<< Пред. стр.

стр. 7
(общее количество: 13)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

возникают при воздействии вспышек света электролампы на нормальные зри-
тельные рецепторы человека. В последующем в схему генератора был включен
фотоэлемент. При его освещении в цепи электродов появлялся ток, соот-
ветствующий "видению" вспышек света. Пациент с фотоэлементом в руках от-
мечал горение электролампы (мощностью 40 Вт) и определял окно в комнате
по дневному свету, падающему на фотоэлемент. Далее были использованы две
пары электродов при одном генераторе с фотоэлементом. При этом пациент
мог различать некоторые более сложные световые изображения.
К числу доказательств электромагнитной природы "луча зрения м можно
отнести примеры, наблюдающиеся и мире хищных животных. Например, обитаю-
щая в пустынях Азии ядовитая змея эфа. прежде чем схватить свою жертву
(тушканчика, кролика), парализует ее взглядом. Точно так охотится на
мальков хищная рыба астроскопус, живущая в водах Атлантического океана.
Большую часть суток она проводит лежа на дне (брюхом вниз). Ее пасть и
глаза расположены на спине. Мышцы глаз рыбы представляют собой систему
электрических батареек. Когда в поле зрения астроскопуса появляется ма-
лек, глаза хищника пристально следят за его продвижением. И вот вдруг
тело малька, вздрогнув, оцепеневает и в следующий момент как бы втягива-
ется в открытую пасть рыбы.
Какие же силы парализуют жертву? Оказывается, как только в поле зре-
ния этой хищной рыбы появляется изображение проплывающего над ней
малька, из ее глаз излучается электрический импульс, достигающий нервной
системы жертвы, вследствие чего она и приходит в оцепенение, делаясь
легкой добычей хищника. Излучение из глаз происходит чисто рефлекторно
как реакция на зрительное ощущение, полученное от изображения малька на
сетчатке глаза.
Вот еще один пример. В болотистых местах рек Южной Америки среди гус-
тых тростниковых зарослей водится водяная свинья капибара - довольно
крупное животное. Капибара питается травой и корешками растений, легко
подвижна на суше, превосходно плавает в воде и под водой. Местные охот-
ники не раз наблюдали, каким "странным" способом нападает на капибару
огромная змея анаконда. Внезапно появившись перед калибарой, анаконда
высоко поднимает голову и пристально смотрит в глаза своей оцепеневшей
жертвы. Затем змея совершает молниеносный бросок на капибару, также мол-
ниеносно обвисает ее кольцами своего могучего тела, душит и мнет, пере-
ламывая ей кости, а потом заглатывает ее начинал с головы.
В. Л. Дуров на опыте доказал, что и под пристальным взглядом челове-
ка, устремленным в глаза капибары, это животное впадает в состояние
столбняка. Если же отвести взгляд, то животное сразу же "приходит в се-
бя". То же самое происходит, если человек смотрит чуть ниже или выше
глаз животного. Следовательно, в данном случае, как и в опытах С. Я.
Турлыгина, "луч зрения" представлял собой узкий пучок прямо направленных
биорадиационных излучений глаза.
Итак, можно считать, что пристальный взгляд глаз вместе с "лучами
зрения" несет максимальную энергию излучения из палочек сетчатки, как из
микроантенн своеобразного радиационного аппарата, заложенного в зри-
тельных долях мозговой коры. Происходит затрата энергии нейронных мозго-
вых клеток зрительной области коры мозга. При этом "впечатляющая" сила
взгляда от первого человека, попавшая на сетчатку глаз второго человека
(или животного) и далее в центры мозга, максимальна. При незначительном
смещении взгляда в сторону от глаз второго человека (или животного) сила
взгляда уже не может произвести "впечатления" на его центры. Если же
первый человек закроет глаза, очевидно, никакие "лучи зрения" не излуча-
ются вообще и никакая энергия из палочек сетчатки его глаз не расходует-
ся.
