружившего в многочисленных экспериментах чрезвычайно важную роль опыта рождения человека для всей его последующей жизни. Придерживающийся вначале вполне традиционно-материалистических взглядов психиатр под влиянием информации, идущей из глубин подсознания пациентов во время сеансов с ЛСД, пришел к выводу о принципиальной важности трансперсональных и мистически-духовных переживаний человека — совершенная ересь (а может быть, и мания) с точки зрения классической психиатрии.
Конечно, не всем дано совершать открытия на уровне Фрейда или Грофа. Однако каждый человек, включающийся в ситуацию четвертого дома, должен совершить хотя бы мини-изыскание, постичь и материализовать некоторую структуру, правило или закон, таящиеся пусть не очень глубоко, но под поверхностью явлений. При этом происходит трансформация объекта с уровня свадхистханы на манипуру — его качественное изменение, начало того, что в психологии называют интеграцией. Ключи к интеграции психоаналитики, исследователи Грофа, гештальтисты и другие психологи ищут (и находят) в самых разных направлениях — на них, кстати говоря, укажет положение четвертого дома в гороскопе — но общий смысл здесь всегда один и тот же — поиск новых структур, которые более совершенным способом объединят психику. С этой точки зрения психопатологические симптомы (соответствующие болезненным состояниям под четвертым домом) можно рассматривать как манифестации некоторой перезревшей свадхистханной области в психике, уже готовой к структуризации, но еще не нашедшей к ней адекватных ключей. В качестве такого ключа могут выступить забытые детские воспоминания, или родовой стресс, или прямое влияние того или иного эгрегора (трансперсональные переживания), или мистический опыт, или удачно подобранная картина мира (гештальт). Что же касается истинной причины, активизирующей человеку в том или ином варианте четвертый дом, то, по мнению автора, она заключается не в каком-то тяжелом событии или влиянии (сглаз, карма прошлых воплощений, всевозможные травмы и т. д.), а в самой природе эволюционного процесса, не оставляющего в покое ни один атом и ни одну волну, но заставляющего их развиваться под действием энергии Мирового Разума и, в частности, диалектического архетипа, изображенного на рисунке 8 (см. главу 1).
Итак, четвертый дом — это поиск ключей интеграции (принципов согласия, скажет политический деятель); какие же здесь характерны ошибки?
Распространенная ошибочная идея решения проблемы четвертого дома заключается в переносе чужого опыта, то есть попытках использования ключей и структур, хорошо зарекомендовавших себя на другом материале. Тогда получается ситуация, которая при решении загадок вызывает у вопрошающего реакцию типа: «Правильно, но не то». Вот типичный пример.
Рассказывают, что в достопамятные тридцатые годы пришел к психиатру человек с жалобой на то, что ему кажется, будто за ним постоянно следят. Психиатр выслушал больного, осмотрел его, поставил диагноз: «мания преследования», прописал таблетки и попросил зайти через неделю. Этого пациент сделать, однако, не смог: его арестовали.
Вероятно, в тюрьме ключи к интеграции психики нашлись, и в каком-то отношении человеку стало легче. Возникает, однако, вопрос: мог ли ему помочь квалифицированный психолог? С точки зрения холистической психологии, ответ звучит так: «В принципе да, хотя это и очень трудно, и рискованно для самого психолога». Дело в том, что такая вещь как арест в те времена означала срок заключения от десяти лет и выше или расстрел, то есть была событием четкого атманического звучания. Это означает, что и ключи к интеграции в большой степени атманичны, то есть их нужно искать или в тяжелой травме детства или рождения, или в прошлых воплощениях, или в рабстве у очень жесткого эгрегора, имеющего атманическую власть. Психиатр, способный поднять пациента на такие высоты, чтобы соответствующая структура (тонкий кармический узел) стала видна, должен сам пережить высокое состояние, например, расширение сознания до планетарного уровня, откуда местный (государственный) тиран смотрится как глобально-мировой. Если это получается, то не только происходит интегрирование психики пациента и он выздоравливает, но и карательные органы от него отступают: по тем или иным «случайным» для материалиста причинам закрывают его дело и снимают наблюдение.
Этот пример показывает уровень трудностей, с которыми сталкивается психолог, пытающийся психологическими методами подходить к случаям из «большой» психиатрии, скажем, лечить не неврозы, а психозы. Тяжелая душевная болезнь — это своего рода рабство человека в плену у могущественного жесткого эгрегора с сильным атманическим выходом, то есть имеющим значительную власть над жизнью человека (а часто и его ближайшего окружения) в целом. Это, так сказать, трансперсональный взгляд — здесь данная судьба мыслится как жертвенная для того или иного коллектива (например, этноса). С субъективной точки зрения, тяжелый параноик находится в чрезвычайно мрачной реальности, часто плохо совместимой с общесоциальной, и нередко (но не всегда!) вопрос о ее высветлении решается лишь на пути интеграции, но поиск ключей и сил для ее осуществления нисколько не проще поиска способов вызволения человека из сталинского лагеря. Если психиатр имеет такую духовную силу, что способен посмотреть шизофреническому демону прямо в глаза, то он может помочь пациенту действительно выздороветь и интегрироваться; если же этой силы нет, приходится ограничиваться сомнительным симптоматическим лечением, а главное — отгораживаться от проблем пациента железными ярлыками: бред, галлюцинации, фантазмы. Что ж, с точки зрения жесткого государственного эгрегора, любой диссидент — патентованный сумасшедший, а его мечты о правах человека — типичный бред.
Итак, первое затруднение, с которым приходится столкнуться при решении проблем четвертого дома, заключается в том, что ключи к ним абсолютно уникальны, и найти их можно единственным способом: тщательным изучением и исследованием существа дела, то есть сути проблем объекта: что ему нужно и какие пути подсказывает текущая ситуация. Типичный пример проблемы четвертого дома — синтаксический анализ предложения, в частности, определение того, какое слово относится к какому (это включает и проблему определения смысла местоимений, то есть отнесения их к тем или иным словам предшествующей фразы). Все попытки реализации машинного перевода имеют на этой фазе серьезное испытание: настолько серьезное, что о машинном переводе художественной литературы до сих пор (насколько известно автору) всерьез говорить не приходится; существуют лишь программы перевода технических текстов с весьма узким синтаксическим спектром.
Другими словами, структуры и законы, обнаруживающиеся в ходе трансформации объекта под четвертым домом, в высшей степени специфичны, и если они найдены неправильно или неточно, то структуризации не происходит или она идет настолько неуклюже, что в результате получается нежизнеспособный монстр. Таким, вероятно, покажется потомкам здание цивилизации конца XX века, изобилующее формальными объединениями и средствами связи между людьми, совершенно не осознающими своей связи с эгрегорами, которым они служат, и не умеющими толком общаться вне пределов специальных психотерапевтических групп.
* * *
Рассмотрим теперь расположение четвертого дома в гороскопе. Сначала бросим на него общий взгляд.

стр. 1
(общее количество: 6)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>