<< Пред. стр.

стр. 3
(общее количество: 6)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Шестой дом в Раке,
или на нисходящем астральном потоке
Глаза ее вопрошали, а рот утверждал.
У этого человека очень своеобразная профессионализация — он учится искусно играть на чувствах окружающих (и своих собственных тоже), порой успокаивая, а иногда приводя их в совершенное отчаяние или бешенство.
Любая медитация должна иметь свое завершение, и чувства радости, горя, воодушевления или сожаления, отыграв, приводят человека в некоторое эмоциональное напряжение, которое не имеет естественного продолжения, но через канал Льва попадает в эфирное тело, инициируя его реакцию; эмоция при этом как бы углубляется, но теряет специфический астральный оттенок, становясь переживанием биоэнергетическим, то есть почти физиологическим. Такого рода переход дает человеку ощущение полноты чувства и одновременно завершения его переживания, причем культурное оформление остатков даже весьма негативной эмоции способно трансформировать ее в положительное энергетическое переживание (контролируемое эфирное волнение, чувство тепла и т. п.), и пусть читатель не считает это безнравственным! Вообще интенсивное страдание (любого тела) есть симптом неспособности человека справиться с определенным внешним или внутренним энергетическим ударом и чем искуснее мы умеем балансировать свой организм, тем меньше хаоса и дисгармонии вносим в окружающий мир.
Проработка шестого дома в Раке дает человеку умение справляться с самыми трудными эмоциональными состояниями, не вытесняя их в подсознание, но превращая в конце концов в аккуратные астральные поленья, перегорающие в канале Льва в высококачественные эфирные семена. Эмоция зла, контролируясь его сознанием, переходит в боевую мощь; излишний гнев, слепая ненависть, активное недоброжелательство не разрывают астральное тело, а поволновав и потрепав его, угоманиваются и в конечном счете создают эффект эфирной сытости и глубинного спокойствия — похоже ощущает себя тигр после удачной охоты.
Шестой дом во Льве,
или на нисходящем эфирном потоке
Любимая ушла, аккуратно закрыв дверь за собой.
Так за соловьем захлопывается золоченая клетка.
А демон Раху в очередной раз сожрал Луну.
Профессионализм этого человека заключается в проведении эфирных медитаций так, чтобы результирующие биоэнергетические напряжения становились семенами естественных, гармоничных и сбалансированных физических движений или жестов. Каждому человеку знакомы энергетические состояния, не только дискомфортные сами по себе, но и разрешающиеся в заведомо неуклюжие движения, как бы хорошо он ни был развит физически. Человек с шестым домом во Льве должен освоить умение болеть, в частности, переносить эфирные напряжения (например, «физическую» боль) и аккуратно от них избавляться, переводя в те или иные цепочки движений и адекватный аппетит. Если шестой дом поражен, то вполне вероятно, что искусством управлять совершенным окончанием трудных эфирных медитаций человек овладевает не по доброй воле, а лишь после того, как окончательно убедится в том, что ни врачи, ни целители ему всерьез не помогают, и регуляцией своей биоэнергетики необходимо заниматься самому. Инструменты, которые ему необходимо освоить, и волшебные помощники, с которыми стоит подружиться, сами собой обнаружатся при близком знакомстве с актуальными проблемами (своего и чужого) здоровья и в поиске естественных методов оздоровления. На низком уровне проработки аспекта человек может не заметить, что любая профессионализация как-то постоянно упирается в эфирную разрегулировку; и наоборот, овладение биоэнергетической культурой помогает ему в выражении в адекватных формах своей любви к миру на любом материале.
Шестой дом в Деве,
или на транзитном физическом потоке
Прыг-скок, прыг-скок. Это две жабы скачут на берег озера любоваться закатом.
Важное умение, которому должен выучиться этот человек, — правильное с точки зрения восстановления энергии поведение в физическом плане; в первую очередь это искусство правильно двигаться, дышать и переваривать пищу. Всякое движение имеет некоторую физическую цель (например, взобраться на гору) и требует определенной эфирной энергии, большая часть которой, однако, восстанавливается уже в процессе движения или в расслаблении непосредственно после него — при условии, конечно, что человек осваивает соответствующие техники; последнее особенно актуально, если шестой дом стоит в Деве. Все, что имеет отношение к физическому телу, воспринимается в нашей культуре как по идее важное, но прозаическое; однако для этого человека любая попытка выразить в тех или иных формах свою любовь напрямую связана с его физическим телом, хотя он может этого долго не замечать. Ему, например, очень важно овладевать искусством правильной жестикуляции, иначе, объясняясь в любви, он может начать сосредоточенно ковырять у себя в носу — особенно если такой способ расслабления и утешения практиковался им еще ребенком.
Проработка дает удивительное совершенство во владении физическим телом и планом, так сказать, на длинной дистанции, и особое изящество в движениях, когда видно, что человек не устает от того, что делает, независимо от рода работы — взбирается ли он на гору, сражается на мечах или чинит телевизор.
Шестой дом в Весах,
или на восходящем эфирном потоке
... И даже использование партнерами различных техник не мешало ей радоваться их любви.
Этот человек профессионализируется на материале выращивания эфирных плодов, то есть разрабатывает технику, приемы и инструменты, облегчающие их созревание и окончательное оформление. Его вещественное самовыражение идет на материале биоэнергетических медитаций, то есть того, что на обычном языке выражается словом «ощущения», и конечным результатом чего является некоторое высшее, итоговое энергетическое ощущение, ложащееся затем в основу эмоционального фона.
Читатель не должен думать, что подобная работа — малое дело: это не так и для каждого человека, и для обладателя гороскопа с шестым домом в Весах особенно. Несовершенные, недооформленные эфирные плоды создают аморфную структуру эмоционального фундамента, и человек делается эмоционально неустойчив, приобретает склонность к немотивированной агрессии, истерикам и т. п. С другой стороны, освоение любой техники, выражение своей любви в любых формах обязательно отзовется на эфирных медитациях этого человека и неуспех в выращивании адекватных эфирных плодов будет означать неудачу, хотя бы относительную, в первом занятии. Человек будет, конечно, чувствовать определенное глубокое волнение, занимаясь созданием, скажем, астральных или ментальных форм, но может очень долго не понимать, насколько для него при этом важно точно найти итог последовательности своих биоэнергетических переживаний.
Шестой дом в Скорпионе,
или на восходящем астральном потоке
Грядущая смерть приводит меня в ужас, особенно при мысли о количестве людей, которых мне придется в ней утешать.
Этот человек призван судьбой укрощать и окультуривать свои эмоциональные медитации, в особенности в том, что касается их результатов — итоговых эмоций, ложащихся затем в основу умонастроения. На высоком уровне проработки этот аспект дает человеку не только культуру чувств, но и умение преподать ее основы другим людям, даже тем, которые до встречи с ним не подозревали об этом понятии.
Но, конечно, начинать проработку приходится с себя, и часто первым шагом является осознание того, что эмоциональные медитации, во-первых, частично управляемы, а во-вторых, всегда имеют совершенно определенные плоды, осознаваемые как правило лишь частично, но имеющие большое значение для дальнейшей жизни организма вообще и ментального тела в особенности.
Низкий уровень проработки скорпионьего шестого дома часто проявляется в первую очередь в болезненных умонастроениях, в которых явственно ощущаются незрелые, не отыгравшие эмоции, затрудняющие мышление и резко сужающие спектр ментальных медитаций. Например, каждый знает, сколь тяжело разговаривать с человеком с обиженным умом, у которого ментальная почва отравлена незрелой, неоформленной, итоговой эмоцией общей обиды — не важно, на кого, в связи с чем и т. п. Такому человеку очень рискованно объяснять, что его обида несостоятельна, нелогична или является проекцией вовне внутренней проблемы — он просто-напросто обидится и на вас тоже, часто безо всякой задней мысли, как бы профилактически. Понятно, что проработка здесь нелегка и обязательно должна быть инициирована внутренним желанием человека изменить характер своих эмоций; ближе к делу выясняется, что это легче, чем кажется вначале, и что необходимые методики и инструменты как бы заранее встроены в психику.
Шестой дом в Стрельце,
или на восходящем ментальном потоке
Одни люди стараются прийти к выводам, другие — от них уйти. И только я мужественно стою не месте.
Профессионализация этого человека лежит в первую очередь в ментальной сфере — он должен овладеть искусством формирования практических выводов из своих (и чужих) размышлений. При этом следует иметь в виду, что большая часть ментальных медитаций человеком не осознается, но, тем не менее, содержит определенные практические выводы, по большей части также неосознаваемые. Практически всякое действие, даже самое незначительное, имеет определенную ментальную подготовку, и в ее совершенстве каждодневно упражняется стрельцовский шестой дом. Это не обязательно администратор, планирующий сложное мероприятие: даже такое действие, как проход по комнате из одного ее угла в другой требует большой ментальной работы. В силах ли я подняться с кресла и чего будет стоить мне этот подъем? Если ответ на этот вопрос в виде ментального прогноза не слишком пессимистичен, то подсознание вырабатывает ментальный вывод: встаем, который по каналу Козерога передается в каузальное тело, становясь основой будущего акта вставания или по крайней мере попытки такого.
Чем лучше проработан шестой дом, тем эффективнее (сознательное и подсознательное) мышление человека и тем совершеннее его подготовка к действиям и поступкам, то есть конкретному поведению во внешнем и внутреннем мире. На низком уровне проработки человек любовно обдумывает свои мысли, но результат его усилий поражает своей неуклюжестью и неоформленностью — его практические выводы становятся почвой, совершенно непригодной для сколько-нибудь устойчивого и конструктивного течения событий.
Шестой дом в Козероге,
или на восходящем каузальном потоке
Вот человек жалуется на судьбу, клянет рок... А на самом деле просто Бог ставит на место зарвавшийся микрокосм.
Этот человек по идее должен обрести мастерство в том деликатном искусстве, которое иногда называют мудростью жизни, то есть в формировании экзистенциальных выводов из потока совершаемых поступков и происходящих событий.
Выводы такого рода, конечно, субъективны, однако они могут делаться с большей или меньшей предвзятостью и самообманом, под общим руководством высшего или низшего начал в человеке, и в том, как человек подходит к этой проблеме, насколько серьезно ею занимается и какие инструменты осваивает, находит отражение не только его эволюционный уровень, но и стремление к овладению мастерством в любой области. Другими словами, попытки профессионализации любого рода, выражения своей любви в каких угодно формах столкнутся у этого человека с препятствиями, которые вынудят его заниматься экзистенциальными следствиями, что в конечном счете изменит его буддхиальную почву, то есть поддержит одни ценности, убеждения и программы и снизит значимость других. Если же он окажется не в состоянии или не захочет (неважно, сознательно или подсознательно) учиться делать подобные экзистенциальные выводы, то и говорить всерьез об освоении каких-либо техник и умений тоже не придется. На высоком уровне проработки аспекта это может быть тонкий практический психолог, на низком — дешевый морализатор, чьим трафаретным суждениям, однако, может быть трудно что-либо противопоставить.
Шестой дом в Водолее,
или на восходящем буддхиальном потоке
Бытие определяет мое сознание, но сознание не сдается.
Этот человек должен научиться профессиональной технике в весьма тонкой области садоводства — той, которая выращивает метаценности, произрастающие на почве душевных сил человека. Сама по себе подобная постановка вопроса в современной культуре может показаться несколько подозрительной: человек (сам или по воле Божьей) определяет себе ценности, затем их осуществляет — казалось бы, чего еще? Однако каббалистическая концепция утверждает лишь относительную важность буддхиальных ценностей и достижений — для атманического тела важны итоги буддхиальной динамики, то есть буддхиальные плоды, поступающие в канал Рыб. Насколько они будут оформлены и станут впоследствии доброкачественной атманической почвой, зависит в данном случае от умения человека делать четкие ценностные и мировоззренческие выводы из происходящих в его душе процессов смены ценностей — не очень при этом ориентируясь на общесоциальные оценки. Хорошо оформленные метаценности укрепляют человека в его главной вере и рассеивают духовные сомнения — а кроме того, неожиданно возрастает его мастерство в тех областях, где он считает себя профессионалом, причем это совсем не обязательно этика, религиозная философия или большая политика; впрочем, у него скорее всего обнаружится склонность к профессиональному подходу в этих областях.
Шестой дом в Рыбах,
или на транзитном атманическом потоке
Ученик: Обладает ли собака природой Будды?
Учитель: Обладаешь ли ты, собака, природой Будды?!
(Дзэновский диалог)
Этому человеку предстоит обрести мастерство и выразить свою любовь в самых тонких из всех возможных видов форм: атманических. Это может быть, например, некоторое глобальное противоречие высшего порядка, которое будет мучить его всю жизнь, поглощая духовные силы и оформляясь в конечном счете в виде противоречащих друг другу ценностей, ни одну из которых не удается ликвидировать или подчинить другой.
На низком уровне проработки аспекта человеку может быть свойственна своеобразная духовная жесткость, следствием которой будет угловатая, уродливая и во многом вытесненная в подсознание экзистенциальная картина мира. Проработка дает умение оформлять духовное напряжение и противоречия так, что образующиеся под их влиянием жизненные ценности противоречат друг другу не антагонистическим образом, создавая конструктивно разрешаемое напряжение. Например, антагонизм добро-зло при его надлежащем атманическом оформлении может превратиться в эволюционную лестницу Иакова, ступени которой не установлены, конечно, ковровой дорожкой, но вполне преодолимы при соответствующей духовной устремленности человека.
Планеты в шестом доме
Планеты, стоящие в шестом доме, покажут, с какими характерными энергиями и ситуациями придется столкнуться человеку в его поисках профессионализма, а также какие энергии и ситуации ему придется, хочет он того или нет, прорабатывать профессионально, то есть используя различные техники и создавая определенные формы. Любая планета в шестом доме остро поставит проблему проявления любви — ее не удается выразить прямо и потому приходится с трудом искать адекватные формы, в которые она естественно отливается. Искушение шестого дома — грубость, и пока человек этого не поймет и не научится работать тонко (а если надо, то и виртуозно), его любовь будет порождать лишь устрашающих монстров и уродов.
Солнце в шестом доме
Мне надоело печатать на пишущей машинке. Хочу писать на печатающей.
Это профессиональный властитель, чье основное занятие — оформлять принципиальные решения; область, над которой он должен научиться властвовать, покажет положение Солнца в знаке и его аспекты. Этот человек осуществляет выборы типа «быть или не быть» из любви к объекту и, более того, именно в этих выборах его любовь находит свое выражение. Уровень проработки покажет, насколько тонко понимание человеком сути выбора и его последствий. На низком уровне царствует логика типа «кого люблю, того и бью», «люблю — значит мое» и т. п.; чаще всего здесь любовь проявляется в выборах, исходящих из примитивного представления об объекте и его нуждах, так что такое «любовное» управление переживается объектом как неприкрытое рабство. На высоком уровне проработки принципиальный выбор осуществляется человеком точно вовремя, после тщательной подготовки и всегда в пределах отпущенной ему кармой компетенции. Солнце в шестом доме — очень острый аспект: на высоком уровне он дает талантливого изобретателя, очень ответственного и творческого человека, на низком же характерен сильнейший комплекс тотальной профнепригодности (позиция: «инструменты принципиально не даются мне в руки; техники не желают, чтобы я их осваивал»). Действительно, профессиональные эгрегоры относятся к этому человеку настороженно, так как боятся, как бы он не наломал им дров; кроме того, принципиально новые техники и инструменты в известной мере обесценивают старые и заставляют перестраиваться весь эгрегор, чему тот, естественно, сопротивляется.
Луна в шестом доме
Читатель, может быть, думает, что я забочусь о самовыражении. Исключительно о тебе, дорогой.
Этот человек должен освоить заботу об объекте как профессиональное занятие: овладеть навыками, техниками, секретами мастерства ухода и обеспечения потребностей. В проработанном варианте этот аспект дает естественное воплощение любви к объекту в различных формах адекватной заботы — но проработка чаще всего окажется совсем не простой.
