стр. 1
(общее количество: 18)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Кант 2 – с.13 Кант 3 – с.24 Кант 4 – с.44 Кант 5 – с.63 Кант 6 – с.80 Кант 7 – с.98
Кант 8 – с.114 Кант 9 – с.129 Кант 10 -с.145 Кант 11 - с.166 Кант 12 -с.180 Кант 13 -с.196



Кант 1
Ну о Канте говорить очень сложно, вы понимаете. Это связано с разными обстоятельствами. Во-
первых, Канта все знают, особенно у нас мне кажется это распространено. Но это хорошо, то есть
философ, любой философ считает невозможным обойти эту фигуру, невозможным рассуждать, не
ознакомившись с сочинениями Канта; ознакомившись с ними, считает себя специалистом. Почему-то
Кант очень располагает к тому, чтобы создать иллюзию, а может быть не иллюзию, а действительное
понимание у его читателей. Ну вот это ставит меня в трудное положение, потому что времени у нас
мало, а тем более была высказана просьба подробнее говорить о последователях Канта.



Итак, начинаем. Ну, прежде всего… а прежде всего наверное все-таки
несколько слов стоит сказать о жизни Канта, хотя ее обстоятельства известны,
но тем не менее некоторые такие основные моменты напомню просто вам.
Кант родился в 1724 году, прожил 80 лет, сам он считал, что похоже что его
долгая жизнь это его огромное достижение, потому что он родился очень
слабым, тщедушным человеком и думали что он вообще даже
нежизнеспособен младенец, настолько хиленьким и даже когда он вырос, он
все равно был человеком небольшого роста – чуть больше 150 см. Очень
невысокий, с большой головой, ссутулившийся такой. Родился он очень в
бедной, надо сказать, семье, отец его был ремесленником, то есть шорником,
то есть седельных дел мастером. В семье был много детей и вряд ли он
получил бы образование хорошее, он был способным мальчиком и на него
обратил внимание один пастор, который способствовал поступлению Канта в
школу, в гимназию и он все-таки смог получить начальное образование
достаточно хорошее, причем обнаруживались его удивительный способности
к латыни прежде всего, все учителя обращали внимание, как здорово ему
дается этот язык. После того как он закончил школу, он смог рассчитывать на
поступление в университет, опять-таки ему была оказана финансовая
поддержка, потому что это тоже было достаточно дорогое удовольствие
учиться, и поступил в Кенигсбергский университет, который он закончил в 46
году. На каком факультете он учился в точности не известно, в документах не
сохранилось… Знаменитая Альбертина, Кенигсбергский университет, в
котором он учился, почему-то в данном случае бестолково распорядился
В.В.Васильев -2- Кант

своими архивами. Ну, это, правда, было бурное время. Восточная Пруссия
была перекрестком межгосударственных интересов, и в частности Россия
давно присматривалась к этому кусочку прусской земли. И в пятидесятые
годы XVIII века наши доблестные войска взяли Кенигсберг, а потом взяли и
Берлин. Кенигсберг был отчужден от Восточной Пруссии в пользу России и
Кант на несколько лет стал российским подданным. Так что можно говорить,
что он русский философ. Фактически он был российским философом. Писал
письма российской императрице Елизавете, просил, чтобы его назначили на
пост профессора. Правда, письмо затерялось, так его и не назначили во время
этого подданства, потом уже, позже он стал профессором, в семидесятом
году. Но отношения с российской наукой и с Россией всегда у него были
теплые, он потом был удостоен звания академика Петербуржской Академии
Наук. Так, что можно говорить еще и так – академик Кант, «как сказал
академик Кант…» O
Правда там была история, довольно нелепая, когда ему объявили,
заочно (он сам естественно не ездил никуда из Кенигсберга последние 50 лет,
последние 50 лет жизни свои он далеко не выезжал, после того как однажды
друг его пригласил прокатиться на 10 минут на карете за город, а там у кареты
отвалилось колесо и пришлось этот пикник продлить до вечера, Кант твердо
решил, что вообще больше никогда не поддастся на такие предложения, на
все эти увеселительные прогулки, которые ему совершенно не нужны, и он
будет строго придерживаться правил, которые сам себе выработал...); так вот,
хоть он и не был там, все-таки ему дали звание, но не обошлось без
недоразумения: он написал письмо ответное Президенту Академии госпоже
Дашковой, княгине, но письмо не дошло, и потому вступление Канта в
Академию было отложено на несколько лет, потому, что он должен был
прислать подтверждение (не считает ли он это оскорблением, к примеру, если
его будут называть русским академиком). Ну, он потом извинялся, конечно,
говорил, что это недоразумение, что во всем почта виновата, почта работала
уже тогда также как сейчас…
О Канте и его жизни много мифов существует. В частности, говорят, что
он действительно жил по четкому распорядку, как часы. По нему даже вроде
как сверяли время кенигсбежцы - когда видели, как он выходит на прогулку,
В.В.Васильев -3- Кант