Вовсе не обязательно, чтобы "впечатляющая" сила и продолжительность
биорадиационного воздействия "луча зрения" была какой-то особенно
большой и длительной. Из техники кинематографии известно, что для того,
чтобы человеческий глаз воспринял тот или иной кадр фильма, минимальная
длительность времени его экспозиции (показа) не должна быть менее 1/20
секунды. Более стремительная смена кадров "смазывает" кинокартину глаз
не видит на экране никаких кадров. Однако сейчас доказано, что если меж-
ду кадрами на кинопленке вставить один отличающийся от остальных доба-
вочный кадр, на котором написаны, например, только два-три слова, легко-
доступные пониманию, то хотя мы не увидим их на экране (не сможем прочи-
тать, поскольку они промелькнули очень быстро), в зрительном центре на-
шего мозга они все же оставят след - впоследствии эти слова нам припоми-
наются: они "всплывают" в нашем сознании (точнее в подсознании) либо в
связи с воспоминанием о виденном фильме, либо независимо от этого. Мало
того, слова эти формируют наши мысли и желания, т. е. оказывают воз-
действие на сознание человека.
Кое-что об эмоциях
Каким образом может быть объяснен этот феномен? Будем смотреть на
медленно (или быстро, это все равно) движущуюся перед глазами белую лен-
ту, по всей длине которой начерчена черная прямая линия. Вскоре наши
глаза привыкают к однообразию кинематографической "динамики" этого изоб-
ражения и даже устают следить за продвижением ленты и линии на ней. Но
если на линии вдруг окажется какая-нибудь более заметная зазубринка (или
поперечная черточка), ее появление наши глаза тотчас же легко отметят в
подсознании. Рассматривая аналогичные явления по другим отмечаемым под-
сознательной сферой мозга ощущениям, например от "мимолетных" сигналов
звука ультравысокой частоты (свисток Гальтона. см. раздел "Орган слу-
ха"), мы приходим к выводу, что условный рефлекс, т. е. реакция организ-
ма на эти ощущения, проявляется и тогда, когда уловленной мозгом
действие такого "мимолетного" сигнала недоступно анализу и синтезу соз-
нания.
Однако приведенные факты не только подтверждают биорадиационный эф-
фект действия "луча зрения". Они позволяют развить этот вывод в сторону
более тонкого понимания столь замечательного феномена. Во-первых,
действие "мимолетного" словесного сигнала показывает, что здесь мы имеем
дело и со второй сигнальной системой. К тому же проделанный в 1938 г.
опыт Т. В. Гурштейна, когда перцепиентка Е. Г. Никольская исполнила его
мысленное внушение: произнести слова "мне приятно здесь сидеть", - подт-
верждает возможность включения второй сигнальной системы в сферу биора-
диационной связи. Во-вторых, вспомним опыт В. Л. Дурова со львом Прин-
цем. Сначала лев исполнил мысленный "приказ" дрессировщика: напасть на
львицу; здесь агентом воздействия (побочным раздражителем) от взгляда
человека послужил импульс, изменивший спокойное (т. е. тормозящее) сос-
тояние нервного центра в мозгу льва на возбуждающее: лев напал на льви-
цу. Затем последовал другой мысленный "приказ" дрессировщика льву: успо-
коиться; в данном случае побочным раздражителем у льва от взгляда чело-
века послужил импульс, изменивший раздраженное (т. е. возбуждающее) сос-
тояние нервного центра у льва на тормозящее: лев успокоился. Не говорит
ли это о том, что биорадиационное действие "луча зрения" в обоих случаях
содержало некую эмоциональную "окраску": в одном случае это была эмоция
возбуждения, в другом - эмоция успокоения. Сравнивая эти оба случая с
фактами тормозящего воздействия "луча зрения" у хищников (при нападении
на обезволенную этим "лучом зрения" жертву), мы видим поразительное от-
личие. Человек, благодаря высшей ступени своего разума, сознания, умеет
"окрашивать" "луч зрения" эмоцией, т. е. действует избирательно, созна-
тельно подчиняя вызываемое им у животного действие своему (человеческо-
му) акту мышления. Иными словами, мы видим, что человек в одном случае
организует одно поведение животного, в другом - другое. Животное не мо-
жет так поступать. Нападающий на жертву хищник не может действовать из-
бирательно, это лишь инстинктивно (инстинкт поддержания жизни питанием)
. Здесь проявляется свойственная животному миру низшая стадия сознания.
