<< Пред. стр.

стр. 3
(общее количество: 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

75
Edel, Grammatik, § 16.1.
76
В. Н. Stricker, Trois etudes de phonetique et de morphologie copies. II. Les voyelles и et e en egyptien, — «Ada
orientalia», vol. 15, 1936, p. 10.
77
K. Sethe, Die Vocalisation des Agyptischen, — ZDMG, Bd 77, 1923, S. 196; F. Albright, Cuneiform material for
Egyptian prosography, — JNES, vol. 5, 1946, pp. 7–25.
78
Sethe, Verbum. § 8.
79
W. E. Edgerton, Stress, vowel, quantity and syllabic division in Egyptian, — WES, vol. 6, 1947, p. 17.
61
из этого правила80. А. Гардинер в своей грамматике отмечает, что подобное исключение про-
тиворечит самому правилу. Он формулирует это исключение следующим образом: если при
чтении кажется, что слово начинается не одним, а двумя согласными, то на самом деле перед
этими согласными стоит короткий вспомогательный гласный, т.е. эти согласные относятся к
разным слогам — первый согласный кончает первый слог, начинающийся кратким вспомога-
тельным гласным, а второй согласный начинает второй слог. Например, египетское nxt "быть
твердым" — коптское N?ot (en-Sot)81.
П р а в и л о 3 - е . Безударные слоги должны быть закрыты. Это правило, как указал
Е. Эджертон, также не было обосновано. Т. Тэкер, Э. Эдель и в особенности Я. Штурм отвер-
гают его82. [111]
Надо добавить, что в каждом слове есть только один ударный слог, который стоит на по-
следнем или предпоследнем месте. Безударные слоги имеют краткий нейтральный гласный.
Например: египетское xrxr "разрушать" — коптское ?or?R (Sor – Ser); xrxr.f "разрушать его" —
коптское ?R?wrF (Ser – So — r.f)83.
К коптскому языку эти правила применимы лишь со многими исключениями, что связано
с разложением египетской системы вокализации. Согласно К. Зете, А. Гардинеру и Т. Тэкеру,
этот процесс начался еще в эпоху Нового царства84. По мнению А. Эрмана, Г. Ранке, Э. Эделя,
Я. Штурма и Ж. Вергота, в египетском языке Нового царства редукция гласных развилась дале-
ко не в такой степени, как в коптском85. Ф. Олбрайт придерживается того взгляда, что редукция
гласных перед ударным слогом восходит к древнейшим временам, а процесс редукции гласных
после ударного слога очень затянулся86.
Надо отметить, что В. Тэкер и Ж. Вергот предложили вполне конкретную вокализацию
глагольных форм египетского языка (к сожалению, мы не в состоянии останавливаться здесь на
этом сложном вопросе).
Подводя итоги всему изложенному, нужно сказать, что египетский вокализм далеко еще
не изучен, и что многие выводы являются пока гипотетическими.
В заключение следует поставить вопрос о возможности фонологического исследования
египетского языка. Основатель научной фонологии Н. С. Трубецкой указывает, что эта наука
«само собой разумеется, должна использовать фонетические понятия... Фонетическое описание
данного языка должно быть принято в качестве исходного пункта и материальной базы»87. В
свете этих высказываний, учитывая нашу совершенно недостаточную осведомленность в фоне-
тике египетского языка, кажется преждевременным говорить о его фонологии.
Тем не менее все же не исключено, что применение тех [112] или иных методов фоноло-
гического исследования египетского языка может оказаться плодотворным.

