<< Пред. стр.

стр. 11
(общее количество: 13)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

большой частоты, так как волны резонансные имеют синусоидальный харак-
тер... При всей удивительности этой цифры для того случая, когда ее по-
лучаешь первый раз, мы однако хотели бы отметить следующее удивительное
ее свойство: электрическая волна частотой 1010 в секунду имеет длину 1
см, т. е. почти ту же, что и намеренная до сих пор волна возбуждения
нерва (1,5-5 см)27... Тонус объясняется постоянной вибрацией живых
структурных молекул нервных элементаров, имеющей при том очень большую
частоту - нечто вроде 1010 в секунду. Поэтому-то до сих пор никаких
электрических колебаний при тонусе не обнаружено они слишком часты даже
для такого аппарата, как катодный осциллограф (подчеркнуто мной.- Б.
К.). Лишь тогда, когда получается резонанс этих колебаний и их биения
под влиянием тех или других воздействий на них, получаются явные элект-
рические волны, составленные притом из целых групп основных электричес-
ких колебаний, имеющих разную высоту в зависимости от состояния возбуж-
дений, а следовательно, и сопротивления нерва в данный момент его су-
ществования (положение, сходное с тем, каким пользуется радиотехника)...
В силу особенностей внутренней структуры того или другого органа при
росте его нервов наступает такой момент развития их, при котором тело-
дендрии нервов со своими извивами и их конечными пластинчатыми и пугов-
чатыми утолщениями образуют субстрат (совокупность частей и деталей.- Б.
К..), в котором при возникновении электрического заряда от электрической
диссоциации (рассредоточения.- Б. К.) ионов, сопровождающей всякий жиз-
ненный процесс, легко возникает Томсоновский колебательный контур, а
стало быть и чисто физический процесс электрического резонанса...
В нервной системе перед нами не индукционная катушка, а трансформа-
тор, притом весьма разнообразного и во многом - еще непонятного уст-
ройства, возможно нередко работающий на усиление тока ("лавинообразное
нарастание возбуждений", как называли его ранее.- Б. К.)"
Так, в результате многолетних исследований академик А. В. Леонтович
пришел к незыблемому выводу, что нейрон работает по принципу Томсоновс-
кого колебательного контура, все более склоняясь в сторону признания не-
избежности излучения наружу электромагнитных волн биологического проис-
хождения (Томсоновский колебательный контур-вибратор).
Наши ряды неизменно растут
Более решительные выступления в связи с этой проблемой мы находим в
опубликованных значительно позже (в 1948 г.) работах д-ра Б. В. Краюхина
- ученика и последователя школы А. В. Леонтовича, главного его сотрудни-
ка по экспериментальному установлению факторов электромагнитной индукции
в нервных элементах живого организма, впоследствии (после кончины А. В.
Леонтовича в 1943 г.) самостоятельно продолжавшего эта работы.
"Изучение литературы и собственные эксперименты, - писал Б. В. Краю-
хин [39, 40],- показали, что живые организмы, отдельные органы и ткани
при возбуждении создают вокруг себя электрическое поле, или излучают в
окружающую среду электромагнитные волны, которые при определенных усло-
виях опытов могут быть обнаружены. Пока что имеются лишь общие принципи-
альные решения этого вопроса. Детальное и глубокое изучение электромаг-
нитной радиации живыми организмами и их тканями будет произведено лишь
при более мощной радиоусилительной аппаратуре, применение которой сыгра-
ет такую же роль в изучении микрофизиологических явлений, какую играет
микроскоп в изучении структуры тканей".
Важно отметить, что как А. В. Леонтович, так и Б. В. Краюхин рассмат-
ривают физиологию возбуждения норда как особенность комплексного процес-
са, при которой процессы обменно-химические и электрофизиологические не-
разрывно связаны. По их убеждению перицелюляры невозможно рассматривать
только как органы медиаторов28, а в гораздо большей степени, как своеоб-
разные аппараты синапсической (контактной.- Б. К.) передачи колеба-
тельного тока возбуждения с нейрона на нейрон. Так, по мнению А. В. Ле-
онтовича, изучение вопроса передачи с нейрона на нейрон должно идти обо-
ими путями - путем изучения медиаторной передачи и электрической.
