<< Пред. стр.

стр. 5
(общее количество: 6)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

или на нисходящем эфирном потоке
Жизненная позиция: дегустатор.
У этого человека трудности в исполнении обычных в его жизни ролей и функций сказываются в первую очередь на биоэнергетике: в ее срывах, прибоях, критических режимах работы, приводящих в конечном итоге к физическим болезням или травмам, а вначале выражающимся в «нервных» состояниях, всевозможных физиологических нарушениях и т. п. Если человек не обращает достаточного внимания на здоровье своего эфирного тела, то он становится жертвой также и обратного влияния: всякий его биоэнергетический сбой таинственным или вполне «материальным» образом становится причиной сбоя в выполнении им одной из своих рутинных функций — и возникает порочный круг, который бывает очень трудно разомкнуть, особенно когда здоровье в целом уже не то, что в молодости.
Внимательно наблюдая за собой, этот человек может найти прямые связи между теми ролями и функциями, которые он на себя берет, с одной стороны, и функциональными и энергетическими процессами и явлениями в своем плотном теле — с другой, и сознательно влиять на одни через другие. Однако истинная проработка аспекта начинается с того, что он обнаруживает свои основные роли в процессах биоэнергетической саморегуляции, которые предназначены ему судьбой, и научится реализовывать свой потенциал, предназначенный для их исполнения. Кое-что об этих ролях скажут планеты в одиннадцатом доме и положение Солнца в гороскопе: например, Меркурий в одиннадцатом доме дает роль Систематизатора тупиков и напряжений собственных эфирных медитаций.
Одиннадцатый дом в Деве,
или на транзитном физическом потоке
Не научившись толком двигаться, можешь ли ты рассчитывать на успех своего физического воплощения?
У этого человека эффективность исполнения рутинных обязанностей и функций тесно связана с умением правильно отдыхать и расслабляться при физических нагрузках. Что это значит?
Каждый человек в возрасте где-то около года учится ходить — но это вовсе не значит, что в процессе ходьбы он правильно расслабляет свои мышцы и связки — этим искусством по-настоящему овладевают лишь спортсмены, особенно специализирующиеся на спортивной ходьбе. В еще большей степени сказанное относится к бегу — в общем-то естественному для здорового человека занятию. Взрослый индивид любого пола, умеющий правильно расслаблять свои мышцы и освобождать суставы и связки во время бега, способен совершенно спокойно пробежать за час десять-двадцать километров, не запыхавшись и не устав — а многие ли из нас способны на это?
Имея одиннадцатый дом в Деве, человек ощущает проблему неадекватного окончания физических медитаций (включая и внутренние телесные процессы, такие как пережевывание и переваривание пищи) как особенно актуальную в связи с ее прямым отношением к срывам или по крайней мере осложнениям с исполнением любых своих рутинных обязанностей (скажем, отправления должности начальника паспортного стола). Проработка аспекта заключается в том, что человек определяет, какие основные специфичные для него роли и функции возлагает на него физическое тело при подготовке необходимых для эфирного тела энергий, и учится адекватно эти функции исполнять. Их можно в первом приближении понимать как особый стиль отдыха и расслабления: например, при Луне в одиннадцатом доме оно должно быть комфортным, а при Венере в этом доме — эстетичным (что такое комфорт и, соответственно, эстетика при расслаблении, скажем, коленного сустава, этот человек будет прекрасно понимать).
Одиннадцатый дом в Весах,
или на восходящем эфирном потоке
Если жизнь заставляет тебя работать, стоя на одной ноге, постарайся развеселить окрестных ребятишек.
Для этого человека успех в реализации своего потенциала в процессе исполнения взятых на себя функций и ролей прямо связан с качеством проведения биоэнергетических медитаций и, главное, с выработкой итоговых эфирных энергий, предназначенных для укрепления эмоционального фундамента. Если последний процесс человеком не освоен как особая, но рутинная процедура, то у него не только будет возникать постоянный негативный эмоциональный фон (раздражения, нелюбви, доходящей до отвращения, злости, гнева и т.п., но и будут страдать совершенно, казалось бы, не связанные с биоэнергетикой и эмоциями рутинные функции и процессы; и наоборот, их успешное выполнение будет до некоторой степени помогать созреванию эфирных суперэнергий и улучшению эмоционального фона.
Однако первичны в данном случае именно процессы создания биоэнергетических плодов, и проработка аспекта требует в первую очередь осознания и осуществления той особой роли, которая наложена на человека в его рутинном управлении этими процессами. О том, как именно он должен на них влиять и каков его энергетический потенциал, реализуемый с этой целью, (в общем) скажут планеты одиннадцатого дома и положение Венеры в гороскопе. Например, Венера в Овне придаст особое духовное значение процессам созревания супербиоэнергий, так что для человека они станут в одном ряду с первоочередными ценностями (и потенциал для управления этими процессами также будет иметь духовное, то есть атманическое звучание).
Одиннадцатый дом в Скорпионе,
или на восходящем астральном потоке
Молчание — золото... если, конечно, не свинство.
Трудности и успехи в выполнении своих обычных обязанностей и ролей у этого человека будут интимно связаны с эмоциональными процессами, а особенно с образованием итоговых эмоций. Чем лучше он будет справляться со вторым процессом, в частности, избегая негативных и разрушительных эмоциональных итогов, тем лучше и эффективнее будет он справляться с исполнением любых своих ролей (кармически ненужные при этом отпадут сами по себе), адекватно воплощая в них имеющийся у него потенциал и испытывая глубокое удовлетворение, успокоение и умиротворение, когда этот потенциал исчерпывается, а роль подходит к концу.
Однако проработка аспекта начинается не с произвольно взятой роли или функции, а с тех из них, которые возложены на человека в связи с формированием итоговых эмоций, завершающих эмоциональные медитации. Здесь он должен найти в себе адекватную роль (и соответствующий ей энергетический потенциал) и воплотить ее в жизнь, создавая необходимые астральной среде формы итоговых эмоций. Планеты в одиннадцатом доме укажут на тип этого потенциала и особенности роли, но искать ее человеку придется по большей части самостоятельно, ориентируясь на априорное внутреннее знание и, в какой-то мере, на отслеженную связь между успешно исполняемыми функциями и сопутствующими им эмоциональными состояниями.
Одиннадцатый дом в Стрельце,
или на восходящем ментальном потоке
Демократичность правления характеризуется списком понятий, запрещенных цензурой.
Успешное исполнение своих ролей и функций у этого человека тесно связано с правильным (для него) способом осмысления жизненных затруднений и, главное, формированием в заключение процесса мышления выводов, ложащихся в основу будущих событий, действий и поступков. Это не нужно понимать слишком прямолинейно, то есть что для успешной реализации функции человеку нужно осмысливать и делать практические выводы, касающиеся затруднений, связанных именно с ней (хотя и это, конечно, важно). В действительности имеющаяся связь носит более абстрактный характер: все внешние рутинные обязанности и роли этого человека суть символические отражения его кармических обязанностей и ролей, связанных с выращиванием ментальных плодов (в том числе и не осознаваемых), и чем лучше человек справляется с последними ролями, тем лучше у него получаются первые.
Таким образом, проработка аспекта начинается с определения, для начала хотя бы в общем виде, специфического характера роли и соответствующего ей потенциала, реализуя (воплощая) которые, этому человеку следует завершить умственные процессы и делать практические выводы. Это может звучать несколько неожиданно, но карме вовсе не безразлично, как именно этот человек приходит к своим выводам в рутинном процессе своего мышления: при Луне в одиннадцатом доме он должен готовить их очень заботливо, а при Юпитере в нем же — всесторонне.
Одиннадцатый дом в Козероге,
или на восходящем каузальном потоке
Хилиазм* выглядит пошлым в качестве апофеоза учения об удовлетворении потребностей.
(* Хилиазм — учение о Царстве Божьем на земле)
У этого человека процесс рутинного исполнения свойственных ему функций и обязанностей тесно связан с процессом созревания экзистенциальных выводов из происходящих с ним событий. Эта связь обычно не является прямой, то есть не нужно думать, что выводы, совершаемые им по окончании данного сюжета, относятся лишь к задействованным в нем функциям.
Здесь наблюдается более тонкая зависимость, имеющая чаще всего символический характер, и этот символизм человеку очень важно расшифровать. Смысл этой зависимости заключается в том, что внешние сюжеты, выражающиеся в исполнении человеком определенных функций и реализации своего потенциала, символизируют тонкие и чаще всего в малой степени поддающиеся осознанию процессы созревания жизненных (каузальных) итогов, и от того, насколько правильно (с точки зрения своего организма и кармы) он это делает, напрямую зависит его успех и удовлетворение от исполнения внешних функций и реализации соответствующего потенциала.
Таким образом, этому человеку нужно понять основные роли, воплощаясь в которые, он должен подводить итоги своих каузальных цепочек, осознать и скрытый в себе потенциал, который позволит ему сыграть эти роли, адекватно для себя сделав экзистенциальные выводы; они лягут в основу его жизненных позиций и реализуемых им программ. Указания на эти роли и потенциал дадут планеты в одиннадцатом доме, их аспекты и положение Сатурна в гороскопе. Например, при Марсе в одиннадцатом доме при подведении жизненных итогов нужно тщательно работать над их формой (а она не дается легко), и скорее всего результат будет сильно отличаться от сырого материала.
Одиннадцатый дом в Водолее,
или на восходящем буддхиальном потоке
Как становятся философами? Очень просто: возьми какой-нибудь бессмысленный тезис, скажем: «анархия — мать порядка», добавь: «и дочь», — и ты уже стихийный диалектик.
У этого человека исполнение рутинных обязанностей и реализация потенциала в формах, необходимых среде, как правило, представляют собой достаточно длительные процессы — во всяком случае так обстоит дело в его восприятии происходящего. Внешне он может, например, сменить несколько работ или жен, но в его субъективном восприятии это будет сопровождаться реализацией одного и того же потенциала — в первом случае профессионального, во втором — супружеского.
Успех в выполнении своих ролей и функций и реализация потенциала у этого человека тесно связаны с тонким и длительным душевным процессом — выработкой итоговых ценностей, завершающих существенные отрезки изменений его экзистенциальной (ценностной) картины мира. При этом если процесс выработки этих метаценностей идет неправильно, то это неизбежно приведет к нарушению исполнения внешних функций и ролей.
Проработка аспекта требует определения основных ролей, или функций, которые должен взять на себя человек в процессе выработки метаценностей; в первом приближении это означает определение энергий, которыми он будет при этом пользоваться — на них дадут указания планеты в одиннадцатом доме и положение Сатурна в гороскопе.
Одиннадцатый дом в Рыбах,
или на транзитном атманическом потоке
Отрицание бытия Божьего антиисторично.
Отношение к своим рутинным обязанностям и реализации в формах, необходимых среде, своего потенциала у этого человека будет сложным. Иногда (редко) ему будет казаться, что он всю жизнь выполняет — правда, под разными видами — одну и ту же обязанность, а по большей части рутина будет ему скучна и он будет легко переходить от исполнения одних функций и ролей к другим, не слишком задумываясь и не очень привязываясь к ним. Тем не менее, он будет ощущать скрытый духовный смысл (или мистическое значение) в реализации своего потенциала, но каков он в точности, не поймет скорее всего никогда.
Проработка аспекта заключается в хотя бы частичном осознании своей главной роли (или ипостаси) в процессе смены идеалов или, более общим образом, формировании духовных противоречий и напряжений, разрешающихся позже в импульсы, инициирующие смену его ценностей картины мира. Намек на эти ипостаси дадут планеты в одиннадцатом доме и положение Юпитера в гороскопе (например, Венера — Любящий. Марс — Ваятель, Сатурн — Испытатель и т. д.)
Планеты в одиннадцатом доме
Планеты, находящиеся в одиннадцатом доме, покажут энергии и ситуации, с которыми человеку придется иметь дело, выполняя рутинные роли и обязанности и реализуя свой потенциал в формах, необходимых для среды. На низком уровне проработки аспекта эти энергии покажутся человеку разрушительными для его ролей и функций, а ситуации — невыносимыми или принципиально не разрешимыми имеющимися в его распоряжении методами. Проработка заключается в укрощении энергии планеты и подчинении ее исполняемым функциям. Если же проработка не происходит, у человека возникает специфический, определяемый природой планеты комплекс препятствия: «Что мешает мне исполнять свои обязанности и реализовывать свой потенциал?»
Солнце в одиннадцатом доме
Решая, быть чему-то или не быть, помни, что речь на самом деле идет о твоей судьбе.
Это аспект человека, отчетливо предпочитающего барщине оброк. Он понимает реализацию своего потенциала и исполнение даже самых рутинных функций как ответственный процесс, в котором он самостоятельно готовит и принимает принципиальные решения. Правда, при сильном поражении Солнца возможен вариант тяжелой судьбы, которая как нарочно наказывает его за любую независимость такого рода, и человек в порядке самозащиты пытается избегать выборов типа «быть или не быть» при исполнении своих обязанностей, например, перекладывая их на кого-либо, но жизнь все равно в конечном счете разворачивает ситуацию так, как будто он был ответственен за выбор.
Влияние одиннадцатого дома на Солнце заключается в том, что подготовка к любому принципиальному выбору этого человека как бы сама собой включается в то или другое его рутинное действие или становится частью исполнения определенной устойчивой роли. Это дает некоторую склонность к шаблонному решению задачи выбора, чего следует избегать, иначе, с одной стороны, тускнеет роль, а с другой — гаснет солнечный потенциал человека, занимающий важное место при создании им своей, индивидуальной, не похожей ни на какие другие внешней и внутренней реальности.
Комплекс препятствия: реализации моего потенциала откровенно мешает внешний мир, принципиально ставящий мне палки в главные колеса.
Луна в одиннадцатом доме
Наряду с Собственной, Бог предусмотрел также и твою заботу о мире — очевидно, на случай, если Он что-то упустит из виду.
Этот человек исполняет свои рутинные функции на энергии заботы, и они по своей сути часто с ней связаны. В конструктивном варианте человек осуществляет адекватную заботу о том или ином объекте, и именно это является взятым им на себя обязательством, и у него имеется некоторый исходный энергетический (и информационный) потенциал, постепенно расходуя который, он исполняет свою роль.
К сожалению, описанная картина реализуется лишь после очень основательной проработки аспекта. А на пути к этому возникает множество сложностей и соблазнов, которые нужно преодолеть. Вот некоторые из них.