§ 17. ЛЕКСИКА

Изучение египетской лексики, бесспорно, является одной из важнейших задач египетской
филологии.
На первых этапах развития этой еще молодой науки лексикография, как ее отрасль не на-
ходилась на должной высоте. С одной стороны, вследствие превратного убеждения в том, что
египетское иероглифическое письмо систематически обозначает гласные звуки, представления
о структуре египетских слов были совершенно неверны. С другой стороны, из-за своей общей

80
K. Sethe, Die Vocalisation des Agyptischen, — ZDMG, Bd 77, 1923, S. 194, 202, n. 1.
81
Gardiner, Grammar, p. 429.
82
Т. W. Thacker, The relationship, p. 324; Edel, Grammatik, § 217, 226, 245, 635; J. Sturm, Zur
Vokalverfluchtigung in der agyptischen Sprache der Neuen Reiches, — WZKM, Bd 41, 1934, Ss. 43–68, 161–179.
83
Gardiner, Grammar, p. 429.
84
K. Sethe, Die Vocalisation des Agyptischen, — ZDMG, Bd 77, 1923, S. 180; Gardiner, Grammar, pp. 429–430;
Т. W. Thacker, The Relationship, p. 37.
85
Erman, Neuagyptische Grammatik, § 133; H. Ranke, Keilschriftliches Material zur altagyptischen Vocalisation,
— «Anhang zu APAW», 1910, S. 77; Edel, Grammatik, § 152; J. Sturm, Zur Vokalverfluchtigung..., — WZKM, Bd 41,
1934, Ss. 161–180; J. Vergote, Ou en est la vocalisation de l'egyptien? — BIFAO, t. 58, 1959, p. 11.
86
F. Albright, Cuneiform material for Egyptian prosography, — JNES, vol. 5, 1946, p. 25.
87
Н. С. Трубецкой, Основы фонологии, стр. 21.
62
незрелости наука не могла разобраться в огромной массе наличных текстов и подвергнуть их
подлинному анализу с точки зрения лексикологии. Поэтому в настоящее время словари
Ж. Ф. Шампольона, С. Бёрча88 и других, где египетские слова приведены в транскрипции с ог-
ласовкой, устарели. То же можно сказать и о семитомном словаре Г. Бругша89, хотя в нем ис-
пользован гораздо больший словарный запас и впервые привлечены материалы демотических
текстов.
Единственным словарем египетского языка, соответствующим настоящему уровню науки,
является большой словарь, составленный по поручению Немецкой Академии наук А. Эрманом
и Г. Граповым при активном участии ряда ученых разных стран.
Этот словарь — незаменимое настольное пособие в исследовательской работе всякого
египтолога-филолога, и поэтому необходимо хотя бы кратко описать его90.
Составители словаря стремились охватить весь лексический материал (за исключением
демотического), известный науке в то время, т.е. использовать максимальное количество иерог-
лифических и иератических текстов. Последние привлекались только в иероглифической
транскрипции. Все тексты переписывались небольшими частями на отдельные карточки. На
каждой из них помещался отрывок текста — примерно [113] 30 слов. Таким образом, если ка-
кая-либо надпись содержала, например, 600 слов, то ее переписывали на 20 карточек. Каждую
карточку размножали в 40 экземплярах, из которых десять откладывали. На остальных 30 крас-
ными чернилами подчеркивали одно из слов (на каждой карточке — новое). Кроме того, под-
черкнутое слово выписывалось в правом верхнем углу карточки. В результате весь текст оказы-
вался расписанным на отдельные слова. Карточки раскладывались по ящикам в алфавитном по-
рядке. Подобный метод, во-первых, гарантировал исчерпывающее использование лексического
материала всех обрабатываемых текстов; во-вторых, показывал значение каждого слова не изо-
лированно, а в контексте, что особенно важно для исследований в области лексики91.
Основную работу при подготовке словаря провели 27 ученых, среди которых были вид-
нейшие филологи: А. Гардинер, А. Эрман, Г. Грапов, К. Зете, Г. Юнкер и др. Каждый из них
обрабатывал определенную группу текстов, например Г. Юнкер — тексты из храмов Эдфу,
Дендера, Филэ, Эсне и тексты, найденные им в Гиза, Дж. Брэстед — тексты из Сиута и т.д.
Большую часть текстов из русских собраний расписали А. Эрман и А. Гардинер.
Всего было составлено полтора миллиона карточек92. Так, лишь для регистрации разных
случаев употребления предлога m, наиболее часто встречающегося слова, потребовалось запол-
нить 90 тыс. карточек; для предлога n — 45 тыс., для предлога r — 30 тыс., для предлога Hr —
28 тыс., для слова nb "каждый" — 16 тыс. карточек и т.д.93. Естественно, такая грандиозная сис-
тематизированная картотека представляет для науки бесценный клад: она не только дает воз-
можность установить разные значения одного и того же слова в различных сочетаниях, но и
указывает на его распространенность, время появления и исчезновения и т.д. Казалось бы, этот
словарь должен быть безупречным. К сожалению, на самом деле получилось не совсем так.
Во-первых, в словаре имеется довольно много слов, значение которых не установлено.
Такие слова большей частью встречаются в текстах лишь один раз (hapax legomena), что крайне
затрудняет определение их смысла.
Во-вторых, многие слова, в особенности различные термины, интерпретированы только
приблизительно. [114]
В-третьих, вообще отсутствует целый ряд слов. Это объясняется в основном тем, что со
времени выхода пятого тома словаря было открыто и издано много новых текстов, которые со-
держали ранее неизвестные слова. Однако пропущены и отдельные известные слова (например:
gnwtj "скульптор").

