<< Пред. стр.

стр. 5
(общее количество: 13)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

число пополам - как бы на два задания, и передал ощущение лая сначала
семь раз, а потом, после некоторой паузы, еще семь раз. В таком именно
порядке Марс и пролаял".
Все были ошеломлены виденным. Даже присутствовавший при опыте проф.
Г. А. Кожевников вынужден был признать, что "получилось в точности так,
будто передан был телеграфный код Морзе: семь точек, пауза и еще семь
точек".
Без преувеличения, я, что называется, был на седьмом небе. Радовался
собственному успеху и сам Дуров, хотя для него случившееся представляло
всего лишь эпизод. Приведем один из таких эпизодов.
9 августа 1918 г. во время циркового представления в г. Дуббельне
(Латвия) на Дурова напал дрессированный медведь. Разъяренный зверь вце-
пился зубами в руку дрессировщика и подмял его под себя. Среди зрителей
в цирке возникла паника, послышались крики женщин и детей. Вот рассказ
самого В. Л. Дурова [33] о том, каким образом он справился с рассвире-
певшим животным. "Медведь встал на задние лапы и медленно пошел на меня.
Я впился в его глаза своими глазами и стал отступать, ведя его за собой.
Началась игра в предугадку. Я пятился, стремясь за собой вывести медведя
в конюшню. Чувствую по глазам медведя его желание оставить меня и уйти в
сторону. Но я, напрягая всю свою энергию, продолжал глазами фиксировать
через зрачки медведя как бы в его мозг, мысленно приказывал не отры-
ваться от моих глаз и пятился назад. Меня охватило знакомое при внушении
чувство: медведь будто уплывал куда-то вверх и только его глаза следова-
ли за мной. Казалось, они то увеличивались, то уменьшались, плывя мед-
ленно за мной. Наконец, мы в конюшне. Ощущаю под ногами другую почву,
слухом улавливаю тревожный топот лошадей в стойлах. Грозно кричу: "ал-
ле!" (на место), и медведь покорно, поджав уши, опускается на лапы и
бросается в свою клетку. Я одним движением закрыл ее, опустив решетку
вниз. Наступила реакция: закружилась голова, я чуть не потерял сознание.
Тут только я почувствовал боль во всей руке".
Решающие опыты советских ученых
Классическими для теории биологической радиосвязи являются описанные
акад. В. М. Бехтеревым [8] шесть опытов над дрессированной собакой Пик-
ки. В четырех опытах индуктором, передающим перцепиенту (животному) за-
дание академика, был В. Л. Дуров, в двух остальных - сам академик, при-
чем о своем мысленном задании он никому (перед опытом) не говорил. Опыты
производились в ленинградской квартире В. М. Бехтерева, то есть в обста-
новке, непривычной для подопытного животного. Участвовали в опытах также
врачи, работающие совместно с Бехтеревым - Никонова и Воробьева. На ос-
нове результатов этих опытов акад. В. М. Бехтёрев и пришел впервые к
убеждению, что в данном случае наблюдалось проявление именно электромаг-
нитной энергии биологического происхождения.
Опуская подробности первых двух опытов, остановимся на описании ос-
тальных. Вот что пишет В.М. Бехтерев: "Третий опыт заключается в следую-
щем. Собака должна вскочить на предрояльный круглый стул и ударить лапой
в правую сторону клавиатуры рояля. И вот собака Пикки перед Дуровым. Он
сосредоточенно смотрит в ее глаза, некоторое время обхватывает ее мор-
дочку ладонями. Проходит несколько секунд, в течение которых Пикки оста-
ется неподвижным, но, будучи освобожден, стремительно бросается к роялю,
вскакивает на круглый стул, и от удара его лапы на правой стороне клави-
атуры раздается трезвон нескольких дискантовых нот.
В четвертом опыте собака должна была, после известной процедуры вну-
шения, вскочить на один из стульев, стоявший у стены комнаты, и затем,
поднявшись на стоящий рядом круглый столик, поцарапать лапой большой
портрет, висевший на стене над столиком. Казалось бы, что это сложное
действие собаке не так легко выполнить. Но Пикки превзошел все наши ожи-
дания. После обычной процедуры (Дуров сосредоточенно смотрит в глаза со-
баке в течение нескольких секунд) Пикки спрыгнул со своего стула, подбе-
жал к стулу, стоявшему у стены, затем с такой же быстротой вскочил на
круглый столик и, поднявшись на задние лапы, достал правой передней ко-
нечностью портрет и стал царапать его когтями.
