<< Пред. стр.

стр. 5
(общее количество: 9)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Несмотря на относительную простоту этнического состава населения большинства стран европейского дальнего зарубежья, в подавляющем большинстве из них имеются большие или меньшие по численности национальные меньшинства. Даже в большинстве стран первой группы, где основной этнос составляет более 95% населения, есть нацменьшинства. Отсутствуют они лишь в Португалии10, Исландии, Ирландии, на Мальте, а также в Люксембурге (однако в последнем находится крупная группа иммигрантов; небольшие группы иммигрантов имеются и в других перечисленных странах).
В Венгрии к национальным меньшинствам относятся хорваты, словаки, немцы и румыны, в Польше - украинцы, белорусы, словаки и литовцы, в Дании - немцы, в Норвегии - саамы и финны, в Албании греки, аромуны и др., в Греции - македонцы, турки, аромуны и меглениты, в Чехии — поляки и немцы, в Словении — хорваты и венгры, в Италии - сардинцы, фриулы, французы, южные тирольцы, словенцы,
9 Турки проживают также в европейской части Турции, однако в приведенных выше абсолютных и относительных цифрах их численность не учтена, поскольку европейскую часть Турции вместе со значительно большей азиатской ее частью условно относят целиком к азиатскому региону.
10 В Португалии в качестве нацменьшинств иногда рассматривают жителей Азорских о-ов и о-ва Мадейра, имеющих небольшую примесь негритянской крови, однако правильнее считать их субэтническими группами португальского народа.
137
Таблица 7
Доля самого крупного народа в населении различных государств европейского дальнего зарубежья
№ группы
Доля самого крупного народа во всем населении страны, %

Орана

Самый крупный народ

1
Свыше 95

Португалия* Венгрия* Исландия* Ирландия Польша Дания Мальта Норвегия Албания Греция

Португальцы Венгры Исландцы Ирландцы Поляки Датчане Мальтийцы Норвежцы Албанцы Греки

2
90-95

Чехия Словения Италия Германия Финляндия Швеция Австрия Болгария

Чехи Словенцы Итальянцы Немцы Финны Шведы Австрийцы Болгары

3

80-90

Румыния Словакия Франция Нидерланды

Румыны Словаки Французы Голландцы

4

70-80

Хорватия Великобритания Люксембург Испания

Хорваты Англичане Люксембуржцы Испанцы

5

60-70

Македония Югославия (Сербия и Черногория) Швейцария

Македонцы Сербы
Германошвейцарцы

6

50-60

Бельгия

Фламандцы

7

40-50

Босния и Герцеговина

Славяне-мусульмане





* Крупнейший народ составляет свыше 99% всего населения страны.
албанцы, греки, хорваты и саури11, в Германии - лужичане, датчане и фризы, в Финляндии - шведы и саамы, в Швеции - финны12 и саамы, в Австрии - словенцы, хорваты и венгры, в Болгарии - турки, македонцы, аромуны, гагаузы и др., в Румынии - венгры, немцы, украинцы, сербы и др., в Словакии - венгры и украинцы, во Франции эльзасцы, бретонцы, корсиканцы, каталонцы, фламандцы, баски, а
11 Саури - малочисленная немецкоязычная группа в области Фриули-Венеция-Джулия.
12 Речь идет о небольшой части финского населения Швеции, издавна живущей в этой стране. Большинство же финнов переселилась в Швецию относительно недавно в поисках хорошо оплачиваемой работы.

138
также итальянцы13, в Нидерландах - фламандцы, фризы и немцы, в Хорватии - сербы, венгры, словенцы, чехи и итальянцы, в Великобритании - шотландцы и гэлы (Шотландия), шотландо- и англоирландцы (Северная Ирландия), уэльсцы (Уэльс), в Испании - каталонцы, галисийцы и баски, в Македонии - албанцы и турки, в Югославии (Сербии и Черногории) - албанцы, венгры, славяне-мусульмане, словаки, румыны, болгары, русины14, аромуны и др., в Швейцарии франкошвейцарцы, италошвейцарцы и ретороманцы, в Бельгии - валлоны и немцы.
В большинстве стран Европы есть, кроме того, большие или меньшие группы евреев и цыган15.
В Боснии и Герцеговине, где, как указывалось, ни одни народ не составляет абсолютного большинства, 44% населения образуют славяне-мусульмане, 31% - сербы и 17% - хорваты.
Из четырех европейских государств-карликов (для Ватикана, в населении которого значительную часть составляет католическое духовенство разных национальностей, делать подобные оценки не имеет смысла) сравнительно высока доля коренного народа в Сан-Марино и Лихтенштейне, удельный же вес коренных жителей в Монако и Андорре, в связи с большим притоком иммигрантов, сравнительно невелик (соответственно 20 и 14%).
В британских самоуправляющихся владениях Джерси, Гернси и Мэн, а также в автономной области Дании - Фарерских о-вах - население состоит в основном из небольших коренных этносов, в норвежском владении - о-ве Ян-Майен - постоянного населения не имеется, в другом владении Норвегии - Свальбарде - на угольных копях и в различных учреждениях работают русские (65% населения) и норвежцы (35%). Что же касается английского владения Гибралтара, то льянито, местные уроженцы смешанного испанско-итальянско-португальскомальтийского происхождения, составляют около 2/3 населения, остальное же приходится на выходцев из Великобритании, Испании, Марокко и других стран.
Поскольку в подавляющем большинстве европейских государств есть национальные меньшинства, а также иммигранты, во всех этих странах существуют национальные проблемы, однако степень остроты их сильно различается.
Для защиты прав некоторых из перечисленных выше национальных меньшинств заключены двусторонние или многосторонние соглашения, например, специальными договорами гарантированы права датчан в Германии и немцев в Дании, немецкоязычного населения Южного Тироля, хорватов и словенцев в Австрии, шведского населения
13 Часть проживающих во Франции итальянцев издавна живет на юго-востоке страны, основная же масса - иммигранты и их потомки.
14 Русинами, как уже отмечалось, называют давно переселившуюся в Сербию и сильно обособившуюся группу украинцев.
15 О недавних иммигрантах будет сказано ниже, в разделе о миграциях.