Специфическая для этого аспекта проблема — грубая и неадекватная забота — при том, что любви у человека может быть более чем достаточно. Эту ситуацию, однако, психологически очень трудно осознать как собственную проблему — гораздо естественнее идет проекция вины на объект: «Я так его люблю, забочусь о нем как могу — чего ему еще надо?!» В этой фразе ошибочные ключевые слова — «как могу»: шестой дом требует длительных усилий, пока не появится должная техника, и фраза «я сделал все, что мог» в ситуациях шестого дома не служит оправданием. Другими словами, шестой дом — это искусство донесения своей любви до адресата, и если избранные мною формы ее воплощения таковы, что адресата они устраивают, то виноват в этом я и никто другой.
Меркурий в шестом доме
Мир устроен очень сложно. Хуже того, он создан исключительно тонко.
Любовь в жизни этого человека хочет найти свое выражение в установлении порядка, частично постигая его как высший, а в какой-то мере формируя его по собственному усмотрению.
На низком уровне проработки это может означать стремление подчинить объект (для его же блага!) жесткому распорядку и резко ограничить его свободу, разрешив лишь строго контролируемые движения и проявления. Если такой человек начинает заниматься самосовершенствованием, он занимает точно те же позиции по отношению к самому себе, особенно на транзитном потоке, управляемым шестым домом.
Проработка идет в направлении более точного поиска и адекватного применения знаков, так что объект воспринимает их не как тягостное ярмо, но скорее как и надежный скелет, на котором удобно располагается прочее его «мясо». И здесь человек не может ограничиваться любительским уровнем, ему понадобится освоить тонкие инструменты и техники и стать профессиональным «инженером» в той области, на которую укажет положение шестого дома и Меркурия в гороскопе.
Венера в шестом доме
Любовь кончилась, а мы так и не успели ни о чем договориться.
Этот аспект в некотором смысле парадоксальный, и, как часто бывает с шестым домом, его проявления на высоком и низком уровнях проработки более чем противоположны.
Здесь в качестве инструмента выражения любви служит как бы она сама — что же это может значить? На высоком уровне проработки аспекта технические и профессиональные приемы осваиваются человеком в результате прозрения им Божественной любви в соответствующем материале и эгрегоре; у окружающих при этом возникает ощущение чуда, а самому человеку кажется, что он всегда владел этой техникой, а сейчас просто вспоминает слегка забытое. Однако в начале проработки препятствия к ней могут быть огромными, а главное — не преодолимыми никакими стандартными способами. Типичная ситуация такова: любви у человека очень много, но все попытки выразить ее в формах терпят крах, так как материал необъяснимо сопротивляется и кажется бесконечно грубым и в принципе неадекватным для воплощения замысла. Возможный путь к проработке заключается в том, чтобы перенести часть своей невыраженной любви на материал и увидеть в нем Божественное начало, пусть даже не имеющее отношения к той любви, которая ждет выражения. Лишь после этого становится возможным диалог Бога, находящегося в сердце человека, и Божественной сущности, проявленной в материале. И только если человек сумеет провести этот диалог (что потребует от него большой тонкости и, возможно, самопожертвования), станет возможным явление миру оформленного чуда любви — и как раз в этом заключается кармическая задача этого аспекта.
Марс в шестом доме
Перед тем как разрабатывать тему, нужно ее заработать.
Этот аспект кажется на первый взгляд естественным, но его проработка может потребовать от человека значительно больших усилий, терпения и тонкости, чем это кажется в начале. Здесь профессионализация идет с подчеркнутым акцентом на творение форм, и трудности связаны в первую очередь с сопротивлением материала, ключи к преодолению которого человеку нужно искать. Если при Венере в шестом доме материал (объект) нужно в первую очередь научиться любить, то Марс в шестом доме требует освоения искусства инструментального обращения с ним.
Проработка аспекта дает высокое профессиональное мастерство, которое человек зарабатывает не иначе как честным добровольным трудом, заключающимся в разнообразной формовке объекта (материала), пока он не станет послушным тончайшим движениям мастера — только тогда его любовь сможет быть выражена удовлетворительным для него образом. Вообще этот аспект означает жизнь труженика: чем бы человек ни занимался, он должен освоить мастерство до филигранного уровня, а иначе его работа будет казаться (по крайней мере, ему самому, если он внутренне честен) безнадежно грубой и профанирующей то Божественное ощущение, которое хочет воплотиться в его трудах.
Юпитер в шестом доме
Что такое рост религиозного самосознания? Это последовательная смена жизненных позиций: я сам; я «сам»; «я» сам; «я» «сам»
Этот человек профессионализируется в трудной области синтеза создания универсальных объектов и всесторонних рассмотрений. Если он любит, то стремится выразить свои чувства всесторонне, то есть сделать для объекта все, что тому необходимо и желательно. На низком уровне проработки аспекта это может быть крайне хлопотно для человека и утомительно (и неэффективно) для объекта, который порой чувствует себя так, словно его засовывают в очень тесный мешок, оставляя снаружи только голову, и в заключение спрашивают: «Ну, теперь ты чувствуешь себя единым целым?»
Шестой дом требует тонкости, и в случае юпитерианской энергии в особенности, ибо синтез всегда предполагает переход на качественно более высокий уровень организации объекта, и достижение такого единства, которого не было раньше. Какими инструментами при этом следует пользоваться; как совмещать, казалось бы, принципиально несовместимые его грани и качества — вот вопросы, которые должен научиться решать человек, особенно в областях, на которые покажет положение шестого дома и Юпитера в карте. А пока аспект не проработан, весьма вероятны различные претензии на вышеописанные умения, склонность к дешевой философии вместо того, чтобы разбираться в существе дела, и универсальная профанация своей и чужой любви.
Сатурн в шестом доме
Не зови будущее и не печалься о прошлом — иначе ты рискуешь, что они поменяются местами.
Этот человек ищет и находит формы для выражения своей любви в полевых — для себя — условиях, когда обстоятельства внешней (и внутренней) жизни сильнее него, а главное — непонятны и не исследованы. Ему скучно преподносить цветы ко дню рождения — так его любовь почему-то не хочет оформляться; вот потащить возлюбленную в кругосветное путешествие на двухместной яхте и там научиться в шторм одной рукой поддерживать курс, а другой — размешивать овсяную кашу, предназначенную подруге на завтрак, — это он понимает, в этой ситуации происходит его индивидуализация.
Вообще это довольно жесткий аспект, так как здесь профессионализация и овладение новыми техниками происходит только в «поле» или, по крайней мере, с отчетливым его субъективным включением, то есть при потере человеком ощущения обычной, устойчивой и надежной реальности.
Ему всегда немного страшно выражать свою любовь в формах, учиться новым техникам, потому что они требуют уж очень сущностного включения — но зато и жить становится до такой степени не скучно, что даже окружающие могут позавидовать.
На низком уровне проработки аспект может дать глубокий страх и тотальное нежелание выразить свою любовь хоть в каких-то формах и осваивать самые простые техники. Учителю очень важно не ломать такого ученика, не вести его насильно через страх неизвестного, а показать, сколь интересна и увлекательна эта неизведанная им реальность и как она нуждается в его любви, тонкости и профессиональных умениях.
Глава 5
ПЕРЕХОД ОТ ВИШУДХИ к АДЖНЕ, или ТРЕТИЙ ДОМ
Ключевые слова: сборка; стыковка; согласование; установление связей; отбор.
«Архитектура Осени. Расположенье в ней
Воздушного пространства, рощи, речки,
Расположение животных и людей,
Когда летят по воздуху колечки
И завитушки листьев, и особый свет —
Вот то, что выберем среди других примет»
(Н. Заболоцкий)
Третий дом — это подготовка к синтезу: сборка деталей будущего универсального (аджновского) объекта, причем каждая деталь рассматривается как находящаяся на вишудховской фазе, то есть в своем роде совершенная и не требующая каких-либо доделок или переделок.
Третий дом — это центральная забота Главного Конструктора, который собирает свое Изделие из деталей и узлов, изготавливаемых различными заводами, чаще всего не слишком обеспокоенными дальнейшей конкретной судьбой своей продукции. Например, завод шариковых подшипников делает их так, чтобы они не снашивались раньше какого-то времени при определенных правилах эксплуатации — а на каком конкретно валу какой машины они будут стоять, это уже дело потребителя, и подшипниковый завод об этом не думает. Это Главный Конструктор должен предусмотреть, чтобы вал, на котором будет располагаться подшипник, был соответствующего диаметра, обеспечить своевременную смазку (или подвести маслонасос), позаботиться, чтобы нагрузка не превышала максимально допустимую и т. д.
Однако самые остроумные и сложные инженерно-технические решения не идут в сравнение с природными — тонкость и изящество естественных и особенно биологических объектов поражает воображение любого исследователя. Головокружительные, как тогда казалось, темпы развития техники и технологии в XIX — XX веках загипнотизировали человечество настолько, что персональный компьютер стал казаться большим чудом, чем лист обычной крапивы, хотя взгляд в микроскоп с очевидностью опровергает это впечатление. Сейчас, с кризисом техногенной цивилизации, внимание общественности постепенно поворачивается в сторону окружающей среды и человека как ее части; царицей наук вместо математики станет, будем надеяться, экология.
Замечательные успехи аналитического метода за последние два-три столетия довольно основательно закрыли от многих проницательных умов то, в общем-то, очевидное обстоятельство, что сборка, как правило, сложнее разработки, и тот факт, что мы разберем мироздание по кирпичику и тщательно изучим каждый из них, вовсе не дает гарантии, что мы хоть что-то в нем (мироздании) поймем, а главное — будем в состоянии собрать его обратно! И одной из причин подобного скепсиса является разрыв многих тонких связей при попытке обратного механического соединения частей эти связи сами по себе не восстановятся.
В связи с этим автор подчеркивает, что сборка по третьему дому всегда предполагает некоторый объект-прототип, заранее существующий в тонком (относительно данного объекта) плане, который и определяет (в целом) результат сборки и в какой-то мере ее последовательность и правила отбора элементов и деталей. В случае инженерного изделия его объект-прототип символизируется техническим проектом и прочей документацией, при сборке растения или человеческого коллектива участвуют другие объекты тонкого мира: духи, стихиали, ангелы, эгрегоры.
Другое ключевое понятие третьего дома — установление связей между по-видимому изолированными объектами и согласование их воздействий на третий объект. Установление связи не есть нейтральное действие: оно уже само по себе делает объекты взаимозависимыми и косвенно заставляет (иногда лучше сказать, побуждает) их к взаимному согласованию и тем самым готовит в будущем к синтезу в рамках сложной единой системы. Аналогичная косвенность характера и для взаимного согласования воздействия двух объектов на третий: формально говоря, они продолжают оставаться независимыми друг от друга, но фактически некоторая тонкая зависимость образуется и заставляет их пойти на определенные шаги по взаимному согласию. Так, например, воспитанием и изучением школьника занимаются как его семья, так и педагогический коллектив, и по идее они делают это независимо, но фактически можно наблюдать и регулярно возникающие прямые взаимные влияния: мама пишет в школу записку с просьбой освободить сына от последнего урока, так как ему нужно успеть на занятия музыкой, а учитель, не в силах воспитать в ученике достаточную аккуратность, дисциплину и концентрацию внимания, ставит двойки, пишет замечания в дневник или вызывает родителей в школу. Родительские комитеты, распространенные одно время в нашей стране, и аналогичные им по смыслу «Ассоциации родителей и учителей» в США преследуют цели оформления и материализации этой принципиально тонкой связи между плохо сочетающимися объектами, связанными лишь косвенно — через общий объект воздействия.
* * *
Этот трактат (то есть все четыре части «Каббалистической астрологии») посвящен почти исключительно законам жизни естественных систем, творцом и инициатором развития которых является преимущественно природа и лишь в незначительной степени — сознательная воля и усилия человека. Поэтому все описания диалектических переходов даются через более или менее тонкие признаки, по которым можно догадаться, что данный переход начался; при этом когда и чем он закончится, можно лишь предполагать, ибо подробное сознательное понимание, точное предвидение и тем более существенный контроль за столь тонкими и деликатными объектами, как тонкие тела человека или коллектива, находятся далеко за пределами возможностей современной науки. Тем не менее, даже такая, казалось бы, мелочь, как отнесение явно неравновесного состояния объекта к одному из двенадцати типов дает в действительности очень много, не только существенно (приблизительно в двенадцать раз) сокращая пространство возможных исходов процесса, но и давая заинтересованному исследователю очень содержательные намеки на оптимальные (и тактичные) способы влияния на объект. Но конечно, принцип «без труда не выловишь и рыбки из пруда» действует всегда; приблизительно к рассматриваемому случаю его можно переформулировать так: чем лучше мы знаем объект и чем тоньше, косвеннее и деликатнее за ним наблюдаем, тем точнее оказываемся в состоянии идентифицировать его диалектический переход и предсказать и скорректировать его финал, и тогда каббалистические схемы могут оказаться серьезным и действительным инструментом; если же знания об объекте приблизительны, а методы наблюдения за ним грубы, то идентифицировать диалектические переходы довольно трудно и почти бессмысленно, так как скорее всего исследователь просто-напросто насильственно перенесет на объект собственное состояние организма, то есть фактически будет изучать последний на материале первого.
Чем выше мы поднимаемся по диаграмме диалектических переходов, тем тоньше становятся эффекты и признаки соответствующих процессов — но это не значит, что их результаты менее существенны и очевидны.
Когда включается третий дом в естественных условиях и самой природой (если хотите, Мировым Разумом) начинается сборка и установление связей между отдельными частями, которые через некоторое время составят новый универсальный единый объект, то вокруг этих частей возникает очень своеобразное напряжение, эпицентр которого вначале зачастую неочевиден, однако чувствуется: что-то происходит, идет процесс образования чего-то, объединяющего дотоле разрозненные частицы, элементы и детали, и они как по волшебству оказываются в пределах досягаемости, чудесным образом сочетаются друг с другом, быстро находят общий язык и учатся обмениваться взаимно необходимой информацией. Однако это еще не все: у всех действующих лиц возникает ощущение материализации единого замысла, собирающего все эти части и элементы и заранее их подготовившего к встрече между собой, а затем участию в едином проекте, который еще предстоит окончательно оформить и претворить в жизнь. И отбор нужных частей, и отсев случайных происходит не только в процессе взаимного согласования, но и под влиянием притяжения и, соответственно, отталкивания поля упомянутого единого замысла: так идет гонка сперматозоидов за яйцеклеткой, так подбираются этнические группы, объединяющиеся в определенный эгрегором момент в единый этнос.
* * *
Опасности и препятствия. Как и в случае шестого дома, большую опасность для ситуаций третьего представляет грубость действий; в последнем случае требуется даже еще большая тонкость, так как процесс стыковки должен быть проведен так, чтобы не нарушить стыкуемые части и узлы, а с каждым из них необходимо достаточно аккуратное и, главное, соответствующее его природе обращение. То же относится и к процессу установления связей: последний не должен сколько-нибудь существенно разрушать связуемые элементы, хотя каналы связи могут быть достаточно мощными и потому потенциально опасными для элементов. Например, каждый объект имеет свои естественные ритмы, и если сеансы связи плохо в них вписываются, возможны сначала тонкие, а затем и серьезные нарушения в объекте, что в ситуации третьего дома представляет большую проблему: здесь не место и не время заниматься ремонтом отдельных частей, а представится ли возможность полностью заменить вышедшую из строя — неизвестно, и если нет, то поврежденная деталь так и войдет в состав будущего единого объекта с непредсказуемыми последствиями для него.