Потенциал не соответствует роли, то есть обеспечивает не ту заботу, которая необходима объекту; человек больше думает о своих собственных потребностях и удобствах, пытаясь расходовать свой потенциал на них, то есть подменяет (сознательно или подсознательно) заботу об объекте заботой о себе; забота быстро становится стандартным, скучным и невыразительным занятием; неадекватная озабоченность превращается в почти не снимаемую маску человека.
Комплекс препятствия: для успешного исполнения своих функций мне хронически не хватает внешней заботы и поддержки.
Меркурий в одиннадцатом доме
Без эксплуатации человека человеком откуда же взяться на Земле порядку?
Этот человек будет исполнять свои рутинные обязанности и реализовывать свой потенциал, используя научные методы и структурный подход (может быть, даже не зная, что это такое). Вероятно, что его обычные функции и роли прямо или косвенно будут связаны с упорядочением и структурированием, обнаружением некоторых закономерностей или, наоборот, с подчинением определенному закону части реальности. Если же его роль не окажется связанной с подобными действиями напрямую, все равно для ее успешного исполнения человеку придется применить структурный подход, что-то (может быть, в самом себе) упорядочить и привести в систему.
Каковы сложности этого аспекта? Прежде всего, человек может не понимать, до какой степени структурный, научный подход действительно необходим ему для исполнения своих функций, и может пройти значительное время, пока он убедится (на личном горьком опыте) в том, что методы случайного «тыка», взятия нахрапом и на «авось», отсутствие внимательного анализа и должной систематизации, основанной на существенных признаках, действительно не дают ему возможности хоть сколько-нибудь удовлетворительно исполнять свои функции — даже если у другого человека это прекрасно получается.
Комплекс препятствия: успешному выполнению моей роли мешают хаос и неизвестные законы природы, систематически вмешивающиеся в мои функции и нарушающие их.
Венера в одиннадцатом доме
Особенно трудно угодить женщине, у которой вместо личного сознания — общественное.
Функции этого человека могут быть любыми; но по главному замыслу его текущего воплощения они должны быть освещены Божественной любовью, и Бог, со своей стороны, готов выступить в роли осветителя — дело за человеком.
Ему очень важно понять, что в отсутствие любви, которая в первую очередь ощущается внутри него, адекватное исполнение взятых на себя обязательств и ролей невозможно — таков, во всяком случае, закон его собственной жизни.
Однако любви в исполняемых им функциях может быть не только слишком мало — ее может оказаться и чересчур много, но не совсем того качества, или это будет не любовь, а ее суррогат, и со всем этим человеку нужно разбираться. Иногда бывает, что потенциал любви у него велик, но никак не подберется подходящая для ее выражения ситуация и роль — но это вовсе не значит, что нужно ждать, пока их не принесут на блюдечке с голубой каемочкой: главная задача этого человека это прозрение Божественного света в тех ролях, на которые определила его жизнь, и в гораздо меньшей степени — выбор этих ролей.
Комплекс препятствия: для успешного исполнения своих ролей мне не хватает любви и любовной поддержки окружающего мира — или, наоборот, ее оказывается столько, что некуда от нее деваться.
Марс в одиннадцатом доме
Стену непонимания следует разбирать по кирпичу.
Это аспект рабочей лошади эволюции: человека, чьи рутинные функции заключаются в первую очередь в создании тех или иных форм или, наоборот, их расчленении, необходимом для перехода окружающей среды с анахаты на вишудху.
У этого человека высокий рабочий потенциал, но совсем не факт, что удастся успешно его реализовать. Препятствий и искушений у него будет множество, например: профанация своего дара, попытки работать «как все», в особенности когда судьба требует более тщательной или трудоемкой работы при исполнении обычных обязанностей; следование пусть высоким, но уже освоенным образцам, что быстро ведет к превращению в ремесленника.
Чем больше у Марса и управителя одиннадцатого дома аспектов, тем более разнообразными будут (или во всяком случае, должны быть) усилия этого человека или, другими словами, тем более разносторонним окажется потенциал, который человек должен в течение жизни реализовать своим непосредственным трудом, и аспекты Марса укажут на соответствующие способности.
Комплекс препятствия: исполнение моих функций сталкивается со слишком большим сопротивлением материала.
Юпитер в одиннадцатом доме
Болото моих раздумий покрыто тиной молчания. Редко-редко разорвет его кваканье афоризма, и глупая лягушка мысли прячется обратно в глубину безмолвного сосредоточения.
Этот человек, исполняя свои рутинные обязанности, должен будет освоить и научиться применять энергию синтеза, и пока это не станет у него получаться, его роли окажутся дырявыми. С другой стороны, сами эти функции и роли будут возникать в его жизни не просто так, а с сильным юпитерианским влиянием, то есть в них будет ощущаться необходимость подхода, обеспечивающего полноту и всесторонность, но насколько всерьез человек воспримет эти требования и позаботится об их исполнении, зависит от него самого.
Сказанное в первую очередь относится к внутренней жизни. Юпитер символизирует личную синтетическую философию, которая в данном случае должна охватить все без исключения функции человека и представить их как воплощение его единого внутреннего потенциала — тогда и все остальные роли будут исполняться им более успешно.
Комплекс препятствия: для успешного исполнения моих функций мне хронически чего-то не хватает; в начальственном варианте это звучит так: у меня насквозь дырявая команда подчиненных.
Сатурн в одиннадцатом доме
Фонарем своего таланта автор освещает колодец неведомого. Один читатель стремится туда заглянуть, другой — спихнуть автора.
Этому человеку будет не очень легко, но зато и совсем не скучно выполнять свои рутинные обязанности — они включат для него такую реальность, в которой все что угодно может повернуться неожиданным и непредсказуемым образом, и ему придется расширять свое сознание и параллельно с исполнением своих функций учиться чему-то принципиально новому для себя.
Вообще этот человек не склонен брать на себя чересчур знакомые роли. Скрытый в нем потенциал достаточно сложен и не вполне готов к проявлению — но тем не менее человек испытывает стремление его проявить, пусть ценой существенных издержек. С другой стороны, чувства зависимости от среды и страха, связанность с неопределенностью будущего, могут заставить его подавить и вытеснить глубоко в подсознание необходимость реализации своих возможностей и сократить до минимума число и спектр исполняемых функций и обязанностей — но все равно это не решит его проблем и не сделает жизнь более прогнозируемой и безопасной. Проработка аспекта начинается с осознания связи человека со средой и необходимости для нее реализации его потенциала; тогда прояснится и характер подходящих ему ролей.
Комплекс препятствия: исполнению моих функций мешает общий недостаток информации, неясность потребностей и непредсказуемость поведения окружающей среды. Трудно доить необъезженную кобылицу.
Глава 10
ПЕРЕХОД ОТ АНАХАТЫ К МАНИПУРЕ или ДВЕНАДЦАТЫЙ ДОМ
Ключевые слова: жертва любви; разрушение роли и функции; обнажение скрытой структуры; работа на износ; критическая эксплуатация.
«И восходит в свой номер на борт по трапу
постоялец, несущий в кармане граппу,
совершенный никто, человек в плаще,
потерявший память, отчизну, сына;
по гробу его плачет в лесах осина,
если кто-то плачет о нем вообще».
(И. Бродский)
Мы переходим ко второй половине жертвенного спуска объекта по ступеням эволюционной лестницы, и здесь он порой оказывается в жалком виде. Казалось бы, окончена нормальная эксплуатация, объект исполнил свою функцию, реализовал свой потенциал — что же еще можно от него требовать? Пусть идет себе на заслуженный отдых. Ан нет, мир ждет от него еще многого. Послушаем, как эта ситуация рассматривается в учении Будды:
«Когда Сямавати, жена царя Удаяна, принесла в приношение пятьсот одежд Ананде, тот с удовольствием их принял.
Когда царь узнал об этом, он подумал, что, может быть, Ананда принял приношение из жадности. Он подошел к Ананде и спросил его:
«Благороднейший, что ты будешь делать, получив целых пятьсот одежд?»
Ананда ответил ему: «Царь, многие монахи ходят в поношенной одежде. Я хочу дать им новую одежду» — «А куда денешь поношенную одежду?» — «Из поношенной одежды мы делаем простыни» — «А куда ты денешь простыни?» — «Их мы перешьем в подстилки» — «А куда старые подстилки?» — «Мы сделаем ковры для вытирания ног» — «А что ты будешь делать со старыми коврами?» — «Из них мы сделаем тряпки» — «А старые тряпки?» — «Царь, старые половые тряпки мы рвем на узкие лоскутки и замешиваем их в глину. Из этой глины, когда мы строим дом, мы делаем стены»
(Дхаммапада Аттхакатха I)
* * *
Одиннадцатый дом в каком-то смысле является исключением из всех дневных домов, так как в числе его ключевых слов фигурирует эпитет «нормальный». Вообще диалектический переход переживается чаще всего как нечто из ряда вон выходящее, нередко драматическое и «ненормальное». Это относится и к ночным домам, исключая пятый. Однако, ввиду того, что одиннадцатый дом весьма распространен, возникает соблазн строить представления об остальных диалектических переходах, ориентируясь на него, и это совершенно неправильно. Диалектика спуска насквозь трагична, если рассматривать объект сам по себе как постепенно деградирующую и гибнущую Вселенную — но глядя на обратное, то есть эволюционно восходящее за его счет развитие окружающей среды, можно зато преисполниться радостью и оптимизмом.
Двенадцатый дом продолжает тему одиннадцатого, доводя ее до логического конца. Это эксплуатация объекта, уже израсходовавшего свой рабочий потенциал, исполнившего свою функцию по представлениям его создателя; или же это эксплуатация объекта, который только еще начинает готовиться к выполнению определенной функции и совершенно еще не успел набрать никакого потенциала, и работать может только чудом, расходуя исключительно энергию Божественной любви, в нем заключенной, но не энергию формы, которую не успел набрать.
Так в конце войны терпящая поражение страна объявляет мобилизацию подростков и стариков, превращая их вскорости в «пушечное мясо»; так бедный автолюбитель задешево покупает откатавший свой заводской лимит автомобиль и гоняет его «в хвост и в гриву», пока тот в одночасье не развалится на составные части (и двенадцатый дом завершится девятым); так младшие дети донашивают до расползания по швам достающуюся им одежду старших; так работает «на износ» человек, служащий жесткому профессиональному эгрегору, пока однажды его сердце не разрывается от непосильной нагрузки; так из последних сил до самой глубины раскрывается цветок перед тем, как бессильно обвиснуть съежившимися лепестками.
Для двенадцатого дома характерна очевидная, отчетливо выраженная жертвенность и тесно связанный с ней контраст: несоответствие роли и возможностей объекта, ведущие к его очевидно безжалостной эксплуатации и затем полному разрушению его роли и функции, лишению защитной оболочки Божественной любви и обнажению его дотоле скрытой структуры. При этом объект как таковой, то есть как структура, сохраняется; но, конечно, на него, лишенного любви и функции, смотреть может быть тяжело, особенно если человек начинает идентифицировать с ним собственную горестную жизнь. Нужно, однако, видеть не только объект, но и окружающую его среду, остро нуждающуюся именно в той энергии и информации, которые поставляет ей переходящий с анахаты на манипуру объект.
Типичный пример — выходящие на пенсию старики помогают своим взрослым детям воспитывать их детей, то есть собственных внуков. Когда взрослые воспитывают и учат детей, то у первых (по идее) включен одиннадцатый дом, а у вторых, соответственно, шестой, то есть они обретают форму и социальный, профессиональный и т. п. потенциал. Однако детям этого недостаточно, им нужен еще и переход пятого дома, с манипуры на анахату, то есть игры, в которых они непринужденно освоят жесткие структуры, появляющиеся в их жизни, а за ними ощутят Божественную любовь. Для этой цели нужны, однако, не профессионально (одиннадцатый дом) играющие свою роль учителя и наставники или четкие родители, но видимо не справляющиеся с ролью «настоящих» учителей, а скорее ее любовно пародирующие бабушки и дедушки, отдающие внукам свою любовь до конца — то, что они не смогли отдать своим детям, родителям, друзьям, любовникам и работе. Именно теперь, постепенно дряхлея и отдавая последнюю, уже очень плохо оформленную, но зато глубочайшую свою любовь, человек прозревает самые свои глубинные структуры, открывает главные тайны своей жизни и в конечном счете миссии, и видит конструкцию, которая связывает всю его жизнь в единое целое. И ее видение странным образом полностью компенсирует человеку утраты как своей формы, так и любви, безотносительно к тому, как они воплотились в окружающей среде.
Говорят, что история повторяется дважды: сначала в виде трагедии, затем откровенным фарсом. К тому же разряду наблюдений относится принцип отчуждения (профанации) идей по мере их распространения. С точки зрения каббалистической диалектики, история (идея) повторяется шесть раз, спускаясь с сахасрары на аджну, затем на вишудху и т. д. Исторические трагедии (или, в положительном варианте, периоды позитивных, конструктивных идей) соответствуют одиннадцатому дому (здесь тираны, завоеватели и реформаторы особенно сильны), а фарсы (отчуждение идеи, ослабление пассионарности в последователях) соответствуют двенадцатому дому, где роли уже очевидно исчерпывают себя, но все еще существуют благодаря остаткам любви, некогда вложенной их создателями. А когда двенадцатый дом заканчивается и обнажается структура (обычно довольно примитивная), бывшие страстные поклонники идеи, лишенные обаяния ее силы, власти и любви, терпят полный крах и думают: «Боже, и этому мы поклонялись?» Так при разводе жена смотрит на некогда обожаемого мужчину и пытается сама себя понять или хотя бы вспомнить: «Ну что я находила в этом бесцветном лице, руках, волосах, скучном голосе?!»
Роли двенадцатого дома играются непрофессионально, дилетантски, по пути разрушаясь до основания и на совершенно другой энергии, чем роли одиннадцатого дома, хотя часто являются как бы продолжением и на самом деле окончательным завершением последних. Энергия двенадцатого дома переживается как любовь в чистом виде, для которой практически не важны формы выражения, для него характерны искренность и желание доиграть роль, испить чашу и раздеться до конца, обнажив самую глубокую и интимную тайну устройства объекта (например, себя самого), как пелось в белогвардейской песне:
«Ах, зачем, почему наша жизнь проходит и тает.
Я бокал не допил и сердце свое не раскрыл.
Ухожу навсегда из родного и милого края,
Где оставлено столько могил»
* * *
Трудности и препятствия. По своему отношению к двенадцатому дому люди делятся на четыре категории, каждая из которых имеет вполне определенное мнение по его поводу, что не способствует правильной его идентификации и проработке.
