<< Пред. стр.

стр. 26
(общее количество: 29)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

образ объекта. Поэтому на уровне
подсознания иной оказывается та база
данных, на основе которых
осуществляется уподобление. С другой
стороны, не может не быть иным и само
представление о сходном (подобном,
контрастном). Ведь то представление,
которое функционирует в нашем
_____________________________________
представленности соответствующих
процессов.
181

сознании, обусловлено сложным
комплексом феноменов культуры, среди
которых и существующая система цен-
ностей, и научная картина мира, и
многое другое. А, как уже отмечалось,
на уровне подсознания происходит ос-
лабление действия разного рода
стереотипов, устойчивых представлений
и т.п. Учитывая эти обстоятельства,
нетрудно понять, что сети ассоциаций,
которые возникают в процессе
подсознательной переработки инфор-
мации, будут существенно отличаться
от тех, которые могут быть
сформированы в результате сознательно
направляемых усилий.
И в частности, необходимо выделить
следующие отличительные моменты. Во-
первых, более обширной является база
данных, на основе которых
устанавливаются ассоциативные связи.
Во-вторых, поскольку информация,
составляющая основу ассоциирования,
невербальна, она, как уже отмечалось,
не подвергается тем преобразованиям,
которые неизбежны в процессе верба-
лизации. И наконец, само
представление об ассоциируемом,
которое функционирует на уровне
сознания и уже в силу этого не может
не испытывать на себе ограничивающего
влияния стереотипов мышления, на
уровне подсознания является
существенно ослабленным.
182

Но поскольку на основе ассоциирования
информации, хранящейся в
долговременной памяти и вновь по-
ступающей, в мышлении субъекта
формируются концептуальные структуры,
с опорой на которые воспринимается,
оценивается и размещается новая
информация, постольку описанные выше
особенности в организации
ассоциативных связей не могут не
обусловливать особенностей в
характере концептуальных структур
креативных личностей. Последние, как
нам представляется, будут отличаться
большей сложностью и независимостью
от стереотипов, а также меньшими
ограничениями на сочетаемость
информации. Смысловое содержание
понятий, функционирующих в рамках
такого рода структур, будет включать
более обширный комплекс информации
невербальной природы различной
степени осознанности, за счет чего
размерность субъективного
семантического пространства9 может
быть более высокой.

____________________
9Субъективное семантическое
пространство может рассматриваться
как модель категориальной структуры
индивидуального сознания, на основе
которой осуществляется классификация
информации путем анализа ее значений.
183

Однако, несмотря на относительно
большую представленность
подсознательных процессов восприятия
и переработки информации в мышлении
креативных личностей, важнейшую роль
в организации концептуальных структур
играет вербализованная информация.
Существует представление, что
вербализация снижает творческие
возможности индивида и, напротив,
регресс вербализации (при условиях,
допускающих ее возможность) связан с
более высокой творческой потенцией10.
Поэтому возникает вопрос о роли
процедуры вербализации информации в
творческом мышлении и даже в
некотором более широком контексте -
об отношении вербальности и
креативности.
Исследования показали11, что в тех
случаях, когда испытуемым при решении
задачи на распознавание образов
предлагалось предварительно
сформулировать основание
классификации, результаты были хуже,
чем в тех случаях, когда такое
исходное ограничение не накла-
____________________
10Анализ соответствующих результатов
см.: Westcott M.R. Toward a
Сontemporary Psychology of
Intuition. N.Y;,L.,1968. P.90.
11Posner M. Cognition: An
Introduction. P.75.
184

дывалось, и субъекты были свободны в
выборе тактики решения задачи. Более
того, оказалось, что в ряде случаев
реальное отнесение образов к
соответствующим классам не отвечало
вербально формулируемым основаниям и
при этом было более адекватным. Эти
результаты представляются достаточно
интересными в плане анализируемой
проблемы, поскольку способность адек-
ватного распознавания и оценки
информации непосредственно связана с
возможностями ее последующего про-
дуктивного использования.
Рассмотренные под таким углом зрения,
эти результаты как будто бы
свидетельствуют о том, что
вербализация информации в процессе
решения задачи препятствует
реализации творческих потенций.
Однако, как нам кажется, отношение
между такой фундаментальной формой
мыслительной активности человека как
вербальное представление данных, и
его творческими возможностями
существенно сложнее. Прежде всего,
вероятно, есть основания говорить о
различной роли вербализации
информации на разных уровнях
мыслительного процесса, и, тем самым,
на разных стадиях творческого акта.
Упомянутое различие станет более
очевидным, если иметь в виду, что
процедура вербализации информации не
185

