<< Пред. стр.

стр. 4
(общее количество: 6)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Итак, первое ощущение, свойственное седьмому дому, — это отторжение объекта от среды и даже в известной степени противопоставление его ей. Объект под седьмым домом становится в известном смысле диссидентом, инакомыслящим, ею, так сказать, вскормленным и вдруг потерявшим чувство родства и дерзающим заявить свою независимость и особое мнение.
Так выглядит внешне негативный вариант включения седьмого дома. Внешне позитивная его разновидность выглядит как приглашение на подвиг: среда выделяет объект и предлагает ему решить ее проблему, которая в прежнем (сахасрарном) состоянии была бы для него неразрешимой. В качестве «помощи» среда предлагает по существу то же самое, то есть свое отторжение, но вместе с тем и возможность прояснения синтетический индивидуальности объекта.
Здесь нужно подчеркнуть различие между третьим и седьмым домами. Результатом обоих переходов является аджновское, отдельное бытие универсального объекта, но если в случае третьего дома этот объект создается заново (синтезируется), то в случае седьмого дома ничего не создается: объект лишь отделяется от среды и в противопоставлении ей обнаруживает свое уникальное и автономное бытие. Седьмой дом, таким образом, представляет собой процесс разрыва связей со средой и взятие на себя определенной роли, прямо связанной со способами идентификации. Например, поэт, восклицающий: «Вся современная мне поэзия — говно!» — безусловно выделяет себя из общего литературного процесса и среды, но одновременно как бы утверждает, что качество стихотворной продукции в его стране слишком низко и, главное, берется его радикально улучшить, показав на личном примере, как в действительности нужно писать стихи. Другими словами, указанный тезис вполне возможен (с диалектической точки зрения) в авторском предисловии к сборнику стихов, но совершенно неуместен, скажем, в профессиональном критическом разборе, имеющем цель прокомментировать, но не исправить, существующее в настоящий момент в поэзии положение вещей. Аналогично, великий философ Иммануил Кант в предисловии к одной из своих книг («Пролегомены») без ложной скромности пишет, что до него метафизика стояла на голове, а он пришел, чтобы поставить ее, наконец, на ноги — типичная заявка по седьмому дому.
Итак, седьмой дом означает ситуацию вызова, который объект бросает среде или она — ему; при этом неважно, кто бросает перчатку, а существенно лишь, чтобы она была поднята и поляризация объект-среда обозначилась. При этом происходит, с одной стороны, идентификация и индивидуализация объекта, с другой — обозначается некоторое совершенство среды, которое она к окончанию седьмого дома благополучно разрешает, осуществляя двойственный переход от аджны к сахасраре, то есть реализуя второй дом. Другими словами, за счет того, что данный объект выделяется из среды, принимает вызов и идентифицируется, какой-то другой объект благополучно адаптируется к среде (порой занимая прежнее место первого или его часть).
На низком уровне проработки (а часто и на среднем и даже на высоком) включение седьмого дома воспринимается и человеком и средой как возникновение отчетливого антагонизма. Человек ощущает, что он больше так (то есть как всегда) жить не может, что среда его буквально выталкивает, что он не такой, как все, и не в состоянии больше влачить унылую лямку привычного существования и пора, наконец, бросить вызов — и бросает его, а среда принимает, хотя часто не совсем так (или совсем не так), как имел в виду человек.
Тонкость ситуации седьмого дома заключается в том, что этот антагонизм в большей мере создан самой средой, то есть не так уж волен человек в своем выборе бунтовать — не бунтовать, и далеко не в той степени зависит от него способ противопоставления себя к среде, как ему может вначале показаться. Другими словами, чаще всего среда (судьба, карма, Божий промысел) выбирает его как субъект бунта и подкладывает ему в подсознание специфику бунтарских идей, но понять это человек обычно в состоянии лишь много позже. Крупной иллюзией является его впечатление, что диссидентство и прямое противостояние может ему что-то дать: в действительности его деятельность окажется жертвенной в интересах среды, и лучше понимать это с самого начала. Среда, включая объекту седьмой дом, как бы ставит его на прорыв — и внешне отделяется от него, но на самом деле, конечно, составляет с ним одно целое, как едины в поляризации плюс и минус. Зато в рамках этой поляризации, разорвав многие связи со средой и лишившись в ней привычного, адекватного себе места, объект обретает синтетическое единство и независимость, находя в этом для себя новые прелести.
* * *
Опасности и препятствия. Как и любой другой, седьмой дом включается во вполне определенные моменты, которые очень важно не пропустить — и не спутать его с другими домами. Противоположная опасность заключается в имитации ситуаций седьмого дома, когда он еще не созрел — тогда вызов окажется ложным, преждевременным и неадекватным и либо не будет принят средой, либо принесет и ей, и человеку одни неприятности. Если же человек, наоборот, не замечает включение седьмого дома, он может пропустить наиболее удачный момент для провозглашения своего диссидентства, и его вызов и свершения в результате окажутся куда мельче, чем он мог рассчитывать.
Надо сказать (вот автор и говорит), что очень редко встречаются люди, точно фиксирующие включение седьмого дома. Основная масса делится на его, так сказать, энтузиастов, чей кумир — Пылкий Боец, и, наоборот, нелюбителей, покровительствуемых Годящей Тихоней.
Пылкий Боец (типичный паразит седьмого дома) делает все, чтобы не дать человеку очень серьезно включиться в проблемы среды, и заставляет его вставать к ней в оппозицию по самым поверхностным и несущественным для обоих поводам. Кроме того, он провоцирует в человеке неуважение и агрессию против среды, иногда прямо: «Посмотри, как она примитивна, груба, пошла и вообще не соответствует твоему уровню, а к тому же еще чего-то нагло требует и вымогает, как будто ты ей чем-нибудь обязан!» — а иногда косвенно, указывая на опасности, от нее исходящие (наполовину выдуманные), ее коварство, неискренность и т. п. В результате подобных провокаций человек, чувствуя себя совершенным героем, начинает преждевременно ломиться в открытые двери, которые никто от него и не думал затворять, вступает в сражение с ветряными мельницами, принимая их за огнедышащего дракона и вообще создает гораздо больше шуму, чем реального вреда или пользы для среды и тем более самого себя. А когда седьмой дом в самом деле включается, силы человека уже на исходе, а главное — он уже не сможет встать в ту оппозицию к среде, которую ему на самом деле стоило бы занять.
Наоборот, Годящая Тихоня стоит на позиции: «А куда торопиться?» — имея в виду, что освоенное бытие в среде надежно и испытанно, а засвечиваться и начинать воевать с ней — дело пустое, и лучше его по возможности отложить — авось пронесет. Именно по ее поводу была сложена поговорка: «гром не грянет — мужик не перекрестится», хотя современная Тихоня и в этом грозном случае креститься не посоветует — ведь молния уже позади... Результатом Годящей Тихони будет то, что человек пропустит не только начало, но и добрую половину седьмого дома, не заметит того, что указующий перст среды (и судьбы) давно направлен в его сторону и надо как-то определить свою позицию, хотя, конечно, ох как не хочется записываться ни в бунтари, ни в диссиденты. Когда же это случается, то происходит уже помимо воли и выбора самого человека, причем в довольно грубой форме, и он начинает буквально воевать со средой, ее ненавидеть и обвинять во всех мыслимых и немыслимых грехах — однако поляризация уже произошла, и изменить ее характер очень трудно, если вообще возможно.
Очень важно не путать ситуаций седьмого и первого дома; психологически человек бывает к этому склонен, особенно если между этими домами есть планетарная оппозиция (то есть в карте есть по планете в каждом из этих домов, и эти планеты стоят в аспекте оппозиции). Как же это возможно?
Занимая особую, выделяющую его в среде и даже выталкивающую его из среды позицию, человек остро ощущает свое «я», как оно освобождается из-под власти среды и проявляется при этом как единое целое. И стоит ему забыть (или с самого начала не подозревать), что внутренняя, глубинная цель его деятельности — забота о среде (пусть даже в форме жесткого ей противостояния) и что единство его «я» обусловлено в данном случае исключительно особым поведением среды, как откуда ни возьмись появляется паразит-искуситель, специфический для седьмого дома и занимающийся переключением внимания человека на как бы первый! Этот паразит (Диссидент Самовластный) превращает работу по уточнению диссидентской позиции человека в не омраченное заботами и вниманием к среде самовыражение, когда занятие особой позиции и противопоставление себя среде происходят не исходя из ее интересов и надобностей, а по принципу «как моя левая нога захотела». Вариант этого паразита — Диссидент-Любитель, подменяющий седьмой дом пятым, то есть непринужденной игрой с окружающей средой, которая в данном случае к играм не особенно склонна, и человек через некоторое время сможет в этом наглядно убедиться.
* * *
Теперь рассмотрим проявления седьмого дома в групповых ситуациях.
Седьмой дом в жизни пары возникает в следующих вариантах: один из партнеров занимает особую позицию и противопоставляет себя другому как среде; пара выделяется из внешней реальности и в чем-то противопоставляет себя ей; пара бросает вызов парному эгрегору, воспринимаемому ею как внутренняя среда обитания.
В парных отношениях часто проявляется эффект, вообще характерный для седьмого дома — персонификация среды в том или ином объекте, который воплощает для человека ее противостояние и таким образом становится на низком уровне его Главным Врагом, а после некоторой проработки — Основным Оппонентом. Вполне естественно, что в данных отношениях эту роль часто исполняет партнер, и здесь мне очень важно понять, какая часть моего особого, оппозиционного отношения связана с его личностью, а какая является переносом на него антагонизма между мной и средой или между мной и парным эгрегором.
Проработка ситуаций противоречия между партнерами укрепляет парный эгрегор и через некоторое время он создает потенциально конструктивную оппозицию между парой и внешним миром: например, молодые супруги решают рожать и воспитывать своих детей не так, как это делали их родители и деды. Начинается эгрегориальная война, которая чаще всего кончается отселением молодой пары и ее обособлением, которое со всех сторон обозначает ее новые позиции, и пока аджновский уровень не достигнут, то есть не происходит эгрегориального размежевания по всем позициям (как нравственным, так и материальным), существенным для парного эгрегора, эта война не кончается.
Седьмой дом в жизни семьи, так же как и в жизни пары, может проявляться трояко: один из членов семьи (или целая группа) встает в оппозицию к остальным; семья в целом занимает особую позицию в социальной среде; семья начинает воевать сама с собой, то есть своим эгрегором. Строго говоря, третья ситуация всегда первична и если ее не разрешить в главных чертах на тонком плане, она со временем материализуется в первую или вторую, причем весьма неприятную для участников типа, когда противостояние оказывается преимущественно деструктивным для всех участников.
Таким образом, если отец семейства начинает вызывающе часто отсутствовать дома по вечерам, ссылаясь на неведомые «совещания», или мать, вместо того чтобы готовить семье завтраки, обеды и ужины, обкладывается учебниками астрологии и картами Таро и беспрерывно учит своих подозрительных новых знакомых, как нужно правильно изживать свою карму, нимало не напрягаясь болезнями собственных детей, то можно быть уверенным, что он (она) бросили вызов семейному эгрегору и хотят перестроить с ним свои отношения — может быть, взяв на себя новые обязанности, но предварительно пересмотрев старые; остается лишь понять, чего хочет от них семейный эгрегор: как внутри семьи, так и за ее пределами.
В жизни государства седьмой дом используется для идентификации в жизни общества, то есть в ситуациях, когда не вполне понятно, зачем оно есть и что делает, или, наоборот, когда его не устраивает его роль в обществе.
Часто включение седьмого дома производится идентификацией врага общества — внешнего или внутреннего; важно лишь, чтобы он воспринимался как Главный Враг, на которого можно спроецировать все недовольство народа как среды своим государственным устройством и конкретной властью. Седьмой дом, однако, есть лишь подготовка к будущей войне, а не сама война: его задача — вычленить в среде «врага» и обрисовать со всех сторон его контуры. В странах низкого эволюционного уровня «врага народа» как бы назначают, не спрашивая его мнения на этот счет: это могут быть инородцы (евреи), носители чужой идеологии, этнические группы, исповедующие иные религии и т. п. В более культурных обществах роль носителей седьмого дома берут на себя более или менее добровольно различные диссиденты, оппозиционные блоки и фракции в парламенте, забастовочные комитеты и особенно крутые рок-группы.
Мудрые государственные деятели умеют правильно и вовремя увидеть возникающую в обществе поляризацию и, умело нейтрализуя ее, не то что укрепить свое государство, но сделать его более органичным для народа. Пути, на которых это удобнее и эффективнее делать, определятся положением седьмого дома в Зодиаке, его планетами и их аспектами.
Седьмой дом в деятельности фирмы проявляется в различных поляризациях типа «мы-они», и хорошо, если эти противопоставления не становятся антагонистическими.
Вообще включение седьмого дома часто означает, что у фирмы не все в порядке: нарушено ее нормальное функционирование во внутренней или внешней среде, возник какой-то прорыв и его необходимо как-то заткнуть. Иногда (в зависимости от традиций фирмы) при этом в первую очередь отыскивается виновник, который становится козлом отпущения или врагом фирмы номер один. Более культурный вариант заключается в поиске добровольцев, которые возьмут на себя тяжесть отыскания и заделывания пробоины в трюме.
Иногда седьмой дом проявляется изнутри в виде диссидентских настроений того или иного сотрудника или подразделения, имеющих свое мнение, резко отличающееся от общепринятого. Правильная реакция администрации заключается в том, чтобы дать бунтарям некоторую автономию и попутно переложить на них тяжесть эгрегориальной поляризации, вызвавшей к жизни их особую позицию.
Седьмой дом в книге несет зачастую ее основную энергетическую нагрузку — это поляризация или антагонизм между героем и его оппонентом, так или иначе представляющим оппозиционную реакцию среды. В психологических повестях и романах в качестве оппонента часто выступает незримый демон, внутренний враг или враждебная позиция судьбы, никак не дающая герою добиваться поставленных целей. Этот внутренний враг (или злая судьба) воплощается в образе того или иного текущего Главного Врага (иногда это близкий родственник: брат, отец, жена, ребенок), победив которого, человек быстро получает аналогичного — или убеждается в своем психологическом поражении. В сказках и приключенческих романах под седьмым домом идет выбор злом своей жертвы — ею чаще всего оказывается герой или лицо, им опекаемое, — или, наоборот, личный выбор героя в ситуациях типа «добровольцы, шаг вперед». Адекватное окончание ситуации седьмого дома — обособление героя от окружающей среды и переход его в особое собранное состояние готовности ответить на социальный вызов — конструктивно или деструктивно, в зависимости от положения и аспектов седьмого дома в гороскопе книги (и, в некоторой степени, ее автора).
* * *
Сильный седьмой дом дает человека, которому не приходится скучать в окружающей среде: то ли он ее будоражит, то ли она постоянно обращает на него пристальное и заинтересованное внимание — разобраться трудно и далеко не всегда возможно. Во всяком случае, прожить в замке из слоновой кости ему не удастся и скорее всего не захочется.
На низком уровне проработки он будет часто воевать — вернее, становиться в позицию воина (насколько она окажется последовательной, уже другой вопрос). Ему очень важно не вставать в оппозицию по мелким поводам и раньше времени, то есть пока он не ощутит конструктивность и важность своего особого мнения — в первую очередь для среды, и лишь во вторую — для своего самоопределения.