88
Этот словарь приложен к труду: К. Bunsen, Agyptens Stelle in der Weltgeschichte, Bd I–V, Hamburg, 1845–
1857.
89
H. Brugsch, Hieroglyphisch-demotisches Worterbuch, Bd I–VII, Leipzig, 1867–1882.
90
Более полно история словаря освещается в брошюре Германа Грапова (Н. Grapow, Das Worterbuch der
agyptischen Sprache. Zur Geschichte eines grossen wissenschaftliclien Unternehmens der Akademie, Berlin, 1953).
91
Gardiner, Onomastica, vol. I, p. XIV.
92
Ibid., p. XII.
93
Н. Grapow, Das Worterbuch der agyptischen Sprache. Zur Geschichte…, S. 47.
63
Таким образом, несмотря на всю свою огромную ценность, словарь в настоящее время не
может рассматриваться как исчерпывающая по полноте сводка всего известного лексического
материала. Вот почему исследования в области египетской лексики имеют большое значение
для дальнейшего развития египетской филологии. «Мы еще далеко не достигли того уровня
знаний, когда значение каждого египетского слова может быть провозглашено ex cathedra и по-
этому всякому ученому, проработавшему в этой области хотя бы пару лет, должна быть предо-
ставлена возможность проверить, если он это считает нужным, правильность лексикографичес-
ких взглядов своих учителей»94.
Исходя из подобных соображений (еще до высказывания А. Гардинера), составители Бер-
линского словаря дополнили его пятью томами так называемых Belegstellen, т.е. ссылками на
некоторые (правда, лишь очень немногие по сравнению с использованными) тексты, на основа-
нии которых определялось значение того или иного слова. Этим самым составители словаря
хотели дать возможность каждому, кто того желал, самому проверить смысл интересующих
слов.
Ценным дополнением к словарю служат исследования в области египетской лексики,
опубликованные в виде отдельных статей и заметок в специальных египтологических и восто-
коведных журналах, а также приложенные к некоторым изданиям текстов списки упоминаемых
слов (таков, например, список слов к фрагментам литературных папирусов Р. Каминоса)95. Поч-
ти в любом вновь открытом тексте, в том числе и в изданных Р. Каминосом фрагментах, встре-
чаются ранее неизвестные слова, значение которых в ряде случаев остается для нас неясным.
После этих предварительных замечаний обратимся к рассмотрению египетской лексики.
Каждое египетское слово может быть либо словом-корнем, т.е. может иметь форму, не отличи-
мую от последнего, либо быть производным от корня, т.е. его форма образуется путем прибав-
ления к корню префикса, суффикса или каким-либо другим способом. Хотя обычно термин
«слово» употребляется для обозначения и [115] корней и производных слов, понятия «слово» и
«корень» не тождественны: египетский словарь содержит приблизительно 3200 корней, от ко-
торых происходит около 16 тыс. слов, относящихся к разным периодам истории языка.
Приводимые Г. Граповым статистические данные весьма интересны для характеристики
словарного состава египетского языка96.

