стр. 1
(общее количество: 4)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

§ 11. РАЗВИТИЕ ИЕРОГЛИФИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ.
ПИСЬМО ГРЕКО-РИМСКОГО ВРЕМЕНИ. КРИПТОГРАФИЯ

На протяжении своей многовековой истории египетское иероглифическое письмо видо-
изменялось: некоторые знаки выходили из употребления, создавались новые, старые при-
обретали иные формы и т. д. Все эти изменения были в основном чисто внешними (лишь в от-
дельных случаях они касались значения знаков) и не затрагивали главного принципа иерогли-
фического письма — комбинации фонограмм и идеограмм. Конечно, орфография отдельных
слов также видоизменялась, но суть иероглифического письма на всем протяжении его истории
не подвергалась каким-либо серьезным изменениям.
Опытные египтологи могут довольно точно датировать тексты по очертаниям знаков. Од-
нако иероглифическая палеография до сих пор не создана, и в этой области не существует ни-
каких трудов общего и систематического характера, что объясняется огромной трудностью вы-
полнения подобной работы. В специальных египтологических журналах рассеяно множество
мелких статей и заметок о происхождении, значении и истории отдельных иероглифических
знаков, но все это вместе взятое является лишь каплей в море. Поэтому мы лишены возможнос-
ти хотя бы схематично и кратко набросать историю иероглифического письма и ограничимся
здесь лишь беглыми замечаниями.
Иероглифы тинисского периода (т. е. времени первых двух династий) еще неуклюжи и
грубы, их контуры не очень стабильны. Так, например, знак F34, изображающий сердце и име-
ющий фонетическое значение ib, на протяжении первых двух династий неоднократно изменял
свой облик1. Причем [51] его первоначальная форма отличалась от более поздней настолько,
что даже такие опытные исследователи, как Г. Масперо, Р. Вейль, К. Зете и А. Гардинер, од-
нажды были введены в заблуждение, и на печатке, опубликованной Фл. Питри, приняли этот
знак за другой. По предположению Г. Годрона, изучающего эпиграфику тинисского периода,
составлять образцовые списки иероглифических знаков стали после I династии, что и должно
было послужить стабилизации и четкости их начертаний в последующие времена2. Соответст-
вует эта догадка действительности или нет, сказать нельзя. Во всяком случае иероглифы из
гробниц знатных вельмож V и VI династий отличаются художественным выполнением, и вряд
ли можно сомневаться в том, что писцы-художники пользовались в своей работе списками об-
разцов иероглифических знаков3. Именно благодаря художественности исполнения иероглифы
Древнего царства позволяют определить, что именно они изображали.
Для начала Среднего царства (XI династия) характерны особые формы ряда знаков, почти
не применявшиеся в другие времена. Так, например, знак G29, фонограмма bA в этих текстах
встречается в виде (а не ), т. е. птица не имеет хохолка на груди; знак Н1, изображаю-
щий птичью голову с частью шеи и употребляющийся в заупокойной жертвенной формуле для
обозначения слова Apd "птица", пишется в обратном направлении, т. е. клюв птицы обращен не
в ту сторону, в которую обращены в данном тексте готовы людей и животных; знак F31, фоно-
и т.д.4
грамма ms пишется не , как обычно, а с маленькой петлей наверху
Знак (D19), изображающий нос, глаз и часть щеки и имеющий фонетическое значение
xnt только со второй половины XVIII династии начинает применяться как фонограмма в слове
hntj "находящийся впереди", по его употреблению можно уже приблизительно датировать
текст; прежде в этом слове фонограмма xnt писалась знаком (W17), изображающим три со-
5
суда . [52]
Во времена XIX—XXII династий знак (M4), изображающий пальмовую ветвь с оборван-
ными листьями, получает фонетическое значение n благодаря чему тексты, в которых он встре-


1
G. Godron, Notes d'epigraphic thinite, — ASAE, t. 54, 1957, pl. 7.
2
Ibid., pp. 195–198, 205–206.
3
H Sottas — E. Drioton, Introduction a l'etude des hieroglyphes, pp. 32–33.