Выше уже приводились выводы акад. П. П. Лазарева о том, что неутомля-
емость зрительного центра связана с другой функцией этого центра, а
именно с протекающими в нем периодическими реакциями химического
свойства. Эти реакции кладут начало образованию электромагнитных колеба-
ний в зрительном анализаторе, или излучению наружу электромагнитных волн
(т. е. "лучей зрения" по нашей теории - Б. К.). Иными словами, здесь
действует закон: химическое через электрическое и электрическое через
химическое. Этими словами мы хотели бы лишний раз подчеркнуть органичес-
кую связь процессов химического свойства в мозгу человека с биоэлектро-
магнитными процессами.
Для нашей темы не менее важное значение имеют выводы и из других исс-
ледований. Известно, например, что введенные в организм человека алкало-
иды из сока растения мескалины в Мексике способствуют возникновению в
сознании у этого человека внушенных галлюцинаций и облегчают у него про-
цесс "приема" мысленной информации, переданной другим человеком на расс-
тоянии. Врачи-токсикологи, изучая действие сока мескалины в Мексике, от-
метили, что он приводит мексиканских индейцев (пристрастившихся к приему
этого сока целой группой участников, специально собирающихся для этой
цели в обрядовой обстановке) в состояние необычайной связанности движе-
ний отдельных органов тела и заметной легкости восприятия (всеми участ-
никами группы) мысли, переданной одним из членов группы, считающимся у
них вождем. Такое связанное (подавленное) состояние двигательных им-
пульсов врачи назвали термином "эмпатия" и установили, что "эмпатичный"
индивид показывает результаты приема невысказанной вслух мысли гораздо
лучше, чем человек в нормальном состоянии. Например, д.-р Осмонд [80] по
этому поводу придерживается следующего мнения: "Насколько я могу судить,
вызванное этим соком состояние можно объяснить тем, что мозг тогда имеет
некоторое нарушение функций (при подавленности сознания) и поэтому реа-
гирует на прием посторонней мысли более чутко и более полно, чем мозг с
нормальные ми функциями". Осмонд считает, что поскольку химизм вещества
сока мескалины изменяет чувствительность к восприятию переданной мыслен-
ной информации на расстоянии, этот феномен (передачу мыслей) и следует
отнести к разряду материальных явлений.
Однако важно здесь и другое, неотмеченное упомянутыми исследователями
обстоятельство, для пояснения которого приходится сделать небольшое отс-
тупление. Мы уже говорили о том, что парализующее воздействие биорадиа-
ционной волны "луча зрения" на двигательный центр у жертвы хищника
объясняется как раздражение, изменяющее главенствующую роль нервного
центра мозга жертвы: из возбуждающей моторные движения собственного ор-
ганизма, она (роль) сделалась тормозящей.
Следовательно, наряду с вызванными этим "лучом зрения" биоэлектромаг-
нитными процессами в мозгу жертвы, очевидно, произошли и химические про-
цессы (объясняемые привлеченными выше выводами из работ П. П. Лазарева).
Но вместе с тем мы можем дополнить и несколько исправить рассуждения
д-ра Осмонда новым веским соображением: очевидно, химические вещества
сока мескалины послужили тем раздражителем, который изменил главенствую-
щую роль нервного центра - из возбуждающей в тормозящую. Между состояни-
ем "эмпатии" человека и состоянием подавленности движений жертвы хищника
можно поставить знак равенства. Однако ошибочным следует считать мнение
д-ра Осмонда, будто при "эмпатии" происходят "некоторые нарушения нор-
мальных функций мозга". На самом деле функции мозга остаются нормальны-
ми, только изменяется главенствующая роль действующего нервного центра в
мозгу; из возбуждающей она становится тормозящей - это н есть более пра-
вильное определение состояния "эмпатии". К сказанному следует еще приба-
вить, что материальный характер феномена передачи мысленной информации
группе "эмпатических" людей ничем иным нельзя объяснить, как только
действием биорадиационной волны. излучающейся из центральной нервной
системы вожака в процессе мышления, происходящем в его мозгу.