При слабом первом доме у этого человека будет соблазн недооценки своих сил как оппонента; ему будет постоянно казаться, что его Главный Враг гораздо интереснее и сильнее него, хотя в действительности он как основной противник будет почти всегда сильнее своего партнера. В начале проработки весьма возможны поражения при слишком грубо-прямолинейном понимании своего диссидентства, но это не значит, что его следует сворачивать и полностью мириться со средой: на самом деле она все равно не пойдет на это, и человеку придется так или иначе искать более тонкие и в то же время адекватные потребностям среды способы своего противостояния и идентификации в ней.
Слабый седьмой дом дает человека, который не склонен идти против среды и иметь в ней особое мнение; комфортно ему там или нет, но он предпочитает старое, знакомое зло той неизвестности, которая ждет его, если он в чем-то противопоставит себя среде и тем самым начнет с ней противостояние.
Со своей стороны, среда редко удостаивает его своим пристальным вниманием и чаще всего дает ему возможность в себе растворяться. При слабом втором доме это дает чувство как бы ее отсутствия — живет себе человек и не думает ни о приспособлении к среде, ни о ее проблемах, и она как правило его и не тревожит — вариант яркого индивидуализма, но не воинственного порядка, особенно при сильном первом доме, когда человек как бы говорит окружающим: вот он я, разнообразный и интересный, и кому нравится на меня смотреть — пожалуйста, а остальных я не держу — и действительно не держит.
Проблема человека со слабым седьмым домом — ему порой становится скучновато, так как не хватает сильного партнера, или начинает надоедать равнодушие среды. Это, однако, означает, что он пропускает тихие просьбы окружающего мира принять участие в его трудностях и частично взять их на себя, выработав оригинальный или по крайней мере не общепринятый подход; в какой сфере его лучше искать, покажет транзитный поток, управляемый седьмым домом.
Гармоничный седьмой дом даст человека, который умеет выбирать себе Главного Врага и становиться в оппозицию к среде: так, чтобы с одной стороны не скучно жилось, а с другой — чтобы оппозиция не становилась чересчур напряженной; вообще это мастер компромисса.
Отношения этого человека со средой представляют собой сюжет несколько мультипликационного или опереточного свойства: Главный Враг прекрасно поет и танцует, а стены тюрьмы, куда его (Врага) кознями герой ненадолго попадает, сделаны из папье-маше, и раскрашены театральным художником в самые яркие тона.
Певцом гармоничного седьмого дома был Лев Толстой; даже в описании таких трагических сюжетов как война 1812 года и судьба Анны Карениной он изображал рок, выбирающий свои жертвы в весьма пристойном и приглаженном виде, заботился о том, чтобы всесторонне оправдать его выбор нехорошим поведением самих героев или компенсировал их, так сказать, авансом (музыка небесных сфер, услышанная Петей Ростовым в ночь перед гибелью).
Пораженный седьмой дом дает крайне неуживчивого в среде человека; он постоянно воюет со всеми (включая самого себя), противопоставляет себя обществу и его отдельным представителям где надо и где не надо. Кроме того, среда постоянно использует его по принципу «всякой бочке затычка», причем он в качестве затычки, как правило, оказывается сильно не по размеру, а бочки чаще оказываются с дегтем, чем с медом.
Певцом пораженного седьмого дома был Федор Достоевский, во всяком случае, в своих романах, написанных после каторги. Его герои прочно не вписываются в окружающий мир, до такой степени, что более чем склонны к убийству и, особенно, самоубийству: тень того и другого буквально витает над его романами как воплощение низшей октавы пораженного седьмого дома.
Проработка идет через преодоление примитивного антагонизма со средой и взятие на себя части ее проблем — а в первую очередь ответственности за них. Пока этого не произошло и пока (в данном случае весьма болезненный) процесс отделения человека от среды в независимую диссидентскую фигуру не состоялся, надеяться на мирное или хотя бы конфликтное разрешение антагонизма с ней не приходится, а фигура Главного Врага видится беспощадной, непримиримой и всесильной, хотя в действительности по отношению к окружающим человек чаще всего выступает в этих ролях сам.
Седьмой дом в знаках
Положение седьмого дома в Зодиаке покажет транзитный поток, на котором особенно ярко отражается противопоставление человека окружающей его среде. К числу основных проблем проработки этого потока относится правильное выделение плодов или остатков медитации соответствующего тела как в известном смысле противопоставленных теме этой медитации, или по крайней мере акцентируемых в ней как в среде. Если у человека есть Главный Враг, символизирующий среду в ее противостоянии с человеком, то взаимодействия человека с ним непременно отзовутся на соответствующем транзитном потоке, и по тому, каким это влияние окажется для организма в целом, человек может судить о правильности его взаимоотношений со средой.
Седьмой дом в Овне,
или на нисходящем буддхиальном потоке
Духовный свет следует располагать так, чтобы он не слепил глаза окружающим.
Идентификация этого человека в среде непосредственно связана с процессом согласования ценностей в ходе его жизни. Если внешняя среда отторгает его, выставляя если не врагом, то отщепенцем и ставя ему в вину то, что от него (по его мнению) очевидно не зависит, можно быть уверенным в том, что какая-то из его некогда вдохновенно приятных ценностей, пытаясь разместиться среди остальных, создала изрядную путаницу, в результате чего одна из его жизненных программ оказалась не реализуемой, хотя он еще к ней душевно привязан и хотел бы продолжать.
Проблема правильного самоопределения в среде, выработки специфики своей поляризации с ней, у этого человека решается в первую очередь на материале подготовки ценностных противоречий. Ценности всегда отчасти противоречивы, но ему нужно суметь организовать свою экзистенциальную картину мира так, чтобы одна из ценностей, как бы главная противостоящая остальным, олицетворяла собой его диссидентскую позицию во внешней среде, а остальные символизировали бы эту среду.
На низком уровне этот человек воюет со своим Главным Врагом всерьез, то есть на уровне жизненных позиций и главных программ, и старается посрамить его, обесценив его главные жизненные установки и крупные достижения и таланты.
Седьмой дом в Тельце,
или на нисходящем каузальном потоке
Ты только представь, что все люди, которым ты мешаешь жить, объединились!
Вызов среды этот человек получает через противоречия и тупики потока событий, и чем жестче и дисгармоничнее этот вызов, тем круче и путанее тот каузальный клубок, который ему сопутствует.
Таким образом, аккуратно отслеживая и организуя поток своих жизненных событий так, чтобы его неразрешимые напряжения и противоречия были наиболее конструктивными (и по возможности разрешимыми на ментальном или одном из более низких тел), человек способствует конструктивному оформлению своей особой позиции в среде и впоследствии противостоит органичным для себя способом. Специфика правильной расстановки каузальных антагонизмов может быть подсказана его складывающейся позицией в среде — и наоборот, если ему удастся уловить аналогию между сложностями развития каузального леса и своими принципиальными расхождениями со средой (практически сделать это часто легче, чем может показаться).
На низком уровне проработки аспекта человек склонен непримиримо сражаться со своим Главным Врагом (символизирующим для него оппозиционную часть среды), всячески ставя ему палки в колеса на уровне конкретных вредных поступков или интриг, заводящих того в событийный тупик.
Седьмой дом в Близнецах,
или на нисходящем ментальном потоке
Мир можно обдурить, но не перестроить.
Антагонизм со средой этот человек переживает в первую очередь ментально, и лучше всего ему в заключение сформулировать некий неразрешимый умственный парадокс, который отразит суть его диссидентской позиции и далее благополучно отправится в астральное тело. Неразрешимые парадоксы, тупики и антагонизмы данного тела формируют программу развития нижележащего, поэтому их нужно уважать и очень внимательно следить за их оформлением. В данном случае неразрешимые ментальные напряжения прямо связаны с проблемой оформления диссидентской позиции человека в среде, когда последняя начинает его выталкивать (например, склоняя к подвигу во славу себя). Однако эта связь, постижение которой поможет человеку как на путях его мышления и чувствования, так и при принятии своего диссидентства, может проявляться не прямо, а символически, и этот символизм человеку нужно разгадать (часто он довольно прост, но нужно задаться специальной целью его увидеть).
На низком уровне проработки аспекта человек склонен воевать со своим Главным Врагом, противопоставляя его себе и в основном пытаясь переспорить его логически, а лучше всего — запутать в противоречиях, от которых он впадет в бессильную ярость.
Седьмой дом в Раке,
или на нисходящем астральном потоке
Когда мой враг радуется, я огорчаюсь, а Бог, видимо, испытывает смешанные чувства.
Возникновение антагонизма со средой и эффект ее выталкивания этот человек переживает в первую очередь в виде эмоционального стресса, то есть эмоции, не находящей адекватного разрешения на астральном уровне. При этом характер эмоционального противоречия согласуется с характером противопоставления человека и среды, и если он сумеет обнаружить эту связь, то ему откроются пути гармонизации как одного, так и другого процесса.
Например, взрослая дочь, не вышедшая замуж и благополучно живущая в семье своих родителей, не замечая, как они стареют и слабеют, в какой-то момент начинает ощущать нарушение эмоциональной гармонии между собой и матерью. Почему-то многие бытовые ситуации, в которых та задавала уверенный курс, остаются неразрешимыми, и дочь не только не может их решить, но почему-то злится на мать, а та отвечает встречным раздражением, а затем словно впадает в спячку и ничего не видит. Истина в данном случае заключается в том, что семейный эгрегор хочет произвести перераспределение каналов власти, и как только дочь это поймет и возьмет на себя основные функции управления домом, ее злость (как и материнское раздражение и апатия) исчезнут, причем никакой аутотренинг и прочие чисто психотерапевтические средства дочери не помогут: злость в данном случае есть реакция на давление семейного эгрегора, противопоставляемая транслируемому им чувству ответственности за семью.
На низком уровне проработки аспекта человек воюет со своим Главным Врагом эмоционально, стараясь вызвать у него стресс с выраженными эфирными последствиями.
Седьмой дом во Льве,
или на нисходящем эфирном потоке
Каждый человек сам выбирает своих оппонентов: один входит в клетку льва, другой бежит от инфаркта, а третий защищает диссертацию.
У этого человека антагонизм со средой вызывает выраженную биоэнергетическую реакцию, заканчивающуюся внешним или внутренним физическим жестом, например, он топает ногой, вздрагивает, зевает или урчит животом. От того, как он занимает свою диссидентскую позицию, зависят возникающие в его эфирном теле напряжения: если позиция адекватна, то эфирные напряжения бодрят тело и разрешаются в адекватные физические жесты, если же позиция занята неправильно, например, человек начинает ожесточенно воевать со средой, то и его биоэнергетические медитации завершаются непримиримыми столкновениями и глухими тупиками, дающими резкие физические перегрузки и нередко приводят к физическим травмам (внешним и внутренним). Можно, конечно, пытаться решить последнюю проблему чисто эфирным регулированием, но все равно человеку придется занимать правильную позицию по отношению к среде, его вытесняющей, и брать на себя соответствующие особые обязательства, а без этого никакие чисто энергетические трюки ему не помогут. Очень интересно и поучительно изучить код, по которому напряжение человека в среде отзывается в плотном теле — он может очень помогать в решении как проблемы идентификации в среде, так и в лечении и профилактике специфических для человека болезней физического тела.
На низком уровне проработки человек старается воздействовать на Главного Врага биоэнергетически, например, наорать на него так, чтобы сбить с ритма дыхания, заставить пошатнуться и, может быть, даже упасть.
Седьмой дом в Деве,
или на транзитном физическом потоке
Не надо бороться с усталостью! Гораздо лучше успокоиться в ее объятиях.
Вызов среды и определение своей диссидентской позиции по отношению к ней у этого человека сопровождаются специфическими чисто физическими реакциями, а особенно ярко проявляются в плодах физических медитаций, вырабатываемых в моменты расслабления и переваривания пищи. Если особая позиция человека становится грубо-негативной и чисто оппозиционной, это тут же сказывается на плотном теле: человек чувствует, что плохо восстанавливается при движениях (попросту говоря, устает), сон и еда не приносят ему отдыха и должной энергетической поддержки. Наоборот, если ему удается понять, чего же от него хочет среда, и занять адекватную позицию, он чувствует, что «собирается» в смысле не только метафизическом (то есть обретает независимость и единство), но и физическом, а точнее, эфирном, то есть все движения, включая перистальтику кишок и ток крови по сосудам приносят ему точно необходимую эфирную энергию, или, проще говоря, здоровье.
На низком уровне проработки человек мыслит своего Главного Врага на физическом плане и воюет с ним, обрывая его движения и физиологию, не давая отдохнуть и расслабиться.
Седьмой дом в Весах,
или на восходящем эфирном потоке
Не убивай врага спящим: а вдруг ему снятся кошмары? Пусть сначала досмотрит.
Получение вызова среды этот человек воспринимает в первую очередь биоэнергетически: плоды его эфирных медитаций начинают созревать с трудом и входят в некоторое противоречие с порождающей их эфирной средой. Характер этого противостояния соответствует характеру противостояния между человеком и средой, и если последнее становится антагонистическим, то и эфирные плоды, то есть итоговые биоэнергетические вибрации, поступающие в астральное тело, несут в него искажающую, так сказать, необъективную информацию о состоянии биоэнергетики человека в целом; он делается беспокойным, неуравновешенным, вспыльчивым. Наоборот, если человек адекватно принимает вызов среды, то эфирные плоды созревают полноценно и несут в себе мощную конструктивную поддержку эмоционального фона — человек успокаивается, делается добрее и эмоционально устойчивее.
На низком уровне этот человек переживает конфликт со своим Главным Врагом биоэнергетически, и на том же уровне воюет с ним, так сказать, не на здоровье, а на настроение, то есть старается нарушить благополучное созревание плодов его биоэнергетических процессов, отравить эти плоды, а за ними и эмоциональный фон Врага. Обычно используемые при этом методы, применяемые к близким: разбудить во время сладкого сна, не дать спокойно переварить обед, помешать успешному окончанию сексуального акта.
Седьмой дом в Скорпионе,
или на восходящем астральном потоке
Этот мир не так легко обидеть.
Этот человек переживает свое противостояние со средой эмоционально, точнее, в процессе выработки итоговых эмоций, завершающих его переживания. Например, долгие и безуспешные попытки вести со средой войну не на жизнь, а на смерть (характерные для низкого уровня проработки аспекта) могут привести к отравлению ментальной почвы негативным умонастроением, являющимся следствием итоговой эмоции ненависти или непримиримости. Наоборот, успешное взятие на себя соответствующей потребностям среды диссидентской позиции ведет к выработке в результате эмоциональных медитаций мощных и конструктивных итоговых эмоций, несущих вверх (в ментальное тело) адекватную информацию о состоянии астрального тела; само оно при этом успокаивается и гармонизируется.
На низком уровне проработки аспекта антагонистическая среда часто персонифицируется человеком в образе Главного Врага, с которым он воюет эмоционально, стараясь отравить его итоговые эмоции, сделать их деструктивными, пессимистичными и т. п.
Седьмой дом в Стрельце,
или на восходящем ментальном потоке
Чем отличается дурак от вольнодумца? Первый думает о том, что говорит, второй о том, кому говорит.
