<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 18)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

сказал, что нет вы знаете, не я написал, а вот этот молодой человек Фихте, и
мне кажется очень хорошо написал. И вот эта вся слава Канта, вернее не вся, а
частица этой славы автоматически перешла к Фихте. Его сразу же пригласили
в университет, он сразу же стал фигурой «номер один». Ну, если не «один», то
«два», по крайней мере, а скоро и «номер один», потому что Кант уже отошел
от дел. Фихте, кстати не всегда платил Канту благодарностью, но об этом в
свое время,…хотя был интересный человек, совсем не плохой, конечно же.
Ну, что еще из таких интересных вещей сказать… Известно, что Кант не
был женат, тоже коснемся этой проблемы, но два раза собирался женится. На
вопрос, почему он не женат, Кант отшучивался шуткой одного античного
философа, говоря – рано мне еще. А потом в каком-то возрасте стал говорить,
что уже поздно, я уже в возрасте. Говорят, что… судя по некоторым данным, в
юности он был ну если не ловеласом, то очень благожелательным к
прекрасным особам. И пользовался успехом у них, потому, что все-таки он
был довольно симпатичным человеком, а невысокий рост не был
В.В.Васильев - 13 - Кант

определяющим фактором. По-моему, это современные женщины особо
обращают внимание на рост - у меня такое чувство, а раньше не было такой
жесткой корреляции. Может быть, я и не прав, может, и современные
женщины тоже не считают это важным фактором. Не берусь судить, это надо
специальные культурологические исследования проводить. Здесь все не так
просто, но в этих деталях мы точно не разберемся, поэтому продолжаем
разговор.


Кант 2
Теперь поговорим о наследии Канта. Оно распадается на
четыре части. Все они систематизированы, опубликованы в уже
упомянутом мной академическом издании сочинений Канта, которое
началось с подачи небезызвестного Вильгельма Дильтея в конце прошлого
века и продолжается до сих пор. Буквально в прошлом году вышел двадцать
шестой том. Порядок выхода томов не соответствует их нумерации – двадцать
девятый вышел уже давным-давно. Выйдет еще несколько томов, и потом
финальный тридцатый со справочной информацией. Не вышли пока только
лекции по физической географии, а все остальные ячейки уже заполнены.
Некоторые тома вышли в нескольких книгах – например двадцать восьмой
том вышел в трех частях, двадцать девятый тоже в трех частях, из них вышло
только две. То есть вот еще один пробел. Но сейчас ведется активная работа в
Марбурге, где базируется штаб-квартира кантовского наследия. Собрание
сочинений это знаменитое, кстати, Дильтей считал, что оно должно быть
образцовым. И так оно и стало. Многие другие издания сочинений,
академические так называемые, ориентировались именно на это издание.
Настолько солидно подошли к его подготовке, настолько самые лучшие
интеллектуальные силы были брошены.
- То есть со времен Дильтея, он все издается?
Ну да. Ну, я Вам сейчас могу сказать подробнее. Значит вначале вышли
опубликованные сочинения. Ну, скажу, как они делятся: тоже знать надо,
поскольку Кант действительно важная фигура, поэтому я останавливаюсь на
таких частностях, как может показаться; но в действительности, коль скоро он
уж такую роль играет в нашей отечественной культуре, мы должны знать о
В.В.Васильев - 14 - Кант