Но и это еще не все. Проф. А. В. Леонтович учит [45), что во многих
случаях возбуждения и торможения импульсов происходит так называемая ас-
симиляция и диссимиляция химических компонентов в соответствующих орга-
нах нервной системы. Под этим надо понимать следующее: в состав проводя-
щей импульс ткани нервов входят также вещества, способные к обратным ре-
акциям. Такие реакции нередко сопровождаются электрическим процессом
диссоциации (разложения), идущим в сторону освобождения отрицательных
ионов (диссимиляция), или в сторону освобождения положительных ионов
(ассимиляция). Поэтому можно принять, что при состоянии "эмпатии" мозга,
под действием пришедших извне биорадиационных излучений (телепанемы из
мозга вожака) происходит процесс ассимиляции, приводящий не только к по-
давлению двигательных импульсов у "эмпатического" индивида, но и к об-
легчению дальнейшего восприятия им тех же излучений.
Нам представляется, что феноменальная способность человека мысленно
на расстоянии воздействовать на других находится все еще в зачаточном
состоянии. Не правы те, кто считает эту способность мозга отживающей,
вырождающейся и т. п. Наоборот, она представляет собой начало, зародыш
новой, более высокой ступени развития человеческого сознания на новой,
высшей основе, на основе биологической радиосвязи.
Подтверждает эту гипотезу простой закон природы: чем больше человек
станет упражнять в себе эту биологическую способность, тем большее раз-
витие она получит и тем могущественнее будет власть человека над приро-
дой.
Глава IV
ОРГАН СЛУХА - АНАЛИЗАТОР БИОЭЛЕКТРОМАГНИТНЫХ ВОЛН АКУСТИЧЕСКОЙ ЧАСТО-
ТЫ
Попытаемся объяснить "механизм" восприятия сознанием человека вещест-
венного звука ("серебристого звона") на большом расстоянии от источника
звука.
Как известно, серое вещество мозга, т. е. скопление ганглиозных кле-
ток, лежит у самой поверхности головного мозга и образует его кору.
Средние части мозга состоят из белого вещества. В нижних частях полуша-
рий мозга, внутри, с каждой стороны, лежат несколько внутренних скопле-
ний серого вещества - большие ганглии головного мозга. Они состоят из
нейронов ассоциационного типа (ассоциация - сочетание, сообщество). Кора
головного мозга состоит из многих рядов (5-8) ганглиозных клеток, причем
в каждом таком ряду имеется обычно по несколько ярусов однородных кле-
ток. Физиологи считают [35], что в коре головного мозга имеется в сред-
нем 14 миллиардов нервных (ганглиозных) клеток.
Функции полушарий головного мозга складываются также из деятельности
частей, составляющих две трактовые системы: двигательную и чувстви-
тельную, и из работы центровых и ассоциационных нейронов, причем отмеча-
ется большое преобладание ассоциационных над центровыми. Это последнее
обстоятельство делает полушария головного мозга главным центральным ор-
ганом высшей нервной деятельности человека, поскольку ассоциационные
нейроны и образуют высшие центры психической деятельности человека. А.
В. Леонтович [45] указывает: "Как всякое движение, так и чувстви-
тельность всякого участка живого тела имеют свой сознательный центр в
арке мозга: это выражают обыкновенно так, что в мозгу имеются "проекци-
онные волокна", благодаря которым все участки нашего тела с большей или
меньшей точностью и совершенством "спроецированы" на корку мозга. Благо-
даря этому, например, помимо действительной ноги, в мозгу удивительным
образом существует своя, если можно так выразиться, "мозговая" нога, на-
ми собственно непосредственно и сознаваемая способом, до сих пор непод-
дающимся сколько-нибудь удовлетворительному объяснению" (явление наблю-
далось у лиц с ампутированной ногой (или рукой); после удаления ноги мо-
жет пройти несколько лет, однако оперированный не перестает жаловаться
на боль, например, в большом пальце отрезанной ноги). Точно также спрое-
цировано в коре головного мозга и движение (или может быть лишь предс-
тавление о движении) той или иной части тела. Сообразно этому различают
психо-моторные и психо-сенсорные центры мозга и идущие от них нуги.
