<< Пред. стр.

стр. 10
(общее количество: 13)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

человека была воспринята другим человеком, необходим ряд благоприятных
условий, редко. встречающихся в совокупности. Поэтому отмеченные в жизни
случаи передачи мысленных информаций сравнительно редко становятся из-
вестными. В частности, этим обстоятельством объясняется, почему к случа-
ям явной телепатии большинство ученых до сих пор относится с недоверием
и предубеждением, а некоторые считают эти случаи таинственными или
сверхъестественными явлениями. Пора эти явления извлечь из области че-
го-то загадочного и подвергнуть объективному анализу точной науки. К со-
жалению, этому доброму делу не могут служить. доклады, подобные сделан-
ному сегодня.
7. Напрасно докладчик считает окончательными мои сравнения других
элементов нервной системы с деталями радиостанций. Например, колбы Крау-
зе - это такая же правомерная попытка рассматривать данный элемент с
точки зрения физики радиосвязи, как и другие, сделанные мной в книге.
Аналогия этого элемента с приемной антенной рамкой сделана именно пото-
му, что эти нервные элементы расположены преимущественно на периферии
нервной системы. Я вовсе не утверждал в своей книге, как это пытается
доказать докладчик, будто эта элементы имеют назначением регистрировать
улавливаемую мысль. Дело в том, что в радиотехнике антенна только улав-
ливает приходящие электромагнитные волны, а уже регистрирует их другой
аппарат.
8. Из схемы в моей книге можно сделать ошибочные выводы, что волосы
на голове являются как бы антеннами. Какого-либо подтверждения такой
"аналогии" в организме людей, конечно, нет. Это дало повод докладчику и
некоторым присутствующим здесь незлобиво посмеяться над такой "аналоги-
ей". Но в данном случае речь идет о топографической, а не органической
аналогии. Не исключено, что эпителиальные - нервные окончания, "волоски"
органа обоняния, могут играть роль микроантенны замкнутой колебательной
петли обонятельного нервного тракта. Точно также "волоски" нервных кле-
ток в улитке органа слуха могут играть роль микроантенны замкнутой коле-
бательной цепи слухового нервного тракта. И в жизни насекомых, в част-
ности пчел, гусениц и бабочек, подмечено некоторое сходство их уси-
ков-щупальцев с антеннами.
9 Считать неубедительными опыты Бехтерева с дрессированными собаками
Дурова нельзя. Докладчик пытается объяснить успешную передачу мысленных
заданий собакам Дурова только способностью животного руководствоваться
своей предугадкой и мимика - соматическими движениями экспериментатора.
Докладчик не знает всех подробностей замечательных опытов Дурова, иначе
он не стал бы спорить.
10. Успешными опытами с собаками Дурова доказав но, что при телепати-
ческих передачах воспринимаются образы и картины предметов, хотя и не
излучающих электромагнитные волны, но входящих в состав переданного об-
раза. Это обстоятельство скорее является доказательством, чем подводом
для опровержения Ладной электромагнитной гипотезы, как это пытается
представить докладчик.
11. В своем сознании собака улавливает не картину глаз эксперимента-
тора, а мысленно внушенный ей образ, ощущение и т. д. Дуровым разработа-
на методика этих внушений, связанная с выработанными у животного эмоцио-
нальными рефлексами. Поэтому передачи собакам Дурова мысленных внушений
не удаются людям, не знающим этой методики. Зато эти опыты удаются Бех-
тереву и его сотрудникам, изучившим методику Дурова и обладающим даром
внушения.
Но я не одинок!
Профессору Н. А. Иванцову также возражали проф. Г А. Кожевников и
проф. А. В. Леонтович. А. В. Леонтович сказал в своем выступлении, что
докладчик критиковал утверждение Кажинского: нервы - замкнутый контур.
Однако такой знаток физиологии, как покойный А. С. Догель, также считал,
что нервы представляют собой замкнутую в своих концах систему (проф. А.