Вообще, для последних лет характерно заметное повышение интереса со
стороны людей науки к проблемам телепатии. Доктор П. И. Гуляев посвятил
(1960 г.) вопросам электромагнитного излучения мозга при акте мышления
заключительный раздел своей книги29, в конце которого говорится: "Факт
передачи мысли на расстояние, без посредства органов чувств, в настоящее
время считается доказанным и, вероятно, скоро будет практически приме-
няться. Переносчиком телепатемы, видимо, является навое для науки физи-
ческое поле, продуцируемое мозгом". Правда, автор придерживается того
мнения, что это поле - не электромагнитного характера.
Выдвинутая В. М. Бехтеревым в 1919 г., П. П. Лазаревым в 1920 г. и
обоснованная автором этих строк в 1923 г. функциональная аналогия ней-
ронных клеток головного мозга с микрогенераторами электромагнитных волн,
позднее была подтверждена результатами исследований немецкого гистомор-
фолога В. Кирше [87]. Излагая установленные им гистологические особен-
ности строения синапсов, В. Кирше сопоставил их функцию с работой именно
микрогенераторов.
Глава VII
ДРУЗЬЯ И ПРОТИВНИКИ ЗА РУБЕЖОМ
Нам кажется важным коснуться существующих различий в современных
воззрениях на строение и функции элементов нервной системы. Авторов фи-
зиологических работ в этом отношении можно разделить на две большие
группы: одни решительно высказываются в пользу электрической передачи
нервных импульсов с нейрона на нейрон в местах синапсов, другие - и та-
ковых большинство - являются сторонниками медиаторной передачи, отрицаю-
щими электрическую природу этих явлений. Высказывания научных деятелей
первой группы уже приводились ранее. К числу сторонников второй группы
относится, например, Дж. Экклс [77], профессор психологии университета в
Канберре (Австралия). Ссылаясь, на экспериментально полученные данные,
этот автор указывает, что когда в двух противоположных точках смежных
нервных образований в местах синапсического контакта прикладывают внеш-
нее (постоянное) напряжение, и при этом уменьшается потенциал мембраны,
разделяющей эти смежные образования, то соответственно уменьшается и так
называемый возбуждающий синапсический потенциал. При перемене знака по-
тенциала у мембраны меняется и направленность импульса возбуждения у си-
напсического потенциала. Иначе говоря, экспериментально получается двус-
торонность проведения нервного возбуждения по одному и тому же нерву как
проводнику. Автор считает, что в то время как гипотеза электрической пе-
редачи не может дать объяснения этому явлению, с точки зрения гипотезы
химической передачи оно, это явление, легко объяснимо. Далее, по его
мнению, с позиций гипотезы электрической передачи нельзя объяснить по-
лярность синапсической мембраны, возникающую под влиянием тормозных про-
цессов в нервах. Когда под действием внешнего тока уменьшается потенциал
мембраны, через которую проходит тормозной синапсический потенциал, то
не только соответственно уменьшается синапсический потенциал вообще, но
может перемениться знак этого потенциала, а вместе с ним и направление
тормозного импульса у синапсического потенциала. - Или, что тоже, полу-
чается экспериментальная двусторонность проведения нервного торможения.
И в данном случае, по мнению этого автора, гипотеза электрической пере-
дачи не может дать объяснения. Доказывая химическую природу механизма
синапсического перехода импульсов, Дж. Экклс приходит к выводу о "совер-
шенной непригодности гипотезы электрической передачи". Однако, по нашему
мнению, прав С. М. Свердлов, автор предисловия к русскому изданию этой
книги, утверждая (в противовес мнению Дж. Экклса), что "электрическую и
химическую гипотезы, по-видимому, не следует рассматривать как исключаю-
щие друг друга, так как в конечном счете "химическое" действует через
"электрическое". Мы лишь добавим к этому, что и "электрическое" в этих
процессах действует через "химическое". В этом отношении мы всецело при-
держиваемся точки зрения акад. А. В. Леонтовича и его школы. Дело в том,
что существует некоторая обособленность прохождения биологического про-
цесса в нервах от прохождения электрического процесса. Еще Гоч и Берч
[25] экспериментально показали, что дегенерирующие нервы не обнаруживают
электрического колебания уже тогда, когда они еще дают физиологический
эффект. При регенерации таких нервов получается обратное: существует та-
кая фаза, при которой электрический эффект уже имеется, а физиологичес-
кого еще нет. По мнению А. В. Леонтовича, эти факты дают полное основа-
ние не считаться с тем, что называется двусторонностью прохождения нерв-
ного возбуждения (или торможения), как и с возражением против "гипотезы
электрической передачи".
