<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

> Tbwi; kw "ты" > Tw; частица sk > sT и т.д.38 В дальнейшем, начиная со Среднего царства, фонема
T часто подвергается редукции, теряет [98] свойства аффрикаты и становится алофоном фонемы
t, а графема — алографом графемы ; например, суффикс 2-го лица женского рода единст-
венного числа T – t, суффикс 2-го лица множественного числа Tn = tn и т. д. При этом египетско-
му T в коптском соответствует t. В очень многих других случаях фонема T сохраняет свойства
аффрикаты и в коптском передается через j и q (в зависимости от диалекта), например: Tsi
"поднимать" > jiseS, qisiB; TAm "класть" > jioueS, qiouiB; Trm "моргать" > jwrmS, qwremB и т. д.
D — звонкая зубная аффриката (вроде русского дж)39; происходит в результате препа-
латализации от древнего g (процесс параллельный с препалатализацией k > T).
Очень часто D подвергается редукции, теряет свойства аффрикаты и превращается в d, ко-
торое затем оглушается, например: Dbt "кирпич" > Dbt (новоегип.) > twbeS, twbiB; DbA "заме-
нять" > dbA > twwbeS, twbB.
С другой стороны, звонкая аффриката D оглушается, превращаясь в глухую аффрикату, о
чем свидетельствуют коптские соответствия, например: DADA "голова" > jwjS; Dabt "древесный
уголь" > jbbSS, jebSB; dar "искать" > jwrS; Dnw "ток" > jnoouS, jnwouB; Dnr "ветвь" > jalB и
т. д.
В египетском языке не было так называемых эмфатических звуков типа ?, ?, ?, A, свойст-
венных некоторым семитским языкам. Поэтому, строго говоря, нет египетских соответствий
семитским эмфатическим звукам. Египетские T и D в семитских текстах передавались графема-
ми, выражавшими эмфатические звуки, ибо фонетически они наиболее близко подходили к
египетским. Так, например, египетское D передается семитским c (?)40.
Как мы видели выше, в египетском консонантизме часты переходы одних звуков в другие.
Сами египтяне отлично сознавали существование таких переходов и, что очень любопытно, от-
мечали эти переходы в письме. Их метод очень прост и остроумен. Он состоит в следующем:
сначала писали графему, обозначавшую тот звук, который переходит, а рядом с ней графему,
обозначавшую тот звук, в который переходит первый. Так, сочетание означало переход r
— [99] k > T; — S > x; — A >j. Например: swi "пить"; XAt "труп" и
>i;
41
т.д. Переходы r > A и l > A графически не обозначались.
Остается сказать несколько слов об общих тенденциях развития египетского консонан-
тизма (естественно, это можно сделать лишь в той мере, в какой они выявлены наукой)42.
Для того чтобы судить о таких тенденциях, совершенно неизбежно данные египетского
языка рассматривать в сравнении с данными коптского.
Тенденция первая — оглушение звонких смычных (b, g, d, D) и звонкого спиранта z. Ог-
лушение фонемы b в конце слова наиболее ясно видно из бохейрского диалекта, например: mabA
"тридцать" > mapB (наряду с maabSA2, mabeА); sbt "паразит" > sipB (наряду с sibS); Dba "опеча-
тать" > twpB (наряду с twwbeSF, twbeA2); hbi "ибис" > xipB (наряду с xibwi).

38
Vergote, Phonetique, p. 34; Edel, Grammatik, § 111.
39
С. Донич в статье «О звуковом потенциале двух египетских графем» («Советское востоковедение», 1958,
№ 6, стр. 85—88) предлагает вернуться к устаревшим чтениям T = ts и D = dz (ср. A. Erman, Die Umschreibung des
Agyptischen, — ZAS, Bd 34, 1896, S. 62).
40
Vergote, Phonetique, pp. 47–51.
41
Edel, Grammatik, § 111, 120, 134.
42
Vergote, Phonetique, pp. 118–119.
55
Примеры оглушения звонких смычных g, d, D и спиранта z приведены выше.
Тенденция вторая — редукция ларингальных и фарингальных фонем (например, в копт-
ском A и a больше не различаются и даже не имеют специальных графем). Исследователь еги-
петской фонетики Ж. Вергот, указав на малую изученность этого процесса, сравнивает его с ис-
чезновением ларингалов в индоевропейских языках (обнаруженных только в хеттском языке).