В. Леонтович демонстрировал при этом мелом на доске в качестве примера
схему нервного тельца Грандри по Догелю). Еще на опытах Я. Я. Жука20
проф. Леонтович убедился в существовании факторов, свидетельствующих о
какой-то передаче мыслей и потому не считал идею Кажинского фантазией,
якобы не заслуживающей никакой экспериментальной проверки. Наоборот, по
его убеждению, гипотеза Кажинского достойна всесторонней и старательной
экспериментальной проверки.
Проф. В. К. Аркадьев высказал мнение, что поскольку в науке признано
существование в нервной системе человека разности электрических потенци-
алов порядка тысячных долей вольта и менее, то этого уже достаточно,-
чтобы признать допущение электромагнитных излучений нервной системой че-
ловеческого тела. Пусть они будут самой незначительной силы, но если из-
вестен их период, то можно найти способ для их регистрации и определения
их свойств, например длину волны, излучаемой мозгом человека при мышле-
нии. Опыты эти возможны. Для их выполнения по определенному плану нужна
лишь рабочая гипотеза, хотя бы подобная той, которую, например, выдвинул
Кажинский. Впоследствии Аркадьев опубликовал свои теоретические подсчеты
[1] величин электрического и электромагнитного полей, которые могут воз-
никнуть в пространстве, окружающем мыслящий объект. По его расчетам, си-
ла магнитного поля не превышает 10-15 гауссов, иначе говоря, является
ничтожной и потому недоступна измерениям при современном уровне измери-
тельной техники По мнению Аркадьева, электромагнитная энергия при этом
равна 6,54*10-24 эргов, т. е. в несколько тысяч раз меньше той, которую
может воспринять наиболее чувствительный орган человеческого тела - глаз
(2*10-10 эргов). В результате своих подсчетов он пришел к выводу, что
"величина поля или сила тока, которая могла бы иметь место в том или
ином случае, слишком ничтожны, чтобы вызвать какой-либо эффект". Кроме
того, подтверждающими правильность моей гипотезы оказались результаты
экспериментов над людьми, проведенных в течение 16-и месяцев (1922-1923
гг.) в Ленинграде секцией мысленного внушения Общества неврологии, реф-
лексологии и биологической физики, организованного акад. В. М. Бехтере-
вым при Рефлексологическом институте по изучению мозга. Опыты велись под
руководством физика проф. В. А. Подерни. Приводим выводы из его доклада
в январе 1924 г. на 11 съезде врачей - психоневрологов в Ленинграде.
Опытами подтвержден факт передачи от мозга к мозгу на расстояние как
мысленных (зрительных) образов и эмоциональных состояний сознания, так и
двигательных импульсов. Установлены случаи, когда перцепиент воспринимал
импульсы от образовавшейся в мозгу индуктора подсознательной деятельнос-
ти того или иного периферического рецепторного органа чувств, т. е. гла-
за, уха и т. д.21 Примененный секцией метод изучения этих явлений, наз-
ванных рецепторной индукцией, позволил установить условия успешной пере-
дачи на расстояние импульсов от индуктора и условий приема перцепиентом
этих импульсов, развивающих в сознании перцепиента соответствующие мыс-
ленные представления и ощущения. Далее, установлена возможность ис-
кусственной задержки во времени возникновения в сознании перцепиента
воспринятых им (от индуктора) мысленных образов и ощущений с отнесением
их формирования к заранее определенному моменту. Экспериментально подт-
верждено, что воспринятый перцепиентом образ-ощущение сначала возникает
в его подсознательной сфере, а затем формируется в сознании. Установле-
но, что для успеха опытов передачи-приема мысленной информации на расс-
тояние необходимо, чтобы подсознательная сфера перцепиента в момент опы-
та не была в состоянии возбуждения.