139
Аландских о-вов в Финляндии. Не всегда такого рода соглашения эффективны. Так, несмотря на наличие англоирландского соглашения о правах ирландского католического меньшинства в Северной Ирландии, национальное противостояние в этом регионе очень сильное. Не вполне благополучны и национальные взаимоотношения в Южном Тироле.
Ряд стран пошел по пути предоставления нацменьшинствам языковокультурной, а иногда и политической автономии. Так, в Италии 5 историческим областям, обладающим большей или меньшей этнической спецификой (Валле-д'Аоста, Трентино-Альто-Адидже, Фриули-Венеция-Джулия, Сицилия, Сардиния) был предоставлен особый автономный статус.
Сходным путем пытается решить свои национальные проблемы Испания, в составе которой создано 17 автономных областей, причем 4 области - Каталония, Страна Басков, Галисия и Андалусия (три первые из них населены в основном нацменьшинствами, андалусцы же представляют собой существенно обособленную субэтническую группу испанского народа) - получили большую степень автономии, чем другие.
Самоуправлением пользуется в Соединенном Королевстве Северная Ирландия, определенной автономией - Шотландия.
Согласно соглашению между Финляндией и Швецией пользуются автономией Аландские о-ва.
Три государства Центральной Европы - Германия, Швейцария и Австрия - представляют собой федерации, однако федеративное устройство их базируется не на этнической основе, причем это относится даже к многонациональной Швейцарии, где этнические и кантональные границы далеко не совпадают.
Элементы федерализма имеются и в государственном устройстве современной Бельгии, причем страна, с одной стороны, поделена на три общности (фламандско-, французско- и немецкоязычную), с другой- на три региона (фламандский, Брюссель и валлонский). В то время как субъекты общностей определяются своей языковой принадлежностью, субъекты регионов - принадлежностью территориальной. Так, если Фландрия одновременно включает и фламандскую общность и фламандский регион, то Валлония, состоя из валлонского региона, охватывает франкоязычную общность не полностью (она также представлена в Брюсселе).
Федеративное устройство имели также Чехословакия и Югославия, но с крушением прежних режимов в большей части коммунистических стран Европы эти федерации вскоре распались. Своеобразным реликтом прежней Социалистической Федеративной Республики Югославии стала Союзная Республика Югославия, в составе которой остались лишь Сербия и Черногория.
Из всех регионов мира численность населения Европы растет с наименьшей быстротой: Так, если население мира в целом в среднем увеличивалось за год с 1985 г. по 1990 г. на 1,7% (а население Африки - даже на 3%), то население европейского региона - лишь на 0,2%.
140
Неблагоприятная демографическая ситуация сложилась в Европе только в последние десятилетия. Еще в XIX в. темпы прироста населения в этой части света были очень высокими, причем быстрое увеличение населения наблюдалось почти во всех европейских странах. Высокий прирост не могли даже сдержать потери от часто происходивших здесь войн и резко усилившаяся с середины XIX в. миграция за океан.
Резкое снижение естественного прироста произошло в XX в., особенно во второй его половине, когда с 50-х годов рождаемость стала сильно сокращаться по целому ряду причин: из-за все усиливавшейся установки на малодетность, повышения образовательного уровня населения и связанного с этим более позднего заключения браков, появления эффективных противозачаточных средств, увеличения средней продолжительности жизни, приведшего к "постарению" возрастной структуры населения.
Воспроизводство населения Европы в целом характеризуется низкой рождаемостью (13% в среднем за год в 1985-1990 гг.) и невысокой смертностью (11%). Однако по отдельным европейским странам демографические показатели заметно варьируются.
По данным, приходящимся в основном на 1989 г. или 1990 г., из 27 существовавших тогда государств зарубежной Европы (не считая государств-карликов) рождаемость до 10% имела одна страна (Италия), 10,0-10,9% - 2.(Греция, Испания), 11,0-11,9% - 4 (ФРГ, Австрия, Венгрия, Португалия), 12,0-12,9% - 5 (ГДР, Дания, Швейцария, Болгария, Бельгия), 13,0-13,9% - 7 (Финляндия, Люксембург, Нидерланды, Чехо-Словакия, Румыния, Франция, Великобритания), 14,0-14,9%4 (Югославия, Норвегия, Польша, Швеция), 15,0-15,9% - 2 (Ирландия, Мальта). Кроме того, в двух странах рождаемость была сравнительно высокой: в Исландии (18,7%) и Албании (24,7%). Таким образом, в подавляющем большинстве европейских стран рождаемость колебалась от 11 до 15%, т.е. была довольно низкой.
Наиболее низки показатели рождаемости в странах Южной Европы (Италии, Греции, Испании, Португалии), еще сравнительно недавно имевших относительно высокий коэффициент рождаемости. Это связано с тем, что в относительно небогатых южноевропейских странах значительно меньше, чем в ряде богатых государств Западной, Центральной и Северной Европы, выходцев из азиатских и африканских стран, и общая тенденция к снижению рождаемости, наблюдаемая в последние десятилетия в Европе, проявилась в них особенно заметно, так как не была компенсирована высокой рождаемостью среди иммигрантов, придерживающихся до сих пор традиций многодетности.
Именно наличие в некоторых странах больших групп иммигрантов привело к тому, что в одной градации по показателю рождаемости оказались столь разные по своему политическому статусу и материальному благосостоянию государства, как Бельгия и Болгария, Франция и Румыния, Швеция и Югославия. Если в Бельгии, Франции и
141
Швеции на увеличение коэффициента рождаемости повлияло присутствие значительного числа иностранных рабочих из развивающихся стран, то в остальных трех коэффициент рождаемости определяется в первую очередь их экономическим и культурным отставанием от наиболее развитых европейских государств (высокая рождаемость характерна прежде всего для бедных стран).
В Исландии, стране с достаточно высоким уровнем жизни, довольно значительный коэффициент рождаемости был обусловлен как сохраняющимися традициями многодетности, так и относительно малым распространением существенно снижающих рождаемость венерических заболевании, что объясняется островной изоляцией (о чем шла речь в гл. 2) и малым числом прибывающих на остров временных иммигрантов.
В Албании коэффициент рождаемости приближается к показателям бедных развивающихся стран, что соответствует уровню материального благосостояния этой страны, доведенной своими прежними правителями до экономической разрухи и нищеты.
Выше уже говорилось, что в странах Европы, как, впрочем, и во многих других регионах мира, в последние годы наблюдалась четкая тенденция к снижению рождаемости. Особенно сильно снижалась рождаемость там, где она прежде была довольно высокой. Падение рождаемости в европейских странах обусловлено в первую очередь процессом "старения населения", заключающимся в заметном увеличении в связи с ростом средней продолжительности жизни доли лиц пожилого возраста. Однако падение рождаемости, достигнув определенной черты, должно приостановиться. Об этом, в частности, свидетельствует тот факт, что в странах, достигших низкого уровня рождаемости, снижение этого коэффициента замедлилось.
Показатели смертности в государствах европейского региона, по данным, приходящимся в основном на 1989 г. или 1990 г., также заметно варьировались. Так, смертность ниже 6% имела одна страна (Албания), 6,0-6,9% - одна (Исландия), 7,0-7,9% - также одна (Мальта), 8,0-8,9% - две (Испания, Нидерланды), 9,0-9,9% - семь (Югославия, Ирландия, Греция, Италия, Франция, Португалия, Швейцария), 10,010,9% - семь (Финляндия, Люксембург, Польша, Бельгия, Норвегия, Австрия, Румыния), 11,0-11,9% - шесть (Швеция, Великобритания, ФРГ, Чехо-Словакия, Дания, Болгарии), 12,0-12,9% - одна (ГДР), 13,0-13,9% - одна (Венгрия). Из приведенных цифр видно, что в подавляющем большинстве стран смертность колебалась в пределах от 9 до 12%с.
Очень низкой смертностью выделяются Албания (5,7%) и Исландия (6,7%). В обеих странах такой коэффициент смертности тесно связан в первую очередь с характерной для них высокой рождаемостью, обусловливающей повышенную долю детей и лиц молодого возраста, т.е. возрастных когорт, для которых по их самой природе свойственна низкая смертность.
Относительно высокая смертность в бывшей ГДР (12,4%) и Венгрии
142
(13,7%) может быть объяснена массовым бегством из этих стран из-за неудовлетворенности условиями жизни лиц молодого возраста, что повысило долю пожилых людей, а как следствие этого, и смертность.
В последние годы смертность в европейских странах изменялась сравнительно мало, приблизившись к минимальному уровню, который может быть достигнут соответствующей страной при существующей в ней возрастной структуре.
Если общая смертность в очень большой степени зависит от возрастной структуры, то младенческая смертность является своеобразным индикатором качества жизни людей и прежде всего уровня развития здравоохранения. Показатели младенческой смертности в бывших социалистических странах в 2, 3, 4 и более раз выше, чем в большинстве других европейских стран. Если в Албании, Румынии, Югославии, Польше, Венгрии, Болгарии и Чехо-Словакии смертность детей в возрасте до 1 года соответственно составляла 31, 27, 20, 16, 15, 14 и 11 человек на тысячу рождавшихся детей, то в Италии, Великобритании, Австрии, Бельгии, Испании, Норвегии, Франции, Ирландии, Дании, Швейцарии, Финляндии, Швеции, Исландии она колебалась в пределах 8—4 на тысячу родившихся.
Естественный прирост в европейских странах варьируется еще значительнее, чем рождаемость и смертность. В 1989 г. и 1990 г. амплитуда колебания этого показателя составляла почти 21% (от 19% в Албании до -1,9% в Венгрии). Помимо Албании естественный прирост высок также в Исландии (12,0%), причем в обоих случаях это обусловлено высокой рождаемостью при одновременной низкой смертности.
Следующие по величине естественного прироста населения страны Мальта (7,5%), Ирландия (6,0%) и Югославия (5,0%). Естественный прирост в пределах 4,9-4,0% имели Нидерланды, Франция и Польша, 3,9-3,0% - Швеция, Норвегия, Финляндия, Люксембург и Швейцария, 2,9-2% - Румыния, Великобритания, Португалия, Испания, Бельгия, 1,9-1,0% - Чехо-Словакия, 0,9-0,0% - Австрия, Греция, Болгария, Дания, Италия, ФРГ. Наконец, в двух бывших социалистических странах - ГДР и Венгрии - наблюдался отрицательный естественный прирост (соответственно -0,4 и -1,9%, т.е. попросту там началось вымирание населения).
В целом можно констатировать, что для подавляющего большинства стран европейского дальнего зарубежья в 1989-1990 гг. был характерен низкий естественный прирост, причем в двух странах уже шла депопуляция. В отдельные годы депопуляция наблюдалась и в Австрии, ФРГ, Дании, близко подходили к этому порогу Великобритания и Швеция, причем некоторые из перечисленных стран вышли из демографического кризиса прежде всего за счет того, что все увеличивавшееся в них иммигрантское население давало достаточно высокий естественный прирост.
В ряде стран Европы естественный прирост отдельных этнических компонентов населения существенно различается. Например, в Бельгии в течение длительного периода естественный прирост валлонов был
143
заметно ниже естественного прироста фламандцев, в результате чего валлоны, составлявшие прежде большинство населения страны, со временем его утратили. В соседних Нидерландах для фламандцев также характерен относительно более высокий естественный прирост - в данном случае по сравнению с голландцами, и их удельный вес в населении постепенно увеличивается.
Еще существеннее различия в естественном приросте между живущими в Сербии сербами и албанцами, что неуклонно повышает долю последних в общем населении республики.
В другой республике бывшей Югославии - Боснии и Герцеговине различие в естественном приросте между двумя ее наиболее многочисленными народами - сербами и славянами-мусульманами - привело к тому, что сербы, находясь вначале в этой республике в относительном большинстве, затем это большинство потеряли. Если в 1961 г. сербы составляли 44% населения Боснии и Герцеговины, а славянемусульмане - 27%, то через 30 лет, в 1991 г., доля первых упала до 31%, а вторых возросла до 44%.
Гораздо более высок естественный прирост по сравнению с коренным населением у турок в Болгарии, вследствие чего доля турецкого населения этой страны быстро увеличивалась. Лишь массовая миграция турок из Болгарии в 1989 г. несколько нейтрализовала этот процесс.
Из последних трех приведенных примеров видно, что мусульманские народы, как правило, имеют более высокий естественный прирост, чем живущие вместе с ними христианские этносы, что связано прежде всего с сохраняющейся у первых установкой на многодетность, а отчасти и с их несколько более низким материальным уровнем.
В некоторых странах можно наблюдать и региональные различия в естественном приросте. Так, во Франции естественный прирост относительно высок в столичном районе и некоторых других регионах с повышенной долей лиц молодого возраста, в районах же с высоким процентом пожилых людей (таких районов в связи с оттоком молодежи в крупные города с течением времени становится все больше) имеет место даже убыль населения. Существенные различия в демографической ситуации в разных районах страны характерны также для Италии и Австрии.
Как отмечалось выше, на изменение этнической, а порой и демографической ситуации в Европе стали все более влиять миграционные движения.
В течение очень длительного времени большинству европейских стран была свойственна эмиграция. Высокая плотность населения, ограниченность годных для обработки земель вынуждали многих европейцев искать приложения своей рабочей силы за океаном: в Америке, Австралии, Южной Африке л т.д.
Особенно массовые масштабы эмиграция приобрела с середины XIX в., когда из Европы хлынул многомиллионный поток людей. Однако к началу XX в. эмиграционные потоки постепенно уменьшаются. Основная часть мигрантов стала направляться из отставших в своем
144
развитии стран Европы. Эмиграция вновь усилилась после второй мировой войны. С 1945 г. по 1970 г. Европу покинуло 8 млн человек, из которых 3 млн обосновалось в США, 2 млн в Канаде, 1,5 млн в Австралии и 1 млн в Аргентине.
Если еще сравнительно недавно эмиграция из Европы была значительной, то в последние десятилетия из европейских стран на постоянное жительство или на длительное время уезжает сравнительно небольшое число людей. Однако эта небольшая по объему миграция наносит ряду стран Европы существенный урон, так как среди нынешних эмигрантов велик процент высококвалифицированных специалистов. Особенно страдает от этой так называемой утечки мозгов Великобритания, из которой в США уезжает много талантливых молодых ученых и технических специалистов высшего класса (оплата труда этой категории лиц в США намного выше, чем в Великобритании, а языковой барьер в данном случае отсутствует).
В то время как эмиграция из Европы в последний годы не отличалась высокой интенсивностью, иммиграция в некоторые европейские страны приняла широкие масштабы. Среди иммигрантов особую группу образуют европейцы, вынужденные вернуться на родину после распада колониальных империй. Это англичане, французы, голландцы, португальцы, испанцы и другие, многие годы прожившие в странах Африки и Азии.
Однако основной поток мигрантов составляют выходцы из развивающихся стран, устремляющиеся в Европу в надежде получить за свой труд гораздо более высокую оплату, чем на родине. Самую крупную группу среди них образуют приезжающие из Турции турки и курды (по разным источникам, последние составляют от 1/5 до 2/5 эмигрантов из этой страны); 4/5 всех иммигрантов в Европу из Турции обосновались в ФРГ. Во Францию едут в основном алжирцы, марокканцы, тунисцы, в меньшей степени выходцы из бывших французских колоний в Черной Африке. В Великобританию направляется поток переселенцев из бывших английских колоний в Карибском бассейне (Вест-Индии, Гайаны, Белиза), стран Южной Азии (прежде всего Индии и Пакистана) и отчасти из бывших английских колоний в Черной Африке.
Самая большая группа цветных иммигрантов сосредоточена в Великобритании: 2 млн человек (почти 4% всего населения страны). Такое большое число не очень благополучных переселенцев (на 2% африканского населения Великобритании приходится свыше половины всех совершаемых здесь преступлений) вызывает у британских властей большую тревогу, и они периодически предпринимают попытки как-то сдержать приток в свою страну "цветных" иммигрантов. В частности, в 1986 г. в стране был установлен строгий визовый режим, призванный регулировать въезд граждан из ряда азиатских и африканских стран Содружества16.

