<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 3)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

убор и т. п.
Иероглифы принято классифицировать по их внешним признакам: так, группа А объеди-
няет иероглифы, изображающие разные фигуры мужчин, группа В — женщин. Наиболее совер-
шенной является классификация А. Гардинера, помещенная в его грамматике в так называемой
Sign-List41. Приводим эту таблицу (буква латинского алфавита обозначает здесь группу, цифра
— число иероглифов в этой группе; например группа А имеет 55 знаков, и т. д.):
А 55 мужчина и его занятия.
В 77 женщина и ее занятия.
С 11 — антропоморфные божества.
D 63 — части тела человека.
Е 32 — млекопитающие.
F 52 — части тела млекопитающих.
G 54 — птицы.
Н 8 — части тела птиц.
I 15 — амфибии и пресмыкающиеся.
К6 — рыбы и части тела рыб.
L 7 — беспозвоночные.
М 44 — деревья и растения.
N 42 — небо, земля, вода.
О 51 — здания и их части.
Р 11 — суда и части судов.
Q 7 — домашняя и похоронная утварь.
R 25 — храмовая утварь и священные эмблемы.
S 45 — короны, одежда, посохи и т. п.
Т 35 — оружие военное, охотничье и т. п.
U 41 — орудия земледелия и разных ремесел.
V 38 — корзины, мешки, изделия из веревок и т. п.
W 25 — сосуды каменные и глиняные.
Х 8 — хлеб разных видов.
Y 8 — принадлежности письма и игры, музыкальные инструменты-
Z 11 — разные линии и геометрические фигуры.
Аа 31 — не поддающиеся классификации.
[30]
Знаки иероглифического письма отражают природу и быт Египта. Изучение иероглифов с
этой точки зрения представляет большой интерес (здесь необходимо сделать следующую ого-
ворку: некоторые иероглифы со временем потеряли характер рисунка и иногда, глядя на них,
невозможно понять, что именно они изображают).
Рассмотрим группы иероглифов А и В, изображающих мужчину и женщину. Большое ко-
личество знаков, представляющих мужчину и его занятия, указывает на то, что роль его в жиз-
ни страны была значительнее, чем роль женщины (это подтверждают и бесчисленные изобра-