значит уже пять часов. Но это не совсем так. На прогулку он стал выходить
довольно поздно. Регулярные прогулки - это дело последних лет его жизни.
Когда он стал владельцем собственного дома, а это произошло в восемьдесят
четвертом году. До этого он снимал квартиру. В этом домике был сад.
Причина-то прогулок весьма прозаична. Был такой симпатичный садик –
зачем гулять по городу, можно ведь в саду погулять? И Кант вначале и
выходил в этот сад. Но мальчишки, которые проведали, что в этом доме живет
какой-то странный человек, которым почему-то гордится весь Кенигсберг, но
который внешне не производит впечатление исполина, какого-то, великана (а
кем еще можно гордиться по представлению мальчишек? Конечно, только
каким-то суперменом) решили испытать Канта и стали бросать в сад камни.
Они чуть ли не попали в Канта и он перестал гулять в саду, стал гулять по
городу, считать вот эти мосты. В Кенигсберге много мостов было, сейчас их
там осталось меньше. Университет находился на острове. Кенигсберг возник
из соединения трех городов и, между прочим, год рождения Кенигсберга
совпадает с годом рождения Канта: именно в этот год появился Кенигсберг
как единая социально-политическая административная единица. Северный,
Южный и Центральный город располагался на острове. На этом же острове
располагался Собор и Университет Альбертина. И Кант первые годы
преподавательства в университете, а он стал преподавать с пятьдесят пятого
года, в сорок шестом он закончил Университет и девять лет учительствовал,
разъезжая по Восточной Пруссии. В трех богатых семьях он преподавал,
заработал кое-какое состояние, которое позволило ему существовать первые
годы преподавательской деятельности, потому что он был приват-доцентом, а
это означало, что платили ему студенты за лекции. В штат университета он не
входил. Штатные должности очень хорошо оплачивались, а те, кто
существовал за счет сборов со студентов, не могли жить на эти деньги,
поэтому финансовая поддержка ему требовалась. Когда Кант стал
преподавать в университете, он поселился недалеко от здания, в одном из
переулочков этого острова, под очень красивым романтичным названием
«Магистерский переулок». Сейчас, когда видишь этот остров, там ничего
не осталось кроме собора и парка. Собор был полуразрушен, сейчас его почти
восстановили, от старого здания университета ничего не осталось. Так этот
В.В.Васильев -4- Кант