Раздражение первых передается трактовым моторным путам, возбуждение вто-
рых происходит от раздражения трактовых чувствительных путей спинного
мозга. Существование проекционной системы головного мозга обусловливает
так называемую локализацию (размещение) центров чувствования в головном
мозгу. Схема размещения этих центров показана на рис. 15. Рис. 15. Схема
расположения в головном мозгу человека центров чувствования отдельных
органов и членов тела.
По определению акад. И.П. Павлова, рефлекс, "рефлекс есть непременная
закономерная реакция организма на внешний агент, которая осуществляется
при помощи определенного отдела нервной системы". Для возникновения реф-
лекса необходимо внешнее раздражение со стороны среды, окружающей орга-
низм. Начальная фаза действия этого раздражения заключается в превраще-
нии внешней энергии в нервный процесс. Превращение это производится ре-
цептором11, в данном случае волосатой клеткой слухового нерва в улитке
внутреннего уха. От рецептора этот процесс распространяется (по цент-
ростремительной нервной нити) в мозговой конец анализатора. Следова-
тельно, "слуховой" рефлекс невозможен без анализатора. В нормальных ус-
ловиях восприятия звука анализатор составляет исходную, среднюю и конце-
вую части всего слухового нервного пути, или слуховой рефлекторной дуги.
И. П. Павлов представляет нервный путь или рефлекторную дугу в виде
сцепления трех аппаратов: 1) анализатора, 2) соединительного или замыка-
тельного прибора; 3) исполнительного или замыкательного прибора. Он при-
шел к выводу, что "большие полушария представляют главнейшим образом го-
ловной конец анализатора. Следовательно, и все большие полушария заняты
воспринимающими центрами, т. е. мозговыми концами анализаторов"12.
Слуховой анализатор состоит из рецептора, т. е. волосатой клетки в
улитке внутреннего уха, слухового нерва и тех мозговых клеток в больших
полушариях, в которых заканчивается слуховой нерв. Слух есть дея-
тельность всего слухового анализатора, причем высший анализ слухового
ощущения осуществляется соответствующей ганглиозной клеткой коры голов-
ного мозга как мозговым концом анализатора. И. Л. Павлов показал, что
мозговой конец анализатора сам по себе представляет сложный механизм. Он
состоит из ядра собственно мозгового конца слухового анализатора как ос-
новного воспринимающего звуковое раздражение нервного элемента и ряда
других рассеянных в коре мозга элементов данного анализатора.
И. П. Павлов доказал, что анализаторы являются необходимыми органами
приспособления организма человека к окружающей среде. Единство организма
с внешней средой и его зависимость от внешнего мира выступает в форме
рефлекса. Следовательно, надо понимать, что непременной и закономерной
реакцией на полученный моим мозгом в 1919 г. звуковой раздражитель в ви-
де пришедшей от мозга моего умирающего друга биоэлектромагнитной волны
(акустической частоты) явился непременно и закономерно возникший у меня
в этот момент рефлекс: я поднялся на локте и сделал ряд движений в поис-
ках источника звука. И наоборот, этот рефлекс явился результатом воспри-
ятия моей нервной системой пришедшей извне в мой мозг электромагнитной
волны биологического происхождения.
Не противоречат ли мои воззрения гениальному учению И. П. Павлова о
высшей нервной деятельности? Мне кажется, нет. Прежде всего приведем не-
которые взгляды И. П. Павлова на внушение вообще. "Внушение есть наибо-
лее упрощенный типичнейший условный рефлекс человека... Возможно, что мы
когда-нибудь научимся делать внушение и животным во время гипнотического
состояния"13.
Павловское учение не утверждает, что нет или не может быть биорадиа-
ционных излучений из центральной нервной системы, но и не доказывает на-
личие их. Как известно, сам И. П. Павлов не занимался вопросами электро-
физиологии нервов. Его интересовали только вопросы чистой физиологии. В
статье, посвященной памяти своего сотрудника А. В. Самойлова, И. П. Пав-
лов пишет: "Я был и остаюсь чистым физиологом, т. е. исследователем,
изучающим функции отдельных органов, условия деятельности этих органов и
синтезирование работы органов в общую механизацию того или другого отде-
ла организма или целого организма, и мало интересуюсь последними глубо-
кими основаниями функционирования органа, его ткани, для чего уже требу-
ется преимущественно химический или физический анализ".