нем поподробнее. Итак, четыре части. Первая часть – это девять томов,
занимают сочинения, опубликованные при жизни Канта. Эти девять томов
практически дублированы в русском восьмитомном издании кантовских
сочинений. Об этом издании я потом еще пару слов скажу. С десятого по
тринадцатый том – переписка Канта. Эпистолярное наследие его не столь уж
велико, как у Лейбница, к примеру, но не столь мало как у Юма. У Юма всего
один том занимает его переписка. А здесь, все-таки, побольше, хотя
последний том – справочник. Переписка Канта умеренно насыщена
философскими дискуссиями. Кант не считал невозможным в письмах
порассуждать на философские темы, но в тоже время этим и не увлекался. В
большей части писем нет философской материи. Наиболее интересна
переписка Канта с его учеником, который был респондентом, кстати говоря,
его диссертации семидесятого года, Маркусом Герцем. Потом он уехал из
Кенигсберга и вот завязалась плодотворнейшая переписка. Кант очень
доверял Герцу и поэтому в письмах ему излагал наиболее актуальные для себя
темы; не стеснялся говорить о трудностях, упущениях, которые он обнаружил,
и это придает очень важную ценность этой переписке. Особенно интенсивна
она была в семидесятые годы, как раз в те годы, когда Кант готовил к
публикации «Критику чистого разума». С четырнадцатого по двадцать третий
том включительно - это рукописное наследие; оно рубрицировано по
разделам, то есть вначале идут рукописные наброски по математике, по
естественным наукам. Ведь Кант лекции в университете читал не только по
метафизике, но и по физике, по математике, по физической географии, по
логике – самые разные дисциплины охватывал, ну, прямо как сельский
школьный учитель. Вот странная тогда была обстановка в профессорской
среде. Сейчас это представить практически невозможно, настолько велика
специализация. Ну, правда Кант в общем ключе читал многие лекции,
скажем, его лекции по логике похожи на лекции по метафизике, ядро остается
тем же, меняются лишь прикладные разделы. Далеко не во всех науках это так
конечно. Ну, и естественно если он читал лекции, то делал какие-то
подготовительные наброски, вот они и вошли в четырнадцатый том. В
пятнадцатом томе находятся наброски по антропологии, в шестнадцатом о
морали, моральной философии. В семнадцатом, восемнадцатом томе
В.В.Васильев - 15 - Кант

находятся самые ценные наброски по метафизике. Они-то в основном
базируются на тех записях, которые Кант делал на полях «Метафизики»
Баумгартена, а так же на разрозненных листах, я вот говорил, что он любил
использовать «Метафизику», иногда еще у него знаете, какая привычка была
– на оборотных сторонах писем писать, вот получил он письмо, прочитал,
вместо того, чтобы убрать это письмо он брал его и заполнял, буквально не
оставляя пустого места, своими идеями. Двадцатый и двадцать третий тома
содержат дополнения, то, что не вошло в предыдущие тома, а двадцать
первый и двадцать второй – это «Опус Постумум» – то самое не завершенное
Кантом произведение. С двадцать четвертого по двадцать девятый том
включительно – это лекционное наследие, там такая же примерно
рубрикация. Самые интересные лекции по метафизике содержатся в двадцать
восьмом и двадцать девятом томах академического издания. Вот эти четыре
части.
Да, еще несколько слов я должен сказать о «русском» Канте…
Наибольшее внимание всегда привлекает, конечно, «Критика
чистого разума». История перевода «Критики чистого разума» на русский
язык весьма почтенна уже. Т.е. первый перевод был сделан еще в
девятнадцатом веке, хотя это тоже не рекорд, многие тексты того времени
переводились сразу, того же Баумейстера, например, или Вольфа, «Логику»
перевели сразу в восемнадцатом веке, а Канту пришлось терпеть до
девятнадцатого. Перевод был сделан Вышеславцевым и считается
малоудачным, потому что он в духе того времени являет собой скорее
пересказ, чем перевод. Второй перевод Соколова, уже лучше значительно,
гораздо меньше ошибок содержит. Ну, и, наконец, появился перевод
Лосского, нашего русского философа прославленного, который стал едва ли
не эталоном на долгие годы. Ну, надо сказать, что этот перевод достаточно
неоднозначен. Он на редкость неоднороден стилистически. Есть удачные
места, а есть очень корявые. Поэтому было правильное решение принято и
под руководством Ардзаканяна, нашего известного филолога, в шестидесятые
годы была предпринята чистка этого текста, стилистическая правка очень
мощная. И в результате этой стилистической правки возник тот перевод,
которым большинство современных студентов, да и не только студентов, и
В.В.Васильев - 16 - Кант