40
Gardiner, Grammar, p. 440.
41
Ibid., pp. 438–543.
16
жения на гробницах и других памятниках). При этом нисколько не опровергается общеизвест-
ный факт, что женщина занимала в семье более почетное положение42.
Из 55 иероглифов, изображающих мужчину, только 7 показывают его в трудовом процес-
се. Так, иероглиф А10 изображает мужчину, сидящего с веслом в руке, т. е. фигуру, типичную
для Египта, где уже в глубокой древности водные пути имели большое значение. Иероглифы
А33 и А47 изображают пастуха: первый из них — фигура мужчины, стоящего с посохом на
плече (к посоху прикреплен узел со скарбом, что характеризует кочевой быт пастухов); второй
— фигура мужчины, сидящего с палкой в руках и охраняющего стада. Оба знака читались mniw
"пастух". Не удивительно, что фигура пастуха отражена в иероглифическом письме: пастух —
видное лицо в хозяйственной жизни страны с развитым скотоводством.
Иероглифы А34 и А35 означают строителя. Первый иероглиф изображает мужчину, раз-
мешивающего шестом известь в сосуде, второй — мужчину, строящего стену. В стране мону-
ментальных сооружений, развалины которых и в настоящее время поражают своей грандиозно-
стью, труд строителя играл первостепенную роль, и поэтому естественно, что типичные для
этого труда моменты нашли отражение в иероглифическом письме.
Иероглиф А36, изображающий мужчину, размешивающего что-то в сосуде, применяется в
качестве идеограммы и детерминатива слова «пивовар» (пиво было самым популярным напит-
ком древних египтян). Часто встречается знак А9 — сидящий мужчина, придерживающий ру-
кой корзину на голове. Этот знак — общеупотребительный детерминатив слов kAt "работа", [31]
Atp "грузить", fAj "нести", он указывает на обычай переносить тяжести на голове, характерный
для стран Востока. Иероглиф А12 изображает воина с луком и стрелами, А13 —мужчину со
связанными за спиной руками (знак этот служит детерминативом слов sbj "мятежник" и xftj
"враг"); А17 — сидящего ребенка с пальцем во рту; А19 — согбенного старца, опирающегося
на посох; А53 — стоящую мумию; А54 — лежащую мумию и т. д.
Иероглифы, изображающие женщину, показывают ее чисто женские функции, совершен-
но не отражая положения в обществе и роли в производстве (так, В2 — беременная женщина,
В3 и В4 — рожающая, В5 — кормящая грудью ребенка).
Широко представлен в иероглифическом письме животный мир. Больше чем полтораста
иероглифов изображают различных животных и части их тела. Нередко знаки сделаны с такой
тщательностью, что можно опознать породы и виды воспроизводимых животных; это помогает
восстановить фауну Древнего Египта.
Иероглиф Е1 изображает быка. «В Египте из всех домашних животных рогатый скот был
самым любимым. Поэтому изображениям, связанным с разведением рогатого скота, на памят-
никах уделяется особенно много места. Почти в каждой гробнице Древнего царства можно об-
наружить сцены, представляющие пастуха с животными... или сцены кормления и доения ко-
ров... Египтяне разговаривали со своими прекрасными быками точно так же, как мы беседуем с
собаками, давали им имена...»43. Иероглиф Е1, как отмечал А. Гардинер, имеет несколько вари-
антов и показывает быков разных пород44.
Иероглифы Е2, Е3, Е4 и Е5 изображают коров и телят, Е6 — лошадь. Последний служит
детерминативом в словах ssmt "лошадь", ibr "жеребец" и Htr "упряжка". Этот иероглиф и первые
два слова появляются лишь при XVIII династии, т. е. после господства в Египте гиксосов, кото-
рые привели в страну лошадь. Слово ibr заимствовано из семитских языков45. Вероятно, такого
же происхождения и слово ssmt. Что же касается слова Htr то до правления XVIII династии его
детерминативом был бык, когда же в Египте [32] появилась лошадь, Htr стали писать с детер-
минативом лошади46. На этом примере мы наглядно видим, как иероглифическое. письмо отра-
жает жизнь Египта.
Иероглиф Е10 изображает барана Ovis longipes palaeoegyptycus, Е12 — свинью, Е13 —
кошку, Е14 — собаку, Е17 — шакала, Е22 — льва, Е24 — пантеру, Е25 — гиппопотама, Е26 —

