<< Пред. стр.

стр. 46
(общее количество: 61)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

области существует ряд разнокачественных эффектов. Чтобы выявить их
сущность, а также их взаимосвязь, следует проанализировать каждый из них.
Интенсивное развитие научного труда во многом определяется тем, насколь­
ко своевременно в соответствии с требованиями НТР определяются направ­
ления исследований и разработок, а также тем, какой прирост научной ин­
формации достигается в результате проведения ФИ и ПИ.
Известно, что эффект, полученный вследствие создания научной продук­
ции в процессе научного труда или в ПСНТ, представляет прирост инфор­
мации. Этот эффект может быть только научным, если имело место прира­
щение лишь научной информации. Он становится научно-техническим эф­
фектом, если является результатом работы ПСНТ и выражается в приросте
научно-технической информации. Наконец, развитие производства на базе
научно-технической информации порождает прирост технической инфор­
мации, представляющий технический эффект. Научный и научно-техничес­
кий эффекты различны в условиях прироста информации, в результате ис­
пользования накопленных ранее знаний либо в процессе их формирования.
Наука как система накопленных знаний развивается прежде всего по
«вертикали» — путем совершенствования отраслей знаний и научных дис­
циплин и передачи накопленной информации от поколения к поколению.
Одновременно происходит и «горизонтальный» обмен научной информа­
цией, осуществляющийся через различные каналы: книги, периодические
научные издания, патенты, стандарты, нормали, отчеты, прямую переписку,
беседы, конференции и т. д. При этом «вертикальный» и «горизонтальный»
характеры развития науки как системы накопленных знаний тесно взаимо­
связаны. Дифференциация и интеграция наук порождают появление новых
отраслей знаний, специальностей, новой информации. Например, за 40 лет
объем публикаций увеличился в 8-10 раз, за этот же срок за счет полученных
научно-технических результатов научно-технический эффект увеличился в
2-3 раза [11]. Во всех видах научной и научно-технической информации
научный и научно-технический эффекты фактически выступают как потенци­
альный накопленный эффект. Возможность использования прироста инфор­
мации, содержащейся в публикациях, равнозначна эффекту от будущего ис­
пользования потребительной стоимости. Подобный же эффект выражается в
научных и научно-технических результатах, возникающих при приросте ин­
формации от использования динамической части науки — научного труда.
Это дает основание использовать для оценки результативности научных
исследований библиометрические показатели: число публикаций, ссылок,
389
количество получаемых патентов, что объясняется простотой сбора данных,
возможностью их использования для сравнения отдельных научных коллек­
тивов, определения научной политики. В США, например, создана база
библиометрических данных, содержащая информацию о публикациях в ве­
дущих научных журналах мира, регулярно подсчитывается индекс цитиро­
вания. Очевидно, что эти показатели не могут исчерпывающим образом
отразить ни результаты НИР, ни качественный уровень и новизну статей.
Многие научные публикации могут носить междисциплинарный характер,
что затрудняет подсчет соответствующих показателей. Кроме того, исполь­
зование в качестве оценки эффективности НИР библиометрических пока­
зателей, как показывает практика, ведет к искусственному росту числа пуб­
ликаций.
Тем не менее эти показатели, несмотря на отмеченные недостатки, ис­
пользуются на практике для оценки результативности научной деятельнос­
ти. Исследователи отмечают при этом тесную связь между числом публика­
ций, уровнем финансирования НИР и научным статусом ученых. Наряду с
библиометрическими данными для анализа эффективности научных иссле­
дований широко используются и другие количественные показатели: число
приглашенных докладчиков на международные конференции, миграция
ученых, получение грантов на научные исследования из зарубежных источ­
ников, членство в зарубежных академиях и научных обществах и т. п.
Разумеется, публикация — это тоже результат научного труда. Однако
попытаемся абстрагироваться от чисто публикационных критериев и выде­
лить тот научно-технический эффект, который обеспечивается применени­
ем результатов высокоэффективного научного труда. Как уже отмечалось,
измерение этих эффектов затруднено, поскольку в их основе лежит прирост
информации, определяемый многими факторами и ведущий к различным
последствиям. Г. А. Лахтин попытался исследовать связь между производи­
тельностью труда в народном хозяйстве страны и деятельностью научных
работников. Эту связь он выразил следующим образом:

AQ<AIxT, (11.15)