Первая категория считает, что двенадцатый дом вообще нехорош, его как бы и не должно быть, и не принимает его включение и активность ни у себя, ни у других. Эта точка зрения характерна для прямолинейных гуманистов и ярых поклонников Божественной любви, почитающих ее единственным источником добра, а ее отсутствие — главной причиной зла. С этой точки зрения жертвенное лишение любви всегда есть зло и его следует всячески избегать. Эти взгляды, однако, противоречат не только ежедневно наблюдаемым явлениям, из которых очевидно, что Божественной любви на всех не хватает и одним она достается жертвенным поведением других, но и принципу разрушения всех без исключения объектов феноменального мира. Совершенно ясно, что пока Божественная любовь защищает объект, он не может погибнуть, и поэтому когда приходит его час, то вначале он лишается любви и обнажается его структура, и лишь после этого она может быть разрушена, что и означает (первичную) гибель.
Вторая категория людей принимает двенадцатый дом для других, но не принимает его для себя — их можно назвать принципиальными эгоистами или паразитами. Всякую ситуацию двенадцатого дома они стараются развернуть так, чтобы энергия любви текла в их сторону. Они очень не любят быть искренними и играть дилетантские роли, а когда бывают к этому вынуждены, все равно делают (для себя и других) вид, что исполняют это профессионально, то есть под одиннадцатым домом. Эти люди искренни лишь в одном: они считают, что лишней любви у них нет.
Третья категория людей — их можно назвать ярыми альтруистами — признают двенадцатый дом нормой своего существования и при любых ситуациях стремятся его себе включить. При этом окружающей среде столь же императивно отказывается в его активности, и более того, ей постоянно навязывается пятый дом, то есть образ детской площадки, где играют веселые (или недостаточно веселые) ребятишки, которых надо искренне полюбить, а остальное неважно. Такие люди очень сильно искажают реальность вокруг себя и обычно недолюбливают одиннадцатый дом, где им нужно выступать в той или иной роли профессионально, но стоят на своем прочно; их позиция: «Я ж не для себя, я ж хочу как лучше! А что не умею, так это неважно, главное — Любовь!»
И, наконец, четвертая категория состоит из людей — фанатиков двенадцатого дома, признающих из всех домов только его — и для себя, и для окружающих (не замечая, что подобная позиция внутренне противоречива — ведь если кто-то бескорыстно отдает свою любовь другому, то другой должен ее столь же бескорыстно взять, а это уже пятый дом). С их точки зрения, в жизни ценно только одно — это чистосердечная жертва, причем лучше всего не греховным и неблагодарным людишкам, а непосредственно Богу, который, видя тайное, воздаст явно. Вопрос о том, всегда ли им есть что пожертвовать и всегда ли угодна Богу их жертва, для этих людей обычно не стоит.
Встречаются, конечно, и гармоничные в целом люди, которые хорошо чувствуют, что всему свое время, «блажен, кто смолоду был молод, блажен, кто вовремя созрел» и т. п. — но все же и на них из глубин общественного подсознания давит одна из четырех описанных позиций и мешает правильно определить момент включения двенадцатого дома (чаще всего подменяя его другими) и наиболее адекватные формы его проживания.
Первая категория (ложные гуманисты) склонны подменять двенадцатый дом шестым, то есть в ситуации, когда свою любовь нужно отдавать, они говорят: «Нет, я (он) еще к этому не готов, у меня (него) ее слишком мало, нужно наработать потенциал, освоить роль и обрести форму». Все это звучит хорошо, но не учитывает двух существенных моментов: во-первых, ситуация не оставляет для этого возможностей, а во-вторых, среде нужна жертвенная любовь сейчас, а не профессионально исполненное обслуживание потом.
Вторая категория (эгоисты) обрекают себя на очень жесткое существование, поскольку чаще всего подменяют двенадцатый дом одиннадцатым и тем самым не дают себе возможности расслабиться и быть искренними; кроме того, в порядке психологической защиты они постоянно отворачиваются от ситуаций, где нужна их искренность, и потому мир кажется им очень жестким, скрытным и лживым.
Третья категория (альтруисты) стараются натянуть двенадцатый дом на многие другие, пытаясь подменить им даже первый и, особенно, пятый, чем существенно ограничивают свои возможности развития и обретения любви — а не имея ее, что смогут они дать миру?
Четвертая категория (фанатики) пытаются превратить в двенадцатый дом всю алхимическую диаграмму (то есть все дома без исключения), но преуспевают главным образом в том, что включают себе сильный первый, а окружающему миру — низкой октавы восьмой, то есть самовыражаются, круша все без разбора. Впрочем, мир и социум имеют эффективные средства защиты от любого поведения индивида.
Главная трудность проработки дома часто состоит в том, чтобы понять и честно признать необходимость требуемых от человека действий и усилий — сами они после этого часто кажутся человеку естественными и приносят удовлетворение. Что касается двенадцатого дома, то здесь человек выступает не как проводник Божественной любви — он расстается с частью личной энергии, своего рода тонкой материей, обволакивающей и защищающей определенные его структуры. Однако Тот, Кто дал ему эту защиту, знает, когда пришло время ее снимать, и дает человеку соответствующие знаки. Включение двенадцатого дома преисполняет человека сущностно-жертвенным настроением (оно может относиться к любому из его тонких тел) и отчетливым желанием лишиться этой любви, этой защиты, отдав ее тем, кто в ней нуждается — важно лишь осознать это желание и настроение, не подавить и не вытеснить его в подсознание, а найти точные адекватные выражения. Хорошей подсказкой в таких случаях служит среда, буквально вопиющая к человеку (гораздо выразительнее, чем при включении у него одиннадцатого дома, когда просьба звучит суше, определеннее и требовательнее): «Мне нужна твоя любовь и пусть она будет выражена несовершенно, это для меня даже лучше, понятнее, доступнее. Пусть это любительство и дилетантство — я возьму абсолютно все, что у тебя есть — лишь бы оно было отдано искренно и чистосердечно». Здесь принципиально важно, что человек отдает то, что ему на самом деле больше не нужно — но с ним все равно бывает больно расставаться, и к тому же пока двенадцатый дом не окончился, эта ненужность порой бывает
* * *
Двенадцатый дом в жизни пары покажет ситуации, где от партнеров понадобится в конечном счете достижение максимальной искренности и открытости, но путь к ней может оказаться длинным. Типичная ситуация двенадцатого дома — необходимость доигрывать уже исчерпавшую себя роль, которая, однако, почему-то так или иначе возникает. Казалось бы, пластинка заиграна донельзя, мужу объяснено не сто и не двести раз, что мужчина должен зарабатывать деньги, и сначала это действовало, а потом перестало — но жить-то как-то надо, и жена снова и снова, употребляя все те опостылевшие обоим слова, ругается, получая в ответ хорошо ей известные реплики супруга. Чего не хватает в этой ситуации для адекватной ее проработки? Искренности супругов, желания до конца разобраться в своих отношениях и понять, например, следующее: осталась ли у них еще любовь друг к другу, ради которой имеет смысл вести общее хозяйство? Или, говоря на оккультном языке, нужна ли еще их парному эгрегору отчетливая структура ежедневных каузальных взаимодействий для реализации своей программы? Однако понять это партнеры могут, лишь отыграв, пусть неуклюже, но до самого конца, давно назначенные друг другу роли в общем каузальном потоке; и лишь полностью их исчерпав, они смогут что-то понять о внутренней структуре своих взаимоотношений и наладить жизнь по-другому.
В жизни семьи двенадцатый дом чрезвычайно важен, и непрофессионально, но искренне и с любовью играемые роли составляют в каком-то смысле основное содержание семейной жизни как таковой. В отличие от работы, чье основное содержание составляет одиннадцатый дом (исключением, хотя и важным, является прямое общение родителей с детьми, когда первые учат последних профессионально, то есть у родителя включен одиннадцатый дом, у ребенка — шестой). Родители делают вид, что сердятся на младших или угрожают старшим детям, старшие, беря на себя родительские функции, управляют младшими, которые, в свою очередь, радостно взвизгивают от шлепков, резвятся под пятым домом. В семье очень отчетливо видна пародийная ипостась двенадцатого дома, когда серьезные, ответственные и даже жутко-трагедийные роли и функции одиннадцатого дома, исчерпывая свой первоначальный вишудховский потенциал, доигрываются на энергии анахаты и в конце окончательно профанируются: бандит превращается в злого дядю, угрожая которым, ребенка заставляют идти домой; конфликт с непослушным подчиненным находит свое продолжение в стычке с женой, не подогревшей вовремя обед, и завершение в подзатыльнике непослушному пятилетнему сыну, отказывающемуся вовремя отправляться спать; наконец, извечная и мучительная борьба добра и зла интерпретируется на экране телевизора как сражение веселого мультипликационного волка с ловким и ехидным зайцем — но взрослые темы и сюжеты находят здесь свое завершение и структура личного участия в них данного человека проясняется.
Говоря о ситуациях двенадцатого дома в жизни государства, следует помнить об известной противопоставленности его одиннадцатому. Ключевые слова одиннадцатого дома — долг, обязательства, исполнение, двенадцатого — любовь, добровольная жертва. Двенадцатый дом как бы доделывает недоделанное одиннадцатым, питаясь крохами с его стола — но значит он нисколько не меньше. Если под одиннадцатым домом идут основные государственные программы, скажем, исполнение бюджета по производящим материальные блага и услуги отраслям, то по двенадцатому идут благотворительные программы, финансирование культуры и некоторые другие незначительные по величине, но важные для народа статьи государственных расходов.
Здесь автор хочет сделать одно замечание филологического порядка — о двух значениях слова «должно». Должно ли государство заботиться о своей обороноспособности? Конечно, должно. А должно ли оно обеспечивать прирост населения и беспокоиться о культуре своего народа? Тоже должно. Но читатель, вероятно, заметил, какая громадная разница заключена между двумя последними «должно», ибо первое из них, императивное, символизирует одиннадцатый дом, а второе, помягче, — двенадцатый. На уровне министерского сознания эта разница выражается в том, что расходы на оборону выделяются в бюджете прямо (то есть столько-то миллиардов), а расходы на культуру — нередко косвенно, например, путем снижения налогов с тех частных предприятий, которые занимаются благотворительностью, финансируя культуру, детские дома и т. п. Интересно было бы взглянуть на реакцию парламента, когда президент страны предложит подобным образом субсидировать армию.
Двенадцатый дом для народа и пятый дом для государственного аппарата — это ситуация призыва в армию в военное время, повышения налогов, снижение уровня социальной защиты населения, когда не только доподлинно выясняется, что не хлебом единым жив человек, но и уточняется, каким именно словом Божьим он склонен этот недостающий хлеб заменять.
Двенадцатый дом в жизни фирмы представлен, например, ситуацией аврала, когда возникает острая необходимость в экстренных усилиях т сотрудники добровольно исполняют свои функции после окончания рабочего дня, в выходные и т. п. — словом. выкладываются, и в результате иногда приходит новое понимание своего места в фирме и ее внутренней природы, то есть обычно скрытых черт ее эгрегора. Но это, так сказать, двенадцатый дом в жизни сотрудников; в жизни фирмы как целого двенадцатый дом может означать сильный кризис и приближение к банкротству, арест счетов и прочие неприятности, почти лишающие ее возможностей нормального функционирования и оставляющие ее в пародийной роли по отношению к своим сотрудникам и внешнему миру: платить деньги первым и снабжать товарами второй она в состоянии лишь символически. В это время, если фирма честна сама с собой, для нее могут открыться важные и доселе скрытые фундаментальные структуры и законы, управляющие ее существованием и развитием: это своего рода момент истины, но ее тоже нужно увидеть.
Другой вариант двенадцатого дома, внутренний, не столь очевиден, но тоже сопровождается ослаблением и резкой деградацией многих исполняемых сотрудниками и подразделениями функций и несерьезным отношением к работе. Здесь очень важно, забыв о самолюбии фирменного эгрегора, честно разобраться в причинах, которые, как правило, заранее не вычисляются.
Двенадцатый дом в сюжете книги — это долгожданная ситуация, когда наконец открываются все секреты, карты выкладываются на стол, а тайные обиды, камни за пазухой и прочие скрытые претензии персонажей друг к другу, родителям и судьбе предъявляются и отовариваются.
Следует различать, так сказать, большой и малый двенадцатый дом, в зависимости от того, открывается ли тайна лишь одному из действующих лиц или же она является сюрпризом и для читателя тоже. Многие новеллы и детективные романы построены именно на энергии тайны двенадцатого дома, тщательно скрываемой от читателя почти до самого конца произведения.
У хорошего писателя, особенно тяготеющего к тонким психологическим описаниям, сцены двенадцатого дома долго готовятся и сопровождаются сильным душевным кризисом героев, в частности, в связи с обнаружением своей несостоятельности во многих важных для себя ролях. И вдруг они начинают, часто неожиданно для себя (и, быть может, впервые за всю свою текстовую историю) говорить совершенно откровенно и что-то о себе понимают — глубокое и новое.
Вообще литература чрезвычайно тяготеет к двенадцатому дому, но редко когда поднимается на уровень его мистериальности, предваряющей катарсис. В идеале катарсис должен быть у читателя, но как минимум до него нужно довести героя, а это, увы, непросто, и в жанре биографий реальных или вымышленных подвижников и святых часто можно заметить несоответствие уровня писателя и его предполагаемого героя.
* * *
Сильный двенадцатый дом даст человеку сложную судьбу и ему будет не очень легко понять самого себя. У него окажется много любви к миру и людям, но выражать он ее будет как-то неуклюже, с элементами фарса, словно доигрывая некогда блестящие роли, превращающиеся в его исполнении в пародии.
Ему очень важно научиться правильно находить себе окружение, которому будет нужна его любовь (в этих людях непременно будет что-то детское, а ситуациях — игровое) и быть максимально искренним, отдавая свою любовь до конца и не заботясь о совершенстве форм ее выражения.
Трагичной эта судьба окажется в случае, когда человек попытается обратить заключенную в нем жертвенную любовь на себя же, то есть на свое эго. Тогда главными (и совершенно подавляющими) чувствами в его жизни станут горькая или злобная обида на окружающий мир и всепоглощающая жалость к себе, неутолимые никакими средствами.
Искушением этого человека будет инфантильность, особенно при слабом одиннадцатом доме, которая в данном случае преодолевается не столько взятием на себя «взрослых» обязательств и функций, сколько осознанием важности своей любви для мира и выработкой внутренней честности и искренности в выражении своего высшего начала, в отличие от ребенка, очень искренне выражающего низшее.
