<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 13)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

вании сказанного выше вводит новое понятие - вторая сигнальная система у
животных, Что же касается человеческого сознания, обладающего высшей
способностью беззвучного и незримого биорадиационного общения, то эта
способность, по мнению автора, является третьей сигнальной системой че-
ловека.
Примерно в 1933 г. автор данной книги рассказал о своих исследованиях
и выводах, сделанных из них, замечательнейшему ученому нашей страны
Константину Эдуардовичу Циолковскому, который встретил это сообщение с
большим энтузиазмом. К. Э. Циолковский отметил, что теория биологической
радиосвязи "может .привести к распознаванию сокровенных тайн живого мик-
рокосмоса - к решению великой загадки существа мыслящей материи".
За три десятилетия дело это существенно подвинулось вперед. В настоя-
щее время, когда опытами ученых в СССР и за границей достигнута реальная
возможность осуществлять по желанию заранее заданную экспериментом пере-
дачу мысленной информации на расстоянии, доказана электромагнитная и би-
орадиационная природа этого феномена, и, наконец, когда мы все чаше
сталкиваемся со случаями передачи мысленной информации в быту людей, уж
каким-то архаизмом звучит утверждение о сверхъестественности этого фено-
мена. И чем глубже мы будем изучать природу этих явлений, тем скорее и
основательнее падет с них покров таинственности и загадочной необычай-
ности, а сама проблема тем прочнее займет место в области точных наук.
Великий русский ученый Д. И. Менделеев писал в 1875 г. о подобных
(главным образом, медиумических) явлениях следующее1: "Их не должно иг-
норировать а следует точно рассмотреть, т. е. узнать, что в них принад-
лежит к области всем известных естественных явлений, что к вымыслу и к
галлюцинации, что к числу по стыдных обманов, и, наконец, не принадлежит
ли что либо к разряду ныне необъяснимых явлений, совершающихся по неиз-
вестным еще законам природы. После такого рассмотрения явления эти утра-
тят печать таинственности, привлекающей к ним многих, и места для мисти-
цизма не останется".
Конечно, смысл сказанного Д. И. Менделеевым целиком и полностью отно-
сится и к явлениям телепатии. Психология, как наука, должна рассматри-
вать телепатические способности мозга наряду с инстинктом, сознанием и
мышлением, чего она до сих пор не делала, самоустраняясь от смелого и
решительного вступления в новую огромную неизведанную область знания
этих особенностей человеческой психики.
Что такое мысль, сознание, ощущение? "Ощущение есть действительно не-
посредственная связь сознания с внешним миром, есть превращение энергии
внешнего раздражения в факт сознания. Это превращение каждый человек
миллионы раз наблюдал и наблюдает действительно на каждом шагу",-писал
В. И. Ленин в работа "Материализм и эмпириокритицизм"2. Он также подчер-
кивал, что мысль и материя "действительны", т. е. Существуют, и что мозг
материален, а мысль нематериальна.
Мысль нематериальна - она продукт материальных процессов, -сопровож-
дающих акт мышления. Передается на расстояние не мысль, как результат
деятельности коры головного мозга, а те электромагнитные и радиационных
волны, которые, по теории биологической радиосвязи, излучаются мозгом
наружу в момент мышления, когда в мозговых концах анализатора (как
действующей части колебательного контура нервных цепей) проходят элект-
рические импульсивные токи. Пришедшая извне биоэлектромагнитная и биора-
диационная волна (продует акта мышления первого человека) приносит с со-
бой в мозг второго человека энергию внешнего раздражения принимающую
форму сознания этого мозга.
