<< Пред. стр.

стр. 14
(общее количество: 18)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

бывают субстанции «ноуменон», как он говорит.
- А определение субстанции у него есть?
- А вообще о субстанциях где у него написано?
Значит, сейчас вам скажу: это первая аналогия опыта, тема, где
обсуждаются проблемы субстанции. Первая аналогия опыта – как раз
основоположение субстанциальности. Вот, первый паралогизм, касающийся
субстанциальности и… где ещё? Ну, вот, пожалуй, что в «Метафизических
началах естествознания» – там тоже вот речь идёт об этом, о том, как работает
это понятие.
- Это одна из последних работ?
Нет, эта работа восемьдесят шестого года – «Опус Постум». Она
называлась ещё так: «Переход от метафизических начал естествознания к
физике». Это ещё один, следующий шаг.
Ну, вот значит вот этот паралогизм: «то, представление о чём есть
абсолютный субъект»…, давайте вдумаемся, действительно, головоломный
здесь текст, поэтому я вас попросил… «то представление, о чём есть
абсолютный субъект наших суждений и поэтому не может быть применено
как определение другой вещи – есть субстанция»… Первая посылка.
- Абсолютный субъект наших суждений...
Да ... то есть, то, что нельзя сделать акциденцией другого. То есть, то, что
нельзя приписать другому, в качестве свойства.
- То есть это чисто наше понятие, имманентно нам присущее
понятие, что ли – этот субъект… суждения?
Нет, значит, речь идёт о том… Вот мы, допустим, перебираем какие-то
вещи или свойства вещей и смотрим: что же из их мы можем называть
субстанцией? Так вот субстанцией можно назвать лишь то, (или
субстанциальным) что не может быть использовано как предикат. Например,
ну вот, материю нельзя ни к чему предицировать, по Канту. Нельзя сказать,
что материя это предикат чего-то. А материи можно приписать множество
разных свойств. Вот поэтому материя подходит под определение субстанций.
В.В.Васильев - 154 - Кант

Значит, второй момент: «Я, как мыслящая сущность, составляю
абсолютный субъект всех своих возможных суждений. И это представление
обо мне не может быть применено как предикат к какой-то другой вещи». И
отсюда следует вывод: «следовательно, Я есть субстанция». Всё логично вроде
бы. То есть то, о чём как о предикате - это субстанция, обо мне самом нельзя
говорить как о предикате, правда же? Я не могу сказать что «Я» это свойство
чего-то.
- А вот то, что касается первого высказывания о материи. Вот то,
что стол материален, мы сказать не можем, мы не знаем…
Ну почему, можем как раз. По Канту-то мы как раз можем. Вот это по
Беркли мы не можем, а для Канта материя это и есть… это феноменальная
материя.
- Нет, ну вот мы столу можем предицировать материальность. Он
может быть материальным, а может и не быть...
Да, ну, почему же. Ну, как же не материален. Для Канта нет этого
дублицирования миров физических. Вот этот стол, вот он, мы его видим, саму
вещь видим, считает Кант. Он протяжён, он обладает плотностью, значит, он
материален.
- Всякое предицирование возможно только в рамках синтетического
суждения. Т.е. ты приписываешь то, чего у объекта нет. А стол уже…
- А, то есть вещь уже по определению материальна?
Ну да, она является как бы модификацией материи, да.
- Это также как существование не является предикатом…
Да.
- А если мы рассуждаем об идеальных вещах?
Ну, об идеальных вещах мы, когда рассуждаем, говорит Кант, мы сразу
же перебрасываем, как бы, лестницу в ноуменальный мир. Мы забываем о
мире явлений, про материю. Поговорим об этом на следующем занятии, когда
Канта закончим на следующем занятии и перейдём уже к Фихте.
Так вот, но вернёмся к этой фразе, значит, действительно Я нельзя ни к
чему предицировать, сказать – это Я о другой вещи, к примеру, нельзя. И
сказать, что Я – это свойство. Казалось бы, что всё правильно, но дело всё в
том, что здесь, утверждает Кант, в первом случае, как я уже сказал вам в
В.В.Васильев - 155 - Кант