42
A. Erman — Н. Ranke, Agypten und agyptisches Leben in Altertum, Ss. 175–185; A. Wiedemann, Das alte
Agypten, Heidelberg, 1920, S. 92.
43
A. Erman — Н. Ranke, Agypten und agyptisches Leben in Altertum, S. 522.
44
Gardiner, Grammar, p. 458.
45
M. Burchardt, Die altkanaanaischen Fremdworte und Eigennamen im Agyptischen, Leipzig, 1910, Т. II, № 20.
46
Wb., 111, 119.
17
слона, Е 27 — жирафу, Е32 — обезьяну Суnocephalus hamadryas, Е34 — зайца, G1 — египетско-
го коршуна neophron percnopterus, G5 — сокола, G14 — грифа Gyps fulvus, G17 — сову, G39 —
утку Daflla acuta, I2 — пресноводную черепаху, I3 — крокодила, I7 — лягушку, I9 — рогатую
змею Cerastes cornutus, I12 — кобру, К2 — рыбу Barbus bynni, L1 — жука Scarabeus sacer, L2 —
пчелу, L3 — муху, L4 — саранчу Acrydium peregrinum, L7 — скорпиона и т. д.
Среди знаков, обозначающих части человеческого тела, свыше 20 являются различными
изображениями руки47.
Н. Я. Марр указал, что «основное орудие кинетической речи, рука, вошла прямо-таки в
древнейшие типы письма». Здесь следует отметить, что учение о кинетической речи48 вовсе не
является специфической особенностью лишь теории Н. Я. Марра. До него этой же точки зрения
придерживались Л. Гейгер, В. Вундт, Я. Ван-Гиннекен, Г. Пауль (крупный младограмматик),
взгляды которых не имеют ничего общего с теорией Марра. Возможно, представления Н. Я.
Марра и других ученых о роли кинетической речи у древнейших людей весьма .преувеличены,
но то, что «одновременно с ролью первого орудия труда рука могла иногда выступать и в каче-
стве орудия сообщения (жест)»49, не вызывает сомнений. Во всяком случае Н. Я. Марр пра-
вильно констатировал распространенность знаков, изображавших руку или ее части, в древ-
нейших иероглифических системах письма.
Значение руки в египетском иероглифическом письме, как и в других иероглифических
системах, объясняется в основном тем, что в отдаленные времена, когда складывались первые
письменные системы, уровень техники был очень низок и, несмотря на существование ряда со-
зданных человеком орудий, роль руки в производстве и жизни оставалась первостепенной. [33]
«Художественное чутье развилось у египтян раньше письма, и последнее воспользовалось
первым», — замечал Б. А. Тураев50. Система .письма, в которой каждый знак изображал живые
существа или предметы и представлял собой миниатюрную картину, могла служить и декора-
тивным целям. Египетское иероглифическое письмо, которое, по меткому выражению А. Гар-
динера, «является отпрыском живописи»51, сохранило декоративный характер до последних
дней своего существования. Стены храмов, гробниц и других монументальных сооружений по-
крывались ярко раскрашенными иероглифическими надписями, оживлявшими монотонную по-
верхность камня.
Египетский художник-писец, как правило, стремился возможно более реально воспроиз-
вести то существо (или предмет), которое изображал иероглифический знак. Конечно, на по-
верхностях мелких предметов (ваз, амулетов и т. п.) нельзя было представить все детали рисун-
ка, и иероглифическое письмо подвергалось стилизации. Рисунок все более упрощался, пре-
вращаясь в условный контур. В результате этого наряду с монументальным художественным
иероглифическим шрифтом выработался упрощенный иероглифический шрифт, а затем и так
называемые курсивные иероглифы, в значительной мере потерявшие свой первоначальный ри-
сунок. Такими иероглифами написаны религиозные тексты на папирусах, в частности Книга
мертвых.
Связь между иероглифами и искусством отмечает В. Шпигельберг: «Иероглифы развива-
лись в тесной связи с искусством, расцвет и упадок которого они отражали. Неуклюжие знаки
архаического периода (приблизительно 3200–2900 гг. до н. э.), уверенные, пространно начер-
танные знаки Древнего царства (2900–2500 гг. до н. э.), чеканные иероглифические знаки Сред-
него царства (2000–1800 гг. до н. э.), изысканные формы Нового царства (1400–1100 гг. до н. э.),
несколько сухие, но тонко выполненные знаки саисской эпохи (660–525 гг. до н. э.), тесно сжа-
тые, скученные знаки птолемеевского и римского времени стилистически отличаются друг от
друга так же, как и искусство этих времен»52.
В некоторых случаях египтяне приписывали иероглифическому письму и мистические
свойства. Хорошо известно, что у ряда племен изображение некоторых существ и предметов