Следовательно, ко всему тому объему процессов психической работы моз-
га, который уже известен наука и который составляет сумму высших природ-
ных психических функций мозговых клеток, надо прибавить новую, неизвест-
ную ранее, высшую психическую функцию, заключающуюся в способности пере-
давать наружу и принимать извне биоэлектромагнитные и биорадиационные
волны, сопровождающие каждый акт мышления. Будучи сами по себе физичес-
ким явлением, электромагнитные и радиационные волны, излученные мозгом
одного человека при акта мышления, пронизывают на расстоянии нервные
клетки мозга другого человека и являются в этом случае раздражите-
лем-возбудителем (толчком) работы этого второго мозга: в нем совершается
акт мышления, во всем подобный мышлению первого мозга. Это и есть работа
третьей сигнальной системы человека.
По почину доктора биологических наук Л. И. Гуляева автор называет би-
оэлектромагнитную и радиационную волну телепатемой, находя это название
весьма удачным. Однако вместо термина "телепатия" (поскольку с ним свя-
зано неправильное, извращенное толкование явлений передачи мысленной ин-
формации на расстояние) можно ввести новое обозначение, например, "био-
логическая радиосвязь", наиболее непосредственно выражающее естественную
способность человека (и животных) воспринимать в своем сознании передачу
(через физическую среду) информации о мыслях и ощущениях, как одну из
функций мозга, осуществляемую посредством нервных клеток - биофизических
аппаратов.



Глава I
ЯРКИЙ СЛУЧАИ БИОЛОГИЧЕСКОЙ РАДИОСВЯЗИ
Это произошло в последние дни солнечного августа 1919 г. в Тбилиси.
Уже несколько недель мой друг М., юноша девятнадцати лет, болел брюшным
тифом. Он лежал дома, и я ежедневно навещал его после работы.
Однажды, вернувшись ночью от больного к себе домой (жил я на расстоя-
нии одного километра от квартиры М.). я лег спать и, как всегда, скорой
крепко уснул. И вдруг среди глубокой ночной тишины мне совершенно
явственно (я бы сказал, вполне вещественно) послышался нежный звук: это
был довольно громкий звон металла, подобный звону серебряной ложечки о
тонкий стеклянный стакан.
Мгновенно проснувшись, я подумал, что, видимо, кошка задела чайную
посуду на письменном столе. Приподнявшись на локте, я включил свет и
посмотрел на стол. Однако никакой посуды на нем не было. Не оказалось в
комнате и кошки. Посмотрев на часы (было ровно два часа ночи), я погасил
свет, лег и снова крепко уснул. На другой день прямо с работы а напра-
вился к больному. И, странное дело, по дороге заметил, что чем ближе
приближаюсь к дому М., тем больше меня охватывает смутное чувство ка-
кой-то тревоги. Так было со мной впервые.
Подходя к парадному, я сразу же увидел, что в доме действительно
что-то произошло. Все тут выглядело как-то необычно. Обе половинки двери
с улицы были настежь открыты. С замирающим сердцем я не вошел, а вбежал
в квартиру... Мой юный друг лежал мертвый... Около него стояла подавлен-
ная горем мать и еще какие-то женщины в траурном одеянии.
Помогая переносить тело умершего с кровати, я случайно задел ночной
столик у изголовья и вдруг услышал нежный серебристый звон - точно такой
же, какой послышался мне во сне предыдущей ночью. Мною овладело чувство,
которое и объяснить трудно. С каким-то непонятным страхом бросаю взор на
столик: на нем стоит блюдечко и тонкий стакан с серебряной ложечкой. Ма-
шинально схватил я ложечку и слегка позвонил о стакан. Знакомый звук
раздался снова. "Но как же я мог услышать этот звук у себя ночью?" -
раздумывал я, вместо того чтобы помогать отчаявшимся в своем горе стари-
кам или попытаться утешить их каким-то словом участия. Неотвязчивая
мысль о "вещественности" услышанного мной ночью звука овладела всем моим
существом.
Вкратце рассказав матери М. о случившемся, я попросил ее подробно пе-
редать все, что она могла заметить в минуты смерти сына. "Это было ровно
в два часа ночи, - сказала мать М - По предписанию врача в это время я
подавала сыну лекарство, зачерпнув его из стакана ложечкой. Но когда я
поднесла ложечку к его губам, то увидела, что, блеск его глаз начал
быстро тускнеть. Лекарства он не принял. Умер".