Тенденция третья — препалатализация (это явление имело место дважды). В результате
первой, происходившей в Древнем царстве или ранее, велопалатальные g и k превратились со-
ответственно в D и T43. Но процесс этот не был всеобъемлющим, и наряду с новыми звуками D и
T продолжали существовать древние звуки g и k. В результате второй препалатализации (непол-
ной в Верхнем Египте и полной в Нижнем Египте), происходившей, по-видимому, в начале I
тысячелетия до н. э., положение велопалатальных в коптских диалектах стало следующим: в
диалектах Верхнего Египта четко различаются зубные и велопалатальные звуки, но не разли-
чаются глухие и звонкие; в бохейрском, наоборот, сохранилось четкое различие между глухими
и звонкими, тогда как древнее различие между зубными и велопалатальными [100] стерлось44.
Это различие между глухими и звонкими в бохейрском, в частности, сказывается в том, что
древние t и T нередко обозначаются как c, а звонкие D и D как t. Древнее D в бохейрском иногда
передается через j, а T посредством q.
Помимо этих трех тенденций, перечисленных Ж. Верготом, еще отмечается очень сильная
тенденция к редукции конечных фонем t и r (о чем уже говорилось в связи с их описанием).
Так, например, во время Нового царства звук r совершенно перестал звучать в предлоге r (status
absolutus), превратившись в короткий гласный45; в коптском языке этот предлог может быть
обозначен короткими гласными — eSBF и aAA2. Здесь же необходимо указать, что в status
pronominalis, т. е. с последующим местоименным суффиксом, предлог r и в новоегипетском46 и
в коптском сохраняет r — ero=. Редукция t и r, происходившая еще во времена Древнего цар-
ства, в коптском выражена очень сильно, например: nfr "хороший" > noufeS (но nofre "хоро-
шая"); nTr "бог" > nouteS.
Как видно из всего сказанного, египетский консонантизм представляет собой многогран-
ное, сложное явление, полностью далеко еще не изученное.
Однако гораздо больше трудностей стоит перед наукой в области египетского вокализма,
так как в египетском письме не существовало специальных обозначений для гласных фонем.
Прежде чем приступить к рассмотрению сути вопроса, нужно сказать несколько слов о
его истории.
Как известно, начиная с Ж. Ф. Шампольона египтологи долгое время утверждали, что
египетская система имеет специальные знаки для обозначения гласных (а именно знаки A, i, a, w,
j). Последними защитниками этого взгляда были Г. Масперо и Э. Навиль.
Диаметрально противоположной точки зрения держался К. Зете, чьи работы оказали ог-
ромное влияние на развитие египтологической филологической мысли. В течение многих лет
он считал, что все египетское письмо обозначало лишь согласные звуки и что первые попытки
вокализации могут быть обнаружены лишь в демотических текстах римского времени47. [101]
Позже он допустил, что групповое письмо (начиная с текстов Нового царства) содержит попыт-
ки вокализации письма48.
Наконец, существует третья точка зрения А. Эрмана, по которой уже в староегипетских и
среднеегипетских текстах w и i в конце слов иногда могли обозначать гласные49. Эта гипотеза в
самое последнее время нашла очень авторитетных сторонников в лице бельгийского ученого Ж.



43
Ibid., p. 34.
44
Формулировка Г. Юнкера (ibid., рр. 36–37).
45
Erman, Neuagyptische Grammatik, § 48.
46
Ibid., § 604.
47
Sethe, Die Vocalisation des Agyptischen, — ZDMG, Bd 77, 1923, S. 145 ff.
48
K. Sethe, Die Achtung feindlicher Fursten, Volker und Dinge auf altagyptischen Tongefa?des Mittleren Reiches,
— APAW, Phil.-hist. Kl., 26, № 5.
49
A. Erman, Die Flexion des agyptischen Verbums, — SPAW, Jg. 1900, S. 317 ff.
56
Вергота и американского египтолога и семитолога В. Тэкера50. К ним примыкает и автор иссле-
дования об огласовке группового письма во времена Нового царства, известный семитолог Ф.
Олбрайт51.
Первый вопрос, на котором нам надлежит сосредоточить свое внимание, заключается в
следующем: на каком основании египтологи старого поколения, включая Г. Масперо и Э. На-
виля, утверждали, что египетское письмо обозначало гласные звуки?