Как-то при посещении лаборатории И. П. Павлова (в 1925 г.) проф. А.
В. Леонтович рассказал ему об опытах мысленного внушения животным В. Л.
Дурова и о результатах экспериментирования через экранирующую камеру Б.
Б. Кажинского. Но И. П. Павлов принципиально отказался обсуждать влияние
эмоциональной "окраски" получаемых В. Л. Дуровым реакций животного.
Вместе с тем известно, что И. П. Павлов положительно относился к работам
своего ученика В. Ю. Чаговца по электрофизиологии нервов, предоставил
ему полную возможность вести электрофизиологические исследования в руко-
водимой им (И. П. Павловым) лаборатории. Несомненно, знал И. П. Павлов и
о том, что В. Ю. Чаговец являлся основоположником ионной теории раздра-
жения, по существу доказывавшей электрическую природу психических про-
цессов. Знал он также о взглядах и работах- П. П. Лазарева, утверждавше-
го именно на основе ионной теории возбуждения, что этот психический про-
цесс сопровождается появлением в окружающем пространстве электромагнит-
ной волны, которая, доходя до центров мозга другого индивидуума, обнару-
живающего тот же период и ту же реакцию, приводит его в возбуждение.
Иначе говоря, И. Л. Павлов несомненно знал, что. работы П. П. Лазарева и
В. Ю. Чаговца уже в те времена (1920 г.) давали возможность подходить к
феномену передачи мысленной информации на расстояние с точки зрения ге-
нерирования электромагнитных волн в нервных клетках мозга. Обладая кру-
гозором крупнейшего ученого, И. П. Павлов, .видимо, находил правомерной
а нужной для науки работу у себя в лаборатории и в области электрофизио-
логии нервов, хотя сам этим непосредственно и не занимался.
Позднее школой И. П. Павлова было начато изучение воздействия элект-
ромагнитного поля на высшую нервную деятельность14.
Цепи прямой и обратной связи в нервах
Но вернемся к рефлексам от слуховых восприятий Мы считаем, что улитка
с заключенным в ней Кортиевым органом является рецепторным аппаратом
слухового анализатора, превращающим энергию звуковых волн в энергию
нервного возбуждения, а взятая вместе с мозговым концом слухового анали-
затора, система этих нервных элементов составляет замкнутую цепь прямой
и обратной связи Томсоновского колебательного контура.
Принимая эти предпосылки, посмотрим, как на их основе можно объяснить
факт состоявшегося в 1919 г. приема мной извне биоэлектромагнитной волны
с частотой, характерной для высоких тонов "серебристого звона".
Приводя описание нескольких определенных структурно разнообразных
ганглиозных клеток, А. В. Леонтович отмечает [47]: "...имеется ряд осо-
бенностей нервов, которые напрашиваются на трактование их с точки зрения
путей и аппаратов для проведения электричества...
Вполне очевидно, что мы имеем в данном случае не какие-то случайные
структуры, а аппараты, устроенные по какому-то определенному плану, где
функция и структура определяют друг друга". Эта установка дает нам осно-
вание, например, рассматривать ганглиозную пирамидную клетку мозга (по
рисунку 16, заимствованному из упомянутой работы А. В. Леонтовича) с ее
многочисленными внутренними фибриллами, имеющими ультрамикроскопические
"бляшки" (пластинки, пуговки, щипики и т. п.) на многих своих концах
внутри клетки, как подобие радиоламп-триодов нескольких назначений. Так,
можно допустить, что некоторые из этих ламп играют роль генераторов, из-
лучающих биоэлектромагнитную волну наружу, другие же из них играют роль
детекторов, обнаруживающих пришедшую извне биоэлектромагнитную волну. В
первом случае мы имеем радиогенератор, включенный в колебательный контур
какой-то одной цепи нервных элементов человеческого организма, т. е.
иными словами "биорадиопередатчик", а во втором случае (с радиодетекто-
ром) - "биорадиоприемник". Рассмотрим "внутреннюю" работу того и друго-
го, когда они по отдельности размещены в системе слухового анализатора.