Ведь то, что выявилось в экспериментах Дж. Экклса,. получилось под
влиянием только извне приложенного тока. Не надо забывать того противо-
речия, которое существует между экспериментально достигнутой возмож-
ностью двустороннего проведения нервного импульса я фактической поляр-
ностью этого процесса в натуре, т.е. полярностью живого нерва вообще.
Полярность эта очевидна хотя бы из известной в науке невозможности опе-
ративного сращивания нервов чувствительного и двигательного трактов да и
из самого факта раздельного существования этих трактов. Нервный импульс
по каждому из этих трактов (если они ориентированы параллельно друг дру-
гу) проходит хотя и во взаимно встречных направлениях (в одном центро-
бежно, в другом центростремительно), но всегда только униполярно. Нако-
нец, имеется и следующее категорическое утверждение А. В. Леонтовича
[47] на этот счет: "Мы лично склоняемся к той, как нам думается, бесс-
порной точке зрения, по которой процессы, молекулярно-химический и
электрический в нерве тесно связаны друг с другом примерно так, как ког-
да-то это представлялось еще знаменитому Роберту Майеру. Существенно
важным однако является то, что прохождение возбуждения через перицелю-
лярный аппарат (и через синапсический контакт.- Б. К.), где имеется по-
чему-то анатомический перерыв между системой одного нейрона и другого,
мыслим только с одной точки зрения, именно с той, что в области перице-
люлярного аппарата этот перескок осуществляется при помощи электрическо-
го колебания, возникшего в перицелюлярном аппарате с одной стороны, и в
теле ганглиозной клетки, с другой".
Отмечая эти противоречия между взглядами Дж. Экклса и других ученых
на данный предмет, мы должны подчеркнуть и такие выводы из упомянутой
работы этого автора (опубликованной в 1957 г.), которые прямо соот-
ветствуют как опубликованной нами в 1923 г. работе [36] о наличии замк-
нутого колебательного контура а нервной системе, так и опубликованной в
1933 г. работе А. В. Леонтовича [47] о нейроне как аппарате колеба-
тельного тока. Электрические свойства поверхностной мембраны стандартно-
го мотонейрона Дж. Экклс графически представляет в виде нескольких при-
веденных им эквивалентных (равноценных.- Б. К.) схем замкнутого колеба-
тельного контура. В этом контуре он указывает средние арифметические
значения мембранного потенциала, емкости и сопротивления. Не указано
только значение самоиндукдии. Между тем ясно, что непременным участником
колебательного процесса по этим схемам Дж. Экклса является и самоиндук-
ция нейронного аксона, хотя бы подобная той, которую имеет простой ци-
линдрический проводник, как об этом говорит Феррарис [71].
В 1925 г. появились первые сообщения в печати о работах итальянского
ученого Ф. Кацамали [37], профессора неврологии и психиатрии Миланского
университета (Италия), начатых им в 1924 г. (т. е. на два года позднее
начала наших работ в лаборатории В. Л. Дурова в Москве), по исследованию
с помощью клетки Фарадея "телепсихических феноменов и мозговых излуче-
ний", а попросту говоря, как это и выдавалось впоследствии, висцеральных
(внутренностных) электромагнитных излучений из человеческого организма.


Рис. 18. Экранирующая камера итальянского ученого Ф. КацаМали:
Д-трубка и фильтр, подающие свежий воздух в камеру.
