<< Пред. стр.

стр. 9
(общее количество: 18)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

критикует это…
Различения, да?
- Ну, он это, правда, у Рассела все взял.
Да вот Куайн как раз начал размывать всё это.
- Вообще такое ощущение, что Канта вообще неправильно прочли…
Канта? У меня тоже есть такое ощущение…
Давайте разберёмся. Вопрос вот кажется очень простым, с
аналитическим и синтетическим, в действительности, массу проблем он таит.
Начнём с дефиниции. Итак. Аналитическое суждение – это такое
суждение, говорит Кант, предикат которого извлекается из
субъекта по закону тождества и уже заранее мыслится в субъекте.
То есть вот, есть субъект, какое то понятие, в нём уже содержатся, какие-то
предикаты. Эти предикаты мы можем эксплицировать из субъекта и сказать:
да действительно, этому субъекту присущ этот предикат.
- Предикат, который извлекается из субъекта и..?
По закону тождества. И заранее уже мыслится в нём - в этом субъекте.
Но правда, говорит Кант, смутно мыслится. И вот этому прибавлению он
придавал большое значение. Вот в чём проблема. Субъекту уже присущ какой-
то предикат, а мы во второй раз этот предикат и утверждаем. То есть суждение
выстраивается по принципу «А» есть «А», в принципе.
- То есть это прояснение вот этой смутности?
Да. И Кант сам себе задавал вопрос. А можно ли сказать, что
аналитические суждения - это тавтологии? И отвечал – нет нельзя. Потому
что когда мы высказываем тавтологическое суждение, то предполагается что
предикат, который повторяется нами отчётливо мыслится в субъекте. То есть
тавтологии не несут никакого эвристического смысла. Это пустые суждения
В.В.Васильев - 95 - Кант

ни на шаг не продвигающие нас в познании. А аналитические суждения
полезны для познания. Хотя они и не увеличивают сумму наших знаний.
Это понятно, потому что извлекается то, что уже мыслилось. Однако, они
увеличивают отчётливость, раздвигают не сферу знаний, но сферу
отчётливости знаний. И поэтому аналитические суждения - это важный
подготовительный этап метафизики. То есть они полезны. И Кант хвалит тех
мыслителей, которые посвящали время расчленению наших знаний с
помощью аналитических суждений. В этом как раз он уверен, преуспела
Вольфовская школа. И даже может не столько сам Вольф, сколько его
ученики. Вот Баумгартен. Теперь…
- А пример можно?
Да, сейчас обязательно приведу примеры. Ну, сначала определю
синтетические суждения, по Канту. Синтетические суждения – это такие
суждения, в которых предикат прибавляется к субъекту. Не
содержится в нём изначально, а добавляется извне. И поэтому в случае если
они истины (а только о таких суждениях, как мы поняли, Кант речь и ведёт),
то в результате синтетических суждений происходит расширение
нашего знания. Поэтому синтетические, именно синтетические
суждения составляют подлинную цель метафизики, а также и всех
иных наук. Вот - определение. С определениями всё достаточно ясно,
правда, же? Здесь всё элементарно. Но когда вот мы начинаем искать
примеры и когда мы начинаем эти примеры примеривать к данному
определению, то тогда выясняется, что не всё так просто.
Вот сейчас я приведу несколько кантовских суждений. А вы сами
попытаетесь решить: какие из них синтетические, а какие аналитические.
«Все тела протяжённы» – первое суждение.
Второе суждение - «Все тела имеют тяжесть».
Третье суждение – «Всякое золото – жёлто».
Четвёртое суждение – «Всякое событие имеет причину».
Ну, достаточного. Вот давайте попытаемся разобраться.
- Тела протяженны – это аналитическое суждение.
Аналитическое суждение. Потому что в понятие тела …
- Включается протяжённость.
В.В.Васильев - 96 - Кант