47
M Korostovtzev, La main dans l'ecriture et la tongue de l'Egypte ancienne, — BIE, t. 28, 1947, pp. 1–10.
48
Н. Я. Марр, Язык и письмо, — Избранные работы, т. II, Л., 1936, стр. 352–371.
49
А. А. Реформатский, Введение в языкознание, M., 1960, стр. 368.
50
Б. А. Тураев, Египетская литература, стр. 29.
51
Gardiner, Grammar, § 5.
52
W. Spiegelberg, Die Schrift und Sprache der alten Agypter, S. 13.
18
отождествлялось с этими существами и предметами. На [34] подобном представлении построе-
ны приемы симпатической магии. «Это отождествление, такое странное для нас, не есть ни ил-
люзия, ни грубое недоразумение. Оно происходит оттого, что дикарь воспринимает все образы
и самые вещи мистически... Изображение осла или собаки в сознании цивилизованного челове-
ка — это только образ осла или собаки и больше ничего. Но для дикаря этот образ — сам осел
или сама собака... Так же опасно нарисовать тигра или бегемота, как и назвать их, ибо рисунок,
как и слово, составляет часть таинственной сущности всякого существа»53. Однако, если бы де-
ло обстояло таким образом, египтяне не могли бы пользоваться иероглифическим письмом:
представление о магической силе знаков должно было бы побудить их полностью отказаться от
этого опасного занятия. «История создания письма предполагает, следовательно, что ум перво-
бытного человека уже освободился от мистицизма. Это произошло не сразу. Исходной точкой,
несомненно, было то, что знак одновременно допускал несколько толкований и мог служить
различным целям»54.
В глазах египтян иероглифическое письмо было прежде всего способом запечатлеть
мысль. Но все же оно сохранило след тех далеких времен, когда считали, что всякий рисунок
обладает магическими свойствами. Это наглядно проявляется в иероглифических заупокойных
текстах, предназначавшихся для умершего и начертанных в его погребальной камере — на ее
стенах, саркофаге, дарственных предметах и т. д. Для таких текстов характерно упразднение
некоторых знаков или изменение их начертаний. «И это нетрудно понять: изображение, безо-
бидное при солнечном освещении, во мраке гробницы могло стать опасным для умершего. Для
мира умерших требовались особые меры предосторожности. Какие же это знаки, которые могут
вредить мертвому и которые поэтому должны быть опущены или видоизменены? Это знаки,
изображающие живые существа — людей или животных»55.
Уже скрибы Древнего царства, начертавшие тексты в пирамидах фараонов V—VI динас-
тий, разработали специальные графические приемы для того, чтобы «обезвредить» многие вос-
произведенные фигуры живых существ; например, от фигуры сидящего мужчины (знак А1) ос-
тавляли только голову и плечи; фигуры маленького лежащего буйвола (Е9) и льва [35] (Е23)
разрезали пополам56 и т. д. Заупокойные тексты обезвреживали и во времена Среднего и Нового
царства, и не только в царских гробницах, но и в гробницах частных лиц57.
Магическое значение имела и окраска иероглифов: «Цвет амулетов, сделанных из золота и
разных минералов, был далеко не безразличен; поэтому и иероглиф, изображающий амулет и
служащий графическим знаком, должен быть окрашен в цвет амулета: чем больше сходство
оригинала с изображением, тем они ближе, тождественнее и, значит, иероглиф будет иметь та-
кие же благотворные магические свойства, как амулет, который он изображает. Цвет золота со-
общает свою несокрушимость, зеленый цвет — жизненность, белый—чистоту...»58. Иероглифы
в Текстах Пирамид, например, окрашены в зеленый цвет — цвет жизни и воскрешения.
Обратимся теперь к вопросу о направлении иероглифического письма. Строки могут быть
горизонтальными — справа налево или слева направо — и вертикальными — сверху вниз. Вер-
тикальные строки представляют собой первичное направление иероглифического письма; так, в
частности, написаны Тексты Пирамид. Определить направление письма в горизонтальных
строках очень легко: если фигуры людей и животных обращены головами направо, то текст чи-
тается справа налево, и наоборот. Направление строк подчинялось стремлению писцов и ху-
дожников расположить текст на плоскости стены, 'колонны, стелы или статуи симметрично —
вокруг изображений или архитектурных деталей, — как того требовали эстетические каноны
древнеегипетского искусства.


