<< Пред. стр.

стр. 7
(общее количество: 18)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

В.В.Васильев - 71 - Кант

есть действие способности воображения, любой синтез осуществляется
воображением. А во втором издании он выделил в сознании пласт
чистого рассудочного (или интеллектуального) синтеза, не
сводящегося к воображению, как бы возвышающегося над ним. Но то
место из первого издания, где речь шла о единственности воображения, как
способности, осуществляющей синтез, оно осталось, понимаете… И все. И вот
бьются, так сказать… Просто по недосмотру, в данном случае, Кант не убрал
это место; это можно совершенно четко зафиксировать.
Ну, ладно. Впоследствии Кант уже, таких серьезных изменений в текст
«Критики…» не вносил. Его стали интересовать другие проблемы, он увлекся
политической философией, философией права, тщательнейшим образом
разрабатывал философскую этику, занимался проблемами отношений
религии и философии, а в последние годы главным предметом его
философских устремлений стал вопрос, как он сам формулировал, о
переходе от метафизических принципов естествознания к физике.
То есть вот он в своей трансцендентальной философии – метафизике,
разработал, выявил общую структуру априорных знаний о мире, и, прежде
всего, о мире явлений. Ну, а знание о мире явлений, вообще-то говоря, -
физика. Те знания, которые имеют априорный характер, относятся к
метафизическим началам естествознания. Но Кант решил попробовать
насытить эти знания конкретным содержанием, то есть продвинуться дальше
в конкретизации априорных принципов, и посмотреть, нельзя ли глубже
заглянуть в природу, в конкретные процессы, происходящие в мире явлений
вот с таких трансцендентальных позиций? Он считал, что в принципе это
возможно, априорно конструировать устройство мира, вплоть до более
частных законов и закономерностей, но только делать надо это очень
осторожно, кое-где выводя опосредствующие принципы, имеющие
квазиэмпирическое происхождение, но не лишающие рассуждения о природе
чистоты и доказательности. Архисложная задача, как говорится, последние,
по сути, пятнадцать-двадцать лет жизни он в основном… т.е. сначала это была
одной из самых главных для него тем, а в последние годы – самая главная. И
вот его «Опус Постумум», – незаконченное сочинение, опубликованное в
двадцать первом и двадцать втором томах академического издания его работ,
В.В.Васильев - 72 - Кант

оно как раз и вращается вокруг указанной мной тематики. Кант считал этот
вопрос самым важным, говорил, что он пишет главное сочинение, и много что
написал. Но какого-то связного текста он не создал и сохранившиеся
фрагменты – именно фрагменты, т.е. они мозаичны и достаточно хаотичны.
Теперь от истории кантовского критицизма перейдем к
содержательному анализу разделов его системы. Прежде всего, мы, конечно,
поговорим с вами о «Критике чистого разума». Несколько общих замечаний,
такого, дихотомического характера, классификаторского.
Работа состоит из двух главных разделов (давайте ее членить
начнем, чтобы карту такую предварительную составить): учение об
элементах – первый раздел, второй раздел – учение о методе.
Традиционно, наибольшее внимание обращают на первый раздел, он
занимает девяносто процентов места в книге. Второй раздел – учение о методе
– это приложение. Некоторые считают, что Кант изначально планировал
сделать эти разделы равновесными, то есть он придавал в первоначальных
планах этому разделу гораздо больший вес, но потом по ряду причин решил
сократить его до такого придатка к основному тексту. Так что и мы будем
говорить в основном об учении об элементах.
Название вызывает (или может вызвать) недоумение – что за элементы,
какие элементы? Речь идет об элементах познания, об элементарных
понятиях, об элементарных принципах познавательных
способностей человека.
Учение об элементах, состоит из двух, в свою очередь, разделов, а
именно – трансцендентальной эстетики и трансцендентальной
логики, не считая предисловия и введения. Трансцендентальная
эстетика – это учение о чувственности, базисные принципы кантовского
учения о чувственности я уже вам пересказал на прошлом занятии.
Трансцендентальная логика это учение о мышлении.
Логика тоже состоит из двух разделов – из аналитики и диалектики.
Аналитику Кант называет логикой истины – здесь он раскрывает
возможности, реальные возможности априорного познания с помощью
мышления (или рассудка). Что же касается диалектики, то здесь Кант
вскрывает ложные притязания человеческого разума. Аналитика –
В.В.Васильев - 73 - Кант