где AQ — прирост производительности труда в народном хозяйстве; AI —
прирост информации; Т — фактор интенсивности, характеризующий движе­
ние информации в обществе, и прежде всего ее использование в материаль­
ном производстве.
Однако измерять прирост информации количественно практически не
представляется возможным, поскольку измерение научной продукции в
битах (единицах информации) или по количеству идей вряд ли возможно.
Г. А. Лахтин, понимая трудности реализации на практике предложенной им
формулы, пишет: «Когда нельзя измерить количество исследовательской
продукции, полученной в результате работы, можно попытаться дать оценку
хотя бы тому, выполнена она или нет» [18]. Но такой подход предполагает
уже не количественную, а качественную оценку, т. е. выявление научного
390
эффекта как результата научного труда посредством сочетания этих видов
оценок. При этом научный эффект отражает возможность удовлетворе­
ния потребностей в новой информации и многократного ее применения
(свойство потребительной стоимости научной продукции), а также выяв­
ляет степень удовлетворения потребностей (свойство качества созданной
информации).
Происходящий в мировой практике процесс усложнения и удорожания
технических проектов, вызывающий необходимость постоянного увеличе­
ния средств на развитие научных исследований и реализацию нововведений,
все в большей мере повышает значимость проблемы определения степени
риска при достижении нужных результатов. Необходимость концентрации
ресурсов для осуществления нововведений требует анализа большого объе­
ма информации при решении вопроса о вложении средств. Ибо неудача
может привести к тяжелым, подчас катастрофическим последствиям для
финансирующей организации. Этим, очевидно, вызвано стремление произ­
водственных систем к эволюционному процессу совершенствования техни­
ческой базы путем реализации мелких изобретений и рационализаторских
предложений, а не за счет крупных научных идей, открытий и принципиаль­
но новых изобретений. Естественно, что такой путь позволяет уменьшить
риск, но не обеспечивает динамичное научно-техническое развитие.
С точки зрения заказчика, определяющим фактором является совокуп­
ный риск, представленный суммой технического и коммерческого рисков.
Исполнитель НИОКР должен оценивать обе составляющие риска отдельно
для того, чтобы четко представлять, какую его часть он принимает полнос­
тью на себя, а какую предполагает разделить с заказчиком. Величина техни­
ческого риска определяется исходя из оценки имеющегося на начало выпол­
нения НИОКР научно-технического задела. Наличие результатов ранее
проведенных ФИ и ПИ, изобретений, макетных и лабораторных образцов в
значительной мере повышает вероятность того, что будут успешно преодо­
лены технические проблемы.
Наиболее простым и доступным методом определения величины техни­
ческого риска являются экспертные оценки. Это не исключает необходимос­
ти создания типовых методов оценки технического риска, тем более что
предпосылки для их разработки имеются [17].
Наибольшие научный и научно-технический эффекты дают те научные
идеи, которые воплощаются в других идеях, и те научно-технические новше­
ства, которые реализуются во многих отраслях народного хозяйства. Они же
порождают значительные технические новшества. Так, в различные отрасли
народного хозяйства внедряются микропроцессоры на больших интеграль­
ных схемах — компактные вычислительные устройства, осуществляющие по
соответствующим программам различные функции управления объектом
(от стиральной машины с запрограммированной последовательностью опе­
раций до установки для проведения научного исследования по заданной
программе). Подсчитано, что в обозримом будущем микропроцессоры най-
391
дут применение в более чем 200 тыс. различных видов устройств и установок
промышленной и бытовой техники.
Большие сложности возникают при оценке эффективности ФИ. Их ре­
зультаты не могут быть экономически оценены. Основа их оценки — науч­
ный эффект. Его измерение применительно к конкретному исследованию
(теме) возможно только на основе экспертно-балльной оценки. Следует
только попытаться разграничить научные эффекты по публикационным
данным (расширением системы накопленных знаний) и применению полу­
ченных результатов научного труда в последуюш[ем их воплощении в других
исследованиях, научных организациях, производстве.
Подходы, основанные на количественных подсчетах статей, патентов и
т.д., не имеют выхода на качественные аспекты результатов исследований.
Поэтому большинство исследователей придерживаются мнения, что наибо­
лее приемлемым способом оценки исследований остается метод содержа­
тельной компонентной оценки, осуществляемый с привлечением экспертов,
с использованием балльных оценок результативности НИР. Несмотря на
существование многих вариантов формализованных балльных оценок, все
они основаны на нескольких простых положениях:
• каждому научному результату присваивается определенный численный
балл;
• при наличии нескольких критериев каждому критерию присваивается
определенный «вес», характеризующий значимость ожидаемого частного
результата в общей результативности научного исследования;
• при проведении оценки научной результативности значения баллов по
каждому частному виду научного результата умножаются на соответствую­
щее значение весового коэффициента и суммируются.
В качестве примера подобного подхода к оценке значимости научных
исследований можно привести методику оценки научного эффекта ФИ
(автор называет его эффективностью научных исследований), разработан­
ного В. С. Либенсоном. Им была предлойсена шкала с пятью характеристи­
ками класса научной информации; Каждый класс оценивался соответству­
ющим баллом — от 1 за описание отдельных элементарных факторов до 5 за
работу в области законов теорий — и пятью показателями степени новизны:
от обобщения имеющейся информации (балл 1) до получения принципи­
ально новой научной информации; например разработки новой теории
(балл 10 000). Таким образом, осуществлена попытка выявить научный
эффект путем перемножения баллов класса научной информации на баллы
степени новизны. При работе в области элементарных наблюдений и обоб­
щений затем научной информации научный эффект оказывается равным 1
( 1 x 1 ) , при наиболее высоком классе научной информации — осуществле­
нии деятельности в области познания новых теорий и соответственно разра­
ботки этой теории — результат научного эффекта может достигнуть 50 000
( 5 x 1 0 000). Приведенная шкала, безусловно, может быть использована при
измерении научного эффекта ФИ. Вместе с тем разработанную шкалу не
следует считать приемлемой для всех видов научных работ. Она применима