53
Th. W. Danzel, Die Anfange der Schrift, Leipzig, 1912, S. 72, — цит. по кн.: Ж. Вандриес, Язык, пер. с франц.,
М., 1937, стр. 286.
54
Там же, стр. 285–286.
55
Р. Lacau, Suppressions et modifications de signes dans les textes funeraires, — ZAS, Bd. 51, 1913, S. 2.
56
Ibid., pp. 1, 2, 32.
57
Ibid., p. 64; Р. Lacau, Suppressions des noms divins dans les textes de la chambre funeraire, — ASAE, t. 26,
1926, pp. 69–81.
58
M. Морэ, Во времена фараонов, М., 1913, стр. 28.
19
Пропорциональность величины иероглифов, определенные правила сочетания длинных
вертикальных и горизонтальных знаков с компактными, симметрия — все это имело перво-
степенное значение для внешнего облика иероглифических текстов. Строка иероглифического
текста делилась на так называемые «квадраты» (по современной терминологии), т. е. на части,
каждая из которых плотно заполнялась иероглифическими знаками. Это обстоятельство в зна-
чительной мере способствует реконструкции фрагментированных слов: зная написание того
или иного слова, нередко можно догадаться, какие знаки могли уместиться на разрушенной по-
верхности. [36]
Горизонтальная строка имела определенную высоту, вертикальная — ширину. Знаки не
выходили за пределы строки. Очень часто строки отделялись одна от другой чертой. В качестве
примера заполнения «квадрата» иероглифами приведем слово Htp, состоящее из трех знаков:
, , . Знаки в этом слове никогда не писались в порядке последовательности их чтения.
Обычно иероглифы располагали так чтобы они заполняли квадрат строки (горизонтальной или
вертикальной): .
Стремление обязательно использовать все пространство квадрата нередко вело к графиче-
ской метатезе в написании слов59, например слово пирамида, в состав которого входили после-
довательно знаки, , , никогда в таком виде не встречается: подобное написание оставило
бы в строке нежелательную пустоту над знаком и под ним. Поэтому слово писали ,
причем весь квадрат строки максимально плотно заполнялся иероглифическими знаками.
Одним из основных правил графической метатезы являлось помещение маленьких ком-
пактных знаков ( , и др.), а также длинных вертикальных ( , и др.) перед знаком, изо-
бражающим птицу, например слово «лестница», состоящее в порядке последовательности чте-
60
ния из знаков , , , , писалось обычно .
Примером соблюдения принципа симметрии может служить написание слова «праздник»,
состоящее в порядке последовательности чтения из знаков , , , ; оно почти всегда пи-
шется , т. е. длинные вертикальные знаки и , стоящие в начале и в конце слова, сим-
метричны.
Таким образом, расположение знаков оказало большое влияние на египетскую орфогра-
фию, и научиться распознавать графическую метатезу можно только при систематическом чте-
нии иероглифических текстов. [37]
В иероглифических текстах нередко встречаются раздвоенные вертикальные строки; при
этом в нераздвоенной части строки помещались выражения, служащие началом или концом
выражений, расположенных в раздвоенной части. Параллельные ряды раздвоенной части стро-
ки читались один за другим:


Я был


возглавляющим начальником верхнеегипетского ячменя



в этом номе

т. е.: «Я был возглавляющим (и) начальником верхнеегипетского ячменя в этом номе». Строки
такого типа характерны для текстов конца Древнего царства61 и более поздних, вплоть до XI
династии.


59
Р. Lacau, Metatheses apparentes en egyptien, — RT, vol. 25, 1903, pp. 139–161.
60
H. Sottatas — E. Drioton, Introduction a l'etude des hierogiyphes, Paris, 1922, p. 60.
61
H. Grapow, Sprachliche und schriftliche Formung agyptischer Texte, Gluckstadt, 1936, S. 40.
20
В иероглифическом письме нет пунктуации, в какой-то мере разделителями слов служат
детерминативы.
Следует сказать и о типографском воспроизведении иероглифов. Никакой типографский
текст не может быть полностью адекватен подлинным иероглифическим текстам, в которых
начертание одних и тех же знаков бывает весьма разнообразным. В глазах египтян, как указы-
вает А. Гардинер, их иероглифическое письмо было не только письмом, но и картинным изоб-
ражением. Это открывало широкий простор для проявления художественных вкусов писцов,
чем и порождалось такое разнообразие62. Однако наука не может обойтись без типографских
иероглифических знаков. В прошлом столетии Тейнхардт по инициативе Лепсиуса отлил типо-
графский иероглифический шрифт, воспроизводящий в основном знаки саисского периода. Им
напечатано, например, третье издание грамматики А. Эрмана и другие работы.
Во французских изданиях употребляется преимущественно так называемый черный
шрифт Французского института восточной археологии (Institut francais d'archeologie oirentale),
[38] имеющий наибольший ассортимент знаков (свыше трех тысяч). В его основу положены
очертания иероглифов греко-римского времени63. Теперь наиболее распространен типограф-
ский шрифт, отлитый по инициативе А. Гардинера для его грамматики64.