это позитивная часть, здесь Кант показывает, что может сделать мышление в
области априорного познания (априорного – то есть доопытного), а в
диалектике Кант показывает, что оно не может сделать, но, тем не менее хочет
сделать, и почему то, что оно хочет сделать оно сделать не может. То есть
диалектика, говорит Кант, – наука, вскрывающая ложные притязания
человеческого разума на заопытное познание, или сверхопытное познание. То
есть термин «диалектика», заметьте, употребляется Кантом вовсе не в том
смысле, который потом Гегель пытался Канту приписать. Никакого учения о
противоположностях…, то есть не то, что бы там не было учения о
противоположностях, оно там как раз есть (в разделе об антиномиях), но само
понимание диалектики Кантом вовсе не подразумевает учения о
противоположностях. Хотя любопытно, что в черновиках Кант допускал и
такую интерпретацию диалектики. Есть у него такие записи, типа того, что
диалектика базируется на «pro» и «contra» – «за» и «против»; там, где есть
это столкновение, есть диалектика. Но это такая маргинальная линия
кантовской мысли, а в официально опубликованных текстах у него совсем
другое понимание, о котором я только что сказал.
Аналитика составляет ядро кантовской критики, именно в
аналитике Кант решает главные вопросы «Критики чистого разума», а
главный вопрос «Критики чистого разума» – как возможны
априорно-синтетические суждения, – вот это главная проблема, об этом
Кант прямо говорит во Введении. Заметьте, это уникальный случай, в общем-
то, – огромный текст написан, по сути дела, для решения одной
единственной проблемы, одного единственного вопроса, выраженного в
такой краткой и экономичной форме. То есть текст очень центрирован. Вот
например, у Тетенса, самого вопрошающего, как я вам говорил, философа в
истории мировой культуры, у него нет вот этих центральных вопросов, это
очень характерно для феноменологического стиля исследования. Для
феноменолога не существует главного вопроса, вокруг которого он должен все
располагать. Нет. Есть масса вопросов, и в этой плюральности и состоит
особенность феноменологического исследования. А у Канта не так.
Но сама аналитика тоже неоднородна, она тоже состоит из двух
частей – из аналитики понятий и аналитики основоположений,
В.В.Васильев - 74 - Кант

причем аналитика основоположений играет прикладную роль, точнее
иллюстративную роль относительно аналитики понятий. Это вообще, кстати,
характерно для структуры кантовской «Критики…». Учение о методе в каком-
то смысле иллюстрирует выводы, полученные в учении об элементах, или
учении о началах, как у нас обычно это переводят. В оригинале там –
Elementarlehre, а у нас переводят как учение о началах. Ну не важно, тоже
правильный перевод. Так вот, диалектика иллюстративна по отношению к
аналитике. В аналитике учение об основоположениях – аналитика
основоположений, иллюстративна по отношению к аналитике понятий.
Причем любопытно, что в самой аналитике основоположений тоже три
раздела, и третий раздел, глава «Об основаниях и различениях всех
предметов на феномены и ноумены» иллюстративна по отношению к
основной части. То есть вот такая матрешечная структура.
Так вот, аналитика понятий тоже состоит из двух частей, вот это
ядро кантовской философии мы дробим и сейчас дойдем до самого центра.
Она состоит из метафизической дедукции категорий и
трансцендентальной дедукции категорий.
Ну и настоящим ядром кантовской философии, если взвешивать
сравнительную значимость этих разделов, как раз оказывается
трансцендентальная дедукция категорий. Ну и это ядро, самое дальнее
от света, – это самая сложная для понимания часть кантовской метафизики,
своего рода «подвалы» кантовской метафизики.
Вы можете спросить – а вот я не учитываю «эстетику», она в каком-то
отношении? А «эстетика» это архаичный раздел, как это ни странно. Ведь
Кант создал учение о чувственности, этот трансцендентальный идеализм еще
до постановки главного критического вопроса – как возможны априорно-
синтетические суждения. Этот вопрос еще не был поставлен, а принципы
трансцендентальной эстетики уже были сформулированы.
Еще одно предварительное замечание. Что такое трансценден-
тальный? Вот я все твержу, твержу, трансцендентальный,
трансцендентальный, а что значит это слово, этот термин? Без конца говорю –
трансцендентальная дедукция категорий, трансцендентальная эстетика,
трансцендентальная логика, трансцендентальная философия. Этот термин,
В.В.Васильев - 75 - Кант