начале, речь идёт о субстанциях, вот, в объективном смысле, а во втором
случае в субъективном смысле. И вот эти смыслы, различие этих смыслов
нельзя игнорировать. Если мы их игнорируем, то тогда получается видимость
правильного умозаключения. А если мы понимаем, что тут есть оттенки, то
тогда и происходит вот это самое учетверение терминов.
- …силлогизма субъекту бессмысленно…
Да! Ну, а вообще-то, тем не менее, почему здесь трудность-то возникает?
Всё-таки можно же сказать, по Канту, что «Я есть субстанция». Вот он тут
прямо и говорит: «впрочем, с положением “душа есть субстанция” можно
согласиться». Видите? То есть получается, что нет учетверения, но дело все в
том, что субстанция именно в логическом смысле, то есть в таком вот
условном...
- А есть ли у Канта где-то момент перехода, соприкосновения…
субъекта и объекта?
Ну, оно происходит во всяком восприятии – такое соприкосновение. Вот
оно происходит как раз: субъект накладывает свои априорные формы на то
многообразие, которое происходит от объекта. Явление это и есть та тонкая
плёнка соприкосновения субъекта и объекта.
- А обратно субъект может как-то …?
Влиять на объект? Ну конечно может.
- Влиять на объект… но не напрямую…
Ну, может, может, конечно. Практические устремления человека, они
как раз и оказывают такое влияние.
- Вот как… опять же вопрос, который Декарт еще ставил… Как
можно волей, волеполаганием влиять на материальные предметы?
Ну, это психофизическая проблема. Кант её решает следующим
образом. Весьма специфически: он говорит, что это псевдопроблема. Почему?
Да потому что, ведь воля и мир явлений пространственных, о влиянии между
которыми, вроде бы, идёт речь, и которое кажется проблематичным - это
инстанции не одного онтологического порядка. Воля, она исходит из
ноуменального (пока не буду пояснять, но потом скажу), она принадлежит
человеку, как ноуменальному существу. А мир, так сказать, пространственных
вещей, относится к области явлений. Но даже если сказать, что воля
В.В.Васильев - 156 - Кант

принадлежит к области внутреннего чувства, то всё равно проблема будет уже
выглядеть иначе. Речь идёт, ведь, о том, как определение внутреннего чувства
влияет на определение внешнего чувства, тоже субъективно. Здесь нет
проблемы взаимодействия двух изолированных субстанций. Вот в чём дело.
Проблема резко снижает остроту. Когда мы говорим о том, как объекты
внутреннего чувства взаимодействует с объектами внешнего - это совсем не
одно и то же, когда мы говорим, как две независимые самостоятельно
существующие субстанции друг с другом взаимодействуют. На первый вопрос
ответить гораздо легче. Ну, взаимодействуют - всё, это факт. А потому, что тут
нет смысла подробней об этом говорить, потому что сама проблема не
заслуживает...
- А если Кант столкнётся с явлением телекинеза для него это не
будет неожиданностью?
Да он сталкивался в своей жизни знаете со сколькими подобными
явлениями. И все уши ему прожужжали этим Сведенборгом и всеми
остальными. Шарлатанов-то много было, больше, чем сейчас. И он уверен
был, что это шарлатанство.
- Вот сейчас уже такой уверенности нет у ученых...
Вы думаете? А мне кажется, что есть такая уверенность. Во всяком
случае, это тот постулат об отсутствии телекинеза, от которого ни один
учённый не может отказаться. Вот в чём дело. Если он откажется от этого,
тогда ему надо отказаться от всех тех законов, которые он считает
нерушимыми.
- Ничего подобного... Учёный исследует и упорядочивает только то,
что он выделяет как предмет исследования. Множество других явлений в
этом мире существует, про которые добросовестный учёный должен
сказать: «я не знаю». Явление телекинеза никакие законы Ньютона и
Эйнштейна не запрещают!
Ну, это правильно. Ну, как сказать, с другой стороны. Вот Вы видели? Не
считая Коперфильда, допустим, видели? Человека, который перед вами там…
что-то там... телекинез, это перемещение предметов, да, усилием воли?
В.В.Васильев - 157 - Кант