Слова односогласного корня97 60
Двусогласные корни 380
Трехсогласные корни 2234
Четырехсогласные корни 450
Слова пятисогласного корня 125
Слова шестисогласного корня 30
Итого 3279

Как показывает таблица, в египетском языке число трехсогласных корней намного пре-
вышает число всех остальных. Эти слова составляют основу египетского словаря.
Слова односогласного корня включают 30 слов мужского рода и около 30 женского; к ним
относятся также некоторые частицы. Среди двусогласных корней имеется около 20 таких, в ко-
торых оба согласных звука тождественны, например: mm HH и т.д.; от них происходит около 65
слов. Корни подобного типа представлены и в коптском языке, например: xax "множество",
jaj "воробей".
Наиболее распространены трехсогласные корни, в которых все три согласных звука раз-
личны, например: sDm. Наряду с ними имеются трехсогласные корни других типов, как, напри-
мер nxn, где тождественны первый и третий звуки; таких корней насчитывается около 60 и к
ним восходит около 95 слов; корней типа bxx с одинаковыми вторым и третьим согласным не-
сколько больше — примерно 165, от них образовано около 380 слов (ср. коптское krour "ля-

94
Gardiner, Onomastica, vol. I, pp. XIII–XIV.
95
R. Caminos, Literary Fragments in the Hieratic Script, Oxford, 1936.
96
Н. Grapow, Zur Wortbildung des Agyptischen, — «Miscellanea Academica Berolinensia», 1950, Ss. 61–69.
97
Так как односогласных, пятисогласных и шестисогласных корней очень мало, в этих рубриках слова и
корни объединены. Все цифры приблизительны.
64
гушка"). Трехсогласных корней типа ssf, где первый и второй звуки тождественны, примерно
25; от них происходит около 30 слов.
Четырехсогласные корни также могут быть разных типов: имеется около 85 корней типа
Hsmn, в которых все четыре согласных звука различны, к таким корням восходят около 250
слов; существует около 80 корней типа tpnn с одинаковыми [116] третьим и четвертым соглас-
ными, от этих корней образовано около 100 слов. Отмечены корни типа AgAg с тождественными
первым и третьим согласными; типа nHmn, с тождественными первым и четвертым согласными;
типа Hnbn, с тождественными вторым и четвертым согласными; типа innk, с одинаковыми вто-
рым и третьим согласными; типа bbnT, где совпадают первый и второй согласные. К четырехсо-
гласным корням относятся еще около 170 редуплицированных корней, т.е. таких, в которых
первые два согласных удвоены — типа fdfd, mnmn и т.д. В основном это глаголы. В группу че-
тырехсогласных корней следует включить, наконец, и трехсогласные корни с префиксом кауза-
тива s (глаголы) и с префиксом m.
Среди немногочисленных пятисогласных корней и слов имеется приблизительно 25 таких,
где все пять согласных корня различны. Остальные пятисогласные корни и слова состоят из че-
тырехсогласных редуплицированных корней с предшествующим префиксом, например: Hbrbr,
nhmhm.
Что же касается шестисогласных корней и слов, то их насчитывается не более тридцати, и
почти все корни имеют шесть различных согласных. Корни этого типа относятся к наиболее
древним периодам истории языка.
Значительную роль в образовании слов играют префиксы. Так, например, при помощи
префикса m образовано (преимущественно от глаголов) около 140 существительных98; префикс
s придает глаголам форму каузатива. Менее важны префиксы n и h.
Помимо простых слов, в египетском языке существовали также и сложные слова, пред-
ставляющие собой сочетание двух слов. Особенно распространены конструкции следующего
типа99.
1. С начальным словом tp "голова": tp + rA "рот" = tp r "слово"; tp + rd "нога" = tp rd "пред-
писание"; tp + Hsb "счет" = tp Hsb "счет", "точность"; tp + nfr "хороший" = tp nfr "правильный
образ действия"; tp + mtr "точный" = tp mtr "точность".
2. С начальным словом st "место". Как указывает А. Гардинер, оно обычно сочетается с
названиями частей человеческого тела100. Например: st + rA "рот" (об искусных [117] устах); st +
ib "сердце" = st ib "любимец"; st + Hr "лицо" = st Hr "наблюдение", "надзор"; st + rd "нога" = rd
"местоположение", "положение (при дворе) "; st + Drt "рука" = st Drt (в выражении rx st Drt.f
"знающий место руки своей", т.е. "ловкий", "искусный").