Если принять во внимание, что оба последние опыты были осуществлены
по заданию, известному только мне и Дурову, и что я был все время рядом
с Дуровым и неотступно следил как за ним, так и за собакой, то нельзя
было более сомневаться в способности собаки проделывать какие угодно
сложные действия.
Чтобы иметь полную уверенность в этом, я решил сам проделать анало-
гичный опыт, не говоря никому о том, что я задумаю. Задание же мое сос-
тояло в том, чтобы собака вскочила на стоявший неподалеку круглый стул и
осталась на нем сидеть. Сосредоточившись на форме круглого стула, я не-
которое время смотрю собаке в глаза, после чего она стремглав бросается
отмена и начинает бегать вокруг обеденного стола. Опыт не удался и я по-
нял почему: я сосредоточился исключительно на форме круглого стула,
упустив из виду, что мое сосредоточение должно начинаться движением со-
баки к круглому стулу и затем вскакиванием на него. Ввиду этого я, решил
повторить опыт, не говоря никому о своей ошибке и поправив лишь себя в
вышеуказанном смысле. Я снова усаживаю собаку на стул, обхватываю ее
мордочку обеими ладонями, начинаю думать о том, что она должна подбежать
к круглому стулу и, вскочив на него, сесть. Затем отпускаю собаку и не
успеваю оглянуться, как она уже сидит на круглом стуле. Пикки разгадал
мой "приказ" без малейшего затруднения... К приведенным опытам я не де-
лаю особенных пояснений. Сами по себе эти опыты настолько поразительны,
что заслуживают внимания безотносительно к тем или иным комментариям...
Условия, в которых проводились опыты, исключают всякое допущение о том,
что животное при внушении пользуется какими-либо незамеченными самим
экспериментатором знаками. Что же касается последних двух опытов, то они
не только рассеивают всякие сомнения на этот счет, но дают основание для
допущения возможности передачи мысленного воздействия одного индивида на
другого с помощью какого-то вида лучистой энергии... Есть основание по-
лагать, что и здесь мы имеем дело с проявлением электромагнитной энер-
гии, более всего вероятно, с лучами Герца".
Перейдем к описанию опытов над людьми, произведенных врачом-невропа-
тологом Т. В. Гурштейном. В своем докладе на тему "О восприятии всех ви-
дов ощущений на расстоянии", прочитанном на заседании Общества психиат-
ров и невропатологов в Москве в апреле 1926 г., Т. В. Гурштейн сообщил,
что в 1925 г. им передавались перцепиентке Б. Г. Никольской, находившей-
ся на ст. Фрязево Дзержинской ж. д. (на расстоянии 55 км от Москвы), ге-
ометрические фигуры, с поразительной точностью воспроизведенные ею на
бумаге. Надо сказать, что методика исследований Т. В. Гурштейна получила
одобрение академика В. С. Кулебакина, который в отзыве по этому поводу
отметил "громаднейшее научное и практическое значение экспериментов д-ра
Гурштейна".
Вот некоторые особенности методики и результаты запротоколированных
опытов Т. В. Гурштейна, заимствованные из его неизданной монографии
[28]. В опытах, произведенных им в 1936 г. совместно с двумя научными
сотрудниками А. Т. Водолазским (именуемым в протоколах сотрудником N 1)
и Л. А. Водолазским (сотрудником N 2), была использована экранирующая
камера. Индуктором в опытах был Т. В. Гурштейн, а перцепиенткой Е. Г.
Никольская. Консультировал по вопросам радиосвязи инженер М. Г. Марк.
Программа передачи мысленной информации в этих опытах состояла обычно из
небольшого числа отдельных заданий (или как их еще называют, мысленных
приказов), главным образом определенных движений и действий рукой, но-
гой. Отметим, однако, что в серии опытов, например 7 января 1936 г. ус-
пешно осуществлена передача мысленного задания на словесную речь, т. е.