остров выглядит таким крошечным, таким миниатюрным. Трудно себе даже
представить, что там были сотни домов, одних пивных там было несколько
десятков. И, кстати, Кант захаживал в эти пивные, он любил, особенно в
юности, принять… на грудь. Один раз по его собственным словам настолько
хорошо выпил, что даже дорогу в свой переулок не смог найти. Потом он
переселился, уехал с острова, но все равно старался находить квартиру
недалеко от университета. Правда, его все время преследовали какие-то
раздражающие обстоятельства, не удавалось ему спокойно поселиться.
Особенно тяжело ему пришлось в тот момент, когда он работал над
«Критикой чистого разума», над созданием этого произведения. Вдруг в
самый решающий момент его работы, а было это в 1775 году, («Критика…»
вышла в 1781 году, а чуть позже он дом купил, но не с гонорара, не
подумайте, вначале она не пользовалась большим успехом) так вот, надо же, в
соседском дворе какой-то сумасшедший петух появился и стал орать. А Кант
работал с утра. Он вставал в пять часов, и с пяти до семи трудился. В семь
часов уже начинались лекции и продолжались они примерно до одиннадцати
часов. Лекции были каждый день, (не то, что у нынешних преподавателей
Университета, сейчас привыкли все к какой-то вольготной жизни: 6 часов в
неделю - это уже много считается) а тогда у Канта не менее двадцати часов в
неделю, и так в течение многих лет. Итак, этот жуткий петух – что делать?
Кант уговаривал хозяина петуха убить его, продать, отдать кому-то – ни в
какую тот не соглашается. А надо понять, что этот момент - период высшего
напряжения и высшего взлета кантовской мысли. Петухи кричат по утрам,
Кант работает утром, если бы он работал вечером, этот петух наверно ему так
не мешал бы сильно. Обычно нормальный петух кричит ведь пять раз? (кто
жил в сельской местности меня может поправить), а этот без конца, не
переставая. Не согласен хозяин был. Пришлось Канту переехать. Когда
читаешь черновики того времени, те записи, действительно труднейшие,
головоломные, в которых прорываются новые алгоритмы, уникальные,
новейшие, ни с чем не сравнимые, трансцендентальной философии, которая
создается буквально на наших глазах, в эти черновики врывается неожиданно
запись – но не о петухе, правда. После рассуждения об апперцепции, о формах
чувственности врывается какое-то странное перечисление предметов:
В.В.Васильев -5- Кант

шлепанцы, бутылка вина, ложка, вилка, ночной халат, там, тарелка… Что это
за список? Это список предметов, которых Кант составлял перед переездом. И
список там очень небольшой, имущество невелико, и если даже такие мелочи
как бутылку вина он перечислил, то можно быть уверенным, что все
упомянул, - там примерно список из 20 может быть предметов, не более
(правда В. Штарк уверяет, что список составлялся Кантом не перед переездом,
а перед выездом в гости в 1775 году, а переехал Кант в 1777, похоже, так оно и
есть). Так вот крика петуха мы не слышим, но этот список также резко
врывается в трансцендентальные дедукции Канта, как крик петуха врывался в
его мысли. Любопытный памятник психологического состояния Канта того
времени. Но он действительно переехал и в другом месте поселился, хотя тем
местом очень дорожил. Он жил у друга, под боком была книжная лавка,
книготорговца, он мог в любой момент взять нужную литературу, а в новом
месте было труднее.
Ну а уже потом, в восемьдесят первом году он поселился на
«Принцесинштрассе», и там-то он и прожил последние годы. Там был
достаточно большой дом, туда он уже стал приглашать гостей на свои
знаменитые обеды.
- В каком году он начал вот так обедать?
Пообедать-то он был не против и раньше. Обедал он регулярно. С
восемьдесят четвертого года, когда у него свой дом появился. Когда он
снимал угол или комнату в другом месте, он не мог по-настоящему
организовать вечер. Был эпизодические случаи, но это не было общей
практикой.
Но вернемся ко дню Канта. В пять часов утра его будил слуга, отставной
солдат Мартин Лампе, легендарная фигура, который, кстати, пережил
Канта на несколько лет. Он не был слугой до конца жизни Канта, Кант выгнал
его за пьянство, но при этом очень любил Лямпе, очень трудно ему было с
ним расставаться и потом он даже возвращался мыслями, как то его
тревожило как там он, как там его семья – а Лампе активную жизнь вел:
женился, разводился, рожал детей, - Кант на все это внимание не обращал,
когда он узнавал, что у Лампе новая жена или родился новый ребенок, для
него всегда это было откровением, настолько вот абстрактно он существовал.
В.В.Васильев -6- Кант