16 Содружеством официально называется межгосударственное объединение, в которое входят Великобритания и большинство ее бывших колоний.

145
Сходные проблемы встают перед Францией, где присутствие большого числа иммигрантов из развивающихся стран также существенно ухудшило криминогенную обстановку в стране. В середине 70-х годов под предлогом ухудшения экономического положения правительство временно приостановило иммиграцию. Но даже резкое ограничение въезда не привело к прекращению роста численности иностранцев в стране: рост этот продолжался за счет более высокой рождаемости среди иммигрантов и использования ими права на воссоединение семей.
Появление двух указанных выше групп переселенцев (европейцев, возвращающихся на родину, и "цветных" иммигрантов, приезжающих на заработки) имело прямо противоположные этнические последствия: прибытие первых повысило удельный вес коренного народа в населении соответствующей страны, приезд же вторых существенно усложнил этническую структуру населения.
Однако миграции из других частей света не являются для европейских стран главным видом территориальных перемещений. Значительно шире распространены внутрирегиональные межгосударственные миграции, которые начались давно. Уже в XIX в. некоторые наиболее развитые государства Европы стали испытывать недостаток трудовых ресурсов для развития ряда областей хозяйственной деятельности и для обеспечения прочих нужд, поэтому они были вынуждены "импортировать" из других европейских стран рабочую силу. Например, во Францию во второй половине XIX в. ежегодно въезжало 40-50 тыс. иностранцев, в основном рабочих.
Определенный процент среди прибывавших во Францию иностранцев составляли политические беженцы. Именно Франция наряду со Швейцарией часто давала пристанище лицам, искавшим политическое убежище. Особенно много таких иммигрантов появилось во Франции в 1917-1939 гг. и было связано с образованием во многих европейских странах тоталитарных режимов. В эти годы в страну иммигрировало большое число русских, немцев, евреев, итальянцев, испанцев, представителей других национальностей.
Большие территориальные перемещения населения произошли в Европе после окончания второй мировой войны. Так, крупная группа немецкоязычного населения была переселена из Польши, Чехословакии, Югославии, Румынии и Венгрии на территорию, где позже были образованы ФРГ и ГДР, а также в Австрию. Был произведен обмен населением между Чехословакией и Венгрией, Венгрией и Югославией, а также между некоторыми другими странами. Такая взаимная репатриация привела к существенному упрощению этнической структуры населения ряда стран.
Если на протяжении первой половины XX в. движущей силой внешних миграций в Европе довольно часто были политические обстоятельства, то в последние несколько десятилетий межгосударственные миграции в этой части света в основном обусловливаются

146
экономическими причинами17. Существенные различия в уровнях развития экономики и заработной платы между разными европейскими государствами ведут к тому, что богатые страны притягивают рабочих и специалистов из бедных стран. Особенно много мигрантов устремляется во Францию, Великобританию, Германию, Швейцарию, Бельгию, Швецию, заметные группы иммигрантов из других стран Европы есть в Австрии и Люксембурге.
Основной контингент европейских иммигрантов во Франции образуют переселенцы из стран Южной Европы: итальянцы, португальцы и выходцы из Испании (галисийцы и др.). Немало в стране и поляков.
В Великобританию едут в первую очередь из соседней Ирландии, есть среди европейских иммигрантов также итальянцы, поляки и др.
В Германии из иммигрантов европейского происхождения наиболее многочисленны итальянцы, греки, выходцы из Испании, португальцы, сербы, хорваты.
В Швейцарии среди иностранных рабочих преобладают итальянцы и выходцы из Испании, в Бельгии - итальянцы, в Швеции - финны, в Австрии - хорваты, в Люксембурге - итальянцы и португальцы.
На протяжении нескольких последних лет в две европейские страны - в Германию и Грецию - шла ограниченная по своим масштабам миграция из СССР: советские немцы и греки переселялись на свою историческую родину.
В последние годы стала проявляться также тенденция к усилению миграционных потоков между высокоразвитыми государствами (Великобританией, Францией и др.), которые начали широко обмениваться специалистами и студентами.
Кроме того, в самые последние годы резко возрос поток мигрантов из посткоммунистических стран, в том числе из некоторых республик бывшего СССР, в страны Центральной и Западной Европы. В 1992 г. только в одну Германию прибыло из посткоммунистических стран 130 тыс. человек, в том числе 107 тыс. мигрантов из стран СНГ. А за первую половину 1993 г. в Германию из стран бывшего СССР приехали еще свыше 100 тыс. человек. Если ранее мотивы миграции из "стран социализма" были в основном политическими18, то теперь основная причина выезда из тех же стран, сменивших свой политический режим, - их крайне тяжелое экономическое положение. В связи с тем, что миграции такого рода имеют тенденцию к усилению, правительства государств, куда устремляются мигранты, уже обдумывают меры, которые могли бы сдержать этот миграционный поток. Усилились и миграции между некоторыми посткоммунистическими странами.
17 В последние десятилетия единственная крупномасштабная миграция, обусловленная политическими причинами, произошла в 1989 г. когда 300 тыс. болгарских турок переселилась в Турцию.
18 Исключение составляли Югославия, откуда направлялся поток неквалифицированных рабочих в Германию, а также Албания, из которой в течение многих лет наблюдалось массовое бегство в Италию из-за невыносимых материальных условий жизни.

147
Внутренние миграции в европейских государствах наиболее интенсивны там, где наблюдаются значительные различия в экономическом развитии разных районов. Так, в Великобритании жители Шотландии, Уэльса и особенно Северной Ирландии, уровень жизни в которой сравнительно невысок, в значительном числе мигрируют в Англию. В Италии население переселяется из отсталых сельскохозяйственных южных районов в северную часть страны, и прежде всего в Милан и другие крупные североитальянские города. В Испании жители южных (Андалусии и др.) и западных областей (в первую очередь Галисии) едут в поисках работы на северо-восток (в Страну Басков, Каталонию и другие экономически развитые области).
Еще сравнительно недавно во многих европейских государствах шел постоянный отток из сельской местности в города, однако в последние годы миграции из сел значительны лишь в странах со сравнительно невысоким уровнем урбанизации. Что же касается высокоразвитых и сильно урбанизированных государств, то для них наиболее характерны миграции между городами. Постепенно усиливаются миграции из городов в села (в развитых странах они составляют 15-25% всех перемещений). Переезжая из городов в пригороды, люди стремятся создать себе лучшие жилищные условия и попасть в более благоприятную экологическую среду. С переездом части жителей в пригородную сельскую местность во многих районах усиливаются маятниковые миграции, причем эти перемещения иногда даже носят характер внешних миграций (например, выезд из Франции на работу в Люксембург с регулярным возвращением вечером домой). Вообще с совершенствованием транспорта все чаще происходит разрыв между местом жительства, с одной стороны, и местом работы или учебы - с другой.
Большое влияние на складывающуюся в Европе этнодемографическую ситуацию оказывают протекающие в этой части света этнические процессы. Для большинства европейских стран в настоящее время наиболее характерны ассимиляционные процессы.
Ассимиляции в Европе подвергаются, во-первых, национальные меньшинства и, во-вторых, некоторые группы иммигрантов.
Национальные меньшинства, имеющиеся в ряде государств Европы, издавна живут в них и, как правило, либо двуязычны, либо вообще перешли на язык основного населения страны. Правда, большая часть из меньшинств расселена достаточно компактно, и это несколько задерживает их ассимиляцию. Часть интеллигенции малочисленных народов предпринимает меры, содействующие сохранению этносами языковой и этнокультурной самобытности, что также ограничивает скорость ассимиляционных процессов.
На интенсивность ассимиляции воздействует проводимая в данной стране политика по национальному вопросу. Во Франции, например, государство придерживается установки, что все коренное население страны принадлежит к одной нации и фактически не признает самого существования национальных меньшинств, считая их областными группами французского народа, говорящими на своих особых языках.
148
Такая политика форсирует процесс ассимиляции, и меньшинства в своем большинстве довольно быстро сокращаются в числе. Еще более жесткую политику в отношении национальных меньшинств проводила франкистская Испания (там даже запрещалось использовать местные языки), однако после ликвидации тоталитарного режима положение в стране резко изменилось, и, как отмечалось выше, национальные области получили значительную автономию, что, конечно, способствует сохранению языка и культуры национальных меньшинств.
Сурово обходились с нацменьшинствами (особенно с наиболее крупными из них) прежние режимы в Румынии и Болгарии. В Болгарии в 1984 г. турки вообще были объявлены говорящими на турецком языке болгарами (кроме того, им были принудительно присвоены болгарские имена). Однако с падением тоталитарных режимов в этих странах попытки насильственной ассимиляции нацменьшинств были оставлены.
В той или иной мере естественной ассимиляции подвергается подавляющее большинство нацменьшинств европейских стран. Так, расселенные в северных районах Норвегии, Швеции и Финляндии саамы (лопари) постепенно ассимилируются основным населением этих государств.
В Великобритании живущие на крайнем севере гэлы быстро теряют свой родной язык и сливаются с основным, ныне англоязычным населением Шотландии, а часть уэльсцев постепенно "растворяется" среди англичан.
Основные этносы Нидерландов, Германии и Дании ассимилируют живущих по побережью Северного моря фризов, причем в Дании этот процесс уже полностью завершен. Голландцы, кроме того, ассимилируют фламандцев.
Во Франции не без влияния специфической государственной политики по национальному вопросу ассимиляция местных национальных меньшинств — бретонцев, фламандцев, эльзасцев, каталонцев и корсиканцев - идет довольно быстро. Вместе с тем среди части корсиканцев получило развитие националистическое движение, что несколько замедлило ассимиляционный процесс на о-ве Корсика.
В Германии проживающие на востоке славяноязычные лужичане уже в течение многих веков постепенно ассимилируются окружающим немецким населением.
В Италии ассимиляцией затронуты близкие к итальянцам сардинцы (некоторые исследователи считают, что они уже стали этнографической группой итальянского народа), говорящие на ретороманских диалектах фриулы и ладины, расселенные среди фриулов немецкоязычные саури, издавна живущие в Южной Италии албанцы и греки, так называемые молизанские хорваты, тоже давно переселившиеся в Италию, в историческую область Молизе, французы из области Валлед'Аоста и каталонцы из города Альгеро на северо-западе о-ва Сардиния. Менее подвержено ассимиляции немецкоязычное население Южного Тироля, а также хорваты и словенцы, живущие в пограничных
149
с Хорватией и Словенией районах. Наоборот, пантеллерийцы (жители о-ва Пантеллерия в Средиземном море), прежде говорившие на одном из диалектов арабского языка, полностью перешли на итальянский язык и влились в состав итальянского народа.
В Швейцарии постепенно переходит на немецкий язык и сливается с германошвейцарцами ретороманское население (романши и ладины) кантона Граубюнден (Гриджоне).
В Польше говорящие на особом языке и еще недавно составлявшие отдельную этническую общность кашубы уже почти полностью ассимилированы поляками.
В Хорватии близки к полной ассимиляции хорватами романоязычные истрорумыны.
В Югославии (Республике Сербии) наблюдается начальная стадия ассимиляции романоязычных аромун сербами.
В Европе идет также дальнейшая внутриэтническая консолидация уже сложившихся европейских наций. Это особенно хорошо заметно там, где процесс сложения народа завершился не так уж давно. Например, в Германии все более стираются различия между такими субэтническими группами немецкого этноса, как баварцы, швабы, тюринги, саксонцы и др. Немцы Северной Германии, говорящие на особом нижненемецком языке, близком к голландскому, ныне практически сплошь двуязычны и в совершенстве владеют верхненемецким языком, давно ставшим литературным языком для всех немцев.
В Италии все сильнее сближаются между собой прежде заметно различавшиеся в культурном и языковом отношении пьемонтцы, ломбардийцы, лигурийцы, венецианцы, романьоли, тосканцы, неаполитанцы, апулийцы, калабрийцы, сицилийцы и другие субэтнические группы итальянцев.
Во Франции на юге страны французский язык все более вытесняет ранее господствовавший там окситанский, или провансальский, который пока еще достаточно широко распространен в сельской местности.
Процессы этнической консолидации характерны и для некоторых других европейских народов.
Гораздо осторожнее нужно говорить о наличии или отсутствии в европейских странах межэтнической интеграции. Некоторые прежде делавшиеся исследователями предположения о начале межэтнической интеграции в рамках ряда европейских многонациональных государств (Бельгия, Чехословакия, Югославия) дальнейшее развитие событий не подтвердило. С достаточным основанием можно утверждать лишь о начале межэтнической интеграции в пределах швейцарского государства.
Все отмеченные выше протекающие в Европе этнические процессы относятся к процессам этнического объединения. Что же касается процессов этнического разделения, то они в настоящее время для европейских стран не характерны, хотя прежде и имели место. Так, процессом этнической сепарации было обусловлено появление таких скандинавских этносов, как фарерцы и исландцы, ведущих свое
150
происхождение от группы норвежцев, переселившихся на необитаемые тогда Фарерские о-ва и в Исландию в IX-X вв.
Этническая сепарация, вызванная политическим отчленением части этнического массива, привела к появлению таких этносов, как эльзасцы и корсиканцы, обособившиеся соответственно от немцев и итальянцев.