Этот человек воспринимает вызов среды в первую очередь умом, стараясь его осмыслить и сделать какие-то практические выводы. Однако процесс мышления и его выводы связаны с проблемой взятия на себя адекватной диссидентской роли не прямо, а символически. Другими словами, отношение к этой проблеме могут иметь не те ментальные медитации, которые непосредственно ей посвящены, а совсем другие, чье содержание не имеет, формально говоря, отношения к факту противопоставления человека среде. Однако характер выводов, завершающих размышления человека, будет находиться в известной зависимости от уровня его решения проблемы своей идентификации в среде и выделения в ней и взятия на себя особых обязательств; если он сделает это грубо (например, начнет со средой непримиримо воевать), это скажется на качестве выводов из любого его размышления: они будут в большой мере отрицать все его мыслительные усилия и не отразят общее ментальное настроение (и, следовательно, в каузальное тело попадет искаженная информация). С другой стороны, правильной идентификации в среде поможет контроль человека за логикой совершения своих выводов — но лишь до некоторой степени: осознанные проблемы выращивания ментальных плодов укажут правильное направление идентификации человека в среде, но не заменят ее.
На низком уровне человек склонен непримиримо спорить со своим Главным Врагом, стараясь подвести его к своим выводам или, по крайней мере, не дать сделать их так, как тот собирается.
Седьмой дом в Козероге,
или на восходящем каузальном потоке
Почему мир не делает выводов из того, что с ним происходит? А просто ты его этому еще не научил.
Этот человек получает вызов среды акцентированным в событийном потоке — особенно в тех экзистенциальных выводах, которые из него как бы сами проистекают. При этом уровень решения проблемы правильного принятия своей диссидентской позиции и получения автономии в среде прямо связан с качеством вырастающих каузальных плодов. В частности, если человек встает в жесткую оппозицию к среде, то его жизненные события и поступки складываются в совершенно неудовлетворительные по своим итогам цепочки — так, что эти итоги фактически опровергают все его усилия. Если же человек, наоборот, относится с уважением и пониманием к проблемам среды и находит в ней адекватный способ идентификации и неантагонистического противостояния, то и его событийные итоги встают в некоторую поляризацию с содержанием его усилий, но их не обесценивают, а в некотором смысле даже усиливают и, что особенно важно, буддхиальное тело через поток Водолея получает адекватную информацию и необходимую энергетическую поддержку от каузального.
Со своим Главным Врагом этот человек на низком уровне проработки аспекта сражается на уровне действий, но при этом не столько озабочен тем, чтобы им во всем мешать (как при седьмом доме в Тельце), сколько старается провести интригу, которая повернет события в жизни Врага так, чтобы их итоги были для него деструктивными.
Седьмой дом в Водолее,
или на восходящем буддхиальном потоке
Нищета философии в том, что ее выводы общезначимы.
У этого человека тема идентификации в среде и противостояния ей возникает и решается на протяжении длительных временных промежутков — нередко долгих лет и даже десятилетий, и тесно связана с его душевной динамикой, то есть изменениях в ценностной картине мира и тех выводах, к которым он (сознательно или подсознательно) в результате приходит. Если идентификация в среде происходит неудачно и не соответствует потребностям среды и возможностям человека, то образующиеся у него метаценности не соответствуют и нередко отрицают имеющиеся (достигнутые и достигаемые) ценности, что не только сопровождается сильными деструктивными душевными процессами и негативными внешними действиями крупного (то есть буддхиального) значения, но и доставляет в атманическое тело (через канал Рыб) искаженную информацию о причинах его антагонизма со средой, а преодоление последнего смягчит и итоги ценностной динамики.
На низком уровне проработки аспекта человек пытается воевать со своим Главным Врагом на уровне жизненных позиций, причем эта война часто бывает подспудной и многолетней, а главная ее цель — создание Врагу такой ценностной динамики, чтобы его метаценности опровергли ценности, а затем отравили атманическую почву.
Седьмой дом в Рыбах,
или на транзитном атманическом потоке
Иногда мы с Богом ссоримся, а потом вдвоем расхлебываем плоды раздора: я — на собственной шкуре, Он — глядя на это.
Тема идентификации в среде и оппозиции к ней имеет для этого человека глобальное и мистическое значение; она словно разлита по всей его жизни, но в то же время трудно указать конкретно, в чем же заключается это противостояние.
Тем не менее оно постепенно должно быть оформлено и разрешено, и по мере того, как это будет происходить, человек почувствует некоторое глобальное духовное просветление: для него отчасти прояснится его миссия и процесс смены идеалов станет более конструктивным, то есть новый идеал будет появляться вскоре после ослабления предыдущего и явится на его (и всей прошедшей и будущей жизни человека) отрицанием, а скорее легким сдвигом и уточнением, вызывающим к жизни новые интересы и ценности, но в то же время не требующим тотального уничтожения прежней экзистенциальной картины мира.
На низком уровне этот человек склонен бороться со своим Главным Врагом глобально, то есть отрицая его жизнь и миссию целиком, но не вдаваясь при этом в детали вроде конкретных ценностей или тем более поступков. Может ли носитель темной миссии обладать талантами и совершать добрые поступки? Конечно, но и то и другое лишний раз доказывает его злонамеренность и лицемерие.
Планеты в седьмом доме
Планеты, стоящие в седьмом доме, покажут, какие энергии и ситуации вызовут противостояние человека среде, вольное или невольное, осознанное или подсознательное. Эти же энергии дадут ему возможность правильно принять вызов среды, отделиться от нее и впоследствии выполнить свою задачу. Искушение седьмого дома — антагонизм, и человеку поначалу всегда кажется, что энергия планеты целиком находится в распоряжении среды или персонифицирующего ее Главного Врага — однако с их точки зрения все обстоит как раз наоборот.
Вообще дневные дома требуют некоторой жертвенности от человека и служения среде — и если в них стоят планеты, то, естественно, на энергии этих планет. Таким образом, планета в седьмом доме для проработки аспекта требует не столько обособления от среды, сколько конструктивного построения поляризации между ним и средой; энергия этой поляризации определяется видом планеты. Ею же определяется комплекс страха человека перед его Главным Врагом, пока аспект не проработан.
Солнце в седьмом доме
Принимая вызов, поклонись брошенной перчатке.
Выталкивание этого человека из среды и начало антагонизма с ней ощущается им всякий раз в ситуации принципиального выбора, независимо от того, касается он среды или же не имеет к ней, казалось бы, никакого отношения. Он может не замечать этого и, более того, очень удивится, если сказать ему, что каждое его решение типа «быть или не быть» воспринимается средой как вызов. С его точки зрения, он почему-то оказывается в центре внимания среды всякий раз, когда в ней созревает необходимость принципиального выбора, и почему-то именно он должен брать на себя эту ответственность, и попутно весь негатив, с нею связанный.
Этому человеку, как правило, кажется, что его Главный Враг сильнее его, во всяком случае, имеет над ним власть принимать принципиальные решения, которые ему часто не нравятся, и человек принимается отчаянно отстаивать свою независимость, не подозревая того, что для среды и Главного Врага он в этот момент смотрится как жестокий и эгоцентричный агрессор.
Проработка аспекта начинается с того, что человек всерьез задает себе вопрос: «Каких принципиальных решений на самом деле хочет от меня среда и в чем я должен от нее отделиться и определиться, чтобы их подготовить?» — на низком уровне сама идея того, что среда хоть в какой-то мере зависит от принципиального выбора человека, для него невероятна и поразительна.
Комплекс страха перед Главным Врагом: он имеет полную власть над всеми моими выборами типа «быть или не быть», в том числе над моей жизнью и смертью.
Луна в седьмом доме
Каждая, понимаешь ли, кишка и то занимает особое место в организме; неужели же ты хуже нее?
Этот человек вольно или невольно становится в оппозицию к среде в ситуациях заботы; причем неважно, заботится ли он о ком-то или же, наоборот, становится объектом подобного внимания. Субъективно это может переживаться, например, так: «Для того, чтобы обеспечить своему ребенку надлежащий уход и присмотр, я должна забыть обо всех своих прочих связях с миром» (эта позиция молодой матери не обязательно осознается и формулируется ею); при этом как-то забывается, что «прочие связи» нужны не только человеку, но и миру, и подобное решение не является столь уж очевидно единственным и моральным способом поведения.
При пораженной Луне, особенно на низком уровне проработки, этот человек будет очень страдать, поскольку (в его восприятии) малейшая попытка позаботиться о себе будет встречать категорическое сопротивление среды, а она, в свою очередь, будет постоянно выделять его в качестве опекуна совершенно невозможных объектов, заботиться о которых для него сущее мучение. Вообще для этого аспекта характерен перенос на себя просьб среды о помощи, и проработка начинается с того, что человек, забывая о собственных нуждах, задает себе вопрос: чем я могу помочь своему Главному Врагу?
Комплекс страха перед средой может иметь различные формы, например: она хочет замучить меня своей неадекватной заботой (сильная Луна в седьмом доме), или: Главный Враг имеет власть над условиями моей жизни и не заботится о моих насущных нуждах (слабая Луна).
Меркурий в седьмом доме
Устанавливая законы собственной природы, не пытается ли человек стать тем самым выше нее?
Этому человеку часто кажется, что его жизнью в среде управляют совсем другие законы, чем те, которые регулируют существование остальных людей и существ. Во всяком случае, тема познания закона или проведения его в жизнь в ситуациях его выталкивания среды встает перед ним и требует раскрытия. Это не обязательно значит, что ему придется много судиться; данный аспект может дать исследователя природных законов — а именно, тех, исключением из которых он является или, более точно, которые в результате стечения обстоятельств не дадут ему успешно вписаться в окружающую среду, но, наоборот, вытолкнут из нее и поставят в центр ее внимания.
На низком уровне этот человек будет озабочен этой ситуацией преимущественно с эгоцентрической точки зрения; может быть, он и постигнет закон, поставивший его в оппозицию к среде, но приложить его постарается в личных целях, отчего конфликт со средой не уменьшится (хотя может модифицироваться). Проработка идет по линии рассмотрения антагонизма со средой как потенциально разрешимого ко взаимной пользе путем открытия и применения пока скрытого закона, создавшего ситуацию отторжения.
Комплекс страха перед Главным Врагом: он владеет законом и порядком, посредством которых может меня подчинить и даже уничтожить.
Венера в седьмом доме
От любви до ненависти один шаг плюс поворот на 180°
Для этого человека весьма актуальным вопросом будет такой: любит ли меня мир? С одной стороны, любви в его жизни окажется скорее всего много (хотя он не всегда будет ее замечать); с другой стороны, всякая выраженная его любовь к кому-либо будет поначалу встречать если не оппозицию, то, по крайней мере, повышенно заинтересованное внимание окружающей среды, как будто он вместо избранного объекта должен любить всю Вселенную.
Пока аспект не проработан, для человека характерны резкие перепады от любви к ненависти и какое-то непоследовательное, странное отношение к объекту любви, который то обожествляется, то сравнивается с кучей грязи и беспощадно эксплуатируется. Проработка начинается с того, что человек осознает, что его оппозиция к миру вызвана потребностью мира в его любви, причем любви вполне определенного рода: он должен обособиться от среды и как отдельно стоящая единая фигура увидеть Бога, растворенного в ней и потому из нее не видимого. Так взрослые смотрят хорошие детские фильмы, испытывая чувства, совершенно непонятные их детям — сверстникам героев.
Комплекс страха перед Главным Врагом: он властен над моей любовью и ненавистью к нему; я боюсь увидеть темный лик любви как со своей, так и с его стороны.
Марс в седьмом доме
Служа Эврисфею, Геракл совершил двенадцать подвигов. Не каждый найдет себе такого работодателя.
Оппозиция этого человека к среде часто связана с его работой; среда, с одной стороны, заставляет его обособиться и работать на себя, а с другой — регулярно отвергает его усилия по созданию форм.
Искушением в данном случае будет попытка ведения инструментальных войн со средой, отгораживания от нее собственноручно выкладываемой кирпичной стеной или бомбардировки специально созданными бомбами, уничтожающими враждебное к себе отношение. Вообще это довольно сложный для проработки аспект, поскольку человек будет склонен профессионально воевать сам с собой (на материале Главного Врага) и любые попытки внешней помощи наткнутся на очень основательный отпор. Проработка часто начинается с того, что человек внезапно как бы входит в положение оппозиционной к нему среды, добровольно себя от нее изолирует и после этого оказывает ей нужную помощь, создавая или расчленяя необходимые ей формы.
На низком уровне человек склонен если не воевать, то торговаться со своим Главным Врагом на такую тему: кто на кого должен работать и как ставить условия приемки работы? Комплекс страха заключается в том, что человек ощущает Врага как более сильного и искусного и потому способного его сразить и уничтожить все его труды.
Юпитер в седьмом доме
Макрокосм, выделяя в Себе множество микрокосмов, не теряет Своего единства, даже если некоторые из них начинают Его отрицать.
Оппозиция этого человека со средой возникает при его попытках синтеза, то есть создания завершенного объекта, готового для функционирования в среде. Почему-то внешняя среда всячески капризничает и восстает против этого синтеза, как будто он имеет к ней гораздо более интимное отношение, чем кажется человеку.
Искушение в данном случае заключается в том, чтобы объявить среде войну, попытаться отгородить от нее объект синтеза (часто это сам человек или часть его внутреннего мира) и произвести синтез, так сказать, не смотря ни на что. Такая позиция ни к чему хорошему не приводит, но процесс войны со средой может человека многому научить (если он вообще склонен к обучению), поскольку среда окажет всестороннее и полное сопротивление, и он сможет увидеть некоторые свои упущения в синтезе.
Проработка, однако, требует взгляда на среду как отчаянно нуждающуюся в каком-то синтезе, и с этой целью выделяющую из себя данного человека как единственного, способного его увидеть и произвести; тогда антагонизм смягчается и становится конструктивной для обоих поляризаций.
На низком уровне проработки аспекта этот человек видит своего Главного Врага как могущественного синтезатора всевозможных козней, неприятностей и других враждебных действий; материал, на котором это происходит, определяется положением Юпитера и седьмого дома в Зодиаке.
Сатурн в седьмом доме
Где еще можно постичь свою индивидуальность, как не в рукопашной схватке с Господом?
Оппозиция этого человека среде обнаруживается всякий раз, когда он, пытаясь приобрести качественно новые умения и индивидуализироваться, оказывается в новом для себя положении, в незнакомой ситуации, которой он не владеет и вынужден приспосабливаться. Все это сначала может показаться очень страшным, поэтому человек чаще всего не склонен тут же объявлять среде ответную войну; если же он это все-таки сделает, вполне может быть, не сносить ему головы.
В действительности оппозиция среды в данном случае не столь агрессивна; она скорее обращает на него пристальное внимание и просит о чем-то, что вполне в его силах, по крайней мере, потенциально — и должен научиться этот потенциал высвобождать.
Искушением здесь будет попытка спрятаться в понятном, но неоправданном испуге, загородившись от агрессии среды крепко зажмуренными веками или начать глупо и отчаянно воевать с Главным Врагом, не распознав в нем скрытого лучшего друга и надежного помощника в трудном путешествии по заколдованному волшебному миру.
Комплекс страха перед Главным Врагом основан на его превосходящем знании неведомой для человека реальности окружающей среды, которое Враг может в любой момент использовать ему во вред.
Глава 8
ПЕРЕХОД ОТ АДЖНЫ К ВИШУДХЕ, или ДЕСЯТЫЙ ДОМ
Ключевые слова: вариантный выбор; спецификация; приложение теории к практике; этическое акцентирование; реализация общего принципа.