Уже включается протяжённость. Прекрасно, да.
- Все тела имеют тяжесть – синтетическое.
Синтетическое? Так, почему?
- Понятие тяжести не включается
Не включается? Ну, как же?
- Воздушный шарик, например…
Ну, тяжестью то он обладает всё-таки… Здесь речь идет о силе
тяготения.
- Ну, т.е. массы… В физическом мире масса являются условием
существования тела.
Я понял… Кант речь ведёт о массе. Потому что иначе суждение «все тела
имеют тяжесть» были бы просто ложно. Вы сами сказали, если шарик не
имеет тяжести, то тогда это суждение ложно. А речь идёт об истинных
суждениях.
- Значит, масса.
Масса… Тогда аналитическое? Или нет?
- Ну, тут надо просто определить как мы…
В том то и дело, уже возникают проблемы… Аналитическое, вы
считаете? Иногда мне встречалась такая трактовка, очень любопытная, над
ней стоит подумать, над этой проблемой. Ну, давайте все сейчас оценим её.
Вот во времена Канта тяжесть и масса не считалась, ну, будем говорить,
тяжесть не считалась необходимым свойством тел. А вот современная физика
доказала, что тяжесть это конституэнт, так сказать, телесности. И поэтому, для
Канта это было синтетическое суждение, а для нас оно теперь аналитическое.
Очень любопытная трактовка. Вот отсюда, вот из таких трактовок и возникает
двусмысленность. Сама эта трактовка является отражением принципиальной
двусмысленности, которая с самого рождения эту дистинкцию кантовскую
преследовала.
Ну ладно, в общем-то Кант считает это синтетическим суждением: «все
тела имеют тяжесть».
Вот следующее: «всякое золото жёлто».
- Синтетическое.
В.В.Васильев - 97 - Кант

Ну, оно ведь похоже на – «все тела имеют тяжесть». То есть очень,
похоже. Действительно.
- Синтетическое, потому, что то, что золоту присуща желтизна –
это опытный факт, мы определили это на опыте и приписали как
предикат.
- Нет, это необходимый атрибут, который делает возможным само
понятие золота. Если ты отторгаешь оттуда этот атрибут, тогда это
уже… не золото.
Ну, ваш довод логичен, но ведь мы то же самое могли и про
предыдущий пример сказать. Ведь тоже могли сказать – масса необходимый
атрибут тела. А Кант между тем считает это синтетическим. Значит и здесь
наверно тоже синтетическое?
- Но он же считал атрибут массы не необходимым для …
Но может так же и с желтизной для золота.
- Пожалуй, со времен Канта отношение к золоту мало изменилось…
Ну, вы чувствуете, чувствуете… Действительно, Кант считает это
аналитическим суждением.
Хотя всё-таки, строго говоря, большой разницы между суждениями
этими заметить нельзя. Потому что во времена Канта, что меня особенно
смешит в этой интерпретации то… во времена Канта как раз считалось, что
масса это необходимое свойство тела. Потому что ньютоновская физика уже
была создана……
- И, тем не менее, он считался синтетическим?
Да он считался синтетическим.
- Нет, но может он рассуждал так: самоочевидно можно помыслить
тело без массы. Поэтому массу мы как-то прибавляем на опыте.
Желтизну в золото, ну ….
Ага. Нельзя без желтизны помыслить?
- Золото… да можно без желтизны помыслить. Ну, опять-таки в
каком-нибудь ультрафиолетовом цвете золото будет не желтым, при
определенных обстоятельствах.
В.В.Васильев - 98 - Кант