- Что касается того, что я видел, это вот, ну, действительно что-
то есть, но у меня здесь выбор не богатый. Я больше видел видеосъёмок.
Видеосъёмок, но Вы тут же скажете …
Видео? Нет, это не считается. Науку нельзя по видеозаписям строить.
Науку надо напрямую общаясь с природой создавать, вот в чём дело. Нельзя
из кабинета…
- Мне на днях желудок просматривали… Смотрели на экран.
Хорошо, да.
- Смотрели на экран, по-другому нельзя. И видеозапись оставили…
Ну, вот представьте, что Вы пришли смотреть, кстати, я желаю Вам,
чтобы больше не пришлось этим заниматься вам, но другой какой-нибудь
человек пожелает.…Ну ладно, вот представьте, что вот Вы когда пришли,
вместо того что бы что-то там делать, вставили какую-то кассету в это
устройство и что-то там стали бы смотреть. Была бы у Вас уверенность в
правильности?
- Ну, там сначала запись была на кассете, потом профессор взял эту
запись, начал её на медленной скорости смотреть. Потом он меня на
консультацию послал на консультацию дальше и сделал фотографии с
этой записи. Ну, это уже совсем вторично…
Понимаете в чём дело, здесь… Хорошо конечно вы спорите, ничего не
скажу, но дело в том, что изначальный факт не подлежит у Вас сомнению.
Если бы вы сомневались, Вашу ли он кассету смотрел….
В принципе… Вот почему-то люди начинают здесь бороться и
обвинять в шарлатанстве… В принципе науке-то это никак не
противоречит, просто наука она… Никогда добросовестный учённый не
скажет, что он исследовал всё, весь мир… Есть те области явлений,
которые он просто не исследует. То, что существует четыре вида
взаимодействия, скажем… Ну, вот, ученым доводилось встречаться
только с четырьмя видами взаимодействия, они не могут же сказать, что
других не существует. Они могут только сказать, что нам доводилось….
Ну, правы, абсолютно вы правы, так вот именно поэтому учёный и не
говорит обо всех этих загадочных взаимодействиях, потому что он их и не
встречал.
В.В.Васильев - 158 - Кант

- Но сейчас, мне кажется, это настолько, действительно, серьёзно…
Да это всегда было серьёзно. Это раньше было ещё серьёзней, уверяю
вас.
- Учёные должны начать… Ведь, такие исследования ведутся
периодически…
Да мы тут Америку не открываем. Всё это было давно уже… Чем дальше
мы уходим вглубь истории, так сказать, тем больше мы видим примеров.
Раньше вообще существовали, ведь это же известно, загадочные существа:
тролли, гномы. То есть люди… даже сейчас, когда мы мыслим о прошлом, нам
кажется, будто они там действительно были. Вот, трудно отделаться от
впечатления, что они, когда-то там существовали. Это говорит о том, что
действительно те времена были пронизаны почти всеобщей верой в
подобного рода сверхъестественные явление, в чудеса. Сейчас она меньше как
раз, и то что… Понимаете, бывают парадоксы культурологические. То, что все
время, допустим, призывают, вот Вы, не всё время... но вот, Вы, допустим,
призываете, что науку надо на это запустить – это как раз говорит о скепсисе,
а не… как ни странно… О том, что совсем уже развеивается вера в
существование этих явлений. Потому что если бы мы действительно (или Вы)
верили, то тогда нам не нужна была бы никакая наука. А там где появляется
наука, то вот наука появилась, требуем науку, исследуем эти феномены. И вот
не можем никак поймать тех людей, которые нам всё это покажут. И в
результате, чем больше мы требуем привлечения науки, тем более мы
разувериваемся в этом, вот в чём дело. Так что …
- При этом, несмотря на развитие медицины, большинство
объявлений в газетах… – «приворожу», «сниму порчу и сглаз», то есть……
Вы считаете это позитивным?
- Нет, просто это не надо на это закрывать глаза ...
Так это дело культурологов.
- И большинство наших людей предпочитают пойти и полечиться от
«сглаза».
Не знаю таких людей, честно говоря. Но, по крайней мере….
- Я заходил однажды в кабинет к какому-0то принимающему магу….
Там очередь, в общем… я такую очередь и не видел никогда. А стоит прием
В.В.Васильев - 159 - Кант