На том же съезде невролог проф. Л. Л. Васильев доложил о результатах
своих экспериментальных исследований в Рефлексологическом институте по
установлению влияния магнита на условия приема перцепиентом мысленного
внушения от индуктора [17]. Большой подковообразный магнит, удерживавший
груз весом 1,6 кг, подносился с затылочной стороны к голове перцепиента
на расстоянии около 5 см так, чтобы он не прикасался к волосам. Во время
опытов перцепиент не знал, когда и как применялся магнит. Оказалось, что
магнит действует только в том случае, когда его полюса приходятся строго
один против правой, а другой против левой половины головы. Когда север-
ный полюс магнита приходился против левой половины головы, перцепиент
воспринимал внушение. При обратном положении полюсов внушение не воспри-
нималось. Эти опыты показывают влияние магнитного поля на прохождение
нервных процессов в коре головного мозга человека. В частности, человеку
под гипнозом вкушалось, что он видит определенный зрительный образ, кар-
тину, фигуру. Он действительно подтверждал, что "видит" это. Следует
подчеркнуть, что зрительное ощущение внушаемой фигуры возникало непос-
редственно в мозгу гипнотика, точнее в зрительных долях коры его голов-
ного мозга. В этом случае не могло быть и речи о передаче данного зри-
тельного ощущения в мозг от светочувствительного слоя сетчатки глаза,
как от зрительного рецептора гипнотика. И вот, когда в этот момент под-
несенный к затылочной части головы гипнотика магнит несколько сдвигали в
сторону, сдвигалась и искажалась (по свидетельству гипнотика) восприня-
тая его мозгом фигура.
В те времена не было найдено никаких объяснений этим "странным" явле-
ниям. Лишь недавно (в 1959 г.) работы группы советских ученых в лабора-
тории Института химической физики АН СССР, руководимые доктором химичес-
ких наук Л. А. Блюменфельдом, позволили найти это объяснение. Прежде
считалось, что магнетизм возможен только в кристаллических веществах,
содержащих металл, например железо, никель, кобальт, со свободными, нес-
паренными электронами (эти свойства металлов называются ферромагнитны-
ми22). В соответствии с этим воззрением считалось, что живые ткани орга-
низма не обладают магнитными свойствами. Теперь такой взгляд устарел.
Упомянутые советские исследователи установили, что в молекуле белка во
время химической реакции тоже появляются свободные, т. е. неспаренные,
электроны. Обнаруживаются они и в так называемой дезоксирибонуклеиновой
кислоте (будем ее называть для простоты изложения нуклеиновой кислотой,
или ДНК.), представляющей собой химическое вещество, из которого форми-
руется ядро живой клетки.
Когда же исследовали в этом отношении не только чисто нуклеиновую
кислоту, но и те части нервной ткани, где эта кислота содержится в
больших количествах (куски коры головного мозга, части мозжечка и т.
п.), то они оказались тоже магнитными. Подчеркнем, что нуклеиновой кис-
лоте принадлежит главная роль в хромосомной передаче наследственных
признаков и свойства животного организма от предков к потомкам.
Вслед за советским ученым Л. А. Блюмемфельдом те же, как бы ферромаг-
нитные, свойства нуклеиновой кислоты экспериментально подтвердили (в
1960 г.) и французские ученые Садрон, Дузу, Полонский. Они установили,
что помимо магнитных свойств нуклеиновая кислота обладает также электри-
ческими свойствами. Отсюда был сделан важный вывод, что нуклеиновая кис-
лота имеет и электромагнитные свойства. Есть предположение, что вещество
это как в хромосоме, так и в ядре нервной клетки, имеющее вид относи-
тельно удлиненного и несколько скрученного "жгутиком" волокна, ведет се-
бя точно так же, как лента магнитофона. Атомные группы, составляющие это
волокно, под действием электромагнитных вибраций, вызванных импульсом
психической работы мозга, в момент получения той или иной информации
располагаются в порядке, обусловливающем эффект, подобный переменному
магнитному напряжению, действующему в магнитофонной ленте.
Кроме того, внешность и даже черты лица будущего потомка, элементы
его памяти, а также основы повеления как бы записаны на волокне нуклеи-
новой кислоты хромосомы его предка в форме тех или иных электромагнитных
вариаций. Развивая это положение, можно считать обоснованным и другой
вывод: именно в молекулах нуклеиновой кислоты ядра нервной клетки коры
головного мозга, как в ячейках памяти, у взрослого индивида откладывает-
ся та разнообразная информация, которая передается в его мозг органами
его чувств. Информация эта, после "обработки" анализом и синтезом орга-
нов сознания, остается в "жгутиках" - мозговых ячейках памяти, как в
своеобразных "кладовых", пока не последует волевой импульс-приказ мозга,
возвращающий эту информацию в сферу сознания именно тогда, когда в этом
выявляется необходимость.