задания, затрагивающего вторую сигнальную систему человека. Был передан
мысленный приказ сказать: "Мне приятно здесь сидеть". В протоколе запи-
сан словесный ответ перцепиентки: "Мне приятно сидеть".
Порядок следования мысленных приказов друг за другом заблаговременно
разрабатывался индуктором совместно с сотрудником N 1. Точно записыва-
лось время час и минута),, когда индуктор должен передавать каждый "при-
каз". 'Экранирующая камера, где размещалась перцепиентка в сопровождении
(записывающего ее действия-ответы) сотрудника N 2, стояла в одной комна-
те, а индуктор вместе с сотрудником N 1 помещался в другой комнате. Часы
в руках сотрудников N 1 и N 2 были заранее сверены. Сотрудник N 2 имел у
себя только листок с записью хронологии предстоящих мысленных передач -
без их содержания. Он же по своему усмотрению открывал или закрывал
дверь камеры к моменту, записанному в хронологии. Индуктор во время пе-
редачи очередного задания не должен был знать, открыта или закрыта дверь
камеры.
В трех сериях опытов было передано 15 "приказов", в том числе 9 при
открытой двери камеры и 6 - при закрытой. Оказалось, каждый опыт при
открытой двери сопровождался точным исполнением "приказа", тогда как при
закрытой двери перцепиентка не исполнила ни одного "приказа", т. е., по
мнению экспериментаторов, осуществлялось экранирующее действие камеры.
В 1940 г. были обнародованы весьма важные и интересные результаты
экспериментальных работ проф. С. Я. Турлыгина [64], изучавшего (с по-
мощью экранирующей камеры) характер электромагнитных радиаций, излучае-
мых центральной нервной системой человека при опытах мысленного внушения
и гипноза. Работы велись в руководимой академиком Л. П. Лазаревым лабо-
ратории биофизики Академии наук СССР. Более подробное сообщение об этих
работах [65] содержит методику исследований и описание примененного обо-
рудования.
В комнате, изолированной от внешних световых, звуковых и тепловых
воздействий, помещалась камера, в одной стенке которой на уровне глаз
сидящего на стуле человека было проделано отверстие с горизонтально при-
соединенным к нему (снаружи) металлическим тубусом. Отверстие тубуса
могло быть легко и неслышно для человека перекрыто металлической (или
иного материала) диафрагмой. Внутри камеры на стуле лицом к тубусу поме-
щался гипнотизер-индуктор. В качестве такового попеременно выступали Н.
А. Орнальдо и А..И. Белоусов. Консультантами были доктор химических наук
В. И. Алиева и инженер В. И. Манов. Подопытные перцепиенты люди распола-
гались вне камеры.
Основываясь на общеизвестном факте потовыделения при воздействии на
человека ультракороткими волнами, С. Я. Турлыгин решил использовать это
явление в качестве контрольного для установления времени начала и конца
периода воздействия индуктора на перцепиента. Для этого успешно была
применена остроумно устроенная капсула. Заблаговременно до начала опытов
гипнотизер-индуктор тренировался в работе с гипнотиком-перцепиентом на
воспитание у последнего (путем мысленного внушения) особого условного
рефлекса: падение из сидячего положения навзничь. Вследствие этого у
перцепиента вырабатывалось беспрекословное и быстрое исполнение мыслен-
ного "приказа" гипнотизера падать навзничь.
Опытами обнаружено, что при открытом отверстии тубуса исполнение
"приказа" падать происходило всегда, когда перцепиент находился на пря-
мой линии, составлявшей продолжение геометрической оси горизонтального
тубуса. Закрывание отверстия тубуса листком бумаги не нарушало этого эф-
фекта. Но введение металлической диафрагмы поперек тубуса прекращало по-
лучение такого эффекта. На пути прямого луча между индуктором и перцепи-
ентом как бы устанавливалось неодолимое для луча препятствие. Выявилась
и другая особенность. Оказалась что луч этот мог быть искусственно отра-
жен в сторону если на его пути у выхода из тубуса ставился под некоторым
углом к оси тубуса отражающим экран "зеркало" в виде пластинки из крас-
ной меди; алюминия или эбонита. Отражение луча было обнаружено следующим
образом.