не меньше, чем в хорошем медицинском учреждении. Это говорит о том,
что…
Это говорит о том, что их очень мало – этих магов, понимаете, а Вы
говорите, что это всеобщее явление. Так что, если бы их было много, то
наверняка таких очередей огромных не стояло – всем бы хватило.
- А хороших врачей не больше. Хороших профессоров не больше... Вот
как я столкнулся с этой проблемой… Вообще есть в Москве определённое
количество профессоров, которые стоят выше всех других профессоров. Их
по пальцам перечесть – в каждой области… Ну, что с этим поделаешь? А
бабок среднего уровня – они в каждой деревни по нескольку штук.
Общество конечно пронизано мифами всякими. Вот насколько, вот я не
раз уже и мы с вами не раз уже обсуждали... Чтобы понять насколько
мифологизировано наше общество, достаточно вот такой косвенный критерий
использовать. Провести исследование, сколько людей считает, что вот,
допустим двухтысячный год – это начало нового тысячелетия. И я думаю,
большинство окажется и вот по телевизору без конца говорят, что вот там
столько-то лет до конца тысячелетия. Ведь, это о чём говорит. Не то что даже,
не рефлексируют, но они просто об этом не думают. Нельзя заставить их об
этом думать. Они в мифологизированном каком-то сознании живут. Вот эта
же, казалось бы, такая очевидная вещь, и то здесь предрассудки возникают.
Вот эта магия круглой цифры. Она заставляет людей считать, что это начало
чего-то, так? Даже если к такой вещи, которая абсолютно ясна, которую легко
проверить, все равно, что сосчитать до трёх, возникают аберрации такие вот
сознания, то что уж говорить о других вещах. Просто так устроена….
- Давайте коснемся промежуточной области – гомеопатии.
Да…
- Во всех цивилизованных странах сильнейшие… в Германии (в
Германии, после Канта и Гегеля(!)) – сильнейшая школа гомеопатии. В
Австрии сильная школа гомеопатии. У нас этим занимаются. А
гомеопатия – это в общем-то мистика: там такие разведения, что вроде
бы ни одной молекулы не остается… Но это же надо исследовать, мне
кажется, – такие вещи.
В.В.Васильев - 160 - Кант

Ну, я могу Вам сказать, что такое гомеопатия, и почему традиционные
врачи к ней хорошо относятся. Потому что это просто психотерапия, вот и всё.
Всё это объясняется очень просто. Это обычное психотерапевтическое
лечение. Знаете, такие опыты проводились…
- Объяснение у Вас действительно простое… но недостаточное.
Может быть… а я ведь, не утверждаю. Я ведь к тому же… Вы говорите и
учёные не осмеливаются утверждать, а я ведь даже и не учённый, в
физическом смысле, по крайней мере. Поэтому, тем более я не буду
утверждать. Конечно, метафизически возможно, что всё это есть.
Метафизически. Но с другой стороны у нас не никаких оснований верить в
это, пока мы с этим не столкнёмся. Если столкнёмся, тогда можем верить, а
абстрактно это, разумеется… всё возможно. Нет сомнений.
- Если человек, даже очень умный (как Паскаль), с этим
сталкивается, все говорят: ну… хороший был ученый… но с ума сошёл.
Ну, вот видите, вот видите, вот в том то и дело. Значит всё-таки,
большинство считает, что этого нет. И главное что оно оправданно это
считает, потому что мы должны доверять, либо опыту, либо априорным
умозаключениям. Априори нельзя доказать что это невозможно, но нельзя
доказать что это существует (что возможно - можно, а вот то что существует,
доказать это нельзя). А поскольку у нас нет опыта, то и апостериори тоже
нельзя.
Ладно, ещё пару слов успею сказать о критике космологии. В этом
разделе, собственно критическая часть-то менее заметна, но между тем
именно этот раздел, пожалуй, наиболее знаменитый во всей «Диалектике», а
может и во всей «Критике чистого разума». Дело в том, что здесь Кант вводит
понятие антиномии, которое всем хорошо известно именно с кантовской
подачи. Если вы спросите: встречался ли термин антиномия вообще в
философии с незапамятных времён, с античных времен, точнее говоря, и в
частности, в философии XVIII века, то ответ совершенно прост – нет, не
встречался. Точнее говоря, один раз, вроде, он встречался в рукописях,
отыскали всё-таки его, один раз (этот термин) в рукописях Баумгартена. Но,
эти рукописи не были опубликованы, и поэтому термин абсолютно не был в
хождении. А вот Кант ввёл его. Он настолько ново звучал для слушателей
В.В.Васильев - 161 - Кант