Отсюда мы можем сделать еще один очень важный вывод для теории биоло-
гической радиосвязи; в момент, когда вошедшая в сферу сознания информа-
ция в ядра нервной клетки мозга одного человека "обрабатывается" процес-
сом анализа и синтеза, выходящее наружу из этой клетки радиационное из-
лучение несет с собой волны как физический агент, сопровождающий образо-
вание этой психический. информации в мозгу. Эти волны и есть те агенты
возбуждения, которые, придя в находящееся (хотя бы и на большом расстоя-
нии) ядро нервной клетки мозга другого человека, воздействуют на это яд-
ра по законам индукции и резонанса. В результате получается раздражение
соответствующего ядра и клетки в этом втором мозгу, дающее толчок его
психической работе, во всем аналогичной работе первого мозга.
Открытие магнитных, электромагнитных свойств нуклеиновой кислоты в
клетках нашей нервной системы (и в хромосомах) следует рассматривать как
начало нового пути, который ведет к другим важнейшим открытиям, знамену-
ющим собой не что иное, как коренной переворот в науке и жизни челове-
чества, не меньший, чем тот, который принесли с собой раволюционизирую-
щие науку и жизнь исследования в области строения ядра атома и космичес-
кие ракет. Докладывая об этих перспективах президент Парижской академии
наук Ф. Перрен (9 мая 1960 г.), сказал: "Я полагаю, что научное откры-
тие, о котором я только что вам говорил, намечает новый путь к познанию
основных законов и механизмов, управляющих живой материей".
Газета "Юмамите" (май 1960 г.) расценила данное открытие именно как
знаменующее коренной переворот в науке и жизни человечества, не меньший
чем тот, что принесли с собой революционизирующие науку и жизнь нуклеар-
ные (ядерные) исследования и космическая ракета.
Эти знаменательные выводы современной науки имеют прямое отношение к
фактам биологической радиосвязи в мире животных, в том числе к явлениям
передачи мысленной информации на расстояние у людей. Прозвучавшие 9 мая
1960 г. в Парижской академий наук слова ф. Перрена перекликаются со сло-
вами К. Э. Циолковского, произнесенными 20 мая 1933 г. в Калуге о том,
что теория биологической радиосвязи "может привести к распознаванию сок-
ровенных тайн живого микрокосмоса - к решению великой загадки существа
мыслящей материи мозга".
Заслуживают внимания также некоторые соображения, высказанные советс-
кими учеными Д. М. Спитковским, П. И. Цейтлиным и В. С. Тонгуром (1960
г.), работающими в. области изучения феноменов морфологического измене-
ния волокна нуклеиновой кислоты. Так, материалы их исследований "намеча-
ют подход к выяснению механизмов своеобразного конфигурационного пос-
ледствия ДНК при облучении относительно низкими дозами проникающей ради-
ации"23 Развивая то, что говорилось выше о роли "жгутика" волокна нукле-
иновой кислоты в психической работе клетки мозговой материи, мы делаем
еще один не менее важный вывод. Выходящее наружу из клетки радиационное
излучение одного мозга, достигнув зоны расположения другого мозга, облу-
чает этот (другой) мозг, т. е. служит для него той проникающей радиаци-
ей, которая и производит "своеобразное конфигурационное последействие
ДНК". При этом "последействии" происходит точно такое же изменение рас-
положения атомных групп волокна ДНК в клетках другого мозга. В результа-
те этой проникающей извне радиации и получается то, что люди привыкли
называть передачей мысленной информации на расстояние.
К этому надо прибавить, что в подобной передаче (и приеме) "мысли-
тельных" радиаций участвует не только тот или иной действующий в данный
момент "жгутик" ДНК нервной клетки мозгового центра, а еще кое-что дру-
гое. Из гениального учения И. П. Павлова о высшей нервной деятельности
известно, что каждый наш орган чувств (рецептор ощущений) анатомически -
связан нервным трактовым путем с соответствующим ему "анализатором" -
центральным аппаратом коры головного мозга.