Имена царей династии Лагидов, с расшифровки которых началось чтение египетских ие-
роглифических текстов, были известны из греческого перевода текста и содержали наряду с со-
гласными гласные фонемы. Сопоставление иероглифов с греческими буквами привело к со-
вершенно неопровержимому выводу: отдельные фонемы в этих именах переданы теми или дру-
гими иероглифическими знаками. Установлено было, что иероглифы A (алеф), i, j (йод),
a (айн) и w (ваф) использовались здесь для передачи гласных. Этот факт и послужил ос-
новой для предположения о наличии в египетском иероглифическом письме специальных зна-
ков для обозначения гласных; поэтому в старых фонетических транскрипциях египетских текс-
тов фигурируют и гласные — а, i, u и т.д.
Однако, исходя лишь из данного факта, невозможно было создать строго последователь-
ную и выдержанную [102] транскрипцию, ибо иероглифические знаки, якобы обозначавшие
гласные, оказались полифоничными, т. е.:
= а, е, о;
= а, е, о;
= а (в дифтонгах ai, ia)
=o
=i
Возьмем, например, коптское слово ran "имя" египетское . Если бы в египетском
письме указанные иероглифы во всех случаях действительно передавали гласные звуки, то сло-
во «имя» писалось бы или и т. д., чего никогда не было. Можно привести огром-
ное количество подобных примеров.
Закономерно возникает вопрос: почему же для обозначения гласных фонем египтяне ис-
пользовали именно эти, а не какие-либо другие иероглифы? Ведь в иероглифическом письме не
было знаков для гласных, все иероглифы обозначали согласные. Дело в том, что и среди со-
гласных есть такие, которые в какой-то степени похожи на гласные. Знаки, передающие эти со-
гласные, египтяне и избрали для обозначения гласных.
Для того чтобы принять это предположение, необходимо прежде всего отказаться от тра-
диционной точки зрения, принципиально противопоставляющей гласные звуки согласным. Еще
Ф. Ф. Фортунатов отмечал, что «различие между гласными и согласными сводится к различию
в степени участия, какое принимает полость рта при образовании тех или других звуков, т. е.
различие между гласными и согласными есть различие относительное»52. Акад. Л. Щерба и его
последователи, а также видные лингвисты Ф. Соссюр и М. Граммон решительно отвергают де-
ление звуков на гласные и согласные53. «Отсутствие достаточно четкого акустического крите-
рия для деления звуков на гласные и согласные дает основание делить звуки с акустической
точки зрения не на эти две группы, а на "сонорные" и "шумные"»54. Если в образовании глас-
ных [103] участвует только голос, то отличительными признаками ряда согласных, наоборот,
являются лишь разные шумы (при полном отсутствии голоса). Но есть и такие согласные, в об-
разовании которых принимают участие и шумы и голос одновременно. Именно эта категория

50
Vergote, Phonetique, pp. 17, 79; J. Vergote, Vocalisation de l'egyptien? — BIFAO, t. 58, 1959, pp. 1–20;
J. Vergote, Vocalisation et origine du systeme verbal egyptien, — CdE, annee, 31, 1956; T. W. Thacker, The Relationship,
p. 31.
51
W. F.Albright, The vcalisation of the Egyptian syllabic orthography, New Haven, 1934.
52
Ф. Ф. Фортунатов, Сравнительное языковедение (курс лекций, читанных в МГУ в 1900–1902 гг.), — Из-
бранные труды, т. I, M., 1956, стр. 102.
53
А. А. Реформатский, Введение в языкознание, М., 1960, стр. 133.
54
Л. Р. Зиндер, Общая фонетика, Л., 1960, стр. 108.
57
согласных приближается к гласным. Сюда относятся египетские алеф, айн, йод и ваф. Послед-
ние два звука, как мы видели, обычно считаются слабыми согласными или полугласными и
близкими гласным i и и. Поэтому вполне понятно, что их использовали для обозначения глас-
ных.
Остается сказать несколько слов об айн и алеф. Первый из них был звонким фарингаль-
ным, т. е. в его образовании наряду с шумом участвовал и голос. Уже Ф. Л. Гриффис много лет
тому назад указал, что айн в какой-то степени близок к гласному а55. Как пояснил Н. В. Юшма-
нов, при артикуляции звука айн голос «настроен на а, э, о»56.