Наступило тяжелое молчание. Читатель может представить мое положение:
передо мной стоит мать только что скончавшегося на ее руках любимого ча-
да. Всякое лишнее, неуместное слово способно усилить ее страдания. Между
тем, я, как инквизитор, допрашивал ее, заставляя вновь и вновь терзать
себя воспоминаниями. Понимая все это, я, однако, не мог, не имел права
поступить иначе. Я снова попросил ее показать, как именно она брала ло-
жечкой лекарство из стакана. Дрожащей рукой мать М. взяла ложечку и за-
черпнула ею лекарство со дна стакана. Снова, уже в четвертый раз, я ус-
лышал все тот же, внятно прозвучавший ночью в моих ушах серебристый
звон!
Мне чуждо суеверие, а тут меня обдало холодом: я помял, что сегодня -
вот здесь у неостывшего еще тела моего товарища, совершается таинство
приобщения человека к новой великой истине природы. Теперь я уже совер-
шенно не сомневался в том, что услышанный мной ночью серебристый звон и
звон чайной ложки на этом столе, у изголовья моего мертвого друга, -
один и тот же звук.
Мною овладело страстное, неистребимое желание по пытаться раскрыть
таинственный смысл этого явления. С того памятного дня мысль об этом не
оставляла меня буквально ни на одну минуту. Я непрестанно придумывал
всякие аналогии, выдвигал всевозможные предположения, однако долго не
находил ответа на главный вопрос: каким образом я мог воспринять на
расстоянии "передачу" серебристого звона?
Осенившая меня мысль о возможности общей аналогии между обычной ради-
опередачей и явлением передачи ощущений на расстояние казалась мне мно-
гообещающей, но для своего развития требовала более глубоких познаний
как в области бурно развивавшейся в те дни радиотехники, особенно радио-
передающих и радиопринимающих устройств, так и по физиологии человека.
Ведь мне предстояло отыскать в человеческом организме те элементы, кото-
рые по своему строению и действию были бы аналогичными основным деталям
передающей и принимающей радиостанции. Короче, я должен был приступить к
тщательному изучению нервной системы.
Поиски аналогий
И вот я углубляюсь в историю радиотехники, по мельчайшим деталям
прослеживаю устройство "грозоотметчика" Александра Степановича Попова.
Как известно, этот прибор (рис. 1) состоит из когерера AB и реле CD. Ре-
ле предназначено для замыкания цепи электрического звонка OH. Когда под
действием электромагнитных волн сопротивление металлического порошка ко-
герера падает, ток от батареи Р приводит в действие реле CD. При этом
якорь С притягивается электромагнитом С и замыкает контакт Е. Тем самым
замыкается цепь звонка СН. Якорь Н притягивается к электромагниту С,
раздается звук звонка. Молоточек звонка при обратном отклонении ударяет
по трубке когерера АВ и этим встряхиванием восстанавливает сопротивление
металлического порошка когерера, благодаря чему цепь звонка размыкается
до следующего мгновения. Когда под действием электромагнитные волн (при-
ходящих извне) сопротивление когерера вновь падает, ток от батареи Р
приводит в действие реле CD и цикл работы прибора вновь повторяется.
Прибор регистрирует приходящие извне электромагнитные волны.
Нечто подобное, по-моему, наблюдается ив явлениях передачи мысленной
информации от человека к человеку на расстоянии.
Этого моего глубокого убеждения не могло поколебать даже высказывание
гениального ученого А. С. Попова о том, что человеческий организм не
имеет



Рис. 1. Схема первого в мире радиоприемника изобретенного А. С Поповым и названного им "грозоотметчик".
еще такого органа чувств, который был бы способен замечать электро-
магнитные волны в эфире; если бы изобрести такой прибор, который заменил
бы нам электромагнитные чувства, то его можно было бы применить к пере-
даче сигналов на расстояние.