Предполагая, что в данном случае действует .закон оптического отраже-
ния и что угол падения луча из тубуса на зеркало будет равен углу отра-
жения, С. Я. Турлыгин приступил к определению точек, где пройдет отра-
женный луч. Оказалось, что помещенный на пути отраженного луча перцепи-
ент был таким же хорошим "приемником" луча, как если бы это был прямой
луч. Из ряда диаграмм, полученных при исследованиях с помощью диффракци-
онных решеток9, были определены длины волн. Они оказались лежащими в ди-
апазоне 1,8-2,1 мм. Основываясь на результатах этих экспериментов, С. Я.
Турлыгин пришел к важнейшему выводу: чисто оптическая картина действия
экранов отражения этого агента (воздействия на перцепиента.- Б. К.) от
зеркал и диффракционные явления заставляют думать, что этим агентом яв-
ляется электромагнитное излучение, одна из волн которого лежит в области
1,8-2,1 мм. Эти выводы были доложены проф. С. Я. Турлыгиным в 1939 г. на
заседании Московского общества испытателей природы. Доклад вызвал весьма
большой интерес и оживленную дискуссию, в результате которой большинство
выступавших ученых (акад. П. Л. Лазарев, проф. В. К. Аркадьев, проф. П.
П. Павлов и др.) поддержали точку зрения докладчика об электромагнитной
природе исследованного явления. Признавая большую научную ценность этих
опытов, акад. П. Л. Лазарев рекомендовал докладчику развивать свои исс-
ледования, используя в полном объеме толь хорошо показавшее себя обору-
дование, в том числе, конечно, экранирующую камеру.
Мы видим, что С. Я. Турлыгин исследовал сигналы, отвечающие одному
виду внушенных импульсов (падению тела перцепиента, т. е. двигательному
импульсу). Развивая эти исследования полиции передачи импульсов, зрения
слуха, обоняния и т. д., мы могли бы определить также их параметры
электромагнитных волн, а затем приступить к искусственному воспроизведе-
нию "сигналов" и этих ощущений. При всем этом подчеркнем, что в опытах
С. Я. Турлыгина "луч зрения" индуктора проявил себя физически как узкий
пучок прямо направленных электромагнитных излучений из глаз человека.
Радиосвязь у насекомых
Наряду с опытами, проводимыми не посредственно в лаборатории, сотруд-
ники зоопсихологической лаборатория В. Л. Дурова систематически собирали
материалы, свидетельствующие о наличии элементов биорадиосвязи также у
различных животных, птиц и насекомых. Например, английский ученый Л.
Харль (Лондон), наблюдая за поведением некоторых бабочек, обратил внима-
ние, что самка моли может призывать к себе самца иногда с расстояния в
несколько километров. Вначале высказывалось предположение, что это про-
исходит в результате возбуждения самкой в пространстве особых акустичес-
ких колебаний, которые "слышит" самец. Однако эту гипотезу пришлось от-
вергнуть уже потому, что наблюдения велись в центре шумного города, от-
куда бабочка вряд ли могла бы звуками призвать к себе самца из далеких
болотистых окрестностей. Поэтому Л. Харль нашел более правдоподобным
объяснить наблюдаемый факт способностью насекомых своими щупальцами-уси-
ками излучать и улавливать электромагнитные волны. Продолжение опытов
обогатило ученого новыми фактами, укрепляющими его в верности сделанного
им вывода. По утверждению Л. Харля, ему якобы удалось с помощью радиоп-
риемника "подслушать" тоны, характерные для электромагнитных волн, излу-
чаемых самкой. Вместе с тем он доказал, что самец моли, по-видимому,
восприняв эти волны, поднимался в лет, направляясь к самке.
Советский энтомолог И. А. Фабри, изучавший в течение шести лет это
явление у одного из видов ночных бабочек, проделал следующий опыт. Ле-
том, с наступлением вечера, на балкон уединенной лесной дачи он выносил
самку бабочки (в проволочном садке). Не проходило и 30 минут, как к ней
отовсюду начинали слетаться самцы. За три вечера их было поймано 64 эк-
земпляра. Сделав предварительно пометки красками на спинках самцов, их
уносили (в коробках) за 6-8 км от дачи и там выпускали на волю. Однако
через 40-45 минут их снова 64 обнаруживали около самки. Опыты повторя-
лись неоднократно, но результат был один.