Включение третьего дома — это всегда сигнал готовности к глобальной сборке: он означает, что вся подготовительная работа над отдельными частями лучше ли, хуже ли, но закончена и теперь пора соединять их друг с другом, что само по себе является серьезным экзаменом для каждой детали и к тому же резкой переменой отношения к ней. Все это вместе приводит к тому, что начинается некая лихорадка, которую система (например, человек) может переживать по-разному. Как обычно, большой ошибкой будет как игнорирование включения третьего дома, так и подмена его другим, например, шестым — под тем, например, предлогом, что сборка еще преждевременна, нужно еще основательно поработать над отдельными частями или концепцией самого единого объекта. Однако в действительности третий дом, включаясь, практически исключает шестой (и все остальные), так что хвататься за голову и кричать: «Ах, эта деталь технически несовершенна, а в той не хватает любви», — поздно, даже если речь идет о столь сложном и ответственном процессе, как сборка крупной программы подсознания или даже психики (буддхиального тела) в целом. В ситуации третьего дома любая деятельность, в том числе как бы подразумевающая другие дома, все равно быстро обернется (то есть ситуативно получит смысл) трехдомной — рано или поздно человек обнаружит, что так или иначе он фактически занимается стыковкой будущих частей единого объекта или системы, организацией связей между ее элементами и т. п. — но, конечно, лучше заниматься этим, понимая скрытый смысл своих действий, чем быть ведомым вслепую.
Следующей важной ошибкой, типичной для ситуаций третьего дома, является неправильное и, чаще всего, чересчур плоское и примитивное понимание будущего единого объекта и, как правило, сопутствующая этому недооценка его управляющей сборкой роли. Вообще любой из первых шести домов (то есть переходы, повышающие уровень) означает качественные изменения в объекте; говоря на обычном языке, с ним происходит такое, что нельзя было себе представить, нечто, совершенно не вытекающее из наших прежних представлений о нем. В случае третьего дома этот эффект иногда называют холистическим: целое не сводится к сумме своих частей, но является чем-то большим. Отсюда следует интересный вывод: рассматривая изолированно друг от друга объединяемые и связываемые части будущего единого объекта, мы в принципе не в состоянии получить о нем представление, пользуясь одними лишь линейными методами, экстраполяцией на основе прошлого развития и т. п. Такой соблазн, однако, бывает весьма силен, причем не только у профессиональных футурологов, и каждый раз, реализуясь, он ставит большие препятствия к правильному проведению третьего дома, поскольку ложный, профанированный образ будущего объекта, накладываясь на истинный, неизбежно его искажает, что иногда ведет к созданию («с лучшими намерениями») совершенных монстров. «Плоское» понимание будущего единого объекта часто ведет к переоценке видимых связей и попыткам наложения на них слишком большой нагрузки по поддержанию его целостности; при этом более тонкие связи часто упускаются из виду. Однако естественный синтез создает объекты универсальные и потому достаточно свободные; чересчур жесткие связи для них нетипичны. Человек, например, по своему анатомическому строению существенно отличается от паровоза: многочисленные суставные хрящи и губы превращают костяк в некое подобие пружины; если бы инженеры-конструкторы рельсового транспорта пошли по этому пути, вероятно, можно было бы обойтись без стольких мостов, так как электрички смогли бы запросто перепрыгивать через небольшие речки.
Приведенные выше опасности и препятствия третьего дома не исчерпывают, разумеется, всего списка; автор, однако, здесь останавливается, упоминая еще лишь об одном ответственном моменте — окончания третьего дома, когда сборка, хуже или лучше, уже осуществлена, новый единый объект готов и начинает существовать как единое универсальное целое. Понятно, что в этой ситуации не следует делать вид, что третий дом еще продолжается, можно заменить негодную деталь, добавить новую связь, что-то согласовать и т. п. Пирог уложен на противень и засунут в печь, и менять его мясную начинку на капустную поздно.
* * *
Теперь рассмотрим проявления третьего дома в гороскопах различных коллективов.
В гороскопе пары третий дом покажет наиболее характерные обстоятельства, при которых происходит установление новых связей между партнерами и парой в целом — с внешним миром. Третий дом может означать подготовку к локальному или глобальному синтезу, то есть будущему объединению лишь некоторых или вообще всех программ партнеров, но в любом случае он переживается парой как волнующий момент (или период) интенсивного взаимного тяготения, укрепления связи с парным эгрегором и усиления последнего как такового.
Вообще говоря, третий дом, всегда сопровождаясь определенным тонким напряжением, вовсе не обязательно означает неприятности и увлечение тяжести жизни — но, предоставляя партнерам возможности взаимного согласования вначале, так сказать, бесплатно, парный эгрегор ждет от них соответствующих усилий, и если партнеры игнорируют его тонкие намеки, создает все более тяжелые ситуации, буквально вынуждающие пару к объединению и согласованию. Эволюционный уровень пары хорошо проявляется при ответе на вопрос: при каких обстоятельствах вы чувствуете наибольшую потребность в единстве и согласии? Ответы могут быть, например, такими: общая угроза; угроза существованию пары; угроза одному из партнеров; необходимость общего взаимодействия с внешней средой; необходимость в глубоком взаимопонимании; потребность в существовании общего внутреннего пространства.
В жизни семьи третий дом означает подготовку к ее объединению на более глубоком уровне. Эта подготовка ведется семейным эгрегором и обычно хорошо ощущается членами семьи, хотя они далеко не всегда осознают свои ощущения. Третий дом может переживаться как повышенное чувство своей ответственности перед семьей, уточнение своих семейных обязанностей, обострение чувствительности к обстоятельствам жизни прочих членов семьи, внезапный интерес и желание принять участие в семейных программах, прежде оставлявших человека равнодушным, появление «чувства локтя» вместо бессмысленного застарелого антагонизма — это, так сказать, активный вариант включения третьего дома. Пассивный вариант заключается в том, что человек, его обстоятельства и жизненные программы вдруг оказываются предметом внезапно возросшего интереса со стороны семьи, и ему приходится согласовывать с ней даже то, что он раньше считал своей неприкосновенной личной собственностью — это может касаться как внешнего мира, так и внутреннего. «Да какое вам дело до беспорядка в моей комнате!?» — хочет и не может воскликнуть великовозрастная дочь-бездельница, смутно чувствуя, что сейчас улизнуть от ответственности перед семьей за свои лень и неряшество почему-то не удается.
В жизни государства третий дом очень важен; это естественные периоды, когда оно консолидируется и может, при правильной стратегии, обрести некоторое неформальное единство с народом: не слишком интимное, но все же достаточное для исполнения своих кармических обязанностей.
Часто это волна подъема патриотизма, причем формально вызывающая идея его может быть любой: страх перед внутренним врагом или иноземным завоевателем, торжество этнической миссии, религиозное оживление, политическая экспансия (мирная или военная) и т. д. Внешним носителем третьего дома служат пресса, радио и телевидение, вообще все информационные средства, рассчитанные на самую широкую аудиторию и имеющие в конечном счете назначение не столько ее информировать, сколько определенным образом воспитывать, объединяя под тем или иным политическим соусом или направлением. Как пелось в популярной некогда частушке:
«Рыбка плавает в томате,
Ей в томате хорошо;
Ну а я, ... матерь,
Места в жизни не нашел!»
Положение третьего дома в Зодиаке покажет наиболее естественные для государства формы объединения, а также стиль и методы пропаганды; планеты в третьем доме покажут энергии, к которым придется апеллировать и, наоборот, преодолевать их сопротивление.
В жизни фирмы третий дом обозначит всевозможные согласования, обмен служебной (и внеслужебной) информацией и другие взаимодействия между подразделениями и отдельными сотрудниками, глубинной целью которых является более тесное объединение фирмы — в первую очередь с точки зрения ее эгрегора. Поэтому наряду с правильным разделением фирмы на отделы, подотделы и грамотным распределением обязанностей между ними, созданием эффективных информационных служб и тому подобными административными решениями большую роль в решении проблем третьего дома играют как бы вспомогательные гуманитарные службы и мероприятия (питание, детские сады, воскресные загородные экскурсии и т. п.) — здесь эгрегор фирмы проявляет себя иногда не менее ярко, чем на совете директоров, обозначая неформальных лидеров и действительные, а не директивные пути объединения коллектива.
Фирма отличается от государства тем, что ее кармическая задача гораздо менее очевидна и зачастую совсем не прямо связана с той, которая обозначена на ее вывеске; в частности, ее важная роль заключается в создании условий для обучения сотрудников групповой работе, и материал, на котором она происходит, может иметь, с точки зрения кармы, вторичное значение, и это обстоятельство при интенсивном включении третьего дома порой проявляется очень отчетливо.
В развертывании сюжета книги третий дом наиболее ярко манифестирует себя в тех сценах, где ощущается приближение кульминации, соединяющей всех героев и линии повествования воедино, и происходят как бы предварительные репетиции, или ставятся этюды, где фигуры героев уже оформлены и в различных сочетаниях пробуют войти во взаимодействие друг с другом. Для автора это, быть может, один из трудных, но одновременно и захватывающих моментов, ибо здесь герои уже вполне живы, а линии повествования оформлены, но главный замысел еще только начинает проявляться, и по тому, как складываются отношения между героями и словно сами по себе переплетаются сюжетные линии, можно видеть, как они все вместе направляются к невидимому ими или пока лишь воображаемому центру.
Для литературоведа третий дом представляет сущий клад, ибо здесь в концентрированном виде предстают наиболее характерные для героев обертоны: черты характера, особенности поведения и даже одежды; все это приобретает высший, пока неясный, но ощутимый глубинный смысл объединения, как будто старого знакомства и общности судьбы: прошлой, настоящей и будущей.
«Председатель Совнаркома, Наркомпроса, Мининдела!
Эта местность мне знакома, как окраина Китая.
Эта личность мне знакома: знак допроса вместо тела,
многоточие шинели; вместо мозга — запятая»
(И. Бродский)
* * *
Сильный третий дом часто дает человека с неугомонным характером: он постоянно что-то с чем-то связывает, стыкует, согласует, но материал, на котором это происходит, и где он в действительности готовит будущий синтез, может быть самым разным: при третьем доме в Овне это будет область достаточно абстрактных идей и генеральных (буддхиальных) программ, а если его вершина стоит во Льве, то это будет сфера эфирных вибраций, которой занимаются агроном или повар.
Обстоятельство, которое очень важно иметь в виду, заключается в том, что этот человек чаще всего склонен воспринимать согласуемые им объекты (как тонкого, так и плотного мира) как законченные и не требующие какой-либо доработки, что может вызвать у окружающих упреки во всеядности, недостаточной чистоплотности, халтуре и т.д. Однако какой-то отбор, иногда весьма жесткий, этот человек ведет постоянно, и здесь ему очень важно научиться не совершать ошибок, ибо часто они сказываются, когда исправить их (в рамках готового объекта) уже невозможно.
В жизни этого человека много неясного: он постоянно чувствует, что его деятельность имеет скрытый смысл будущего синтеза, но каков он будет и что за объект он на самом деле готовит, человек часто лишь смутно догадывается — однако эти догадки для него очень важны, так как проливают тонкий свет, подсказывающий решение актуальных проблем подбора, согласования и сборки.
Слабый третий дом часто дает человеку нелюбовь к ситуациям сборки и согласования частей, особенно в отсутствие четкого плана или чертежа будущего объекта; вероятно, он плохо ориентируется на местности и не считает это искусство для себя сколько-нибудь важным.
С другой стороны, он может обладать высоким уровнем внутренней синтетичности (собранности), так что соответствующие усилия в этой жизни ему не особенно нужны. Сказанное, однако, не относится к транзитному потоку, управляемому его третьим домом — в этой области, хочет человек того или нет, ему в какой-то момент обязательно придется решать проблемы подготовки синтеза неясного для него заранее объекта, согласовывать, стыковать и отбирать будущие детали, рассматривая их как уже готовые к включению в объект — а это, особенно при сильном шестом доме, окажется совсем не просто. Систематическое пренебрежение проработкой слабого третьего дома может сказаться лишь во второй половине жизни, когда человек почувствует собственную экзистенциальную ущербность, и найти и встроить недостающий для самоактуализации фрагмент психики или ценность будет чрезвычайно сложно.
Гармоничный третий дом дает человеку удивительные для окружающих умения и таланты; здесь есть чему позавидовать. Иногда это может показаться даже несправедливым: слишком многое само плывет ему в руки в готовом к употреблению виде, события, люди, вещи и информация стекаются к нему, словно повинуясь неведомой, но могущественной силе, отсеивающей все (или почти все) ненужное и заботливо поставляющей все необходимое для создания того (тонкого или плотного) объекта, которым занимается человек. К тому же у него есть редкий дар естественного прозрения плана будущего синтеза, или по крайней мере он откуда-то знает, какие элементы нужно сочетать с какими и каких связей еще не хватает и как их можно организовать.
Изнутри, то есть с точки зрения самого человека, эта картина выглядит обычно куда менее радужно: очень многое из описанного он воспринимает как само собой разумеющееся, и происходящее для него далеко не так интересно, как для окружающих, особенно если он начинает лениться (а это искушение в данном случае труднопреодолимо). Проработка дает редкий синтетический талант, нужный художникам и архитекторам в самом широком смысле этих слов; на низком уровне человек со временем обзаводится набором специфических для третьего дома паразитов и все его синтезы делаются словно подернутыми серой пылью банальности — но даются все-таки очень легко.
Пораженный третий дом означает большие трудности при подготовке любого синтеза — как во внешнем мире, так и во внутреннем. Трудна стыковка отдельных частей, они поступают не в том ассортименте и качестве, часто ломаются или оказываются вовсе негодными, слишком многое приходится отсеивать, плохо налаживаются связи и мучительно трудно приходится вглядываться в контуры будущего единого объекта, чтобы найти в них хоть какую-то единую подсказку для правильного решения всех этих проблем.
Как правило, у этого человека масса внутренних проблем, связанных с рассогласованием ценностей и противоречивостью программ подсознания, участвующих в любой его деятельности. От этого он страдает и мучительно ищет внутреннего единства или хотя бы ключей к нему — однако они запрятаны далеко, в первую очередь в направлении проработки принципов планет, стоящих в третьем доме. Соблазн пораженного третьего дома — психологическая проекция, то есть позиция «у меня ничего цельного не получается, потому что весь мир против меня, не создает нужных условий, не поставляет комплектующих деталей и т. д.»
Кто, наконец, даст столь недостающие мне терпение, добросовестность и непривязанность к результатам своего труда? Да с ними я не то что в своей жизни — на весь мир чудо сотворю!
Третий дом в знаках
Положение третьего дома в Зодиаке покажет сферу, где человек обязательно будет, сознавая это или нет, добровольно или в принудительном порядке заниматься подготовкой к синтезу объектов как соответствующего собственного тонкого тела (остатков или плодов его медитаций), так и внешнего мира. Более того, любой процесс сборки, стыковки, налаживания связей с целью создания некоторого (чаще всего заранее неясного) универсального объекта обязательно отзовется на транзитном потоке организма, управляемым третьим домом, и потребует для своего успешного окончания осуществления похожего предприятия в соответствующем тонком теле.
В сфере, управляемой третьим домом, человек может показаться несколько поверхностным — здесь его больше интересуют связи, чем объекты, которые сами по себе представляются ему законченными и не требующими дополнительной обработки: они либо подходят, либо нет, и осуществляя соответствующий выбор, человек может показаться окружающим если не безжалостным, то во всяком случае достаточно бесцеремонным; с его точки зрения, им двигают интересы дела, то есть грядущего универсального замысла.
Третий дом в Овне,
или на нисходящем буддхиальном потоке
Долг чести следует отдавать по совести.
В оккультном организме, как читатель понимает, царствует безотходная технология; это означает, что отходы медитаций любого тела готовятся не менее тщательно, чем его плоды. С этим обстоятельством мы уже сталкивались при обсуждении шестого дома; еще большая тщательность подготовки остатков (или плодов) характерна для транзитного потока, управляемого третьим домом.