Слабый двенадцатый дом совсем не обязательно дает черствого человека, не способного к предельной искренности и жертвенно-любовным проявлениям. Просто потребности в том и другом в его жизни будет мало, а мысль о фарсовом доигрывании серьезных ролей оставит его чаще всего равнодушным — ему это неинтересно, и чаще всего непонятно, для кого это может быть нужным. С другой стороны, при сильном пятом доме он может очень любить непринужденно-безответственные игры и самовыражение на том или ином материале, не задумываясь о том, как переживает его развлечения и самовыражение этот самый «материал» (например, его близкие), сколько любви и самоотверженности от мира он потребляет, почти не замечая того.
При сильном одиннадцатом доме этот человек будет отдавать предпочтение нормальной работе перед героическими усилиями аврального типа, совершенно не разделяя героики спасателей — при том, что он может в принципе уважать их труд, но все-таки чувствуя, что это — не его сфера. Тем не менее на материале транзитного потока, управляемого двенадцатым домом, ему придется освоить пусть небольшие, но весьма неадекватные роли и в них научиться проявлять больше любви, чем искусных умений, и так доигрывать их до самого конца.
Гармоничный двенадцатый дом дает человека, для которого доигрывание разрушающих ролей и жертвенная любовь суть естественные состояния, и он может даже их очень любить, не задумываясь о том, кому нужна его жертвенность и на что уходит его любовь.
Однако быть искренним до конца ему, может быть, труднее, чем всем остальным людям, и жертвенность его любви останавливается инстинктом самосохранения чуть раньше, чем это требуется от него по карме (хотя с поверхностной социальной точки зрения его поведение может быть безупречно), и добраться до глубокой тайны ему никак не удается, хотя кажется, что она уже совсем близко.
У этого человека будет сильная магия, превращающая окружающих в малых детей, играющих в песочные куличи, и на одних людей она будет действовать расслабляюще, на других — развращающе, а третьих (со слабым пятым домом) откровенно раздражать, но все эти эффекты он может не замечать, считая, что искренняя любовь никому не может повредить. В последнем он неправ — любая энергия должна идти точно по адресу, но его проблема это именно полная искренность, добиться которой ему не так легко, как кажется. Если ему это удается, аспект прорабатывается гораздо легче, если же нет, то человек незаметно для себя соскальзывает на жертвенно-любовное служение самому себе, точнее, своему низшему началу, более или менее успешно маскируя его бескорыстным служением ближнему, общему делу и т. п.
Пораженный двенадцатый дом дает человека с сильной жаждой самоотречения, самопожертвования, стремлением отдать все ради мира... но вовсе не любой его части.
Жизнь этого человека будет изобиловать фарсовыми ролями, в которых он не раз придет в отчаяние от неадекватности и некомпетентности своих усилий, неуклюже компенсируя их своей любовью и искренностью, но и того, и другого ему будет хронически не хватать, или же они будут отвергаться. Однако, сталкиваясь с несправедливостью и жесткостью мира, эгоцентрически занятого своими играми, этот человек удивительным образом умеет снова и снова находить в себе любовь и энтузиазм для того, чтобы играть по-видимому неадекватные или очевидно отыгранные роли, кому-то все-таки абсолютно необходимые, хотя для человека с гармоничным пятым домом его искренность покажется чересчур обнаженной, а любовь — слишком угловатой и неуклюжей.
Проработка дает очень высокие душевные и человеческие качества, но, конечно, не дается легко — здесь нужно, говоря поэтическим языком, истечь кровью сердца и внутренне переродиться, находясь в рамках текущего воплощения. В отсутствие проработки человек чаще всего замыкается в своей неудовлетворенности и пытается сократить или вытеснить свою излишнюю жертвенность и неизрасходованную любовь, но не приходит в равновесие, так как жизнь легко взламывает его искусственный панцирь.
Двенадцатый дом в знаках
Положение двенадцатого дома в Зодиаке покажет транзитный поток, на материале которого человеку придется играть роли, в которых он будет некомпетентен или ранее разочарован, для профессионального исполнения которых ему не будет хватать потенциала и его отсутствие придется компенсировать любовью и предельной искренностью — что часто будет восприниматься им как жертва. Однако без этой жертвенности не удается довести до конца профессиональные роли одиннадцатого дома (игранные, может быть, в прошлых жизнях), лишь она дает человеку полное удовлетворение от исполнения функции и реализации соответствующего потенциала. На этом транзитном потоке плоды (или отходы) зреют на энергии чистой жертвенной любви человека, и формы, в которые он ее облекает, не так важны по сравнению с его стремлением отдать ее до конца. Тогда он открывает в своих глубинах что-то очень для себя важное.
Двенадцатый дом в Овне,
или на нисходящем буддхиальном потоке
Болото поповщины плохо осушается дубовыми сваями атеизма.
Этот человек доигрывает свои роли на очень тонком материале — противоречиях собственных ценностей, и здесь, формируя неразрешимые ценностные напряжения и тупики, он должен оставаться искренним дилетантом, очень стараясь сделать все как лучше, но исключительно силой своей любви, а не профессиональными ухищрениями.
Любая ситуация окончательного разрушения функции переживается им в первую очередь душевно, отзываясь на ценностном уровне и являясь символом происходящих там процессов; а на буддхиальном теле проработка аспекта открывает структуры, важные для организма в целом.
На низком уровне проработки этот аспект дает сильный комплекс буддхиальной ущербности типа, например: все мои жизненные цели несостоятельны, так как во мне недостает самоотверженности для их реализации.
Жизнь потребует от этого человека жертвенной любви, проявленной на ценностном уровне, например, жертвования существенными для себя программами — и лишь окончательно распростившись с ними, человек осознает, что в действительности они были ему уже не нужны и лишь закрывали важные для него истины.
Двенадцатый дом в Тельце,
или на нисходящем каузальном потоке
В глубинах депрессии, как грибы под еловыми лапами, растут плоды мудрости.
Этому человеку суждено играть дилетантские роли в потоке событий, пытаясь наиболее адекватно его регулировать и постоянно сталкиваясь с отсутствием профессиональных навыков и средств для этого. Тем не менее жизнь будет время от времени возлагать на него эти очень неудобные функции и ему придется исполнять их по-любительски, неловко, исключительно из любви или жалости к миру. В такие моменты у него будет пробуждаться искреннее желание каузального самопожертвования, и он уступит свое место в трамвае, будучи сам смертельно уставшим после ночной смены на заводе, или вместо того, чтобы нашлепать надоедливого ребенка, из последних сил, но ласково и нежно, объяснит ему, что не надо громко петь в одном метре от папы, заканчивающего дипломный проект.
Самопожертвование для этого человека естественно связано с напряженными поступками, и ему трудно понять, что у других оно может выражаться по-другому. Важные для него тайны тоже символически выражаются в типичной, но скрытой структуре каузальных напряжений, которая будет ему постепенно раскрываться по мере проработки аспекта. На низком уровне характерны скрытность в поступках, жадность и склонность к интригам. Проработка потребует жертвенной любви на уровне поступков, противоречащих эгоистическим интересам человека и совершаемых тогда, когда это нужно миру, не взирая на то, удобно это сейчас человеку или нет.
Двенадцатый дом в Близнецах,
или на нисходящем ментальном потоке
«Чеканю мысли по пяти рублей штука!»
Любительские и отчетливо непрофессионально-фарсовые роли этому человеку предстоит исполнять и доводить до конца в таком по виду ответственном процессе, как мышление, заботясь о надлежащем формировании ментальных напряжений, противоречий и тупиков. В наше помешанное на рациональном уме время это не слишком удобный аспект; иногда такой человек будет казаться просто дурачком или, в лучшем случае, юмористом — но самому ему процесс осмысления жизненных трудностей и доведения его до некоторой точки, за которой следует уже чисто эмоциональная реакция, доставит много хлопот и потребует буквально жертвенных усилий, поскольку нормальных здесь не хватит.
Ему очень важно научиться не приходить в отчаяние, когда мысли начинают вращаться по кругу, никак не находя разрешения в чувстве — в таких случаях ему нужна максимальная искренность и честность с самим собой: они помогут обнажить дотоле скрытые от человека истины, которые не только разомкнут ментальный круг, но и прольют свет на всю жизнь человека.
Проработка аспекта потребует от человека жертвенной любви на уровне ментальных усилий — например, объяснить своему сыну, изнемогая от безнадежной заунывности собственных аргументов, почему мелкий социальный бунт в виде плохого поведения на уроках или незначительных краж в универсаме обречен на поражение.
Двенадцатый дом в Раке,
или на нисходящем астральном потоке
— А .................?! Извините за прямоту.
Это аспект неудавшейся драматической актрисы: дилетантские и заигранные роли этот человек будет играть, нередко надоедая самому себе, на материале своих и чужих эмоций, доводя их до точки, за которой следует биоэнергетическая реакция.
Разного рода эмоциональные всплески и надрывы будут вызывать у этого человека прилив жертвенной любви и жалости к их жертвам, но защита психики может укрыть эти реакции под броней отчуждения или вытеснить в подсознание. Полностью это, однако, не удается, и на кого-то крупные порции часто неуклюжих, но искренних чувств этого человека регулярно изливаются, нередко вызывая совершенно неадекватную реакцию, поскольку искренность чувств в нашей насквозь цивилизованной культуре вовсе не приветствуется.
Поэтому этот аспект очень трудно проработать, особенно учитывая силу и действенность соответствующего ему энергетического потока. Тем не менее этому человеку ни в коем случае нельзя эмоционально замыкаться и считать, что его самоотверженность, жалость и любовь никому не нужны — здесь проблемой является не защита своих эмоций, а как раз наоборот, чересчур малая открытость к внешнему миру, являющаяся следствием недостаточной искренности жертвования.
Двенадцатый дом во Льве,
или на нисходящем эфирном потоке
И роль подкидыша следует играть с блеском.
Это обоюдоострый аспект: он потенциально дает много сил, но если его не прорабатывать, он приносит ощутимый вред как человеку, так и его близким.
В данном случае дилетантские по исполнению роли человеку придется играть в первую очередь на своей биоэнергетике, формируя эфирные напряжения и остановки, инициирующие физические движения. Испытывая стремление к жертвенному поведению, этот человек в первую очередь ощутит его отзвук на своем тонусе и «нервах»: они взволнуются и напрягутся, и ему будет не так легко релаксировать это напряжение или перевести его в физический жест. Зато если последнее удастся ему хорошо, то это будет верным признаком удавшейся и адекватно принятой жертвы.
Жертвенная любовь этого человека проявляется прежде всего в энергетической подготовке его физических движений (внешних и внутренних), и только глубокое внутренне желание сыграть свою роль до конца и отдать любовь без остатка даст ему возможность нормально дышать и чувствовать себя; недостаточная самоотдача и искренность в ситуациях двенадцатого дома немедленно скажутся в неприятных биоэнергетических эффектах (скачки давления, плохие нервы, конкретные функциональные расстройства и т. д.), следствием которых будут неловкость движений, мышечные зажимы, а через некоторое время и физические болезни.
Проработка требует от человека искренних усилий с целью помочь адекватному завершению эфирных медитаций и формированию правильных финальных эфирных напряжений, и это не дастся ему легко: важно, чтобы жертвенной фигурой при этом не становилось собственное ни в чем не повинное физическое тело, вынужденное расхлебывать плоды эфирных срывов и жестких тупиков.
Двенадцатый дом в Деве,
или на транзитном физическом потоке
Лень бывает личная и наведенная.
Жертвенные роли этого человека отзовутся в первую очередь на его физическом теле, а точнее — на его способности восстанавливать потраченную на его движения эфирную энергию. Желая в той или иной ситуации выразить свою любовь до конца, он будет очень выразителен в своей пластике; однако его неискренность тут же негативно отразится на его физическом расслаблении — оно окажется неполным, а его плоды отравят эфирную энергетику.
Проработка аспекта заключается в жертвенном и любовном проведении физических медитаций и в первую очередь в старательном выращивании их плодов в соответствии с эфирными требованиями — на практике это означает освоение искусства правильно и экономно двигаться, дышать и переваривать пищу, что потребует от человека большой и искренней любви к плотному телу в его полном объеме, а не только в связи с требованиями эго. Жертвовать собой ради собственной эфирной или физической печени или почек — это совсем не то же самое, что жертвовать ими ради сомнительного удовольствия алкогольного, солевого или сахарного опьянения.
Двенадцатый дом в Весах,
или на восходящем эфирном потоке
Непрерывно радуюсь, что живу в такие времена, когда покупка сапог не является событием в духовной жизни.
Жертвенная любовь этого человека отразится в первую очередь на выращивании его биоэнергетических плодов, питающих астральное тело. Его желание себя немного «сэкономить», заменяя искренность и любовь чем-то еще, немедленно приведут к сбоям в вызревании этих плодов и ослаблению или отравлению эмоциональной почвы.
Жертвенное поведение в отношении других этот человек понимает очень конкретно, может быть, даже несколько, с их точки зрения, приземленно: ему хочется их обласкать, накормить, пригреть, погладить, в идеале — повысить таким образом настроение, и не то, чтобы он не понимал, что это еще не все, но подсознательно ему кажется, что это — главное, и для него лично в некотором смысле так оно и есть. Проработка аспекта начинается, однако, с изучения потребностей собственного астрального тела и возможностей эфирного по выращиванию необходимых ему супербиоэнергий; жертвенной любви этому человеку следует учиться, в первую очередь прилагая ее к обеспечению процесса созревания нужных плодов, и это не дается ему легко, но зато может открыть глубокие тайны, относящиеся ко всей его жизни.
Двенадцатый дом в Скорпионе,
или на восходящем астральном потоке
Фортуна чаще всего улыбается человеческой улыбкой.
Любительское поневоле исполнение ролей, порой изживших себя, у этого человека будет связано с эмоциональными состояниями и медитациями, а особенно с процессом образования итоговых эмоций, подлежащих в дальнейшем осмыслению.
Жертвенная любовь понимается им в первую очередь в эмоциональной ее проекции, что может сильно смущать окружающих, в частности, вызывая у них подозрение в некоторой аффектации и неполной искренности. Столкнувшись с таким отношением, он может несколько замкнуться в своих жертвенно-любовных проявлениях, но от того, что переживания уйдут внутрь него, они не прекратят своего существования. Его слабое место заключается не в том, что его проявления жертвенности эмоциональны (важно лишь, чтобы они были чистосердечны), а в том, что цель своей любви он понимает в первую очередь как эмоциональную поддержку окружающих, и выработку у них положительных итоговых эмоций. Насколько им нужно именно это, еще неизвестно, и если нет, то никакая искренность и жертвенность человеку не помогут — его усилия будут отвергнуты, и это может оказаться очень больно.
Проработка аспекта начинается, однако, с обращения внимания внутрь себя, на нужды ментального тела и процессы образования собственных эмоциональных итогов — для того, чтобы они созревали такие, какие нужны, ему понадобятся немалые усилия, любовь и жертвы.