Да действительно. Если бы люди жили, например в ультрафиолетовом
или красном… Солнце красным светом светило, то тогда бы золото иной цвет
имело. И может, в каких-то мирах, условно говоря, так оно и есть.
- То есть, это утверждение должно иметь форму силлогизма. Если
спектр света белый, то цвет золота – жёлтый. Это верный силлогизм,
наверно.
Ну, интересно, интересно... Можно так попробовать выкрутится, но…
Попробовать вот так и это даже необходимо в принципе, такие уточнения
делать.
- Это единственная версия на данный момент, что в то время видимо
так считалось и поэтому…
Да нет, конечно… Нет тут… сейчас мы выясним, в чём дело.
- Да уж потом поясните, пожалуйста.
Да тут много подобных можно привести примеров.
Ну ладно…. Вот, последнее: «всякое событие имеет причину». Чем это
суждение отличается от: «все тела имеют тяжесть», или допустим, «всякое
золото жёлто»?
- Все события имеют причину… ну тоже вот… мне кажется, что это
всё-таки синтетическое.
Да, Кант тоже так считал. Но мы об этом уже говорили, кстати, только
что.
- И современная физика, наверное, согласится, что это
синтетическое суждение: квантовые переходы спонтанны.
Ну, и к тому же, мы можем представить себе событие без причины.
Поэтому действительно, оно не аналитическое, это верно. Но, что интересно:
суждение «все тела имеют тяжесть» Кант считает синтетическим, но
апостериорным. А вот суждение «все события имеют причину» –
синтетическим, но априорным. И вот понять в чём разница – ещё одна
существенная проблема. Но вот давайте, кстати, об этом и поговорим, и потом
вернёмся к разъяснениям, если они всё-таки возможны здесь. Тоже
проблема...
- И всё-таки, «золото жёлто» – это какое?
Аналитическое, по Канту.
В.В.Васильев - 99 - Кант




Кант 7
Да, но вот теперь вторую возьмём пару: априорное – апостериорное.
Кант предлагает различать ещё и два таких вида суждения: эмпирические и
априорные. Ну, определение ясно. Вот как понять какое суждение
априорно, а какое апостериорно? То есть мы знаем, что апостериорно – это из
опыта, априорно - до опыта. Ну, вот есть какое то конкретное суждение, как в
нашем приведённом только что примере. Как выяснить-то, какое оно?
Кант, чтобы облегчить эту ситуацию, предлагает два критерия
априорных суждений. Первый критерий априорных суждений –
всеобщность, а второй критерий – необходимость. Все эти критерии, в
общем-то, взаимозаменимы, и взаимообусловливают часто друг друга; скорее,
это два модуса одного и того же критерия.
Почему? Следующая проблема. Почему Кант считает что всеобщность и
необходимость - критерии априорного? Да потому (ответ простой), что
опыт не даёт нам ни всеобщности, ни необходимости. Почему опыт не
даёт всеобщности и необходимости? Потому, что опыт принципиально
незавершён. А раз он не завершён… вот мы видим связи между двумя
вещами какие-то, мы из опыта не можем сказать что эти связи имеют
всеобщий характер. Потому, что для того, чтобы это сказать, надо было
перепробовать эти связи между вещами во все будущие времена. Т.е. надо
было бы заглянуть в вечность, в будущее и посмотреть, убедиться, что всегда,
когда есть первое событие - есть и второе событие.
- А на каком основании мы приписываем статус истинности таким
априорным суждениям?
Это не априорные. Пока мы об априорных не говорим. Ведь когда мы
будем говорить об априорном, там в каждом случае потребуется
доказательство, что суждение истинно. Мы уже поняли. То есть, в принципе,
мы можем просто истинное суждение высказывать, но это будет мнение.
Мнения Канта не интересует, его интересует только доказанные суждения.
Доказательство….
В.В.Васильев - 100 - Кант

- Если априорное суждение не подтверждается опытом (т.е. его
нельзя подтвердить опытом в принципе), то как мы можем говорить об
истине?
А вот можно это доказать. Необходимо доказать, как вот вы доказываете
геометрические теоремы…
- Доказать – это свести, что бы к тому, что нельзя не помыслить,
по-декартовски? Да?
Ну… Это аксиомы.
- Т.е. в чём статус доказательства?
Доказательство… да именно по-декартовски. Надо начать с каких-то
самоочевидных положений и потом столь же самоочевидными шагами идти,
идти, идти к тому тезису, который мы хотим доказать. И вот если…
- Если таким образом раскладывать суждения…
Да, и вот если мы доходим, редуцируем его к самоочевидным
принципам через ряд …
- А эти самоочевидные принципы также должны быть априорны?
Все самоочевидные принципы, безусловно, они должны быть
априорными, но есть положения, которые действительно самоочевидны. И в
них, именно в силу их самоочевидности, в их априорности невозможно
сомневаться. Ну… прежде всего - закон тождества. Вот он не может быть из
опыта взят. Именно в силу того, что он служит основанием всякой строгой
необходимости. Вот он - априорный принцип. Но всё дело в том, что этот
принцип очень трудно использовать для познания вещей. Он бесплоден.
Совсем другое дело - принцип причинности. Вот здесь он наполнен
содержанием и вот если его удастся редуцировать к принципу тождества,
тогда мы очень большой шаг вперёд сделаем.
Ну, договорились, что опыт не даёт нам всеобщности и необходимости.
Значит, там, где есть всеобщность и необходимость - там есть априорность.
- Опыт принципиально незавершен, а раз так, то…?
Не завершен… А раз так, то там где есть всеобщность и необходимость
там нет опытности. Верно? Там где есть опыт, там нет всеобщности и
необходимости. Значит там, где есть всеобщность, и необходимость по modus
tollens, там есть априорность. Так?
В.В.Васильев - 101 - Кант