Глава 12
ЭТНОДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ В АЗИАТСКИХ СТРАНАХ ДАЛЬНЕГО ЗАРУБЕЖЬЯ


В главе будут рассмотрены демографические, миграционные и этнические процессы в Азии, кроме той ее части, которая прежде входила в состав СССР. Ранее эту территорию называли в нашей стране Зарубежной Азией, а теперь часто именуют азиатским дальним зарубежьем. Азия - самая большая и населенная часть света. Ее площадь - 43,4 млн км2, численность населения - 3,4 млрд человек. Общая площадь стран азиатского дальнего зарубежья - 26,6 млн км2, численность населения - 3,3 млрд человек. На данной территории расположены 38 независимых государств: Турция, Кипр, Сирия, Ливан, Израиль, Иордания, Саудовская Аравия, Йемен, Оман, Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ), Катар, Бахрейн, Кувейт, Ирак, Иран, Афганистан, Пакистан, Индия, Бангладеш, Шри-Ланка, Мальдивская Республика, Непал, Бутан, Мьянма, Таиланд, Лаос, Камбоджа, Вьетнам, Малайзия, Сингапур, Индонезия, Бруней, Филиппины, Китай, Монголия, Северная Корея (Корейская Народно-Демократическая Республика), Южная Корея (Республика Корея), Япония1.
Кроме того, в Азии есть еще несколько стран, либо являющихся владениями других государств, либо находящихся под оккупацией. Это оккупированные Израилем Западный берег р. Иордан и Полоса Газы, аннексированный Индонезией Восточный Тимор, принадлежащий Великобритании Гонконг2 и принадлежащее Португалии Макао3.
Азиатское зарубежье подразделяется на несколько географических и историко-культурных регионов: Юго-Западную (или Западную), Южную, Юго-Восточную, Восточную и Центральную Азию. В состав
1 Большинство азиатских государств дальнего зарубежья - 28 из 38 - получили независимость после второй мировой войны, а до этого находились в колониальной зависимости от Великобритании, Франции, Нидерландов, США и Японии.
2 В 1997 г. Гонконг должен быть возвращен Китаю, в котором получит статус "особого административного района".
3 В 1999 г. Макао должно быть возвращено Китаю и получит такой же, как и Гонконг, статус.

151
Юго-Западной Азии входят Турция, Кипр, Сирия, Ливан, Израиль, Иордания, Саудовская Аравия, Йемен, Оман, ОАЭ, Катар, Бахрейн, Кувейт, Ирак, Иран, Афганистан4, а также Западный берег р. Иордан и Полоса Газы, в состав Южной - Пакистан, Индия, Бангладеш, ШриЛанка, Мальдивская Республика, Непал, Бутан, в состав Юго-Восточной - Мьянма (Бирма), Таиланд, Лаос, Камбоджа, Вьетнам, Малайзия, Сингапур, Индонезия, Бруней, Филиппины, а также Восточный Тимор, в состав Восточной и Центральной Азии - Китай, Монголия, Северная и Южная Корея, Япония, а также Гонконг и Макао.
Разные азиатские регионы сильно отличаются друг от друга по степени сложности этнической структуры. Если в большинстве стран Юго-Западной Азии этнический состав населения сравнительно прост (исключение составляют лишь Иран и Афганистан), то основная часть стран Юго-Восточной Азии и крупнейшая из южноазиатских стран Индия - обладают чрезвычайно сложной этнической структурой населения.
В целом же Азия имеет весьма сложный этнический состав населения: в ней проживает около 1200 народов.
В азиатском дальнем зарубежье живут этносы, принадлежащие ко многим языковым семьям: сино-тибетской (37% всего населения), индоевропейской (31%), алтайской (9%), дравидийской (7%), австронезийской (8%), австроазиатской (3%), паратайской (2%), афразийской (2%), мяо-яо (0,3%) и некоторым другим.
Из народов сино-тибетской семьи своей численностью особо выделяются китайцы, насчитывающие свыше 1,1 млрд человек (что составляет более 1/5 всего населения мира). Подавляющее большинство китайцев (97%) сосредоточено в самом Китае, но крупные группы китайских эмигрантов и их потомков (так называемые хуацяо) имеются и в ряде стран Юго-Восточной Азии: Таиланде, Индонезии, Малайзии, Сингапуре, Вьетнаме, Филиппинах, Мьянме, Камбодже, причем в Сингапуре они составляют свыше 3/4 всего населения. Китайцы образуют также подавляющее большинство населения в двух колониях, пока еще сохраняющихся на территории Китая: Гонконге и Макао.
Все остальные народы сино-тибетской семьи очень сильно уступают китайцам по численности. Наиболее значительны из них: хуй (9 млн), живущие в Китае и говорящие на китайском языке; бама, или бирманцы (34 млн), сосредоточенные в Мьянме; и, или ицзу (7 млн), тибетцы (5 млн), туцзя (6 млн), бай (1,7 млн), хани (1,3 млн), живущие главным образом в Китае; карены (около 4 млн), расселенные преимущественно в Мьянме; мейтхеи (1,4 млн), нага (1,1 млн)5, качари (1,1 млн), обитающие в Индии; таманг (1,1 млн), расселенные в основном в Непале; бхотия (1,3 млн), живущие в Бутане, Непале и Индии.
Индоевропейская семья представлена в Азии главным образом
4 Согласно группировке, принятой статистическим управлением ООН, Иран и Афганистан относятся к Южной Азии.
5 Нага помимо Индии живут также в сравнительно небольшом числе в Мьянме.
152
двумя группами: индоарийской и иранской. К первой из них, сосредоточенной в Южной Азии, относятся проживающие преимущественно в Индии хиндустанцы (около 250 млн), бихарцы6 (около 100 млн), маратхи (68 млн), гуджаратцы (48 млн), ория (33 млн), раджастханцы (21 млн), ассамцы (15 млн), кашмирцы (4 млн), догра (около 4 млн), бхили (4 млн), пахари (3 млн), конкани (2,5 млн), гархвали (2 млн), кумауни (2 млн), гуджар (1 млн); расселенные в Бангладеш и Индии бенгальцы (200 млн); живущие в Пакистане и Индии панджабцы7 (107 млн); обитающие главным образом в Пакистане и частично в Индии синдхи (21 млн); основное население Шри-Ланки сингалы (13 млн); расселенные преимущественно в Непале непальцы (14 млн) и тхару (1 млн). К этой же группе относится и небольшой народ мальдивцы (0,2 млн), образующий почти все население Мальдивской Республики.
Вторая группа индоевропейской семьи - иранская. Она распространена в Юго-Западной Азии, в прилегающих районах Южной Азии и менее многочисленна. К ней относятся: живущие в Пакистане и Афганистане пуштуны (30 млн); крупнейший народ Ирана персы (29 млн); расселенные в сопредельных районах Турции, Ирана, Ирака и Сирии курды (17 млн); обитающие в приграничных районах Пакистана, Ирана и Афганистана белуджи (6 млн); второй по численности народ Афганистана таджики (4 млн); занимающие центральные районы этой страны хазарейцы (2 млн); проживающие в Иране гилянцы (3 млн), мазандеранцы (2 млн), луры (3 млн), бахтиары (1 млн).
Промежуточное положение между иранской и индоарийской группами занимает малочисленная нуристанская группа (общая численность около 50 тыс. человек), сосредоточенная в Афганистане.
Имеются в Азии и представители других групп индоевропейской семьи: армянской (армяне в Иране, Турции, Ливане, Сирии и других странах - 0,7 млн), греческой (греки, главным образом на Кипре 0,7 млн) и т.д.
Алтайская семья распространена в Восточной и Центральной Азии и представлена пятью группами: японской, корейской, тюркской, монгольской и тунгусо-маньчжурской. К первой группе относится основной народ Японии японцы (124 млн), ко второй - коренные жители Северной и Южной Кореи корейцы (70 млн)8.
Тюркская группа распространена в Юго-Западной и Центральной Азии. Наиболее крупные этносы группы: основной народ Турции турки (51 млн); живущие на северо-западе Ирана азербайджанцы (11 млн); дисперсно расселенные в пределах Ирана, Афганистана, Ирака и Турции туркмены (2 млн); обитающие в северной части Афганистана узбе
6 Под именем бихарцев объединяют близкородственные народы, говорящие на языке бихари: бходжпурцы, магахи, майтхильцы.
7 В этнографической литературе обычно пишут "панджабцы", хотя транскрипция назва ния исторической области — Пенджаб.
8 2 млн корейцев живет в Северо-Восточном Китае.