Алеф в качестве самостоятельной согласной фонемы существует во многих языках. Тот
факт, что в египетском языке во время Среднего царства, например, она использовалась для пе-
редачи семитских r и l, свидетельствует о ее независимом употреблении. С другой стороны, в
ряде языков алеф тесно связан с гласными. Немецкий Knacklaut представляет собой «сильный
приступ» гласного, находящегося в начале слова, а не самостоятельный согласный. Неотделим
фонематически от гласного и так называемый stod датского языка, встречающийся только после
гласного57. Ф. Л. Гриффис высказал мысль, что алеф близок к гласному a58. Это парадоксальное
на первый взгляд мнение по сути дела правильно: безусловно, в египетском языке алеф не
только был самостоятельной согласной фонемой, но в ряде случаев также играл роль «сильного
приступа» гласного, по крайней мере на поздних этапах развития языка. Именно этой его осо-
бенностью и объясняется использование египтянами алефа для обозначения гласных.
Здесь уместно сказать, что с точки зрения Ж. Вергота, выражал не только самостоятель-
ную фонему, но и «слабый приступ» в артикуляции гласных59.
Огромный научный вклад берлинской школы египтологов, в [104] первую очередь А. Эр-
мана и К. Зете, состоит отчасти в том, что они воочию показали всю несостоятельность и бес-
почвенность гипотезы, по которой иероглифы, выражающие алеф, айн, йод и ваф, в основном
обозначали гласные. Но как это нередко случается в пылу научной полемики, К. Зете зашел
слишом далеко: он полностью отвергал все попытки найти следы вокализации в египетском ие-
роглифическом письме (до демотических текстов римского времени).
Как известно, наряду с египетским консонантным письмом существовали и другие систе-
мы такого письма у семитских народов древности. Однако эти народы очень рано почувствова-
ли неудобство полного отсутствия гласных в письме и старались в какой-то мере исправить по-
ложение. Так появился целый ряд попыток частичной вокализации консонантных алфавитов,
попыток, вполне определенно установленных наукой60.
При этом для обозначения гласных прежде всего были использованы уже существовавшие
знаки, выражавшие согласные. Любопытно отметить, что в еврейском письме для передачи
гласных стали использовать согласные алеф, йод, ваф и хе, т.е. почти те же согласные, что и в
египетском. Поэтому вполне естественно и логично уже априори полагать, что одаренные егип-
тяне не отстали в этом отношении от других народов.
В настоящее время можно согласиться с Т. Тэкером, по мнению которого исследование Ф.
Олбрайта о вокализации группового письма «доказывает, что египтяне открыли принцип обо-
значения гласных внутри и в конце слова уже в середине XVIII династии и регулярно использо-
вали его для передачи иностранных имен»61. Графемами, посредством которых они выражали
гласные, являются: A (= a, i, и); w (= u, a, i); j (= i).
Но если групповое письмо XVIII династии и более позднего времени применялось в ос-
новном для передачи гласных в иностранных словах, то можно ли говорить о вокализации еги-
петской письменности вне группового письма во времена Древнего и Среднего царств?
55
F. LI. Griffith, A collection of hieroglyphs, London, 1898, p. XII (далее — Hieroglyphs).
56
Н. В. Юшманов, Грамматика литературного арабского языка. Л., 1928, стр. 7; см. также Vergote,
Phonetique, pp. 72.
57
Л. Р. Зиндер, Общая фонетика, стр. 171.
58
F. LI. Griffith, Hieroglyphs, p. XII.
59
Vergote, Phonetique, pp. 76–77.
60
Т. Тэкер (Т. W. Thacker, The relationship, pp. 7–12) приводит ряд, данных еврейского, угаритского, арамей-
ского и других языков.
61
Ibid., p. 16.
58
Т. Тэкер отвечает на этот вопрос положительно. Касаясь слабых согласных, или полуглас-
ных йод и ваф, он указывает на следующее, с точки зрения фонетики очень важное, [105] об-
стоятельство: данные фонемы в конце слога и после гласных теряют свой консонантный харак-
тер и удлиняют предшествующий гласный: i + i = i; u + w = u, а + i = ai; a + w = au, только в со-
четаниях и + i и i + w консонантный характер у них сохраняется. Т. Тэкер отмечает, что подоб-
ные явления прослеживаются почти во всех языках и поэтому были, конечно, и в египетском.