При помощи анализатора мы получаем информацию как изнутри нашего ор-
ганизма, так н извне, перерабатываемую в нашем мозгу анализом и синтезом
сознания и принимающую характер той или иной мысли.
Образование электромагнитных колебаний в клеточном веществе (в ганг-
лиозных клетках коры головного мозга) акад. П. П. Лазарев [43] приписы-
вает химической реакции этого вещества при возбуждении нервной клетки.
Он подходит к определению длины волны, излучаемой нервной клеткой мозга
при акте мышления: "Всякое ощущение, всякий акт движения должны образо-
вать волны большой длины (до 30000 км) в окружающей среде. Какую физио-
логическую роль могут играть эти волны, сказать трудно, но возможно, что
они помогут нам объяснить явления внушения и другие более сложные явле-
ния в психической области... Так как периодическая электродвижущая сила,
возникающая в определенном месте пространства, должная непременно созда-
вать в окружающей воздушной среде переменное электромагнитное поле,
распространяющееся со скоростью света, то мы должны, следовательно, ожи-
дать, что всякий наш двигательный или чувствующий акт, рождающийся в
мозгу, должен передаваться и в окружающую среду в виде электромагнитной
волны".
Относительно опытов В. Л. Дурова с построенной мной экранирующей ка-
мерой акад. П. П. Лазарев в 1923 г. высказал мнение, что эти опыты зас-
луживают продолжения. Еще более определенно он высказался по этому пово-
ду в 1939 г.
Акад. П. П. Лазарев совместно с акад. В. М. Миткевичем и гипнотизером
С. И. Канарисом правели три серии интересных опытов, доказавших электро-
магнитную природу мысленного внушения людям при гипнозе. В ряде опытов
первой серии С. И. Канарис проводил сеанс гипноза - обычным способом,
при котором гипнотизируемые, впадая в транс, выполняли заданное им мыс-
ленное внушение. В другой серии опытов, когда на голову С. И. Канариса
надевался заземленный металлический полукруг, никто из присутствующих не
поддался гипнозу. Стоило, однако, ему снять с головы гипнотизера полук-
руг, и опыт снова проходил успешно. В третьей серии опытов, когда к го-
лове гипнотизера сзади подносился постоянный электромагнит, гипнотичес-
кий эффект не удавался. После удаления магнита снова все шло нормально.
Таким образом, подтверждались результаты исследований проф. Л. Л. Ва-
сильева (1924), показавших влияние магнитного поля на прохождение психи-
ческих процессов в коре головного мозга человека.
Кстати, отметим, что этот ученый придерживается оригинального взгляда
на природу явлений телепатии. Считая эти явления редко встречающимися,
он справедливо относит их к числу наиболее сложных и методически трудных
задач психоневрологии. Способность мозга улавливать на расстоянии инфор-
мацию от другого мозга (или как ее еще называют "парапсихическая одарен-
ность"), по мнению Васильева, в течение тысячелетий не прогрессирует, а
вырождается. Мнение это основано на том, что, во-первых, такая биологи-
ческая радиосвязь чаще проявляется в животном мире, чем среди людей; во
вторых, среди людей эта способность проявляется как рудиментарное
свойство, сохраняющееся от зоологических предков, и если иногда возрож-
дается, то чаще всего у некоторых нервных или психически неполноценных
лиц в виде своеобразного атавизма. Указывается, что если биологическая
оправданность подобной радиосвязи для мира животных основана на том, что
в некоторых случаях она имеет значение важного жизненного акта (напри-
мер, у бабочек она способствует сохранению айда), то для людей - такого
биологически важного значения она уже не имеет.
Мы считаем, что такая оценка явлений биологической радиосвязи нис-
колько не порочит самую проблему и не означает бесперспективности ее
изучения. Выдвигается лишь несколько иной подход к вопросу, что можно
только приветствовать.