Но вопрос то вот в чём. О какой необходимости и о какой
всеобщности здесь идёт речь? Ведь вы можете сказать: «А, подождите,
«все тела имеют тяжесть» - ведь есть же всеобщность! Вот она: все тела, - вот
вам всеобщность». А мы говорим, что это эмпирическое суждение. Что ж,
Кант в очевиднейшее противоречие впадает? Не удивительно, что его теорию
(аналитических и синтетических, априорных и апостериорных суждений) не
могли никак понять-то… что он хочет сказать.
Нет не всё так просто. Кант различает два вида всеобщности. И
два вида необходимости. И только один из этих видов свидетельствует об
априорности.
Есть так называемая эмпирическая всеобщность (вот как раз в
суждении: «все тела имеют тяжесть») и есть строгая всеобщность. Есть
субъективная необходимость, вытекающая из привычки, и есть
объективная необходимость. Казалось бы, шаг вперёд. Теперь мы
должны искать в качестве критерия строгую всеобщность и
объективную необходимость. Но проблема в том, как отличить
субъективную необходимость от объективной, эмпирическую всеобщность от
строгой.
И вот здесь Кант опять-таки вынужден говорить что единственным
критерием отличения является возможность доказать ту или иную
всеобщность. Если мы можем доказать, то тогда она объективна. Если
можем доказать необходимость, то она тоже объективна. Если не можем
доказать, то она основана на неправомерном обобщении, или на привычке.
Ну а как понять, можно доказать или нельзя доказать, что какое-то
положение всеобще? Вот как понять: «все тела имеют тяжесть» – можно
доказать что это истина всеобщая (и «всякое событие имеет причину»)? Как
различить? Где индикатор того, что возможно доказательство?
Индикатора прямого нет. Всё это следует из других разделов кантовской
философии из его таблицы категорий, из предпосылок всех его
трансцендентальных исследований. То есть здесь прямого пути, как ни
странно, нет, к определению априорного и апостериорного. Вот эти
все рассуждения предполагают другие предпосылки, сделанные в
рамках кантовской философии. И если бы мы эти предпосылки с вами
В.В.Васильев - 102 - Кант