Однако не может быть такого правила, которое во всех случаях позволяло бы установить, когда
графемы и обозначают гласные, а когда согласные: каждый отдельный случай должен
иметь свое конкретное обоснованное решение62. Допустимо лишь сказать, что в Древнем царст-
ве гласные внутри слова не обозначались, а в Среднем царстве выражались лишь в иностран-
ных словах. Конечные гласные редко отмечаются в текстах Древнего царства, чаще в текстах
Среднего царства, но везде очень нерегулярно.
Таким образом, практически мы почти ничего не узнаем об египетском вокализме непо-
средственно из написаний египетских слов.
Вплоть до настоящего времени основополагающей работой об египетском вокализме яв-
ляется исследование К. Зете, с выводами которого совпадают и выводы Ф. Олбрайта, опублико-
ванные им в небольшой статье63.
Однако отдельные положения К. Зете оспариваются другими учеными. Совершенно необ-
ходимо также учитывать серьезные исправления и дополнения, которые внесли в выводы К.
Зете польский филолог А. Смешек и бельгийский египтолог Ж. Вергот64.
Метод выявления гласных египетского языка состоит в сопоставлении разных египетских
слов (собственных имен, географических названий и т.д.), неогласованных в египетских текс-
тах, с этими же словами, встречающимися в огласованных клинописных аккадских текстах из
архивов Тель-эль-Амарны и Богазкёя (XV–XIII вв. до н. э.), в ассирийских (VIII–VII вв. до н. э.),
нововавилонских (VI–V вв. до н. э.), греческих и коптских текстах. На основании всего этого
[106] материала возможно восстановить вокализм египетского языка вплоть до XV в. до н. э.
Отправным пунктом исследования эволюции египетских гласных являются аккадские
тексты XV–XIII вв. до н. э.
К. Зете сопоставил аккадскую форму имени египетского бога Хора (@r) — #arа, с асси-
рийской формой #uru, а затем с греческой формой египетских теофорных имен, в которые со-
ставным элементом входит имя этого божества, и, наконец, с коптской формой его имени:
#arа > #uru > [Yen] — urij > xwr
[pete]— urij
'Aqur > xacwr
Отсюда получается следующая линия развития гласных:
a > u > o. Но поскольку переход a > u слишком резок и невероятен, К. Зете по априорным
соображениям ввел еще промежуточное звено: a > o > u > o. Отмеченный выше переход грече-
ского u (ипсилон) в коптское w подтверждается и многими другими данными; например: Paani
— pawne; TUbi — twbe, 'Abudoj — ebwt, Tentur?j — nitentwre и т.д. Так как по схеме: a > o
> u > o звук u древнее звука o, то, согласно мнению К. Зете, ou после сонорных согласных m и
n в коптских amoun и anoup (коптские формы имен египетских богов Амуна и Анубиса) древ-
нее, чем w (о). Однако эту гипотезу легко опровергнуть. Прежде всего следует отметить, что в
аккадской и ассирийской клинописи нет звука типа о и клинописные материалы никаких сведе-
ний в пользу перехода o > u дать не могут. Что же касается дальнейшего обратного перехода u
> o, предполагаемого К. Зете, то с точки зрения фонетики он неправдоподобен65.



62
Ibid., pp. 3, 31.
63
K. Sethe, Die Vocalisation des Agyptischen, — ZDMG, Bd 77, 1923, S. 145–207; W. F. Albright, The principles
of Egyptian phonological development, — RT, vol. 40, 1923, pp. 64–70.
64
A. Smieszek, Some hypotheses concerning the prehistory of the Coptic vowels, Krakow, 1936; J. Vergote, Ou en
est la vocalisation de l'egyptien? — BIFAO, t. 58, 1959, pp. 1–19.
65
П. В. Ернштедт, Египетские заимствования в греческом языке, М.— Л., 1953, стр. 159, J. Vergote, Ou en
est la vocalisation de l'egyptien? — BIFAO, t. 58, 1959, pp. 3–4.
59
Мнение К. Зете о большей древности ou в именах amoun и anoup по сравнению с фоне-
мой w в других коптских словах не разделяется современными коптологами, рассматривающи-
ми это ou как явление, обусловленное предшествующими сонорными m и n66.