Канта, что они даже его неправильно записывали. Вот, вроде меня на
прошлом занятии: писали не антиномия, а антимония. И забавно, что в
русский язык это слово вошло вот в таком неправильном написании:
«разводить антимонии»… да? O Мне попадались записи лекций кантовских
студентов, ну, естественно опубликованные, но там сохранено написание
оригинала – там именно записано: антимония. Непривычное для уха слово.
Так вот… Гегель восхищался этим разделом, считал, что вот, Кант новооткрыл
диалектику, большое ему за это спасибо.
Антиномия, по Канту, это столкновение или противоречие
законов чистого разума, как он говорит. Антиномия, во-первых, должна
быть отличена от столкновения мнений, заметьте. Это не то же самое.
Столкновение мнений похоже на базарную ругань, вот вы приходите на
выставку: «Мне нравиться картина»… «Нет, дрянь» – вот вы противоречите
друг другу. Это противоречие – не антиномия. И надо отличать от апории,
апория – это неразрешимое противоречие. Апория – по-гречески, –
непроходимое место. Антиномия – это такое противоречие, которое можно
разрешить, по Канту. Правда, это акцидентальный признак антиномии, то
есть, в принципе, могло бы быть так, что и нельзя. Но, так уж получается, что
можно.
В чём отличие такого, базарного столкновения мнений от антиномии? В
том, что когда мы говорим: «это хорошо», «это плохо», то мы не можем
обычно доказать строго свою позицию. Вот если бы вы и я могли
абсолютно достоверно доказать и «А» и «не А» в нашем
столкновении, то тогда бы имела место антиномия. То есть,
столкновение законов разума подразумевает столкновение
доказанных принципов. Отсюда и опасность антиномии для
разума. Почему? Потому, что если они не разрешимы, то разум
разрушает сам себя, ведь противоречия – это страшная угроза для
мышления. Всякое мышление основано на законе тождества, уверен Кант, а
противоречие его разъедает и разваливает. Таким образом, рассуждая об
антиномии, мы находимся на грани скептицизма. Поэтому кстати, Кант
называет процедуры, с помощью которых мы исследуем антиномии –
В.В.Васильев - 162 - Кант

скептическим методом; показывая, однако, что скептический метод не
равнозначен скептицизму.
Теперь, какое всё это имеет отношение к космологии? Космология –
наука о мире. О мире разум может судить четверояко, сообразно, опять-таки,
четырём группам категорий.
Либо с точки зрения количества, тогда перед нами вопрос о
границе мира в пространстве и времени (или о его бесконечности):
проблема границы мира – это безусловное в форме количества.
Либо, если мы говорим о качестве, то речь заходит о простых
субстанциях, из которых состоит мир, вещи в мире (или, наоборот, о
делимости материи до бесконечности).
Если речь заходит о категориях отношения (из них Кант берёт
категорию причинности), то речь идёт о первопричине (или о
бесконечном ряде причин). Везде есть два варианта безусловного, заметьте, в
этих космологических идеях: с одной стороны просто бесконечное
продолжение того же самого, с другой стороны перво… какое-то начало.
И последняя антиномия – речь идёт о необходимом существе
или о случайных вещах: есть ли в мире что-то необходимо существующее
или всё случайно? Что вы хотели спросить?
- Нет… просто у меня образ возник: ужасного конца и ужаса без
конца. O
Да, если Вы намекаете на нашу лекцию, то этот ужас уже заканчивается.
Уже осталось буквально две минуты и сейчас мы закончим.
Так вот, поскольку существует два варианта бесконечного и разум не
может выбрать между ними, то здесь как бы готовы основания для
антиномии, вы видите, да? Т.е. разум, исследуя мир, неизбежно
приходит к такой развилке: если он пытается решить вопрос о начале
мира, так имел ли мир начало во времени или всё-таки был
бесконечен? Ограничен ли он в пространстве или простирается в
бесконечность? Как выбрать один из вариантов?
Более того, оказывается, что разум в состоянии опровергнуть
любой из противоположных вариантов. Ну, к примеру, если
предположить, что мир ограничен в пространстве, так… то, возникает вопрос:
В.В.Васильев - 163 - Кант