сейчас эксплицировали, то мы бы попали к самым основам его
метафизики. Но, на это потребовалось бы очень много времени. Может
быть, если мы будем на спецкурсе, мы затронем этот вопрос, может быть.
Сейчас не будем на эту тему говорить.
Вернёмся теперь к аналитическим и синтетическим
суждениям.
Всё-таки, как избавиться от субъективности? Вообще ведь тут можно до
абсурда довести. Можно так вот сказать… Вот вы считаете, допустим, что
золото связанно с желтизной, а я считаю, что нет. Действительно, если у
каждого свои ассоциации… Тогда вопрос о действенности, о нужности этого
различения сам собой решается - оно ненужным оказывается. Какой смысл в
нем, если с помощью его ничего нельзя решить?
Вот если внимательно проанализировать кантовский текст, то можно
увидеть, что он даёт (в других даже местах, не во Введении к «Критике чистого
разума») дополнительные пояснения. Эти пояснения действительно кое-что
проясняют.
Ну, во-первых. Тут вот еще какой важный момент: Кант пытается
установить соответствие между аналитическими и синтетическими, с одной
стороны, и априорными и апостериорными, с другой. Ну, к примеру, вот он
задаётся вопросом: аналитические суждения - они какие, априорные или
апостериорные? Или бывают и такие, и такие? - спрашивает он.
Всматривается как бы в их природу и приходит к выводу, что все
аналитические суждение априорны, заведомо. Почему так?
Вот давайте посмотрим, как работают эти критерии. Потому, что
аналитические суждения основываются на законе тождества. Там
где есть импликация, в соответствии с законом тождества, имеет место строгая
необходимость. Там, где имеет место строгая необходимость, мы имеем дело с
априорными суждениями. Значит, все аналитические суждения –
априорны. Так же, как все эмпирические суждения – синтетичны.
Ну, это просто оборотная сторона того, что все аналитические – априорны.
Если перевернуть, то получится, что все эмпирические - синтетичны. Потому,
что если бы было какое-то аналитичное эмпирическое суждение, то мы впали
В.В.Васильев - 103 - Кант

бы в противоречие с тем, что только что сказано (мы только что сказали, что
все аналитические суждения априорны).
- Ну а если мы на опыте получили какой-то предикат (как нам
показалось - из опыта). Но глубокий анализ показывает, что и без опыта
можно было из предмета выудить этот предикат. Т.е. эмпирическое
суждение получилось аналитическим.
Вот тут вот… если мы действительно можем попасть в такую ситуацию,
то это означает лишь, что мы не достаточно чётко пока их развели -
аналитические и синтетические. Если мы доведём их до конца это разведение
сейчас вместе с Кантом, то вот таких ситуаций у нас не возникнет. Пока мы
следуем одним лишь дефинициям, заметьте. Смотрим теперь.
Да, но бывает ещё… Значит, все эмпирические – синтетичны и все
аналитические - априорны, но есть ещё одна возможность суждений:
априорных, но синтетических. Так? Вот значит три всего варианта,
может быть: могут быть априорные аналитические, апостериорные
синтетические и априорные синтетические. Причём возможность первых двух
из них, то есть аналитических и апостериорных синтетических, несомненна. И
вот тут никакой проблемы в том, как они возможны, нет для Канта. Гораздо
труднее для него понять возможность (и этому он посвящает своё
сочинение) – априорных, но синтетических, а не аналитических
суждений. Но это к слову.
А вот на что я хочу сейчас обратить ваше внимание. Поскольку сфера
опыта, с которой связанны апостериорные суждения, она совпадает со сферой
предметов, которые нам даны, (ведь на опыте нам даются вещи, предметы) и
поскольку все суждения об этих предметах имеют синтетический характер, то
(вот сейчас мы резко облегчим себе задачу, выйдем из этого леса)… То… слово
«синтетический» во всех кантовских словосочетаниях можно заменить на
слово, на фразу - «относящийся к предметам». Значит, синтетические
суждения - это суждения о вещах - вот что это такое (и о соотношениях
вещей). Но если это так, то… чем же тогда оказываются аналитические
суждения, суждениями о чём? Ответ Канта такой – о словах.
Синтетические – о вещах, аналитические – о словах. Точнее говоря –
аналитические суждения всегда выражают правила словоупотребления. А
В.В.Васильев - 104 - Кант