преподавателей, пользуется… в основе лежит перевод Лосского с сильнейшей
правкой. Этот перевод был воспроизведен и в новом издании сочинений
Канта в восьми томах, и в отдельно вышедшей недавно книге, и в массе
«критик чистого разума» которые постоянно выходят каждый год. Это же
бестселлер, как ни крути, философский, его переиздают каждый год, да еще
несколько издательств. Есть такое издание под редакцией Жучкова, толстая
книга в коричневом переплете, там один из главных наших кантоведов
принял такое неординарное в общем-то решение – учесть все переводы
«Критики» на русский язык. Т.е. в основу там положен перевод Лосского, но в
спорных местах на полях даны расхождения, наряду с немецким текстом
разумеется, чтобы читатель сам мог судить какой из переводчиков лучше
сработал в спорных местах. Ну, интересное начинание. Я, кстати, тоже
небольшое участие, (не определяющее совершенно) принял в подготовке этой
книги; ну у меня всегда вызывал некоторое сомнение этот проект, но, в конце
концов, я все-таки склонился к мысли, что это удачная была идея, смелая, но
удачная, может быть надо будет ее дополнить, сейчас второе издание уже
будет этой книги, там кое-какие опечатки устранены… Готовится сейчас
одним из лидеров современной нашей истории философии Нелли
Мотрошиловой новое издание «Критики» уже в классическом стиле - с
параллельным немецким и русским текстом. Ну, это замечательно, давно,
конечно, пора было это сделать.
Что касается качества перевода, то позволю себе высказать тоже пару
слов. На мой взгляд, даже этого чищенного перевода… Надо быть просто
объективным, легче всего, вот не знаю, согласитесь вы со мной или нет - это
критиковать перевод. Это такая благодатная почва, я вам скажу, что можно
просто увлечься этим и до самозабвения, буквально, критиковать. Не бывает
безошибочных переводов, в любом переводе есть ошибки, неизбежно просто
это. Вы не назовете мне ни одного авторитетнейшего филолога, который бы
их не допускал, я просто не буду имена называть, крайне таких значимых
фигур, чтобы их просто без всякого повода не критиковать, но у всех у них
можно найти ошибки. И есть ошибки и в этом переводе. Причем статистика
ошибок, вот по моим наблюдениям: ну примерно на две страницы одна
ошибка. Это не так много, поверьте. Есть среди них и смысловые ошибки. Но
В.В.Васильев - 17 - Кант

здесь работает закон статистики, который все это нивелирует. Дело в том, что
самые важные мысли философ обычно по нескольку раз проговаривает. И
если даже в одном месте перевод неточен, то в других местах, он все равно
точен, и вы все равно поймете суть того, что хочет сказать Кант (в данном
случае). Другое дело, если вы хотите работать с деталями, но это тогда вы
специализируетесь по Канту, а вот если вы хотите работать с деталями, тогда
вам вообще не нужен перевод, вы должны работать с оригиналом. Так что
переводческие просчеты никакой серьезной роли не играют, этим текстом
можно пользоваться.
Если вас интересует, скажем, еще такой аспект - литература по Канту.
Много у нас писали, но вот какие вещи я бы посоветовал вам почитать… Ну я
традиционно рекомендую работу Александра Львовича Доброхотова
«Категория бытия в западноевропейской классической
философии» - это действительно один из лучших трудов (общепризнанно,
по-моему, это) в наше время. И там есть раздел о Канте. Очень интересный,
какой-то незатасканный перед нами предстает Кант, живой, хотя раздел не
очень большой, но всем интересующимся Кантом, на мой взгляд, надо
обязательно с ним ознакомится. Ну, Доброхотов рассматривает Канта в
ретроспективе, если хотите. Кант соткан у него из традиций новоевропейской
(да и не только новоевропейской) философии, выводится во многом из
философии прошлого (хотя он, наверное, с этим бы и не согласился, с такой
оценкой, но момент такой присутствует).
Есть у нас другой очень яркий исследователь Канта, который
совершенно обратно… смотрит на Канта, наоборот, из будущего – это Виктор
Игоревич Молчанов и его книга «Время и сознание» вышедшая в
восемьдесят восьмом году. Очень яркий философ и историк философии. Вот
для него Кант, … там эта книга посвящена трем фигурам Гуссерлю,
Хайдеггеру и Канту, одна из глав этой книги посвящена Канту. Канта он
рассматривает через призму феноменологии. Как предтечу феноменологии.
Совершенно получается другой Кант, чем у А. Л. Доброхотова; столкновение
этих теорий, концепций любопытно. Но тот же, живой Кант. Какое-то влияние
видимо оказала на Молчанова хайдеггеровская традиция истолкования
Канта. Почему-то книга Хайдеггера «Кант и проблема метафизики» очень
В.В.Васильев - 18 - Кант