В опытах Кацамали была использована экранирующая камера (рис. 18),
имеющая вил вместительной кабины с дощатыми стенами, полом и потолком,
покрытыми снаружи листами освинцованного кровельного железа толщиной от
0,5 до 1,5 мм. Проверка экранирующих свойств кабины дала положительные
результаты и без заземления: радиоприемник, помещенный внутри закрытой
кабины, не принимал радиосигналов от работавшего снаружи радиопередатчи-
ка. Для проведения экспериментов было изготовлено четыре радиоприемника
с приемом на слух волны длиной от 1 до 4000 м. Радиоприемник N 1, кото-
рым пользовались в начальной стадии исследований, был рассчитан на волны
длиной от 300 до 4000 м, с маленькой антенной рамкой для коротких волн и
с катушками - для длинных волн. Аппарат имел 4 лампы высокой частоты и
детектор из 2-х ламп низкой частоты. Позднее был использован приемник N2
с кристаллическим детектором - галей и пирит - и проволочной антенной во
всю длину камеры (2 метра). Это устройство позволяло улавливать более
короткие волны, причем применялся усилитель низкой частоты, дававший
значительное усиление приема. Для исследования волн от 50 до 100 м был
использован приемник N 3 с гетеродинным двойным контуром, рассчитанный
на длину "соседней" волны, чтобы демпфировать колебания, возможно проис-
ходящие (при интерференции) от экспериментатора, помещавшегося в той же
камере. Наконец, для улавливания волн еще меньшей длины - от 1 до 10 м -
применялся приемник N 4 с круглой антенной рамкой (диаметр 300 мм). С
прибавлением гетеродинного устройства на длину волны 4 м можно было уже
слышать в телефонную трубку звуки необычайного тембра и характера. В ка-
честве объектов исследования выбирались люди предпочтительно из числа
нервнобольных, мозговую деятельность которых можно было легко возбуждать
по желанию до любой степени при помощи гипноза. В качестве гипнотиков -
перцепиентов лучше показали себя эпилептики и истерики, у которых под
гипнозом легко получались галлюцинации зрительного порядка. Эксперимен-
татор, он же гипнотизер, помещаясь в камере вместе с гипнотиком, произ-
водил запись всех изменений звуков, слышимых в микрофон приемника.
Наиболее интересные результаты опытов были получены при использовании
приемника N 4. Вот перевод записи слов проф. Кацамали по этому поводу:
"Рамка приемника N 4 направлена была обычно на подопытного субъекта. Ча-
ще всего он впадал в автогипноз как только присаживался на стул по моему
приглашению. И тогда сразу же слышны были в телефоне шумы, подобные ра-
диотелефонным сигналам. Эти сигналы прерывались, как только субъект про-
буждался, и снова возникали при его повторном усыплении. При возбуждении
галлюцинаторных видений в гипнотическом состоянии субъекта шумы возоб-
новлялись сильнее и приобретали специфический характер по силе тонов,
менявшейся соответственно степени колебания интенсивности внушенных эмо-
ций. Некоторые звуки были столь характерными, что весьма отличались от
обычных при ритмичном звучании от работы аккумуляторной батареи. Звуки
эти еще больше усиливались, если субъект имел и спонтанную (самопроиз-
вольную), например акустическую, галлюцинацию. Звуки уменьшались и прек-
ращались вовсе по мере успокоения и пробуждения субъекта. Когда эмоции
субъекта (галлюцинаторные видения в состоянии глубокого транса) делались
более интенсивными, в телефоне слышались свисты н модулирующие тоны, по-
хожие на звуки скрипки под сурдинку".
Проф. Кацамали изучал и вполне нормальных людей, у которых он стиму-
лировал в состоянии бодрствования, например, творческое воображение. Во
время усиленной мозговой деятельности этих субъектов получалось тоже
вполне определенное звучание в микрофоне. Опыты же над лицами, находив-
шимися в состоянии депрессии (подавления, угнетения), не сопровождались
никакими отличимыми в телефоне звуками. По мнению Кацамали, результаты
его опытов доказывают факт улавливания радиоприемником на слух колеба-
ний, непосредственно излучавшихся из нервных центров мозга человека.