Но вот и он не забыл оставить часть своего состояния (причем довольно
крупную) Лампе и его семье, хотя и не общался с ним уже тогда.
Ну вот, как он будил: подходил к кровати и стоял, так как бы его
подталкивал, но стоял не уходил до тех пор, пока Кант не поднимался. Кант
шел в столовую, там уже на столе стояла чашка чаю. Ничего другого Кант не
ел и не пил утром. Выпивал пустой чай, иногда две чашки и выкуривал трубку
с крепким табаком. Просыпался, взбадривался и приступал к работе. Шел в
кабинет, где была масса книг, бумаг. У Канта была довольно большая, хотя и
не суперогромная даже по тем временам библиотека. В ней было примерно
пятьсот томов. Список этих книг сохранился до нашего времени. Удалось все
зафиксировать, какие книги там были - это важным подспорьем в изучении
Канта служит, особенно когда мы хотим понять, какие влияния на него были
оказаны. Обычно работу он делил на две части: час готовился к лекциям, а час
размышлял, записывал эти размышления на независимые темы. Записывал
он свои мысли на том, что было под рукой. Кант по каким-то причинам, не
совсем ясным, не любил делать наброски на листах чистой бумаги. Трудно
сказать, то ли из экономии, то ли просто такая привычка, может быть она с
юных лет у него появилась, когда у него просто не было денег на бумагу, но
дальше он и продолжал ей следовать и к счастью это было так, потому, что …
что было под рукой у него? Под рукой были, прежде всего, письма, которые
валялись на столе (ему многие писали), и учебники, по которым он читал
лекции. Ну и вот хоть и говорят, что в книгах писать нехорошо, но для Канта
можно сделать исключение - он писал именно в книгах, на полях. Особенно
плотно он заполнил мыслями своими ту самую «Метафизику» Александра
Баумгартена, про которую я уже рассказывал вам. Он читал по этому
учебнику лекции многие годы, у него было даже два экземпляра, так он
любил этот учебник - один из них, к сожалению, утерян неизвестно, что там
Кантом было записано (в 2000 году этот экземпляр все же был найден В.
Штарком). А вот второй экземпляр этой книги сохранился и дошел до наших
дней.
Там тоже детективная история была - примерно сто лет назад этот
томик «Метафизики» Баумгартена, вдоль и поперек исписанный Кантом (там
текста кантовского раза в два или три больше, чем текста самого Баумгартена,
В.В.Васильев -7- Кант

потому что Кант писал и на полях, и между строчек Баумгартена, и даже
между строчек собственных записей. Кстати этот момент служит важной
вехой в определении хронологической последовательности набросков Канта.
Кант не был из числа тех гениев, самоуверенных, самовлюбленных, которые
считают сначала важным зафиксировать – вот эта гениальная мысль пришла
мне такого-то числа. Он ничего такого не делал естественно, и непонятно,
когда что было написано. Огромная работа была проведена, использовались
самые разные критерии, изменение почерка, к примеру, Канта. Или,
например, если какая-то запись сделана внутри другой записи, то явно можно
сказать, что вторая позднее. Самые разные ухищрения, например, разные
чернила. В восьмидесятые, кажется, годы Кант писал в основном красными и
коричневыми чернилами, а до восьмидесятого года другими – синими,
карандашом иногда, но редко.
Ну, так вот, эта книга пропала примерно сто лет назад. По
разгильдяйству, между прочим, наших дорогих российских чиновников,
потому, что книга эта хранилась в городе Тарту, библиотеке города Тарту,
который тогда назывался Юрьев – это был русский город. И Прусская
академия наук попросила этот том для подготовки академического издания
сочинений Канта. Хотели все эти записи расшифровать и опубликовать. И вот
наши отдали без твердых гарантий возвращения. Ну, правильно конечно, что
они отдали, это ясно, очень хорошо, что они это сделали, но потом вернуть
оказалось невозможно. Они все время, издатели этого академического
собрания сочинений, все время обещали, что отдадут, вот еще чуть-чуть -
поначалу они вообще года на два брали. Потом стали тянуть, тянуть, а потом
совсем замолчали. И книга исчезла, считалась пропавшей. Ходили слухи, что
она где-то все-таки есть, но лишь после распада СССР вдруг она появилась. И
это связано, конечно, с какими-то политическими факторами. И в 1995 году ее
опять вернули в Тарту. Сейчас она находится в университетской библиотеке и
вот уж теперь можно быть уверенными, они никогда и никому ее не отдадут (и
даже не показывают - настолько бояться).
Вообще рукописное наследие Канта активно перемещается. Его
знаменитое последнее сочинение «Опус Постумум», над которым он
работал с где-то начиная восемьдесят пятого года до конца своей
В.В.Васильев -8- Кант