Наоборот, суждение А. С. Попова убедило меня в верности избранного
мной пути исследования. В нем я видел не отрицание наличия у нас такого
органа чувств, а скорее завет, призыв настойчиво искать его. И я вновь и
вновь обращал свой взор к основным элементам радиоприемника и радиопере-
датчика. Особое внимание привлекал к себе "радиокондуктор", или когерер,
в схеме радиоприемника А. С. Попова. Изобретателем когерера был физик Е.
Бранли. Термином "радиокондукция" Бранли назвал [14] открытое им явление
поляризации мельчайших металлических частиц (железных опилок), когда че-
рез окружающую эти частицы среду проходят электромагнитные волны. По
мнению Бранли, в данном случае под воздействием электромагнитных волн
частицы железа располагаются друг за другом непрерывной "контактной
цепью" (подобно тому, как располагаются железные опилки по магнитным ли-
ниям у полюсов сильного магнита). Пронизанная электромагнитными волнами
такая, "контактная цепь" частиц, становится хорошим проводником электро-
тока, подведенного к ней от постороннего источника.


Более правдоподобно, на мой взгляд, объясняет это явление английский
физик О. Лодж [50]; под действием приходящих извне элактромагнитных
волн, пронизывающих среду, в которой находятся железные опилки (в трубке
когерера), разделяющий каждую пару смежных опилок микроскопический про-
межуток воздуха, как диэлектрик, разрушается искорками, образующими как
бы электропроводящие "мостики" между смежными частицами, чем и объясня-
ется падение сопротивления на контактах когерера. При сотрясениях же от
удара по когереру молоточком звонка эти "мостики" нарушаются и нор-
мальное сопротивление когерера восстанавливается. О. Лодж ввел термин
"когерер".

Рис. 2. Схема строения нервных проводящих путей.
Однако доктор Бранли был не прав и в другом, более важном. Он пола-
гал, что между явлением "радиокондукции" и явлением проводимости нервно-
го импульса по нервной системе имеется аналогия. Он придерживался расп-
ространенной в те времена схемы строения нервного проводящего пути (рис.
2), состоящего из анатомически обособленных единиц - нейронов.
Соответствующая этой схеме теория учит, что проводящие нервный ток
(импульс) внутренние волокна (нейрофибриллы) одного нейрона анатомически
не переходят в нейрофибриллярную нить другого нейрона. Смежные же нейро-
ны своими концевыми ответвлениями только соприкасаются друг с другом.
Причем контакт на границах. двух смежных звеньев нейронной цепи достига-
ется посредством склеивания нейроплазмы нервных окончаний. Таким обра-
зом, нейрофибриллярный аппарат каждого звена этой цепи (каждого нейрона)
является как бы электрически изолированным от такого же смежного звена.
Проводя параллель между прохождением нервного импульса по нервной
системе и прохождением электротока по "радиокондуктору", Бранли высказал
гипотезу о тождестве функций нейрона и железной частицы "радиокондукто-
ра": подобно тому, как "радиокондуктор" перестает проводить ток
вследствие механического разрыва контакта между двумя смежными железными
опилками когерера (когда нарушается контактность в цепи железных опи-
лок), так и переход нервного импульса с одного нейрона на другой от-
сутствует в том случае, если между окончаниями смежных нейронов контакты
сделались недостаточно тесными или эти окончания разобщились совсем.
Представление о таком тождестве, как оказалось, обладало существенным
недостатком. Дело в том, что нарушение целостности контактов между окон-
чаниями двух смежных нейронов может происходить лишь при травматическом
повреждении нервов. Упоминая об этой гипотезе Бранли, русская женщи-
на-врач А. И. Боброва [13] пишет, что такое нарушение контактов влекло
бы за собой анестезию и истерические параличи, что по сути означает не-
естественное состояние нервной системы. Мы же, очевидно, должны рассмат-
ривать работу нервов в их естественном состоянии.