Работы проф. Кацамали нашли отклик в нашей и заграничной печати со
стороны ученых и практиков, работающих в области неврологии, психиатрии
и радиосвязи. В их числе имелись критические замечания, ставившие под
сомнения заявление итальянца о том, что ему удалось зафиксировать излу-
чения мозговых нервных центров.
Особый интерес представляет работа испанского студента-медика Э. Р.
Роблеса [56]. Выдвигаемую в ней идею он сам считает "рабочей гипотезой".
Как и мы, Э. Р. Роблес полагает, что в деле проводимости в мозг восприя-
тий от наших рецепторных органов чувств (зрения, обоняния, слуха и пр.),
кроме центростремительных волокон нейронного тракта (проводящего ощуще-
ние от периферии к центру), играют большую роль и центробежные волокна,
почему-то имеющиеся в тех же рецепторных органах чувств.
Считаю уместным напомнить, что, по моим воззрениеям, эти центробежные
волокна входят в состав второй половины замкнутой цепи Томсоновского ко-
лебательного контура в нервах (первой половиной является центростреми-
тельный тракт), играющей роль обратной связи этого контура. В этом зак-
лючается существенное различие между взглядами Э. Р. Роблеса и нашими.
Предполагая, что эти центробежные волокна являются концевыми ответв-
лениями особой нервной нити как проводника, откуда-то приходящего в ре-
цепторный орган чувств, Э. Р. Роблес видит, таким образом, здесь второй
концевой участок нерва. А между этими двумя окончаниями (двух нервов:
центростремительного и центробежного) он полагает существующим еще и
третий конечный элемент в виде ответвления от третьей нервной нити и
строит гипотезу, объясняющую возможность наличия электрической связи уже
между этими тремя нервными окончаниями. Для объяснения электрической
связи он привлекает аналогию с действием радиолампы триода.
Э. Р. Роблес выдвигает идею о том, что при всяком возбуждении рецеп-
торного органа, когда в мозг посылается то или иное ощущение, происхо-
дит, в сущности, установление акта электрической связи между тремя нерв-
ными окончаниями в рецепторе. Следовательно, в каждом рецепторном аппа-
рате должно различать три рода нервных элементов: 1) волокна центробеж-
ного нервного тракта с одним знаком заряда; 2) волокна центростреми-
тельного тракта с противоположным знаком заряда; 3) волокна нервного
элемента, воспринимающего ощущение и контролирующего (управляющего этим
восприятием), который представлен иногда двумя клетками: принимающей
(собственно рецептор) и передающей. Действие такого аппарата автор счи-
тает аналогичным действию лампы-триода, которую он назвал именем другого
конструктора - Леэ де Фореста.
Развивая выдвинутую аналогию, Э. Р. Роблес приравнивает нервную клет-
ку, как принимающий элемент, к антенне, настроенной на определенную дли-
ну волны. Вторую (контролирующую) клетку, электрически сообщающуюся с
первой, он приравнивает к сетке лампы триода, сообщающейся с антенной.
Такие биполярные нервные клетки действительно существуют в сетчатке (ре-
тине) глаза, в клубочках обонятельной клетки (луковицы, волоска) органа
обоняния, в нервных окончаниях, окружающих эпителиальные клетки (волоса-
тые) органа слуха и т. д., и, наконец, в ганглиях спинного мозга. Источ-
ником нервной энергии в своих схемах Э. Р. Роблес считает мышцы (энергию
мускулов). Развитую таким образом аналогию нервных элементов как деталей
радиолампы он дополняет аналогией действия, мышц как поставщиков энергии
и получает цельную схему действия "радиостанции" в нервной системе живо-
го организма.
Рассматривая эти аналогии, я обрадовался тому, что они подтверждают,
дополняют и развивают сделанные мной еще в 1919 г. предположения о де-
текторной, усилительной и генераторной роли определенных нервных элемен-
тов, сравниваемых в моих схемах с радиолампами триодами. Таким образом,
в дополнение к Томсоновскому замкнутому колебательному контуру и откры-
тому вибратору в нервной системе человека появляется еще одна отправная
база для будущих исследователей в этом же направлении - радиолампа-три-
од. Правомочность этого предположения для науки подкрепляется новейшими
достижениями радиотехники.