Подозревая, что органом связи у насекомых являются их усики, ученый
обрезал нескольким самцам их естественные "антенны" и убедился, что без
них они не смогли воспринимать призыва самки и больше не прилетали к
ней.
В настоящее время многие советские, а также зарубежные ученые склонны
принимать это объяснение, как самое вероятное. За границей получила
распространение гипотеза о том, что эпителиальные нервные волоски (во-
локна) органа обоняния играют роль микроантенн, предположительно указы-
вается длина излучаемых ими волн (от 8 до 14 микрон). Эта гипотеза сов-
падает с точкой зрения советских ученых. Правда, при более подробном
рассмотрении вопроса появляется необходимость еще в одном допущении, а
именно: в рецепторе обонятельных ощущений человека, кроме нервных волос-
ков, играющих роль микроантенны излучающего аппарата, имеются волоски -
микроантенны аппарата "биорадиоприемника" запаховых биорадиационных
волн.
Касаясь этого вопроса, проф. Ю. Фролов [73] пишет: "Теперь как будто
удается не только выявить физическую природу запахов, но и приблизи-
тельно указать их место в инфракрасной и ультрафиолетовой части шкалы
электромагнитных колебаний". Подчеркивая физическую природу запахов (в
отличие от химической), автор приводит в доказательство следующий опыт.
Если посуду с медом расположить в герметически закрытом ящике, в одной
стенке которого вставлено оконце со световым фильтром, пропускающим на-
ружу только инфракрасные лучи, то пчелы все же начнут слетаться к этому
ящику и собираться на фильтре, как если бы сюда их привлекал запах меда.
На самом же деле герметически закрытый ящик не пропускает медового запа-
ха наружу. Следовательно, свойства запаха имеют не химическое, а физи-
ческое, т. е. электромагнитное, происхождение. Но если это так, то при-
ходится признать и другое: в нервной системе пчелы есчь орган - "биора-
диоприемник" запаховых биорадиациоюных волн. Микроантенной этого аппара-
та также являются усики на голове насекомого.
В 1928 г. в Палестине были опубликованы результаты экспериментов д-ра
Р. Реутлера [78], задавшегося целью изучить изменения в автоматических
движениях живого, но изолированного органа насекомого (кузнечика), про-
исходящие под воздействием нервной системы приближающегося к нему чело-
века. Особенно показательными оказались изменения движений кишечника и
яичника самки кузнечика.
Препарат для опыта изготовляют так. С помощью тонких ножниц быстро
отрезают голову и конечности, делают поперечный разрез хитинового слоя с
брюшной стороны под грудным щитком, отделяют брюшную нервную цепочку от
грудного ганглия. Стенку брюшного щитка разрезают вдоль до конца корпуса
насекомого, отгибают ее с каждой стороны, прикалывая булавками к пробко-
вой основе. Внутренние органы брюшка отделяют от головных ганглиев и
удаляют, но так, чтобы на месте нетронутыми остались так называемые
Мальпигиевы тельца, яичники и весь кишечник. Поверхность среза на месте
головы смазывают коллодиумом. Пинцетом извлекают из препарата также
брюшную нервную цепочку, отрезая ножницами соединительный участок на ее
конце. Полученный препарат (брюшную полость) располагают спинкой вниз
горизонтально на дне стеклянной чаши Петри и при помощи пипетки заполня-
ют ее до краев свежеприготовленным физиологическим раствором. Сквозь
крышку чаши видно, как внутренности препарата начинают двигаться. Под-
вижными они продолжают быть в течение 10 часов.
После приготовления препарата люди оставляют лабораторию. Через пол-
часа возвращается один лишь экспериментатор и, приблизившись к препарату
на 0,2 м, производит наблюдения над ним с помощью бинокулярной лупы. В
первые моменты заметны медленные ритмические сокращения кишечника, еще
более медленные движения яичника и несколько более интенсивные движения
Мальпигиевых телец. Однако, в течение уже последующих двух-трех минут
эти движения заметно усиливаются. К концу четвертой минуты все внутрен-
ности приходят в оживленное движение. Усиление движения продолжается все
время, пока экспериментатор находится вблизи от препарата. После повтор-
ного ухода его из лаборатории происходит замедление движений до исходной
стадии что отмечено наблюдением при вторичном приходе экспериментатора
через восемь минут его отсутствия. Проверенные в 80 случаях наблюдения
показали, что повторное ускорение движений достигает прежней картины че-
рез 15 минут нового пребывания человека у препарата. Приближение к пре-
парату в это время второго человека еще более усиливает движения в пре-
парате. В другой серии из 80 опытов отмечено мощное усилие движений
внутренностей в препарате, когда приблизившийся к нему экспериментатор
усиленно сокращал и расслаблял мускулы своих ног или рук, жевательные
мышцы челюстей или же форсированно вдыхал и выдыхал воздух из легких.