4
J. Polotsky, Zu den Inschriften der 11 Dynastie, Leipzig, 1929.
5
A. Erman, Ein orthographisches Kriterium, — ZAS, Bd. 55, 1918, Ss. 86–88.
28
чается с этим значением, датируются довольно точно6. В текстах XXI–XXII династий знак
(U33), имеющий фонетическое значение ti в некоторых случаях встречается и со значением
Sps7. В текстах, близких по времени к греко-римской эпохе, подобные явления наблюдаются все
чаще. Вместе с тем неуклонно увеличивается число иероглифических знаков, поэтому чтение
таких текстов, внешний облик которых имеет специфический вид, представляет серьезные
трудности.
Начиная с текстов XXVI династии наблюдается стремление вернуться к лучшим образцам
письма эпохи Древнего царства, подражать далеким искусным предкам — современникам Ху-
фу и фараонов V—VI династий. В ряде случаев это подражание настолько тонко и художест-
венно, что трудно отличить иероглифический текст Древнего царства от текста саисской эпо-
хи8. Причины этого явления надо искать в исторических особенностях рассматриваемого пери-
ода. Идеализация далекого прошлого была результатом тех суровых испытаний, которые при-
шлось пережить Египту в предшествовавшие XXVI династии времена ослабления и унижения
страны, подчинения ее чужеземцам. С приходом к власти XXVI династии Египет вступает в
полосу, если так можно выразиться, национальной реставрации, и именно поэтому космополи-
тические тенденции Нового царства, а также заимствованные элементы в искусстве, религии и
языке тщательно изгоняются. Восстанавливаются не только обряды, связанные с почитанием
древних царей, но и некоторые уцелевшие памятники Древнего царства, в которых Египет са-
исской эпохи обретает для себя источник культурного возрождения. Подражание в искусстве и
письме образцам Древнего царства — характерная черта саисской эпохи. Одним из примеров
такого подражания может служить стела Априэса из Мит-Рахины9. [53]
Чрезвычайно любопытным памятником доптолемеевского времени является известная
стела из Навкратиса, относящаяся к периоду царствования Нектанеба II, последнего фараона
независимого Египта. Два раздела текста почти целиком начертаны на ней алфавитными знака-
ми (весь остальной текст — обычным письмом). Например, слово Htp на стеле из Навкрати-
са вырезано в виде . Так же непривычно написаны и другие слова: ib вместо "сердце"
и т. д. Такие написания этих слов не встречаются в текстах предшествующих времен, и поэтому
Б. Ганн пытается опровергнуть мнение А. Эрмана о том, что в подобных написаниях сказывает-
ся архаизирующая тенденция подражать текстам Древнего царства10.
Как полагает Б. Ганн, эти алфавитно-согласные написания слов — результат влияния гре-
ческой культуры и письма. Такого же взгляда придерживается и Г. Масперо. Указав на роль
греков в Египте того времени, Б. Ганн подчеркивает, что Навкратис был чисто греческим горо-
дом и что поэтому влияние греческой культуры на египетскую здесь должно было быть осо-
бенно сильным11.
Это мнение интересно с точки зрения взаимодействия обеих культур, но все же оно дале-
ко не убедительно: сам Б. Ганн ссылается на необычные алфавитные написания разных слов,
которые встречаются в более ранних криптографических текстах, и добавляет, что такие напи-
сания усложняли, а не упрощали текст. Однако различие между таким «упрощением» и «ус-
ложнением» в действительности вряд ли существует. Мы в состоянии лишь констатировать, что
слово написано алфавитными знаками, но не можем квалифицировать такое написание как «уп-
рощение» или «усложнение», хотя нам читать такой текст труднее. Поэтому правильнее отнес-
ти все эти алфавитные написания на отеле Навкратиса к одному из приемов криптографии, а не
считать их результатом чисто греческого влияния, тем более, что аналогичный метод написания
встречается на ряде памятников саисского времени12.
Переходя к специфическому иероглифическому письму греко-римского времени, отметим
прежде всего, что оно дошло до нас главным образом в храмовых текстах Эдфу, [54] Дендера,

6
R. Anthes, Zur Datierung durch = n, — ZAS, Bd. 77, 1941, S. 55.
7
A. Gardiner, The hieroglyph with the value Sps, — JEA, vol. 37, 1951, p. 110.
8
Б. А. Тураев, История Древнего Востока, т. II, стр. 102.