153
ки (2 млн); проживающие в Северо-Западном Китае уйгуры (7,5 млн) и казахи (1,2 млн).
К монгольской группе принадлежат живущие в Китае и Монголии халха-монголы (7 млн) и ряд других сравнительно малочисленных народов.
Тунгусо-маньчжурская группа объединяет дисперсно расселенных в Китае маньчжур (10 млн) и еще несколько малочисленных народов.
Народы дравидийской языковой семьи сконцентрированы преимущественно в Южной Азии, если не считать дравидоязычных эмигрантов из Индии, обосновавшихся в Малайзии и Сингапуре, Наиболее крупными дравидийскими этносами являются телугу (76 млн), тамилы (66 млн), малаяли (36 млн), каннара (36 млн), тулу (2 млн), гонды (4 млн), ораон (2 млн), кхонд (около 1 млн), в подавляющем большинстве живущие в Индии, и брагуи, расселенные в основном в Пакистане среди белуджей. Тамилы живут также в Шри-Ланке, Малайзии и Сингапуре. На тамильском языке говорит и большая часть так называемых мавров (1,3 млн), проживающих в Шри-Ланке.
Австронезийская языковая семья в основном представлена в странах Юго-Восточной Азии: Индонезии, Брунее, Восточном Тиморе, Филиппинах, Малайзии, Сингапуре и др. В Индонезии крупнейшими народами этой семьи являются: яванцы (свыше 90 млн), сунды (25 млн), мадурцы (И млн), индонезийские малайцы (11 млн), минангкабау (7 млн), буги (5 млн), батаки (4.5 млн), балийцы (4 млн), банджар (3 млн), ачех (3 млн), макасар (3 млн), сасак (2 млн), тораджа9 (1,5 млн), так называемые среднесуматранские малайцы10 (1,5 млн), горонтало (1,2 млн); на Филиппинах: бисайя11 (28 млн), тагалы (16 млн), илоки (7 млн), бикол (5 млн), пампанган (2 млн), пангасинан (1,5 млн), маранао (около 1 млн); в Малайзии, Сингапуре, Брунее, Таиланде и некоторых других странах - малайцы (11 млн).
В составе австроазиатской семьи две основные группы - мон-кхмерская и мунда12. К первой относятся, в частности, такие крупные этносы, как важнейший народ Вьетнама вьеты (63 млн) и преобладающие в Камбодже кхмеры (10 млн), ко второй - расселенные в основном в Индии санталы (6 млн) и собственно мунда (2 млн).
Паратайская семья, сконцентрированная в Индокитае и на юге
9 Тораджа, живущие на Сулавеси, фактически являются не единым народом, а группой родственных этносов.
10 Под условным термином "среднесуматранские малайцы" иногда объединяют пасемах, серавей и некоторые другие родственные народы Суматры.
11 Бисайя, по мнению многих исследователей, - не единый этнос, а группа близкородственных народов: себуанцы, хилигайно, самар-лейте и др.
12 Помимо этих двух групп в астроазиатской семье выделяют еще иногда как самостоятельные подразделения никобарскую группу (никобарцы на Никобарских о-вах 35 тыс. человек), группу кхаси (кхаси в индийском штате Мегхалая - 0,9 млн человек) и аслийскую группу (18 малых народов в Малайзии и один в Таиланде общей численностью 50 тыс. человек). Нередко эти три подразделения включают в монкхмерскую группу.

154
Китая, объединяет, наряду с другими народами, крупнейший этнос Таиланда сиамцев (30 млн); живущих в Таиланде и Лаосе лао (18 млн); обитающих в северной части Мьянмы шан (3 млн); проживающих на севере Вьетнама тай (1,2 млн); расселенных в северной части Вьетнама и смежных районах Лаоса тхай (1,2 млн); живущих в южной части Китая чжуан (16 млн), буи (3 млн), тай13 (1,1 млн), дун (3 млн), ли (1,2 млн).
К афразийской семье, представленной в Азии семитской группой, относятся прежде всего арабские народы Юго-Западной Азии: иракские арабы (15 млн), йеменские арабы (14 млн), арабы Саудовской Аравии (14 млн), сирийские арабы (12 млн), палестинские (6 млн), ливанские (2 млн), иорданские (2 млн), оманские (1,7 млн), кувейтские арабы (0,8 млн), арабы ОАЭ (0,5 млн), бахрейнские арабы (0,4 млн), катарские (0,2 млн). К семитской группе можно отнести также евреев Израиля (4 млн), многие из которых говорят на семитском языке иврит.
Численность в азиатских странах представителей других языковых семей невелика. Отметим среди них лишь расселенных в южной части Китая и на севере Вьетнама и Лаоса мяо, или хмонг (8,5 млн), и яо (3 млн), образующих языковую семью мяо-яо.
Конечно, здесь перечислены лишь самые крупные народы, в большинстве своем превышающие миллион человек. Помимо них в Азии имеются сотни средних и малых по численности народов, многие из которых до сих пор находятся на племенной стадии развития.
Страны азиатского дальнего зарубежья в зависимости от доли самого крупного народа в их населении можно, как и страны европейского дальнего зарубежья, разделить на несколько групп (табл. 8).
На первый взгляд, этническая структура населения стран азиатского дальнего зарубежья по своей сложности сравнительно мало отличается от структуры населения стран европейского дальнего зарубежья. В подавляющем большинстве азиатских стран, как и в европейских, крупнейший этнос образует абсолютное большинство населения. Лишь в пяти странах из 41 такого абсолютного большинства нет, причем в четырех из этих стран доля наиболее крупного этноса все же приближается к половине. Лишь в одной стране - Индии - доля крупнейшей этнической общности сравнительно невелика и составляет 28% всего населения.
Однако отмеченное сходство во многих случаях чисто внешнее, поверхностное, поскольку этнической состав населения многих азиатских стран, несмотря на то, что крупнейший народ в них образует абсолютное большинство, гораздо более сложен, чем в европейских странах.
Так, даже в Бангладеш, где основной этнос составляет 98% всего населения, имеется еще около 20 коренных народов. В Китае, где китайцы образуют 92% населения, в последней переписи выделено
13 Тай Китая не идентичны тай Вьетнама. Их западная часть близка шан Мьянмы, а восточная - народу лы, расселенному в северной части Индокитая.

155
Таблица 8
Доля самого крупного народа в населении различных стран азиатского дальнего зарубежья
№ Доля самого круп группы ного народа во всем населении страны, %
Страна
Самый крупный народ
1 Свыше 95

Мальдивская Республика1* Южная Корея1* Северная Корея1* Япония1* Иордания1* Гонконг Йемен Бангладеш Макао Саудовская Аравия

Мальдивцы Корейцы Корейцы Японцы Арабы2* Китайцы Арабы2* Бенгальцы Китайцы Арабы2*

2 90-95

Оман Ливан Сирия

Арабы2* Арабы2* Арабы2*

3 80-90

Китай Кувейт Бахрейн Вьетнам Камбоджа Объединенные Арабские Эмираты Катар Турция Израиль Монголия

Китайцы Арабы2* Арабы2* Вьеты Кхмеры Арабы2*
Арабы2* Турки Евреи Халха-монголы

4 70-80

Кипр Ирак Сингапур Мьянма Шри-Ланка Иран

Греки Арабы2* Китайцы Бама Сингалы Персы

5 60-70

Бруней Пакистан Бутан

Малайцы Панджабцы Бхотия

6 50-60

Непал Таиланд Афганистан Лаос

Непальцы Сиамцы Пуштуны Лао

7 40-50

Индонезия Восточный Тимор Малайзия Филиппины

Яванцы Тетум Малайцы Бисайя

8 Менее 30

Индия

Хиндустанцы

1* Крупнейший народ составляет свыше 99% всего населения страны.
2* При подсчете доли крупнейшей этнической общности в арабских странах учтены арабы в целом, а не только представители арабского народа данной страны.
156
56 этносов. Во Вьетнаме вьеты составляют 88% населения, однако общее число народов достигает 54. Весьма сложна также этническая структура населения в Камбодже, где живут 20-30 этносов (хотя доля основного народа - кхмеров в населении равна 87%), в Мьянме, число этносов которой разными специалистами оценивается от 50 до 14014 (крупнейший народ бама образует 75% населения), Иране, где расселено около 80 этносов (при доле основного народа персов - 74%), Непале с общим числом народов около 30 (крупнейший этнос непальцы - составляет 55%), Афганистане, в котором живет свыше 40 народов (самый большой из них - пушгуны - образует 52% населения), Лаосе, где имеется свыше 50 этносов (лао, крупнейший из них, составляет 50%).
Очень сложный этнический состав населения в Индонезии и на Филиппинах. В первой из них, по подсчетам разных специалистов, живет от 100 до 367 народов, а доля наиболее крупного этноса яванцев - равна 46%. На Филиппинах расселено 93 народа, крупнейшим из которых являются бисайя (как уже говорилось, по мнению некоторых исследователей, это не единый народ, а группа близкородственных этносов), образующие 42% населения страны.
Самая сложная этническая структура населения в Индии. Ученые выделяют здесь около 850 этносов. Наиболее крупная индийская этнолингвистическая общность - хиндустанцы (28% населения страны), представляющие собой не единый народ, а комплекс близких между собой этнотерриториальных групп, говорящих на разных диалектах языка хинди15.
Относительно однородный состав населения из стран азиатского дальнего зарубежья имеют только Япония, Южная и Северная Корея, английская и португальская колонии на территории Китая - Гонконг и Макао, небольшое государство Мальдивская Республика, а также большинство арабских стран (за исключением Ирака). Однако даже из перечисленных стран далеко не все этнически гомогенны в строгом смысле этого слова. Так, в Японии есть национальное меньшинство айны, в Сирии, помимо арабов, живут курды, армяне и адыги, в Ливане - армяне, в Иордании - адыги и чеченцы и т.д.
В Китае наиболее крупными национальными меньшинствами (которые, несмотря на невысокую долю в населении (8%) занимают 50-60% территории страны) являются чжуан, маньчжуры, хуй, мяо, уйгуры, и (ицзу), туцзя, монголы и тибетцы, в Монголии - казахи, во Вьетнаме — тай, тхай, мыонг, китайцы и кхмеры, в Камбодже - вьеты и китайцы, в Лаосе - кхму (народ мон-кхмерской группы), хмонг (мяо) и тхай, в Таиланде - лао, китайцы и малайцы, в Мьянме - карены и шан, в Сингапуре - малайцы и тамилы, в Бангладеш - так называемые
14 Различия в определении разными исследователями числа этносов в стране обусловлено тем, что в основу их выделения кладутся неодинаковые критерии.
15 По мнению многих лингвистов, западный и восточный хинди представляют собой два самостоятельных языка.