В результате исследователь пришел к выводу, что живой организм чело-
века оказывает воздействие на расстоянии на клетки живого изолированного
органа насекомых и что таким образом клетки органа являются индикаторами
этого воздействия. Не выясненным остался лишь вопрос, вызывается ли эф-
фект воздействия мышечными сокращениями приблизившегося человека или его
нервно-психической деятельностью. Экспериментатор склоняется к мнению,
что эффект зависит от того и другого фактора, в том числе от волевых им-
пульсов в мозгу человека, сопровождающих сокращения его мускулов10.
Глава III
"ЛУЧИ ЗРЕНИЯ"
Вернемся еще раз к замечательной личности Владимира Леонидовича Дуро-
ва. Клоун-трибун, дрессировщик-новатор, зоопсихолог-мыслитель. Его фигу-
ра вырастает в моих глазах в образе выдающегося советского ученого -
смелого первооткрывателя новых путей человеческого познания. В сущности,
ведь это он открыл в 1880 г., а в последующем изучил во всех подробнос-
тях удивительную способность животного (собаки, медведя, льва и др.) по-
нимать (по нашей теории, улавливать, воспринимать) мысленные приказы че-
ловека без слов и иных видимых или слышимых сигналов.
Сегодня, пользуясь новыми терминами биологической радиосвязи, мы мо-
жем сказать, что эта удивительная способность животного есть не что
иное, как физиологическая "способность" .быть индикатором биоэлектромаг-
нитных волн, излучающихся из мозга человека при акте мышления: мозг жи-
вотного улавливает, принимает телепатему, передаваемую мозгом человека
при акте мышления. Сообразно характеру принятой телепатемы у животного
изменяется поведение. Это дает основание утверждать, что данное открытие
В. Л. Дурова имеет неоценимое научное значение для биологии, для теории
биологической радиосвязи в живой природе.
Нас приводят в восторг работы К. Э. Циолковского первооткрывателя пу-
тей в космос, И. В. Мичурина - первооткрывателя путей распознавания
внутренних особенностей жизни и "поведения" растений, способов управле-
ния и жизнью и "поведением". Вот таким же пионером в распознавании основ
поведения животных и был В. Л. Дуров. Созданный им метод эмоциональной
дрессировки - это рычаг управления поведением животного в руках челове-
ка.
Примечательно, что и в первых своих случайных наблюдениях, и в после-
дующей многолетней экспериментальной работе, изучая поведение подопытно-
го животного при передаче мысленного внушения, В. Л. Дуров решающее зна-
чение придавал силе человеческого взора,. направленного в глаза животно-
го или "куда-то глубже глаз -в мозг животного". Не раз испытал он силу
своего взгляда и убеждался в "странном" воздействии этой силы на живот-
ное.
Приведем один из многочисленных примеров, описанных В. Л. Дуровым
[33]. Это случилось в Москве 21 февраля 1914 г. Показывая свой зверинец
комиссии, состоявшей из нескольких ученых и .представителей прессы, сре-
ди которых был известный в те времена издатель газет А. А. Суворин, В.
Л. Дуров подошел вместе с ними к большой клетке, в которой помещались
привезенные из Африки лев Принц и львица Принцесса. Уже три года эти
хищники мирно жили друг с другом у В. Л. Дурова. По настойчивой просьбе
членов комиссии, в особенности А. А. Суворина, о том, чтобы льву было
внушено напасть на львицу (которая в это время спокойно лежала в дальнем
углу клетки), В. Л. Дурой, глядя в глаза стоящего перед, ним льва, про-
извел соответствующее мысленное внушение. В своем воображении он ярко
представил себе картину, будто львица подкрадывается к воображаемому
куску мяса, якобы лежащему у передних лап льва, и ее покрытая желтой
шерстью лапа с выпущенными когтями вот-вот прикоснется к мясу.