§ 8. ПРОИСХОЖДЕНИЕ ИЕРОГЛИФИЧЕСКОГО ПИСЬМА И ЕГО СУЩНОСТЬ

Египетская иероглифическая система сложилась очень рано. К сожалению, мы располага-
ем очень небольшим количеством памятников, проливающих свет на ее возникновение. Однако
картинный, изобразительный характер египетского иероглифического письма, а также наблю-
дения над иероглифическими системами других древних народов указывают на пиктографию
как на исходную точку его развития. Немногочисленные архаические (так называемые шифер-
ные) пластинки «дают нам возможность присутствовать при развитии этого письма. Изображе-
ния на них — это символические представления событий, их описания при помощи доступных
тогда средств, своего рода пиктография, подобная мексиканской, где символизм и идеография
мало-помалу вытесняют реальные изображения. Так, бык представляет царя, гербы — области,
бывшие под его начальством, и т. п. Рядом с этим появляются и настоящие иероглифы для вы-
ражения собственных имен — начали передавать не только мысли, но и звуки. На пластинках и
булаве Нармера, этих хрониках, изображенных пиктографией, фонетического элемента уже по-
рядочно»65.
Развившаяся из рисунка пиктография — древнейший вид письма. Пиктограммы, сохра-
нившиеся от глубокой древности, — первые попытки человеческого ума фиксировать мысли и
впечатления путем реалистического изображения события или предмета. Строго говоря, пикто-
грамма — это комплексное изображение события, это картина, и как таковая она является эле-
ментом искусства. Идеограмма же, изображающая отдельные .предметы и понятия, представля-
ет собой элемент письма. Если знак письма изображает и означает, например луну, то перед
нами обычная идеограмма. Если же [39] знак письма изображает предмет, а означает какое-то
отвлеченное понятие, например дружбу, любовь, ненависть, мудрость и т. д., то это уже идео-
грамма-символ. Из пиктограммы развиваются как идеограммы, так и фонограммы, ибо идео-
грамма не только воспринимается мысленно, но и произносится. Таким образом, наряду с идео-
графией появляется переплетающееся с ней звуковое письмо; фонетические элементы письма
приобретают все большее значение, поскольку лишь они отражают грамматические формы
языка, без которых невозможна точная передача мыслей.
Если идеограмма сначала выражала определенное понятие вне зависимости от его звуча-
ния, то впоследствии она одновременно стала являться и фонетическим знаком, изображающим
звуки, из которых состоит слово, обозначающее это понятие. Позже идеограмма могла и со-
вершенно потерять свое идеографическое значение. Развиваясь в этом направлении, письмо
62
Gardiner, Grammar, p. 438.
63
J. М. A. Janssen, Remarques sur les listes des signes hierogtyphiques, — CdE, annee 27, 1952, pp. 88–97.
64
«Catalogue of the Egyptian hieroglyphic printing type from matrices owned and controlled by Dr. A. H.
Gardiner», Oxford, 1928.
65
Б. А. Тураев, История Древнего Востока, т. I, стр. 172.
21
становится все более фонетическим, сохраняя ряд идеограмм и окончательно порвав с пикто-
графией. Примерно таким путем возникли и развились все иероглифические системы письма66.
Знаменитая таблица Нармера (I династия) обычно приводится как один из образцов арха-
ического египетского письма, содержащего пиктографические, идеографические и фо-
нетические элементы.
Однако следует отметить, что в интерпретации этого памятника мнения расходятся. Как
указывают А. Сотта и Э. Дриотон, приводя мнения различных ученых, Ж. Фукар в своей работе
о религии пишет, что изображения на таблице Нармера не связаны с .происхождением пись-