Добавим к этому новость. В 1960 г. чехословацкий ученый М. Рызл [86]
получил экспериментальные доказательства того, что "телепатическую" спо-
собность мозга человека можно воспитывать, тренировать и развивать. Это,
конечно, будет зависеть от того, нужна ли людям подобная способность
мозга. Я, например, присоединяюсь к мнению К. Э. Циолковского о том, что
такая способность весьма нужна для прогресса человечества уже теперь. Я
думаю, что она будет полезна в наступающий век коммунизма на Земле, в
век развития космических путешествий человека на другие планеты.
Работы А. В. Леонтовича подкрепляют теорию биологической радиосвязи
Читатель помнит, с какой осторожностью относился вначале акад. А. В.
Леонтович к моим аналогиям, как долго он избегал принципиальных высказы-
ваний по этому поводу. Однако дальнейшие исследования акад. А. В. Леон-
товича и его школы по установлению явлений электромагнитной индукции в
нервной системе привели к непосредственному подтверждению наличия в нер-
вах элементов Томсоновского колебательного контура. В 1933 г. в одном из
своих трудов ом писал, что: "передача нервного возбуждения с нейрона на
нейрон происходит электрическим путем и в основном индуктивно, с перице-
люляра на внутриклеточные пучки первичных нервных фибрилл тела ганглиоз-
ной клетки", и что "суть нашей точки зрения" и основании этой работы
состоит таким образом в том, что красочно выступающие бьющие в глаза де-
тали - спиральные извивы соленоиды) перицелюляра должны подниматься не
как случайные удлинения нервного волокна для целей лучшего подхода к ок-
ружающей тканевой обстановке, которые так обычны у нервных волокон, а
как структуры специального назначения. Так же не случайны и те давно
озадачивавшие гистологов "пуговчатые утолщения", варикозные расширения и
им подобные образования на концах телодендриев вообще и перицелюляров в
частности, равно как и на дендритах24. В последнее время наша методика
окраски нервов дала нам возможность наблюдать весьма значительное коли-
чество прекрасно окрашенных перицелюляров, и в частности перицелюляры
так называемых клеток со спиральными отростками. Эти удивительные, нео-
бычайной красоты образования, представляющие собой явные естественные
соленоиды, заставили нас задуматься над многими вопросами физиологии
нервного возбуждения, результатом чего собственно и является настоящая
работа".
И дальше: "Таким образом вырисовывается следующая картина: аппарат
передачи возбуждения с нейрона на нейрон сводится к тому, что в фибрил-
лярном аппарате ганглионарной клетки с одной стороны и в обмотках пери-
целюлярного аппарата с другой стороны мы имеем как бы две катушки индук-
ционного аппарата. Тот электрический колебательный процесс, который идет
по одной обмотке, индуцирует колебание в другой обмотке. Одной обмоткой
являются мотки перицелюляров, другой воспринимающей обмоткой являются
внутриклеточные мотки фибрилл ганглиозной клетки, образующие с прилежа-
щими к ним частями перифибриллярного вещества внутриклеточный моток
кернлейтера (аксона.- Б. К.). Для того, чтобы такая передача совершилась
наилучшим образом, надо, чтобы оба аппарата были соответственно подстро-
ены друг к другу.
Вот в этой настройке и должны играть роль те пластинки, пуговки и т.
д. как емкости, которыми снабжены перицелюляры, а может быть и те обмот-
ки нервных витков, которые входят в состав перицелюлярного аппарата".
Огромное значение этой работы акад. А. В. Леонтовича заключается в
том, что в ней впервые научно обоснованы факты наличия в нервной системе
человека (и животного) электромагнитной индукции биологического проис-
хождения. Здесь ученый уже без прежних предосторожностей и оговорок пря-
мо заявляет: "Не надо забывать, что как всякий технический кабель, нерв
представляет собой цилиндрический конденсатор, имеющий притом свою
собственную самою индукцию. Однако нерв как живой проводник имеет и от-
личия. Эти последние состоят в том, что электрическая волна не только
является порождением какой-нибудь возбудившейся нервной молекулы, от-
дельного "нервного элемента", но, по общепринятому взгляду, возбуждает
своего соседа, вызывая в нем тот же процесс. Так как при этом нерв отзы-
вается и на посторонние токи подходящих электрических качеств, то, стало
быть, в условиях естественной экзальтации его, он может обнаружить и по
отношению к электрическим толчкам, приходящим к нему из других частей
(нервной системы.- Б. К.) особый процесс, который мы хотели бы подчерк-
нуть особым термином. Вот это взаимодействие работы биологически струк-
турных молекул неравных элементов нервных "элементов" и своих же элект-
рических токов, обыкновенно несколько со стороны, из какой-либо более
удаленной точки того же нерва приходящих, представляет собой нечто вроде
взаимоиндукции, на которой необходимо остановиться. Общеизвестно, что в
каждом биологически микроскопическом элементе нерва, называемом нами
нервным элементаром, при раздражения (то посторонним электрическим током
происходит процесс возникновения электрического тока возбуждения -
электро-био-эффект, и обратно, при естественном возбуждении нерва обра-
зуется тоже разница потенциалов, которую мы называем биоэлектро-эффект.
