<< Пред. стр.

стр. 18
(общее количество: 29)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

например, картина мира, существующая
в рамках современной "западной циви-
лизации".
Сопоставление отдельных элементов
этих культур, на наш взгляд,
позволяет понять, почему (хотя
трансляция экологически значимой
культурной информации осуществляется
и тут, и там через механизм Ребенок-
Родитель-Взрослый) доступ к
компонентам архаического опыта для
представителей "технократической
цивилизации" будет более затруднен,
чем, например, для представителей
"восточных культур".
И в этом плане, наверное, все-таки
есть основания утверждать, что
возможность интуитивных усмотрений,
озарений и т.п. уменьшается по мере
все большего продвижения нашей
цивилизации по пути преобладающего
развития средств, базирующихся на
символическом представлении и
оперировании информацией, по пути
развития систем ценностей и критериев
140

оценок, ориентированных на такое
доминирование.
В этой связи особую эвристическую
ценность, на наш взгляд, приобретает
углубленное изучение опыта иных
культур, что позволит не только
отказаться от многих стереотипов
собственной картины мира, но и,
возможно, обратиться к тому хранилищу
альтернативного знания,
альтернативных механизмов
оперирования информацией, которые
наследуются каждым из нас от своих
прародителей, но доступ к которым, по
описанным выше причинам, чаще всего
оказывается затрудненным.
Логико-методологический анализ
Теперь проанализируем закономерности
формирования и развития системы
личностных смыслов в логико-
методологическом плане.
Как уже отмечалось, на ранних этапах
филогенеза фундаментом репрезентации
окружающей реальности служили
комплексы собственных впечатлений
субъекта по поводу воспринятого. Само
же "реликтовое восприятие" отличалось
непосредственностью, спонтанностью. В
его основе лежало такое мироощущение,
которое характеризовалось слитостью
человека с миром природы, его рас-
творенностью в ней, когда собственные
впечатления и переживания представали
как составная часть, продолжение
141

космических процессов. А космические
процессы как бы вбирались в себя
внутренним миром субъекта.
Сфера психических содержаний, которая
формировалась на базе такого
мироощущения, не могла не иметь
некоторых отличительных черт. И в
частности, она содержала ментальные
конструкты, в которых не просто не
различалось то, что отражает
состояние объективных процессов и то,
что субъективно, а сами эти
компоненты - субъективное и
объективное - были слиты, сплавлены в
одно целое.
В логико-методологическом плане такое
состояние психики человека может быть
охарактеризовано (хотя и с известной
долей натяжки, поскольку понятия,
разработанные для осмысления
совершенно другой реальности и другой
культуры, используются для
идентификации существенно отличных по
своей природе феноменов) как
синкретизм (нерасчлененность) эмоцио-
ментальной сферы.
Психические содержания, являвшиеся
компонентами такой системы, как мы
теперь бы сказали, отличались и от
интеллектуальной эмоции, и от
эмоциональной интеллектуальности.
Причем, на наш взгляд, неверно было
бы сказать, что это был симбиоз мысли
и эмоций. И даже предположение, что
142

содержания этого прото-комплекса
состояли из неразрывно связанных
между собой прото-эмоций и прото-
мыслей, также представляется
справедливым лишь применительно к
более поздним этапам
филогенетического развития системы
личностных смыслов человека.
То, что послужило основой
формирования последующих ее
компонентов, которые в рамках
современной культуры квалифицируются
как знания, мнения, вера, иллюзии, -
все это базировалось на некоторых
настолько специфичных мыслительных
образованиях, что в категориях
современного языка их даже выразить
трудно.
Вспомним описывавшиеся ранее
особенности мироощущения бушменов.
При этом обратим внимание на то, что
эти формы восприятия и ощущения
зафиксированы уже в настоящее время.
Поэтому, возможно, они не совсем
точно или не в полной мере дают
представление о том раскрытом
навстречу миру человеке, который
представлял собой гигантское
"чувствилище", способное вместить,
вобрать в себя весь мир вокруг него,
во всем его богатстве и многообразии.
Вот еще один интересный момент,
который, как нам кажется, может иметь
отношение к пониманию внутреннего
143