157
бихари, в Непале - бихарцы, в Бутане - гималайский народ гурунг и иммигранты-ассамцы, в Пакистане - пуштуны, синдхи и белуджи, в Шри-Ланке - тамилы и мавры, в Афганистане - таджики, хазарейцы и узбеки, в Иране - азербайджанцы, курды, гилянцы, луры, мазандеранцы и белуджи, в Ираке - курды, в Израиле - арабы, в Турции курды, на Кипре - турки.
Как уже отмечалось, в четырех странах Юго-Восточной Азии - в Малайзии, Индонезии, на Восточном Тиморе и Филиппинах — ни один народ не составляет большинства населения. В Малайзии, помимо малайцев, живут китайцы, тамилы, а также ибаны, кадазаны и другие австронезийские народы. В Индонезии за яванцами по численности следуют сунды, мадурцы, малайцы, минангкабау и китайцы. На Восточном Тиморе, кроме самого значительного этноса тетум, живут мамбаи (оба народа говорят на австронезийских языках), папуасский народ бунак и т.д. На Филиппинах, помимо бисайя, проживают тагалы, илоки, бикол и другие австронезийские народы.
В Индии, самой сложной по этническому составу населения стране Азии и мира, кроме хиндустанцев, живет еще несколько очень крупных народов: индоарийские этнические общности бихарцы, бенгальцы, маратхи, гуджаратцы, ория, панджабцы, раджастханцы, ассамцы, дравидийские этносы телугу, тамилы, каннара, малаяли.
Сложная этническая ситуация во многих государствах Азии, имеющая место экономическая и политическая конкуренция между некоторыми народами, дискриминация отдельных этносов в ряде стран ведут к тому, что там нередко возникает острое этническое противостояние вплоть до кровавых межэтнических и межконфессиональных конфликтов.
Этнические противоречия характерны для большей части азиатских многонациональных государств, хотя степень остроты их от страны к стране сильно варьируется.
Решительную борьбу за свои права ведет один из крупнейших народов Юго-Западной Азии - курды. Расселенные на стыке четырех стран - Турции, Ирана, Ирака и Сирии и не создавшие своего национального государства (хотя такая возможность после развала Оттоманской империи какое-то время имелась), курды подвергаются, по крайней мере, в первых трех из отмеченных стран явной национальной дискриминации.
В Турции курды образуют, по разным оценкам, от 1/10 до 1/5 населения (точную численность курдов в этой стране определить очень трудно, так как турецкие власти даже не признают их особым народом и называют "говорящими на курдском языке турками"). В Турции до сих пор существует запрет говорить, писать и публиковать печатные работы на курдском языке. В Европейском Сообществе, членом которого является эта страна, неоднократно ставили вопрос о нарушении прав турецких курдов, однако реальных результатов все подобные инициативы не дали. Сильные притеснения курдов привели к тому, что радикальные курдские организации в Турции в течение ряда лет ве
158
дут вооруженную партизанскую борьбу с правительственными войсками.
Такая борьба имеет место и в Ираке, где правительство, официально провозгласив Ирак двунациональным арабско-курдским государством (курды образуют примерно 1/5 населения) и формально предоставив автономию курдскому народу, на деле беспрестанно продолжало нарушать его элементарные права. Для борьбы с курдскими партизанами иракская армия использовала отравляющие вещества, тысячи деревень были сравнены с землей, курдские беженцы устремились в Турцию и Иран. Позже, однако, привходящие обстоятельства (разгром Ирака, последовавший за его агрессией в Кувейт) существенно изменили ситуацию, и курдам удалось установить реальный контроль над значительными районами в Северном Ираке.
В Иране, где курды составляют около 1/10 населения, курдские повстанцы тоже вели вооруженную борьбу с притеснявшим их режимом, однако затем вынуждены были свернуть свою деятельность, ограничившись периодическими ночными диверсионными актами. Руководство Ирана сурово карало деятельность сил курдского сопротивления, многие его руководители были подвергнуты арестам и пыткам.
В Иране, где установилась власть исламских фундаменталистов, репрессиям подвергаются не только национальные (курды, азербайджанцы, белуджи и др.), но и религиозные меньшинства. Объектами преследования являются, в частности, местные зороастрийцы (гебры) и особенно бахаисты (в середине 1985 г. свыше 700 их содержалось в иранских тюрьмах без предъявления какого-либо обвинения).
На Кипре, как известно, уже в течение многих лет длится острое противостояние между двумя общинами этого острова - греками и турками (численное соотношение 4 : 1). В 1974 г. после вооруженного греко-турецкого конфликта на Кипре войска Турции высадились на острове и захватили свыше 1/3 его территории. Военные действия были остановлены при посредничестве ООН, однако конфликт на Кипре до сих пор не урегулирован, и остров остается поделенным на две зоны: греческую и турецкую.
Еще более длительный характер имеет конфликт между арабскими странами, с одной стороны, и Израилем - с другой, который также возник на этнической основе. В результате нескольких войн между арабами и израильтянами (1948-1949, 1957, 1967, 1973 гг.) вся территория, отведенная ООН для создания Палестинского арабского государства оказалась оккупированной Израилем. Около 3 млн палестинцев находятся в эмиграции, нередко живя в очень тяжелых условиях.
В Израиле, а также на оккупированных им арабских территориях имели место многочисленные ущемления прав арабов, дискриминация их в различных областях жизни (в оплате труда, выделяемых средствах на жилищное строительство, в развитии коммунального хозяйства, в здравоохранении, образовании и т.п.).
В тяжелом положении находятся небольшие группы евреев, оста
159
вшиеся в арабских странах, где они существенно ограничены в гражданских правах (в Йемене, например, евреи обязаны носить особую одежду, чтобы выделяться среди мусульман, в Сирии они до недавнего времени были лишены права свободно выезжать из страны
и т.д.).
Имеющиеся в некоторых странах Юго-Западной Азии (в Иране, Ливане, Турции и др.) сравнительно малочисленные армянские колонии тоже нередко подвергаются дискриминационным акциям (в Турции в 70-х и последующих годах были введены ограничения на функционирование армянских общинных школ, в Ливане в ходе гражданской войны, несмотря на то, что армяне соблюдали в ней нейтралитет, 1 тыс. человек были убиты).
Оставшиеся в Турции греки, вопреки постоянным заверениям властей об их защите, также порой подвергаются тем или иным притеснениям. Например, грекам не разрешают использовать родной язык в судах, их общественные и культурные организации не имеют права приобретать землю. Было также строго запрещено преподавание греческого языка в школах. Особенно усилилось дискриминационное отношение к грекам в Турции после кипрских событий 1974 г.
В Афганистане издавна наблюдавшиеся национальные противоречия несколько отошли на задний план во время борьбы сил сопротивления с коммунистическим режимом и поддерживающими его советскими вооруженными силами. Однако национальное соперничество в этой стране даже в те годы полностью не прекращалось и возобновилось с новой силой после ухода советских войск. Многие из созданных силами сопротивления вооруженных формирований строились в значительной мере на этнической основе" (пуштунской, таджикской, узбекской, хазарейской и т.д.), и поэтому развернувшаяся в Афганистане междоусобная борьба носит в определенной степени межэтнический характер.
Острая конфликтная ситуация в течение длительного времени (по крайней мере, с середины 70-х годов) существует в Ливане, правда противостояние в этой стране имеет скорее на этнические, а религиозные корни. Чрезвычайно сложный конфессиональный состав населения этой арабоязычной страны16, издавна наблюдавшаяся неприязнь между членами различных деноминаций привели к многолетней гражданской войне, сопровождаемой обоюдными жестокостями. Хотя основная линия конфронтации проходит между мусульманами (и прежде всего шиитами) и христианами (в первую очередь маронитами) нередко в процессе этой борьбы открываются новые фронты, в том числе и внутриконфессиональные (случалось, например, что шииты и друзы громили палестинцев, просирийская шиитская группировка Амаль
16 58% населения Ливана составляют мусульмане, 42% - христиане. Однако как мусульманское, так и христианское население неоднородно. Среди мусульман есть шииты (31%), сунниты (21%), друзы (6%), среди христиан - марониты (25%), православные (7%), греко-католики (4%) и др.