Эта непоследовательность в воззрениях Бранли обесценивала выдвинутую
им аналогию. Опытный экспериментатор в области физиологии нервов проф.
А.. В. Леонтович в своей книге "Физиология домашних животных" писал:
"Еще недавно пользовалась большой популярностью теория, по которой денд-
риты (ветвистые окончания нейронов.- Б. К..) обладают способностью дви-
жения, и вот этими движениями "гистологически" думали объяснить чуть ли
не все физиологические и психологические явления: сон, наркоз, память,
результат привычки и упражнения, внимание и т. д. К сожалению, экспери-
менты не подтвердили изменений в положении дендритов".
Совершенно по-иному рассматривается явление перехода нервного им-
пульса с одного нейрона на другой в теории академика В. М. Бехтерева:
"Соприкасающиеся части нейронов представляют собой как бы обкладки кон-
денсатора и потому, когда на одной обкладке, т. е. на одном дендрите или
на перицелюлярном аппарате, появляется электрический "нервный ток", на
соприкасающихся дендритах или клетках возникает свой "нервный ток",
обыкновенно обратного направления, и потому на дендритах двух соседних
клеток сохраняется им свойственное направление тока" [44].



Рис. 3 Схемы Томсоновского (замкнутого) колебательного контура. I - радиотехнического; II - "биологического".
Академик В. М. Бехтерев, очевидно, ставил своей целью объяснить
только проходимость нервного импульса через контакт электрическим путем,
хотя я оставлял в стороне вопрос о сущности и природе электрического яв-
ления, благодаря которому нервный "ток действия" переходит через этот
контакт-конденсатор. Но все же контура: высказывание В. М Бехтерева как
бы предуказывало мне путь, по которому можно приблизиться к решению сто-
явшей передо мной задачи. Пользуясь этим замечательным ориентиром, я
тогда же (в декабре 1919 г.) пришел к ясной и простой мысли о том, что
если в схеме того или иного замкнутого на себя нервного пути (рис. 3),
где уже имеются обкладки конденсатора С и, конечно, источник "тока
действия", представитъ себе включенными (последовательно к конденсатору)
витки соленоида Q, обеспечивающие наличие в этой схеме явления самоин-
дукции, то и получится биологический колебательный контур, в котором
возбуждаются биологические электромагнитные колебания, сопровождающиеся
излучением электромагнитных волн биологического происхождения. Это и бу-
дет (конечно, с некоторыми видоизменениями) присущий нашей центральной
нервной системе, в том числе коре головного мозга, природный орган, спо-
собный излучать и, говоря словами А. С. Попова, "замечать электромагнит-
ные волны в эфире".
Дальше читатель убедится в том, насколько научно обоснован данный вы-
вод. Действительно ли есть ему подтверждение в живой природе?
Нервная система и радиотехника
Приступая в 1919 г. к изучению строения нервной системы человека, я
искал главным образом ответа на вопрос о том, каким образом я мог услы-
шать серебристый звон - звуковое ощущение, воспринятое мной из отдален-
ного источника - нервной системы моего умирающего друга. Вполне естест-
венно, что начал я с изучения всех тонкостей устройства слухового нерв-
ного аппарата человека. Получить первоначальные познания по анатомии ор-
гана слуха помог мне мой старший брат - доктор Казимир Бернардович Ка-
жинский, специалист по болезням уха, горла и носа. При его помощи я по-
лучил также возможность ознакомиться с замечательными трудами профессо-
ров И. М. Сеченова, В. М. Бехтерева, Н. Е. Введенского, А. А. Ухтомско-
го, В. Ю. Чаговца, А. В. Леонтовича и других, особенно по электрофизио-
логии. В числе подаренных братом книг был интересный труд французского
врача Маллара [51] и уже упомянутый "Учебник физиологии домашних живот-
ных" А. В. Леонтовича. В итоге А. В. Леонтовичем почти полностью были
собраны результаты опытов воздействия на ткани организма электротоком и
убедительные примеры наличия электрических процессов в живом организме.