Ко времени написания этих строк (1960 г.) в радиотехнике уже создан
был прибор - солион, который в разных конструктивных исполнениях может
играть роль радиолампы-триода, как усилительной, так и детекторной, или
генераторной. Замечательно то, что по своей физической сущности этот
прибор подобен живой клетке - электрические процессы в нем осуществляют-
ся не в металлических телах и проводниках, а в жидкой среде - солевом
растворе, подобном электролиту нервного вещества. Вот некоторые особен-
ности устройства этого прибора.
Солион похож на элемент: он тоже имеет два электрода, опущенные в
электролит. Но между ним находится пористая перегородка, сквозь которую
проходят ионы, двигаясь от одного электрода к другому. Многие причины
могут повлиять на движение ионного потока между двумя электродами. Такой
причиной может послужить увеличение температуры раствора электролита.
Если при нагревании в растворе получится температурная разница между
нагретой частью электролита ("например, на одной стороне перегородки) и
не нагретой частью (на другой стороне перегородки), то ток изменится.
Изменение потенциала на пористой перегородке вызывает усиленное измене-
ние тока между электродами, и солион работает как обычная усилительная
радиолампа-триод. Перегородка играет роль сетки в лампе: она ускоряет
или замедляет движение ионов. Как видим, прибор этот может служить хоро-
шей иллюстрацией в аналогии между его действием и функцией клеточных ге-
нераторов в центральной нервной системе. И еще одна мысль обрадовала ме-
ня. Работа Э. Р. Роблеса была представлена для напечатания (в 1931 г.)
профессором Р. Гортега, учеником и последователем знаменитого исследова-
теля гистологии нервов Рамон-и Кахала. Это показывав, что Гортега одоб-
ряет работу Роблеса. Отсюда у меня возникла уверенность, что такое же
одобрение испанского ученого, вероятно, получила, бы и моя рабочая гипо-
теза, если бы он ознакомился с ней.
Что касается взгляда Роблеса на мышцы как на источник нервной энер-
гии, то этот взгляд, по моему мнению уступает точке зрения акад. В. М.
Бехтерева, подтвержденной и акад. А. В. Леонтовичем о том, что источни-
ком нервной энергии для каждого нейрона являются зерна Киселя в соме
ганглиозной клетки.
Интересные наблюдения в Канаде
Иностранный член Академии наук СССР В. Пенфильд, профессор неврологии
и нейрохирургии университета в г. Монреаль (Канада), в 1959 г. опублико-
вал [83] некоторые выводы из своих 23-летних исследований психических
реакций человека на раздражение коры головного мозга непосредственным
прикосновением к ней электрода как под током, так и без тока. Исследова-
ния эти были проведены в более чем 1000 случаев трепанации (хирургичес-
кая операция вскрытия) черепа, производившейся под местной анестезией
(обезболиванием), но при ладном сознании пациента. В результате этих ра-
бот можно сказать, что практически были исследованы все области коры го-
ловного мозга.
Так, электрод, через который на кору действуют толчки (импульсы) тока
напряжением 1в с частотой 60 колебаний в секунду и длительностью каждого
импульса в 2 м/сек, .вызывает обычные зрительные ощущения, когда он
приближен к зрительной области коры. Пациент видит свет, различает цвета
и тени, которые двигаются и принимают различные формы. Тот же электрод,
приложенный к слуховой области коры мозга, заставляет пациента "слышать"
звон, шипение или стуки. Раздражение центральной извилины производит
ощущение "ползающих мурашек", или ложное чувство движения.
Важно отметить мнение проф. В. Пенфильда о том, что при раздражении
таким током корковой области зрительного центра пациент получает свето-
вые ощущения, но никогда ему не представляется комплексная картина, и ее
кинематическое развертывание. При таком же раздражении коркового вещест-
ва области слухового центра вызываются ощущения звона в ушах, жужжания,
шипения, стуков, но никогда звуки голоса или разговора. Иначе говоря,
вызывается каждый раз элемент зрительной, слуховой или осязательной
чувствительное ста, но не воспоминания былых происшествий или прошлых
переживаний.