9
В. Gunn, Stela of Apries at Mitrahina, — ASAE, t. 27, 1927, pp. 211–237.
10
A. Erman, Die Naukratisstele, — ZAS, Bd. 38, .1900, Ss. 127–133.
11
В. Gunn, Notes on the Naukratis stela, — JEA, vol. 29, 1943, pp. 55–56.
12
К. Piehl, La stele de Naucratis, — «Sphinx», vol. 6, 1903, pp. 89–96.
29
Эсне, Филе, Ком-Омбо и др. На иероглифических стелах того времени его применяют не так
часто, и эти стелы с точки зрения эпиграфики бывает трудно отличить от стел доптолемеевско-
го времени. Храмовые тексты греко-римского времени написаны, в основном, по одной систе-
ме, но все же в письме каждого из них наблюдаются свои особенности (например, одни и те же
знаки имеют различные написания и т. п.).
Для иероглифического храмового письма греко-римского времени характерно:
1) значительное увеличение числа иероглифических знаков всех категорий — идеограмм,
детерминативов, фонограмм и алфавитных знаков;
2) увеличение числа значений отдельных знаков (в том числе и алфавитных);
3) подражание древним образцам письма13. Эта система письма имеет свою внутреннюю
логику. Она не может рассматриваться только как сочетание шарад или ребусов без определен-
ных травил. В иероглифическом храмовом письме греко-римского времени, как и в обычном
иероглифическом письме, соединяются идеограммы, детерминативы и фонограммы (включая и
алфавитные знаки). Трудность иероглифического храмового письма греко-римского времени
заключается не в каких-то особых принципах и правилах, а в наличии огромного числа знаков,
значение которых часто неизвестно. Письмо это изучено еще совершенно недостаточно, и до
сих пор нет ни одного сводного списка всех знаков с установленными чтениями. Наиболее пол-
ным списком является каталог типографских знаков Французского археологического института
в Каире, состоящий из нескольких объемистых выпусков, где знаки сгруппированы по внеш-
нему виду. Значения их, естественно, не приведены. Изучением этой трудной ветви египетской
эпиграфики занимались лишь немногие ученые. Для понимания таких текстов особенно важны
труды Г. Юнкера, Г. Фэрмана и Э. Дриотона.
Остановимся прежде всего на алфавитных знаках. Во времена .Среднего царства их было
25, в иероглифике же греко-римского времени их уже несравненно больше. В специальном ис-
следовании Г. Фэрмана об алфавитных знаках приводится список, в котором насчитывается 320
знаков. С внешней стороны — это главным образом старые иероглифические знаки: идеограм-
мы, детерминативы и фонограммы. Добавим, [55] что многие из них полифоничны, например
знак № 193 (Sign-List, I 10), изображающий отдыхающую кобру и в обычном письме имеющий
фонетическое значение D, в иероглифике греко-римского времени может иметь еще значения s,
r, f. Знак, изображающий птичье перо (Sign-List, 2), с фонетическим значением Sw приобретает
значения H, r, a 14 и т. д. Вполне понятно, что подобные явления крайне затрудняют чтение текс-
тов. Естественно возникает вопрос: каким образом многие знаки получили несколько звуковых
значений и почему вообще появилось такое огромное число знаков, в частности алфавитных?
Полифония многих алфавитных знаков, конечно является не результатом бессознательно-
го развития письма, а напротив, следствием вполне сознательной изощренности и остроумия
писцов того времени, проявлением их изобретательности. Тщательный анализ 320 алфавитных
знаков, произведенный Г. Фэрманом, показал, что алфавитные значения придавали им египет-
ские писцы. Например, несколько знаков, изображающих фигуры разных божеств, приобрели
алфавитное значение i потому, что они выполняют функцию местоименного суффикса 1-го ли-
ца единственного числа, имеющего звучание i в тех случаях, когда говорит то или иное бо-
жество. Следует подчеркнуть, что i в таком начертании встречается только как местоименный
суффикс 1-го лица единственного числа15.