Третий дом в Овне дает человека, для которого работа по стыковке и согласованию естественно производится на уровне душевной жизни, то есть в медитациях, предметом которых являются главные жизненные ценности, добродетели (пороки), таланты и крупные жизненные программы. Овновская трансляция приносит из атманического тела квант высшего вдохновения, который служит источником перестройки системы ценностей и главных программ человека. Эта перестройка идет непросто и требует от него многочисленных дополнительных согласований — например, новых ценностей и жизненных позиций со старыми и друг с другом. В результате подобных согласований возникает новая картина мира, где-то гармоничная, а где-то принципиально противоречивая, причем человек ясно чувствует, что данное противоречие на уровне жизненных принципов и позиций неразрешимо и требует реализации на практике — и ему заранее интересно, как это будет происходить.
Приблизительно так выглядит хорошо подготовленный синтез универсального буддхиального остатка — например, аккуратно высохшего дерева. Неподготовленный или плохо подготовленный синтез приводит к тому, что дерево, будучи еще живым, начинает гнить и сохнуть, отравляясь собственным разложением, и в результате попадает в канал Тельца, с еще живыми веточками и листочками — а это означает тяжелые каузальные проблемы, принципиально не разрешимые на этом уровне.
Этому человеку нужно добиваться синтеза в душевной жизни, стараться видеть свои (и чужие) ценности не изолированными друг от друга, но и не связывать их между собой примитивно-логическим образом.
Третий дом в Тельце,
или на нисходящем каузальном потоке
В конце концов важно совсем не то, что по дороге.
Этот человек будет осуществлять сборку и согласование деталей, подготавливая синтез неразрешимых универсальных жизненных противоречий, и здесь он при желании может достичь большого совершенства. Точно так же, как третий дом в Овне дает специалиста по созданию глобальных вечных проблем и их материализации в жизни конкретных людей (в первую очередь — своей собственной), третий дом в Тельце дает человеку высокую квалификацию по части создания другим (а в первую очередь — себе самому) универсальных конкретных проблем и глухих жизненных тупиков.
Проработка дает умение связывать самые разные события, составляющие жизненный поток, друг с другом так, что образующиеся тупики вбирают в себя всю жизненную дисгармонию, и не только могут быть впоследствии разрешены умственными усилиями, но и доставляют при этом ментальному телу адекватные для него энергию и информацию — так что процесс мышления окажется интересным и будет способствовать развитию самого ментального тела.
Третий дом в Близнецах,
или на нисходящем ментальном потоке
Газетные утки любят вить гнезда на развесистой клюкве.
Этот человек будет связывать и сочетать друг с другом мысли и образы — подготавливая в конце концов универсальные ментальные тупики, противоречия и парадоксы. На практике универсальность означает многофункциональность, многоплановость — в пределе способность символически отразить весь мир, и в данном случае это часто находит выражение в стремлении человека к многозначному парадоксальному мышлению, в том числе и по мелким жизненным поводам, что может вызвать у окружающих недоумение и раздражение. Проблема третьего дома заключается в том, что здесь кармически человек должен проявить максимально возможную тонкость саморазвития, но основной материал, на котором это происходит, им не выбирается, а определяется положением третьего дома в Зодиаке. В данном случае самоактуализация идет через синтез на нисходящем ментальном потоке, который осознается человеком в очень малой степени и лишь символически выражается в любви к точно найденному ментальному противоречию, парадоксу, поляризации и т. п.
Третий дом в Раке,
или на нисходящем астральном потоке
Писать нужно так, чтобы точки звучали как запятые, а шрифт казался курсивом.
Этот человек, по крайней мере, потенциально — виртуоз по созданию универсальных эмоциональных тупиков и противоречий, не разрешимых никакими астральными методами. На низком уровне он работает, может быть, грубовато, но все равно способен загнать вас в бездну отчаяния или пустыню безысходности, выход из которых будет через канал Льва, то есть путем эфирного отреагирования.
Вообще третий дом характерен для режиссеров, и в данном случае проработка дает способность к режиссуре эмоциональных процессов, включая искусство сочетания и чередования различных эмоциональных состояний и их оттенков так, что в результате возникает ни с чем не сравнимая симфония, разрешающаяся к полному удовлетворению публики в тонкие и гармоничные биоэнергетические состояния.
Неразрешимое эмоциональное напряжение, даже стресс — абсолютно необходимая часть жизни — это то, что делает ее ощутимой и полнокровной, и потому искусство формирования таких напряжений чрезвычайно важно и ответственно, высшее же мастерство здесь принадлежит третьему дому с вершиной в Раке. Этот аспект дает умение скомпоновать и скомбинировать чувства человека так, что противоречия между ними сплетаются в единый клубок, который, достигнув максимального звучания, внезапно проваливается в эфирное тело и разливается по нему завершающими переживание, теплотой, целебностью и биоэнергетической наполненностью.
Третий дом во Льве,
или на нисходящем эфирном потоке
Из лексикона уходящей эпохи: охвостье поголовья классовых врагов.
Этот человек понимает подготовку к синтезу в первую очередь на материале эфирных медитаций, в частности, при подготовке физических движений и жестов. Третий дом при проработке дает высшее, синтетическое совершенство, и потенциально данный аспект может символизировать блестящего танцовщика, способного виртуозно исполнить любой танец — при условии, конечно, надлежащей проработки также и канала Девы. На низком уровне человек будет долго и неуклюже готовиться к любому движению, но в результате оно окажется зачастую куда более грациозным и законченным, чем можно было предположить; кроме того, ему будет трудно найти правильные биоэнергетические режимы при физической работе, что чревато внешними и внутренними травмами. Этот аспект дает высокую избирательность к пище, и человек не должен жалеть сил для точного исполнения желания своего желудка, так как съеденное не то или не вовремя впрок точно не пойдет. Однако еще важнее процесс формирования аппетита, и его культурой человеку лучше начинать заниматься с детства.
Третий дом в Деве,
или на транзитном физическом потоке
По-настоящему расслабиться может только высшее «я»
Подготовка к синтезу на основе готовых форм у этого человека происходит прежде всего на материале физических движений, которые он должен научиться сочетать и компоновать таким образом, чтобы к моменту финального жеста и, особенно, расслабления в физическом теле образовывались плоды самого тонкого свойства из всего, что человек вообще может сделать в своем организме.
Хорошо, если этот человек воспринимает свое физическое тело и его движения как что-то очень деликатное и в то же время важное для самого себя. Такое восприятие приходит по мере проработки третьего дома, а пока человек не научится воспринимать все свои движения в физическом плане (включая чихание, биение сердца, перистальтику кишок и движение диафрагмы) как единый танец, он будет страдать в первую очередь от низкого биоэнергетического тонуса, причем получить извне те энергии, которых ему не будет доставать, окажется чрезвычайно трудно.
Самоактуализация этого человека в целом идет через физический план, и пока он не освоится в своем теле и, что для него особенно важно, не научится правильно физически расслабляться и отдыхать, он не сможет произвести психологический синтез и найти свое место в мире (отсюда, однако, не следует, что его основное занятие должно быть непременно связано с физкультурой).
Третий дом в Весах,
или на восходящем эфирном потоке
Идя на ковер к начальнику, отожмись десять раз от пола.
Этот человек прорабатывает тему подготовки к синтезу, создавая совершенные и универсальные эфирные плоды, в частности, подбирая и согласуя почву, питание и прочие условия вегетации эфирного сада. В эфирном теле постоянно идут разнообразные процессы, и где-то энергетика выше, где-то ниже, где-то идет воспаление, в другом месте, наоборот, все в порядке и можно радоваться жизни, саднит порезанный палец, приятная сытость изливается со стороны желудка, правый бок мерзнет, в то время как левому, наоборот, жарко... Третий дом в Весах должен научиться отбирать из всей этой какофонии некоторые основные тона, организовывать их и стройными рядами вести к созданию чуда природы — синтетических эфирных плодов аджновского уровня, многофункциональных или, лучше, универсальных биоэнергий, которые поступят в астральное тело и станут его основой.
С этим умением, постигаемым преимущественно интуитивно, у человека связана возможность локального и глобального психологического синтеза, обретения своего места в мире и внутренней и внешней гармонизации. Проработка начинается с умения сочетать, казалось бы, несовместимые биоэнергетические состояния, делая их основой положительного эмоционального фона.
Третий дом в Скорпионе,
или на восходящем астральном потоке
Если хотя бы один человек на земле станет до конца честным с самим собой, ложь полностью оставит планету.
Этот человек овладевает искусством сборки и налаживания связей в процессе ухаживания за созревающими астральными плодами, то есть итоговыми эмоциями, завершающими эмоциональные медитации. Эта задача в некотором смысле противоположна той, которая возникает при третьем доме в Раке; в данном случае целью сочетания и взаимоувязки конкретных эмоций является синтез некоторой конструктивной суперэмоции, а не создание универсального эмоционального тупика (эта суперэмоция может, конечно, быть негативной, но в любом случае она окажется как бы выводом, или полновесным итогом медитации, а затем станет частью умонастроения человека).
Таким образом, здесь сборка идет в направлении снизу вверх: исходные детали эмоционального фона компонуются друг с другом, вследствие чего возникают более конкретные эмоциональные агрегаты, которые снова связываются друг с другом, и в конце возникает некоторое законченное астральное сооружение, олицетворяющее не только сиюминутное эмоциональное настроение, но организм человека в целом. И пока человек не овладеет искусством описанной выше сборки, у него будет плохо идти подготовка к синтезу любых объектов, в том числе и глобального психологического синтеза. Проработка аспекта чаще всего начинается с осознания человеком ценности любого эмоционального состояния и проявления и интуитивного стремления найти ему адекватный контекст.
Третий дом в Стрельце,
или на восходящем ментальном потоке
А все ли ты сделал для того, чтобы не осудить ближнего?
Этот человек учится искусству сборки и согласования элементов и частей на материале ментальных медитаций, а точнее — формируя на их основе (осознаваемые, полусознательные и неосознанные) выводы, которые ложатся в фундамент каузального тела.
На высоком уровне этот аспект дает умение делать неожиданные, изящные, далеко не во всем логичные, но тем не менее правильные окончательные суждения в самых запутанных ментальных ситуациях, где, как говорится, ум заходит за разум. При этом подготовительная работа чаще всего имеет очень своеобразный, косвенный и потому малопонятный для внешнего наблюдателя (а часто и для самого человека) характер: тщательно налаживаются связи и отслеживаются корреляции между совсем не похожими конструкциями, делаются предварительные абстрактные построения и наблюдения, не имеющие по-видимому никакого отношения к рассматриваемым на данном этапе идеям, и т. д. Однако только так можно, постепенно повышая уровень синтеза, двигаться от первичных ментальных элементов к все более сложным их агрегатам, интуитивно прозревая будущий синтетический объект. На низком же уровне проработки аспекта вероятны попытки примитивного «приколачивания» одних соображений к другим, исходя из четкого и заранее выбранного результата (например, желанного человеку по эмоциональным причинам); понятно, что такая «сборка» ни к какому синтезу не ведет — а точнее, человек принимается играть сам с собою в двойную игру, когда сознание делает одни выводы, а подсознание — совсем другие; но в канал Козерога поступают, разумеется, последние.
Третий дом в Козероге,
или на восходящем каузальном потоке
Не ропщи по мелочам.
Проработка этого аспекта начинается обычно с того, что человек осознает ценность всех без исключения событий своей жизни и перестает делить их на «положительные» и «отрицательные», а поступки — на «хорошие» и «плохие». Это первый шаг на очень длинном пути, ведущем к овладению искусством делать правильные синтетические экзистенциальные выводы из своей жизни, которые затем ложатся в основу экзистенциальной картины мира. Второй шаг заключается в том, что человек учится видеть разнообразные связи между событиями своей внешней и (что не менее важно) внутренней жизни, в том числе связи не логические (типа: это повлекло за собой то), а ассоциативные и символические, например, через архетип или сложный иероглиф — так астролог связывает между собой события, не имеющие ничего общего с точки зрения обычного человека, через их принадлежность одному и тому же дому или влияние одной и той же планеты. Необходимость таких изощренных техник, нужных для правильной сборки и связывания элементов каузального тела связана с тем, что оно тоньше ментального, и соответственно должны быть тоньше и связи между этими элементами.
Человек, проработавший аспект, не только удивляет тонкостью и мудростью своих экзистенциальных выводов в сложных жизненных ситуациях — он часто оказывается гораздо ближе к своему месту в мире, чем сам предполагает. Низкий уровень проработки сказывается в стремлении к дешевому обобщению своего и в первую очередь чужого жизненного опыта — но иногда получается довольно убедительно: своя рубашка ближе к телу, а волк, сколько его ни корми, все в лес глядит, где яблоко от яблони, ой, недалеко падает!
Третий дом в Водолее,
или на восходящем буддхиальном потоке
Незнание истины не мешает человеку быть честным.
Это непростая подготовка к синтезу, и аспект редко существенно прорабатывается в первой половине жизни. Здесь очень тонки элементы, из которых собирается единый объект, и неспешен сам процесс сборки. Буддхиальные медитации идут годами, даже десятилетиями, медленно реализуются главные жизненные программы (растут дети или звездочки на погонах), редко меняются фундаментальные взгляды на жизнь, ценности и общие установки. Однако процесс этой смены идет, причем, как с годами становится видно, имеет свою логику, и постепенно человек, более или менее заинтересованно наблюдая ее, может пытаться сознательно ее постигать и, сочетая и связывая бывшие и текущие ценности, синтезировать некоторые итоговые результаты динамики своей ценностной системы — автор называет их метаценностями. Если не делать этого сознательно, то соответствующий процесс все равно идет, управляясь личным и общественным подсознанием, но его результаты остаются для человека незаметными.
Первый шаг к проработке часто состоит в признании человеком ценности всех его прежних ценностных систем (и душевной жизни в целом) — хотя бы потому, что в них запечатлен главный план его жизни, который приступил к самореализации с момента зачатия и ни на секунду не останавливался.
Третий дом в Рыбах,
или на транзитном атманическом потоке
Цельность злодея отличается от цельности доброго человека. Кто поставит половинчатость в вину беременной женщине?
Этот человек должен выучиться сборке и стыковке деталей единого объекта, расположенного в горных сферах. Чаще всего действия в атманическом теле осознаются человеком достаточно смутно и весьма абстрактно, и к будущему синтезируемому атманическому противоречию или тупику это относится вдвойне. И тем не менее определенными, если можно так выразиться в данном случае, техниками сочетания, связывания и отсева атманических элементов этот человек в течение жизни должен овладеть, иначе у него не пойдет ни один сколько-нибудь трудный синтез на любом теле. Эти атманические элементы могут представлять собой глобальные жизненные сюжеты (понимаемые не слишком конкретно), идеалы, вечные ценности и проблемы, и человеку нужно найти такое их сочетание, которое создает необходимое для его жизни атманическое напряжение, трансформирующееся каналом Овна в духовный импульс, оживляющий буддхиальное тело новыми экзистенциальными программами. Проработка аспекта, конечно, трудна, но она может дать, например, судьбу народоводителя, объединяющего свой этнос и дающего ему новые направления, цель и смысл существования.
Планеты в третьем доме
Планеты, находящиеся в третьем доме и, в меньшей степени, планета-управитель третьего дома (то есть планета, управляющая знаком, в котором находится вершина этого дома) покажут энергии и ситуации, которые человеку так или иначе нужно научиться использовать в процессах сборки, установления связей и других вариантах подготовки синтеза из готовых блоков. Применительно к теме глобального синтеза внутреннего мира и поиска своего места во внешнем мире (самоактуализация), всякая планета в третьем доме представляет в проработанном виде средство, а в непроработанном — препятствие для этого, что манифестируется соответствующим комплексом разорванности.
Солнце в третьем доме
И пора, наконец, решить, кем ты недоволен: собой, Творцом или мирозданием?