мира человека на ранних этапах
филогенетического развития. Известно,
что в ходе изучения психики
проводятся эксперименты с
использованием психоделиков21,
различных нелекарственных форм
воздействия - электрическим током,
акупунктурой, гипнозом22, под
действием которых человек погружается
в особое состояние. Последствия
пребывания в такого рода состоянии
исключительно многообразны, и мы не
будем на них останавливаться. Обратим
внимание на такую деталь.
В экспериментальных исследованиях,
когда человек проходил одну за другой
стадии переживания наркотического
состояния, обнаружилась его
способность вспоминать и
воспроизводить отдаленные события
детства, о которых знать от других он
____________________
21Вещества-галлюциногены (например,
препараты ЛСД).
22Grof S. Beyond the Brain: Birth,
Death and Transcendence in Psy-
chotherapy. N.Y.,1985; Моравек М.
Подсознательные механизмы и
гипноз//Бессознательное. Тбилиси,
1978. Т.2. С.177-183; Гримак Л.П.
Резервы человеческой психики. М.,
1987; Кастанеда К. Путешествие в
Икстлан. М.,1991; Он же. Учение дона
Хуана. СПб, 1991.
144

не мог, но достоверность воспоминания
о которых подтверждалась кем-либо из
окружавших его в ту пору людей.
Уже сама по себе такая способность
воспроизведения кажется удивительной,
но не слишком. Она легко укладывается
в существующую модель памяти, в соот-
ветствии с которой считается, что
память удерживает все события,
происходившие с человеком в течение
его жизни. Просто доступ к отдельным
ее областям настолько затруднен, что
воспроизведение становится возможным
лишь в специальных условиях (гипноз,
действие психоделиков или, например,
раздражение электрическим током
определенных участков коры головного
мозга), и картины давно ушедших дней,
никогда не воспроизводившиеся, вдруг
вспыхивают в памяти человека, причем
во всем богатстве ощущений и
переживаний, сопровождавших его
тогдашнее состояние.
Так что в этом обстоятельстве еще нет
ничего необычного. Более сложные для
понимания вещи начинаются тогда,
когда человек, продвигаясь по пути
внутренних переживаний своего
измененного сознания, вдруг начинает
вспоминать, что происходило, когда он
находился в утробе матери, и далее -
что было, "когда он не был человеком"
(так называемый "трансперсональный
опыт"). Здесь, вообще говоря, и
145

начинается самое труднообъяснимое.
Когда представители современной куль-
туры сталкиваются с такой
информацией, то наиболее
распространенная реакция - отвергнуть
ее как ненаучную, шарлатанскую, как
такое, чего вообще не может быть,
потому что не может быть никогда. Эта
реакция совершенно естественна и
понятна. Она носит приспособительный,
защитный характер и направлена на то,
чтобы избежать непосредственного
столкновения человека с такими
фактами, которые, если будут им при-
няты или относительно которых будет
допускаться вероятность (пусть и
небольшая) их существования, ставят
его перед серьезными внутренними
проблемами.
Ведь, как известно, в процессе
становления личности происходит
формирование внутренних концепту-
альных структур, в которых
фиксируются традиции данного
сообщества, элементы научной картины
мира, устоявшиеся и имеющие статус
бесспорных, стереотипы самой
различной природы и т.п. Причем сама
эта информация (по крайней мере
многие ее компоненты) может
извлекаться и усваиваться субъектом
неосознанно, просто как следствие его
жизнедеятельности по мере взросления.
Такие психические содержания, избег-
146

нув барьеров сознания и критичности,
хотя и могут когда-либо подвергаться
сомнению, но, будучи однажды приняты,
все-таки сохраняют большую
устойчивость в отношении
потенциальных контрпримеров.
И напротив, убеждения, представления,
стереотипы, которые хотя бы однажды
прошли контроль сознания, снова могут
быть подвергнуты такой проверке.
Хотя, чем больше они устоялись в
индивидуальной системе личностных
смыслов, чем больше связей,
зависимостей и отношений базируется
на этих предпосылках, тем труднее
ставить их под сомнение. Это одна из
причин того, почему так трудно
преодолеваются стереотипы и почему
совершение подлинно творческого шага,
отказ от устоявшихся исходных
ограничений на проблему, требует от
человека определенных личностных
особенностей (о них мы поговорим
позднее), - и в том числе, мужества
поставить под удар самого себя,
сделать себя менее защищенным перед
лицом окружающего мира, к
многочисленным изменениям которого
надо постоянно приспосабливаться и
действовать при этом максимально
эффективно. А разрушенные связи, на
которых базировалось понимание
человеком окружающего его мира и
своего места в нем, затрудняют такую
147