Нередко старые фонограммы, преимущественно двузвучные, имеют значение только од-
ного из звуков; например, Hr становится просто H, in — просто n и т. д.16. Мы не будем
здесь останавливаться на других выявленных Фэрманом превращениях фонограмм в алфавит-
ные знаки. На этой почве между Г. Фэрманом и Э. Дриотоном возникла ожесточенная полеми-
ка. В то время как Э. Дриотон считает, что новые алфавитные знаки приобрели новое значение
в результате сознательного применения египетскими писцами принципа акрофонии, т. е. что
13
H. W. Fairman, An introduction to the study of Ptolemaic signs and their values, — BIFAO, t. 43, 1945, pp.
55, 57.
14
Н. W. Fairman, Notes on the alphabetic signs employed in the hieroglyphic inscriptions of the temple of Edfu, —
ASAE, t. 43, 1943, pp. 228–229. 249.
15
H. W. Fairman, An introduction to the study of Ptolemaic signs...,— BIFAO, t. 43, 1945, p. 62.
16
Ibid., pp. 62–63.
30
идеограммы и фонограммы стали обозначать первый звук своего фонетического значения17,
Г. Фэрман [56] отрицает этот принцип. Приведенные здесь случаи превращения Hr в H или in в n
он называет результатом применения консонантного принципа, согласно которому при сочета-
нии двух или трех согласных алфавитное значение получает самый устойчивый из них18.
Наряду с увеличением числа алфавитных знаков увеличилось и число идеограмм и фоно-
грамм, причем многие знаки представляют собой комбинацию или сочетание двух старых зна-
ков; так, например, для слов twA pt "поднимать небо" была изобретена идеограмма, изображаю-
щая фигуру мужчины с идеограммой неба в поднятых руках; для слова mdw "выражение", "сло-
во" — сидящий павиан, держащий в лапе знак mdw; для слова sbA "дверь" — стоящая женщина
19
со звездой (sbA) на голове; для слов rn.f "имя его" — картуш со вписанным в него знаком .
Некоторые идеограммы, не изменяясь внешне, приобретают совершенно новые значения, на-
пример знак G26, изображающий ибиса и обозначающий бога Тота, получает фонетическое
значение xmnw, а отсюда, значение #mnw "(город) Гермополь" и "восемь".
Что же собственно вызвало к жизни в греко-римское время эту храмовую систему иерог-
лифического письма? Г. Фэрман указывает следующие причины:
1) желание усилить декоративный характер текстов на стенах храмов20;
2) интерес к древним текстам, продолжающийся со времени саисской эпохи;
3) стремление произвести впечатление на иностранцев художественным и таинственным
видом текстов21.
К этим причинам следует, может быть, добавить еще одну:
желание ограничить круг лиц, способных читать священные тексты (грамотность в Египте
была распространена довольно широко, о чем свидетельствуют так называемые «обращения к
живым» в заупокойных текстах на гробницах и стелах).
Действительно, текст, почти сплошь состоявший из иероглифов, нередко сложного харак-
тера (например, пара коней запряженных в колесницу и стоящий на ней человек; двое мужчин,
обращенных друг к другу лицом и производящих [57] какую-то работу; кошка, держащая в лапе
зеркало и др.), выполненный тонко и художественно, не мог не быть декоративным и не произ-
водить впечатления своим внешним видом. Естественно, непосвященным такой текст должен
был казаться сочетанием причудливых символов, скрывавших какие-то тайны. Наиболее изу-
ченными являются тексты храмов Эдфу и Дендера, которые полностью опубликованы.
Заканчивая обзор иероглифического письма, необходимо вкратце остановиться на крипто-
графии, имеющей много общего с храмовой иероглификой греко-римского времени. Г. Фэрман
указывает, что между последней и монументальной криптографией предшествующих истори-
ческих эпох трудно провести четкое разграничение, ибо криптографические монументальные
тексты, как правило, располагались в тех же частях храмов, что и тексты греко-римского вре-
мени22.
Приемы криптографии и храмовой иероглифики греко-римского времени близки между
собой: в обеих системах, во-первых, часто употребляются идеограммы и фонограммы нормаль-
ного иероглифического письма не в их общепринятом значении; во-вторых, иероглифическим
знакам придается новая форма, но сохраняется их прежнее значение. Однако в криптографии
есть отдельные особенности, например встречаются тексты, написанные обычными иероглифи-
ческими знаками, но расстановка этих знаков нарушает все правила исторически сложившейся
орфографии и тем самым крайне затрудняет чтение23.