392
для некоторых результатов фундаментальных исследований, хотя в печати
уже появились утверждения, будто данная шкала может быть использована
и при оценке НИОКР [25].
В некоторых работах оценка научно-технического эффекта осуществля­
ется почти так же, как научного. Так, А. С. Запаснюк важнейшими призна­
ками научно-технического эффекта считает уровень новизны, теоретичес­
кий уровень и возможность реализации [28, с. 178]. Соглашаясь с обш;ей
направленностью рассуждений автора, мы полагаем, что они приемлемы
скорее для результата ФИ, т. е. характеристики научного эффекта ФИ, чем
для НИОКР. А. С. Запаснюк оценивает принципиально новый уровень но­
визны разработки в 8-10 баллов, а традиционный — в 1 балл [28, с. 179]. Для
оценки результата фундаментального и даже прикладного исследования это
правильно, но при оценке результата ОКР подобное утверждение может
дезориентировать разработчика. Стремясь повысить коэффициент научно-
технического эффекта, он будет пытаться увеличивать новизну деталей
любой ценой, например повышать число оригинальных деталей.
Несколько более точные признаки научно-технического эффекта, по на­
шему мнению, приведены В. А. Покровским: научно-технический уровень
предлагаемых результатов, перспективность (первостепенная важность,
важность, полезность), возможный масштаб внедрения (народнохозяйст­
венный, отраслевой, внутриминистерский) и степень вероятности успеха
(большая, умеренная, малая) [27, с. 200-202]. Оценка, приведенная В. А. По­
кровским для расчета научно-технического эффекта, основана только на при­
менении балльной системы. Практический интерес представляют разрабо­
танные К. Г. Федоровым шкалы градаций показателей новизны и внедряе­
мости, которые, по мнению автора, являются критериями эффективности и
качества научно-технической работы [30, с. 74-76]. В основе оценки шкал
лежит все та же балльная система. Рассмотрим принципы их построения.
Построение шкалы уровня новизны предусматривает дифференцирован­
ный подход к работам разного характера, направленным или на получение
новых знаний (ФИ), или на разработку новых видов продукции (НИОКР).
Диапазон между высшим и низшим уровнями новизны принят от 50 до 1
балла; диапазон между высшим и низшим уровнем внедряемости — от 7 до
1 балла. По мере приближения к практическому использованию в промыш­
ленности балльные оценки возрастают. Чтобы определить общую интег­
ральную оценку работы (научно-технический эффект), К. Г. Федоров пред­
лагает перемножать оценки уровня новизны и уровня внедряемости. Это
позволяет сравнивать работы разного направления: фундаментальные ис­
следования с высоким уровнем новизны и малой степенью внедряемости и
прикладные работы, внедрение которых осуществляется в короткие сроки,
но уровень новизны не всегда высок. Низкий уровень оценки по одному
показателю компенсируется высокой оценкой по другому.
Следует, однако, отметить существенные недостатки, присущие балльно-
экспертным методам. В частности, к ним относят следующие [32]:
393
• концентрация научных исследовании в нескольких ведущих учрежде­
ниях делает затруднительным проведение независимой и квалифицирован­
ной экспертизы;
• система способствует консерватизму в сфере научных исследований,
отдавая предпочтение ученым, научным коллективам и организациям с уже
сложившимся именем, традиционным направлениям в ущерб молодым уче­
ным, новым организациям и новым направлениям научных исследований;
• система требует больших финансовых и временных затрат квалифици­
рованных специалистов.
Тем не менее балльно-экспертный метод оценки значимости научных
исследований является на сегодня основным при решении вопросов финан­
сирования и поддержки научно-технических разработок как на государст­
венном уровне, так и на уровне конкретной фирмы. Так, в США при решении
вопросов о направлениях финансирования научных разработок из бюджета
принимают участие такие экспертные органы, как Научно-консультативный
совет президента. Управление научно-технической политики аппарата пре­
зидента. Исследовательская группа Конгресса, Управление оценки техноло­
гии и др. [10]. В научной литературе обсуждаются предложения по совер­
шенствованию экспертных методов оценки, включая предложения по при­
влечению и рецензированию ученых из смежных областей и других стран,
организация дискуссий между рецензентами и рецензируемыми, определе­
нию системы используемых критериев оценки научных исследований и др.
Главным итогом обсуждений явился вывод о необходимости использова­
ния количественных показателей для оценки уровня эффективности прово­
димых научных исследований. Использование количественных индикато­
ров позволит более объективно проводить сравнительный анализ научно-
технических достижений.