Весьма значительную роль во всех этих построениях К. Зете, как мы уже видели выше,
играет подмеченный им [107] переход греческого u (ипсилон) в коптское w. Объяснение такому
явлению предложил польский ученый А. Смешек, к которому присоединился и Ж. Вергот.
А. Смешек показал, что передача одной и той же гласной египетской фонемы нескольки-
ми греческими буквами связана с изменениями внутри греческой фонетики (описанными и сис-
тематизированными Е. Майзером). В силу этих изменений одна и та же греческая буква в раз-
ное время могла обозначать различные звуки. Так, например, до начала II в. до н. э. греческая
омега обозначала долгое и открытое o, тогда как греческий омикрон — короткое и закрытое о.
К указанному времени эти различия стерлись67.
Объяснение А. Смешека заключается в следующем.
Египетский широкий долгий гласный a, засвидетельствованный в аккадских текстах XIV
в. до н. э. (ср. #arа) через несколько веков превращается в узкий гласный о. Ассирийская кли-
нопись, не имевшая обозначения для этой фонемы, передает его как u (ср. #uru). Греки Египта
во времена Лагидов обозначали эту фонему сначала через u или, гораздо реже, через ou, так как
греческая омега фонетически менее подходила для передачи египетской фонемы. Когда же u
(ипсилон) стал звучать как u, а фонетические свойства греческой омеги изменились, то именно
через омегу и передавался египетский узкий звук о; в коптском w также применялось для этой
цели. Поэтому, например, в имени египетского бога @r узкую фонему о после @ греки сначала
передавали через u: [Yen] — urij, [Pete] — urij, 'Aqur, а позже через о: Wroj, коптское xwr.
Иначе говоря, в схеме К. Зете: a > o > u > o средние два звена нужно удалить и преобразовать
ее в a > o с последующим частичным изменением о после т и n в u.
Приблизительно такой же точки зрения придерживается и П. В. Ернштедт68.
Э. Эдель также признает переход a > o 69.
Наряду с длинным гласным a египетский язык обладал коротким а. К. Зете показал это
путем следующих сопоставлений:
аккад. xatpi (из имени Amanxatpi, егип. Imn–Htp коптское [pamr] xotP (название месяца);
maSSi (в имени [108] #arаmaSSi, егип. @r–ms), греческое ['A]masij (из Геродота), ['A]mwsij (из
Манефона), коптское moseS, mosiB "рожден".
Отсюда переход: аккад. a > греч. a (передаваемое через a и w > коптское o.
Путем аналогичных сопоставлений устанавливается наличие в египетском долгого глас-
ного i. В аккадских текстах имя египетского бога солнца Ra обозначено как riа (например, в
тронном имени Аменхотепа III — Nibmuariа, егип. Nb-mAat-Ra). В грецизированной форме еги-
петских теофорных имен, содержащих в качестве составного элемента имя египетского бога
солнца, мы находим греческое rh или ri. (копт. rh); например: в названии месяца Mesor? или
Mesori (копт. mesorh), в собственных именах 'Aprihj, Ouafrh, Petefrhj и др. Из этих данных
К. Зете выводит переход i > e. Однако, как отмечает Ж. Вергот, здесь имеется ряд весьма суще-
ственных исключений, так, в некоторых глаголах tertiae infirmae, например: miseSAA2 "рожать",
jiseSAA2 "поднимать", +iSBFAA2 "давать", а также в существительных, например: ri "келья", pite
"лук", коптское долгое i могло произойти лишь от египетского долгого i, т. е. последнее не пе-
решло в e, а сохранилось как i.
Все же эти исключения нисколько не опровергают вывода К. Зете о переходе i > e. Ж.
Вергот приводит очень интересные данные, подтверждающие вывод К. Зете. Имя египетской
богини Исиды в ассирийских текстах написано eSu, в нововавилонских esiA, что бесспорно сви-
детельствует о завершении перехода i > e к VIII—VII вв. до н. э. По-гречески это имя писалось
'Isij (или через h в теофорных именах Petehsij, Yenhsij, `Arsihsij). В коптском же — hse. Та-
ким образом, несомненно, что в это время египетский язык уже обладал гласной фонемой е.
66
J. M. Plumley, An introductory Coptic grammar, London, 1948, § 14; G. Steindorff, Lehrbuch der koptischen
Grammaiik, Chicago, 1951, § 49; W. Till, Koptische Grammatik, § 54–56.