а за границей что есть? Есть что-то за границей? Если есть граница, то должно
быть что-то и за границей. Если нет ничего за границей – там Ничто… то
тогда нет и границы. Таким образом, понятие о границе мира оказывается
противоречивым. И разум делает вывод: значит, мир бесконечен. Но тут
приходит оппонент и тоже опровергает тезис о бесконечности мира.
Опровергает он его, к примеру, таким образом (легче это продемонстрировать
в случае с бесконечностью времени): «Если время бесконечно, и вот сейчас мы
переживаем какой-то момент этого времени, то получается, что до этого
момента прошла бесконечность. Но бесконечность пройти не может. Значит
представление о бесконечном мире противоречиво. Значит, мир конечен во
времени. Но тут опять приходит сторонник… понимаете? И вот так
начинается взаимное опровержение, те же самые доказательства, и…
происходит столкновение.
Кант считает, что (это важный момент, которым мы и закончим)
«ключом к разрешению антиномий является трансцендентальный
идеализм», – говорит он. Более того, он утверждает, что антиномии
чистого разума могут служить косвенным доказательством
правильности выводов «трансцендентальной эстетики». То есть, с
помощью вот этих антиномий можно так же, как и с помощью этих
истолкований, трансцендентальных и метафизических, о которых мы
говорили в начале, доказать с помощью диалектики, правда косвенно, что
пространство и время это субъективная форма чувственности. Вот как
любопытно… Почему так? А потому, что если мы, говорит Кант, различаем
мир на «явления» и «вещи в себе», то тогда у нас появляется возможность
либо разнести тезисы и антитезисы антиномий по этим мирам. И сказать,
например, что в мире явлений нет первопричины, но первопричина
может быть в мире ноуменов; и таким образом и тезис, и антитезис
могут быть истинными. Противоречие мнимое было, так? Точно так же и с
четвёртой антиномией. Можно сказать, что в мире явлений есть только
случайные вещи, но в мире ноуменов может существовать
необходимое существо. Опять разводим тезис и антитезис по мирам
– противоречия между этими вариантами устраняются. А в случае
первых двух антиномий, которые Кант называет математическими (а вторые
В.В.Васильев - 164 - Кант

– динамическими…). Дело в том, что эта терминология идёт ещё из таблицы
категорий: категории количества и качества он тоже называл
математическими, потому что они объясняют возможность применения
математики к явлениям. А категории отношения и модальности –
динамическими, потому что там речь идёт о Бытии. То же самое было и с
основоположениями: первые две аксиомы созерцания – антиципации
восприятия – математические аналогии опыта, постулаты эмпирического
мышления – вообще динамические. Это так, к слову.
Так вот в случае первых двух антиномий иная ситуация: здесь и
тезис и антитезис – ложные, по Канту. Почему? Да потому, что говорить
ни о бесконечном мире, ни о границе мира, рассуждая о явлениях –
неправомерно, говорит Кант, – так же, как о простых частях или
бесконечной делимости (это тезис и антитезис второй антиномии).
Потому что явление не есть что-то законченное, явление
субъективным обладает существованием, то есть они
конструируются в восприятии. И, естественно, в нашем восприятии
мы не охватываем бесконечность актуально. С другой стороны, как бы
редуцируя, восходя к причинам нашего восприятия по этим цепочкам, мы
никогда не дойдём до первой причины. Итак, нет ни первоначала, ни
границы в пространстве… и, с другой стороны, бесконечности тоже нет (ни в
пространстве, ни во времени) – именно из-за субъективности мира явлений о
котором мы рассуждаем. Вот если мы считаем мир явлений – миром вещей в
себе, эти миры схлапываются у нас, нет этой двойственности, – вот тогда мы
впадём в настоящее противоречие, говорит Кант. Тогда антиномии окажутся
реальными. И тогда (коль скоро это привело бы к разрушению разума, а мы
это допустить не можем), чтобы спасти ценность разума в котором
сомневаться нет никаких оснований, мы должны (даже если нет никакой
«Эстетики», если нет никаких там высказанных аргументов) всё равно
различить вещи на «феномены» и «ноумены». Хотя бы для того, чтобы
решить антиномии.
Ну, всё на сегодня. Спасибо.
- Спасибо Вам.

<< Пред. стр.

стр. 14
(общее количество: 18)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>