Двенадцатый дом в Стрельце,
или на восходящем ментальном потоке
Некоторые мысли не по сердцу потому, что не по плечу.
У этого человека исполнение распадающихся, отживших себя ролей будет прямо или косвенно связано с процессом возникновения выводов из его рассуждений, особенно выводов практических, ложащихся в основу его действий. Это не означает обязательно потусторонности или смутности процесса мышления, но для его адекватного завершения человеку нужно будет совершить усилия, выходящие за рамки исполнения обычных обязанностей, найти в себе любовь и искренность.
Свою жертвенную любовь он будет направлять в первую очередь на ментальную сферу окружающих, стараясь найти новый, более оптимистический способ мышления, другие повороты темы, иную логику — лишь бы окончательные выводы были как можно более светлыми и обнадеживающими. Здесь очень важно избежать соблазна ментальных подтасовок и других жульничеств, а также понять, насколько объект любви нуждается в том, что человек ему предлагает, иначе жертвенные усилия последнего окажутся излишними и даже деструктивными.
Проработка начинается с изучения собственных нужд и процесса собственного мышления; для того, чтобы направить его нужным (в частности, честным) образом к получению необходимых выводов, человеку придется проявить немалую жертвенность (например, сражаясь с собственными ментальными паразитами, шаблонами мышления и т. д.), которая, однако, принесет в конце концов открытия, важные не только для каузальной почвы.
Двенадцатый дом в Козероге,
или на восходящем каузальном потоке
Уличен в работе над собой в рабочее время.
Непрофессиональное исполнение ролей, выпадающее на долю этого человека и эксплуатация его любви в чистом виде, будут интимно связаны с процессом формирования жизненных выводов, завершающих событийные цепочки. Чем лучше, искреннее, чистосердечнее он будет отдавать свою любовь, тем легче и адекватнее для его системы ценностей будут оформляться его жизненные выводы — однако слишком легко они не возникнут ни в коем случае.
Главное содержание жертвенной любви для этого человека заключается в непосредственном участии в жизненных обстоятельствах, поступках и событиях любимого существа (или существ), причем не просто помощи, а, так сказать, со сверхзадачей — чтобы их событийные цепочки завершались наиболее светлыми и соответствующими буддхиальным нуждам итогами. Это может быть несколько утомительным для объекта любви, особенно если он слабо ориентирован на каузальный план, и человеку стоит быть внимательнее и тактичнее со своим вмешательством.
Проработка аспекта заключается прежде всего в осознании и регулировке собственного процесса созревания жизненных выводов — здесь человеку нужно научиться быть исключительно честным с самим собой, что потребует от него немалых жертв, особенно в плане любви к себе, своей собственности и интересным лишь для эго, но не высшего «я» событиям и поступкам.
Двенадцатый дом в Водолее,
или на восходящем буддхиальном потоке
Если я сниму с себя всю ответственность, возложенную на меня другими, останется отрицательная величина.
В доме с вершиной в Водолее процессы идут медленно, во всяком случае, так они переживаются самим человеком. В данном случае медленно и с большой экзистенциальной нагрузкой будут, постепенно разрушаясь, играться непрофессиональные роли человека, требующие для своего исполнения больше любви, чем технического совершенства. Качество и удовлетворительность этих ролей как для самого человека, так и для окружающего мира будут находиться в зависимости от того, насколько честно, искренне и самоотверженно он будет делать выводы из процесса смены своих ценностей.
Проявляемая внешне жертвенная любовь этого человека будет носить характер общей, так сказать, принципиальной заботы о любимом существе — человека будут волновать в первую очередь его главные ценности, таланты, добродетели (и пороки) и их реализация в виде длительных программ, и в конечном счете даже не сами эти программы, а те метаценности, которые образуются в результате их исполнения и замены одной на другую. Именно на эти метаценности будет направлена любовь и жертвы человека, неважно, осознает он свои стремления или нет. Понятно, что такого рода любовь и жертвы не всегда необходимы и еще реже оказываются адекватно воспринятыми, так что аспект прорабатывается с трудом и часто дает смутное разочарование в себе и людях в целом. Проработка означает осознание и частичное регулирование собственного процесса созревания метаценностей, для чего от человека потребуется множество тонких, но для него весьма ощутимых жертв, в частности, отказ от привязанности к некоторым дорогим для его низшего начала ценностям, хотя бы она была искренней и «бескорыстной».
Двенадцатый дом в Рыбах,
или на транзитном атманическом потоке
Когда зло маскируется под добро, оно делает это как-то неискренне.
Ситуации дома с вершиной в Рыбах прихотливо раскинуты по всей жизни человека и отчасти неопределенны — но зато связаны друг с другом незримыми нитями и тем связывают жизнь человека в единое целое.
В данном случае это ситуации непрофессионального исполнения ролей и жертвенной любви, которая заменяет в них профессиональные умения и адекватный потенциал формы. Всякий раз, когда в душе этого человека возникает желание пожертвовать собой и исполнить роль, к которой он как следует не подготовлен, он будет ощущать смутный мистический зов, а его любовь покажется многим слишком уж бесплотной и абстрактной. Все его такого рода распадающиеся роли и функции будут иметь для него что-то общее между собой, но тайна их родства, так же как и тайна, которая будет постепенно раскрываться по мере их честного и искреннего исполнения, лежит очень глубоко и объемлет в некотором смысле всю его жизнь целиком: она касается процесса смены его идеалов или специфики тех духовных напряжений, которые позже воплощаются в импульсы ценностного развития и трансформации. Проблема аспекта — выработка в некотором смысле труднейшей и тончайшей искренности, честности и жертвенности — по отношению к своему Богу, или главным, объемлющим и направляющим всю его жизнь атманическим ритмам и вибрациям.
Планеты в двенадцатом доме
Двенадцатый дом — это роли, играющиеся человеком непрофессионально, зачастую из последних сил и при отсутствии уверенности в себе — однако они, сыгранные до конца, нередко оказываются значительно более творческими, чем роли одиннадцатого дома, где человек, наоборот, уверен в себе и в большой мере прогнозирует если не исход событий, то свою способность адекватной реализации потенциала. В случае двенадцатого дома такой уверенности нет, и о потенциале можно говорить лишь условно — это жалкие остатки былого величия, но какая-то энергия в человеке все же включается, и ее характер покажут планеты двенадцатого дома; весьма ощутимым окажется и его (дома) обратное влияние на их энергетические принципы, придающие им оттенок жертвенного служения. На низком уровне проработки двенадцатый дом — это тема, которая «разрывает сердце» человека, и которая висит на нем безнадежным грузом.
Солнце в двенадцатом доме
Если Бог начинает давать четкие указания, это значит, что ты прочно в сетях у дьявола.
Этот человек будет стараться избегать принципиального выбора, и чем он окажется более ясным и ответственным, тем меньше шансов на то, что человек адекватно к нему подготовится и вовремя его совершит. Он ощутит смутное сопротивление и нежелание решать вопросы в постановке «быть или не быть» в первую очередь потому, что ему (во всяком случае, в его внутренней реальности) не будет хватать для этого квалификации, опыта, решительности и даже элементарного мужества, которое необходимо для взятия на себя ответственности. Все эти качества он тем не менее должен научиться в себе находить, хотя бы из последних сил и буквально изнемогая от (ложной) жалости к себе, зато при правильном и внутренне честном отношении к своим принципиальным выборам (что, в частности, требует не перекладывания их на чужие плечи) он откроет важные для себя истины и скрытые структуры, управляющие его жизнью.
Влияние солнца на двенадцатый дом выразится, в частности, в том, что всякая жертвенная любовь человека потребует от него принципиального выбора, и зачастую это фактически будет выбор между различными уровнями жертвования. Вообще это непростой и смутный для человека аспект, ему приходится доделывать цепочки принципиальных выборов, начало которых для него плохо доступно и потому истинный их смысл часто неочевиден — но при проработке аспекта частично проясняется.
Разрывает сердце этого человека принципиальный ответственный выбор, висящий на нем и с которым он совершенно не в состоянии справиться. Часто это ситуация, когда жить так, как он это делает, очевидно нельзя, но и сказать твердое «нет» он не имеет сил.
Луна в двенадцатом доме
Позаботившись о птицах небесных, Господь почему-то забыл снабдить крыльями четвероногих.
Дилетантские роли, которые берет на себя этот человек, рассчитывая больше на свою любовь, чем на профессионализм, окрашены энергией заботы или поддержки. Этому человеку в принципе свойственно бескорыстно и даже жертвенно заботиться об окружающем мире, но если он находит для своей опеки неудачный объект, то быстро становится жертвой паразитизма и черной неблагодарности с его стороны. Столкнувшись несколько раз с подобными ситуациями, человек может проинтерпретировать их так, что его услуги никому на самом деле не нужны и приносят в конечном счете один вред; и это действительно так, если они адресованы не тому, кто в самом деле в них нуждается, или недостаточно искренни.
На низком уровне проработки аспекта этот человек может заниматься более или менее грубыми проекциями своего эго на объекты своей жертвенной любви и заботы, то есть как бы заниматься собой на их материале, подсознательно с ними идентифицируясь. Это вариант черной магии, признаком чего будет неискренность человека: как только объект начнет выходить за предписанные ему рамки, он вызовет сильное раздражение человека и многочисленные упреки типа: «Я для тебя все делаю, собою жертвую, а ты, неблагодарный...»
Влияние двенадцатого дома на Луну проявится в том, что любая забота человека будет носить отчасти жертвенный характер и будет осуществляться им как-то непрофессионально — но это не значит, что она обязательно будет неадекватной.
Сердце этого человека разрывает невозможность передать свои любовь и заботу объекту, который так в них нуждается, но по каким-то причинам она до него не доходит или он ее отвергает.
Меркурий в двенадцатом доме
На дне колодца знания залегает истина. Выпив всю воду, ты легко обретешь искомое.
В непрофессиональных ролях этого человека важную роль будут играть различные законы, которые ему по ходу дела нужно открывать или претворять в жизнь. Это не окажется для него простым занятием, в частности, потому, что с этими законами он профессионально занимался когда-то давно и теперь отдает старые долги (или, наоборот, неуклюже начинает новую тему, которую продолжит в следующих воплощениях).
Жертвенная любовь этого человека будет склонять его к пристальному (но не аффектированному) изучению главных структур и закономерностей жизни любимого объекта, а также упорядочению его жизни (или его самого) по определенным правилам. На низком уровне проработки это может восприниматься объектом как откровенная тюрьма, и он станет отчаянно сражаться с человеком, который может плохо понимать причину подобного сопротивления, и, более того, оно будет его глубоко уязвлять; однако ему стоит спросить себя: а до конца ли я искренен в своих усилиях и не переношу ли на объект собственные проблемы? Жертвенность двенадцатого дома адекватна лишь тогда, когда поддерживает у объекта непринужденность пятого.
Сердечная боль этого человека: я не могу постичь присущие любимому объекту законы и структуры, то есть его внутреннюю природу, и организовать его так, как это ему необходимо.
Венера в двенадцатом доме
— Отдай мне свою любовь! Зачем она тебе?
Для этого человека важное значение при доигрывании его ролей и жертвенном исполнении функций будет играть невидимое Божественное присутствие — так в ясный день поздней осени солнце освещает последние, уже пожухлые желто-красные листья дубов и кленов, состоящих отныне лишь из стволов и веток. Божественная любовь скрасит ему жертвенность его дилетантских ролей — но ее самоё частично придется тоже как бы принести в жертву.
Вообще это очень деликатный аспект, требующий от человека большой тонкости и внимания в любви, особенно жертвенной. С другой стороны, его любовь всегда окажется жертвенной, и если он может быть в ней до конца искренним и не станет тайком и украдкой пытаться оторвать кусочек и для себя лично, то может постичь истину, касающуюся глубин своего существа. На низком же уровне проработки человек будет постоянно несчастлив в любви, и в частности потому, что его собственные любовные проявления будут жестоко отвергаться и осмеиваться (пусть не в глаза), а пока он не научится сдерживать свои чувства и адресовать их только тем, кто в самом деле в них нуждается и способен воспринять. А остальные чаще всего воспринимают его в любви как тюремщика.
Его сердце разрывает невозможность передать свою любовь столь нуждающемуся в ней существу.
Марс в двенадцатом доме
«Курсы отучения от жадности. Плата по усмотрению клиента».
Этот аспект дает противоречивую судьбу профессионального дилетанта, человека, во многом противоположного по своим кармическим обязанностям человеку с Марсом в одиннадцатом доме, но странным образом доделывающим то, что тот не доделал.
В своих дилетантских ролях и исполнении уже отмирающих функций этот человек должен много трудиться — но не над (практически бесполезным) улучшением своей техники и профессионализма, а над формами любительского, но искреннего выражения своей любви — по возможности в чистом виде. Влияние двенадцатого дома на Марс выразится в том, что любая работа этого человека окажется в чем-то жертвенной и потребует от него много самоотречения; все попытки работать «на себя» или «как все», то есть особенно себя не утруждая, у него провалятся: либо работа покажется неинтересной и он ее оставит, либо увлечется и сам не заметит, как включится искренне и чистосердечно, полностью забыв, что тратит уже самого себя.
Его жертвенная любовь порой причинит объекту много неприятностей, так как может оказаться слишком действенной и напористой, и с этим человеку нужно в себе бороться, иначе он не только разрушит свою любовь, но и повредит объект. А пока аспект не проработан, сердце человека разрывает невозможность помочь любимому объекту в его оформлении, в чем он так нуждается.
Юпитер в двенадцатом доме
«Даю уроки личной скромности. Приходите, не пожалеете».
Жертвенная любовь этого человека всеобъемлюща: ему хочется сделать для объекта все, охватить все стороны его внешней и внутренней жизни, а главное — найти тайную формулу его синтеза, который сделает его единым и цельным. На низком уровне это может быть не нужным и очень утомительным для объекта, и он будет отвергать любовь человека столь же всесторонне, нимало не обращая внимания на ее жертвенность, что, конечно, очень обидно. Проработка аспекта идет в направлении всестороннего и многопланового изучения объекта (а также своих возможностей), и сужения своей активности на область объектов, действительно нуждающихся во внимании человека.
Для дилетантских ролей этого человека характерна склонность к разнообразию, имеющему в конечном счете цель полноты охвата — и последняя вполне может быть достигнута, но не столько профессионализацией роли, сколько искренностью и бескорыстием его любви. Если же их не хватает, то роли не удаются, что очень мучает человека, и он не может найти ключи к собственному синтезу, оставаясь внутренне разорванным до конца жизни. Он, впрочем, может этого не осознавать, а сердце его будет разрывать невозможность собрать вместе, в единое целое, любимый объект, раздираемый внутренними противоречиями и рассогласованиями.