жизни, считал главной своей работой, но не успел довести ее до конца, тоже
рукописи гуляли по Европе, и буквально в этом году летом они были наконец
куплены Берлинской библиотекой и теперь станут общим достоянием.
Выкуплены они из частной коллекции, где они были практически
недоступны. Какие-то рукописи, говорят, есть у нас, были в свое время
вывезены из Германии. Очень много записей, в частности записей кантовских
лекций, пропало во время войны.
Ну, так вот. Он писал, писал, иногда использовал эти записи, чаще всего
нет. В семь начинал лекции, в одиннадцать примерно их заканчивал, потом
еще два часа работал, но уже менее интенсивно. Потом входил Лампе и
произносил фразу: «Суп на столе». Это означало, что гости уже собрались,
можно идти и обедать. Обедал Кант долго, обед продолжался часа три. Всех
это всегда удивляло всегда, поражало даже. Вот философ, говорят, должен
быть таким абстрактным человеком, парить в высотах мысли, а он так
набрасывался на еду, хватал ее. Он же не ел день перед этим. Он ел один раз в
день (хотя исследования последних лет поставили это под сомнение;)), и
естественно был голодный. Но людям, которые этого не знали, это казалось
странным. За обедом Кант очень любил поговорить, без гостей он не ел.
Гостей было не меньше трех, не больше девяти. Поговорить он любил на
самые разные темы, но только не о философии – это у него было строгое
правило: не говорить о философии за столом. Причем больше всего на свете
он любил поговорить о других странах, о других культурах.
Он, между прочим, изобретатель культурологии в современном смысле
этого слова. Он первым стал читать лекции по так называемой «физической
географии». Пусть вас не смущает это название. В действительности, в этих
лекциях шла речь о культурах разных народов. И об антропологии он открыл
лекционный курс и даже ввел антропологию в число академических
дисциплин. И антропологические курсы они более психологичны были, но
они как-то смыкались с лекциями по физической географии, и поэтому
образовывали вот такое единое культурологическое целое. Там тоже очень
много, в антропологических лекциях, было таких вот отступлений. Ну, иногда
это выглядело комично – приезжает к нему человек из Лондона, а он
начинает рассказывать как там в Англии, какая там политическая обстановка,
В.В.Васильев -9- Кант