Оба эти процесса находятся в отношении обратимости, похожей на отноше-
ния, существующие при установленном Киселевым круговом вторичном тетану-
се25; вторичный тетанус второго мышечного препарата передается обратно
на нерв первого, возбуждает связанную с ним первую мышцу; эта последняя
своим током возбуждает второй нерв и вторую мышцу и так долгое время.
Подобное взаимодействие электробио-эффекта мы выше и назвали биоиндукци-
ей. Конечно, эта биоиндукция достигает максимума в органах концевых, в
органах передачи, причем трудно себе представить, чтобы и ей не были
свойственны такие универсальные процессы, как явление резонанса".
В заключительной части своей работы, которую (часть) А. В. Леонтович
назвал "дискуссионной", содержатся, между прочим, важные для нашей темы
выводы и соображения: "Нейрон работает как аппарат переменного тока ,
причем перицелюляр нервной клетки представляет собой часть нервной
структуры, снабженную емкостью и самоиндукцией, составляющими обычную
деталь механизма применения слабого переменного тока26 и имеющую много
общего с воспринимающим радиоаппаратом... Летом 1931 г. студент, ученик
Рамон-и-Кахала Ромеро Роблес в Мадриде опубликовал свою интересную по-
пытку объяснить работу нервной системы, базируясь на идеях радиотелефо-
нии. Мы особенно отмечаем, что здесь подчеркивается необходимость той
двойственной системы, о которой говорим мы, разделяя все пластинки пери-
целюляра на две обособленные системы (об этом писал в 1923 г. Кажинс-
кий)...
Близкие к нулю сопротивления возбужденного нерва можно объяснить тем,
что ряды биомолекул нерва (наши "нервные элементары") при возбуждении и
резонансе развивают одновременно электровозбудительные силы... При нашей
теории не приходится думать, каким образом нейроны связанны друг с дру-
гом, для переменного тока перерыв цепи не представляет препятствия и
связь осуществляется перицелюляром с одной стороны, турами нервных эле-
ментаров, повторяющими ход нейрофибрилл внутриклеточных корзинок гангли-
озных клеток,- с другой стороны. Такое устройство в радиотехнике гаран-
тирует отстройку одного аппарата от всех других, мешающих ему колебаний
и подстройку именно на желаемую длину волны, а также частоту передачи...
Весьма вероятно, что частота основных волн нервного тока гораздо больше,
чем обычно принимается на основании одних экспериментальных данных: фор-
мула [4] дает ее около 1010 степени. Если бы это подтвердилось, то при
раздражении нерва эксперимент дает лишь суммарный эффект нескольких,
иногда очень многих волн. То, что воспринимается экспериментально, как
изменение частоты волны физиологического процесса, соответствовало бы
тогда лишь числу биений от расстройства ритма нескольких синхронно рабо-
тающих нервных механизмов. Таким образом, как будто намечается новая об-
ласть ультрамикрофизиологии. Этим также объяснилась бы возможность пере-
дачи при резонансе явления порядка и типа синусоидальных колебаний (т.
е. не релаксационных. -Д. К.). Получается механизм, похожий на механизм
радиопередачи: передаются не только волны, но и все 'их нюансы. Это было
бы невозможно, если бы резонанс касался самих волн, а не их компонентов

<< Пред. стр.

стр. 10
(общее количество: 13)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>