популярна среди отечественных философов, хотя на Западе он не считается
авторитетным кантоведом, между прочим, (Хайдеггер) на него очень редко
ссылаются как на исследователя Канта. Можно, правда, сказать, что эта книга
не имеет историко-философского значения, а представляет из себя интерес
как самостоятельное философское произведение – с этим можно только
согласиться, разумеется. Хотя все-таки, если присмотреться к этой работе
Хайдеггера, то можно увидеть, что она по большей части все-таки претендует
на историко-философский анализ. Кстати, она переведена на русский язык.
Многие спорят: хороший ли это перевод; я не могу вам сказать, я не сравнивал
с оригинальным немецким текстом, но на первый взгляд ничего, читать, по
крайней мере, можно, хотя некоторые места вызывают большое сомнение.
- А вот работа Виндельбанда или Кассирера…?
Да эти работы они хорошие очень, можно ими пользоваться, но с
пониманием того, что кантоведение очень бурно развивающаяся отрасль
истории философии, а упомянутые авторы, они стояли у истоков
современного кантоведения, т.е. в каком-то смысле они несколько устарели
уже просто устарели, к сожалению. В основе своей это добротные
исследования, которые можно использовать при подготовке, в том числе к
экзамену никаких не будет проблем если Вы будете опираться, ну в большей
степени на Виндельбанда, потому, что Кассирер – более такая свободная
интерпретация, безусловно.
Есть еще одна книга, если уж говорить о переводах, еще одного классика
кантоведения – Паульсона «Кант, его жизнь и учение», она есть в
библиотеке МГУ. Очень солидный труд, его часто цитируют в современных
исследованиях. Виндельбанда практически не цитируют, очень редко,
Кассирера я вообще не припомню…нет тоже где-то встречал, но редко, вот
Паульсона чаще. Фишера тоже не очень часто цитируют, хотя он тоже очень
сильный кантовед был прошлого века, его работами о Канте тоже можно
пользоваться.
Ну, я-то говорил о современных наших исследователях. Кого еще
упомянуть? Ну, Асмуса, традиционно наверно надо сказать, я плохо знаю его
книгу, читал так, но не внимательно вчитывался (так она и называется -
«Иммануил Кант»), прочитал один раз, так вот глазами пробежал. Мне
В.В.Васильев - 19 - Кант

показалось, что она вполне информативна и может как учебник работать.
Пожалуй, что все.
А еще Жучкова, нужно упомянуть, но Жучков все-таки он о Канте…,
хоть это его любимый философ, хоть он кантовед «номер один», хоть его
друзья изображают его на портретах вместе с Кантом, работающим над
«Критикой чистого разума» (правда, они там по-другому пишут: «ритика
кистого чазума» , намекая на, как он сам говорит, на то, что он большой
путаник. Но он замечательный человек, совершенно, и, конечно, никакой он
не путаник). Ну, он просто специализируется на философии немецкого
просвещении, а о Канте он писал в основном в статьях и потому я не могу вам
их давать, потому что их все равно трудно найти. Хотя его тоже имейте в виду,
разумеется.
Ну, все наверно, на эту тему, хотя может какие-то еще по поводу
литературы у вас есть вопросы, соображения, я могу вам откомментировать.
- А вот сейчас на каждом углу продается шеститомник Канта? Это
нормальное издание?
Восьмитомник. Это нормальное издание, подготовленное Арсением
Гулыгой. Тоже был очень интересный человек, кстати, отлично биографию
Канта написал, всем советую почитать, в серии «Жизнь замечательных
людей». К сожалению, он умер не так давно.
- Его тоже можно?
Гулыгу? Ну, без всякого сомнения. Конечно. Он был яркий и
талантливый человек. Его по праву, за эти книги, он о Шеллинге и о Гегеле
написал, его приняли в Союз Писателей. Может быть редкий случай, когда
человек что ли с полным основанием стал членом Союза Писателей. Да, и это
подготовлено им (восьмитомник), и это более полное издание, чем
шеститомник, который вышел в 60-е годы. Кое-что там они поправили, кое-
что добавили.
Но вот сейчас мы издадим сборник рукописного наследия Канта.
Кстати, Жучков руководит этим проектом, я там тоже участвую и профессор
из Петербурга Сергей Чернов, вот, кстати, я его должен упомянуть. Ну,
книги его малодоступны, но он единственный у нас в стране член всемирного
кантовского общества, что тоже говорит о многом. Сергей Чернов. Главная его
В.В.Васильев - 20 - Кант