160
сражалась с проиранской шиитской группировкой Хезболлах, воевали друг с другом и группы маронитов разной политической ориентации и т.д.).
В ряде государств Южной Азии этнические противоречия приняли не менее острый характер, чем в странах Юго-Западной Азии. В Пакистане образующие меньшинство пуштуны, синдхи, а также белуджи с брагуи вели борьбу с преобладающими по численности панджабцами за конфедеративное устройство страны. Особое беспокойство у пакистанских властей вызывала выдвигавшаяся некоторыми пуштунами идея об объединении населенной этим народом Северо-Западной Пограничной провинции с Афганистаном в единое государство - Пуштунистан. В крупнейшем городе Пакистана Карачи сложилась сложная конфликтная ситуация, вызванная столкновениями между коренными жителями синдхами и мигрировавшими из Индии мусульманами, говорящими в основном на языке урду. Определенной дискриминации подвергаются в Пакистане религиозные меньшинства - индуисты, зороастрийцы, сикхи, бахаисты, иудаисты и особенно сторонники сильно обособившейся мусульманской секты ахмадие (3-4 млн человек). Ряд членов секты был приговорен к смертной казни.
Непросты и межэтнические отношения в Индии, хотя индийское правительство прилагает немалые усилия к поддержанию в стране мира между населяющими ее народами. Прежде всего нужно отметить стремление некоторых этносов Индии, недовольных своим политическим или экономическим положением, к достижению большей автономии или независимости. Движения за выход из состава Индии имели место во многих ее штатах. В штате Тамилнаду тамилы были недовольны объявлением государственным языком Индии малораспространенного на юге страны хинди, позицией индийского правительства в этническом конфликте в Шри-Ланке между их сородичами и основным населением этой страны и т.д. В Ассаме сравнительно малочисленные ассамцы резко выступили против массовой миграции в их штат соседних бенгальцев. Небольшой народ нага на востоке Индии в течение длительного времени боролся за самостоятельность, и получение Нагалендом в 1963 г. статуса штата многих его жителей не удовлетворило. Весьма драматический характер приняли события в индийском штате Пенджаб, где сосредоточено сикхское конфессиональное меньшинство Индии. Экстремистски настроенная часть сикхского общества требует создания в Пенджабе независимого государства Халистан, широко применяя в своей борьбе методы терроризма. Наконец, в индийском штате Джамму и Кашмир (2/3 населения которого составляют мусульмане) разные политические группировки требуют либо присоединения к Пакистану, либо независимости, либо предоставления большей автономии (хотя этот штат пользуется несколько большей самостоятельностью, чем основная часть индийских штатов). Так же, как в соседнем Пенджабе, политическая борьба в Джамму и Кашмире нередко сопровождается актами насилия.
Некоторые народы Индии, не имеющие собственных штатов, ведут
6. Казьмина О.Е., Пучков П. И. 161
борьбу за предоставление их родным землям статуса штата. Так, расселенные на северо-восточной окраине Западной Бенгалии непальцы требуют создания на их этнической территории штата Гуркхаленд, санталы и близкие им по культуре народы настаивают на вычленении из восточной и южной частей штата Бихар и прилегающих районов штатов Западная Бенгалия, Орисса и Мадхья-Прадеш нового штата Джаркханд, населенного в значительной части этими этносами, гонды, живущие в основном на юге штата Мадхья-Прадеш, также ставят вопрос о создании на территории своего расселения штата Гондвана, и т.д.
Наряду с санталами и гондами в защиту своих прав выступают и другие отставшие в социальном, экономическом и культурном развитии народы Индии (так называемые адиваси): бхили, ораон, кхонд, мунда, хо, корку и др.
Не менее остры в Индии и противоречия на религиозной почве. Выше уже говорилось о постоянно тревожащей страну сикхской проблеме. Несмотря на все принимаемые меры предосторожности, периодически происходят также вспышки индуистско-мусульманской розни (напомним, что в Индии живет около 100 млн мусульман, образующих 11% населения страны).
Говоря об этнополитической обстановке в Индии, нельзя не упомянуть и о трениях, связанных с кастовым делением индийского общества. Особенно осложняет ситуацию в стране жестокая дискриминация так называемых неприкасаемых каст (которых ныне именуют эвфемистическими названиями - хариджаны, что означает "дети Бога", или далиты, т.е. угнетенные).
Не лишена этнических и религиозных противоречий и такая страна, как Бангладеш. В настоящее время в весьма тяжелом положении находятся там так называемые бихари - преимущественно урдуязычные мусульмане, мигрировавшие из Бихара и некоторых других регионов после раздела Британской Индии. Будучи сторонниками идеи единого Пакистана, они после выделения Бангладеш из состава этого государства стали подвергаться различным притеснениям. Пакистан обещал принять бихари на свою территорию, но свое обещание выполнил лишь частично.
Недовольны своим положением и племена так называемого Горного Читтагонга, расположенного на юго-востоке Бангладеш. Они пользовались во времена Британской Индии значительной внутренней автономией, но позже были лишены этой привилегии. Особенно активно выступает за восстановление автономии крупнейший из народов Горного Читтагонга чакма, имеющий тибето-бирманское происхождение, но перешедший на бенгальский язык. Борьба чакма и некоторых других горных племен вылилась начиная с 70-х годов в партизанскую войну.
Вооруженный характер приобрела и борьба основного национального меньшинства Шри-Ланки тамилов за автономию и свои гражданские права. Ожесточенные военные действия в этом государстве между тамилами и преобладающими по численности сингалами привели к
162
вмешательству (с согласия правительства Шри-Ланки) индийских войск. И хотя противоборствующим сторонам удалось достичь компромиссного решения (Северной и Восточной провинции, где сосредоточена большая часть тамилов, была предоставлена автономия, тамильский язык получил в этих районах равноправное положение с сингальским языком и т.д.), не все участники конфликта как с тамильской, так и сингальской стороны согласились с этим урегулированием.
Сложные национальные проблемы стоят перед странами ЮгоВосточной Азии. Этот историко-культурный регион принадлежит к числу сложнейших по этническому составу населения областей мира. В течение многих десятилетий в некоторых странах Юго-Восточной Азии национальные меньшинства ведут борьбу (в том числе и вооруженную) за автономию или независимость.
В Мьянме вскоре после достижения страной независимости "освободительные армии" каренов, шанов и качинов начали вести борьбу за отделение и создание независимых государств. И хотя в этой борьбе были периоды особенно бурных вспышек и затухания, она не прекращается и по сей день. Особенно большую напористость проявляет самое крупное национальное меньшинство Мьянмы - карены.
Сепаратистские тенденции в Маянме, Таиланде и Лаосе теснейшим образом связаны с существованием в пограничных районах этих государств и Китая так называемого Золотого треугольника - одного из главных мировых центров производства опиума. Горные племена, живущие на территории этого "треугольника", получают большие доходы от выращивания опийного мака и цепко держатся за важный источник своего существования.
В северной, горной части Таиланда для большинства расселенных здесь племен (хмонг, или мяо, яо, кхму, катин, лису, лаху и др., исключение составляют только карены и акха) опийный мак является основной товарной культурой. Из-за возделывания мака у племен часто происходят вооруженные столкновения с властями, причем особенно упорные боевые действия вели в конце 60-х - начале 70-х годов так называемые красные мяо.
Конфронтационные отношения сложились у народов хмонг и с коммунистическим правительством Лаоса. Крупная хмонгская вооруженная группировка под командованием генерала Вант Пао, хмонга по национальности, была хорошо вооружена американцами и в течение нескольких лет сражалась с лаосскими коммунистами, однако все же потерпела поражение и отступила в Таиланд, спорадически продолжая совершать оттуда партизанские рейды.
Во Вьетнаме ряд горных народов также был втянут в политическую борьбу. На первых порах пришедшие к власти в Северном Вьетнаме коммунисты придерживались политики создания в зоне расселения национальных меньшинств автономных районов. Были созданы два таких района: Вьет-Бак, преимущественно населенный тай, нунг и яо и Тай-Мео, где преобладали тхай и мяо. Однако уже в 1978 г. автономные районы "в интересах ускорения построения социализма" были
6* 163
ликвидированы. В Южном Вьетнаме нацменьшинства горных районов (раде, зярай, бахнар, сэданг, сре и др.), которым в годы французского правления была предоставлена определенная степень автономии, были крайне недовольны размещением в их районах около полумиллиона беженцев-католиков из коммунистического Вьетнама, ограничением прав собственности на землю, ликвидацией особой административной и судебной системы для горцев, установленной колониальными властями, и прекращением преподавания на родных языках, и начали борьбу против южновьетнамских властей. Пришедшие в Южный Вьетнам американцы пытались как-то сгладить возникшие противоречия, но поддерживаемая ими политика создания "стратегических деревень" и связанная с ней катастрофическая депопуляция в этих районах привели к тому, что часть горцев стала оказывать помощь ведшим партизанскую войну на юге Вьетнама коммунистам. Однако после победы коммунистов в Южном Вьетнаме горцы довольно быстро разочаровались в реально проводимой ими политике и вновь начали вооруженную борьбу за свои права.
В Малайзии и островной части Юго-Восточной Азии (в Индонезии, на Филиппинах) довольно остро стоит проблема взаимоотношений между малайцами и другими сравнительно развитыми австронезийскоязычными народами, живущими на данной территории, с одной стороны, и первопоселенцами этих мест, намного уступающими более поздним пришельцам в социальном, экономическом и культурном развитии, - с другой. Первопоселенцы представляют собой малочисленные племена разного происхождения, и некоторые из них в расовом отношении весьма сильно отличаются от основной части населения: они низкорослы, более темнокожи, имеют курчавые или волнистые волосы и т.д. Основная угроза этим племенам исходит от сведения лесов, которые являются главным местом их расселения, а также от экспроприации занимаемых ими земельных участков в целях создания фермерских хозяйств по выращиванию товарных культур. В Малайзии эти отставшие в своем развитии народы, кроме того, страдают от попыток насильственной ассимиляции ("малаизации") и исламизации.
Остры в некоторых странах Юго-Восточной Азии взаимоотношения между давними жителями, с одной стороны, и переселившимися сюда китайцами и их потомками - с другой.
Если в Сингапуре китайцы, образующие, как уже отмечалось, свыше 3/4 населения, занимают ключевые позиции как в экономической, так и политической жизни этого островного государства, то в Малайзии, Индонезии и некоторых других странах они находятся в положении дискриминируемого национального меньшинства. В Малайзии, где китайцы составляют около 1/3 населения и в подавляющем своем большинстве являются малайзийскими гражданами, они ограничены в правах по сравнению с малайцами. В частности, для китайцев существуют специальные ограничительные квоты в вузах, им сложнее получить разрешение на создание коммерческого предприятия и т.д. (несмотря на все подобные ограничения,
164
средний уровень жизни китайцев все же значительно выше уровня малайцев).
Еще жестче политика в отношении китайского населения в Индонезии, где к тому же оно подвергалось в некоторые периоды жестоким преследованиям (во время погромов в 1965 г. были убиты многие тысячи китайцев).
В тяжелое положение попали в последние десятилетия живущие на южных Молуккских островах амбонцы. Будучи в отличие от большинства индонезийцев-мусульман протестантами-реформатами, амбонцы пользовались в годы господства Нидерландов в Индонезии некоторыми льготами, многие из них служили в колониальной армии. После ликвидации голландской власти амбонцы создали Республику Южных Молуккских островов и поставили своей целью отделение от Индонезии. Движение за независимость было подавлено индонезийской армией, однако партизанская борьба продолжалась.
Хотя китайские коммунисты провозгласили в 1931-1045 гг. право национальных меньшинств на самоопределение, этот лозунг не был осуществлен ими на практике. Все же после образования Китайской Народной Республики в ней стали создаваться автономные территории разного иерархического уровня. Самыми крупными среди них были пять автономных районов: Внутренней Монголии, Нинся-Хуйский, СиньцзянУйгурский, Чжуанский и Тибетский. Было провозглашено также полное равноправие всех национальностей Китая, поставлена цель преодолеть отсталость тех народов, которые по тем или иным причинам уступали китайцам в своем социальном, экономическом и культурном развитии. Однако в действиях руководства Китая уже на очень ранней стадии стали заметны некоторые тенденции к ограничению прав национальных меньшинств, а также стремление к их ассимиляции. Позже политика в отношении меньшинств стала носить откровенно шовинистический характер. В комитетах Коммунистической партии Китая в автономных районах на наиболее важные посты стали назначаться китайцы, а не представители нацменьшинств, в области расселения меньшинств, в частности в Синьцзян-Уйгурский и Тибетский автономные районы, где представители нацменьшинств пока еще составляют большинство населения, были переселены крупные группы китайцев. В СиньцзянУйгурском автономном районе отмечались многочисленные случаи побуждения уйгуров вступать в смешанные браки с китаянками. Подобные действия, конечно, не могли не вызвать возмущение и, в частности, привели к бегству значительных групп уйгурского населения за пределы Китая. Особенно сильное сопротивление наблюдалось в Тибете, где китайские власти пытались насадить среди весьма религиозного местного населения марксистско-ленинский атеизм. Из 34 тыс. монастырей, существовавших прежде в Тибете, к 1981 г. сохранилось только 13. Кроме того, во многих школах перестали преподавать тибетский язык, в тех же школах, где преподавание этого языка продолжалось, оно длилось только первые три года учебы. Почти перестали издаваться книги на тибетском языке, имеющем, как
165
известно, древнюю письменность, Восстания в Тибете, происходившие и ранее, приобрели во второй половине 80-х годов почти что регулярный характер. За восстанием в 1987 г. последовали выступления в марте 1988 г., декабре 1988 г., марте 1989 г. Все они жестоко подавлялись.
В Японии нацменьшинства живут в более благоприятных условиях, хотя и их положение далеко от идеального. Крупнейшая инонациональная группа страны - корейцы (около 700 тыс.), несмотря на то что 3/4 их родились на Японских о-вах и признают своим основным языком японский, до сих пор рассматриваются в качестве иностранцев, обязанных выполнять унизительную процедуру снятия отпечатков пальцев.
Единственной группой Японии, которая может быть названа коренным нацменьшинством, являются айны (25 тыс.). Они страдают от пренебрежительного отношения со стороны значительной части японцев, которые считают их народом невысокой культуры (само слово "айну" приобрело на японском языке уничижительный оттенок). Уровень жизни айнов низок, возможность получить хорошую работу невелика. Высокая безработица характерна и для этнической группы японского народа рюкюсцев (окинавцев). Однако наиболее угнетенной частью японского общества продолжает оставаться своеобразная сословно-кастовая группа буракуминов (2-3 млн человек). Ни внешне, ни по языку буракумины не отличаются от остальных японцев, однако их нередко не желают принимать на достаточно престижную работу, а некоторые фирмы даже стараются обзавестись списками представителей этой группы, чтобы не брать их на свои предприятия. Эти предрассудки остались с того далекого времени, когда буракуминов воспринимали неполноценными людьми, могущими выполнять лишь ритуально нечистую работу (забивать животных, захоранивать трупы и т.д.). Одну из групп буракуминов, так называемых хинин, образовывали лица непрестижных профессий: нищие, проститутки, бродячие артисты, медиумы, предсказатели судьбы, а также странники и лица, скрывавшиеся от правосудия. Несмотря на то, что и профессии, и материальное положение буракуминов существенно изменились, предубежденность против них в японском обществе еще очень сильна.
Столь подробное рассмотрение сложившихся в государствах Азии межэтнических, межкастовых и межконфессиональных отношений обусловлено тем, что они нередко сильно воздействуют на демографические, миграционные и этнические процессы в этих странах.
Население Азии растет довольно быстро. В 1985-1990 гг. оно увеличивалось в среднем за год на 1,9%, т.е. почти в 5 раз быстрее, чем в Европе (в обоих случаях не приняты в расчет так называемые страны ближнего зарубежья), но в 1,5 раза медленнее, чем в Африке. Особенно быстрый его рост начался с середины XX в. В то время как за период 1940-4950 гг. население этой части света увеличилось на 10%, за период 1950-1960 гг. оно возросло на 20% и в следующем десятилетии - на 23%. С 1950 по 1970 г. численность жителей Азии
166
стала больше на 660 млн. Такой быстрый рост объяснялся в первую очередь существенным снижением смертности в результате заметного повышения медико-санитарного состояния большинства азиатских стран. В частности, в них стали применяться более совершенные методы борьбы с паразитарными болезнями, была проведена широкая вакцинация населения, начали внедряться достаточно эффективные лекарства, усилился санитарный контроль. Однако постепенное снижение коэффициента смертности шло лишь до определенного предела, и дальнейшему его снижению стал препятствовать невысокий, а нередко и низкий уровень жизни в большинстве азиатских стран.
Замедление темпов прироста населения частично обусловливалось также постепенным падением в азиатских странах уровня рождаемости. Это падение, в свою очередь, было связано с индустриализацией и урбанизацией ряда азиатских государств, повышением культурного и образовательного уровня значительной части населения, ослаблением патриархальных устоев.
Во второй половине 70-х годов снижение рождаемости начало постепенно догонять снижение уровня смертности.
И хотя рост населения азиатских стран несколько замедлился, это замедление не было во многих из них достаточным для того, чтобы смягчить появившуюся проблему перенаселения.
В Азии по-прежнему сохраняются условия для роста населения, что сопряжено с имеющимися резервами для дальнейшего снижения смертности и с характерной для азиатских стран молодой возрастной структурой населения, которая будет еще длительное время обеспечивать относительно высокую рождаемость и пониженную смертность. "Старение" же азиатского населения совершается довольно медленно.
Разные регионы Азии существенно различаются по темпам роста населения. Если население Восточной Азии за 1985-1990 гг. увеличивалось в среднем на 1,4% в год, то Юго-Восточной - возрастало на 2,0, Южной Азии (с Афганистаном и Ираном) - на 2,2, Западной Азии (без Ирана и Афганистана) - на 2,8%.
Таким образом, Восточная Азии резко выделяется среди других азиатских стран существенно более низкими темпами роста населения. В первую очередь это обусловлено тем, что две самые крупные страны региона — Китай и Япония — имеют относительно невысокий прирост населения. Что касается Японии, то характерный для нее невысокий прирост связан с завершением в ней еще в 50-х годах перехода к современному типу воспроизводства населения с низкими показателями рождаемости, смертности и естественного прироста. Китай же предпринял огромные усилия для замедления темпов естественного прироста, использовав методы, совершенно неприемлемые для демократических стран (принудительная стерилизация, наказания за рождение "лишних" детей и т.п.), и это дало свои последствия.
По коэффициенту рождаемости среди восточноазиатских стран резко выделяются Япония и Гонконг, имеющие рождаемость "европейского типа": соответственно 11 и 13%. Несколько более высок коэффициент
167
рождаемости в Южной Корее: 16%. Что же касается соответствующих показателей в Китае, Северной Корее и особенно Монголии, то они намного выше: соответственно 22,24 и 36%17.
Смертность во всех странах Восточной Азии очень низкая, и показатели ее сравнительно близки: в Северной Корее - 5%, в Южной Корее, Японии и Гонконге - 6, в Китае - 7 и Монголии - 9%.
Из перечисленных стран наиболее низкий естественный прирост имеет Япония (5%), далее следуют Гонконг (7%), Южная Корея (10%), Китай (15%), Северная Корея (19%) и Монголия (27%).
В соседнем историко-культурном регионе - Юго-Восточной Азии демографическая ситуация иная: для большинства стран региона характерна высокая рождаемость, низкая или умеренная смертность и довольно высокий естественный прирост. Рождаемость составляет свыше 40% в Лаосе, на Восточном Тиморе и в Камбодже, 30-40% - в Мьянме, на Филиппинах, во Вьетнаме и Малайзии, 20-30% - в Индонезии, Брунее и Таиланде, ниже 20%- лишь в Сингапуре.
Коэффициент смертности в разных странах Юго-Восточой Азии колеблется довольно сильно: от самых низких в мире показателей - 4 и 5% соответственно в Брунее и Сингапуре - до одного из самых высоких в мире на Восточном Тиморе - 21%. Помимо Брунея и Сингапура, смертность ниже 10% имеют Малайзия, Таиланд, Филиппины, Индонезия, от 10 до 20%с - Вьетнам, Мьянма, Камбоджа, Лаос, т.е. большая часть стран Индокитая.
Естественный прирост в большинстве стран Юго-Восточной Азии равен 20-23%. Исключение составляют, с одной стороны, Сингапур и Таиланд, где он ниже (соответственно 12 и 17%), с другой — Малайзия, Филиппины и Лаос, где он несколько выше (соответственно 26, 26 и 28%).
Большая часть стран Южной Азии (Пакистан, Бангладеш, Мальдивская Республика, Непал, Бутан) имеют очень высокую рождаемость, колеблющуюся в пределах 39-44%. Лишь в двух государствах рождаемость существенно ниже: в Индии (31%) и Шри-Ланке (23%). В Индии это связано в первую очередь с комплексом разъяснительных мероприятий, призванных выработать у населения установку на ограничение рождаемости, а в Шри-Ланке, кроме того, с более высоким стандартом жизни по сравнению с другими южноазиатскими странами и более высоким образовательным уровнем.
Смертность в южноазиатских государствах низкая или умеренная: от 6% в Шри-Ланке и 11% в Индии до 18% в Бутане. В Шри-Ланке очень низкая смертность объясняется теми же причинами, что и низкая рождаемость в этой стране.