Рис. 16. Многочисленные тончайшие фибриллярные нити а с ультрамикроскопическими варикозными утолщениями б, пластинками (бляшками) е, пуговками и шипиками г и т. л. на многих своих концах, составляющие сому (тельце) ганглиозной пирамидной клетки мозга человека (по Рамон-и-Кахалу).
Воспринятые волосатыми нервными клетками на определенном участке ос-
новной мембраны улитки слухового рецептора "биорадиопередатчика" акусти-
ческие колебания условно той частоты, которая характерна для "серебрис-
того звона", передались по слуховому тракту в корковый конец слухового
анализатора в мозгу. В этом процессе роль проводников нервного тока
действия играли не только центростремительные волокна цепи нейронов от
рецептора до мозгового конца анализатора, но и центробежные волокна дру-
гой цепи нейронов, идущей от мозгового конца анализатора до рецептора.
Эти нейронные цепи образовали обе вместе один электрически замкнутый ко-
лебательный контур, в котором стал циркулировать колебательный биоэлект-
рический ток. В контур, состоящий из двух нейронных цепей (как из двух
половин), включены соленоиды, конденсаторы, генерирующая "радиолампа" и
энергоисточник (зерна Ниссля в ядре ганглиозной клетки). Наружу же излу-
чалась биоэлектромагнитная волна соответствующей частоты. Но при этом
биоэлектрическое раздражение (возбуждение) мозгового конца анализатора
содровождалось анализом и синтезом полученного звукового ощущения в моз-
гу "биорадиопередатчика", и принятый акустический сигнал был оценен соз-
нанием человека как "серебристый звон". Таковым этот звук был услышан и
осознан, если данный мозг был в сознании, или же он был "услышан", но не
осознан, если мозг был жив, но не был в сознании. В последнем случае в
мозгу не могла бы произойти работа по анализу и синтезу поступившего (из
рецептора) акустического сигнала.
Однако есть еще одна возможность, когда при нормальном состоянии моз-
га не совершается анализ и синтез поступившего в мозг извне акустическо-
го сигнала. Из работ знаменитого павловского института физиологии извес-
тен следующий опыт. Помещенный в звуконепроницаемую камеру человек при-
касается рукой к контактам, к которым (как ему об этом заранее сообщено)
может быть подведен безопасный для здоровья слабый импульс электротока.
Когда включают ток, то ощущая удар, человек отдергивает руку. Повторные
пробы воспитывают устойчивый рефлекс отдергивания руки Но вот условия
опыта изменяются без ведома для испытуемого: за минуту перед включением
импульса тока приводится в действие находящийся в камере и невидимый для
испытуемого свисток Гальтона. Его высокочастотное звучание длится
столько же времени, как и импульс тока. Но человеческое ухо не может ус-
лышать этот звук, и испытуемому кажется, будто в камере по прежнему сто-
ит абсолютная тишина. Пробы одновременной подачи импульсов неслышимого
звука и электротока повторяют несколько десятков раз с различными интер-
валами между пробами. Наблюдатели вне камеры видят (через застекленное
окно в стене камеры), что каждый раз при пробе испытуемый отдергивает
руку. Но вот условия опыта изменяются еще раз (опять без ведома для ис-
пытуемого): теперь при подаче импульса "неслышимого" звука импульс тока
не включают, а между тем наблюдатели видят, что испытуемый отдергивает
руку, как если бы его ударил ток. Если его спросить, почему он отдернул
руку, он скажет, что ему показалось, будто его ударил ток. Таким обра-
зом, воспитался условный рефлекс на такой вторичный добавочный раздражи-
тель (неслышимый звук свистка Гальтона), при котором ответная реакция
организма проявляется, хотя действие этого добавочного раздражителя не-
доступно анализу и синтезу мозга. Впечатление о таком, условно назовем
его "мимолетным", сигнале (звуке) как добавочном раздражителе не дошло
до сознания испытуемого, хотя и отразилось в его нервной деятельности:
вызвало ответную реакцию. Это значит также, что ухо человека все же
воспринимает звук свистка Гальтона, но действие этого сигнала как звуко-
вого раздражителя отражается только в подсознании человека. Это "подсоз-
нательное" действие нельзя противопоставлять сознательному: и в том, и в

<< Пред. стр.

стр. 7
(общее количество: 13)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>