адаптацию. Для того, чтобы выстроить
себе новый "каркас" из связей, по-
новому упорядочивающих мир, требуется
время, и иногда немалое. Все это
время человек остается довольно
незащищенным с точки зрения его
потенциальной способности к
эффективной адаптации. (В этом,
кстати говоря, некоторые
исследователи видят одну из причин
регулярных возрастных кризисов.)
Но ситуация становится еще более
драматичной, если затронутой
оказывается та сфера личностных
смыслов, которую составляют
содержания, не прошедшие в свое время
контролирующего барьера критичности.
В них могут содержаться элементы
общечеловеческого опыта, отраженного
и зафиксированного и в языке, и в
традициях данной культуры, и в
укоренившихся предпочтениях, мнениях,
самообманах и иллюзиях, системе
ценностей и приоритетов и пр.
Если те компоненты личностного опыта,
которые преодолели барьер сознания,
представляют собой в некотором смысле
более позднее приобретение человечес-
кой культуры, то психические
содержания, никогда не подвергавшиеся
критическому анализу, составляют ос-
нову системы восприятия мира
человеком и понимания своего места в
этом мире. Они тем более прочны, что
148

никогда не ставились под сомнение. И
именно поэтому они представляют
наиболее надежное звено (или одно из
наиболее надежных звеньев) из числа
тех, которые закладываются в
основание системы мировосприятия и
мироосмысления.
Это, вообще говоря, очень мудрый
механизм. Именно такие компоненты
системы личностных смыслов, будучи
положены в ее основу, станут наименее
уязвимыми для "контрпримеров",
обеспечат наибольшую устойчивость
всей системы знаний и представлений
человека. А значит, наилучшим образом
будут выполнять одну из своих
важнейших функций - обеспечения мак-
симально эффективной адаптации
субъекта к постоянно изменяющимся
условиям среды.
Надежной гарантией эффективности
такого выбора служит то
обстоятельство, что многие поколения
людей жили, основывая свои
индивидуальные системы видения мира
на этих незыблемых и неосознаваемых
постулатах. Реальный родитель
обеспечит передачу своему ребенку
того опыта, который заложил в него
его собственный родитель. И тогда та
часть системы личностных смыслов,
которая контролируется "Родителем",
находящимся внутри каждого из нас,
заботливо и бдительно проследит за
149

тем, чтобы существующие в обществе
запреты, табу, неоспариваемые истины
и пр., никогда не были бы поставлены
под сомнение нашим внутренним
"Взрослым" или "Ребенком" (ведь
творческую потенцию часто связывают с
сохранением детского в человеке, со
способностью задавать и задаваться
"глупыми" вопросами, на которые все
давно знают ответ, или такими во-
просами, на которые не следует искать
ответа). Таким образом, наш
внутренний Родитель будет следить за
тем, чтобы мы не оказались в
ситуации, когда под сомнение могут
быть поставлены вещи, никогда не под-
вергавшиеся критическому
рассмотрению.
Существуют и другие факторы,
обусловливающие спонтанную реакцию
неприятия в тех случаях, когда по-
ступает информация, которая может
поколебать систему наиболее значимых,
фундаментальных стереотипов
(некоторых из них мы коснемся
позднее).
Итак, реакция отвержения, неприятия
на поступление информации, идущей
вразрез с некоторыми достаточно
устойчивыми стереотипами (и еще в
большей мере эта тенденция
проявляется в том случае, если
соответствующие стереотипы никогда не
проходили контроля сознания и не
150

преодолевали барьера критичности), -
совершенно естественное следствие
работы механизмов, обеспечивающих
сохранность, устойчивость функци-
онирования внутреннего "Я" субъекта.
Учитывая все это, задумаемся над тем,
как возможно "вспоминание" человеком
того, что было до его рождения
(конечно, продолжение рассмотрения в
этом направлении будет иметь смысл
только в том случае, если
первоначальная реакция неприятия хотя
бы несколько ослабла). Если мы скажем
себе: такого просто не может быть,
это эпифеномен или артефакт, или что
угодно такой же природы, то все
проблемы снимаются, никаких
трудностей нет, размышлять здесь
больше не над чем. Но допустим, что
мы все же решились задаться вопросом:
как возможно то, о чем мы говорили,
если попытаться дать ему рациональное
объяснение?

<< Пред. стр.

стр. 18
(общее количество: 29)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>