17 В отличие от стран Европы, а также республик бывшего СССР демографический учет во многих азиатских странах поставлен плохо, и официальные данные о рождаемости и смертности в них нередко не отражают истинного положения. Поэтому при характеристике демографических процессов в этих странах используются не данные за последние годы, а аналитические среднегодовые оценки ООН за 1985-1990 гг.

168
Естественный прирост в большинстве стран Южной Азии составляет от 20 до 30%. За указанные пределы выходят лишь две страны: ШриЛанка, где этот показатель равен 17%, и Пакистан, где он достигает 32%.
Две страны - Иран л Афганистан — исследователи относят либо к Южному, либо к Юго-Западному историко-культурным регионам Азии. Рождаемость в обеих этих странах очень высокая: 44% в Иране и 49% в Афганистане. Смертность же заметно различается: в Иране она очень низкая (8%), в Афганистане - высокая (23%). В данном случае сказывается гораздо более высокий уровень жизни в Иране (хотя по европейским масштабам и он скромен), и намного лучшее медикосанитарное состояние этой страны.
Благодаря сочетанию высокой рождаемости и очень низкой смертности Иран принадлежит к числу стран с одним из самых высоких в мире коэффициентов естественного прироста: 35%. В Афганистане он существенно ниже, хотя все же достаточно высок: 26%.
В странах Юго-Западной Азии высокая или умеренная рождаемость. Высокая рождаемость во многих странах региона связана с господством в них ислама — религии, дающей установку на многодетность. Лишь в одной стране - на Кипре, где преобладает немусульманское население, рождаемость ниже 20%. У половины стран региона рождаемость находится в пределах от 20 до 30%. В эту группу с умеренной рождаемостью входят Израиль, где, как и на Кипре, мусульмане находятся в меньшинстве, а также те арабские страны, в которых значительную часть населения (обычно даже большинство) составляют иммигранты18 (ОАЭ, Катар, Бахрейн, Кувейт), и Ливан, где много христиан и где рождаемость также несколько ограничивается постоянно междоусобной вооруженной борьбой. Рождаемость от 30 до 40% наблюдается в Турции, Саудовской Аравии, Иордании, от 40 до 50% - в Ираке, Омане, Сирии. Наконец, Йемен по рождаемости (52%) уступает во всем мире только одной стране - Малави (56%).
Разброс показателей смертности в странах Юго-Западной Азии гораздо меньший: во всех государствах региона, кроме одного, коэффициент смертности ниже 10%. Правда, среди этих стран выделяется группа со "сверхнизкой" смертностью, составляющей менее 5%. Это ОАЭ, Катар и Бахрейн с коэффициентом смертности 4% и Кувейт, имеющий на первый взгляд неправдоподобно низкую смертность - 2%. Такие чрезвычайно низкие показатели смертности обусловлены тем, что в указанных странах живет много иммигрантов, среди которых очень высокий процент составляют лица молодого возраста.
Единственное государство Юго-Западной Азии, для которого характерна несколько повышенная смертность, - Йемен, являющийся самой бедной страной Арабского Востока с низким уровнем жизни и неудовлетворительным медико-санитарным состоянием.

18 Среди иммигрантов обычно бывает немало холостых мужчин и лиц, оставивших свои семьи на родине.

<< Пред. стр.

стр. 5
(общее количество: 9)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>