Вообще положение Солнца в доме показывает характер действий, которые нужно совершить человеку перед принятием принципиального решения, включающего в себя выбор типа «быть или не быть». В данном случае эти действия представляют собой различные согласования, отбор и стыковку элементов, которые впоследствии составят единый объект. При этом выбор может и не касаться прямо судьбы этого объекта — последний может быть лишь вспомогательным средством для осуществления выбора. Например, Солнце в третьем доме в Стрельце может дать популярного политика, объединяющего широкие массы избирателей в связи со своей радикальной политической программой, но отнюдь не только самой этой программой, а в первую очередь способностью в преддверии крупных перемен сочетать и согласовывать разнообразные и с виду непохожие мнения и предпочтения различных социальных групп и слоев.
Вызов судьбы в данном случае заключается в хладнокровной и компетентной сборке и стыковке в довольно напряженной и неопределенной ситуации — ведь выбор еще не произведен и в значительной мере зависит от качества в конечном итоге синтезируемого объекта, о котором в процессе сборки чаще всего мало что можно сказать и понять.
Комплекс разорванности (часто вытесненный) может в данном случае звучать, например, так: в любой ответственной ситуации, связанной с принципиальным выбором, я буквально распадаюсь на противоречивые куски, которые в принципе не могу собрать воедино.
Луна в третьем доме
Богу нужна забота человека в той же мере, что последнему — Божественная.
Если Солнце в третьем доме дает необходимость осуществления в процессе сборки принципиальных выборов, в частности, остро ставит проблему правильного отбора элементов будущего единого объекта, то Луна в третьем доме дает совершенно иной, гораздо более мягкий акцент на подготовке синтеза: здесь оказывается необходимой тактичная внешняя забота о будущем объекте, то есть инициатива сборки в большой степени как бы передается ему самому (точнее — его тонкому прототипу), а человек лишь поддерживает сами собой образующиеся связи, помогает стыковке очевидно соответствующих друг другу частей и т. д.
Другое значение аспекта заключается в том, что любая забота этого человека окажется связанной различными согласованиями и стыковками, за которыми будет просматриваться создание некоторого единого объекта, имеющего иногда прямое, а иногда косвенное отношение к предмету забот. Например, если третьедомная Луна станет ухаживать за больным, последний через некоторое время обнаружит себя в плотной и всеобъемлющей системе мероприятий, включающей все стороны его жизни и все тела.
Комплекс разорванности: я настолько противоречив, что сколько-нибудь адекватная забота обо мне в принципе неполна, а полная — где-то неадекватна.
Меркурий в третьем доме
Законы природы, открываемые человеком, в той же степени объединяют мир, в какой безжалостно его расчленяют.
Этот человек в процессе сборки и налаживания связей столкнется с трудностями, преодолеть которые ему поможет лишь обращение к принципам структуризации или поискам и проведению в жизнь определенных законов. Например, собираемых элементов и их способов сочетания может оказаться очень много и нужно будет как-то организовать их планомерный отсев и найти уточненные признаки, по которым можно будет их правильно компоновать друг с другом. Меркурий дает необходимость и (при проработке) эффективность научных в самом широком смысле методов, и этот аспект при Меркурии в Деве и Весах хорош для инженеров-конструкторов и химиков-синтетиков соответственно при Меркурии в Козероге — для физиков-теоретиков, а в Водолее — для психологов-теоретиков гештальт-терапии.
Наоборот, любые научные занятия, поиск законов и проведение их в жизнь у этого человека будут иметь, независимо от его желаний и намерений, характер третьего дома, то есть у него как бы помимо его воли будет происходить подготовка к синтезу некоторого универсального объекта, имеющего иногда прямое, а иногда косвенное отношение к его непосредственной деятельности.
Комплекс разорванности: закономерности и законы моей жизни не собирают, а рвут меня на части.
Венера в третьем доме
Уже который раз звонит по телефону моя ненаглядная.
У этого человека подготовка к синтезу идет сколько-нибудь успешно только в том случае, если на этот синтез имеется очевидная для самого человека Божья воля, проявляющаяся в Его благодати и любви. Отбор элементов для будущего объекта идет в этом случае очень просто: те из них, которые находятся в лучах благодати, подходят, а остальные — нет. Аналогично решаются и проблемы стыковки и установления связей: если транслируемой из пространства или через самого человека любви хватает, то стыковка идет как по волшебству, и связи образуются почти без его участия; если же любви не хватает, то никакие прямые усилия человека не помогают — или вовсе излишни.
С другой стороны, всякая благодать и любовь, возникающая в сердце человека или изливающаяся на него извне, имеет в виду (облегчает, благословляет) подготовку к некоторому синтезу, и для человека очень важно понять, что же он должен сделать, так как Божественные намеки в данном случае носят весьма косвенный характер — но за их игнорирование приходится впоследствии расплачиваться, и в первую очередь утратой благодати или, хуже, активизацией темного лика любви (особенно при сильной Венере).
Комплекс разорванности: любовь разрывает мое сердце и мою жизнь на несочетаемые куски.
Марс в третьем доме
Каламбур увеличивает производительность труда цензора вдвое.
Для этого человека подготовка любого синтеза переживается в первую очередь как работа, то есть деятельность по созданию определенных форм, в которых он принимает самое непосредственное участие. Это не значит, однако, что он как-то изменяет или переделывает исходные части и элементы — такая мысль чаще всего не приходит ему в голову. Формы, которыми он занимается, касаются способов сочетания частей будущего объекта, или это различные формы организации связей между его элементами.
В некотором смысле этот аспект противоположен предыдущему: там, где у Венеры в третьем доме стыковка происходит по воле Божьей, третьедомному Марсу нужны настойчивый труд и усилия. Начинающий астролог может в связи с этим задать вопрос: как же интерпретировать карту, где в третьем доме стоят обе эти планеты? Ответ звучит приблизительно так: в жизни этого человека при включении третьего дома всегда доминирует одна из этих планет (чаще та, которая в карте сильнее), а вторая служит фоном, и соответственно нужно строить свое поведение.
Влияние третьего дома на Марс выражается в том, что любая работа этого человека по созданию форм прямо или косвенно окажется подготовкой к некоторому синтезу, а к какому именно, можно пытаться понять потому, какие связи человек устанавливает по ходу своего труда, какие элементы сочетает друг с другом и т. д.
Комплекс разорванности: формы, в которых я пытаюсь разместиться, всегда где-то живут, а где-то жмут, а где-то чересчур свободны, несмотря на все мои усилия.
Юпитер в третьем доме
Что такое медитация? Процесс, противоположный реферированию.
Этому человеку в процессе подготовки синтеза придется проявить юпитерианские качества и энергии: все предусмотреть, обо всем подумать, позаботиться о полноте и всесторонности своих действий на каждом существенном этапе. Читатель не должен думать, что автор занимается дешевой агитацией типа: «Давайте, товарищи, работать дружно и качественно». Карма самым прямым образом потребует от человека указанных полноты и всесторонности — пока они не будут достигнуты, подготовка к синтезу попросту не сдвинется с места, то есть одни части почему-то не станут стыковаться с другими, нужных элементов будет хронически не хватать (а лишние зато в изобилии будут путаться под ногами, но избавиться от них почему-то не получится), так же как и необходимых связей между будущими очевидно зависимыми фрагментами синтезируемого объекта.
Влияние третьего дома на Юпитер скажется в специфической направленности его юпитерианской энергии; например, личная синтетическая философия этого человека будет им особенно интенсивно развиваться и применяться в ситуациях сборки, налаживания связей и т. п.
Комплекс разорванности: никакие мои усилия по обретению единства не оказываются достаточно широкими.
Сатурн в третьем доме
Заранее предупреждаю своего биографа: писать придется афоризмами.
Для этого человека подготовка синтеза всегда связана с личными испытаниями, часто трудными, когда он не уверен в себе и потенциально может многому научиться и индивидуализироваться — однако результат испытаний заранее не ясен, во всяком случае ему самому. Соединение частей будущего объекта в данном случае чревато неожиданностями и, возможно, неприятностями — человеку кажется (и не без оснований), что они могут оказаться чем-то заряженными, и тогда при их приближении могут возникнуть разные эффекты: резкое прилипание, электрический разряд, или даже взаимная аннигиляция, и как это повлияет на него самого, заранее неизвестно. То же относится и к налаживанию связей: иногда при этом возникают непонятные побочные эффекты, в том числе имеющие отношение к нему лично, и нужно все это осваивать, постигать и разбираться.
На низком уровне проработки Сатурн дает фобию в соответствующем доме, но целиком уйти от проблем стыковки, сборки и т. п. человеку не удастся; ему нужно стараться, кроме по большей части воображаемых опасностей, искать здесь интерес, а главное — свою необходимость и незаменимость для мира.
Комплекс разорванности: все мои попытки собрать что-либо в единое целое или собраться самому на практике терпят поражение.
Глава 6
ПЕРЕХОД ОТ АДЖНЫ К САХАСРАРЕ, или ВТОРОЙ ДОМ
Ключевые слова: адаптация к среде; обкатка; контролируемые испытания готового объекта; апробация; установление обмена и связей со средой; выработка этики; гид.
«Над головой твоей, далекий правнук мой,
Я в небе пролечу, как медленная птица,
Я вспыхну над тобой, как бледная зарница,
Как летний дождь прольюсь, сверкая над травой»
(Н. Заболоцкий)
Если третий дом означает процесс сборки объекта, то второй символизирует, например, операцию его продажи потребителю — как вариант перехода к полностью независимому существованию в среде. Второй дом торжествует во время покупки домохозяйкой универсального кухонного комбайна, способного выполнять любые — с точки зрения производителя — технические операции, необходимые при приготовлении пищи, включая чистку и резку лука, разделку мяса, перемешивание теста и последующее выпекание пирога. Однако хозяйку интересуют не только спектр возможностей, но также удобство и простота эксплуатации агрегата, и, не в последнюю очередь, его размеры и цена, и талантливый продавец, помогая ей проработать трудную втородомную ситуацию, не только быстро обучит ее основным приемам эксплуатации, но и доходчиво объяснит, насколько машина — по отношению к объему ее возможностей — занимает на кухне мало места и как она дешева по сравнению с аналогичной продукцией конкурирующих фирм.
В науке второй дом обозначается словом апробация, которое обычно относится к уже написанной, но еще не защищенной на ученом совете диссертации, проходящей, так сказать, предварительную обкатку на менее ответственных для диссертанта мероприятиях — например, в виде сообщений на конференциях, научных семинарах и т. п. При этом имеется в виду, что диссертация в целом уже готова к защите, а вот соискатель — не вполне, и ему предоставляется возможность прорепетировать ответы на каверзные вопросы, выучиться благодарить за критику и кланяться в заключение.
Аджновский объект по своей идее является универсальным — не в том смысле, что все может сделать, а в том, что все способен выдержать. Другими словами, он рассчитан на самостоятельное существование в определенной окружающей среде и должен быть готов войти в настолько тесное взаимодействие с ней, что она полностью как бы растворит его в себе, то есть включит в гомеостаз и перестанет считать сколько-нибудь инородным телом.
Разумеется, так сразу это не получается, и процесс адаптации объекта к среде (то есть второй дом как таковой) может быть очень непростым, включая в себя два существенных момента. Первый из них состоит в установлении связей между объектом и средой, второй заключается в определенной трансформации (с точки зрения объекта) самой среды, которая оказывается в известной степени жертвенной, сама приспосабливаясь к объекту. Сам же объект, находясь в рамках второго дома, существенно не меняется: он лишь учится функционировать в пределах внешнего мира, устанавливая с ним многочисленные связи, занимая место в различных процессах и демонстрируя при этом те свойства, качества и умения, которые были заложены в нем при его конструировании — в том числе и не предусмотренные заранее.
Яркий пример ситуации второго дома — рождение второго ребенка в адекватной среде, где его окружают мамки (то есть кормилицы) и няньки, вооруженные многочисленными пеленками, подгузниками, свивальниками, погремушками и прочими младенческими усладами. Конечно, момент рождения как разрушения основных структур матки и перерезания пуповины идет под восьмым домом, но начиная с первого самостоятельного входа здоровый ребенок может рассматриваться как по идее полностью приспособленное к жизни в окружающей его среде существо. Выражение «окружающая среда» в данном случае носит не только природный (то есть лес, горы, небо, звезды), а еще и биологический смысл (включая материнские внимание и грудь), но не более того. Безусловные (хватательный, сосательный, глотательный и прочие) рефлексы в сочетании с заботой окружающих дают младенцу возможность совершенно адекватной адаптации к внешнему миру, причем последний, насколько это касается ребенка, послушно разворачивается ему навстречу. Видимо, апробация основных жизненных систем новорожденного идет около сорока дней (традиционный срок, после которого ребенок переходит в состояние младенца) и присутствие в это время около него ангела-хранителя, споспешествующего успешному протеканию процессов второго дома, в это время особенно ощутимо.
Отличие второго дома от первого заключается в том, что от объекта под первым домом среда не ждет ничего конкретного — она обеспечивает ему все необходимые условия для самовыражения и принимает последнее в любом виде.
Что же касается объекта под вторым домом, то здесь ситуация в некотором смысле противоположна: среда заранее готовит для объекта определенную экологическую нишу, возлагая на него множество конкретных ожиданий, приблизительно соответствующих его природе и функциям, и как только включается второй дом, не замирает (в отличие от первого) в априорном восхищенном внимании, а начинает устанавливать с ним связи и всячески теребить, ожидая ответных действий и реакций в соответствии со своими априорными ожиданиями и, главное, актуальными потребностями.
Например, когда кинозвезда первой величины дает интервью телевизионной программе «У нас в гостях по субботам», у нее включается первый дом, и это означает, что она может, совершенно игнорируя ведущего, говорить о чем угодно, вспоминать истории из своего детства, делиться опытом приготовления творожной пасхи с миндалем и корицей или признаваться в любви к президенту своей страны. Однако если ученый высокого ранга приезжает на симпозиум по его узкой специальности и, прочитав свой доклад на заранее ожидаемую тему, начинает отвечать на вопросы своих коллег, у него включается второй дом: он должен защитить свою теорию или концепцию, и если он сумеет ответить по «гамбургскому счету» на актуальные практические вопросы и покажет, что его метод действительно способен заткнуть зияющие дыры в существовавшем до него лоскутном одеяле науки, то предлагаемая им концепция может претендовать на включение в современную (а может быть, и будущую) научную парадигму. Если же он, вообразив себя Чарли Чаплиным и Софией Лорен в одном лице, вместо того, чтобы отвечать по существу задаваемых вопросов, начнет рассказывать анекдоты и раздуваться от собственной важности (подменяя тем самым второй дом первым), то шансов на научный успех доклада у него не останется.
Включение второго дома может быть и постепенным (мама гуляет с малышом по дворику, потом по улице, берет его на загородные прогулки, в пеший поход с ночевкой, наконец, в трансгималайскую экспедицию), но чаще бывает все-таки резким: синтетическое бытие изолированного объекта кончается и он буквально погружается в нетерпеливо ждущую его прибытия реальность: автомобиль, сойдя с конвейера, начинает проходить обкатку; врач, окончив институт, поступает в ординатуру, молодые люди (с целью самовыражения или самопознания) устраивают публичные безобразия.
Последний пример довольно типичен для второго дома. Внешняя среда прекрасно понимает (чувствует), что включение второго дома — это еще далеко не окончание, то есть переход объекта на уровень сахасрары и слияние с ней, и рассматривает объект как своего рода талантливого юношу, уже владеющего известным мастерством, но еще не нашедшего ему адекватного приложения и потому не всегда и не во всем предсказуемого и соответствующего внешним ожиданиям. Другими словами, среда имеет в виду, что объект под вторым домом в любой момент может слегка «взбрыкнуть», и именно поэтому при нем имеется сопровождающее или присматривающее опытное лицо и надпись типа «обкатка», «начинающий водитель», «молодой специалист» или что-нибудь в таком роде. Второй дом кончается, когда эта надпись убирается, наставник (незаметно или со скандалом) удаляется и скидок со стороны внешнего мира на молодость и неопытность больше ждать не приходится.