кстати, настолько часто употребляется, что его смысл уже стерся, это слово
можно вставлять в любое словосочетание и будет выглядеть хорошо и
естественно. Но все-таки для Канта это не пустой звук, и надо помнить о
смысле этого термина.
Вообще, должен вам сказать, этот термин употреблялся Кантом в двух
смыслах. Один из этих смыслов архаичен и почерпнут им из вольфовской
школы, а в вольфовской школе, хотя Вольф его мало употреблял, оно
появилось из схоластической мысли, это давний такой термин. В схоластике
трансценденталиями называли понятия, общие понятия,
выходящие за рамки аристотелевского списка категорий, такие
понятия, как «необходимость», например, «случайность». Аристотель не счел
их категориями, между тем это общие предикаты сущего, и в принципе, они
могут быть названы категориями. Но чтобы не вступать в полемику с
уважаемым Аристотелем решили придумать для них другое имя, для вот этих
вот понятий, и стали называть их трансценденталиями. «Транс» – это
«выходящий за». Это изначальный смысл, а потом под
трансценденталиями стали понимать общие понятия, самые общие
предикаты. Это в вольфовской школе такой был смысл, и у Канта тоже
иногда это понятие в таком смысле встречается. То есть иногда у него слово
«трансцендентальное» работает как синоним «всеобщего», но не так часто.
Как правило, во всяком случае, в заглавии тех или иных разделов, он
пользуется этим словом в другом смысле, который он сам заявляет, как
главный смысл этого термина, а может быть и единственный, он не
выдерживает строгости собственных дефиниций, но это не важно. Так вот,
трансцендентальное, в собственном кантовском смысле - это то, что
объясняет возможность априорного знания, вот какое хитрое
определение. Трансцендентальное это то, что объясняет возможность
априорного знания: то есть у нас есть априорное знание, и мы пытаемся
объяснить, как оно возможно. Начинаем объяснять, объясняем, объясняем и
приходим к выводу, например, что условием возможности априорного знания
является то, что пространство и время - это субъективные формы
чувственности, вот если бы они не были таковыми, то априорного знания бы
не было. В таком случае мы можем называть пространство и время
В.В.Васильев - 76 - Кант

трансцендентальными представлениями, а само наше исследование,
доказывающее вот эту связь субъективности пространства с возможностью
априорных знаний мы можем назвать трансцендентальным исследованием,
или скажем, трансцендентальным истолкованием пространства, как Кант и
называет такого рода исследование.
Также трансцендентальная дедукция категорий, вот например. Звучит
очень весомо, а какой смысл? Давайте проверим, как работает этот термин.
Категории – это основные понятия рассудка, сразу же договоримся,
дедукция – с одной стороны (двойной смысл у Канта) это связное
доказательство выведения, но он прямо говорит, что термин «дедукция»
для него играет и такую юридическую роль, несет юридическую нагрузку. Он
понимает под дедукцией оправдание возможности чего-то, когда что-то есть, а
нужно оправдать то, что оно есть. Вот эта оправдательная речь
называется юристами «дедукцией». И следующий момент -
трансцендентальный. Соединяем все вместе, и получаем, что
трансцендентальная дедукция категорий – это исследование,
которое должно показать возможность априорного познания с
помощью чистых понятий рассудка. Возможность и правомерность. То
есть, видимо, предполагается, что такое познание есть, мы можем
зафиксировать факты такого познания, и, отталкиваясь от этих фактов, мы
можем (и должны) показать его возможность. Вот что делает Кант в
трансцендентальной дедукции категорий. Ну это к слову, пока еще это у нас
не окончательные рассуждения на эту тему.
- А возможно предположить невозможность априорного знания?
Ну, во всяком случае, оппоненты Канта, как он считал, пытались доказать
что нет никакого априорного знания. Вот Юм например, он его именно так
толковал. Юм для него это страшный противник, опасный, который пытается
полностью эмпиризировать нашу когнитивную среду, показать, что нет
ничего априорного, все из опыта. Юм так не хотел, разумеется. Кант лучше бы
на Кондильяка, к примеру, сослался. Вот тот был действительно радикальный
эмпирик. Но вот Кондильяка он не очень как-то знал.
- А вот Локк? Локк тоже?
В.В.Васильев - 77 - Кант