Однако на поверхности коры головного мозга есть область, занимающая
часть обеих височных долей, которую называют интерпретационной или тол-
ковательной, электрическое раздражение которой "может пробудить ряд
прошлых переживаний". Еще до недавнего времени на эти участки коры мозга
невропатологи не обращали внимания, полагая, что они особого значения
для психики человека не имеют. А сейчас можно считать установленным, что
"электрическое раздражение этой области, и только этой, иногда вызывает
психические состояния, которые можно подразделить на два вида реакций:
реакции воспроизведения прошлого опыта и реакции толковательные или ин-
терпретационные".
Вот серия экспериментов, в результате которой была получена психичес-
кая реакция воспроизведения прошлого опыта. Пациент С. Б., когда элект-
род (подтоком) коснулся его височной доли, сказал "Там было пианино, и
кто-то играл на нем. Знаете, я слышал мотив". Когда без ведома пациента,
кора его мозга была опять раздражена приблизительно в том же месте, он
сказал: "Кто-то говорит с кем-то, и он упомянул мое имя, но я его не
расслышал... Это было как сон". Когда в том же месте кора мозга была еще
раз раздражена без ведома пациента, он тихо произнес: "Да, о Мари, о Ма-
ри, кто-то поет эту песню". При четвертой попытке раздражения этого мес-
та коры, пациент сказал, что это была "рекламная песня одной радиопрог-
раммы". После этого (в 5-й раз) электрод был приложен к мозгу на 40 мм
ближе к передней части верхней височной извилины, и пациент сказал:
"Что-то воскресило воспоминания. Я вижу Seven Up (бутылка газированного
лимонада)- бутылочную компанию... Гаррисоновскую пекарню".
Экспериментатор полагает, что пациент, по-видимому, "видел" два пла-
ката монреальской торговой рекламы.
После этого хирург предупредил пациента, что опять будет приложен
электрод к мозгу. Дело в том, что пациент сам не может знать, когда
электрод прикладывается к его мозгу, если об этом ему не сказать, так
как твердая оболочка мозговой коры не чувствительна к механическому
раздражению от прикосновения к ней твердого предмета. И вот через неко-
торое время после того, как электрод был приложен к мозгу, но на этот
раз без тока, на вопрос хирурга о том, что чувствует пациент теперь,
последний тотчас ответил: "Ничего" (т. е. ничего не почувствовал).
Другая пациентка Д. Ф., когда электрод, под током прикоснулся к ее
мозгу, "услышала" мелодию в исполнении оркестра. Как только эксперимен-
татор прекратил раздражение, мелодия исчезла. Но музыка того же "оркест-
ра зазвучала" опять (в ощущении пациентки), как только электрод был еще
раз приложен к мозгу. Мало того, пациентка, по просьбе хирурга, запела
"услышанную" мелодию, как бы следуя за исполнением ее оркестром - это
оказалась популярная песня. Раздражение было повторено хирургом нес-
колько раз и неизменно вызывало в представлении пациентки звуки той же
песни. Каждый раз мелодия начиналась на том же самом такте песни и раз-
вертывалась в обычном для нее темпе. Все сделанные хирургом попытки за-
путать исполнение песни пациенткой, оказались безуспешными. Она пребыва-
ла под впечатлением, что в операционной играл патефон, и продолжала уве-
рять в этом других даже спустя несколько дней после операции.
Третий пациент, мальчик Р. В., когда электрод был прилижем к его пра-
вой височной доле, "услышал", как его мать разговаривает по телефону.
Когда раздражение было повторено (без предупреждения пациента), он опять
"услыхал" голос матери в том же ее разговоре. Это же раздражение было
повторено через некоторое время в третий раз, н мальчик сказал: "Моя
мать говорят брату, что он надел пальто задом наперед. Я слышу их обо-
их". Когда же хирург спросил мальчика, происходил ли такой разговор в
действительности, он отстал: "О, да, незадолго до того, как я приехал
сюда". На вопрос о том, похоже ли его состояние на сон, мальчик ответил:
"Нет, я как будто запутываюсь".

<< Пред. стр.

стр. 11
(общее количество: 13)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>