3. С начальным словом rA,''рот": rA + pr "дом" = rA pr "храм", коптское RpeS; rA + wAt "доро-
га" = rA wAt "близость", "соседство", коптское raoueB.
4. С начальным rAa "состояние" (коптское ra-): rAa + kAt "работа" = rAa kAt "в работе"; rAa + xt
"палка" = rAa xt "сражение".
5. С начальным словом nt [единственное число женского рода служебного прилагательно-
го n(j)]: nt + a "рука" = nta "обычай"; nt + Htr "лошадь" = nt Htr "колесничный".
6. С начальным словом bw "место": bw + iqr "отличный" = bw iqr "совершенство", "отлич-
ное качество"; bw + nfr "хороший" — bw nfr "добро", "благое", "хорошее"; bw + bin "зло" = bw
bin "злое"; bw + Dw "злое" = bw Dw "злое".
Разумеется, этим не исчерпываются все способы словообразования в египетском языке.
Здесь были приведены лишь самые главные и общеупотребительные.
На протяжении своей многовековой истории словарь египетского языка неоднократно по-
полнялся иностранными словами. Этот процесс особенно усилился в эпоху Нового царства,
когда народ Египта пришел в длительное и тесное соприкосновение с рядом племен и народов,
преимущественно семитских, населявших страны восточного побережья Средиземного моря.
Семитских слов в египетском языке довольно много (большинство из них собрано в специаль-
98
Н. Grapow, Ober die Wortbildungen mit einem Prafix in- im Agyptischen, — APAW, Phil.-hist. K1., 1914, № 5.
99
Lefebvre, Grammaire, § 161.
100
A. H. Gardiner, Review of R. Weill, Les decrets royaux de l'Ancien Empire egyptien, — PSBA, vol. 34, 1912,
pp. 257–265.
65
ном словаре М. Бурхардта101). Некоторые слова перешли в речь египтян из языков племен и на-
родов, обитавших к югу от первого нильского порога.
В свою очередь и многие египетские слова были заимствованы языками других народов,
прежде всего семитских. Коптский словарь сохранил примерно 1400 слов из египетского язы-
ка102. Отдельные египетские слова можно найти и в греческом языке. Так, например, слово
b©rij "судно" происходит от египетского br; Yrpij "вино" — от египетского irp103.
В заключение следует упомянуть, что данные египетского [118] и коптского языков (на-
ряду с данными других языков) были использованы основателем глоттохронологии (или лекси-
костатистики) американским лингвистом М. Сводешом (М. Swadesh) и его последователями
для подтверждения их гипотезы. Эта гипотеза заключается в том, что словарный состав каждо-
го языка изменяется не произвольно и не случайно, а с постоянной скоростью, которая матема-
тически может быть выражена определенным коэффициентом, и что эти коэффициенты для
разных языков близки между собой104.

§ 18. ЧАСТИ РЕЧИ

Грамматическое описание языка принято начинать с частей речи, так как в грамматике
любого языка они играют важную роль. Однако в современной лингвистике нет единого уста-
новившегося определения частей речи105. Положение осложняется еще и тем, что из-за разно-
образия языков общей схемы частей речи быть не может. Вот почему для описания каждого
языка, в частности конечно, и египетского необходима схема, построенная на данных именно
этого языка. В египетской филологии такой вопрос по существу до сих пор не ставился. В капи-
тальных грамматиках А. Эрмана, А. Гардинера и Г. Лефевра эта проблема даже не затронута; в
них рассматриваются только отдельные части речи: существительные, местоимения, числи-
тельные, наречия, глаголы, предлоги, частицы, междометия. H. С. Петровский различает части
речи (существительные, прилагательные, местоимения, числительные, глаголы, наречия) и час-
тицы речи (предлоги, частицы, связки и междометия)106. Мы предлагаем следующую классифи-
кацию.
I. Знаменательные части речи:
1) существительные;
2) прилагательные;
3) наречия;
4) глаголы.
II. Местоимения.
III. Числительные.
IV. Служебные слова:
1) предлоги;
2) частицы.
V. Междометия. [119]
Однако части речи египетского языка удобнее различать по лексическому, а не по грамма-
тическому аспекту слов, так как большинство слов тождественно с корнем, который выступает
в роли разных частей речи в зависимости от своей грамматической функции в каждом данном
случае107. Так, существительные, прилагательные, глаголы и наречия от одного корня часто
имеют одинаковый внешний облик. Например mdw означает «говорить» и «речь».