Сатурн в двенадцатом доме
Что делать человеку, которого норовит пожрать родина-мать?
Вырабатывать планетарное сознание.
Это любитель-эмпирик, субъект, доставляющий максимум неприятностей спасательным группам в горах и на море. Дилетантские роли этого человека уводят его в неисследованные страны и нехоженые дебри, и самое странное, что он, не обладая профессиональной подготовкой, все же подсознательно, а иногда и сознательно, туда стремится и порой возвращается не только целым и невредимым, но и существенно расширив свое сознание и спектр возможностей.
В «полевых» ситуациях этому человеку помогает не профессиональная сноровка, а искренняя и нередко жертвенная любовь к окружающей реальности; если ему удается понять, чего она от него ждет, то исход бывает не только благополучным, но и в высшей степени важным для человека: ему открываются структуры, важные для всей его жизни.
На низком уровне проработки аспекта этот человек испытывает страх перед любительскими ролями и искренними, жертвенными проявлениями своей любви — ему кажется, что он все сделает не так, его неправильно поймут и мимоходом съедят. Преодолеть этот страх можно лишь погрузившись в незнакомую среду и ощутив, что она действительно нуждается в его любви, пусть и несовершенно выраженной — а без этого ему все равно не обойтись.
Его сердце разрывает любовь к незнакомым чудесным и опасным реальностям и нуждающимся именно и только в нем существам, их населяющим.
Глава 11
ПЕРЕХОД ОТ МАНИПУРЫ К СВАДХИСТХАНЕ, или ДЕВЯТЫЙ ДОМ
Ключевые слова: жертва структуры; распад; разрушение; развертка; последовательное изложение; продвинутое обучение; духовное учительство.
«За великими реками
Встанет солнце, и в утренней мгле
С опаленными веками
Припаду я, убитый, к земле.
Крикнув бешеным вороном,
Весь дрожа, замолчит пулемет,
И тогда в моем сердце разорванном
Голос твой запоет».
(Н. Заболоцкий)
Двенадцатый дом исчерпывает до конца функцию объекта; девятый же означает прекращение его существования как единого целого и распад на составные части или элементы, то есть гибель структуры объекта. При этом происходит отбор: часть этих элементов используется средой как уже готовый материал для строительства собственных структур (четвертый дом), а остальное подвергается окончательной трансформации под восьмым домом (см. главу 12) Примером процесса девятого дома служит начальная фаза приготовления салата или винегрета, когда хозяйка выкладывает овощи и фрукты на стол, отбирает нужные, их чистит и режет на мелкие кусочки, попутно удаляя подгнившие места, кожуру больших огурцов, черенки и сердцевину яблок и т. п. При этом в салатной миске постепенно происходит формирование новой структуры (обозначенной в кулинарной книге), которая в недалеком будущем окончательно оформится в виде подаваемого на стол кушанья.
Низшая октава девятого дома — это хищническое разрушение богатого объекта ради извлечения из него незначительной части, необходимой человеку — как ему кажется в настоящий момент; о том, какова будет дальнейшая судьба разрушенного объекта, человек обычно не думает, хотя напрасно: разрушение под девятым домом — очень интимное действие, и не отработанная преждевременно разрушаемым объектом карма переходит непосредственно на разрушителя.
Естественно возникающие ситуации девятого дома характеризуются, во-первых, готовностью к этому самого объекта, уже лишенного к этому времени формы и любви, во-вторых, как правило, высокой степенью и скоростью утилизации результатов распада, а в-третьих, одновременным исчезновением очень многих (подавляющего большинства) связей между элементами объекта, так что в результате они оказываются почти изолированными друг от друга, чем существенно облегчается отбор среди них нужных для каких-либо целей.
Так распадается групповой эгрегор дружного класса после выпускного вечера, а остатки некогда сплоченного коллектива разбираются учебными и профессиональными эгрегорами: одни идут учиться дальше, другие — работать, кто-то уезжает надолго, а кто-то и навсегда.
Не следует воспринимать девятый дом как торжество хаоса. В действительности культурное его проведение ничуть не легче, чем в случае других, на вид более конструктивных домов; особенностью девятого дома является его более поверхностно-очевидный жертвенный смысл, но и удовлетворение потребностей среды в данном случае ничуть не более просто, чем в ситуации любого другого дневного дома.
Ситуация девятого дома требует не просто разрушения структуры объекта, но такого ее разрушения, при котором его элементы рассыпаются в порядке, удобном для их ассимиляции средой. Поэтому часто девятый дом предполагает определенную развертку, или последовательную схему освобождения элементов, от выбора которой в большой степени зависит эффективность протекания процессов этого дома.
Типичный пример ситуации, где остро встает проблема развертки (и, следовательно, ощущается дыхание девятого дома) — это последовательное изложение материала, например, в лекции или частной беседе. Представьте себе, что вам нужно изложить собеседнику какую-то сложную мысль, обрисовать незнакомую ему ситуацию, ввести в курс дела, изобилующего деталями. Понятно, что многие подробности здесь неуместны — нужно излагать «голую» суть (то есть основную структуру), но сделать это сразу, в одном слове или предложении, невозможно, и приходится прибегать к расчленению информации на отдельные моменты и последовательной передаче их собеседнику; какая картина сложится в результате у него в голове, в большой мере зависит от уровня проработки рассказчиком своего девятого дома (а слушателем — четвертого).
Говоря об обучении, легко понять, что дневным домам соответствует роль учителя, ночным — ученика. Под девятым домом (для учителя) идет продвинутое обучение, которому подвергаются подготовленные ученики, способные самостоятельно оценить и отобрать нужные для себя информационно-энергетические крупицы и затем встроить их в картину своего знания. Для учеников при этом включается четвертый дом, то есть формируются основные структуры знания о предмете.
Важным частным случаем обучения под девятым домом является узкое духовное учительство, то есть то обучение, которому гуру подвергает своих наиболее близких продвинутых учеников. Здесь, при передаче наиболее ценного опыта, происходит жертва самой интимной его частью, то есть структурой: учитель передает основное содержание глубочайшей тайны, ему открытой. Здесь велики возможности профанации, то есть недооценки получаемой информации или принципиальной невозможности ее воспринять со стороны учеников — поэтому их как правило нужно долго воспитывать и готовить к «высокому» обучению. В то же время формы последнего, наоборот, внешне гораздо более свободны и из того, что передает учитель, ученик волен сам выбирать необходимую ему информацию и по собственному усмотрению включать в свой набор знаний и умений. Понятно, что это накладывает большую ответственность на учителя — гораздо большую, чем когда он любовно-непритязательно играет с учениками (двенадцатый дом) или в достаточно определенной манере учит их профессионализму «от сих до сих» (одиннадцатый дом). В конечном счете формирование основной структуры знания ученика определяется жертвенно-распадающейся в процессе обучения структурой учителя, и совсем не важно, что лишь немногие ее элементы усваиваются учеником: в действительности, в соответствии с голографической парадигмой, то есть принципом тотального единства мира, в каждом из элементов структуры скрыта информация о ней в целом.
Более общим образом, можно сказать, что девятый дом — это одна из двух частей процесса воспроизводства фундаментальных структур; вторая его часть — это, соответственно, четвертый дом. Так, например, трансформируются идеи при переходе от поколения к поколению: старая структура, то есть основное содержание, или суть, передается от старших к младшим, и последние, отсеивая то, что они подсознательно считают «шелухой» или «чешуей», встраивают остальное в свое подсознание (и частично сознание) — но принцип (хотя бы относительной) добровольности восприятия здесь обязателен, ибо если его нет, а обучение идет, скажем, под одиннадцатым домом, то над основными структурами оно не властно, и они остаются почти не затронутыми.
* * *
Трудности и препятствия. Распад и разрушение — слова, наделенные, мягко говоря, не самыми положительными ассоциативными рядами; то же можно сказать и о терминах «отходы» и «остатки», которыми автор вынужденно пользуется при описании жизни тонких тел и особенно нисходящих потоков. В этом отражается определенный инфантилизм общественного подсознания, упорно не желающего признавать, что смерть — это часть жизни и разрушение свойственно природе вещей в той же мере, что и созидание. Безотходная технология, свойственная природе, означает, что разница между «плодами» и «отходами», между продуктами синтеза и распада заключается лишь в фазе процесса, а забота о правильном разрушении и подготовка доброкачественных отходов ничуть не менее важна, нежели усилия по оформлению или синтезу.
Итак, первое препятствие к правильному проведению ситуаций девятого дома — это подсознательное, а часто и сознательное негативное к ним отношение, или их обесценивание. «Мне не нужна вечная игла для примуса, я не собираюсь жить вечно!» — сказал в свое время Илья Ильф, проявив так не свойственную его времени заботу о последствиях своих действий. А между тем понятие конструктивности относится к дневным домам в той же мере, что и с ночным, в частности, распад может быть весьма неконструктивным, особенно если его не признавать или игнорировать.
В наш век экологических катастроф и пробуждающегося экологического сознания сказанное выше может показаться читателю банальным (хотя и не легко исполнимым). Однако существует наряду с внешней еще и внутренняя экология, относящаяся к внутреннему миру человека и его подсознанию, и здесь ситуация с проблемами девятого дома ничуть не менее драматическая.
Обычно человек, начинающий работать над собой, особенно в рамках духовного ученичества, интенсивного следования той или иной концессии или патентованно быстрого пути восхождения, просветления и спасения души, мыслит свое «низшее» начало как главного антагониста, нимало не задумываясь о том, что никакая программа подсознания, выражающаяся в склонности к греху, лени, сомнениях и т. д., не может быть уничтожена окончательно и бесповоротно: она может лишь ослабляться под одиннадцатым и двенадцатым домами и затем распасться под девятым; но каковы будут структурные элементы, на которые она рассыпается, какая часть из них и в каком виде войдет и в новые психические структуры, а какая вовсе не сможет быть адекватно ассимилирована и в результате отравит психику — об этом прозелит, как правило, не думает. А все остальные, то есть не объявленные «официально» враждебными, программы подсознания человек обычно хранит и лелеет и всячески пытается закрыть глаза на их разрушение.
В качестве подмены девятому дому нередко используется пятый, то есть разрушение структуры интерпретируется как неизбежные несущественные дефекты, обусловленные непринужденной игрой пятого дома: так дети рассыпают песок вокруг песочницы и царапают краску на грибке. Такая подмена проходит, однако, лишь в самом начале, то есть при включении девятого дома, а когда грибок в одночасье рассыпается и на месте бывшей песочницы обнаруживается глубокая лужа с грязной водой, фальшивая гипотеза пятого дома отпадает (хотя человек может придерживаться ее и несмотря на очевидность). Иногда можно спутать девятый дом с первым, если счесть структурный распад объекта за его самовыражение, но эти дома легко различимы по многим признакам, в первую очередь по сохранению под первым домом целостности объекта, а во вторую — по реакции среды; в случае первого дома она сугубо альтруистична и как бы оберегает все его проявления, а в случае девятого, наоборот, стремится тут же растащить то, что остается от объекта, по кусочкам в разные стороны.
Неправильное априорное отношение к девятому дому (чаще всего негативное) не только мешает человеку определить момент его включения, но также зачастую не дает и адекватно отработать соответствующую ситуацию, неоправданно ее сокращая и не давая объекту распасться до необходимой степени.
В психологическом плане это проявляется, например, в форме ложной жалости к себе и другим и ведет к возникновению на месте недораспавшейся ткани очага хронического воспаления.
* * *
Изучая жизнь коллективов и их эгрегоров, рассматривая процессы созидания и разрушения в тонком мире, приходится признать за последними ничуть не менее основополагающую роль, чем за первыми. Нередко в жизни коллектива возникает отчетливая негативная тенденция (и соответствующий ей паразит), которую не удается конструктивно трансформировать и органично ассимилировать в общественную жизнь (а паразита, соответственно, перевоспитать или отучить от дурных привычек). В определенный момент общество должно сказать этой тенденции твердое «нет» и разрушить ее, а попутно аккуратно расчленить соответствующего ей паразита. Высвобождающаяся при этом энергия может быть использована конструктивно, например, с целью укрепления связующих структур общества — так укрепляется чувство единства народа после победы над врагом; при этом не важно, внешний он или внутренний, но существенно, что он антагонистичен народу и его необходимо не перевоспитать, а именно уничтожить «как класс», то есть ликвидировать его структуру.
Девятый дом в жизни пары — это в первую очередь ситуации распада каких-либо лишенных уже Божественной любви конструкций парного эгрегора, чему обычно сопутствует образование из их обломков новых глубинных структур, но не обязательно в самой паре, а возможно, и во внешнем мире. Практически включение девятого дома означает, что в отношениях между партнерами что-то необратимо рушится, и при этом часто распадаются и внешние программы, которые партнеры вели вместе (хотя это могло быть им и не очевидным).
Иногда такой распад сопровождается чувством глубокого облегчения (если распадающаяся структура уже полностью исчерпала себя, то есть двенадцатый дом обглодал ее дочиста) и надеждой на новое будущее, иногда, наоборот, вызывает отчаянный протест и желание склеить обломки — но из этого ничего не получается: не цветут цветы запоздалые, как заметил Антон Чехов, этот певец девятого дома низшей октавы, сумевший в своем творчестве начисто не заметить (или успешно проигнорировать) его малейшие конструктивные моменты.
Важная роль девятого дома в жизни пары — это продвинутое духовное обучение, которое возможно в нескольких вариантах: сначала эгрегор, распадаясь, учит пару (что нередко выражается в скандалах, потерях и разрушении общих программ), затем эгрегор через одного из партнеров учит другого (роли гуру и ученика могут меняться), и наконец пара как единое целое жертвенным образом учит мир — если это семейная пара, то в первую очередь собственных детей, а во вторую — их бабушек и дедушек.
Девятый дом в жизни семьи сопровождается видимым, а иногда и невидимым, но ощутимым распадом семейного эгрегора и ведомых им программ — как правило, уже исчерпавших себя, но часто не полностью, по крайней мере, в глазах некоторых членов семьи. Обычно в семьях распределение нагрузки на домочадцев при включении любого диалектического перехода неравномерно, то есть одни дома ложатся своей тяжестью преимущественно на отца, другие — на мать, третьи — на старшую дочь и т. д. (здесь читатель может усмотреть преимущество «патриархальной» семьи с несколькими поколениями и многочисленными детьми — она гораздо легче становится моделью макрокосма, чем современная одно-двухдетная семья, из которой старательно удалены бабушки и дедушки, «чтоб не мешали жить молодым»). Лидер семейного девятого дома, то есть член семьи, который берет на себя максимум его нагрузки, может стать ее духовным учителем, но предварительно должен перенести преимущественно на собственных плечах немало семейных обвалов и крушений, после которых остаются лишь обломки — однако при ближайшем рассмотрении достаточно ценные и способные лечь в фундамент будущих семейных конструкций и проектов.