Локк не был эмпириком, он был эмпириком только по названию, по
самоназванию. В действительности он признает врожденные способности,
допустим, те же самые априорные способности, Локк признает. Кант это
чувствует, Кант с Локком мало полемизирует. Ну, тут может быть еще дело в
специфике чтения, потому что…
- Ну, вот, под врожденными знаниями понимается как бы способ
оформления знания: т.е. мы получаем из опыта какие-то данные и
формируем какие-то понятия. Вот априорное знание нам позволяет
формировать что-то по определенным правилам.
Здесь несколько пластов есть у этой проблемы. Вот в принципе Вы
близко кантовскую позицию изложили - она в этом, собственно, и состоит. Но
это уже предельный, что ли, уровень анализа выявляет такую специфику этой
проблемы.
Вообще под априорным знанием понимается знание… тут можно
привести обыденные примеры: знание о свойствах вещей, которые мы
получаем до соприкосновения с ними, или независимо, точнее, от
соприкосновения с ними. Например, можем ли мы как-то узнать, что
каждое событие, каждое изменение в мире имеет причину? Можем ли мы
узнать ещё до опыта… антиципировать, так сказать, вот эту всеобщую
причинность или нет? Или мы только из опыта можем догадаться о том, что в
вещах есть причина? А может, и из опыта тоже не можем? Тогда вообще это
понятие лишено смысла. Вот если мы можем априори – то есть без контакта,
до контакта, независимо от контакта с вещами показать, что эти вещи
подчинены законам причинности, допустим, то вот это знание о законе
причинности, действующем в вещах, и будет априорным знанием в данном
случае.
- До Канта не было каких-либо доказательств того, что это
является обоснованным знанием, да?
Ну, доказательства были. Доказательства были, скажем, с
привлечением понятия предустановленной гармонии. Вот мы знаем что-то,
имеем какие-то представления о мире. Откуда мы знаем, что они
соответствуют реальному положению вещей? Ну, вот в силу
предустановленной гармонии между мышлением и вещами. Но Кант такие
В.В.Васильев - 78 - Кант

объяснения отвергает, считая их абсолютно произвольными и
прекращающими всякое философствование. Да к тому же здесь нет никаких
доказательств.
Смотрите, тут надо различать… допустим мы видим соответствие между
нашими понятиями и вещами. Мы хотим его объяснить. Мы можем сказать –
вот существует предустановленная гармония и значит, есть соответствие. Но
ведь когда мы говорим, что оно существует, мы просто выдвигаем гипотезу.
То есть, если она есть – эта предустановленная гармония, то тогда
действительно понятен этот параллелизм мышления и бытия. Но ведь тут то
нам не гипотеза нужна. Канта это тоже совершенно не устраивает - он хочет
доказать что вещи соответствуют нашим понятиям… то есть не с
помощью гипотезы, а с помощью прямого доказательства.
- А вот законы логики тоже можно отнести к априорным…?
Ну, законы логики - безусловно.
Вот тут вопрос такой: надо, во-первых, различать… кажется что здесь
действительно всё просто на первый взгляд, когда мы знакомимся с
кантовской теорией, но тут очень легко запутаться. Во-первых, надо различать
априорные познания, априорные суждения и априорные представления.
Давайте сразу же договоримся, что мы их будем различать - априорные
представления, априорные суждения и априорные познания. В чем разница?
Да! - еще будем различать сразу же вместе с Кантом априорное и
врождённое. Кант ведь отказывается называть априорные понятия
врождёнными.
Ну, значит в чём тут различия? Ну, вот что такое априорное
представление? Любое априорное представление по Канту имеет либо
первоначальный, либо производный характер. Первоначальные
априорные понятия рассудка (если речь идет о рассудке - можно ещё и о
чувственности говорить) - называются категориями. Все эти понятия
являются ни чем иным, как формами возможного синтеза представлений.
Эти понятия задают правила синтеза, никакой другой функции они
не играют - категории. Так?
Далее. Производные априорные представления (или понятия) бывают
тоже двух видов. Первый вид производных априорных понятий Кант
В.В.Васильев - 79 - Кант