Изучение этого материала во многом обогатило мои познания в физиологии
нервов и облегчило задачу построения аналогии между естественным назна-
чением отдельных элементов нервной системы и возможной функцией этих
элементов как деталей аппарата биологической радиосвязи.
Перейдем к рассмотрению этих аналогий. Согласно трактовке А. В. Леон-
товича, надлежит различать нейронную и не нейронную ("ремаковскую")
нервные системы. Первая из них составляется из особых единиц-нейронов.
Ганглиозная клетка 1 (рис. 4) лежит обыкновенно где-либо в головном (или
спинном) мозгу и вместе со своими дендритами (ответвлениями) 2 входит в
состав серого вещества мозга. Отходящий от ганглиозной клетки нейрит n
играет роль проводника нервных импульсов. На значительной части своей
длины нейрит одет как бы муфтами M состоящими из внутренней миэлиновой и
наружной "шванновской" оболочек. Миэлиновая часть муфты названа так по-
тому, что состоит из особого жироподобного вещества - миэлина. Нейриты
образуют главную составную часть белого вещества мозга или на путях вне
мозга - периферические нервы. Телодендрии 4 (от греч. "телос"-конец и
дендрон" дерево) представляют собой ветвистые окончания нейрита или име-
ют форму сетки или корзинки. Телодендрии заканчиваются в мышце, в железе
или окружают ганглиозную клетку другого нейрона в том случае, если эти
окончания имеют вид сетки-корзинки. В этом последнем случае телодендрии
называются перицелюлярными (т. е. околоклеточными) аппаратами, или прос-
то перицелюлярами. Рис. 4. Схема строения нейрона (по Леонтовичу): 1 -
центральное звено нейрона "ганглиозная клетка" (внутри сомы клетки видны
зерна Ниссля); 2 - протоплазмические ответвления
В местах, где к ганглиозной клетке одного нейрона подходят концевые
участки телодендрий или околоклеточный аппарат другого нейрона, протоп-
лазма нейронного волокна этих окончаний не просто переходит в протоплаз-
му ганглиозной клетки, но отделена от нее пограничной поверхностью. В
физическом смысле между телом этой ганглиозной клетки и окончаниями ок-
ружающих ее ответвлений смежного нейрона имеется разделяющая их перепон-
ка, или мембрана. Для обозначения этих протоплазмических контактов анг-
лийский ученый Шеррингтон [60] в 1897 г. предложил название "синапс".
Мы имеем теперь возможность привести более современное описание си-
наптического контакта, например двигательной нервной клетки (мотонейро-
на) спинного мозга млекопитающих по более позднему источнику - из книга
Дж. Экклса [77]. Тело (или иначе сома) мотонейрона имеет в поперечнике
около 70 (. Отходящие от него дендриты простираются на расстоянии до 1
мм, прежде чем от них отходят более тонкие концевые ответвления. Вниз от
сомы отходит ствол нейрита - аксон. Он постепенно сужается и на расстоя-
нии 50-100 ( от сомы клетки покрывается миэлиновой оболочкой. Прилегаю-
щие поверхности сомы, неправильной формы кружки и овалы (7 шт.) с пят-
нышками внутри, представляют собой особые утолщения (синаптические бляш-
ки), которыми заканчиваются ответвления (телодендрии), идущие от другого
смежного с первым нейрона.
В протоплазме сомы ганглиозной клетки находятся микроскопические
тельца, или зерна Ниссля, названные так по имени ученого, изучившего эти
тельца.
Другая часть сомы клетки имеет волокнистое строение. Именно продолже-
нием этой волокнистой части клетки и является отходящий от нее нейрит в
своей внутренней волокнистой (фибриллярной) части, называемой "осевым
цилиндром", или аксоном.