«Как молод я был! Как летал я во сне!
В года эти нету возврата.
Какие способности спали во мне!
Проснулись и смылись куда-то».
(И. Губерман)
Десятый дом является двойственным к третьему, но не нужно понимать это слишком прямолинейно, то есть как распадение единого объекта на составляющие его функциональные элементы. Смысл десятого дома заключается в определенной эксплуатации синтетического объекта, в ходе которой он теряет свою универсальность, трансформируясь в ту или другую вишудховскую (то есть законченную) форму, необходимую среде. Сама среда (так, как она развернута к объекту) при этом поднимается на аджновский уровень, то есть собирается из элементов и готовится к синтезу; одним из таких элементов, ключевых для будущего синтеза, может стать рассматриваемый объект, трансформируемый десятым домом.
Одним из наиболее частых признаков включения десятого дома является необходимость выбора одного из нескольких потенциально возможных вариантов рассмотрения или использования объекта с целью нахождения его более тесного соприкосновения со средой. Десятый дом отличается от второго в первую очередь жертвенностью объекта: здесь идет не адаптация его к среде как такового, с сохранением единства и универсальности (что типично для второго дома), а наоборот, резкое сокращение количества потенциальных возможностей, уровня внутреннего единства и цельности: объект становится в большой степени как бы функциональной частью среды, лишенной автономии, но зато обладающей отныне не отделимой от него функцией. Так, «абстрактный» или «свободный» аджновский кирпич, привезенный на стройку, выбирается строителем из штабеля, определенным образом ориентируется в пространстве, обмазывается раствором и укладывается на специальное место в пределах кладки, выполняя далее только ему одному (из всех кирпичей здания) свойственные задачи по удержанию весовой нагрузки (читатель, вероятно, понимает, что нагрузки на все элементы кладки различны, в частности, индивидуальны для каждого кирпича: один, находящийся на фундаменте, держит все здание, второй поддерживает угол стены на середине ее высоты и т. д.).
Для вариантного выбора десятого дома характерно резкое уменьшение числа потенциальных возможностей и степеней свободы объекта — но в то же время ему (добровольно или принудительно) предоставляется возможность жертвенным образом проявить заложенные в нем качества и показать, на что он способен. Жертвенность заключается в том, что в результате осуществления выбора объект навсегда прощается с остальными возможностями своего проявления — они оказываются несущественными и никому не нужными, а главное — далее принципиально нереализуемыми. Субъективно это может переживаться довольно тяжело, как воплощение ничтожной части громадного и широкого потенциала; тогда говорят: «гора родила мышь» или, в украинском варианте, «большая туча, да малый дождь» (украинская поговорка точнее отражает смысл непроработанного десятого дома, так как туча, пролившись большим или малым дождем, исчезает, как бы обращаясь в него, а гора, родив мышь, по идее может далее произвести на свет и что-то более крупное, скажем, слона).
Из сказанного ясно, что ситуация десятого дома должна переживаться человеком как ответственная — как по отношению к объекту, так, строго говоря, и к среде — ведь неправильный выбор приведет к тому, что трансформированный объект окажется для нее непригодным, не функциональным и резко понизит уровень синтеза. Эта ответственность далеко не всегда осознается человеком, но подсознательно, безусловно, ощущается и поэтому под сильным десятым домом человек обычно бывает серьезен, трезв и не склонен к юмору.
— Имейте в виду, брак — дело серьезное, — предупреждает молодых в загсе официальная дама, ведущая бракосочетание.
— Какие могут быть шутки, когда женишься в третий раз! — отвечает жених.
Видимый, отчетливый вариантный выбор — не единственно возможная манифестация десятого дома. Более тонкое его проявление, тоже по существу предполагающее выбор, но в не столь явной форме, это акцентуация, то есть внешнее приписывание одним граням или проявлениям объекта большее значение, а другим — меньшее. Это, так сказать, черно-белая или одномерная акцентуация; бывает и многоцветная (многомерная) акцентуация, напоминающая раскраску объекта различными цветами. Яркий пример акцентуации — наделение природы, вообще проявленного мира, моральными и эстетическими категориями, против чего (точнее, против злоупотребления чем) предостерегает восточная философия, например, Лао-Цзы. Природа не знает уродства, поскольку ей неведома красота; в мире самом по себе нет зла, пока нет добра — а эти поляризации и раскраски вводятся в нее человеком, и совершенно неясно, имеются ли у него на это достаточные основания — так, или приблизительно так можно понимать посвященные этой теме афоризмы «Дао Дэ Цзина».
С точки зрения каббалистической диалектики, эти раскраски (с Божьей помощью) созданы человеком как средство для адекватного разрешения ситуаций десятого дома, часто слишком трудных для того, чтобы делать это «голыми руками», то есть без помощи технических средств. Конечно, эстетическое чувство само по себе гораздо шире, то есть его значение не сводится к роли средства, облегчающего выбор человека, но все же поляризация красивое-уродливое имеет эстетический оттенок (в том, например, смысле, что лучше поступать красиво, чем некрасиво), а этика в большой мере является, так сказать, теоретическим осмыслением проблематики десятого дома.
Распространенный вариант ситуации десятого дома — проблема приложения теории к практике. Чем универсальнее теория, тем слабее ее возможности — этот парадокс известен любому ученому; в пределе, как гласит научный фольклор, получается теория, настолько всеобъемлющая, что никакое ее частное применение невозможно (точнее, оно окажется бессодержательным). Поэтому проблема приложений для науки в целом достаточно актуальна (и не только потому, что от них в большой мере зависят субсидии на нее). А что такое приложение науки? Это применение универсального теоретически разработанного приема в конкретных условиях, и проблема заключается в том, какой прием и как именно применить, чтобы дать практике, то есть среде, требуемый или приближающийся к нему результат. При этом от самого универсального метода или приема часто мало что остается, но эта малость может делать всю погоду.
И, наконец, последний в списке, но совсем не наименее важный случай ситуации десятого дома — это приведение примера. Когда автор той или иной универсальной концепции чувствует, что он несколько увлекается своими фантазиями и отрывается от земной почвы, в частности, теряет понимание своей аудитории, он может попытаться привести содержательный или показательный пример работы своей концепции, и удачный выбор и качество этого примера в большой степени определяет доверие к концепции, а часто и дальнейшую ее судьбу.
* * *
Трудности и препятствия. Первая трудность, характерная, впрочем, для всех домов без исключения, а не только для десятого, заключается в том, чтобы точно определить момент его включения и по возможности не перепутать его с другими. Существуют две почти не пересекающиеся категории людей: тех, которые предпочитают повременить с вариантным выбором, и тех, которые предпочитают осуществить его как можно раньше; есть, впрочем, и третья, особая категория, состоящая из людей, которые все выборы делают не вовремя, причем опаздывают с ними именно тогда, когда это совершенно недопустимо, и торопятся, когда ситуация безнадежно далека от созревания.
Все эти три категории страдают сами и портят жизнь своего окружения по одинаковой причине: им не нравится характерная тяжесть подготовки к совершению выбора и они так или иначе стремятся от нее избавиться, чаще всего косвенно перелагая выбор на плечи ближних и «судьбы», причем это слово в их понимании получает какое-то нехорошее, демагогически-паразитическое звучание. Действительно, совершение выбора это тяжелая и ответственная работа, определяющая дальнейшую жизнь человека и, в известной степени, всего мира, и человек вместе со свободой воли, то есть как раз вариантного выбора, получает от Бога энергию для его осуществления и как бы молчаливую просьбу сделать этот выбор так, чтобы привести в мир меньше зла и больше гармонии. Парадокс заключается в том, что переложить свой личный выбор обратно на Бога не удается; можно лишь вытеснить эту проблему в подсознание и осуществить выбор там — но понятно, что его качество при этом окажется не наивысшим.
Всем этим автор хочет сказать, что проблема определения включения десятого дома не столь сложна, как это может показаться, если только человек не стремится всеми правдами и неправдами от него уклониться. Главным индикатором включения десятого дома является характерное беспокойство и берущееся словно ниоткуда жертвенное настроение универсального объекта, который начинает приглядываться к среде, стремясь принять участие в ее проблемах подготовки синтеза путем той или иной реализации заложенных в нем возможностей. Когда этот момент наступает, нужно соотнести спектр возможностей объекта с потребностями среды и осуществить выбор, и здесь возникает классический философский вопрос: из каких соображений при этом следует исходить? Если воспринимать выбор абстрактно, то есть в отрыве от судьбы объекта и среды и притом в его ментальной проекции, то разумного ответа нет и быть не может. Однако проблему выбора всегда следует воспринимать в ее кармическом контексте, и тогда она становится вполне конструктивной.
В чем же трудность? В большой мере она заключается в том, что десятый дом требует разбирательства по существу двух вопросов: на что способен объект и что нужно среде, причем вначале желательно исследовать их независимо друг от друга, поскольку иначе как спектр возможностей объекта, так и спектр потребностей среды неизбежно сужаются и самое оригинальное, неожиданное и эффективное решение исчезает из поля зрения. Однако как только рассмотрение по существу заменяется изучением формальных признаков, шансы на удачный выбор резко падают: эволюция никогда не играет в кости, и «случайно» произойти от обезьяны человек ну никак не в состоянии — а вот заблудиться в лесу, неправильно сориентировавшись по звездам, может запросто.
Оценив спектры возможностей объекта и надобностей среды, человек (или коллектив) приступает к принятию решения, и перед ним встает вопрос о критерии выбора. Вообще говоря, от может быть любым, то есть не только ментальным, но и, например, буддхиальным, астральным или эфирным («как моя левая нога захотела» — здесь явно имеется в виду эфирная нога) — главное, чтобы выбор попал в наиболее тонкое кармическое течение, которое унесет далее объект и среду, причинив миру в целом минимум зла и максимум гармонии; конечный же выбор как окончательного решения, так и критерия выбора лежит, разумеется, на самом человеке.
Говоря о крайностях десятого дома, нужно упомянуть выраженных «теоретиков» и «практиков», или «эмпириков». «Теоретики» любят аджновские объекты, например, теории, концепции, выставочные образцы; они считают десятый дом профанацией объекта и принципиально против него возражают, иногда придумывая причудливые обходные пути, как бы позволяющие его избежать или объявляя его откровенным злом, которого максимально следует избегать. «Искусство принадлежит самому себе и никому ничем не обязано; оно самосуще как Абсолют» — типичная позиция «теоретика»-искусствоведа. При этом, однако, упускается из виду, что непубликуемые рукописи и невыставляемые холсты висят на их авторе тяжелым грузом, который после публикации или вернисажа превращается в источник нового вдохновения.
«Практики», наоборот, недолюбливают аджновские объекты, ожидая от них скорейшего практического приложения и зачастую демонстрируют печальное непонимание сложностей эволюции аджновского уровня, долго и тщательно готовящего свои объекты для адекватного жертвенного опускания на вишудху. Сколько времени должен учиться врач или архитектор перед тем, как начинать лечить людей и строить города? А сколько колхозниц нужно собрать, чтобы они успешно руководили государством, и сколько молока и творога на душу населения это государство произведет? А?
* * *
Десятый дом в жизни пары возникает в ситуациях выбора, перед которым один из партнеров вольно или невольно ставит другого. Интересно, что природа этого выбора часто связана с ситуацией парного союза, когда другой из всего множества возможных претендентов отбирал себе пару, и остановился почему-то как раз на первом. Например, если мужчина выбирает себе жену по принципу красоты, то можно не сомневаться, что его ситуация десятого дома в лучшем случае будут связаны с выбором одежды и косметики ей в подарок, а в худшем — с размышлениями о том, как эффективнее оградить ее от излишнего (с его точки зрения) мужского внимания. Другой вариант десятого дома — ситуация выбора пары как единого целого, причем этот выбор может касаться как ее внутренней реальности (например, взаимоотношений), так и внешнего мира.
В парах, склонных к психологическим играм, нередки ложные ситуации выбора, когда оба партнера прекрасно знают, как развернутся события, но имитируют реальность десятого дома, делая вид, что предоставляют другому или сами принимают неочевидное решение. Довольно часто в парных союзах десятый дом имеет двухступенчатую структуру: фактически решение в ситуации выбора принимает один из партнеров, но молчит, предоставляя второму самому догадаться о своем выборе или косвенно его к нему подводя, и тогда формальную ответственность за выбор несет второй, а первый может при случае сыграть в игру «все плохое из-за тебя».
Фактически в любой ситуации десятого дома пары выбор предлагается парным эгрегором, причем его скрытая цель — манифестация и реализация своей программы, и продвинутая пара, совершая выбор, всегда стремится ее понять и по возможности исполнить.
Десятый дом в жизни семьи — это в первую очередь ситуация важных для нее выборов, касающихся как внутренней, так и внешней реальности. Проблем в жизни большинства семей более, чем достаточно, но возможность их решить или хотя бы сдвинуть с мертвой точки представляется не так часто, и ее жалко упускать. Включение десятого дома как раз и означает предложение семейного эгрегора как бы сменить пластинку и начать делать что-то по-новому; важно, однако, научиться понимать его язык. Наиболее выразительно включение десятого дома происходит на транзитном потоке семейного организма, управляемого этим домом; при этом включаются энергии планет, стоящих в нем и его планеты-управителя. Например, десятый дом в Раке дает семью, где ситуация выбора, возникая, обостряет эмоциональные противоречия, и ключевой момент правильного выбора прямо или косвенно связан со сглаживанием или преодолением безысходного отчаяния, горя или неукротимого раздражения, повисающих над домом и находящих иначе разрешение только в крике, потасовках или последующих недомоганиях членов семьи. Конечно, выбор совершается на том плане, где возникла проблема, но астральный план в данном случае очень важен: он и подсказывает оптимальное решение, и очень быстро реагирует на него, являясь четким индикатором правильного выбора.
В жизни государства десятый дом представлен ситуациями, где правительство и прочие государственные структуры с одной стороны и население — с другой определяют свое поведение, а оно допускает варианты, и требуется выбор одного из них. В традиционной астрологии десятый дом символизирует начальника и казенный дом, и действительно, для государственного аппарата десятый дом представляет важную сферу деятельности — но не нужно думать, что народ при этом исключительно пассивен. В действительности этнический эгрегор имеет большую власть над государством (в частности, дает ему главный канал инвольтации) и все чиновники и руководители, совершая вариантный выбор, не свободны: они ощущают колоссальное давление со стороны этнического эгрегора (во всяком случае, когда пытаются идти против его воли). Таким образом, «народ» (то есть этнический эгрегор) постоянно совершает выбор, и притом самый существенный, определяющий его судьбу, а выбор государства в лучшем случае его поддерживает, а в худшем — пытается игнорировать или даже вести оппозиционную линию. Впрочем, и последний вариант (антинародные политические режимы) тоже по-видимому осуществляется если не с согласия, то при, так сказать, попустительстве этнического эгрегора — но об этом пусть судят метаисторики.
Десятый дом в жизни фирмы касается основных ситуаций ее выбора, а в первую очередь тех, которые связаны с развертыванием ее основной программы. Отличие фирмы от семьи и государства заключается в том, что ее эгрегор имеет гораздо более конкретную цель (помимо общегуманитарных, например, обучения сотрудников правилам групповой работы), хотя и не всегда сводящуюся к той, которую мыслит дирекция.