работа «Субъект и субстанция», увидите где-нибудь тоже можете взять, не
пожалеете. Он крупнейший у нас в стране знаток поздней кантовской
философии, без всякого сомнения. Это западный уровень исследований, без
скидок.
Теперь, если вопросов больше нет, поговорим, в качестве
предварительных установок, о творческом пути Канта.
Открывает серию его работ студенческое эссе. Печаталось оно очень
долго, три года, чего не скажешь о других работах. Поэтому все время
путаются с датой его выхода, то говорят 46-ой, то 49-ый год - начал печататься
в сорок шестом, и именно эта дата стоит на книге, а закончил в сорок девятом.
«Мысли об истинной оценке живых сил», так называется эта работа.
Здесь в основном обсуждаются такие квазифизические проблемы, но гений
Канта чувствуется уже здесь, потому что в этой работе Кант, ни много, ни
мало, предсказывает возможность многомерных пространств и, по
сути дела, геометрию многомерных пространств, так, между делом.
Потом Кант, кстати, сам отказался от этой идеи, но мысль была брошена.
После этого он учительствовал, путешествовал по Восточной Пруссии.
Говорят, что Кант никогда не видел моря – видел, он переплыл как-то на
корабле через залив, но у него началась морская болезнь, и именно она, я
думаю, отбила у Канта всякую охоту в дальнейшем путешествовать, во всяком
случае сам он об этом с отвращением рассказывал - о своей прогулочке
морской в одной из своих книг. После он возвращается в университет и
решает начать академическую карьеру. Защищает целый ряд диссертаций, все
на латинском языке (четыре диссертации), которые позволили ему сначала
занять пост приват-доцента, а потом даже получить профессорское звание. Но
вот третья диссертация оказалась холостой, он не смог стать профессором,
потому что не было вакансий. Работы это такие: первая диссертация - «Об
огне», она на русский язык, насколько мне известно, не переведена и
занимает всего несколько страниц в оригинале, чисто такой
натурфилософский опус; вторая работа - «Физическая монадология»,
интересный трактат, где Кант излагает свое понимание пространства и
пытается решить спор между сторонниками континуальности и дискретности
материи. Вот эта позиция такого примирителя философского, синтетического
В.В.Васильев - 21 - Кант

мыслителя, очень характерна для его философского творчества в целом. Ну и
третья работа - «Новое освещение первых принципов
метафизического познания», тоже очень интересная диссертация. Кант
был очень сосредоточен на методологических изысканиях.
Ну и можно сказать, что с 1755 года стартует целая эпоха
кантовской философии, которую принято называть
«докритическим периодом» философии Канта. Ну, условно говоря, с
55-го или с 46-го, неважно, - это начальные сроки. А закончился этот период
докритический… тут многие спорят…, на мой взгляд, он закончился в 1771
году (хотя более традиционная точка зрения, связывающая окончание с 70-м
годом). Дело в том, что в семидесятом году появилась последняя
диссертация Канта «О форме и принципах интеллигибельного и
чувственно воспринимаемого мира» - так она называлась. До этой
диссертации Кант занял пост профессора, пообещав, что защитит
диссертацию, в самое ближайшее время и выполнил это обещание в августе
семидесятого года. В этой работе уже присутствуют некоторые элементы,
вошедшие потом в «Критику чистого разума» и отсутствующие в ранних
сочинениях Канта. Поэтому ее рассматривают как переходный трактат. И вот
с семидесятого года по 1803 год, когда Кант прекратил всякую
философскую деятельность, последний год жизни он не был активен в этом
плане, философском, - это критический период.
Иногда говорят о более дробном делении, и я тоже считаю, что это
оправдано. Можно выделить докритический и предкритический период – с
семидесятого до восьмидесятого года. Иногда этот период называют еще
«десятилетие молчания Канта» - такое закрепилось на ним название.
Действительно, в это десятилетие Кант ничего серьезного не публикует, так,
пару рецензий. Зато пишет, пишет, пишет. К счастью, многие его рукописные
наброски этого времени сохранились, равно как и лекции. Этот период – это
расцвет, высшая интенсивность кантовской мысли. И вылилось это все в
«Критику» - гениальное сочинение, может быть самое известное философское
сочинение из всех философских сочинений за всю историю философии. И
можно говорить о посткритическом периоде, связанном с написанием
незавершенного Опуса. Хотя это более спорно, потому что здесь такая
В.В.Васильев - 22 - Кант