17
E. Drioton, Procede acrophonique ou principe consonantal? — ASAE, t. 43, 1943, pp. 319–349.
18
H. W. Fairman, An introduction to the study of Ptolemaic signs... , — BIFAO, t. 43, 1945, pp. 62–63.
19
Ibid., pp. 98, 121, 123–124.
20
См. H. Junker, Uber das Schriftsystem im Tempel der Hathor in Dendera, Berlin, 1903, Ss. 12–15.
21
H. W. Fairman, Notes on the alphabetic signs employed..., — ASAE, t. 43, 1943, p. 295.
22
Ibid., p. 293.
23
Е. Drioton, La cryptographie par perturbation, — ASAE, t. 44, 1944, p. 17.
31
Элементы криптографии («энигматики») обнаружены уже в текстах Среднего и даже
Древнего царства24. Криптографические тексты встречаются начиная со времени XVIII ди-
настии.
В одном из текстов Древнего царства (Каирский музей № 1696) имеется очень любопыт-
ный знак — по наклонной плоскости поднимается бык, на спину которого взбирается человек.
Такой необычный знак, естественно, привлек внимание исследователей25. Э. Дриотон читает
этот знак, вернее группу знаков, — dA.k kA wr "ты взбираешься на большого [58] быка"26. Здесь
перед нами нечто среднее между пиктограммой и сочетанием идеограмм. В подобном факте мы
можем видеть реминисценции далекого прошлого или просто игру остроумного профессионала
писца, а вернее — и первое и второе, вместе взятые.
В основе развития криптографии и храмовой иероглифики греко-римского времени лежа-
ло то, что иероглифическое письмо, произошедшее от пиктографии, изобилует идеограммами и
что в результате отсутствия огласовки была широкая возможность создавать из идеограмм фо-
нограммы по принципу ребусов27.
Было бы серьезным заблуждением полагать, что содержание текстов, написанных крипто-
графией, какое-то особенное, нуждающееся в покрове тайны. Такие тексты ничем не отличают-
ся от текстов, написанных нормальным способом. Так, во времена XVIII династии и позже —
это преимущественно обычные религиозные тексты (например, отрывок из Текстов Пирамид и
гимн Амуну, которые найдены в гробнице вельможи Джехути, жившего во времена царицы
Хатшепсут). Следовательно, криптография вовсе не была вызвана к жизни содержанием текс-
тов. Декоративность надписей, а также стремление писцов превзойти друг друга в остроумии и
изобретательности, опираясь на основные принципы иероглифики, — вот что привело к подоб-
ным явлениям.
Иероглифическая система письма просуществовала три с половиной тысячелетия: древ-
нейшие образцы иероглифического письма относятся приблизительно к XXXII в. до н. э., а по-
следние, известные нам, — ко времени правления императоров Деция (249—251) и Диоклетиа-
на (284—305), самая же поздняя надпись (в Филе) датируется 394 г. н. э.28 (время правления
императора Феодосия I).

§ 12. ИЕРАТИЧЕСКОЕ ПИСЬМО

Иероглифическое письмо было основой египетской письменности. Два других вида пись-
ма — иератическое и демотическое — развились из иероглифического письма. Мы упомянули
выше, что в Египте уже во времена I династии [59] выделывали писчий материал — папирус.
Он был гораздо удобнее, легче и портативнее всякого другого писчего материала и по мере
внедрения письма в обыденную жизнь приобретал все большее значение, прежде всего потому,
что на нем можно было быстро писать. Эта быстрота писания иероглифов неизбежно должна
была отразиться на их форме. Если мы учтем, что на папирусе или заменивших его материалах
писали при помощи кисточки, то нам легко представить себе, что все знаки, имевшие углы и
острые начертания, в процессе быстрого письма деформировались и округлялись.
С одной стороны, обычные иероглифы картинного типа превращались в курсивные, ли-
нейные иероглифы, с другой, — иероглифическое письмо становилось подлинным курсивом, в
котором картинные очертания иероглифов схематизировались и упрощались до неузнаваемос-
ти.