Типичная ситуация десятого дома на фирме — распределение текущих задач по подразделениям, а для каждого подразделения — освоение и интерпретация полученного (всегда несколько абстрактного) задания применительно к конкретным возможностям данного, скажем, отдела. При этом задание выступает как аджновский объект (то есть начальство не должно его чересчур специфицировать), а отдел — как среда, к которой нужно адаптировать задание. Среда при этом воспринимается как вишудховская, то есть как состоящая из отдельных квалифицированных специалистов, которые объединяются вместе для решения поставленной начальником конкретной задачи (в среде включается третий дом как двойственный десятому). Таким образом, задача начальника как агента десятого дома заключается в трансформации спущенного сверху (аджновского) задания в более конкретную вишудховскую задачу, понятную его коллективу.
Этика интерпретации задания очень непроста и неформальна, и во многих моментах определяется не декларируемым, но ясно ощутимым влиянием эгрегора фирмы, голос которого хороший начальник среднего звена обязательно слушает, не отождествляя с мнением и предпочтениями главы фирмы или его влиятельных заместителей. Материал, на котором особенно остро проявляются проблемы выбора фирмы и наиболее ощутимо этическое влияние ее эгрегора, покажет положение десятого дома в Зодиаке и планеты в этом доме.
Ситуация десятого дома в книге — это прежде всего подготовка к тому или иному выбору героя, причем неважно, на каком плане он осуществляется и готовится. Вот Иван-царевич подъезжает к развилке дороги, а на указателе написано: направо пойдешь — коня потеряешь, налево — собственную голову. По смыслу выбор атманический, так как и голова и конь жизненно необходимы Ивану (конь, может быть, даже больше) для исполнения его миссии — и именно исходя из этого («Зачем мне голова, если коня не будет», — думает Иван) он осуществляет выбор. Отрицательные же герои сказки (братья) опускают, то есть профанируют выбор до каузального уровня и быстро погибают.
Менее откровенный, но тоже выраженный вариант ситуации десятого дома — «обработка» ответственного лица с целью заставить его совершить определенный выбор, например:
«А ткачиха с поварихой
С сватьей бабой Бабарихой
Обобрать гонца велят,
Допьяна его поят,
И в суму его пустую
Суют грамоту другую:
«Родила царица в ночь
Не то сына, не то дочь,
Не мышонка, не лягушку,
А неведому зверюшку».
(А. Пушкин)
Десятый дом — очень ответственный момент повествования, когда достаточно общая авторская идея получает конкретное развитие, а все остальные возможности ее воплощения остаются за бортом — но читатель может на досуге поразмыслить о том, что бы случилось, если бы герой тогда сделал бы такой-то шаг; а героиня сказала бы то-то и то-то вместо того, что она предпочла сказать по воле автора книги (или его музы). Сам же писатель часто с удовольствием переходит ту обычно невидимую для читателя черту, когда герои выходят из подчинения его десятому дому и начинают прорабатывать свой собственный.
* * *
Сильный десятый дом даст человека, которому в своей жизни придется много и трудно работать, но тяжесть и ответственность его работы окажется очевидной не всем. На него постоянно будут обрушиваться проблемы (свои и чужие), требующие разрешения, и право (или обязанность) выбора окружающие с легкостью, а когда и с сожалением, но весьма часто будут передавать ему, захочет он того или нет.
В целом это боевой вариант судьбы: такой человек хорошо виден и со всех сторон на него оказывается давление — с конечной целью повлиять на его выбор, который часто оказывается важным не только для него. На низком уровне проработки вероятны злоупотребления своими возможностями выбора (вероятна иллюзия большой власти над миром), и в первую очередь вследствие недооценки сложности и ответственности его ситуаций, требующих принятия решения: слишком много аспектов и интересов они в себе заключают. Для проработки социального аспекта своей кармы этому человеку важно осознать и почувствовать два обстоятельства: во-первых, каждый выбор подготавливается и осуществляется на материале внутреннего мира и его проблем, а во-вторых, в социальных ситуациях оптимальный выбор, даже если он формально зависит от человека, обычно очень четко предрешен социальным эгрегором, перечить которому все равно что критиковать начальство.
Слабый десятый дом дает человека, в жизни которого ответственные ситуации вариантного выбора будут редки — что, кстати говоря, вовсе не равнозначно безответственности. Ему не будут импонировать, по крайней мере, в глубине души, высокие посты, где от человека многое зависит и все от него чего— то хотят — и скорее всего судьба такого поста ему и не предложит, и это может его несколько огорчать, но скорее абстрактно, чем в действительности.
Человеку со слабым десятым домом во многих отношениях легче жить — например, другие люди не особенно склонны вешать на него свои проблемы выбора; но не менее важно и другое обстоятельство. Десятый дом означает видимую реализацию потенциала (так часто переживается спуск с аджны на вишудху; скажем, талант проявляет себя в том или ином конкретном произведении), что очень ценится в современном социуме, но редко дает глубокое удовлетворение человеку, поскольку потенциал его высшего «я» (и несколько меньший, заключенный в текущей миссии) слишком высок, чтобы даже вышесредняя социальная или иная видимая реализация были хоть сколько-нибудь адекватными возможностям, заключенными в человеке. Сильный десятый дом дает, однако, искушение такой (то есть видимой) реализации миссии, а слабый, как правило, нет, и человек может спать спокойно, реализуясь менее эффектным, но зачастую более эффективным образом.
Гармоничный десятый дом дает человека, который естественно располагается на начальственном посту, умея когда надо ладить с подчиненными, а когда надо требовать с них и не особенно огорчаться дисгармоничным последствиям своих непродуманных решений; он скажет: «Не ошибается тот, кто ничего не делает», — подразумевая, что во вторую категорию попадать уж точно не намерен.
У этого человека есть редкий талант — он дает себе право на ошибку, и следовательно подсознательно предоставляет его и другим, что, в частности, выражается в известной терпимости к безответственности — как к своей, так и (конечно, в меньшей степени) к чужой.
Если у него возникнет ситуация ответственного выбора, он сразу это почувствует и примет ряд мер по подготовке решения к смягчению личной ответственности, причем не всегда эти меры окажутся непогрешимыми с моральной точки зрения — а иногда сама судьба в последний момент переложит выбор или по крайней мере ответственность за него на другие плечи.
Опасность здесь заключается в слишком смягченной (для себя) этике и склонности к халтуре при подготовке решения — оно иногда слишком уж откровенно само плывет в руки, и стоило бы поискать другое, получше, но человеку лень, да вроде бы и к чему стараться? Ведь от добра добра не ищут.
Пораженный десятый дом дает человека, который, может быть, не так часто видит в жизни добро — но и оно, как правило, его не устраивает, он его отвергает и начинает искать лучшее. Его жизненный девиз: «волка ноги кормят», хотя близкие видят его несколько по-другому: дурная голова ногам покоя не дает.
Так или иначе, покоя у него действительно нет. Перед ним постоянно возникают сложные во всех отношениях (в том числе и в этическом) ситуации выбора, с которыми он чаще всего не умеет правильно и эффективно разобраться. Часто это объективно трудно или даже невозможно, и притом ответственность за ошибку высока, но именно такие ситуации постоянно его привлекают или сами сваливаются ему на голову.
При всем том у него может быть огромное желание рассудить весь мир, или ту его часть, к которой он имеет ближайшее отношение, и указать конкретные пути выхода из, по общему мнению, нерешаемых проблем. Соблазном здесь будет желание власти без должной подготовки к ее реализации; однако при проработке из этого человека может выйти мудрый правитель или практический духовный учитель для многих людей.
Десятый дом в знаках
Положение десятого дома в Зодиаке покажет транзитный поток, на котором в первую очередь отзовутся актуальные проблемы человека, требующие для своего решения того или иного выбора. Качество работы этого потока прямо связано с уровнем проработки человеком десятого дома как такового, то есть не только на его (потока) материале; тем не менее проработка ситуаций выбора в процессе формирования плодов или остатков медитаций соответствующего тонкого тела играет в жизни человека особенно важную роль.
Десятый дом в Овне,
или на нисходящем буддхиальном потоке
Пока Бог меня не вразумит, я не поверю в Его всемогущество.
Решение проблемы выбора этот человек переживает душевно, даже в тех случаях, когда, по мнению окружающих, она того не стоит. Подсознательно для него выбор всегда означает борьбу между плохо согласованными жизненными ценностями, установками или программами.
В принципе, при должной проработке, это аспект крупного начальника (например, управляющего банком), от которого зависят судьбы многих людей и больших программ и который в тонкой, сложной и весьма неопределенной для большинства людей ситуации умеет найти правильное решение, выражающее волю крупного эгрегора и не очень обижающее многочисленные мелкие.
Однако для того, чтобы выйти на этот уровень, человеку вначале нужно разобраться в сложных взаимоотношениях своих собственных ценностей и научиться принимать правильные (то есть соответствующие атманическим планам) решения в своих конфликтных ценностных ситуациях, и выработать соответствующую личную этику выбора. А пока этого не произошло, он будет душевно рваться на части в ситуациях самого незначительного выбора, разрывая попутно свое ближайшее окружение (особенно людей, от него зависящих).
Десятый дом в Тельце,
или на нисходящем каузальном потоке
То, чем озабочен писатель, не должно выражаться в словах.
Для этого человека момент выбора в наибольшей степени акцентирован в событийном потоке, когда он под давлением самых разных и чаще всего противоречащих друг другу обстоятельств, стремлений и импульсов выбирает, как ему кажется, минимальное зло: наименее крутой поворот или самый интересный тупик из всех возможных.
Другими словами, жизнь достаточно сложна и запутана для того, чтобы идея распутать все каузальные клубки, оставаясь на каузальном же уровне, всегда проваливалась: что бы мы ни делали, чем бы ни занимались, вокруг нас постоянно возникают неразрешимые ситуации, сталкиваются несовместимые течения событий, одни событийные цепочки рвут другие и т. д. Проработка десятого дома в Тельце дает человеку возможность стать своего рода экспертом, мастером управления событиями, умеющим искусно выбрать такое их течение, которое принесет минимум неприятностей (хаоса, дисгармонии) и в то же время сформирует для ментального плана интересные, энергичные и доброкачественные семена. Однако для этого предварительно нужно научиться отслеживать и регулировать поток своих внутренних событий, в частности, улавливать момент включения внутреннего выбора и быть в этой ситуации даже еще более ответственными, чем в момент принятия внешнего решения.
А пока человек этому не научится, его будет без руля и ветрил носить по волнам житейского моря и он в изобилии нахлебается его мутной пены.
Десятый дом в Близнецах,
или на нисходящем ментальном потоке
А что мешает тебе противопоставить народной мудрости — личную?
Этот человек склонен осуществлять свой выбор на ментальном плане. Это вовсе не означает, что он будет отрицать, скажем, экзистенциальный или астральный выбор — но и тот и другой отзовутся в его ментальном теле, создав противоречие, напряжение или просто сложный клубок мыслей, из которых ему будет необходимо как-то выбраться.
Мысли, как и события, противоречивы и плохо управляемы, и нередко вступают в конфликты не только друг с другом, но и с хозяином ментального тела, и найти способ управиться со всем их многочисленным воинством не так просто. Проработка десятого дома в Близнецах означает в первую очередь овладение искусством внутреннего ментального выбора, то есть найти такое течение своих мыслей, которое сведет антагонизм между ними к минимуму и создаст животворные, но переносимые для астрального тела нагрузки. Тогда этот человек сможет квалифицированно решать и проблемы внешнего ментального выбора; важно лишь избегать искушения путать их с выборами на других планах.
На низком уровне проработки этот аспект дает поверхностность, формализм и сухость, особенно в ситуациях буддхиального и каузального выбора — человек склонен толковать их ментальные проекции, причем делать это чересчур грубо. С людьми, чей десятый дом находится в Тельце, Раке или Рыбах, ему будет очень трудно найти общий язык.
Десятый дом в Раке,
или на нисходящем астральном потоке
Научись правильно переживать — и никто тебе не начальник!
Этот человек будет переживать ситуацию выбора эмоционально; однако вряд ли он скоро поймет, насколько важно его регулирование собственных эмоциональных конфликтов для принятия правильного решения.
Вообще это трудный для проработки аспект. Казалось бы, ясно, что находясь в ситуации ответственного выбора, не время предаваться эмоциям, особенно противоречивым, а этот человек будет очень склонен к такому поведению, что на низком уровне проработки дает непоследовательность, склонность к импульсивным и неподготовленным решениям и чрезмерную их зависимость от чувств человека.
Проработка означает, однако, не подавление эмоций, а их сознательное регулирование и осуществление оптимального выбора путей развития астральных медитаций, так, чтобы они оказывались не слишком сокрушительными по своим последствиям — как астральным, так и эфирным. Для человека с десятым домом в Раке это особенно актуально потому, что в любой ситуации выбора на него будет оказано сильное и противоречивое эмоциональное давление, и ему нужно научиться справляться с ним сначала внутри себя, и лишь затем — во внешних проявлениях.
Десятый дом во Льве,
или на нисходящем эфирном потоке
Лень сильнее боли и страха.
Это очень удачный аспект для начальника, который в целях лучшего донесения своего решения до подчиненных склонен на них орать и топать ногами. Эфирное воздействие при этом может быть столь сильным, что проштрафившийся работник обильно потеет, у него повышается давление или его кишечник, неожиданно активизируясь, оказывает ему медвежью услугу.
Перед ситуацией ответственного выбора этого человека словно лихорадит; он «нервничает», то есть испытывает неприятные биоэнергетические состояния, которые вызывают дрожь, тик, непроизвольные почесывания, зевоту и т. п. Все это мешает сосредоточиться на существе проблемы — но не следует думать, что никак не связано с поиском правильного выбора, даже если он относится к вышележащим телам. Проработка аспекта заключается не в старательном игнорировании «низких» проявлений организма в моменты подготовки к грядущему выбору, а, наоборот, в обучении человека искусству управления своими биоэнергетическими состояниями, в особенности потенциально дисгармоничными и выливающимися в нарушения, сбои и болезни физического тела. На низком уровне проработки характерна большая зависимость решений человека от уровня гармонии его эфирного тела, и если вы от него чего-то хотите, не тревожьте его сна и не обращайтесь с просьбами, когда он голоден.
Десятый дом в Деве,
или на транзитном физическом потоке
Научившись разгибать спину, ты решишь не только эту проблему, но и половину остальных.
Ситуации выбора в жизни этого человека в первую очередь отражаются на его физическом теле и комфорте, хотя он может этого не замечать или не придавать таким мелочам значения; в действительности, однако, это вовсе не мелочи.
Когда такой человек затрудняется в поисках правильного решения сложного вопроса, допускающего различные варианты и подходы, он одновременно испытывает трудности бытия на физическом плане: начинаемые им движения как-то неловко обрываются, ему трудно удобно расположиться в пространстве и расслабиться после напряженного усилия. Такие вещи часто проходят мимо его внимания, а также и мимо внимания лечащего врача; остаточное напряжение вначале остается лишь в некоторых волокнах определенных мышц, слегка ограничивая подвижность некоторых суставов и т. д. Со временем это становится очевидной проблемой (например, начинается остеохондроз), но первопричина остается, разумеется, неизвестной.