преемственность, впрочем есть преемственность и в предкритический период
тоже.
Теперь несколько слов о работах докритического периода и о характере
этих работ. Почему его называют докритическим? Можно дать два ответа,
причем довольно разнящихся по содержанию: докритический – потому что
он предшествует «Критике чистого разума», такое можно дать чисто
терминологическое объяснение, а можно сказать, что докритический период
сущностно отличается по набору и содержанию тех идей, которые Кант
высказывает в критический период. И различие, как иногда говорят, состоит в
том, что в докритический период Кант пребывал в лоне догматической
философии и сбросил эти догматические путы как раз где-то в районе
семидесятого года. Как он сам он говорил, «пробудился от догматического
сна» - тем более, что он сам об этом говорил. Ну, в данном случае, когда Кант
писал о пробуждении от догматического сна, он имел он ввиду не глобальные
установки своей мысли, а некоторые частные вопросы. Мы не будем тут
вдаваться в тонкости потому, что это действительно засосет нас очень далеко.
Хочу лишь сказать, что в принципе, такая вот прямолинейная оценка этих
двух периодов неточна… И вообще, правильнее говорить о… том, что
докритический период - это скорее время поисков. Вот так я бы определил
его. В докритический период Кант ищет, а в Крит период громко кричит –
«Эврика» и находит. Это время исканий, а Крит. период - это время находок и
решений.
Это общая такая атмосфера. И не случайно, что в докритический период
Канта больше всего интересует проблема метода, если говорить о собственно
философских разработках. Впрочем, надо делать какие-то оговорки,
поскольку какие-то догматические положения все-таки проходят, попадают в
кантовские сочинения ранние, поэтому оценка этого периода как догматизма
тоже, в каком-то плане верна. Но не в таком глобальном плане, как себе это
можно было представить. Но, в докритический период Канта интересуются не
только метафизическими проблемами, как впрочем и в критический. Но в
критический он все-таки сосредоточен на метафизике в ее теоретическом и
практическом аспекте. А в докритический он часто представал как ученый с
научно-популярным уклоном, если хотите, автор научно-популярных
В.В.Васильев - 23 - Кант

брошюр, книг по самым разным вопросам, начиная от теории возникновения
мироздания, от космогонической концепции и, заканчивая такими
прозаическими проблемами как, скажем, вопрос о причинах землетрясения,
или проблема старения Земли. Или причины ветров обсуждаются Кантом.
Откуда ветер дует, такой вот детский вопрос задает Кант и пытается на него
ответить. Везде он предлагает что-то новое и интересное.
Самую большую известность получила, конечно, его
космогоническая концепция. Он базирует свою теорию на ньютоновских
постулатах, что дало повод говорить, что Кант чуть ли не философский
истолкователь Ньютона, так иногда его философию пытаются представить,
хотя очень мало вещей, которые более далеки от истины, чем эта. Хочу сразу
сказать – определенные переклички между ним и Ньютоном, безусловно,
были, но ни о каком растолковании Ньютона, разумеется, и речи не шло,
наоборот, Кант считал теорию Ньютона нелепой, во всяком случае его учение
об абсолютном пространстве он считал просто абсурдным, и со многим
другим тоже не соглашался. Вот с этими оговорками можно говорить о
влиянии Ньютона. В данном случае, на космогоническую теорию оно велико.
Главное, что он постулирует… Помните, Декарт просто говорил: вот хаос и
движение – больше ничего не надо для того, чтобы объяснить создание
планетных систем. А Кант говорит: даже и движения никакого не надо, надо
просто предположить материю и добавить только, что эта материя обладает
двумя фундаментальными силами: силами притяжения и
отталкивания. Допустив эти две силы, мы можем показать, как из Хаоса, по
какому-то волшебству буквально - собирается Космос.
В подробности, нет смысла, я думаю вдаваться этой концепции, хочу
лишь сказать, что главный момент здесь как раз взаимодействие этих сил –
тяжести и отталкивания. К примеру, так вот: элементы сбиваются к каким-то
центрам масс, говорит Кант, некоторые могут протолкнуться, другие не могут.
Они оттесняются, возникают вихревые движения по периферии. Вихревые
движения – значит центры масс. Это происходит и в глобальном масштабе –
вот возникают планетные системы, и в таком микромасштабе – возникают
планеты. Красивая, конечно, теория – он объяснял и почему светящееся тело
в центре находится – частицы разгоняются, ударяются о центральное тело,
В.В.Васильев - 24 - Кант

оно разогревается и начинает испускать энергию, но главное даже не это.
Главное даже не это – это имеет лишь историческое значение. Главное то, что
в этой теории Кант высказывает проговаривает одну из самых глубинных
своих установок, одну из фундаментальных интуиций своей философии –
эта интуиция состоит в вере в прогресс, в тотальность прогресса,
прогрессивных интенций бытия. Не только прогрессивность является
неотъемлемой чертой социального существования, в это Кант тоже верил, но

<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 18)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>