называет предикабилиями, а категории иногда называет предикаментами,
используя латинские кальки греческих терминов. Предикамент - это калька
греческого термина «категория». Так вот предикабилия - это понятие
которое либо непосредственно выводится из категории, либо
возникает через сочетания, скажем, категории и каких то модусов
чувственности.
Ну, примеры… Скажем, есть категория существования, а есть
предикабилия возникновения и уничтожения. Чувствуете здесь производный
характер, да? Можно добавить время - чистую форму чувственности - и как
бы мигать, так сказать, этим существованием: включать и выключать его.
Получаем возникновение и уничтожение. Например, есть категория причины
и предикабилия силы, действия и страдания - вот вам ещё примеры таких
производных понятий.
Есть производные понятия другого совершенно рода. Они
возникают из категорий через доведение категорий до
бесконечности, через как бы обесконечивание категорий, когда мы их
растягиваем до безусловного. Эти понятия (возникающие таким образом)
Кант называет идеями чистого разума. И с этими понятиями оперирует
уже другая способность: если с категориями оперирует рассудок, то с
понятиями чистого разума – идеями – разум.
Это вот, что касается представлений.
- Вадим Валерьевич, а еще раз, можно… вот идеи чистого разума,
например, душа… Еще раз механизм – откуда они появляются?
Ну, Кант тут несколько, вообще говоря, вариантов их порождения
пытается нам представить, но, так или иначе, он чётко высказывается на этот
счет: все они (эти понятия) возникают из доведения до бесконечности тех или
иных категорий.
- Да, тогда можно сказать, что процедура логического обобщения до
бесконечности.
Ну, в каком то смысле - да. Любая способность может работать двумя
способами - в логическом плане и в реальном - говорит Кант. Способность,
допустим рассудок (или разум) работает в логическом смысле,
когда она имеет дело с понятиями, суждениями, комбинирует их,
В.В.Васильев - 80 - Кант

как-то соотносит их друг с другом - это логическое применение. Если
мы имеем дело с суждениями, то это логическое применение рассудка. Если
мы имеем дело с умозаключениями – это логическое применение разума. Эти
формы, в которых применяется рассудок и разум в логическом
смысле могут быть перевёрнуты, как бы обращены на вещи… И
тогда с помощью вот этих рассудочных или разумных форм мы можем
попробовать судить о вещах. Можем пытаться представить себе мир теперь
через призму этих понятий, а не просто говорить о соотношениях между
самими понятиями, как в случае логического применения. Когда мы
смотрим на мир через эти понятия, мы сталкиваемся уже с
реальным применением рассудка или разума. Так вот разум как раз
таки в этом смысле надстраивается над рассудком.
- Вадим Валерьевич, по-моему, мы сейчас несколько отклонились. Вы
начали отвечать на вопрос и… мы как-то быстро пошли…
Я просто боюсь, что… то есть, может это и лучше. Канта лучше
анализировать не вот так вот последовательно (хотя можно и так конечно), а
концентрическими такими кругами; как бы, охватывая его… С наскока его не
взять.
- Всё было понятно, до того расщепления ядра, потом, значит, были
какие-то короткие вопросы и ответы, потом мы начали сразу с анализа…
и тут вот как-то стало…
Ну, сложно это, сложно, не спорю… очень запутанный этот вопрос. Ну,
давайте действительно вернёмся назад и попробуем… Да! – но вот я всё-таки
вам должен… Сейчас, как раз всё удачно получится, потому что следующий
момент, который я хотел объяснить, заставит нас опять следовать тексту
«Критики…»: мы сами собой попадём во Введение в «Критику…» и уже
дальше пойдём последовательно. Так вот.