Проработка аспекта означает, в первую очередь, освоение своего физического тела как сознательного слуги, которому можно отдавать разумные распоряжения, в остальном полагаясь на его искусство, но в то же время слушая и исполняя его просьбы, хотя бы самые актуальные. Например, когда (часто в связи с ситуацией выбора) человек чувствует слабость или онемение мышцы, легкое неприятное чувство в суставе и т. п., ему нужно найти движение или позу, которые снимут этот симптом — и насколько легче и спокойнее после этого разрешится проблема выбора!
Десятый дом в Весах,
или на восходящем эфирном потоке
Мало выйти на панель; нужно еще по ней пройти.
Этот аспект дает интимную связь между двумя процессами, которые человек может друг с другом вовсе не связывать: это, с одной стороны, подготовка к принятию сложного решения, а с другой — выбор наилучших плодов биоэнергетических медитаций человека. Когда человек осваивает управление своими биоэнергетическими состояниями и умело выращивает полноценные и необходимые для эмоциональной поддержки плоды, у него значительно лучше начинают идти и все ситуации вариантного выбора. Это, однако, ему вначале неочевидно; более ясным (особенно во второй половине жизни) становится обратное явление: чем хуже и напряженнее для него проходит ситуация выбора, тем как-то бессмысленнее становится его здоровье: даже хорошее самочувствие, сбалансированное питание и правильный режим ничуть не прибавляют настроения, хотя по идее так быть не должно; иногда кажется, что ответственность, плохо располагаясь на плечах, отравляет самые главные, биологические корни радости жизни.
Проработка аспекта начинается, однако, не с увеличения или уменьшения чувства ответственности или пересмотра самих ситуаций выбора, а, как ни странно, с заботы о своем эфирном теле и вырабатываемых им итоговых энергиях — научившись правильно выбирать режим их созревания, человек не только станет добрее и радостнее, но и улучшит все остальные свои выборы.
Десятый дом в Скорпионе,
или на восходящем астральном потоке
Качественный любовник, по нашим временам, просто необходим.
Для этого человека ситуации выбора переживаются эмоционально, но наиболее важный момент для него это подведение эмоциональных итогов, и здесь ему нужно научиться не совершать грубых ошибок. Выбор, возникающий перед ним по ходу эмоциональной медитации, должен осуществляться ответственно и по крайней мере частично осознанно, причем соответствующая этика непременно должна учитывать интересы ментальной почвы — таковы требования к проработке аспекта, и удивительным образом даже самые первые шаги по окультуриванию своих итоговых эмоций проносят эффект в плане облегчения всех ситуаций вариантного выбора, возникающих в жизни человека.
На низком уровне проработки он склонен осуществлять выбор на основании своих эмоциональных течений; куда впадет астральная река, в том ключе и происходит выбор. Это весьма негативно сказывается на окружающей среде, которая, с одной стороны, весьма страдает от такого подхода, а с другой — в порядке самозащиты учится (и выучивается) довольно ловко манипулировать мнением человека, возбуждая в нем нужные эмоции как раз перед принятием решения; впрочем, в роли начальника или ответственного лица он и сам склонен к подобным приемам.
Десятый дом в Стрельце,
или на восходящем ментальном потоке
Посмертная слава мне важнее, прижизненная — приятнее.
Этот человек подсознательно сопрягает проблему выбора с проблемой извлечения практических выводов из своих размышлений, и для него эта связь безусловно актуальная — но для многих людей нет, и ему нужно это постараться понять, а иначе можно лишь усугубить врожденную склонность к влиянию предвзятых идей на свой выбор.
Проработка аспекта в данном случае заключается совсем не в том, чтобы как можно лучше и эффективнее обдумывать возникающие проблемы; она касается скорее понимания самого процесса собственного мышления, обучения корректному управлению им и, в особенности, культурным методам выращивания ментальных плодов, то есть окончательных выводов, опираясь на которые можно что-то делать.
Умение выбирать пути своего мышления, особенно когда оно приближается к такому важному этапу, как созревание итога, не дается просто никому, а этому человеку — в последнюю очередь, поскольку на него в таких случаях будет оказываться очень сильное сбивающее, рассеивающее, отклоняющее и т.п. ментальное влияние — со стороны личного и группового подсознания, окружающими людьми и обстоятельствами. Однако проработка аспекта дает очень много, и не только в смысле повышения уровня своего мышления, но и для большинства ситуаций на всех планах.
Десятый дом в Козероге,
или на восходящем каузальном потоке
Главное зеркало человека — глаза окружающих.
Выбирает ли человек выводы из происходящих с ним событий, и если да, то в какой степени? Это немного странный вопрос (обычно интересуются, делает ли он это) при десятом доме в Козероге более чем актуален.
На первый взгляд, выводы эти, если возникают, то напрашиваются и обсуждению не подлежат — это безусловно так, ибо плоды каузальных медитаций отправляются в канал Водолея, и в близнецовском анализе не нуждаются. Речь идет, однако, не о конечных выводах, а о тонком процессе их подготовки и созревания, и вот в нем (сознаваемый или нет) выбор человека часто играет существенную роль.
Проработка козерожьего десятого дома требует, чтобы человек хотя бы немного разобрался в процессе оформления своих жизненных итогов и научился им отчасти управлять, выбирая наиболее продуктивные и буддхиально-адекватные способы созревания каузальных плодов. Без этого вряд ли он будет адекватен во всех своих ситуациях вариантного выбора, причем препятствия, которые встанут перед ним, будут символическим отражением препятствий к правильной выработке жизненных итогов.
Вообще этот аспект дает человека, который не любит торопиться в своем выборе и порой не всегда ясно (в том числе и ему самому), чего он ждет — может быть, прояснения тенденций внешнего каузального плана? Тогда он находится на ложном пути.
Десятый дом в Водолее,
или на восходящем буддхиальном потоке
Что есть философ? Паразит на теле языка, питающийся абстрактными понятиями.
Этот человек подсознательно ассоциирует свои проблемы выбора с весьма тонкими душевными процессами, связанными с выработкой метаценностей, итоговых для больших жизненных промежутков. Конечно, эта связь не прямая, но характерные для его ситуаций выбора проблемы, повторяющиеся из раза в раз и от года к году и плохо поддающиеся разрешению, имеют символическое отношение к нерешенным или неправильно осуществленным выборам ценностного уровня, предшествующим окончательному формированию итоговых ценностей данного жизненного периода.
Проработка аспекта идет медленно и требует от человека большой тонкости и такта по отношению к собственной судьбе; например, он должен избегать соблазна судить себя в прошлом критериями, относящимися к текущей жизни, и вообще научиться видеть свою (и чужую) ценностную динамику в эволюционной, а не объективной временной перспективе.
Этот аспект дает склонность к философскому, обобщенному и в то же время очень сущностному подходу к проблеме любого вариантного выбора: у человека есть подсознательное, чаще всего старательно вытесняемое чувство, что он имеет духовный смысл и повлияет на всю дальнейшую жизнь, как его самого, так и других людей. Это дает чувство (несколько иррациональной) ответственности, которое чаще всего опять-таки вытесняется, но иногда прорывается с неожиданной силой, порой сопровождаясь сверхчувствительностью, ясновидением (иллюзорным или частично истинным) и другими «феноменами».
Десятый дом в Рыбах,
или на транзитном атманическом потоке
Человек, который ищет, где лучше, ловит рыбу своей удачи в мутной воде; но рыба ищет, где глубже, поэтому удачливых людей мало, а хорошо устроенных еще меньше.
Любой дом с вершиной в Рыбах придает соответствующим ситуациям мистический, глобальный и духовный оттенок; однако человек, не склонный всерьез воспринимать подобные категории, ничего такого может и не заметить, разве что некоторую свою рассеянность и утрату способности ясно отдавать себе отчет в происходящем.
В случае десятого дома это не слишком удобно: все-таки выбор, во всяком случае сознаваемый, лучше совершать с ясной головой. С другой стороны, этому человеку в сложных случаях гораздо легче услышать голос покровительствующего ему святого, ангела-хранителя или самого Бога. К сожалению, их прямые советы редко бывают точны, а указания оказываются расплывчаты, и интерпретация их человеком вносит слишком много от его грешного, приземленного начала.
Трудности эти, однако, принципиальны и лежат в природе атманического тела. Каждый выбор этого человека есть отзвук очень тонкого духовного выбора, касающегося его жизни в целом, а потому неизбежно абстрактного и прогреваемого с большим трудом; в первом приближении его можно понимать как выбор идеала.
Тем не менее именно этот выбор определяет успех и эффективность прочих выборов человека, и по их характерным трудностям можно косвенно судить о духовных проблемах человека.
Планеты в десятом доме
Планеты, стоящие в десятом доме, покажут виды энергий и ситуаций, с которыми человеку придется иметь дело при подготовке вариантного выбора. Эти энергии будут ему и мешать, и помогать, и проработка аспекта заключается как раз в том, чтобы научиться превращать их зловредное влияние в полезное. Планета в десятом доме (и его планета-управитель) покажет стиль и методы поведения человека в ситуациях, когда он чувствует себя ответственным и принимает сложное решение. Эта же планета обозначит его характерный комплекс неуверенности в себе и своем выборе; она как бы отвечает на вопрос: «Если бы начальником был я, чего бы я боялся?»
Солнце в десятом доме
Плохой человек отличается от хорошего тем, что первый раскаивается в содеянном, а второй — в несодеянном.
Подготовка к сложному решению потребует от этого человека большой решительности; ему придется много раз говорить твердое «да» или «нет» как самому себе, так и внешним оказывающим на него давление силам. На низком уровне проработки аспекта человек может психологически вообще отождествлять вариантный и принципиальный выборы, что нередко обесценивает второй и делает чересчур жестким первый — поведение, характерное для начальника средней руки, никогда не забывающего о своем начальственном положении.
Влияние десятого дома на Солнце (то есть второе значение аспекта) проявляется в том, что любой принципиальный выбор человека оказывается подготовкой к некоторому вариантному выбору, что несколько смягчает этот довольно жесткий аспект: любой выбор типа «быть или не быть» служит как бы прелюдией к дальнейшему развитию событий, оказывая на них некоторое влияние, но не предрешая итога.
Этот аспект выгоден с точки зрения видимости со стороны мужского начала в человеке: Солнце дает очень отчетливую спецификацию его потенциала — иногда даже слишком отчетливую, доходящую до грубой его профанации; нужно учиться в ситуациях выбора действовать тоньше и, главное, прислушиваться к голосу внутреннего этического учителя.
Комплекс неуверенности в своем вариантном выборе: он провалит все дело и с очевидностью покажет мою полную несостоятельность.
Луна в десятом доме
Желая просветления, начни с небросания тени.
Для этого человека при подготовке вариантного выбора естественно использовать энергию заботы. В проработанном виде этот аспект дает адекватное и ответственное внимание к трудным положениям и сложным решениям, возникающим в жизни человека: он заботится о том, чтобы сделать выбор эффективным или по крайней мере не совсем глупым образом.
На низком уровне аспект дает претензию на все это плюс пустые хлопоты и бессмысленную суету под видом заботы о выборе. Очень часто такой человек заботится о чем угодно, только не о последствиях принимаемых им решений, а об объекте и среде имеет самое туманное представление.
Сложность проблемы заключается в данном случае в том, что лунная энергия кажется слишком мягкой для формирования предпочтений — и человеку нужно постепенно осознать специфическую для него этику, позволяющую осуществлять выбор без подмены лунных энергий солнечными или марсовскими.
Комплекс неуверенности в выборе: я недостаточно к нему подготовился.
Меркурий в десятом доме
«Меняю веру в науку на религиозную. Возможны варианты».
Этот человек будет склонен к научному, систематическому подходу к трудным проблемам. Он попытается найти и применить закон, который упростит проблему выбора и резко сократит число возможных вариантов, отсеяв непригодные. Проработка аспекта выразится в том, насколько добросовестно он будет все это делать: изучать объект, исследовать потребности среды и возможные способы их сочетания.
Влияние десятого дома на Меркурий выразится в том, что всякий раз, когда человек будет исследовать какие-то законы или претворять их в жизнь, его действия окажутся прямо либо косвенно связаны с подготовкой к некоторому выбору — это типично для гороскопа ученого-прикладника (конечно, для такой профессии мало одного лишь Меркурия в десятом доме, нужны и другие указания на нее в гороскопе).
Для этого человека осмысленный выбор структурен; ему трудно понять людей, совершающих его интуитивно и даже не стремящихся разобраться в природе своего процесса принятия решения. Его комплекс страха перед выбором: я недостаточно разобрался в природе законов, управляющих моей ситуацией выбора.
Венера в десятом доме
И все-таки праведник не может ходить на работу!
Этот аспект прорабатывается с еще большим трудом, чем Луна в десятом доме; не нужно думать, что он сам по себе прибавляет человеколюбия в ситуациях выбора.
По идее Венера в десятом доме означает, что в решении проблем человеку помогает Божественная любовь; это справедливо в том отношении, что пока Божественный свет не освещает ситуацию выбора, она остается для человека темной и неопределенной, а когда освещает, то правильный выбор становится ясным без каких-либо дополнительных усилий. А пока любви нет, ничто другое не поможет ему в попытках сориентироваться в сложном положении и принять решение — но это человеку совершенно неочевидно, особенно когда обстоятельства поджимают и решать что-то нужно.
Поэтому аспект чаще всего дает человеку двойственное поведение в ситуациях выбора: там, где ему любви хватает, он моментально принимает правильное решение и просто не замечает, сколь легко оно ему дается, а проблемы, где любви недостает, искренне недолюбливает и старается от них всячески уйти — что не способствует проработке аспекта.
Комплекс страха перед выбором: силы, заставляющие меня выбирать, меня не любят, и потому никакой выбор не сулит мне добра.
Марс в десятом доме
Лучшее — враг хорошего. Но не самый злой.
Этот человек для совершения правильного выбора должен поработать над ситуацией и найти способ ее оформления; только тогда первоначальная неопределенность сменяется ясным пониманием того, что нужно делать.
Проработка аспекта дает серьезного и ответственного человека, тщательно готовящегося к вариантным выборам: он знает, что здесь халтура обойдется ему очень дорого. Однако это знание редко дается ему даром: чаще всего он постигает его на практике, заработав немало неприятностей и расхлебав не одну кашу, заваренную своим недостаточно подготовленным решением. Эти эффекты связаны с тем, что данный аспект дает большие возможности правильного управления, но в то же время и предполагает высокую цену ошибки, то есть неправильного или даже просто недостаточно четкого выбора. Труд этого человека ясно виден и проявляет в конечном счете его сущность, а это, согласитесь, налагает большую ответственность.
Комплекс страха перед выбором: я недостаточно его подготовил; нужно еще поработать.
Юпитер в десятом доме
Продаваясь властям, бери иностранной валютой.
Этот человек не должен (и вообще-то не любит) совершать выбор с бухты-барахты; ему нужно помыслить ситуацию выбора как единое целое, то есть синтезировать ее.
Сделать это может оказаться куда сложнее, чем сказать. Часто видимый выбор представляет собой лишь незначительную часть истинного, но силы, скрывающие общую картину, как внешние, так и подсознательные, обычно весьма могущественны, и преодолеть их сложно — а главное, человеку не всегда понятно, зачем это нужно. И тем не менее обычно при решении трудной проблемы у него возникает желание взять ее целиком, рассмотреть всесторонне, и лишь после этого пытаться решать, ибо правильный выход может обнаружиться лишь в ходе такого всестороннего рассмотрения. Уровень проработки аспекта определит, насколько эти устремления человека будут реализованы, а в какой мере останутся лишь громкими декларациями, и в последнем случае шансов на успешный выбор у него очень мало.