Работа нервной системы (как и всякая работа вообще) требует затраты
энергии. Главным, если не исключительным, источником энергии нервного
тока является, по Бехтереву [10], зернистая часть протоплазмы сомы ганг-
лиозной клетки. Всякое возбуждение нерва оставляет в ганглиозной клетке
известный след. При стойком же и длительном возбуждении в соме клетки
заметно уменьшается количество зерен Ниссля. По мере израсходования
нервная энергия восстанавливается благодаря притоку соответствующего пи-
тательного материала, поступающего в связи с кровообращением. А. В. Ле-
онтович [45] пишет об этом так: "По-видимому, все более мелкие кровенос-
ные сосуды мозга одеты весьма нежными трубками, так называемыми околосо-
судистыми пространствами, выполненными, однако, не обыкновенной лимфой,
а так называемой цереброспинальной жидкостью, весьма богатой водой. В
периферические нервы, по-видимому, тоже проникают такие же лимфатические
пространства, начинаясь от пространств мозга, лежащих под твердой обо-
лочкой его. Таким образом выходит, что нервные элементы питаются не не-
посредственно кровью, а при помощи цереброспинальной жидкости".



Рис. 5. Схема расположения нервных проводящих путей чувствительного и двигательного (по Рамон-и-Кахалу):

На рис. 5 дана схема чувствительного и двигательного трактов (путей)
по Рамон-и-Кахалу. Чувствительным трактом нервные импульсы (ощущения,
чувствования, возбуждение и пр.) идут в направлении от кожи и мышц чело-
века к коре головного мозга, т. е. от периферии к центру (показано
стрелками, в сторону мозга). Поэтому чувствительный тракт называют еще и
центростремительным. В отличие от этого существует двигательный тракт,
по которому нервные импульсы (волевые приказы мозга, рефлексы или ответы
на раздражения и т. п.) направляются от головного мозга к коже и мышцам,
т. е. от центра к периферии (показано стрелками, направленными от моз-
га). Ввиду этого двигательный тракт называют так же центробежным.
При посредстве центростремительного тракта наш мозг "анализирует"
впечатления, получаемые от внешнего мира. Приказания мозга и ответы
(рефлексы) центральной нервной системы центробежным трактом передаются
внешнему миру.
Здесь мы подошли вплотную к вопросу о том, каким образом нервная сис-
тема может излучать электромагнитную волну. Прежде всего, оказывается, в
наших нервах постоянно происходят те или иные физико-химические процес-
сы, более интенсивные во время раздражения нерва или менее интенсивные
(или вовсе отсутствующие) когда нерв "отдыхает". Можно считать установ-
ленным, что во время возбуждения нерва, содержащееся в тончайшей нити (в
фибриллах аксона) вещество подвергается процессу химического распада
(разложения) с последующим восстановлением в период отсутствия возбужде-
ния. Вещество в фибриллах нерва, весьма сложное по своему химическому
составу, представляет собой электролит.
В физике электролитом называют проводник второго рода в гальваничес-
ких элементах. Это та или иная жидкость, в которой растворены соли. Если
в электролит опустить проводники первого рода - уголь и цинк - и снаружи
концы их соединить металлическим проводом, возникает электрический ток
на основе химического процесса - распада веществ электролита. Иначе го-
воря, солевой раствор электролита обладает электродинамическими
свойствами, таящимися в нем в скрытом виде, когда ток отсутствует (по-
тенциальное состояние), и выявляющимися, когда в нем происходит процесс
распада (динамическое состояние).
Вещество нерва - фибрилл содержит некоторый процент растворенных со-
лей, т. е. оно является своеобразным электролитом. Отсюда делается по-
нятной возможность образования в аксоне неврита электрических токов, как
их принято называть "токов действия". Эти токи сопровождают процесс рас-
пада нервного вещества как во время искусственного раздражения или воз-
буждения (и в том числе, например, при опытах с изолированным от ос-
тальной нервной системы препаратом нерва), так и во время естественного
нервного импульса, т. е. когда происходит то, что мы у человека называем

<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 13)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>