погода и так далее. Я думаю, что его это увлечение было связано с тем, что сам
он никогда не путешествовал, по большому счету. Ну известно, что… тут есть
какая-то глубинная связь. Вот Жюль Верн – прекрасный французский
писатель. Он тоже весь мир изобразил в своих романах, но сам нигде ведь не
бывал. Сидел в своем кабинете и писал. Самый может быть известный
географический фантаст. И о России он, вы знаете, писал. Есть у него роман,
посвященный России. Правда, говорят, что он писал, используя справочники.
Брал энциклопедии и …вставлял нужную информацию в свои романы… для
увеличения объема... Но Россию он явно слабо себе представлял. Москва, по
его мнению, это город, где тысячи церквей, ну еще ладно церквей – а вот
минаретов, мусульманских. Это явно преувеличение - может быть Иерусалим
современный так выглядит, но никак не Москва XIX века. Ну ладно, не будем
отвлекаться.
После окончания обеда Кант либо шел в гости, - у него был закадычный
друг Грин, шотландец, с которым он однажды чуть не подрался на дуэли.
Надо сказать, что Кант ходил со шпагой, но он не умел ею пользоваться, а тут
поспорил о политическом устройстве Англии, в очередной раз стал с
апломбом говорить, а его визави, оппонентом оказался очень вспыльчивый
человек, он сказал, «что вы вообще несете, ну-ка, давайте разберемся». Кант
ему ответил и тот уже готов был драться, сражаться с ним. Но Кант сумел
силой слова убедить его, что этого делать не надо, и с тех пор этот человек
стал его закадычным другом. Вот Кант ходил к нему в гости, они сидели
подолгу на креслах, разговаривали. Потом Грин умер, и тогда-то Кант начал
гулять, осуществлять свои знаменитые прогулки. Под вечер он любил
разглядывать собор, который очень хорошо виднелся из его окна. Но не тот
собор, что на острове, я специально выяснял этот вопрос у историков в
Калининграде, т.е. в Кенигсберге, какой все-таки собор видел Кант из окон
своего дома. Дом Канта не сохранился, там снесли все. Даже королевский
замок (Кенигсберг – Королевская Гора) который стоял прямо напротив
острова, за рекой, на возвышении, он тоже был снесен. На его месте
построили обком партии.
- Это в наше время? Не во время войны?
В.В.Васильев - 10 - Кант

В наше, конечно. После войны многое сохранилось, в том числе этот
замок. Ничего с ним срашного не случилось. Стали строить монстроузное
здание обкома, так и не достроили, теперь там стоит эта коробка, ну прямо
ситуация нарочно не придумаешь. Говорят, секретарю обкома партии очень
не нравилась вся эта старина, и он проезжая на машине по мосту к месту своей
работы всегда раздражался. Очень ему хотелось снести и собор. Тем более он
стоял полуразрушенный. Но этого не сделали, потому что с задней стороны
собора и находится могила Канта. Сносить уж могилу Канта они не
осмелились. Так что можно сказать, что Кант спас Кенигсбергский собор.
Могила очень скромная – такая колоннада, портик, за ним огромная
гранитная тумба. На большой глубине сама могила, а на стене собора
металлическими буквами выбито Иммануил Кант - больше ничего, даже
годов жизни не указано, это не нужно.
Но тоже были проблемы. Смотрел, смотрел он на это здание, на купола,
и тут у соседа выросло дерево и своими ветвями загородило собор. На этот раз
Кант уже не отступил. Он упрашивал, упрашивал соседа, пока тот не
согласился и не подрезал верхушку дерева и опять стал виден собор. Кант, я
уже сказал, вел жизнь по строгому распорядку, даже в юношеские годы он
старался соблюдать правила, пусть не такие строгие. Но одним из важнейших
его убеждений было то, что жизнь обязательно надо строить, очень бережно
относясь к нашему организму. И для того, чтобы его сохранить в целостности,
надо применять целую систему таких врачебно- гигиенических мер, которые
Кант сам разработал. Именно поэтому некоторые считают, что он учился на
медицинском факультете. Вы знаете, что в то время в университете тогда было
только четыре факультета – философский, медицинский, юридический и
теологический. Причем философский факультет был так называемым
низшим факультетом, на нем давали то, что мы сейчас называем общим
образованием. А потом происходила специализация на одном из высших
факультетов. Так что на философском Кант не мог учиться, а скорее на
медицинском, хотя некоторые считают, я вот тоже склоняюсь к этому, может
и на теологическом. Трудно вообще решить эту проблему.
Так вот, система мер. Она была оригинальна. Среди кантовских новаций
были и те, которые были восприняты европейской культурой. В частности,
В.В.Васильев - 11 - Кант