Комплекс страха перед выбором: я не вижу проблемы в целом, и потому не выбираю ее решение, а тыкаю пальцем наугад.
Сатурн в десятом доме
Если выбирать, то уж конечно заморскую царевну!
Для этого человека настоящий выбор мыслим только в полевых условиях, все остальное он воспринимает (хотя бы подсознательно) как не более чем прелюдию к нему. Этот аспект естественен для капитана дальнего плавания, которого, конечно, учили обращаться с компасом и прокладывать путь, но делать это в классе это одно, а набрать реальную команду, встать на мостик настоящего корабля и прокладывать курс среди настоящих рифов и атоллов — совсем другое.
Есть огромная разница между людьми, проработавшими этот аспект, и вытеснившими его начисто из своей жизни, оставив на поверхности только панический страх перед любым ответственным выбором в не совсем известной и исследованной ситуации — а практически любой выбор этого человека погружает его в неизвестность и делает потенциально уязвимым. Механизмы вытеснения этого страха бывают самыми изощренными, но проработка начинается с того, что человек перестает ими пользоваться, собирает остатки мужества (которого у него на самом деле очень много) и все-таки на что-то решается — например, закрывает глаза и прыгает головой вниз в пруд. Кому-то это очень нужно, и он давно ждет этого человека именно там, куда ему идти страшнее всего.
Комплекс страха перед выбором: совершенно неизвестно, что из этого будет, и в первую очередь со мной лично.
Глава 9
ПЕРЕХОД ОТ ВИШУДХИ К АНАХАТЕ, или ОДИННАДЦАТЫЙ ДОМ
Ключевые слова: жертва формы; выполнение функции; нормальная эксплуатация; исполнение роли; амортизация; износ; старение; отдача.
«...Можно сказать уверенно:
здесь и скончаю я дни, теряя
волосы, зубы, глаголы, суффиксы,
черпая кепкой, что шлемом суздальским,
из океана волну, чтоб сузился,
хрупая рыбу, пускай сырая».
(И. Бродский)
Мы переходим к третьей фазе жертвенного спуска объекта по этажам эволюционной лестницы, и здесь ощущение своего рода «ограниченности» жертвования уже теряется, поскольку изменения и разрушения в объекте к концу одиннадцатого дома более чем очевидны: на техническом языке это называется амортизация, на казенном используется термин б/у («бывший в употреблении»).
Начнем, однако, с начала. Первая фаза спуска, то есть переход с сахасрары на аджну (седьмой дом) причиняет объекту ущерб более, так сказать, морального порядка: он теряет свое насиженное место в среде, индивидуализируется и встает к ней в оппозицию — и все. Никаких разрушений в собственном смысле, исключая некоторые связи со средой, с ним не происходит.
На второй фазе спуска, при переходе с аджны на вишудху (десятый дом) объект теряет свою универсальность и его прилагают к среде, выделяя одни его качества и возможности и упуская (навеки) все остальное — но это тоже в некотором смысле лишь моральная потеря.
На третьей фазе (переход от вишудхи к анахате, одиннадцатый дом) происходит нормальная (то есть в предусмотренных Создателем условиях) эксплуатация объекта, в ходе чего он теряет свою форму и становится невозможным его дальнейшее использование в предшествующей роли — зато его среда поднимается в это время с анахаты на вишудху (шестой дом), то есть оформляется сама. Впрочем, потерю формы не следует отождествлять с потерей структуры (девятый дом); типичный объект, завершивший переход с вишудхи на анахату — старые башмаки (которые так выразительно писал Ван Гог), еще сохранившие необходимые атрибуты (подошву, дырочки, шнурки и т. д.), но находящиеся уже явно не в том виде, чтобы служить своему хозяину дальше.
Потеря формы не всегда очевидна и в большой степени определяется средой и функцией объекта в процессе его эксплуатации. Платье модной женщины может, с ее точки зрения, потерять форму, будучи надетым два-три раза, хотя с точки зрения ее подруги оно ещё совершенно новое — однако первоначальный блеск и особую притягательность для общественного подсознания социальной группы модницы оно уже утратило, и теперь в ее реальности находится на уровне анахаты — его можно иногда надеть дома или подарить вырастающей дочери подруги.
Корректно и культурно проведенная эксплуатация (одиннадцатый дом) переводит объект на уровень анахаты — но это, конечно, совсем не та анахата, которая характеризует объект, пришедший с манипуры (пятый дом), где Божественная любовь ощущается как непринужденная игра природы, свежесть и яркость красок. Объект, прошедший службу одиннадцатого дома, выглядит помятым, потрепанным, его краски потускнели, лак потрескался, дерево рассохлось, а железо местами покрылось ржавчиной — но все это лишь придает ему обаяния; каждый дефект хранит в себе воспоминания о былых трудах и подвигах, он как бы концентрирует в себе любовь, освещавшую всю его долгую жизнь и тогда, в годы трудов и усилий, остававшуюся почти незамеченной; зато теперь, когда былые срывы и неприятности во многом забылись, свет прежней жизни струится через него беспрепятственно и Божественная любовь ощущается совершенно явственно, хотя пользы в прежнем утилитарном смысле от него уже практически нет — разве что отнести в музей.
В традиционной астрологии с одиннадцатым домом связывается групповая работа человека, его самовыражение в коллективе, в противоположность личному самовыражению пятого дома. Это вполне согласуется с точкой зрения каббалистической диалектики, поскольку работа в коллективе как раз и означает исполнение человеком (как вишудховским элементом) некоторой своей функции в рамках общегруппового действа, применение своей квалификации, трату умений, сил и энергии, большая часть которых не восстанавливается (например, потраченное время). В конце, исполнив свои функции и обретя любовь коллектива (а через нее и Божественную), человек благополучно отправляется на пенсию.
И здесь мы подходим к важному атрибуту, или, точнее, оттенку одиннадцатого дома, может быть, не очень приятному, но неизбежному — это эффект или субъективное ощущение старения, постепенной, но безвозвратной утери формы и, как следствие этого, возможностей исполнения функции. Принятый в настоящее время взгляд на человеческую жизнь в переводе на язык этой книги выглядит приблизительно так. Детство — это бытие на сахасраре, юность — на аджне, конец профессионального обучения и начало работы знаменуют переход на вишудху, а ранняя старость, не обремененная тяжелыми болезнями, есть бытие на анахате. При всей схематичности такого взгляда он показывает важную вещь: под одиннадцатым домом идет вся зрелая жизнь человека, которая тем самым содержит (хотя и не постоянно осознаваемым) фоном элемент старения, то есть невосстанавливаемого разрушения формы и утраты функций; как сказал поэт:
«Рад, что я интеллигент,
что живу светло и внятно.
Жаль, что лучший инструмент
годы тупят безвозвратно».
(И. Губерман)
Что же мы обретаем взамен? Этот вопрос в еще более остром виде встает при обсуждении проблем восьмого дома, в частности, умирания. С точки зрения восточной философии этот вопрос лучше не задавать, а насколько возможно точно следовать своей и Божественной природе, регулируемым Мировым Разумом, подчиняясь тем диалектическим процессам, которые фактически идут, и не пытаясь выдать их за другие. Тогда, оставаясь в их рамках, можно наиболее гармонично прожить свою жизнь и добросовестно исполнить миссию, не навязав миру множество новых и тяжело распутываемых кармических узлов. А вообще проработка любого дома ведет к тому, что человек переживает и его включение, и завершение как безусловно радостные события. В частности, переходя в конце одиннадцатого дома на анахату, человек испытывает радость от нового чувства Божественной любви к себе: другое дело, насколько он выполнил задачу этого дома и в какой мере ему нужна эта любовь.
Трудности и препятствия. Начало, то есть включение одиннадцатого дома, обычно не вызывает у человека протеста: объект приспособлен к эксплуатации и вроде как пританцовывает от избытка сил, готовый потратить их на благо среды. Здесь характерно не опоздание по причине подсознательного нежелания включаться в активную деятельность, а скорее ее начало, когда объект еще не готов к исполнению свойственных ему функций, а одиннадцатый дом еще не включился. Важным признаком включения этого дома является включение двойственного, то есть пятого дома у среды, которая начинает переход от анахаты к вишудхе, то есть претворение в формы заключенной в ней Божественной любви.
В качестве примера рассмотрим тюбик с краской, купленный художником. В момент покупки у него (тюбика) включился десятый дом: он выбрал себе хозяина и нашел свое место в ящике, рядом с другими тюбиками. Когда художник начинает свою работу, он организует для тюбика среду, располагая рядом с ним: палитру, холст, кисти, и главное содержание процесса, происходящего в этой среде, есть переход из шестого дома: замысел художника, его любовь находит воплощение в красках и формах, возникающих на картине. Наш тюбик имеет к этому процессу самое прямое отношение: он содержит в себе одну из необходимых художнику красок, и его функция заключается в том, что при нажатии на его бока эта краска выползает наружу. Преждевременное включение функции в данном случае приведет к тому, что краска начнет выходить из тюбика не тогда, когда художник возьмет его в руки с целью выдавить ее на палитру, а раньше — и перемажет все вокруг.
Значительно более болезненно, чем начало, может переживаться окончание ситуации одиннадцатого дома, когда функция объекта исчерпывается, он невозвратимо теряет поддерживавшую ее форму и становится ненужным среде, которая к тому времени благополучно переходит на вишудху. Тюбик свернут с хвоста в трубочку, выжат до последней капли краски, а картина дописана — и кому он теперь нужен? Однако если судьба использованного тюбика волнует обычного человека мало, то необходимость выхода на пенсию становится зачастую колоссальной проблемой. Как признаться самому себе в том, что энергия, служившая основой твоего бытия в мире и бывшая много лет необходимой твоей фирме, иссякает и ты больше не нужен? Мысль о том, что фирма за это время твоими, в частности, заслугами созрела и оформилась, греет человека зачастую в очень малой степени, и он начинает неуклюже притворяться перед сотрудниками, а в первую очередь перед самим собой, что есть еще у него порох в пороховницах, а знания и опыт не раз пригодятся... и все это выглядит очень жалко, если его одиннадцатый дом уже пришел к завершению и дает человеку четкую команду: На отдых! Впрочем, завершению одиннадцатого дома чаще сопутствует не увольнение, а понижение в должности, перевод на полуответственную работу и т. п.
С какими домами важно не путать одиннадцатый: прежде всего, с пятым — такая тенденция особенно характерна, если между этими домами есть планетарная оппозиция (то есть планета, стоящая в пятом доме, стоит в оппозиции к планете в одиннадцатом доме). Что это значит на практике? Ситуация одиннадцатого дома означает жертвенные для объекта усилия, в ходе которых он исполняет определенную функцию, старея и амортизируясь. Это нередко оказывается не слишком легко и приятно, и человек может попытаться сыграть с другими и собой такую игру: незаметно подменить одиннадцатый дом пятым, то есть превратить ответственное и старящее исполнение функции в веселую непринужденную игру, притворившись, что форма это структура, и ее можно непринужденно осваивать, не придерживаясь никаких специальных правил. Типичный пример — воспитание подросших детей. Для родителей оно идет во многом под одиннадцатым домом, когда они, необратимо уставая и старея, все же создают условия, необходимые для оформления своих чад на всех планах и во многих сферах. Наоборот, бабушки и дедушки воспитывают внучат преимущественно под пятым домом — балуют их и играют с ними, вместе осваивая структуры, определенные родителями (скажем, мама одевает сына, а бабушка после этого ведет его гулять). Если же родители, уставая или халтуря, начинают подменять свой одиннадцатый дом пятым, то есть играют с детьми, но никак не оформляют (ничему серьезному не учат, воспитывают шлепками или от случая к случаю и т. д.), то перед детьми, когда они вырастают, встают тяжелые проблемы, которыми, они чувствуют. они обязаны родителям, но разрешить их во взрослом возрасте (например, оформить в себе такие добродетели, как сосредоточенность, усидчивость, прилежание) бывает очень трудно или вовсе невозможно (другая, не менее опасная подмена заключается в попытке включить одиннадцатый дом, когда реально активен пятый; это значит, например, воспринять ситуацию отдыха и развлечения как изнурительно рабочую, и энтузиастов такого рода встречается больше, чем можно подумать).
Другой вариант путаницы возникает, когда человек не замечает перехода от десятого дома к одиннадцатому. Вообще этот переход довольно распространен, например, в такой ситуации: сначала человек совершает выбор, что именно он будет делать, а затем приступает к исполнению своего решения. Однако если выбор совершается не совсем (или совсем не) добровольно и малоприятен, человек может попытаться сделать вид, что одиннадцатый дом еще не начался и все еще продолжается десятый — но ничего хорошего из этого, как правило, не получается. Другой вариант — попытка смешения десятого и одиннадцатого домов, когда человек как бы одновременно и выбирает план действий и осуществляет его, что выливается в своеобразные прыжки с лопатой по участку обрабатываемой земли, или, другой пример, в психологическую игру «Динамо» (подробно описанную Эриком Берном), когда женщина заигрывает с мужчиной таким образом, что у него через некоторое время возникает острое желание сказать ей: «Ты все же реши, наконец, хочешь ли лечь со мной в койку или нет!»
* * *
Теперь рассмотрим специфику проявлений одиннадцатого дома в различных коллективах.
В жизни пары одиннадцатый дом часто реализуется в той своей ипостаси, которая называется исполнение роли.
Любой актер знает, что для того, чтобы хорошо исполнять роль, мало в нее войти — нужно еще ощутить на себе вполне реальную энергию образа, расходуя которую в конкретных специфических условиях можно сыграть спектакль. Эта энергия и есть энергия (театральной) формы; в спорте употребляется выражение «спортивная форма», имеющее аналогичный смысл: это есть энергия, расходуя которую, спортсмены достигают своих целей: пробегают стометровку, выполняют упражнения на снарядах и т. д.
В отношениях пары, исключая союзы высокого уровня, большая часть ситуаций одиннадцатого дома это именно исполнение ролей — партнеров друг перед другом или их вместе перед средой; именно поэтому так эффективны системы психотренинга, выводящие в сознание и подчеркивающие подсознательные ролевые установки партнеров. При этом трудности и разочарования возникают на второй, завершающей фазе одиннадцатого дома, когда энергия образа заканчивается, то есть роль, говоря театральным языком, заигрывается и перестает быть нужной и интересной партнеру (среде) — хотя сначала была, вероятно, захватывающе увлекательной и совершенно необходимой.
Когда муж говорит жене: «Если бы ты знала, как ты мне надоела!» — он обычно имеет в виду не ее личность, а те роли, которые она ему предлагает и которые уже истощились и не придают ему форму, то есть не переводят его больше с анахаты на вишудху. И это значит, что ей (и, вероятно, ему тоже) нужно сменить пластинку, чтобы в ответ не звучали претензии такого рода:
«А у тебя, я вправду Вань,
Ну все друзья такая рвань
И пьют всегда в такую рань
Такую дрянь!»
(В. Высоцкий)
В жизни семьи ситуации одиннадцатого дома многообразны — это практически все ее рутинные дела и положения, чей сценарий заранее известен и отыгрывается по согласованной схеме — но через некоторое время все начинают чувствовать, что он исчерпывает себя и нужно что-то новенькое.