тождественна операции именования,
являющейся, в определенном смысле, ее
завершающей стадией. Для того, чтобы
определенное восприятие или результат
переработки информации получил
вербальную форму репрезентации,
необходимо предварительное осущес-
твление ряда мыслительных процедур,
направленных на упорядочение,
структурирование информации, выделе-
ние в ней однозначных связей и
отношений, более и менее существенных
свойств и зависимостей и т.п. Помимо
этого, информация классифицируется,
идентифицируется, сопоставляется с
хранящимися в памяти прототипами и
вариантами возможных отклонений от
них и др. В результате - воспринятая
и закодированная с помощью
невербальных средств информация суще-
ственным образом модифицируется,
огрубляется, а иногда и искажается.
Целый ряд свойств, отношений,
зависимостей, которые зафиксированы в
рамках целостного образа,
формирующегося в процессе невер-
бального кодирования, остается за
пределами, условно говоря, той
модели, которая возникает как
следствие преобразования информации в
ходе ее вербализации. Совершенно
естественно, что в подобного рода
процессах существенную роль будут
играть те представления,
186

мировоззренческие, методологические и
другие установки, которые существуют
в сознании субъекта и применительно к
которым упорядочиваются, оцениваются
и размещаются вновь поступающие
данные. Это, в свою очередь, не может
не привести к тому, что вербализо-
ванная информация оказывается жестче,
чем невербальная, увязанной с
укоренившимися в сознании человека
штампами, ожиданиями, предпочтениями,
представлениями о перспективном
направлении поиска и др. А поскольку
возможности нахождения
нестандартного, нетривиального
решения существенно обусловлены спо-
собностью преодоления разного рода
исходных ограничений на проблему,
понятно, что, оперируя вербальной
информацией, индивиду труднее
осуществить подобный отказ. Этим, на
наш взгляд, хотя бы отчасти объясня-
ются те результаты исследований, о
которых говорилось выше (относительно
зависимости адекватности решения
задачи от степени использования
вербальной формы репрезентации
информации).
Однако сводится ли роль вербализации
в процессе когнитивной деятельности к
только что упомянутой зависимости?
Как нам представляется, нет. Ведь
мыслительная активность в рамках
решения творческой задачи не
187

исчерпывается использованием
невербальных средств представления и
переработки информации. Напротив,
любой результат, полученный в ходе
преимущественно подсознательного
осмысления проблемы, может быть
осознан лишь тогда, когда он будет
вербализован. И вот на этом этапе
степень развитости категориальных
средств естественного языка и степень
владения каждого данного индивида
этими средствами являются фунда-
ментальными для реализации его
творческих потенций. При этом мы
полагаем, что степень владения языком
означает не просто наличие большего
или меньшего объема терминов и их
значений в памяти человека, но и
способность более или менее адекватно
вербализовать невербальные компоненты
существующей в подсознании
информации. (Имеется в виду
способность произвольного,
сознательно направляемого поиска и
нахождения максимально адекватных
вербальных аналогов тем или иным
компонентам невербального опыта инди-
вида.) Очевидно, что степень владения
естественным языком не только
повлияет на способность произвольного
осознания, но и обусловит степень
адекватности таких мыслительных
процедур, как категоризация,
идентификация, классификация
188