Кант 6
Теперь коротко о разнице между врожденным и априорным.
Кант ведь очень настаивал на том, что это разные вещи и нам полезно это
знать, чтобы всегда помнить о его позиции и уже потом оценивать насколько
она корректна. Так вот. Допустим, категории (априорные понятия мышления)
В.В.Васильев - 81 - Кант

или априорные формы чувственности Кант не считает врождённым. Они
были бы врожденны, говорил Кант, если бы даны были в нашей душе
в готовом виде – все эти представления. Тогда как в действительности,
говорит он, они абстрагируются. Вот смотрите, какая формулировка: эти
представления – о понятиях рассудка, о пространстве и времени –
абстрагированы от законов нашего ума, говорит Кант. Сначала наш ум
должен начать работать, потом мы должны обратить на него внимание и
абстрагировать от форм, в которых он проявляет себя (ум или душа не
важно… субъект – как вы назовёте). И абстрагируем от форм деятельности
этого субъекта, понятия об этих формах. Поскольку они не даны в готовом
виде, а абстрагированы от чего-то, то они уже не врожденны, а приобретены,
говорит Кант. То есть любопытно, по сути дела, Кант солидаризируется здесь с
Локком, обратите внимание. Кант тоже может сказать, что…
- От форм каких ..?
Всех. И категории не врожденны и формы чувственности не врожденны!
Вот так можно себе представлять: есть субъект, есть какие-то там
трансцендентальные объекты – их природа не ясна, они начинают
взаимодействовать… прямо, по Локку получается. И влияние достаточно
сильное Локка на Канта. Вещь запускает субъект, он начинает крутиться как-
то. Когда он начинает крутиться, как-то реагировать, что-то делать с
получаемыми ощущениями, в нём зарождается способность к рефлексии.
Теперь он может (ум) сам на себя посмотреть, как он действует, и увидеть
какие-то структурные моменты внутри самого себя. И вот эти структурные
моменты, которые, однако, актуализируются только при взаимодействии с
внешними предметами, и есть априорные формы. Чувственности или
рассудка в зависимости от того, куда мы смотрим. И поскольку они не даны
изначально, а возникают, во-первых, через взаимодействие с внешними
предметами, а во-вторых, через рефлексию, то можно сказать, что они
приобретены нами. При этом они остаются априорными, потому что они
присущи душе ещё до всякого контакта. То есть вот эти законы…..
- Т.е. нам присуща некая способность, понятие о которой мы
приобретаем?
В.В.Васильев - 82 - Кант

Да, именно так! Душа как-то уже изначально структурирована. Но тут я
думаю, Кант согласился бы с лейбницевским образом знаменитым. Когда
Лейбниц спорил с Локком, (ну правда, говорил Лейбниц, что Локк это-то не
имел в виду). Он говорил, что вот представьте себе кусок, ну, допустим, камня
какого-нибудь, который скульптор использует для создания того или иного
образа. Ну вот. Каким образом… Вот этот кусок камня – это душа, эмпирик
говорит: опыт играет роль скульптора, он сам вот оформляет, отбивает одни
части камня, может какие-нибудь другие, наоборот, там приставляет, ну… как
правило, нет, но опыт занимается тем что оформляет эту бесформенную
глыбу. Это позиция эмпирика. А позиция Лейбница и, собственно, Канта в
этом вопросе, думаю он все таки солидаризировался бы, такова. Да,
действительно камень изначально бесформенен. Душа. Но в нём есть
прожилки, говорит Лейбниц, и поэтому если вот этот опыт – скульптор
начинает бить по камню, то с него уже в правильном направлении
сваливаются, не в случайном хаотическом порядке отлетают кусочки камня, а
сообразно тем прожилкам, которые в этом камне находятся. То есть какая-то
структурализация уже есть. Вот примерно так представляет себе Кант вот эти
законы, по которым действует наш субъект. Опыт их актуализирует. Делает
их настолько актуальными, что мы сами их можем теперь заметить.
– А под опытом понимается беспорядочное взаимодействие с
внешним миром, или мы ставим какие-то задачи, и внешний мир дает
отклик?
Опыт на разных уровнях осуществляется по Канту. Кант поймите, очень
любопытный в этом плане философ. Он всегда… железное правило

<< Пред. стр.

стр. 7
(общее количество: 18)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>