67
Е. Mayser, Grammatik der griechischen Papyri aus der Ptolemaerzeit, Berlin, 1923, § 97, 117.
68
П. В. Ернштедт, Египетские заимствования в греческом языке, стр. 157–160.
69
Edel, Grammatik, § 151.
60
Существовал и переход i > а, на что указывают ассирийское PutubiSti и греческое
Petoub?stij, а также название египетского месяца kA-Hr-kA, которое в ассирийских текстах пере-
дано как kuixku (где египетское Hr-kA = ассирийскому ixku). В коптском названии того же меся-
ца k(o)i — axk ассирийскому ixku соответствует axk70.
Наконец, наличие в египетском языке эпохи Нового царства фонемы и доказывается пере-
ходом и > е. Как уже упоминалось, одно из тронных имен египетского фараона XVIII династии
Аменхотепа III — егип. Nb-mAat-Ra — аккадские тексты Тель-эль-Амарнского архива передают в
виде [109] Nibmuariа; здесь египетскому mAat "истина" соответствует аккадское тиа. По-
коптски "истина" meS 71. Другие примеры перехода приводят Ф. Каличе и Ф. Олбрайт72. Этот же
переход засвидетельствован и в целом ряде слов Библии, передающих египетские оригиналы73.
В основном выводы К. Зете и Ф. Олбрайта общеприняты, и серьезные исправления и до-
полнения А. Смешека и Ж. Вергота не меняют существа дела.
Итак, устанавливаются следующие конечные соответствия74:
египетский язык коптский
Нового царства язык
a w
i h
a o
i a
u e
Таким образом, изменение гласных в египетском языке произошло между XIII и VIII–VII
вв. до н. э. Можно считать установленным, что египетский язык в эпоху Нового царства распо-
лагал тремя гласными фонемами а, i, u, а к VIII–VII вв. также и фонемами о и е. По мнению Э.
Эделя, фонема e существовала в египетском языке еще во время Нового царства, хотя, как он
сам признает, ее происхождение неясно75. Б. Стрикер также полагает, что в египетском языке
Нового царства была фонема е76.
Однако все эти результаты египетской филологии еще очень далеки от выявления египет-
ского вокализма в целом. Для достижения этой цели, т. е. для того чтобы из согласных скелетов
египетских слов воссоздать полностью огласованные слова, необходимо знать правила дистри-
буции гласных фонем в египетских словах, структуру слога, характер ударения и т. д. Так как
египетская система письма [110] не имела специальных обозначений для гласных, то на пути к
разрешению подобных вопросов возникают очень большие трудности.
Правила египетского слога выведены К. Зете.
П р а в и л о 1 - е . В ударном слоге гласный открытого слога длинный, закрытого слога —
короткий. Это правило общепризнанно, поскольку вытекает из совокупности всего материала.
Например, египетское nDm "сладкий" — коптское noutM (nu-tem) египетское sDm.f "слушать
его" — коптское sotmF (sot-mef). По мнению К. Зете, это правило действовало уже во времена I
династии. Ф. Олбрайт полагает, что оно стало функционировать лишь после XIV в. до н. э.77
П р а в и л о 2 - е . Каждый слог и, следовательно, каждое слово начинается одним соглас-
ным. Это правило, провозглашенное К. Зете78, как утверждает Е. Эджертон, никогда никем
обосновано не было79. В своем исследовании о вокализации К. Зете не повторяет его, говоря о
правиле 1-м и 3-м, а в примечании упоминает о начальном гласном в слове, т. е. об исключении
70
K. Sethe, Die Vocalisation des Agyptischen, — ZDMG, Bd 77, 1923, S. 173, 191.
71
Ibid., Ss. 173–174.
72
F. Calice, Zur Entwicklung des u-Lautes im Agyptischen und Koptischen, — ZAS, Bd 63, 1928, S. 143; W. F.
Albright, The vocalization of the Egyptian syllabic orthography, pp. 17–18.
73
В. Н. Stricker, Trois etudes de phonetique et de morphologie copies. II. Les voyelles и et e en egyptien, — «Ada
orientalia», vol. 15, 1936, pp. 6–10.
74
Надо принять во внимание, что это сопоставление намечает лишь основную линию эволюции гласных.
Естественно, существует и ряд исключений.

<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>