информации и др. Основания подобной
зависимости видятся в следующем.
Как уже отмечалось, человек в
процессе вербализации стремится
использовать прежде всего именно при-
вычные, достаточно устойчивые
обозначения и часто уподобляет свои
впечатления категориям языкового
кода. Поэтому чем богаче
выразительные возможности тех средств
символического кодирования, которые
имеются в распоряжении субъекта, тем
богаче и сложнее сетка, которая им
накладывается на мир, тем более тон-
кие детали, оттенки, аспекты
осмысливаемого могут быть выражены и
тем меньше результирующие искажения
информации.
И еще один момент, на который
хотелось бы обратить внимание. Это
вопрос о специфическом статусе
когнитивных стереотипов (штампов) в
мышлении креативных личностей.
Отчасти этот вопрос уже затрагивался,
когда речь шла о преимущественной
представленности подсознательно
протекающих мыслительных процессов.
Однако следует коснуться и некоторых
других аспектов.
Вообще, при обращении к проблеме
стереотипов стало уже достаточно
традиционным подчеркивание их
негативной роли в рамках творческого
процесса и указание на необходимость
189

их более полного преодоления с целью
достижения подлинно нового,
творческого результата. И
действительно, подобное представление
имеет под собой серьезные основания,
поскольку совершение творческого шага
невозможно без отказа от некоторого
множества исходных ограничений на
проблему, обусловленных определенными
стереотипами, когнитивными штампами.
Однако если роль стереотипов в
мышлении столь однозначна, то почему
они так живучи и труднопреодолимы?
Ведь история формирования знаний о
человеке учит тому, что в процессе
филогенеза закрепляется лишь то, что
полезно, а стереотипы, на первый
взгляд, только мешают эффективной
адаптации человека (которая
неразрывно связана со способностью
смотреть на уже известные вещи под
другим углом зрения)? Чтобы ответить
на эти вопросы, необходимо рассмот-
реть те функции, которые стереотипы
мышления выполняют в когнитивном
процессе.
Итак, человек живет в условиях
постоянно изменяющейся внешней среды,
что само по себе достаточно часто
требует от него разрешения новых
задач. В таких условиях его адаптация
может быть эффективной только при
наличии способности прогнозировать
определенные события ближайшего или
190

достаточно отдаленного будущего,
чтобы максимально эффективно
действовать в соответствующим образом
изменившихся условиях. Однако для
того, чтобы подобное прогнозирование
было возможным (хотя бы и в самой
примитивной форме), человек должен
обладать способностью вычленять в не-
прерывном потоке восприятия
относительно устойчивые, значимые для
него фрагменты информации. Такого
рода способность является
неотъемлемым свойством человеческого
мышления, на что, в частности,
указывают экспериментальные данные,
свидетельствующие о том, что даже в
тех случаях, когда предъявлявшиеся
конфигурации заведомо не содержали
никаких регулярностей, испытуемые все
же "обнаруживали" их. Это
фундаментальное свойство
человеческого разума, как нам
представляется, и лежит в основе
формирования системы стереотипов в
мышлении.
Существенным является и другое
обстоятельство. В процессе
становления человеческой личности,
усвоения достижений культуры и
накопления результатов собственного
опыта в сознании человека формируется
достаточно устойчивая система
представлений, знаний, навыков,
ценностей, позволяющая ему более или
191

менее эффективно адаптироваться к
условиям внешней среды. Предпосылкой
такой адаптации служит способность
оперативно и адекватно воспринимать,
кодировать и идентифицировать
поступающую информацию, правильно ее
классифицировать и оценивать. В свою
очередь, выполнение этих задач
невозможно без наличия достаточно
стабильной системы знаний. Причем чем
более разветвленной является сеть
хранимой информации, тем более
сложный комплекс восприятий может
быть размещен на ее основе. Таким
образом, степень развитости
существующих в сознании субъекта
знаний и представлений самой
различной природы непосредственно
влияет на эффективность восприятия и
последующего использования
поступающей информации.
Вообще представляется достаточно
вероятным, что нормальное
функционирование мозга, нервной си-
стемы, психики человека возможно лишь
в условиях более или менее стабильной
системы ценностей и ориентиров,
относительно которых происходит
отбор, оценка и размещение новой
информации. Если нет таких на-
правляющих линий, устойчивых
контуров, вся система знания как бы
повисает в воздухе, становится зыбкой
и неустойчивой. Вместе с ней теряет
192

свою устойчивость и положение

<< Пред. стр.

стр. 26
(общее количество: 29)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>