И лишь на очень высоком уровне развития семьи ее девятый дом будет означать включение ее в роли признанного продвинутого и тем более духовного учителя окружающего социума; а поначалу на остатках ее девятидомных крушений будут кормиться откровенные социальные паразиты.
Девятый дом в жизни государства сопровождается развалом его более нежизнеспособных структур и программ, из которых незаметно ушла Божья благодать, или ее не хватало с самого начала — такова судьба многих государственных проектов, умирающих практически в момент рождения.
В дуализме государство-этнос последний часто естественно рассматривать как среду; поэтому девятый дом для государства нередко оборачивается четвертым для народа, то есть население как-то консолидируется и обретает структуру (например, появляются внегосударственные организации движения, объединения и т. п.) при крушении государственных программ. На низком уровне это означает рост самостийного уголовного «движения», осуществляющего власть предельно жесткими методами, коррупцию, взяточничество, «кумовство» и т. д.
С другой стороны, распад полностью отработанной государственной структуры иногда не только происходит почти безболезненно, но и дает готовые элементы для создания качественно новых государственных же структур — это путь кардинальных, но корректных и продуманных реформ, осуществляемых с учетом фактических и потребностей или возможностей власти и потребностей населения (а также воли демиурга и мнения Соборной Души народа).
Девятый дом в жизни фирмы часто начинается невидимым образом: окончательно срабатываются и рассыпаются на части механизмы ее эгрегора, после чего внутри фирмы, а также в ее отношениях с внешним миром происходит нечто вроде провала (или развала). Причины для этого могут быть любыми (пожар на складе, неожиданные затруднения со сбытом продукции, массовое увольнение сотрудников, резкий конфликт между подразделениями и т. д.), важно, что разрушения необратимы и требуют не залатывания дыр, а создания каких-то новых конструкций, куда в качестве важных структурных элементов войдут сохранившиеся части старых.
На низком уровне проработки девятый дом вызывает в основном негативные чувства (или тайное злорадство) у коллектива фирмы, привыкшего к установленному порядку и его даже очевидному злу, и не ждущего ничего хорошего от разрушения последнего. Проработка означает сознательное стремление вписаться в ритм созиданий и разрушений и проводить необходимый распад девятого дома с максимальным вниманием к потребностям среды — внутренней и внешней, чтобы она при создании своих структур могла воспользоваться остатками бывших.
Кто это сказал, что нельзя построить свое счастье на обломках чужого? В жизни обычно именно так и происходит, но только не в прямолинейном понимании этих слов и не по хотению человека, а под управлением Мирового Разума.
Девятый дом в сюжете книги — например, момент, когда у героя происходит кризис крушения его планов, или, другой вариант, когда набравшее за время повествования силу добро наконец оказывается в состоянии одолеть всю дорогу победно торжествовавшее и оказавшееся несокрушимым зло.
Для самого писателя девятый дом может обернуться кризисом жанра и неспособностью писать дальше: муза словно отворачивается от него и непонятно, как привлечь ее внимание обратно. Писатели средней руки в таких случаях или пьют горькую, или пишут дальше, стараясь не обращать внимания на отсутствие вдохновения, и это прямо сказывается на качестве текста в тех его местах, где происходит распад внешней или внутренней реальности героев: последняя начинает казаться читателю бутафорской, наподобие финальной сцены «Приглашения на казнь» Владимира Набокова.
Бережливый писатель никогда не упустит обломков разрушенной структуры героя: они обязательно всплывут дальше в повествовании в качестве важных элементов новых структур и станут их украшением. Кончать роман разрушением сосуда зла не только банально и очень неэкономно, но также есть пренебрежение к естественным интересам читателя, желающего узнать, кто же унаследовал его черепки.
* * *
Сильный девятый дом дает человеку большую склонность к трагедийному восприятию мира; для него распад, в том числе еще во многом функциональных структур скорее норма жизни, чем исключение из ее правил.
На высоком уровне проработки это дает способность к продвинутому обучению подготовленных учеников и даже духовному учительству в узком смысле слова — главным образом, на материале транзитного потока, управляемого девятым домом или в тесной связи с ним. Однако для этого человек должен пройти через существенные разрушения многих структур — и внешних, и внутренних — и научиться видеть глубокий и конструктивный смысл в самом процессе распада, так и в его остатках — обломках бывшей структуры.
Искушением в данном случае будет попытка воспринять ситуации девятого дома как борьбу со злом — чисто внешним и полностью антагонистичным. Сложность заключается в том, что оно в данном случае действительно должно быть расчленено, то есть по сути уничтожено, но во-первых, прежде всего внутри самого человека, а во-вторых — с большим вниманием к тому, что от него остается и в большой мере ради этих остатков, о которых человеку, вероятно, и думать-то противно.
На низком уровне это может быть демон разрушения, которому, как ни странно, сходят с рук дела, за которые другой давно бы уже поплатился. Это вариант черного учительства, начинающегося с разрушения внешнего мира и завершающегося саморазрушением, и чем скорее человек это осознает, тем лучше для него.
Слабый девятый дом дает человека с устойчивыми внутренними структурами, которые в течение его жизни будут разрушаться в незначительной степени — исключение составит лишь транзитный поток, управляемый домом.
Ему будет чужд пафос разрушения старых, отживших объектов; даже если они прожили свою жизнь до конца и отдали свои форму, потенциал и любовь, ему все равно будет казаться, что их рано разбирать на детали, пусть еще поживут, может быть, окажутся на что-то способными... Такое же отношение у него будет к собственным свойствам и качествам, и мысль о том, чтобы существенно измениться, сокрушив какое-то конкретное зло в себе, покажется ему нелепой и невозможной — ведь это же я; я могу как-то в чем-то измениться, но всерьез воевать и пытаться разбить себя наголову — это несерьезно.
Такому человеку трудно найти вкус в процессе разрушения структур врага, но полностью избежать занятий такого рода ему все-таки не удастся.
Гармоничный девятый дом дает человеку большую устойчивость в ситуациях распада; он интуитивно знает, когда и чем нужно пожертвовать и не особенно печалится о разрушении, когда оно происходит — во-первых, потому, что существенные его интересы оно обычно затрагивает слабо, а во-вторых, по той причине, что умеет увидеть будущие выгоды от разрушения объекта и устроить процесс распада так, что куча хлама, остающаяся на месте бывшего объекта, имеет вполне приличный вид и ясны перспективы его дальнейшего конструктивного использования. В части искушений этот человек склонен к дешевому духовному учительству или пародиям на продвинутое обучение в областях, на которые покажет положение девятого дома в Зодиаке и планеты в этом доме, а также их аспекты. Проработка требует переноса внимания внутрь себя и осознания процессов внутреннего распада; в особенности это относится к уничтожению структур, поддерживающих низшие для него программы подсознания — здесь важно действительно их разрушить, а не пытаться проецировать эту проблему вовне.
Пораженный девятый дом дает человеку очень сложную и напряженную жизнь, особенно пока он не начнет осознавать и использовать возможность (а для него лично — и острую необходимость) решения внешних проблем путем внутренней проработки, то есть работы над собой.
В глазах окружающих тридцать три несчастья сопровождают этого человека все время, и главным образом в виде как бы случайных препятствий, осложнений и внезапных обстоятельств, разрушающих, причем достаточно неприятным образом, существенные конструкции его внешней жизни. Их акцентуация зависит от положения девятого дома в Зодиаке и планет в нем; например, пораженный девятый дом в Деве даст склонность к травматизму, а в Стрельце вероятны устойчивые нарушения практического мышления, имеющие тяжелые каузальные последствия и прорабатывающиеся с большим трудом.
Пораженный девятый дом ставит перед человеком довольно жесткую альтернативу: или он добровольно прощается со многими низшими программами своего подсознания, разрушая их как таковые с тем, чтобы впоследствии на их месте или из их остатков возникли более эволюционно продвинутые, и тогда он сможет стать учителем для весьма продвинутых учеников, или же он принесет в мир много хаоса и разрушения и с большой вероятностью будет сам засыпан их обломками.
Девятый дом в знаках
Положение девятого дома в знаке определит транзитный поток, в котором отзовется всякое разрушение структуры в жизни человека, и само по себе такое разрешение будет всегда символом некоторых процессов, происходящих в этом потоке. Здесь человеку нужно готовиться к трудностям и жертвам, в частности, к распаду структур, хотя и практически лишенных функциональности, но все же привычных для человека и нередко им еще любимых, и уж во всяком случае рассматриваемых как «свои». С другой стороны, девятый дом может решить совершенно тупиковые проблемы, радикально уничтожая зло, которое не удается ни трансформировать, ни перевоспитать, ни отвадить, и начинать действия по уничтожению его структуры лучше всего с поиска аналогичного объекта в соответствующем девятому дому транзитном потоке и наблюдения за распадом его структур (а возможно, и корректной помощи этому распаду).
Девятый дом в Овне,
или на нисходящем буддхиальном потоке
Тяжесть созерцания гибнущей цивилизации смягчается истиной бессмертия души.
Тема распада будет интересовать этого человека глобально: гибель цивилизации, крушение империи, прекращение больших идей или программ. Этому соответствует особый душевный склад, при котором экзистенциальные тупики и ценностные противоречия являются продуктами распада истинных атманических вдохновений, и они, прорастая и развиваясь на буддхиальной почве, постепенно раскрывают и обнажают свою структуру, но в конце от нее ничего не остается. Здесь жертвенность мироустройства дана человеку в очень сущностных переживаниях, он видит, как великие идеи, распадаясь, теряют не силу (что характерно для одиннадцатого дома) и даже не душу (двенадцатый дом), а само основное свое содержание, превращаясь в бессвязный набор осколков — но тем питают развитие жизненных сюжетов.
Для низкого уровня проработки аспекта характерен страх душевного распада — что-то вроде (ценностного) раздвоения или растроения личности. Проработка означает принятие этого раздвоения и даже растроения и конструктивную работу на взаимных ценностных напряжениях образовавшихся ипостасей «я» человека.
Девятый дом в Тельце,
или на нисходящем каузальном потоке
Когда рубят лес, летят щепки предательства.
У этого человека тема распада будет реализовываться в первую очередь в потоке его жизненных событий, причем распадаться будет основная структура, попадающая из буддхиального тела — зародыш событийной цепочки, по мере того, как он будет созревать и отцветать.
В жизни это означает большие сложности в реализации человеком своих планов: они часто окажутся противоречивыми, и события пойдут так, как будто их должны вести (и переживать) несколько человек сразу. На низком уровне проработки аспекта этот человек окажется большим путаником и любителем браться за сложные дела, которые ему в одиночку не осилить; тем не менее он будет находить особый вкус, гоняясь сразу за двумя или, еще лучше, десятью зайцами. Проработка идет в виде отыскания и расчленения корней своей неорганизованности в глубинах подсознания (какие энергии при этом нужно укротить, покажут планеты в девятом доме и положение Венеры в гороскопе).
Девятый дом в Близнецах,
или на нисходящем ментальном потоке
«Куплю коллекцию самообманов в хорошем состоянии»
В жизни этого человека тема распада наиболее остро и акцентированно прозвучит в его мышлении (не только осознаваемом, но и неосознанном): будут распадаться его ментальные медитации, посвященные обдумыванию того или иного события. Человеку часто будет казаться, что внутри него имеется несколько индивидуумов, каждый из которых имеет свое мнение, как именно нужно обрабатывать событийную информацию, и эти мнения чересчур часто будут приходить в противоречие друг с другом. При гармоничном девятом доме это не смутит человека, он скорее рассмеется над своим раздвоением или расчетверением, но проблемы этим не решит. Проработка аспекта идет в направлении принципиального принятия особенности своего ментального потока, заключающейся в разложении структуры исходного каузального кванта и попытках работы в таком разорванном и разноречивом ментальном поле. На низком уровне человек совершенно в нем теряется, не видит возможности в нем находиться, пытается спроецировать вину на внешний мир, не замечая того, в какой мере он сам является источником ментального разброда и хаоса.
Девятый дом в Раке,
или на нисходящем астральном потоке
Личность художника с отвращением относилась к его творениям, как и они к ней.
Этот человек воспримет ситуации распада в своей жизни в первую очередь эмоционально, и в непроработанном варианте аспекта ему будет очень трудно согласовать свои чувства по мере их, так сказать, протекания: одна его часть будет отчетливо радоваться, в то время как другая — грустить, третья — раздражаться, а четвертая, как ни странно, останется совершенно равнодушной ко всему. Есть, конечно, люди, для которых подобная эмоциональная полифония органична, но в данном случае это так: человека будет мучить (и портить ему здоровье) постоянное рассогласование, разорванность его чувств, и причину этого он, скорее всего, найдет во внешнем мире, а точнее — в его несовершенстве. На низком уровне проработки аспекта это дает очень неприятный, непоследовательный и дисгармоничный эмоциональный склад, человек рвет своими чувствами окружающих, нередко доводя их до белого каления при самом добром их отношении. Проработка требует осознания особой специфики своих эмоциональных реакций и замены эмоционального нигилизма попытками конструктивно увязать друг с другом разнообразные голоса своих чувств, так, чтобы они не рвали ни астрального, ни эфирного тел.
Девятый дом во Льве,
или на нисходящем эфирном потоке
Моя эмоциональная жизнь все время входит в противоречие с половой.
В жизни этого человека тема распада наиболее остро отзовется в биоэнергетических процессах, а главное — тех напряжениях, которые, будучи не в силах успешно разрешиться на эфирном уровне, опускаются через канал Девы в физическое тело и становятся первичными импульсами движений. На низком уровне проработки аспекта это дает большую эфирную рассогласованность и нередко противоречащие друг другу команды, которые Дева передает физическому телу. Так отрабатываются эмоциональные напряжения, и обычно человек склонен видеть причину своей биоэнергетической разорванности и дискомфорта (а впоследствии также и физических болезней) именно в неадекватности или низком качестве своей эмоциональной жизни, но в действительности это не так.
Проработка требует принятия человеком специфики своих эфирных медитаций, разрушающих структуру первоначального импульса, приходящегося из астрального тела, каким бы цельным и гармоничным он ни казался. Самые положительные переживания могут вызывать у этого человека биоэнергетический стресс или разнобой, пока он не научится (по большей части интуитивному) искусству сочетать не антагонистическим образом различные эфирные эффекты, не то что согласуя их друг с другом, но превращая в приемлемые для канала Девы и физического тела напряжения и тупики.