101
М. Burchardt, Die altkanaanaischen Fremdworte und Eigennamen im Agyptischen, Leipzig, 1910.
102
Н. Grapow, Zur Wortbildung des Agyptischen, — «Miscellanea Academica Berolinensia», 1950, S. 60.
103
П. В. Ернштедт, Египетские заимствования в греческом языке, стр. 97, 98.
104
М. Сводеш, Лексикостатическое датирование доисторических этнических контактов, — «Новое в
лингвистике», вып. I, M., 1960, стр. 34.
105
О. Есперсен, Философия грамматики, пер. с англ., М., 1958, стр. 62 и сл.
106
H. С. Петровский, Египетский язык, стр. 88–89.
107
Разумеется, высказанное утверждение относится только к словам, упоминаемым в текстах, т. е. лишен-
ным огласовки. Увеличение наших знаний о египетской вокализации может опровергнуть это положение.
66
Основанием для лексического деления служит и отсутствие у перечисленных частей речи
морфологических особенностей. Только прилагательные-нисбы имеют определенное, лишь им
присущее окончание i, а окончание t, например, свойственное существительным женского рода,
может быть и у глаголов: swtwt "гулять".
Необходимо подчеркнуть, что в египетском языке между прилагательным и глаголом от-
сутствует такое четкое различие, какое нам хорошо известно в русском и ряде других языков.
В египетском языке есть много слов, имеющих одновременно аспект глагола и прилага-
тельного. В Берлинском словаре египетского языка подобные слова определены немецким тер-
мином «Eigenschanswort», за которым в скобках следует разъяснение: Adjektiv und Verbum. Та-
ковы, например, слова: Sps "быть прекрасным (ценным)"; snb "быть здоровым"; nfr "быть хоро-
шим"; nxt "быть сильным"; aA "быть большим" и ряд других. Эти слова в роли прилагательного
употребляются в качестве определения, в роли глагола — в качестве сказуемого.
С глаголами-прилагательными не следует смешивать предикативные прилагательные
(правила их употребления будут рассмотрены ниже): предикативные прилагательные не спря-
гаются, а глаголы-прилагательные спрягаются так же, как и все другие глаголы.
А. Гардинер высказал предположение, что, может быть, в тех случаях, когда эти слова вы-
ступают в качестве определения, следующего за определяемым, перед нами не прилагательное,
а форма старого перфекта этих глаголов (об этой форме см. ниже). Как бы то ни было, совер-
шенно ясно, что такие слова (глаголы-прилагательные) имеют два синтаксических аспекта —
сказуемого и определения.
Приблизительно подобное явление наблюдается и в современном китайском языке: неко-
торые его исследователи [120] объединяют глагол и прилагательное в одну часть речи — в так
называемый предикатив108.
Несмотря на это, мы сохраняем традиционное деление частей речи египетского языка, от-
личая глаголы от прилагательных, так как, во-первых, это гораздо удобнее для практических
целей, и, во-вторых, большинство глаголов египетского языка все же не являются глаголами-
прилагательными.