Кант одним из первых стал пропагандировать необходимость дышать на
морозе носом, а не ртом, потому, что это повышает опасность заболевания.
Очень разборчиво он относился к приему пищи. Водку, например, Кант не
любил, считал, что водка - она мешает беседе. Спиртное помогает, был уверен
он, но водка - исключение. Она затуманивает ум, возникает ненужное
возбуждение и мысли не могут сосредоточиться на важных предметах, -
беседа не течет так как надо. Пиво неплохо, но если вы пьете пиво, то говорить
можно только на обыденные темы, то есть об искусстве после бутылочки пива
лучше не рассуждать. А вот вино - оно как раз способствует утонченным
беседам. Поэтому Кант больше всего любил вино за обедом, хорошо
относился, вот бутылка вина, которую он упомянул в списке не какой-то
случайный факт, это скорее тенденция. Хотя конечно в зрелом возрасте Кант
мало употреблял этот продукт. Он не был гурманом, но к еде относился
хорошо.
Было у него масса рецептов, снадобий, он делился этими своими
знаниями. И надо сказать, что все это было достаточно эффективно. Он при
жизни ведь ни разу не болел. Ни разу – речь идет, разумеется, о серьезных
болезнях. Он не переставал об этом повторять. Тогда бичом Европы стал
грипп. Кант одним из первых описал этот феномен. Тогда грипп назывался
инфлюэнцией, Кант ее описал, а сам избежал этой эпидемии. Хотя он
общался с большим количеством людей. Умер Кант не совсем ясно от чего. Он
просто слабел, слабел, слабел, как говорится от старости. Никаких
заболеваний у него не было. Просто постепенно утрачивал силы. В последнее
время он уже не мог ни нормально есть, ни вести беседу, и, тем не менее,
гостей все равно приглашали, он очень этого хотел. Его приводили в комнату,
он садился за стол. Гостям было, конечно, не до еды, но он просил, чтобы
продолжали разговор, чтобы угощались, то есть следовал своим привычкам
до конца.
Что касается его личных, человеческих качеств, то это был очень
благородный человек. Его капризы носили частный характер и не были
серьезными. На деле он всегда оказывался надежный друг, очень прямой
человек, без задних мыслей, всегда готов был откликнуться на просьбы о
помощи, даже если они исходили от тех людей, к которым лично он не питал
В.В.Васильев - 12 - Кант

особой приязни, но в ком он чувствовал талант. Самый яркий пример - с
Фихте. Когда Фихте, наглый такой молодой человек, очень самоуверенный,
уверенный в том, что он является единственным существом в мире -
человеком, который способен вообще понять кантовскую философию и
придать ей динамику, развитие… Когда он явился к Канту и попытался сходу
изложить свои идеи и получить одобрение, то, конечно, не внушил никакой
симпатии. А Фихте, кстати, был беден, у него не было никаких средств к
существованию, это было в начале 90-х годов. И тут Фихте умно поступил. Он
написал работу – «Опыт критики всяческого откровения» и показал ее
Канту, в кантовском духе она была написана. И вот тут Кант оценил, что это
действительно талантливый человек, каким бы вот он ни был на первый
взгляд несимпатичным. Он мог по-разному поступить с этим человеком, мог
бы порекомендовать ему преподавательскую деятельность, мог бы сказать вот
я считаю его талантливым, но он сделал по-другому. Он, посоветовал Фихте
опубликовать эту работу, что Фихте и сделал, причем она вышла анонимно.
Критики, прочитавшие эту работу, сразу же решили, что ее написал Кант. А
Кант тогда уже был просто феноменом, если хотите, немецкой философии,
прославленным ученым. Ну и все решили – Кант. А тут Кант выступил и

стр. 1
(общее количество: 18)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>