Этот подлинный курсив был двух видов. Они известны в науке как письмо иератическое и
демотическое. Термин «иератическое письмо», как и термин «иероглифическое письмо», заим-
ствован у древних авторов. О трех типах египетского письма — gr?mmata ?eroglufik?,

24
E. Drioton, Une figuration cryptographique sur une stele du Moyen Empire, — RE, vol. I, 1933, pp. 203–229; E.
Drioton, Une rebus de l'ancien empire, — «Melanges Maspero», p. 697.
25
J. Capart, Un hieroglyphe mysterieux, — «Kemi», t. 2, 1929, pp. 1–2; Ch. Kuentz, Remarques sur les statues de
Harwa, — B1FAO, t. 34, 1934, p. 149.
26
E. Drioton, Un rebus de l'ancien empire, — «Melanges Maspero», pp. 697–704.
27
H. W. Fairman, An introduction to the study of Ptolemaic signs…, — BIFAO, t. 53, 1955, p. 131.
28
Gardiner, Grammar, § 1.
32
gr?mmata ?pistolografik?, gr?mmata ?eratik? упоминает только Климент Александрий-
ский29. Он, в частности, говорит: «Получающие воспитание египетское начинают с системы
египетских букв, так называемых эпистолографических. Затем переходят к изучению букв ие-
ратических, или иерограмматических, кои в ходу у жрецов, пишущих о вещах священных.
Оканчивают изучением систем букв иероглифических»30.
Курсив, о котором умалчивают другие авторы, Климет Александрийский называет «иера-
тическим», т. е. «священным»: в его время иератическое письмо употреблялось в рукописях ре-
лигиозного содержания.
Все другие античные авторы сообщают лишь о двух видах письма: о иероглифах — «свя-
щенном письме» (gr?mmata ?er?) и о курсиве, который они называют различно. Геродот имену-
ет этот курсив «демотика» (gr?mmata dhmotik?)31; отсюда и произошел термин «демотическое
письмо». Как правильно указывает А. Видеман, Геродот, конечно, видел и иератические текс-
ты, но так же как и другие античные авторы, он не мог отличить их от демотических32. [60]
Термин gr?mmata ?eratik? встречается и у Гелиодора, но у него он совершенно определенно
означает иероглифическое письмо, называемое им также gr?mmata basilik? («царским пись-
мом»)33.
В связи с этим интересно сообщение арабского историка позднего средневековья Макризи
(1364—1441), который в своей истории коптов говорит, что в древности «они имели свой язык
и три различных вида письма — письмо народа, письмо знати, употребляемое жречеством, и
письмо царей»34.
Абсолютно ясно, что письмо народа — это демотическое письмо, письмо знати — иера-
тическое письмо, письмо царей — иероглифическое письмо. Любопытно, что арабский историк
XV в. лучше информирован об египетском письме, чем многие античные авторы. Это, конечно,
объясняется тем, что он пользовался какими-то не дошедшими до нас античными источниками.
По выражению Б. А. Тураева, отношение между иероглифическим, иератическим и демо-
тическим письмом приблизительно такое же, как между нашим печатным шрифтом, ру-
кописным письмом и стенографией35. Иератическое письмо отличается от иероглифического
лишь по внешнему виду, оно тоже состоит из идеограмм, детерминативов, фонограмм и ал-
фавитных знаков, сочетающихся друг с другом на основе тех же принципов и правил, которые
свойственны иероглифическому письму. Иератика видоизменялась в различные времена. В за-
висимости от степени ее курсивности различают иератику книжную и иератику курсивную.
Создателем научной иератической палеографии является Г. Мёллер. В своем четырехтом-
ном труде он дает иератические эквиваленты более чем семистам иероглифическим знакам раз-
ных времен, приводит наиболее употребительные лигатуры, а также сообщает ряд очень цен-
ных сведений по истории иератики. К сожалению, его классическое исследование не заверше-
но: в нем разработана лишь книжная иератика и курсивная иератика времени Среднего царства
и XVIII династии. Автор задумал специальный том, посвященный поздней курсивной иератике,
однако это намерение осталось неосуществленным36. [61]
История иератики может быть разделена на следующие этапы:
1. Архаическая иератика (до V династии). Ранних иератических текстов до нас дошло ма-
ло. Однако те, которые сохранились, свидетельствуют о том, что до V династии иератика была
в стадии самого начального формирования. От времени правления царя I династии, имя которо-
го обозначается иероглифом , дошел счет, написанный чернилами при помощи кисточки. В



29
Clemens Alexandrinus, Stromata, V, 4, S. 339. — Порфирий также говорит о трех видах письма, но иерати-
ческое он не упоминает, и его высказывание об египетском письме подверглось разным толкованиям.