И вдруг лев взревел, бросился на львицу и укусил ее. Звери момен-
тально слились в один катающийся громада мни клубок, клетка шаталась и
гудела от ударов их тел. Присутствовавшие в страхе покинули помещение.
Ушел с ними В. Л. Дуров.
Возбуждение долго не оставляло льва. Спустя некоторое время В. Л. Ду-
рову доложили, что Принц схватил лапой (через решетку) проходившего мимо
служителя и сильно поранил ему руку. Дуров решил вернуться к клетке и
попытался успокоить льва.
Вот его рассказ о том, что произошло при этом. "При моем появлении
лев ходил беспокойно взад и вперед по клетке, а Принцесса, как только он
приближался к ней оскаливала зубы и рычала. Я пробовал успокоить льва
интонировкой (ласково произносимыми словами. - Б. К.), однако он как бы
не замечал меня и продолжал беспокойно ходить... Но вот он все-таки лег
в углу клетки. Я подошел и поймал его взгляд. Принц оскалил зубы и от-
вернулся. Я еще ближе придвинулся к нему и вторично поймал его взгляд.
Лев, открыв пасть, вскочил.. Как только его глаза встречались с моими,
он каждый раз поднимал свои щеки, показывал зубы и фыркал, обдавая меня
горячим дыханием. Вот он все дольше и злобнее стал всматриваться в мои
глаза. При моем малейшем движении в сторону Принц, вдруг с рычанием бро-
сался к решетке и царапал передними лапами гладкий пол клетки. Теперь
стало ясно для меня лев не переносил хладнокровно моего взгляда. Отдох-
нув от напряжения, я перевел свой взор на Принцессу. Принц еще тревожнее
заметался из стороны в сторону. Резкое мое движение и пристальный взгляд
моментально заставил Принца броситься к решетке.
Стоя на одном месте, он быстро перебирал передними лапами по полу,
как бы бежал ко мне. Глаза его горели зеленым фосфорическим светом. Те-
перь он уже их не отрывал от моих глаз. Но вот он лег. Пасть открыта,
когти выпущены.
И чем дальше, тем он вел себя спокойнее. Перестав бить по полу хвос-
том. Принц начал щурить глаза, как бы засыпая. Вот он мягко заскулил:
"мияу - мияу", облизнулся и полузакрыл глаза. Я продолжаю, не отрываясь,
глядеть на льва, мысленно ласкаю его, пальцами шевелю гриву Принца, чешу
у него за ухом, и все это мысленно. Его "мияу" как бы застряло в горле,
глаза крепко закрылись на несколько секунд. Я отошел от клетки. Лев мой
лениво, спокойно поднялся с пола и аппетитно потянулся".
С точки зрения основ биологической радиосвязи описанный случай имеет
сходство со случаем, произошедшим в 1880 г., когда юный Володя Дуров си-
лой своего взора остановил готовившегося напасть на него одичавшего
ульмского дога и заставил его отступить. Идущая из глаз В. Л. Дурова
вместе с "лучом зрения" (направленным в глаза и далее глаз - в мозг жи-
вотного) биологическая радиация, достигнув возбужденного в этот момент
нервного центра животного, оказала воздействие на этот центр, послужив-
шее как бы толчком. После этого толчка изменилась роль центра: из воз-
буждающей она стала тормозящей.
Понять яснее общую картину этого процесса можно, руководствуясь сле-
дующей важной психологической закономерностью, установленной выдающимся
физиологом нашего времени акад. А. А. Ухтомским [68]: "Физиологическая
мысль чрезвычайно обогащается перспективами и проблемами с того момента,
когда открывается, что роль нервного центра, с которой он вступает в об-
щую работу его соседей, может существенно изменяться, из возбуждающей
может становиться тормозящей для одних и тех же приборов, в зависимости
от состояния, переживаемого центром в данный момент. Возбуждение и тор-
можение - это лишь переменные состояния центров в зависимости от условий

<< Пред. стр.

стр. 5
(общее количество: 13)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>