Например, в период жизни нашей страны, который сейчас именуют застоем, а по мнению автора ему больше подходит эпитет «всесторонней заботы», существовало понятие молодого, или начинающего писателя (поэта), каковая характеристика вовсе не имела отношения к возрасту литературного дарования: можно было быть молодым и в сорок, и даже в шестьдесят лет, лишь бы официально объявленная со стороны партии и правительства опека над данным литератором не была почти столь же официально снимаема (то есть второй дом отменялся); означенная же мера применялась в двух разных, но достаточно редких случаях: либо литератор становился «всенародно известным», то есть попадал в соответствующий номенклатурный список и соответственно издавался и награждался, либо же, наоборот, полностью терял доверие начальства и подвергался остракизму (литературному или политическому, то есть перестал быть печатаемым или высылался из страны). Но как «народных», так и «антинародных» писателей оказывалось довольно мало, а всех остальных второй дом, то есть звание «молодых» и состояние казенно-присматриваемых, сопровождал до смерти.
* * *
Опасности и препятствия. Первая опасность, возникающая при включении второго дома, заключается в том, что человек (группа) этого не замечает или, заметив, тут же вытесняет в подсознание, или же сознательно игнорирует. Причины для подобного поведения имеются, и достаточно серьезные.
Аджновское состояние объекта превращает его как бы в пуп земли, подчеркнутый микрокосм, вокруг которого суетится большой услужливый макрокосм, то есть Вселенная. Окончание этого состояния и переход в хотя бы и заранее подготовленное, но достаточно уязвимое положение фрагмента внешней среды, настроенной к тому же далеко не так услужливо, как в прошлом, отчетливо ждущей от объекта определенных действий и активно входящей с ним в контакт, производит на него сильное и часто тревожное (вплоть до шока) впечатление, и объект, в порядке психологической самозащиты, может попытаться сделать вид, что вообще ничего не произошло и не происходит, и он как был в центре мироздания, ничего никому не обязанный, так в нем и остается. Что происходит в этом случае? Среда, не получив от объекта желаемых действий, в первую очередь в плане налаживания с ней контакта, активизируется в направлении объекта сама, уже в большой мере игнорируя гида объекта, специфического для второго дома и воспринимая объект как сахасрарный и при этом потенциально враждебный (поскольку он плохо в нее вписывается). Иногда после этого адаптация становится невозможной, то есть объект не проходит испытания, а иногда он вытесняется другим, может быть, и худшим по своим характеристикам, но более склонным к взаимодействию со средой, позиция которой в этой ситуации часто выглядит так: «Лучше, чтобы плохой объект работал как-то, чем хороший — никак». Или, как выразилась героиня песни Галича: «А что с чужим живу — так своего-то нет».
Здесь нужно иметь в виду очень важное обстоятельство: в ситуации второго дома активности объекта в среде требует на самом деле не она, а гид объекта, или, на метафизическом уровне, Мировой Разум, и среда в конечном счете выступает здесь как жертвенная структура, своего рода полигон, на котором объект проходит контролируемые испытания с целью его дальнейшего совершенствования — но уже не как такового, а с целью обучения функционирования в рамках и условиях будущей самостоятельной жизни во внешнем мире. Поэтому то, что объект воспринимает как повышенный интерес к нему со стороны внешней среды не есть следствие его необходимости для ее дальнейшего существования — во всех ночных (то есть первых шести) домах среда играет скорее жертвенную роль, то есть на ее энергии и информации объект развивается и совершенствуется, уменьшая свою и увеличивая ее энтропию.
Итак, первой ошибкой (и большой опасностью) для объекта является игнорирование включения второго дома. Второй, в некотором роде противоположной ошибкой служит другое игнорирование второго дома — когда он игнорируется как переходный и учебный процесс, и объект сразу пытается вести себя так, словно он уже полностью адаптировался к среде и ей совершенно адекватен, то есть уже находится на уровне сахасрары. При этом отвергается помощь гида и окружающая среда рассматривается как полностью «своя», и никаких специфических для адаптационного периода скидок объект от нее не ждет.
К чему приводит такое отношение, знает любой человек, пытавшийся прилететь в горы на самолете и тут же без акклиматизации взойти на вершину. Такие «герои» причиняют массу неприятностей не только своим товарищам по восхождению, но нередко и спасательным группам. То же относится и к так называемым «выходам в астрал», вызыванию духов и контактам с летающими тарелками: пока человек не готов духовно к столь высоким нагрузкам на свой организм, ему лучше держаться от «сеансов» и т. п. подальше, но даже когда он ощущает в себе эту готовность, первые (а также вторые, третьи и четвертые) «контакты» можно осуществлять лишь под четким контролем гида, который будет надежно защищать человека в весьма уязвимом трансовом и полутрансовом состоянии сознания от агрессивности астральных, ментальных и более тонких хищников.
Основная трудность второго дома — выработка правильной этики поведения объекта в среде, или поиск нужного информационно-энергетического баланса с ней. Объект должен научиться брать энергию и информацию из среды в том виде, как они оттуда поступают, и отдавать обратного то, что он может выдать, но не по принципу «на Тебе, Боже, что нам не гоже», а в том виде и в тех ситуациях, как и когда это нужно среде. При этом то, что объект берет из среды, для нее вполне ощутимая потеря, а то, что он ей возвращает, в основном условно-символично (так трехлетняя девочка помогает маме стирать), но все-таки оно может соответствовать потребностям среды, а может не соответствовать, и здесь разница принципиальна — но не для среды, а для объекта.
Этика, то есть общие правила, регулирующие поведение объекта в среде и его с ней обмены, это нечто принципиально новое для него, так как на аджновской фазе ничего похожего просто нет. Поэтому здесь роль гида особенно важна, и человек должен слушать его особенно внимательно. Эта ситуация встречается почти во всех волшебных сказках, когда герой только-только появляется в Тридевятом Царстве. Частично роль гида исполняет его внутренний голос или знание (откуда, например, Ивану-царевичу известно правильное обращение-заклинание к избушке «встань к лесу задом, ко мне передом»?), частично — встреченные по дороге мелкие зверушки или «случайные» знакомцы — но их слова и предупреждения нужно суметь услышать и воспринять как руководящие. В отличие от главного героя, его соперники (например, старшие братья) не слышат своего гида или не придают значения его рекомендациям — и в конечном счете не вписываются в обучающую реальность волшебного Царства. Для сюжетов волшебных сказок очень характерна тщательная проработка ситуаций второго дома, в которых необходимая этика манифестируется слушателю ярко и подробно, и характерно, что при нахождении правильного баланса от героя требуется гораздо меньше, чем он в итоге получает: ну подумаешь, в сущности, какая ерунда: пожалел зайца, защитил птенчиков от змеи — а какие могущественные силы начинают ему после этого преданно служить и каких грандиозных результатов он с их помощью достигает: жар-птица, заморская жена-царевна, полновесное царство для мудрого управления. Этот положительный для героя дисбаланс характерен для обучения под руководством гида (конек-горбунок, серый волк и т. д.) и кончается с включением второго дома и концом сказки — дальше герой живет, видимо, как и все прочие, в энергетическом равновесии со средой — пока у него не включаются дневные дома (то есть с седьмого по двенадцатый).
* * *
Второй дом в жизни пары может проявляться довольно остро, пока партнеры не усвоят золотое правило: если один из них заявил (словом или делом) себя как законченный объект, то другой должен стать для него средой. Например, супружеский диалог типа: «Ах, как я устал» — «А я работала не меньше тебя и к тому же женщина» — совершенно некорректен, даже если дама права по существу, поскольку ее ответ разрушает созданную мужем картину мира, где ей предназначено место сочувствующей и поддерживающей среды. Если эта ипостась жену по каким-либо причинам не устраивает, она может показать это мужу, не выходя из предлагаемой им реальности и производя тем самым в парном эгрегоре в целом гораздо меньшие разрушения: «Отдохни, дорогой, и поешь, а я пока поболтаю с подругой».
Второй дом в жизни пары может проявляться в следующих вариантах: один партнер как микрокосм, а второй как окружающая и обучающая среда; пара как микрокосм, а внешний мир как окружающая среда, к которой пара должна приспосабливаться; пара как микрокосм, а внешняя среда в виде парного эгрегора, испытывающего пару и отрабатывающего у нее этику поведения как друг с другом, так и по отношению к нему непосредственно. Любой практикующий астролог часто сталкивается с такой женской просьбой: помогите удержать мужа, который увлекся другой. Распространенный в данном случае психологический совет заключается в том, чтобы женщина переменила свое поведение и стала создавать для мужа более благоприятную среду: меньше ругала по мелочам, красила губы и избегала вопросов с пристрастием с последующими сценами ревности. Еще более эффективным (но и трудным по исполнению) будет решение женщины не создавать мужу среду, а стать ею самой — тогда, в силу свойственной супружеским парам магии, второй дом станет над ее мужем тотально, и очень скоро любовница окажется на роли отрицательного женского персонажа сказки, испытывающего его терпение наподобие злой мачехи-колдуньи — если только эта роль не занята уже слишком прочно самой женщиной.
В жизни семьи второй дом актуализирует проблемы выработки внутренней и внешней этики, то есть поведения домочадцев как внутри семьи, так и вне нее, но в связи с семейными интересами, когда семья представляется законченным объектом, адаптирующимся к остальному миру. Как правило, роль гида (которого иногда слушают, но чаще игнорируют) в семье играет всегда один и тот же человек, находящийся в ситуациях второго дома на самом сильном канале семейного эгрегора, то есть как бы являющийся его пророком.
Проработанный второй дом дает взыскательную, но априорно доброжелательную семью, готовую устроить квалифицированную апробацию любому выработанному умению любого своего члена. Например, семейный совет может заслушать отчет отца о проделанной за месяц работе (как на службе, так и в огороде), оценить качество правильного произношения младшего сына и выпускного сочинения старшего. Во внешнем мире такая семья воспринимается как энергичная, но контактная: с ней можно (и интересно) иметь дело. Мама сумеет устроить ребенка в элитарную школу, а он не будет слишком зазнаваться перед сверстниками, даже если его отец очень богат.
На низком же уровне проработки второго дома семья с большим трудом и скрипом вписывается в новую для себя обстановку, постоянно оказывается не комильфо. Внутри нее тоже живется непросто и словно холодновато, то есть семья как среда плохо адаптируется к своим членам как отдельным и независимым субъектам (и они, в свою очередь, не больно уважают семейный эгрегор и друг друга).
В жизни государства ситуации второго дома выражаются в его заинтересованном внимании к тем или иным нестандартным законченным проектам организациям, которые, как грибы, словно сами по себе время от времени появляются на казенном горизонте. Этика государства это не столько его законодательство, сколько принципы, которыми реально руководствуются чиновники и служащие, проводя законы и распоряжения госаппарата в жизнь. Включение второго дома это, таким образом, ситуации, когда живая жизнь решительно не влезает в установленные рамки, и методы управления ею волей-неволей приходится менять. Иногда это сопровождается изменениями в законодательстве и Конституции, иногда нет, но некоторая неуверенность властей и их оглядка на широкую общественность чувствуется весьма отчетливо.
Гармоничный второй дом дает государство, настроенное в целом терпимо к своим соседям, стремящееся избегать военных конфликтов и добивающееся гораздо большего в процессе мирных переговоров. Если же оно воюет и чувствует, что перевес не на его стороне, то найдет способ сдаться победителю так, чтобы он его не разграбил, а контрибуцию частично заплатят союзники, а частично она пойдет в длинную рассрочку.
Второй дом в жизни фирмы активен, например, в ситуациях освоения ею рынка, когда она, состоявшись как производитель, начинает предлагать свои товары потребителю и различным торговым фирмам, вступает в конкурентную борьбу, ищет оптовые заказы и т. д. Во внутренней жизни фирмы включение второго дома часто сопровождается возникновением деликатной этической ситуации, не предусмотренной этическим кодексом, принятым в ее коллективе — например, выходящим за определенные рамки ростом влияния одного из подразделений, необычным перераспределением каналов административной власти или просто слишком сильным скандалом в коллективе, который не удается замять. Все это означает, что эгрегор фирмы ставит ее сотрудников перед необходимостью перестроить чересчур замкнутую на себя внутреннюю этику и по-другому строить свои отношения друг с другом и со своей работой. В поисках выхода из такой ситуации часто возникают качественно новые контакты между сотрудниками и подразделениями, а также между фирмой и внешним миром. Ошибкой со стороны дирекции было бы настаивать на поиске выхода из ситуации в рамках устоявшихся методов или «закручиванием гаек» с целью повышения единства коллектива по схеме: зачинщиков бунта бить кнутом на конюшне, сочувствовавших им понизить на три месяца в должности, а всех остальных лишить премии, «чтоб знали».
Ситуация второго дома в книге — это выход уже описанного со всех сторон героя «во чисто поле», где ему предстоит столкнуться с жизнью во всей ее красе и показать, на что он способен. Второй дом управляет именно первыми шагами героя в среде; как только он чуть-чуть осваивается, так что читателю становится в общем понятно, чего от него можно ждать и какие неприятности ему могут грозить, второй дом заканчивается. Талантливый писатель отличается тем, что именно в этих ситуациях показывает (явно или, лучше, косвенно) формирование этики героя, например, столкновение воспитанных в нем прежде убеждений с новой для него реальностью внешнего мира. Тонкость здесь заключается в том, что ситуации второго дома в чем-то обязательно немного сдвинуты, отстранены, сказочны: герою в том или ином виде должен помогать гид, а внешней среде необходимо принять вид отчасти испытательного стенда — оставаясь при этом как бы совершенно естественной и привычной читателю. Планеты второго дома покажут силы и ситуации, проявляющиеся в адаптации героя к среде, а положение второго дома в Зодиаке — материал, на котором она в первую очередь будет проходить и где он скорее всего споткнется.
* * *
Сильный второй дом дает человека, которому интересно заниматься практикой — точнее, испытывать на практике новые объекты. Это относится и к нему самому; например, овладев каким-то умением или методикой, он не успокоится, пока не применит их в жизни, хотя бы это оказалось совсем не просто.
Сам по себе объект в том виде, как он представлен на выставке или в магазине, для этого человека мертв, и ему хочется его оживить, погрузив в среду и научив там существовать — выполняя тем самым функции гида. Однако перед тем, как успешно действовать во внешнем мире, ему нужно провести непростую работу во внутреннем — выработать свою, очень индивидуальную этику, и почувствовать интонации собственного гида — внутреннего голоса, помогающего ориентироваться в незнакомой обстановке и определять свои права и обязательства в ней.
Этому человеку важно понять, что для него адаптация к любой внезапно изменившейся среде (а также адаптация к неизменной среде после существенных изменений) есть очень ответственный процесс, где цена ошибки довольно высока, хотя это и не сразу очевидно. В частности, для него чрезвычайно важно в ситуациях второго дома не подменять его первым (что приводит к игнорированию среды) и шестым (среду нельзя воспринимать как объект обработки).
Слабый второй дом дает человека, для которого не характерны проблемы адаптации к среде: чаще всего он живет от нее несколько удаленно, как бы за надежными крепостными стенами — в отличие от человека с сильным вторым домом, которого можно уподобить страннику или кочевнику. Увидев на выставке красивую импортную автомашину, он не задается в первую очередь вопросом, сколько может она пройти по отечественным дорогам, в глубине подсознания считая, что производителю виднее, из какого материала делать шины и какое давление в камерах оптимально.
Для него нетипично состояние щенка, брошенного хозяином в воду, и в роли этого хозяина он также стремится не выступать. Тем не менее, в какие-то моменты этические проблемы перед ним встают, и ему важно научиться видеть свой пусть не очень выразительный, но для всех без исключения людей ответственный второй дом, особенно когда он включается на материале транзитного потока, соответствующего положению этого дома в Зодиаке — здесь его проработка необходима.