Обычно в семье очень хорошо отслеживается связь диалектических переходов одиннадцатого и шестого домов, когда сценарное рутинно-жертвенное функционирование семьи в целом или ее части (одиннадцатый дом) сопровождается любовным оформлением того или иного ее объекта или субъекта. Вот несколько типичных примеров.
Еженедельная и особенно праздничная уборка. Здесь одиннадцатый дом стоит над теми членами семьи, которые ее производят, а шестой — над домом в целом, который при этом обретает форму (то же относится и к приготовлению праздничного стола).
Серьезное (под шестым домом) обучение детей есть формирование у них тех умений и навыков, которые без каких-либо доработок будут применены ими в дальнейшей жизни. Здесь одиннадцатый дом стоит над родителями, дающими ребенку профессиональный, без скидок на возраст, уровень знаний и умений, и это совсем не то же самое, что поверхностное вводно-образовательное обучение под третьим (для ребенка) домом (для обучающего это означает включение десятого дома, то есть выбор одной из граней общего, универсального знания). Детям, разумеется, нужны от родителей оба вида обучения (то есть и под третьим и под шестым домами), и очень интересно следить за тем, как эти дома заканчиваются: например, ребенку внезапно надоедает поверхностность предлагаемых ему мамой сведений или приблизительность предлагаемых отцом навыков (конец десятого дома для них), и он начинает задавать такие вопросы и требовать таких тонкостей технологии, которые впору взрослому, и родители волей-неволей включают свой одиннадцатый дом и «тратятся» уже гораздо серьезнее.
В жизни государства одиннадцатый дом в целом характерен для спокойных времен, следующих за бурными временами, например, свержением старого государственного эгрегора (это могла быть революция или серьезная реформация).
Разумеется, начало и конец одиннадцатого дома переживаются как совсем разные времена (начало — как свежесть и торжество новых социально-государственных идей, конец — как их слабость, бессилие и загнивание), но суть остается одинаковой: в обществе идет рутинная эксплуатация энергии, первоначально заложенной в основание государства при его создании (или последней серьезной реформации), и на этой энергии отдельные общественные субъекты (организации, движения, идеи) оформляются, то есть обретают отчетливое бытие и организационную структуру.
Локальное включение государством одиннадцатого дома это обычно объявление некоторого курса или сценария (например, принятие плана развития годового бюджета и т. п.), в рамках которого будет осуществляться программа жизни общества, имеющая государственное значение. Включение этого сценария (конкретное распределение бюджетных ассигнований) вызывает к жизни уже «шестидомную» активность социальных субъектов, фирм и т. д., которые, реализуя эту программу, оформятся сами.
Одиннадцатый дом в жизни фирмы — это в первую очередь ее рутинное бытие, когда не происходит ничего выходящего за рамки обычной эксплуатации сил, умений, навыков и здоровья сотрудников (а также износа оборудования и амортизации зданий и помещений) под общим руководством эгрегора фирмы; под шестым домом находится создаваемая фирмой продукция (неважно, плотно— или тонкоматериального свойства).
Отличие человека, работающего на хорошей фирме, от ржавеющего винтика сложного прибора заключается не только в том, что фирма заботится о восстановлении потраченных им квалификации, сил и здоровья — в какой-то мере они все равно невосстановимы. Самое главное заключается в том, что в результате своей работы человек приближается к исполнению своей жизненной миссии, важным признаком чего является снисхождение Божественной любви и благодати по окончании одиннадцатого дома, и в хорошей фирме они хорошо ощущаются, хотя, как читатель понимает, специальными административными мерами достичь этого трудно.
Включение одиннадцатого дома на фирме — это, например, принятие окончательного решения совета директоров о распределении финансирования и заданий между подразделениями; после этого они начинают работать — сначала бодро, а под конец — более уныло (иногда, правда, наоборот — так бывает, при глупом начальстве и компетентном коллективе).
В развитии сюжета книги одиннадцатый дом — это, так сказать, хлеб автора и место отдохновения читателя, где он спокойно следит за развитием основных заложенных ранее тем, конфликтов и напряжения, пока они себя еще не исчерпали. Вдохновение автора носит на этом отрезке спокойный и ровный характер: он пробурил в толще земли скважину, из нее уже вылетели под огромным давлением куски породы, потом выбился и был укрощен могучий фонтан нефти и теперь идет нормальная эксплуатация постепенно истощающегося месторождения.
Под одиннадцатым домом автор книги показывает, на что он способен как профессионал, как литератор, то есть человек, работающий над словом. Это наименее выразительные и запоминающиеся куски текста, и если читатель даже в них узнает неповторимый почерк и старается запомнить их наизусть, то можно считать, что книга удалась. Если же писатель акцентирует наиболее яркие, «крутые», «клубничные» моменты и старается поддерживать напряжение сюжета так, чтобы вовсе избежать одиннадцатого дома (например, чувствуя свою литературную несостоятельность), то помимо его воли происходит перераспределение акцентов домом и под одиннадцатый дом при чтении книги читателем попадают многие сцены из тех, которые он писал как будто под десятым или даже восьмым. Чрезмерная яркость утомляет глаз и он, сужая зрачок, гасит контрасты, превращая и черное и белое в оттенки серого.
* * *
Сильный одиннадцатый дом дает человека, в чьей жизни будет много работы — такой, которая видна внешнему миру или, во всяком случае, ему самому; но, конечно, качество этой работы во многом зависит от него самого.
Вообще дневные дома — это реализация набранного потенциала, но особенно это становится заметным при включении одиннадцатого дома, когда в окружающей среде за счет этого создаются различные формы.
Другими словами, этот человек в первую очередь квалифицированный работник, мастер, расходующий свои умения и силы на создание форм; однако более, может быть, точный символ одиннадцатого дома — это актер — и на сцене, и в жизни, человек, который включившись в определенный сюжет и взяв на себя порой самую скучную и невыигрышную роль, умеет сыграть ее сильно и неповторимо — не ломая, однако, ни ее, ни сюжета излишним самовыражением, и «отсебятиной». Это может выглядеть почти чудом, особенно при слабом шестом доме, когда человек не будет тратить много времени и сил на создание образа или получение квалификации — но у него все равно будет много что выразить и сделать.
Таких людей очень любит начальство, особенно умеющее разумно использовать труд своих подчиненных; им нужно избегать халтуры и распознавать окончание одиннадцатого дома, когда сюжет и роль уже себя исчерпали: как ни жаль с ними расставаться, если сделать это вовремя, то новые окажутся не менее интересными и плодотворными.
Слабый одиннадцатый дом дает человека, которому плохо удается существование в рамках предложенной роли, а выполнение рутинной работы ему быстро надоедает; впрочем, судьба в этом отношении оказывается к нему более благосклонна, нежели к другим. Автор подчеркивает, что сказанное относится к внутреннему миру и к субъективному восприятию жизни: внешняя жизнь человека со слабым одиннадцатым домом может почти не отличаться от жизни окружающих.
Если шестой дом в карте силен, то человек будет с интересом и энтузиазмом повышать свое мастерство, но ожидать большой и интенсивной отдачи от его усилий не следует — ни окружающим, ни ему самому. Если же и шестой дом слаб, то для человека мир будет поделен на две сферы, имеющие друг к другу малое отношение: сфера, так сказать, горняя, куда относятся люди и объекты совершенные (на вишудхе, аджне и сахасраре) и сфера дольняя, куда относятся люди и объекты обыкновенные и просто хорошие (на анахате и ниже), и переход из одной категории в другую его усилиями (и по его наблюдениям) практически невозможен.
Гармоничный одиннадцатый дом дает человека, для которого реализация своего профессионального потенциала не составляет затруднений: если он чему-то выучился, то легко применит свои умения на практике, создав те или иные необходимые среде формы, и среда окажется ими как бы довольна.
Этому человеку обычно достаются необременительные жизненные роли, которые ему поначалу интересно играть — но если не проявить должной бдительности, они могут незаметно для него лишиться энергии и стать скучными и не нужными для среды — а он этого не заметит. Так стареет и выходит из моды, сама этого не замечая или делая вид, что не замечает, некогда знаменитая актриса и постепенно теряет легкость, непринужденность и живость движений прекрасная в молодости балерина.
Для непроработанного гармоничного одиннадцатого дома характерно застревание человека в давно исчерпавшей себя роли, которая начиналась с головокружительной легкости и обаяния. Проработка требует в первую очередь преодоления предубеждения, что любая форма, сделанная человеком, идеально приспособлена для нужд среды — гораздо чаще среда имитирует свое согласие, а в действительности формы, в которых она нуждается, несколько тоньше и прихотливее. Если человек это вовремя увидит и соответственно скорректирует свои усилия, то и окончание одиннадцатого дома пройдет для него гармонично и радостно, а может быть, и с глубоким удовлетворением от своих усилий.
Пораженный одиннадцатый дом дает человека, у которого будет много скуки и протеста против рутины (или того, что он сочтет рутиной) в своей жизни, причем этот протест будет гораздо чаще носить деструктивный, нежели конструктивный характер.
Его жизненные роли будут очень энергичны, но плохо приспособлены к его обстоятельствам; самые по идее невинные образы будут таинственным образом преображаться им в зловещие, демонические или просто неадекватные своему замыслу — при том, что явных противоречий ему может и не быть.
Таких исполнителей очень не любят начальники, так как на них трудно положиться. Зато проработка аспекта дает шанс успешно выполнить задание, не возможное ни для кого другого: это работа агента, каскадера, воспитателя детей младшего школьного возраста.
С чего начинается проработка? После нескольких неудач у человека может возникнуть идея поставить на себе как на исполнителе крест — и ей не следует поддаваться. Второе, противоположное искушение — не признавать никаких правил, заданий и начальников; его тоже следует отвергнуть и искать свои роли и свой способ их исполнения — но не перечеркивания!
Одиннадцатый дом в знаках
Положение одиннадцатого дома в Зодиаке покажет сферу, где рутинные для человека ситуации, когда он реализует имеющийся у него потенциал в интересах среды, которая оформляется за счет его усилий. Проработка аспекта в первую очередь означает правильное приложение усилий для выращивания полноценных плодов (остатков) медитаций соответствующего тела. Для человека этот процесс будет чем-то вроде спектакля, в котором он должен сыграть возложенную на него роль — возможно более творчески, но оставаясь в ее рамках и выкладываясь полностью — только тогда он обретет Божественную любовь и благодать.
Одиннадцатый дом в Овне,
или на исходящем буддхиальном потоке
Что есть неблагодарность? Оселок, на котором оттачиваются твои проницательность и бескорыстие.
У этого человека вероятно очень острое, сущностное отношение к реализации своих профессиональных навыков и недоработок. В порядке психологической защиты оно может быть частично вытеснено в подсознание и завуалировано, но все же обычное, рутинное течение того, что он считает своей работой, затрагивает его в первую очередь на ценностном уровне, и успешная реализация своего потенциала в нужных для окружающей среды формах дает ему прямое душевное удовлетворение и сеет семена интересного для него потока событий.
Однако проработка аспекта сложнее, чем просто добросовестное исполнение возложенных обязанностей. Есть у этого человека, кроме видимых, еще и невидимые, тонкие обязанности — перед своей душой, или, говоря менее поэтично, по упорядочению и взаимному согласованию своих ценностей, установок и главных жизненных программ. Эта работа должна выполняться в рамках определенной роли, или функции, возложенной на человека вместе с готовым для нее потенциалом, то есть возможностью ее исполнения — и вот с этой ролью человек должен научиться справляться и выполнить ее до конца. Какова эта роль, в общих чертах скажут планеты в одиннадцатом доме, их аспекты и положение Марса в гороскопе. А до тех пор, пока человек с ней не освоился, он будет путаться в своих ценностях и программах, очевидно противоречащих друг другу, что не только превратит в хаос его жизнь, но и не даст нормально участвовать в самых обычных и в принципе доступных ему делах.
Одиннадцатый дом в Тельце,
или на нисходящем каузальном потоке
«Саблезубые тигры обслуживаются по вторникам и четвергам»
У этого человека напряжение и сложности с выполнением возложенных на него рутинных функций скажутся в возрастании сложности и противоречивости потока событий, который будет чересчур часто и жестко ставить его в тупик или раздирать на части.
Проработка аспекта заключается в первую очередь в том, что человек пытается понять, для каких жизненных ролей предназначила его судьба и каким потенциалом для их исполнения он уже, в данный момент, обладает. Когда он это поймет и освоит эту роль (их может быть несколько), он обнаружит, что овладел искусством управления каузальным потоком, умея когда нужно смягчить, а иногда и заострить противоречия и напряжения между событиями, так, чтобы они шли наиболее гармоничным и конструктивным образом, давая необходимую, но съедобную пищу уму и трем нижним телам. На его обычные роли в потоке событий покажут планеты в одиннадцатом доме, Венера и ее аспекты; но в любом случае, пока эти роли не освоены, никакие рутинные функции, даже те, к которым человек, казалось бы, совершенно подготовлен, он не сможет выполнить без срывов и разочарования — в себе и в обстоятельствах.
Одиннадцатый дом в Близнецах,
или на нисходящем ментальном потоке
Если человек умеет думать, ему все равно, что читать.
У этого человека проблемы в исполнении его обычных функций и обязанностей сказываются на мышлении: оно начинает давать сбои, путаться, мысли противоречат сами себе настолько, что это даже не смешно. Интересно, что наблюдается и обратное влияние: разброс и разнобой в мыслях немедленно отражается и на нормальной жизни человека, даже исполнении им функций, не имеющих прямого отношения к беспокоящим его ментальным парадоксам и несообразностям.
Проработка аспекта начинается с решения проблем ментального тела. Человек должен обнаружить основные роли в процессе мышления (а особенно осмысления жизненных трудностей), на которые его определяет судьба и дает врожденный или нарабатываемый в течение жизни потенциал; реализуя его, человек может удовлетворительно — как для себя, так и для среды — исполнить эти роли. Планеты в одиннадцатом доме покажут стиль мышления в ролях, например, Солнце — решительный, Венера — нежный, Сатурн — практичный, а положение Меркурия в карте определит общий фон, на котором они будут происходить.
Одиннадцатый дом в Раке,
или на нисходящем астральном потоке
На оселке Внешнего Смирения точится кинжал Черной Неблагодарности.
Этот человек переживает сложности с исполнением своих обычных функций в первую очередь эмоционально, чего бы эти затруднения ни касались. У него возникает эмоциональный перехлест, на который бурно и часто болезненно реагирует эфирное тело, и справиться со своими эмоциями ему очень трудно. С другой стороны, эмоциональная несдержанность мешает ему нормально работать, реализуя свои возможности, и разорвать этот замкнутый круг довольно сложно.
Проработка аспекта заключается в первую очередь в том, чтобы сосредоточить свое внимание на собственном астральном теле и понять, какие эмоциональные роли судьба предназначила человеку и как бы сама позаботилась о том, чтобы дать ему энергию для их успешного исполнения. Кое-что об этих ролях скажут планеты в одиннадцатом доме, Луна и их аспекты в карте, но они естественно обнаруживаются в жизни человека и сами по себе, если только он задастся таким вопросом. Основное содержание такой эмоциональной роли заключается в определенном регулировании эмоционального потока и адекватном формировании его конфликтов и тупиков — в наиболее подходящем для среды виде.
Одиннадцатый дом во Льве,

<< Пред. стр.

стр. 4
(общее количество: 6)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>