синтетические суждения говорят о том, как вещи соотносятся друг с другом.
Таким образом, сферы этих суждений абсолютно не совпадают. И смешение
между ними, строго говоря, невозможно.
Возможна другая проблема. К какому классу относится конкретное
суждение – вот где проблема возникает. То есть само различение не вызывает
вопросов; вызывает вопросы атрибуция конкретных суждений к тому или
иному классу. Но вот эта атрибуция (и проблемы вот этого атрибутирования)
не имеет реально никакого отношения к вопросам трансцендентальной
философии. Эти вопросы должны решаться лингвистической философией,
лингвистическим анализом. Поэтому для нас, вот, проблема («золото жёлто»
– это аналитическое или синтетическое?) для трансцендентальной
философии этот вопрос не стоит и никакого значения не имеет, что самое
главное. Никакого значения не имеет этот вопрос. Но если уж мы решаем этот
вопрос обсудить, тогда мы должны пользоваться следующими правилами.
Вот я сейчас дам точную дефиницию аналитических и
синтетических суждений, исходя из кантовских посылок (такую,
формальную дефиницию).
Итак. Если суждение допустим «А» есть «Б» – аналитическое,
то «Б» является необходимым условием корректного употребления
слова «А» по отношению к той или иной вещи. Вот такой смысл
суждения «А» есть «Б», если оно аналитическое. «Б» – это необходимое
условие корректного употребления слова «А» по отношению к какой-то вещи.
А если это суждение синтетическое, то тогда смысл его иной. Вот если
мы расшифруем, подробно его изложим: все «А» есть «Б». Если оно
синтетическое, то тогда смысл вот такой: в восприятии мы всегда
обнаруживаем постоянную связь свойств, выражаемых словом «А»
и словом «Б».
Вот если мы продумаем эти формальные дефиниции, то мы увидим с
вами, что перед нами оказывается очень простой критерий определения, в
том числе и практического определения: данное суждение аналитическое или
синтетическое? Ну, вот возьмем суждение, о котором мы уже с вами говорили:
«всякое золото жёлто». Допустим, если оно аналитическое, какую связь оно
имеет с этой кантовской дефиницией? Лишь тот предмет мы можем назвать
В.В.Васильев - 105 - Кант

золотом (если всё это перевести, конкретизировать), который имеет жёлтый
цвет (ну и другие ещё свойства). Вот если оно аналитическое, то оно имеет
такой вот смысл. И теперь мы должны сами себя спросить: действительно ли
это так? Действительно, мы не назовём золотом предмет, допустим,
обладающий атомным весом золота, плотностью золота, но не имеющий
жёлтый цвет. Мы должны теперь опрашивать свои лингвистические
инстинкты. Вы видите, что этот вопрос совершенно другой области уже
принадлежит. Если вы чувствуете затруднения, допустим, назвать вот этот
предмет гипотетически нами нарисованный, золотом, то тогда действительно,
суждение аналитическое. Если же вы без всяких затруднений назовёте этот
предмет золотом, то тогда – синтетическое. Облегчить вот этот конкретный
лингвистический анализ может такое вот обстоятельство: надо просто
проанализировать, как, допустим, в русском языке работают подобные
словосочетания. Посмотрите метафоры в частности. Вот называют что-то
другое «золотом»? Называют. Нефть называют «чёрным золотом». А что-то
еще, например, «белым золотом» называют. Вот обратите внимание, есть
странное определение «черное золото», «белое золото»... Почему вот этот
цвет тут появляется?
- Потому, что цветовая компонента важна…
Да. Она важна! Люди хотят сравнить с золотом, но чувствуют, что
жёлтого цвета нет, поэтому так прямо с золотом не сравнить и они как бы
вышибают этот цвет из определения. Это косвенно свидетельствует о том, что
без жёлтого цвета мы не можем назвать предмет золотом. А это значит, что
суждение аналитическое, всё-таки. Вот.
А, например, можете ли вы назвать телом что-то невесомое. Можете?
Вот, представьте себе, встречаетесь с объектом протяженным, плотным, но
абсолютно невесомым. Можем, конечно! Значит суждение: «все тела имеют
тяжесть» – синтетическое. И говорит лишь о том, что все опыты, которые мы
до этого проводили, показывают связь протяженности, плотности и массы.
Вот и всё! Вот это смысл суждения, если оно синтетическое.
Ну, мы далеко в дебри забрались. Вот один лишь практический вопрос
как раз вот по поводу Рассела и вообще аналитической традиции. Дело в том,
что в аналитической традиции была принято критиковать Канта за то, что он
В.В.Васильев - 106 - Кант

считал математику априорным синтетическим познанием. Я подробно ещё об

<< Пред. стр.

стр. 9
(общее количество: 18)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>