Гармоничный второй дом дает человеку способность легко и органично вписываться в новую для него среду. У него, как правило, имеется отчетливый внутренний гид, который для надежности дублирован внешними, а кроме того, этот человек, как правило, ощущает внешнюю среду, к которой он должен приспособиться, как априорно доброжелательную и снисходительную к его промахам и упущениям — что совершенно естественно, ведь он еще только учится!
Выработка этики поведения в новой среде идет у него как бы сама собой, он практически не замечает этого процесса, но действует до поры до времени безошибочно. Соблазном здесь является занижение своих обязательств перед средой и слишком непринужденное принятие ее даров и услуг — вроде иначе и быть не может. Такого рода «естественная» неблагодарность со временем превращается в устойчивую привычку паразитизма за счет осваиваемой среды, осознать которую и тем более избавиться от которой очень трудно.
Издалека кажется, что этому человеку постоянно везет, деньги и удача сами плывут ему в руки при встрече с любой новой реальностью, словно та платит ему дань. Однако стоит присмотреться повнимательнее — какова дальнейшая судьба этой дани?
Пораженный второй дом дает большие и очень непросто решаемые проблемы адаптации человека к окружающей среде. Часто она кажется ему враждебной, агрессивной, не понимающей его возможностей и требующей от него того, что он в принципе не способен ей дать. Со временем он, правда, склонен признавать ошибочным многое в своем поведении, но гораздо труднее оказывается осознать неправильность общей этики, то есть главных установок и принципов, регулирующих его отношения со средой.
Субъективная трудность заключается еще и в том, что когда адаптация к среде, хуже или лучше, заканчивается, то второй дом выключается и человек может вполне успешно выйти (в чем-то) на уровень сахасрары и релаксироваться как часть уже знакомой среды. Однако как только он существенно изменится сам или изменится среда (а это при поражении второго дома бывает достаточно часто), все проблемы актуализируются снова, теперь уже на свежем материале.
Проработка идет в первую очередь через внимание к голосу своего гида (который в данном случае не так легко услышать и который дает далеко не всегда приятные указания) и понимание того, что испытания, предлагаемые средой, нужны в первую очередь мне самому, чтобы я на практике понял и закрепил как часть своей этической системы то, что без соответствующих испытаний и опыта никогда бы не заметил и не вообразил.
Второй дом в знаках
Положение второго дома в Зодиаке покажет, на каком транзитном потоке обязательно будут акцентированы процессы адаптации человека к новой для него среде и с какими специфическими трудностями он при этом столкнется. Эта адаптация всегда сопряжена с выработкой этики, то есть некоторого свода правил и принципов, которыми человек должен руководствоваться при взаимодействии со средой. Любая внешняя ситуация обкатки какого-либо нового объекта, то есть его апробации в условиях, близких к полевым, отзывается в организме человека обкаткой той или иной вновь сформированной части транзитного канала, управляемого вторым домом: в некотором роде первая служит символом второй.
Второй дом в Овне,
или на нисходящем буддхиальном потоке
Как судьба награждает человека? Черт готовит приказ, а Бог его не глядя визирует.
Сложности адаптации к новой окружающей среде сопряжены у этого человека с экзистенциальными кризисами, когда вдохновенно начинавшаяся жизненная программа или чрезвычайно ярко провозгласившая себя жизненная позиция, сталкиваясь с другими программами и позициями, обнаруживают свою несостоятельность или просто неспособность к нормальному сосуществованию в душе человека с себе подобными. Таким образом, «окружающая среда», как бы она ни выглядела номинально, всегда (чаще всего бессознательно) ассоциируется человеком с его собственным буддхиальным телом, а объект, к ней приспосабливающийся — с Боговдохновенной ценностью или Богом же посланной программой (например, талантом), которую нужно реализовывать. Если эта реализация проходит успешно (в первую очередь во внутреннем мире), то успешно проходит и адаптация человека к внешним условиям и обстоятельствам: он слышит голос гида и правильно формирует внутреннюю, а затем и внешнюю этику. Низкий уровень проработки аспекта дает некоторые тонкие (буддхиальные) этические нарушения — например, человек изменяет «всего лишь» собственной миссии, не оказывая посланным ею ценностям поддержки в плане адаптации в его экзистенциальной картине мира — а такие обстоятельства видимы со стороны лишь очень ясным духовным взором. Однако следствием будет искажение энергетики и временами тяжелые болезни буддхиального тела, что, конечно, скажется и на более плотных.
Второй дом в Тельце,
или на нисходящем каузальном потоке
Не умея поставить точку, как справишься ты с запятыми?
Для этого человека адаптация в среде всегда прямо связана с его адаптацией в каузальном потоке — и в первую очередь с тем, как он реализует буддхиальные трансляции, пришедшие через канал Тельца в виде только начинающихся, но очевидно значимых цепочек событий. Если ему удается выработать этику поведения, при которой эти цепочки адекватно вписываются в жизнь каузального тела, то и все остальные проблемы адаптации к новым условиям (на всех телах) решаются гораздо легче.
Специфика аспекта заключается в том, что весь каузальный план, то есть событийный жизненный поток, словно постоянно ждет от этого человека чего-то, и он чувствует себя как молодой специалист, что-то умеющий, но плохо представляющий себе, как это можно применить на практике. Это «что-то» имеет однако, весьма тонкий характер: аспект дает умение завершать каузальные цепочки, приспосабливая их к общему событийному течению. Другими словами, этот человек откуда-то знает, где и когда нужно поставить точку, и как именно подвести тот или иной сюжет к желаемому благополучному или злополучному разрешению — и не ссылается при этом на «объективные» препятствия. Однако каким образом он использует этот свой талант и какую вырабатывает при этом этику и культуру каузального тела, зависит не от гороскопа, а от него самого.
Второй дом в Близнецах,
или на нисходящем ментальном потоке
Предлагаю основать общество защиты мысли от человека.
Для этого человека адаптация к окружающей среде и обстоятельствам — в первую очередь ментальная проблема; по крайней мере, ему кажется, что решать ее надлежит путем углубленных умственных рассмотрений, пищей для которых служат жизненные трудности. Эти рассмотрения, действительно, важны, но не с точки зрения своих плодов (о них речь в другом месте), а с позиций их включаемости в общую ментальную жизнь человека.
Проработка аспекта часто начинается с того, что человек ясно осознает, что для его успеха на любом практическом поприще необходимо ввести определенное этическое управление в процессы своего мышления; другими словами, хотя мысль, конечно, свободна как птица, но все же охотник выбирает, с кем ему работать: с коршуном, ястребом, соколом или стаей ворон. Есть мысли (точнее, ментальные медитации), имеющие особую важность как ментальные реакции на актуальные события, и эти медитации должны занять адекватное место в системе мышления человека и, более того, адекватно и своевременно закончиться, превратившись в астральные семена. Выработать соответствующие правила, то есть этику вписывания каузально-порожденных ментальных медитаций в рамки общей умственной жизни этому человеку помогает его гид, и ценность его рекомендаций такова, что они часто интересны и окружающим.
Второй дом в Раке,
или на нисходящем астральном потоке
Девочка-подросток втайне от всех красит свое лицо.
В спальню врывается оранжевый попугай.
Радостный младенец с громким чмоканьем сосет пустышку.
Из всех проблем адаптации для этого человека наиболее актуальна задача правильного отыгрывания в своем астральном теле эмоций, семена которых прилетают из ментального тела, то есть эмоциональных реакций на умственные установки и тупики.
Большинство людей считает (а в демократических странах это даже отражено в конституциях), что мышление — частное дело человека, а уж об эмоциях и говорить не приходится. Однако карме и высшему «я» есть, в отличие от демократического государства, дело до всего, чем человек обладает, и астральные медитации здесь не исключение. В этом обладатель аспекта убеждается на личном опыте, и о том же шепчет ему на ухо его гид: «Тщательно следи за своими эмоциями, вызванными ментальными стимулами, правильно располагай их среди прочих своих чувств, и следи за их своевременным и адекватным окончанием...» (далее следуют конкретные указания, чей характер зависит от обстоятельств; астролог может многое сказать по положению в гороскопе Луны и характеру и аспектам планет во втором доме).
Вообще астральная этика — очень деликатная и нужная наука, и учителями здесь могут быть люди со вторым домом в Раке и Скорпионе — но сначала им нужно освоить ее для себя, а потом научить остальных. Второй в Раке особенно тонко чувствует где и как нужно заканчивать эмоцию, чтобы последующая трансляция в эфирное тело была наиболее эффективной (или по крайней мере причиняла минимум вреда).
Второй дом во Льве,
или на нисходящем эфирном потоке
Либо жизнь идет мимо, либо приходится через нее проламываться.
Этот человек ситуации адаптации к окружающей среде переживает эфирно: у него кружится голова, скачет давление, по спине пробегают мурашки неизвестного происхождения, временами подташнивает и т. д. Но это, так сказать, общие эфирные реакции; возможны и специфические, связанные с нагрузками на те или иные конкретные эфирные (а затем и физические) органы: боль в сердце, неприятные ощущения в желудке, печени, кишках... Чем лучше этот человек учится правильно регулировать свои эфирно-эмоциональные реакции, адекватно вписывая их в свой общий энергетический фон, тем лучше пойдет у него обкатка любых объектов, в том числе и на остальных телах и планах.
Гид поможет человеку выработать правильную этику ведения и окончания эмоционально-вызванных биоэнергетических реакций, то есть адекватные способы их включения в свою эфирную жизнь; умение в этих отношениях слушать и в случае необходимости сдерживать себя, не только сэкономит человеку множество визитов к врачу, но и, вполне вероятно, со временем даст ему опыт, ценный и для многих других людей.
Второй дом в Деве,
или на транзитном физическом потоке
Лианы низшего «я» не следует рубить на себе.
Для этого человека проблема адаптации к новым условиям тесно связана с его правильным поведением на физическом плане, в частности, умением встроить в него циклы напряжение-расслабление и еда-переваривание пищи. Грубые проявления этого аспекта могут заключаться, например, в необъяснимых запорах (или расстройствах) при перемене внешних условий жизни, различных не снимаемых естественным образом мышечных напряжениях и т. д. Все это можно, конечно, лечить обычными медицинскими приемами, но они часто оказываются малоэффективными. Истинное значение, или кармический вызов этого аспекта гораздо тоньше. Этот человек должен выработать адекватную этику поведения в физическом теле и плане, то есть главные принципы, руководствуясь которыми, он будет организовывать эфирно-инициированные цепочки своих внешних и внутренних движений, вписывая их в общий комплекс своих пространственных перемещений (последние часто бывают инициированы не эфирно, а физическим планом или собственной инерцией частей тела). Конечно, эта этика в основном постигается интуитивно, но при серьезной проработке аспекта человек может выразить многие ее моменты в словах: в целях поддержания здоровья в условиях имеющихся нагрузок когда и какой лучше заниматься гимнастикой, когда хорошо нагрузить свои связки и суставы, а когда лучше дать им отдохнуть, какие продукты предпочтительнее в зависимости от сезона и других обстоятельств, и эти правила (не являясь, конечно, универсальными) могут оказаться полезны многим.
Второй дом в Весах,
или на восходящем эфирном потоке
А теперь скажите по совести: ну чем, кроме дивана, радует меня жизнь?
Этот человек будет адаптироваться в первую очередь на материале биоэнергетических медитаций, то есть разнообразных ощущений, в изобилии поставляемых его плотным телом. Однако главной целью адаптации будет (в отличие от второго дома во Льве) выращивание наиболее адекватных эфирной среде плодов, то есть итоговых биоэнергетических вибраций, поступающих впоследствии в астральное тело. Адекватность этих плодов ощущается человеком более чем определенно, и не только как очевидное улучшение настроения (оно будет лишь следствием), а как изысканное ощущение где-то на верхней грани того, что может дать плотное тело. Его испытывает мучимый жаждой человек через короткое время после того, как ему дали напиться чистой воды; так чувствуют себя влюбленные, обнявшиеся после долгой разлуки.
Второй дом — это то, что человек так или иначе должен постичь на практике, и в данном случае он постигает зависимость своего эмоционального фона от качества итогов проведения эфирных медитаций. Даже самые напряженные биоэнергетические состояния, включающие разнообразные неприятные ощущения и боли, можно проводить, выращивая несмотря ни на что прекрасные эфирные плоды — но для этого нужно хорошо овладеть весьма интимными программами подсознания, коренящимися в древней животной природе человека, и здесь мы ждем от обладателей аспекта практических рекомендаций и разработок — в первую очередь этического порядка.
Второй дом в Скорпионе,
или на восходящем астральном потоке
Отчаяние не есть отрицание надежды.
Отчаяние это отрицание жизни.
Этот человек проходит кармическую производственную практику, выращивая плоды — итоги эмоциональных медитаций. Вызов в данном случае заключается в том, чтобы суметь это сделать, так сказать, в полевых условиях, подвергаясь атакам злобных родственников (близких и далеких) и разнообразных астральных хищников, не имеющих, благодарение Господу, плотного тела.
Любая ситуация испытаний и обкатки готового к эксплуатации объекта, будь то поливальная машина или особенная программа подсознания, обязательно отзовется у этого человека эмоционально, и от того, насколько качественные плоды принесет эта эмоция, будут напрямую зависеть результаты основных испытаний. Вырабатываемая человеком этика проведения эмоциональных переживаний, особенно касающаяся формирования итоговых эмоций, чрезвычайно для него важна, а умение слушать голос гида, звучащий в этих ситуациях, понадобится при необходимости адаптации к изменившейся среде на любом плане.
Второй дом в Стрельце,
или на восходящем ментальном потоке
Путешествие называется далеким, если заставляет путешественника забыть свою цель.
Для этого человека успешная адаптация к среде в первую очередь связана с его умением следить за выращиванием ментальных плодов, адаптируя этот процесс к своей умственной жизни в целом. Это совсем не так просто, как может показаться, особенно в нашей цивилизации, пытающейся подменить ментальным телом и его умственными усилиями жизнь всего оккультного организма. Когда ментальные медитации рассматриваются как естественная среда, в которой живет цивилизованный человек, специфика ментальных плодов и остатков становится неотчетливой, поскольку окончательные выводы тут же становятся промежуточными (вместо того, чтобы, прекратив размышления, быть отправленными в канал Козерога), и ум снова и снова кружит по давно утоптанной площадке. Чем более трафаретно и замкнуто на себя мышление человека, тем труднее ему приспособить к нему живой процесс выращивания плодов на ментальных деревьях нового, ранее неизвестного вида — приблизительно в этом заключается кармический вызов второго дома в Стрельце. Этому человеку необходимо выработать особую этику мышления и, главное, формирования практических выводов в ситуации адаптации к незнакомой среде, и если он это сделает, то решатся многие его проблемы адаптации и на остальных планах.
Второй дом в Козероге,
или на восходящем каузальном потоке
А можешь ли ты выстроить себе дом из кирпичей чужого самомнения?
Необходимость адаптации к изменившимся условиям окружающей среды у этого человека акцентирует проблему выращивания каузальных плодов, точнее, выстраивание этого процесса в событийный поток человека в целом.
Сложность этого заключается в частности, в том, что каузальный поток (то есть плотная карма) имеет свои законы и вполне определенный ритм, нарушение которого создает такие сильные завихрения, что человеку становится уже не до выводов: как говорится, не до жиру — быть бы живу. С другой стороны, каузальное тело тоньше ментального, и поэтому адекватно помыслить его законы не удается, в основном они постигаются интуитивно и скорее ощущаются, чем описываются ментальными моделями. Тем не менее, второй дом в Козероге (кармически) требует от человека выработки не противостоящей общему течению событий его жизни этики, то есть системы определенных правил, по которым он будет делать экзистенциальные выводы из завершающихся цепочек событий. Здесь нужно научиться балансировать между двумя крайностями: с одной стороны, не отвергать полностью (как Богом данной!) своей жизни, с другой — не заниматься ее прямым или косвенным безоговорочным одобрением (попустительствуя тем самым своему низшему началу),но искать интересные и содержательные уроки, преподносимые жизнью данному человеку и только ему — и при проработке аспекта методы, которыми он будет пользоваться, окажутся полезными и многим другим.