ма67. По-разному объяснял таблицу Нармера в двух своих работах А. Эрман68. А. Сотта и
Э. Дриотон приходят к выводу, что этот памятник, как и другие ему подобные, мало что дает
для истории возникновения египетского письма69. Такой скептицизм кажется несколько пре-
увеличенным. Если оба французских ученых до какой-то степени и правы, то все же общее зна-
чение памятника отрицать нельзя; в изображениях на нем видны явные элементы идеографии,
например сокол, символизирующий царя, и голова, символизирующая пленных. Интерпретация
этого памятника, предложенная А. Гардинером, отлично согласуется со всем, что известно об
иероглифическом [40] письме, и вряд ли может вызвать возражения. Смысл знаков А. Гардинер
передает предположительно: царь ведет пленных обитателей Дельты, которая условно изобра-
жена в виде шести стеблей папируса, выходящих из удлиненного овала. Точно так же эти стеб-
ли трактовали А. Сотта и Э. Дриотон70. В этой интерпретации нет числительных (6000), кото-
рые видели в тексте А. Эрман, Б. Тураев и другие.
Все знаки иероглифического письма делятся на две группы: идеограммы и фонограммы.
Необходимо отметить, что это разделение, несколько искусственное, идет по линии не внешних
особенностей знаков, а их значения в системе письма.
Идеограммами называются иероглифы, обозначающие предмет, который они изображают,
или что-либо, тесно связанное с ним. Например, знак , изображающий солнце, обозначает
«солнце» (ra) и «день» (ra); знак изображает и означает «дом» (pr) знак — «звезду» (sbA) и
т. д.
Фонограммами называются знаки, основной функцией которых является обозначение зву-
ков, т. е. это идеограммы, превратившиеся в фонетические знаки. Многие из них сохранили при
этом и идеографическое значение. Фонограммы бывают трехзвучные, двухвучные и однозвуч-
ные71.
Здесь необходимо упомянуть, что в египетском письме гласные звуки опущены и среди
иероглифов нет знаков для их выражения.
Трехзвучные фонограммы сравнительно немногочисленны — их около пятидесяти. К ним
относятся, например, изображение хлеба на камышовой циновке — фонетически Htp; изоб-
ражение мачты — aHa; изображение ремешка-завязки — anx (как идеограмма, обозначающая
ремешок-завязку, применялся очень редко); изображение плода-стручка какого-то дерева —
nDm; изображение человеческого дыхательного пути и сердца 72 — nfr и т. д. [41]
Двузвучные фонограммы более многочисленны и имеют существенное значение для
письма. К ним относятся в частности знаки: , изображающий деревянную колонну, фоне-
тическое значение aA; , изображающий доску для игры (вроде шашек), фонетическое значе-
ние mn; , изображающий корзину, фонетическое значение nb; , изображающий гору, фо-
нетическое значение Dw и т. д.

66
К. Sethe, Vom Bilde zит Buchstaben. Leipzig, 1939, S. 28.
67
H. Sottas — E. Drioton, Introduction a l'etude des hieroglyphes, p. 24.
68
A. Erman, Agyptische Grammatik, Berlin, 1911, S. 10; A. Erman, Die Hieroglyphen, Leipzig, 1912, S. 14.
69
H. Sottas — E. Drioton, Introduction a l'etude des hieroglyphes, p. 30.
70
Ibid., p. 25.
71
Выражаясь терминологией структуральной лингвистики, идеограммой является графема, имеющая мор-
фемный референт. Графема, имеющая фонетический референт, называется фонограммой (см. Г. Глиссон, Введение
в дескриптивную лингвистику, пер. с англ., М., 1960, стр. 400–401).
72
W. Vycichl, The hieroglyph , — JEA, vol. 39, 1953, p. 112.
22
Некоторые идеограммы употреблялись и как фонограммы, например знак (sbA), изоб-

<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 3)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>