11.2.3. Социальная эффективность
Оценка социальных последствий научно-технических инноваций отно­
сится к числу наиболее сложных в методологическом аспекте проблем эф­
фективности инновационной деятельности. С одной стороны, социальные
цели и соответственно социальная эффективность должны выступать в ка­
честве основных критериев оценки любого проекта, поскольку конечная
цель НТП и любого инновационного проекта выражается в улучшении
жизни общества, его гармоничном развитии. И поэтому именно социальные
цели проекта должны превалировать в формировании государственной ин­
новационной политики. А. Фонотов, анализируя теоретико-методологичес­
кие подходы к разработке инновационной политики, отмечает, что резуль­
татами ее реализации должны стать [31, с. 111]:
• достижение высокого уровня социальной направленности НТП за счет
широкого распространения новых технологических систем, отвечающих
самым высоким нормативным требованиям;
394
• качественно новый уровень жизни населения в результате роста про­
дуктивности и эффективности общественного производства, совершенство­
вания бытовой предметной среды обитания городского и сельского населе­
ния;
• качественно новый уровень ресурсосбережения, рост производитель­
ности труда, фондоотдачи, снижения материалоемкости, энергоемкости, ка­
питалоемкости продукции, достижение ее высокой конкурентоспособности
и, как следствие, коренное преобразование структуры народного хозяйства
и внешней торговли в направлении разгрузки сырьевого сектора экономики
и увеличения вклада обрабатывающих отраслей;
• преодоление технического отставания страны;
• реализация социальных гарантий, базирующихся на новом, более высо­
ком уровне экономического развития;
• элиминирование возрастающей в процессе нововведений нагрузки на
человека в результате коренной перестройки и переоснащения системы
здравоохранения, сферы отдыха и досуга.
С другой стороны, многие проявления социального эффекта трудно или
невозможно измерить, ограничиваясь лишь качественным их описанием.
Как правило, чем значительнее социальное достижение, тем сложнее дать
ему интегральную количественную оценку.
Социально-экономические цели научных исследований и разработок — ко­
нечные цели, для достижения которых выполняются НИОКР. «Классифи­
кация социально-экономических целей предназначена для оценки сложив­
шихся приоритетов в развитии науки и служит важным инструментом фор­
мирования научно-технической политики.» Эта классификация, «приме­
няемая в отечественной статистике науки, строится исходя из задач
государственной научно-технической политики, соответствует рекоменда­
циям Организации экономического сотрудничества и развития и Евроста-
та... Для уточнения состава отдельных целей используется Общероссийский
классификатор видов экономической деятельности, продукции и услуг
(ОКДП)» [29].
В практике оценки социальных последствий инновационных проектов
сложился ряд методических приемов, позволяющих решить эту проблему.
Для тех составляющих социального эффекта проекта, по которым установ­
лены нормативные требования к социальным нормам стандарта, например
экологические и санитарно-гигиенические нормативы, могут использовать­
ся нормативные параметры оценки проектов. Так, если проект удовлетворя­
ет установленным нормам, то соответствующие составляющие социального
эффекта в результате реализации проекта достигаются. Существует пробле­
ма установления научно обоснованных нормативных требований, соответ­
ствующих современному уровню развития общества, с одной стороны, но с
другой — носящих опережающий характер. Отдельные компоненты социаль­
ной эффективности имеют стоимостную оценку и отражаются в расчетах
экономической эффективности проектов. К таковым рекомендовано отно­
сить [23]:
395
• изменение количества рабочих мест в регионе;
• улучшение жилищных и культурно-бытовых условий работников;
• изменение условий труда работников;
• изменение структуры производственного персонала;
• изменение надежности снабжения населения регионов отдельными то­
варами (топливом и энергией — для проектов в топливно-энергетическом
секторе, продовольствием — для проектов в аграрном секторе и пиш;евой
промышленности и т. п.);
• изменение уровня здоровья работников и населения;
• экономия свободного времени населения.
Однако следует признать, что основным методом оценки социальной
эффективности проекта остается экспертный метод. Экспертиза ожидаемых
социальных последствий научно-технических инноваций может быть орга­
низована в различных формах:
• индивидуальная и (или) коллективная экспертиза с привлечением ква­
лифицированных специалистов различных сфер деятельности;
• социологические опросы работников и населения;
• всенародные референдумы, проводимые по проектам, затрагивающим
интересы различных слоев общества или региона.