Второй дом в Водолее,
или на восходящем буддхиальном потоке
Некоторым мудрецам удавалось расширить себе сознание больше, чем на 360°.
Для этого человека адаптация к среде требует в первую очередь душевных усилий, причем не простых, а в некотором смысле наитончайших — направленных на выращивание метаценностей, или итоговых ценностей, формирующихся как результат душевного развития в течение длительных периодов.
Вызов этого аспекта — успешное выращивание индивидуальных, то есть свойственных только данному человеку, метаценностей в буддхиальной среде, во многом занятой своими собственными процессами и зачастую очень мало помышляющей об атманическом и каузальном телах. Другими словами, буддхиальные медитации (тонкая карма) идут по своим законам, и пытаясь жить так, чтобы за уносящимися годами и десятилетиями оставался какой-то главный смысл, человеку нужно их учитывать, но, приспосабливаясь к ним, он в то же время должен стараться пронести и вырастить что-то очень свое, о чем можно будет поведать Богу (и только Ему), и Он внимательно, не отвлекаясь, выслушает и примет к Своему сведению исповедь человека.
Этика, которую человек должен выработать в течение жизни, относится в первую очередь к адаптации к его ценностным изменениям и усилиям по выращиванию тончайших плодов своей души — энергиям, становящимся духовной почвой, на которой растет цветок его миссии.
Второй дом в Рыбах,
или на транзитном атманическом потоке
Как совместить жизнь в Боге с этикой человека?
Этот человек (кармически) должен научиться адаптироваться к своим духовным процессам, уловить аромат роста и цветения своей миссии и, приспосабливаясь к ней, в какой-то мере познать правила чередования духовных тупиков и идеалов, смены которых активизируют в нем новые ценности, таланты и добродетели.
Смена идеалов или временное их выключение заставляет человека изменить способ видения его предназначения и жизни в целом, и вот к этим-то (чаще всего нелегким) переменам и должен научиться приспосабливаться рыбий второй дом, и не только приспосабливаться, но делать это так, чтобы, с одной стороны, не нанести большого ущерба цветку миссии, а с другой — сделать так, чтобы его отсыхающие листочки имели подходящую для переработки каналом Овна кондицию. На содержательном языке это означает, что идеалы время от времени, конечно, меняются, как и способ видения человеком своей жизни в целом, но хотелось бы, чтобы это оборачивалось не катастрофической перестройкой, а более или менее подготовленной и плавной сменой ценностной картины мира. Соответствующая этика, то есть правила корректного практического обращения с атманическим телом и планом, частично открываются человеку при проработке аспекта, хотя ему чаще всего очень трудно сформировать их в словах.
Планеты во втором доме
Планеты, находящиеся во втором доме, покажут, какие энергии нужно будет мобилизовать и какие ситуации проработать для успешной адаптации в среде как его самого, так и различных внешних и внутренних объектов, к которым он имеет отношение. Второе значение аспекта — влияние второго дома на планету, принцип которой будет включаться в непременном сопровождении ею типических ситуаций, и, следовательно, ее проработка неизбежно пойдет под аккомпанемент той или иной обкатки или апробации соответствующих энергий.
Планета во втором доме покажет силы, которые человеку необходимо найти в себе и употребить для адаптации, но априори он совершенно не уверен в том, что из этого что-нибудь получится. И действительно, он должен найти вполне определенную этику, которой следует подчинить эти силы, чтобы адаптация прошла успешно, а иначе и объекту, и окружающей среде не сдобровать. Непроработанный аспект дает специфические грубость и неуверенность в ситуациях адаптации и страх агрессии со стороны среды на энергиях соответствующей планеты.
Солнце во втором доме
Правильное положение «я» это точка, из которой одинаково хорошо просматриваются внешний и внутренний мир.
Адаптация этого человека к новой для него среде потребует от него достаточно решительного поведения, в частности, осуществления принципиального выбора типа «быть или не быть». Его искушением при сильном Солнце будет грубое навязывание среде правил игры, а при слабом — чрезмерная пассивность в ситуациях адаптации и нежелание осуществить выбор тогда, когда это совершенно необходимо. Проработка аспекта начинается с того, что человек берет ответственность в ситуациях адаптации полностью на себя (в частности, перестает проецировать ее на среду), учится слышать голос гида и уважать внешнюю реальность как своего учителя.
Влияние второго дома на Солнце скажется в том, что всякая подготовка к принципиальному выбору будет у этого человека иметь оттенок апробации того или иного объекта внешнего или внутреннего мира и приобретет этическое звучание. Другими словами, всякий его выбор задевает не вполне исследованную часть внешней среды и потому должен производиться не просто так, а следуя определенным правилам, которые человек должен сам выработать в течение жизни (кое-что о них подскажут аспекты Солнца и положение второго дома в гороскопе).
Комплекс среды: она хочет уничтожить меня целиком или частично при первой же возможности.
Луна во втором доме
Далеко за пустыней Безразличия и хребтом Эгоизма лежит мой оазис Личной Жизни.
Адаптация этого человека к среде требует включения энергии заботы, однако ему не всегда сразу ясно, кто о ком должен заботиться: он о ней или же наоборот. Во всяком случае, при включении ситуации второго дома этому человеку делается неуютно и возникает (иногда смутное) ощущение, что надо навести уют, кого-то обогреть, накормить и т. д. На низком уровне проработки этим «кем-то» оказывается сам человек, который начинает интенсивно заботиться о себе за счет окружающей среды, и при гармоничной Луне это может у него долгое время неплохо получаться.
Проработка аспекта обнаруживает, однако, скорее противоположную этику адаптации: сначала человеку следует думать о насущных нуждах среды, и потом тоже, а уж она сама в некоторый момент позаботится о нем.
С другой стороны, любая ситуация заботы (независимо от того, проявляет ее человек или принимает) будет связана у него с непростым приспособлением к окружающей среде и потребует выработки специальной этики: кому можно помогать, когда, каким образом, при каких условиях и т. д.
Комплекс среды: изменения в окружающей обстановке лишат меня необходимой мне заботы; при частичной проработке аспекта комплекс модифицируется: мне не удастся справиться на практике с задачей помощи всем нуждающимся.
Меркурий во втором доме
Адам, конечно, ел плоды с дерева познания, но он хотя бы не опрыскивал его ядохимикатами!
Для успешной адаптации к среде этому человеку придется прибегнуть к, так сказать, научному способу ее постижения и налаживания с ней связей и отношений: он (добровольно или принудительно) пытается установить законы, которым она подчиняется, или же наоборот, подчинить ее (и себя) определенным правилам, облегчающим адаптацию.
Этот аспект опасен соблазном наложения на среду предвзятых о ней представлений, в частности, априорно предполагаемых законов, которым она по идее должна подчиняться, и структур, которые для нее идеально подходят. Конечно, некоторые априорные соображения такого рода у человека могут быть, но ему следует помнить, что смысл второго дома это эмпирическая проверка, и во всяком случае не настаивать на своем, когда практика адаптации оказывается неудовлетворительной.
Проработка аспекта дает человеку возможность принять участие в разработке такого важного вопроса, как этика эмпирической науки. Не нужно думать, что запретив вивисекцию и ядерные испытания, люди закроют эту тему. Изучение природы должно быть очень тактичным и в любом случае санкционированным Планетарным Логосом — иначе мы имеем шанс погибнуть от собственной черной магии (в облике, скажем, научно-технической революции), как это по преданию случилось с цивилизацией Атлантиды.
Комплекс среды: она слишком хаотична и непредсказуема, и потому угрожает разрушением порядка и закона моего личного существования.
Венера во втором доме
По-настоящему добрым может считаться лишь человек, умеющий переводить это качество из внутреннего мира во внешний.
Этому человеку для адаптации в среде нужно увидеть и ощутить в ней Божественное присутствие... однако это легче сказать, чем сделать. Смысл аспекта заключается в том, что любовь, заключенная в человеке, должна пройти испытание в условиях, близких к полевым, но все же под наблюдением гида, который в трудных случаях подскажет, какая часть окружающей среды нуждается в любовном внимании человека и каком именно.
Вообще второй дом символизирует последнюю фазу развития планетного принципа, когда ее энергии в человеке уже полностью синтезированы и остается лишь научиться использовать их на практике, — но это тоже оказывается совсем не просто и требует выработки специальной этики. В данном случае этика касается взаимодействия любящего Бога в человеке и внешней (по отношению к этому Богу) среды. Говоря более конкретно, человек должен понять, что именно в среде нуждается именно в его любви (а не, скажем, заботе (Луна) или деятельном участии (Марс)) и дождаться, пока это что-то его любви не попросит, и дать ровно столько и ровно такого качества, сколько потребуется — чтобы не плодить паразитов и не нарушать энергетический баланс проявленного мира.
На низком уровне проработки человек просто-напросто ждет, а не дождавшись — требует от среды любви (так, как он ее понимает), а когда недопонимает, очень обижается на всех, кроме себя.
Комплекс среды: вся ее любовь идет мимо меня или причиняет одни страдания.
Марс во втором доме
Формируя себе среду, старайся о ней не забывать.
Адаптация этого человека к среде потребует от него больших усилий и конкретной работы — в отличие от предыдущего аспекта, где при должной любви она происходит словно по волшебству, сама собой. Человеку может казаться, что его работа нужна среде — но это чаще всего заблуждение. Главная его задача заключается в тестировании своих трудовых навыков в условиях, приближающихся к полевым, выработке правильной этики обращения с обрабатываемыми материалами и формами и совершенствовании умения слушать голос гида в ситуациях работы в изменившейся внешней среде. Типичная ситуация для Марса во втором доме, например, такая. Семилетний мальчик предлагает, приехав в гости к бабушке, помочь ей по хозяйству. — А что ты можешь сделать? — Давай, почищу картошку. — А ты уже умеешь? — Да. И вот он сидит перед пятью картофелинами и медленно, неуклюже, грязно и трудолюбиво их чистит.
Это довольно сложный, или, во всяком случае, беспокойный для его обладателя аспект, поскольку каждое свое новое умение, навык, технику человек пытается тут же приложить практически, и сталкивается зачастую с сильным ее сопротивлением; при этом важно преодолеть искушение как грубого навязывания среде своих действий и форм, так и попыток обиженного ухода под лозунгом: «не хочешь — не надо». В действительности «надо», но не среде, а самому человеку: научиться работать тонко и адекватно ее потребностям.
Комплекс среды: она хочет меня повредить или вовсе расчленить.
Юпитер во втором доме
Познавая самого себя, ты быстро поймешь, что начинать лучше с других.
Этот человек для успешной адаптации к среде должен проявить такие качества, как широту и всесторонность охвата; попутно выяснится, насколько приложима практически его энергия синтеза.
Включение второго дома переживается им в некотором роде тотально: ему кажется, что если окружающая среда меняется, то она меняется целиком, то есть на место старой приходит новая, ни в чем на прежнюю не похожая и требующая адаптации по всем фронтам сразу: так бывает, когда человек одновременно меняет специальность, жену и страну обитания.
Если говорить о нуждах среды — так, как она повернута к человеку — то ему кажется, что он должен думать сразу обо всех ее проблемах, как это делают экологи и градостроители. С другой стороны, аспект дает человеку очень сильное ощущение всестороннего внимания к нему со стороны среды — но понять, чего именно она от него ждет (и что предлагает), не так-то просто.
На низком уровне этот человек может быть очень тщеславен и склонен использовать всякое изменение как в себе, так и в среде для сбора чужого внимания — а такие возможности у него найдутся. Проработка идет в направлении переноса внимания на среду и ее потребности синтеза, практикуясь в котором, человек может научиться слышать голос гида и формировать единые объекты как вовне, так и внутри себя в трудных, непривычных и даже незнакомых внешних условиях.
Комплекс среды: она хочет от меня слишком много и грозит мне утратой цельности.
Сатурн во втором доме
Насколько же легче с тобой миру, пока ты есть — никто, и звать тебя — никак.
Для этого человека адаптация к среде носит характер личного испытания, в ходе которого он должен обрести индивидуальность, расширить сознание и обрести качественно новые способности. Эта адаптация проходит в подчеркнуто полевых условиях, когда внешняя помощь и поддержка сведены к минимуму и единственное, на что остается надеяться, это голос гида, диктующий, как правило, очень тонкую и своеобразную этику.
Изменившаяся среда поворачивается к человеку в первую очередь своей непонятной, неизведанной стороной, с непонятными законами и отношением к нему самому, но он, тем не менее, должен найти в ней свое место и понять и научиться исполнять возложенные на него обязанности.
Этот аспект часто дает страх, но в то же время и тайное желание перемен в окружающей среде, без которых человеку через некоторое время становится скучно и он чувствует, что не двигается в своем развитии и перестает чем-либо отличаться от всех остальных людей.
Комплекс среды: я боюсь, что не смогу ей соответствовать, поскольку это потребует от меня умений и качеств, которыми я очевидно не обладаю.
Глава 7
ПЕРЕХОД ОТ САХАСРАРЫ К АДЖНЕ, или СЕДЬМОЙ ДОМ
Ключевые слова: идентификация в среде; принятие вызова; оппозиция; противостояние; диссидентство; Главный Враг или Оппонент.
«Узнаю этот ветер, налетающий на траву,
под него ложащуюся, как под татарву.
Узнаю этот лист, в придорожную грязь
падающий, как обагренный князь».
(И. Бродский)
Эта глава открывает вторую часть книги, посвященную дневным домам (с седьмого по двенадцатый), которые представляют диалектические переходы сверху вниз, то есть с данного уровня на нижележащий. При этом объект теряет набранный при восхождении по дневным (то есть первым шести) домам информационно-энергетический потенциал и передает его среде; проблема же заключается в том, чтобы сделать это адекватно, то есть в соответствии с ее потребностями и возможностями объекта.
Таким образом, объект (в нашем тексте это часто человек) в этих ситуациях предстает в жертвенной роли — но это вовсе не значит, что он несчастен (так же как включение дневного дома, то есть ситуация жертвенности среды, вовсе не гарантирует счастья); более того, потребность в самых различных видах делиться с окружающим миром имеющимся потенциалом присуща, по-видимому, всем объектам без исключения, хотя манифестируется ими не всегда и порой достаточно тонко. Адекватно проведенная ситуация дневного дома во многих случаях переживается человеком как блаженная пустота и глубокое чувство, что он реализовался, отдав среде то, что у него было, но ему на самом деле не принадлежало — и его дар был принят. Наоборот, плохая проработка дневного дома приводит человека к ощущению богача, близящегося к смерти, и не имеющего, кому передать свои сокровища. Он тщетно ищет ответа на вопрос: зачем у меня все это? — и не находит, и его богатство отравляет его.
Психологически дневные дома переживаются не то что легче, но как бы яснее ночных, да и с социальной точки зрения они гораздо виднее и значимее. Люди с преобладанием планет в ночной полусфере в этом воплощении набирают потенциал, тратить который будут другие — а сами они, может быть, родятся с сильными дневными домами в следующий раз, когда им хочется больше помогать среде, чем совершенствоваться за ее счет. Однако не будем забывать, что отдать можно лишь то, что имеешь, и сколь бы ни были значительны кармические наработки человека и как бы впечатляюще ни стояли планеты у него над горизонтом (автор не связывает напрямую первое и второе!), все равно, как и полагается микрокосму, на половине своих транзитных потоков человек будет набирать свой потенциал, и соответствующая проработка ему так же необходима, как и в случае радостного (или горестного) спуска по дневным домам.
* * *
Седьмой дом означает идентификацию объекта в среде. Раньше, то есть до включения дома, он был благополучно в ней релаксирован, растворен, включен в ее информационно-энергетический обмен и находился на своем месте — и вдруг что-то случилось: он ощутил себя в чем-то инородным, не таким, каким всегда предполагалось ему быть и существовать.

<< Пред. стр.

стр. 3
(общее количество: 6)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>