30
Климент Александрийский, Строматы, V, 4, стр. 532.
31
Геродот, II, 36.
32
A. Wiedemann, Herodots II Buck, S. l65.
33
Гелиодор, IV, 8.
34
F. Wustenfeld, Makrizi's Geschichte der Kopten, Gottingen, 1845, S. 140.
35
Б. А. Тураев, Египетская литература, стр. 25.
36
G. Мollег, Hieratische Palciographie. Erganzungsheft zu Bd. I und III, Leipzig, 1936, Vorbemerkung.
33
этом тексте уже явно видно стремление писать с наименьшей затратой времени и энергии: на-
пример, цифра 10 обозначена здесь точно так, как и в иератических документах V династии37.
В Бет-Халлафе, в гробницах царей III династии Джосера и Небка, Гарстанг нашел остра-
коны с чернильными иератическими текстами. Г. Мёллер приводит 35 знаков из этих текстов и
отмечает, что при начертании их (даже в тех случаях, когда знак или его часть были выполнены
одним росчерком пера) скрибы стремились возможно ближе держаться к иероглифическому
оригиналу38.
2. Иератика Древнего царства (с V династии до XI включительно). Ко времени правления
V династии иератическое письмо уже вполне сложилось: документ из заупокойного храма царя
Нефериркара имеет все черты канцелярского письма с установившимися лигатурами. Знаки
выполнены тщательно. В последующие столетия, вплоть до конца XI династии, их очертания
мало изменяются, но становятся явно грубее. В письме, как и в искусстве, сказалось огрубение
и одичание, характерное для эпохи после правления VI династии. Иератические тексты V дина-
стии (времени фараона Исеси) и некоторые тексты из Хатнуба конца XI династии, разделенные
периодом в 400—450 лет, ближе друг другу палеографически, чем эти хатнубские тексты к
храмовому дневнику из Иллахуна (время фараона XII династии Сенусерта III), написанному
позже этих текстов всего лишь на 150 лет. Иератический текст начала XII династии, датирован-
ный 31-м годом правления Сенусерта I, палеографически мало отличается от иератических тек-
стов периода царствования Сенусерта III и более позднего времени. Таким образом, тип письма
изменялся в течение приблизительно 80 лет — на рубеже XI и XII династий39. [62]
3. Иератика Среднего царства (XII — начало XVIII династии включительно). Наметивше-
еся уже в конце Древнего царства расхождение между книжной и курсивной иератикой в эпоху
Среднего царства приобретает ярко выраженный характер. Эта эпоха была одной из самых бле-
стящих в истории Египта. Экономическое и культурное благосостояние страны достигло высо-
кого уровня; очень расширилось применение письма — как иероглифического, так и иератиче-
ского. Документы хозяйственной отчетности и деловая корреспонденция писались курсивной
иератикой, которая в значительной степени отличалась от современной ей книжной иератики.
Основная масса дошедших до нас курсивных текстов того времени — кахунские папирусы —
были изучены и опубликованы Гриффисом. Книжной иератикой написаны такие об-
щеизвестные литературные и научные тексты, как Папирус Присс, Берлинский папирус № 3022
(Синухэ), Папирус Эберс и др. Письмо этих текстов очень четкое. Папирус Эберс представляет
собой шедевр каллиграфического искусства.
4. Иератика Нового царства (с середины XVIII до XXI династии включительно). Для иера-
тических текстов XVIII династии и первой половины XIX характерны ясность и изящество, но
формы знаков здесь иные, чем в книжной иератике предшествующего периода. Начиная со вто-
рой половины XIX династии формы знаков ухудшаются, появляется все больше излишних
штрихов и завитков, очертания становятся менее четкими. Вместе с тем в некоторых докумен-
тах, преимущественно времени правления XX и XXI династий, встречаются палеографические

стр. 1
(общее количество: 4)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>