§ 19. СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫЕ И ПРИЛАГАТЕЛЬНЫЕ

В основу нашего обзора египетской грамматики положены нормы среднеегипетского, так
называемого классического языка. Когда же рассматриваются грамматические явления, отно-
сящиеся к староегипетскому или новоегипетскому языкам, это оговаривается в каждом случае.
Как уже упоминалось, египетские существительные особых морфологических признаков
не имеют и в своем большинстве тождественны с корнями.
Данные коптского языка и некоторые факты, отмеченные в египетских текстах, показы-
вают, что у существительных было три формы: 1) status absolutus (когда существительное упо-
треблялось самостоятельно); 2) status constructus (когда оно непосредственно стояло перед дру-
гим словом); 3) status pronominalis (когда существительное соединялось с местоименным суф-
фиксом). В коптском языке эти формы различаются ударением и огласовкой. В египетских же
текстах, где никакой огласовки нет, иногда прослеживаются лишь косвенные указания на нали-
чие упомянутых форм109. Существительные имеют две категории — рода (мужской и женский)
и числа (единственное, двойственное и множественное). Уменьшительных и увеличительных
форм у существительных нет.
Существительные мужского рода единственного числа определенного окончания не име-
ют, например: sn "брат", sA "сын", pr "дом". Правда, есть довольно много существительных
мужского рода, оканчивающихся на w. Признаком существительных женского рода является
окончание t, например: snt "сестра", sAt "дочь", mwt "мать". Как правило, это окончание пишется
до детерминатива. В коптском языке окончание t у существительных женского рода в status
absolutus и в status constructus отпало, например: snt > swne110. Однако в [121] status

108
А. А. Драгунов, Исследования по грамматике современного китайского языка, М., 1952, стр. 10 и сл.
109
Gardiner, Grammar, p. 432; Lefebvre, Grammaire, § 112.
110
Lefebvre, Grammaire, § 112; Gardiner, Grammar, § 85.
67
pronominalis оно сохранилось. Показателем того, что t произносилось, было его повторение по-
сле детерминатива перед местоименным суффиксом, например: xt.t.f, здесь t перед суффиксом f
— повторение окончания (в новоегипетском в подобных случаях пишется tw) Некоторые суще-
ствительные, например: dpt "судно" в status pronominalis иногда принимают окончание wt:
dpwt.k "судно твое".
Но не все существительные, оканчивающиеся на t, относятся к женскому роду. У ряда су-
ществительных мужского рода конечный звук корня также t, но он является не окончанием, а
именно частью корня, например: xt "дерево", wmt "толщина". Вместе с тем названия стран и го-
родов, даже не имеющие окончания t, в среднеегипетском языке грамматически трактуются как
существительные женского рода111 (в староегипетском — как существительные мужского ро-
да).
В двойственном числе существительные мужского рода имеют окончание wj, существи-
тельные женского рода — tj; например: txnwj "два обелиска", sntj "две сестры". Окончание
множественного числа существительных мужского рода w, женского рода — wt, например: snw
"братья", snwt "сестры". Окончания двойственного и множественного числа пишутся до детер-
минатива.
В языках, находящихся на ранних стадиях развития, нередко встречается несколько видов
множественного числа, выражающих не множество вообще, а конкретную множественность:
два, три и даже четыре112. Эти формы могут сосуществовать с обычным множественным чис-
лом, которое иногда в таких случаях обозначается словом «много». С эволюцией языка от кон-
кретности к отвлеченности подобные формы множественности отмирают и сливаются с общим
множественным числом. О таком развитии свидетельствуют данные многих языков, в частнос-
ти океанийских. Явные следы этого процесса можно заметить и в египетском языке. В старо-
египетских текстах множественное число нередко выражается троекратным повторением идео-
граммы слова или его детерминатива: если же слово пишется не идеографически и без детерми-
натива, то оно полностью повторяется трижды, например множественное число слова rn "имя"
писалось rn rn rn. К концу эпохи Древнего царства этот громоздкий способ был заменен напи-
санием особого детерминатива множественного [122] числа — трех штрихов или трех кружоч-
ков, указывающих, что слово (или его детерминатив) следует читать три раза; соответственно
двойственное число стало выражаться двумя штрихами. Однако удвоение и утроение слова,

<< Пред. стр.

стр. 3
(общее количество: 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>