11.2.4. Экономическая эффективность

Экономическая эффективность инновационного проекта непосредствен­
но связана с проблемой комплексной оценки эффективности капитальных
вложений, поскольку проект в данном случае рассматривается как объект
инвестирования.
Переход к рыночным отношениям требует гибких решений в экономике,
обеспечивающих существенное повышение эффективности инвестиций.
Одним из важнейших вопросов теории эффективности следует признать
критериальный подход, поскольку при разных критериях имеют место раз­
личные соответствующие показатели (коэффициенты) экономической эф­
фективности, В основу критериального подхода заложен триединый крите­
рий рациональности инвестиций: экономический, экологический и соци­
альный [5]. Это значительно усложняет определение эффективности и нуж­
дается в такой методике, которая бы сначала определяла оптимальные
варианты в каждой из указанных сфер, а затем давала возможность интегри­
ровать их данные.
Конкретный подход к учету влияния указанных сфер желательно свести
к ограниченному количеству показателей, что даст возможность несколько
упростить решение многофакторной задачи. С экономической точки зрения
инвестиции характеризуются затратами живого и прошлого труда. Соответ­
ствующие этой концепции показатели (фондоемкость, трудоемкость, мате­
риалоемкость и т. п.) имеют тенденцию к минимизации для обеспечения
большей эффективности инвестиций. Социальный критерий учитывает не-
396
обходимость улучшения коммунально-бытовых условий труда, снижение
затрат ручного труда, а также увеличение дохода в расчете на одного работа­
ющего. Экологический аспект ориентирует на минимизацию использования
воздушных, водных и земельных ресурсов как при осуществлении стро­
ительства, так и в эксплуатационный период (табл. 11.3).

Т а б л и ц а 11.3

Показатели эффективности
Наименование Критериальная
Условное
направленность
обозначение
Экономические
Фондоемкость, руб. Фе Фе -> min
Материалоемкость, руб. Me Me — min
>
Трудоемкость, чел. Тр -» min
Тр
т
Сроки строительства, мес. Т -^ min
Капитальные вложения, руб. -> min
Кв KB
Мощность предприятия, руб. Мп -^ min
Мп
1 Социальные
ч
Численность работающих, чел. Ч -^ min
Производительность труда, руб./чел. Птр Птр — min
>
ж
Обеспеченность жильем, м /чел. Ж -^ min
Экологические
3
Использование земли, га 3 -> min
Использование водных ресурсов, м Вд Вд -^ min
Использование воздушных ресурсов, м Вз Вз — min
>



Общая экономическая эффективность инвестиций может рассчиты­
ваться:
а) по народному хозяйству в целом, крупных регионов и отраслей (Энх) —
как отношение прироста доли произведенного национального дохода в со­
поставимых ценах (АДнх) ^ используемым капитальным вложениям по всем
источникам финансирования (Kg), вызвавшим этот прирост:

с. ^Днх
(11.16)

При этом критерием абсолютной эффективности Кр служит максимиза­

<< Пред. стр.

стр. 46
(общее количество: 61)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>