Девятый дом в Деве,
или на транзитном физическом потоке
Тайное преимущество вегетарианца заключается в том, что он лучше мясоеда переваривает морковку.
Проблемы распада этот человек проживает в первую очередь на своем физическом теле, и на низком уровне проработки это выражается в том, что чувство напряжения не оставляет его даже в состоянии расслабления и отдыха. Его физические движения производятся им так, что вырабатывают не те физические плоды, которые нужны эфирной почве, или слишком большой ассортимент этих плодов, так что они засоряют и отравляют биоэнергетику; то же относится и к деятельности желудочно-кишечного тракта. Особенно ярко эти эффекты ощущаются при сильном включении ситуации девятого дома, (даже если она не имеет отношения к его физическому телу), но и в обычное время указанные проблемы сохраняются.
Особенность, характерная для этого аспекта, заключается в особом характере создания физических плодов — они во многом созревают на продуктах распада структуры исходных импульсов движения человека — он как бы не успевает довести движения до запланированного конца, и с этим трудно примириться, так как движения оказываются малоэффективными, но только приняв это, можно научиться правильно восстанавливать свои силы и эфирные матрицы.
Девятый дом в Весах,
или на восходящем эфирном потоке
«Экстренная помощь уставшим от жизни. До 18 и после 70 бесплатно».
Тема распада коснется этого человека в первую очередь на материале его здоровья, причем в наибольшей степени в той его части, которая обеспечивает энергетикой тело, в частности, поддерживает (или разрушает) эмоциональный фон.
На низком уровне проработки это означает сбои самого процесса созревания эфирных плодов и соответственно низкое их качество: при самом лучшем здоровье и самочувствии человек не ощущает от них эмоционального удовлетворения и устойчивости. Эфирные плоды в результате содержат в себе много вредных для астральной почвы энергий (в частности, те элементы, которые должны бы стать пищей канала Девы, то есть эфирные остатки) и не содержат, наоборот, необходимой для астрального тела информации и энергии, так как процесс их созревания происходит путем нерегулированного распада элементов эфирной почвы.
В результате у человека нередко вызревают низкобиологические (звериные) эмоции и не хватает астральной почвы для более высоких. Проработка идет в направлении частичного осознания процессов эфирной вегетации и тактичной их регуляции.
Девятый дом в Скорпионе,
или на восходящем астральном потоке
«Лечение тяжелых форм эгоизма. Заказы от родственников не принимаются».
Этого человека тема распада затронет прежде всего эмоционально — в процессе формирования итоговых эмоций, завершающих его переживания.
На низком уровне проработки это очень тяжелый и для самого человека, но в первую очередь для его окружающих аспект. Дело в том, что он реализуется в первую очередь через социальные проекции, то есть чувствуя некоторый дефект в протекании своих эмоциональных медитаций, человек сосредотачивает свое внимание на поисках внешней к тому причины, причем подсознательно стремится сманипулировать окружающими так, чтобы чувства последних развивались, производя дефектные итоговые эмоции, похожие на те, которые возникают в нем самом.
Проблема аспекта заключается в определенных особенностях формирования итоговых эмоций — они образуются в результате распада астральной почвы, и если этот распад идет не до необходимого уровня или происходит не вовремя, то его результаты плохо преобразуются каналом Стрельца и не подходят для ментального тела.
Практически низкий уровень проработки аспекта выражается в склонности человека к разрывающим его страстям, имеющим тяжелые последствия, но не для здоровья, как при девятом доме в Раке, а гораздо более тонким — в виде дефектной, склонной к разложению и распаду ментальной почвы.
Девятый дом в Стрельце,
или на восходящем ментальном потоке
«Недорого продам ложный энтузиазм».
Этот человек будет реагировать на тему распада в первую очередь ментально и на низком уровне станет страдать от примитивности, несовершенства и какой-то не вполне понятной разорванности своих практических выводов, хотя потенциал для самого процесса мышления у него может быть совершенно нормальным. Многим с ним покажется трудно общаться, тем более что он будет склонен навязывать некоторые неприятные черты своего мышления и особенно манеры делать выводы за других. Это приведет к плохо ему понятным конфликтам, в основе которых может лежать не только это, но и постоянные, но часто не замечаемые им претензии к окружающим типа: вы меня сбиваете, не даете подумать, сориентироваться и т. д.
Первопричину следует, как обычно, искать в устройстве собственного организма, а в данном случае — в особом устройстве ментального тела и его медитаций, плоды которых образуются путем распада ментальной почвы. Проработка идет в направлении частичного осознания и контроля за этим процессом.
Девятый дом в Козероге,
или на восходящем каузальном потоке
Жизненная позиция: эволюционный безработный.
У этого человека тема распада отзовется в процессе созревания его жизненных выводов. На низком уровне проработки аспекта они окажутся куда примитивнее, чем можно было рассчитывать по прожитому опыту, и по существу дефектными, в первую очередь своей разорванностью, как будто жизнь ведет не один человек, а несколько, причем в сравнении с ним довольно примитивных и с несогласованными взглядами на жизнь. Это ведет к недостаточному и неадекватному питанию буддхиальной почвы, так что в конечном счете раскладываются основные жизненные установки и программы человека, и все попытки склеить их друг с другом с помощью атманических (овновских) трансляций оказываются неэффективными.
Проработка аспекта в данном случае заключается в том, чтобы найти и осознать специфический для этого человека механизм образования каузальных плодов на материале распадающейся каузальной почвы; тогда становится возможным проследить за тем, чтобы этот ее распад происходил вовремя и снабжал жизненные итоги надлежащей энергией и информацией.
Девятый дом в Водолее,
или на восходящем буддхиальном потоке
В последней инстанции истину берет отчаяние.
Для этого человека тема распада будет звучать очень серьезно и долговременно, отзываясь в тонких процессах динамики его ценностной картины мира и, главным образом, при выработке метаценностей. У большинства людей этот процесс идет практически без вмешательства сознания, так что его результаты попадают в канал Рыб почти не осознанными, и по этим причинам проработка аспекта идет очень медленно, занимая десятилетия.
На низком уровне проработки созревающие метаценности носят во многом неудовлетворительный для атманического тела характер: буддхиальные плоды вызревают, плохо обобщая пережитый человеком ценностный опыт, оказываясь как бы разорванными, как будто разные ценности этого человека волнуют почти не связанные друг с другом ипостаси его «я». Понятно, что эта разорванность крупных жизненных итогов не способствует укреплению атманической почвы духовной энергии человека, меняющей его жизнь принципиально глобально, то есть сразу всю целиком.
Проработка аспекта заключается в первую очередь в осознании специфического характера формирования метаценностей этого человека на основе распада его буддхиальной почвы, с которой ему нужно научиться вовремя расставаться, чтобы продукты ее разложения адекватно питали буддхиальные плоды.
Девятый дом в Рыбах,
или на транзитном атманическом потоке
Бог вероятно существует и несомненно меня игнорирует.
Для этого человека тема разрушения носит мистический оттенок; всякий раз, когда он сталкивается с ситуацией распада, он чувствует, что это вариация одной-единственной темы, преследующей его всю жизнь.
Эта тема, однако, может звучать более или менее конструктивно, и это в какой-то мере зависит от его духовных усилий, прилагать которые никогда не рано и не поздно. Высший символический смысл любой ситуации разрушения структуры в жизни этого человека относится к процессу вегетации цветка его миссии, а конкретнее — высыханию и отмиранию тех или иных его лепестков и листочков; субъективно это переживается как исчезновение одного идеала и возникновение другого, не вполне с первым согласованного, что ведет к необходимости корректировать систему ценностей и жизненных программ. Этот процесс ощущается человеком как распад его духовной мощи и переживается поэтому во многом негативно. Проработка аспекта требует осознания этого распада как несущего необходимый материал для создания духовного напряжения, предшествующего любым изменениям в судьбе человека и в главных чертах их определяющего.
Планеты в девятом доме
Планеты в девятом доме покажут энергии, необходимые человеку для ликвидации структур тех объектов, которые ему кармически суждено разрушить. Энергии того же типа, но в грубом варианте, высвободятся в его внутренних и внешних ситуациях распада, и человек должен научиться им противостоять и конструктивно использовать. На низком уровне проработки планеты в девятом доме возникает специфическая фобия разрушения (приводимая в конце описания аспекта). На более глубоких слоях подсознания причина фобии инвертируется: не человек оказывается разрушителем для мира, а последний — для него самого.
Солнце в девятом доме
Чем синица в руках, лучше журавлем в небо.
Любая ситуация распада потребует от этого человека принятия принципиальных решений в вопросах типа «быть или не быть», и от того, насколько вовремя он примет на себя соответствующую ответственность и правильно осуществит выбор, будет зависеть и качество распада и адекватность для среды его продуктов. Это в принципе очень ответственный аспект: энергия разрушения, не будучи укрощенной вовремя принципиальным выбором человека, окажется мощным дезорганизующим фактором, во многом определяющим его собственную судьбу в моменты, когда «быть или не быть» решается относительно ее самой.
Влияние девятого дома на Солнце скажется в том, что любая ситуация принципиального выбора будет у этого человека связана с разрушением некоторой (как правило, отжившей) структуры — либо во внешнем, либо во внутреннем мире, и это во многих случаях не очень приятно сознавать. Поэтому проблем и внутренних (и внешних) надрывов в жизни этого человека будет, скорее всего, множество, пока он не найдет в себе сил научиться принимать принципиальные решения по поводу отживших структур в своем собственном организме, определяя необходимость и пути их разрушения; об их особенностях и локализации кое-что скажут аспекты Солнца, положение девятого дома в Зодиаке и другие планеты в нем (а также управитель девятого дома).
Фобия разрушения: я боюсь, что мой принципиальный выбор окажется причиной разрушения внешнего мира.
Луна в девятом доме
«Дать им всем по потребностям, да так, чтоб запомнили!»
(лозунг эпохи развитого социализма)
Этот аспект непрост для осознания: здесь в ситуациях разрушения от человека требуется энергия заботы — о разрушаемом объекте и, в некоторой степени, о последствиях его распада. Возможно, читателю в этом месте придет в голову эпизод из набоковского «Приглашения на казнь», где палач, собирающийся обезглавить арестованного героя, подселяется к нему в камеру и тщательно изучает анатомические особенности его шеи; это, конечно, весьма показательный, но не единственный пример реализации аспекта.
Влияние девятого дома на Луну может выразиться в специфическом складе характера человека, который будет воспринимать заботу прежде всего в терминах расчленения или разрушения той или иной структуры, как бы враждебной или мешающей жизни опекаемого объекта. Возможно, последний и будет нуждаться в подобном участии, но проработка аспекта начинается с обращения внимания человека внутрь себя и заботе о поиске и разрушении чересчур жестких и уже отживших структур подсознания.
Фобия разрушения: окружающий мир не выдерживает моей заботы о нем и разрушается.
Меркурий в девятом доме
Скальпелем науки человек вскрывает живот мирозданию и, радуясь, восклицает: сколько же там разных блестящих кишочек!
Ситуации распада потребуют от этого человека научного или по меньшей мере структурного подхода: ему попадутся такие объекты, подлежащие разрушению, что для осуществления этой цели ему придется найти закон, по которому они должны распадаться, или самому придумать какие-то правила разрушения и провести их в жизнь. Сфера, в которой будет происходить это действие, определяется в первую очередь положением девятого дома в Зодиаке; например, если его вершина находится в Деве, то человек может стать специалистом по разгрузке организма от шлаков (системы голодания, особые физические нагрузки, бег и т. д.), и если это не станет его основной специальностью, то освоить зачатки этой науки ему волей-неволей придется, по крайней мере, на самом себе.
Влияние девятого дома на Меркурий выразится в том, что в жизни этого человека все ситуации, где необходимо структурирование, познание или применение закона будут так или иначе связаны с распадом некоторых объектов; если Меркурий в карте силен, это может отразиться на выборе профессии, например, при Меркурии (и девятом доме) во Льве этот человек может стать вулканологом, а при Меркурии в Близнецах (а девятом доме в тельце) — литературным критиком.
Фобия разрушения: мои попытки внести в мир порядок ведут к его распаду.
Венера в девятом доме
...Любви было много, согласия не было совсем.
Это непростой аспект, может быть, еще более трудный для понимания и проработки, чем Луна в девятом доме. Здесь адекватное проведение ситуаций разрушения требует от человека в первую очередь любви к разрушающейся структуре, и совсем не садистского образца, хотя на низком уровне проработки аспекта последнее не исключено. На начальном уровне проработки аспекта человек часто склонен к резкой этической поляризации: он любит добро и ненавидит зло, пытаясь его разрушить до основания как прямого врага. Однако проработка аспекта заключается в том, чтобы, во-первых, разделить зло и его носителя, а во-вторых, увидеть зло непредвзятым взором как некогда созданную Богом сущность, которая уже исчерпала лимит своего бытия и теперь для прекращения существования нуждается в определенной энергии, имя которой — любовь.
Этот аспект не обязательно дает профессию священника, но в любви этого человека всегда будет трагически-очистительный эффект, и хорошо, если он сумеет не возненавидеть себя и мир за это.
Фобия разрушения: мир не выдерживает моей любви и распадается в ее лучах.
Марс в девятом доме
Отделив земную твердь от небесной, Господь надолго разрушил первоначальное единство бытия.
Это аспект, так сказать, профессионального разрушителя, но не следует думать, что это преимущественно военно-диверсионная деятельность, хотя при сильном Марсе (и девятом доме) в Водолее человек может рассчитывать на ключевой пост в службе идеологического разложения потенциального противника.
В действительности аспект означает, что в ситуациях разрушения человеку придется много и усердно трудиться, создавая и совершенствуя формы распада, и подготавливая его таким образом, чтобы он шел оптимально как для самого объекта, так и для окружающей среды. При Марсе в Деве, а в девятом доме во Льве, это может быть хирург-онколог, тонко чувствующий, какую часть физических тканей следует удалить, чтобы ликвидировать также и эфирную проекцию опухоли. При Марсе и девятом доме в Деве человек может стать специалистом по безотходным или экологически чистым технологиям в любом материальном производстве — на подробности укажут аспекты Марса и Меркурия (как управителя девятого дома).
Фобия разрушения: мир рушится от моего воздействия на него.
Юпитер в девятом доме
Люди профанируют любое учение не больше, чем автор, принимавший его из рук Божьих.

<< Пред. стр.

стр. 5
(общее количество: 6)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>