стр. 1
(общее количество: 3)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

§ 33. ПРИЧАСТИЯ И ФОРМА sdm.tj.fj.

По своей природе египетские причастия являются отглагольными прилагательными, ко-
торые нередко субстантивируются и играют роль существительных. Следовательно, [162] в
предложении причастия могут быть подлежащим, дополнением и определением. Но вместе с
тем причастия сохраняют свойства глаголов и употребляются как сказуемое, имея прямое или
косвенное дополнение (при этом местоименным объектом может быть лишь зависимое место-
имение).
В среднеегипетском языке существовали четыре формы причастий: однократного дейст-
вия (перфектные) и многократного (имперфектные) действительного и страдательного залогов1.
Морфологически они четко различаются по отсутствию или наличию геминании (разумеется,
это относится только к причастиям, происходящим от геминирующих и слабых глаголов). По
мнению ряда исследователей, есть еще и проспективные причастия страдательного и действи-
тельного залогов2. Все четыре формы причастия имели свои окончания w и j, которые, однако, в
письме обозначались нерегулярно и часто опускались. У слабых глаголов они сливались с ко-
нечным звуком корня. Имперфектное причгастие страдательного залога большей частью окан-
чивается на w, перфектное — на j3; j иногда бывает и у имперфектных причастий. Интересно
отметить, что в среднеегипетских текстах в очень редких случаях встречаются причастия, на-
чинающиеся протетическим , например: ixmsk "неразрушимые" (название созвездия). Как ука-
зал А. Гардинер, протетическое i выражает начальный нейтральный гласный перед двумя со-
гласными4. В новоегипетском языке это протетическое i в активных и пассивных причастиях
становится закономерным явлением, например: iSm "отправившиеся", ixprj "бывшие".
Изменяясь в роде и числе, причастия принимают окончания прилагательных.
В новоегипетском языке система причастий значительно проще; там имеется только одно
причастие действительного залога и одно страдательного залога.
Укажем на некоторые особенности употребления причастий в египетском языке.
В так называемой причастной конструкции (participial statement) причастия играют роль
сказуемого, следуя за подлежащим. В этой конструкции встречаются лишь [163] причастия
действительного залога (однократного и многократного действия). Схема конструкции с место-
именным подлежащим (им могут быть только независимые местоимения) такова: ntf sDm.f
"слушает он" (букв, "он слушающий"). С подлежащим-существительным причастная конструк-
ция имеет несколько иной вид: in sS sDm "слушает писец" (букв, "писец слушающий"); здесь пе-
ред подлежащим стоит частица in5. В этих случаях почти всегда применяется активное пер-
фектное причастие.
Причастия употребляются как сказуемые и в конструкциях, близких по строению с негла-
гольным предложением, где роль сказуемого играет прилагательное. В таких конструкциях
причастие предшествует подлежащему (существительному или зависимому местоимению), не
согласуясь с ним ни в роде, ни в числе.
Характерно применение причастий страдательного залога. Логическое подлежащее таких
причастий, т.е. лицо (или предмет), от которого исходит действие, выражается при помощи
предлога in (как и у других форм страдательного залога), например: Dwt irjt r.f in sn.f %tX "зло,
содеянное против него братом его Сетом". Логическое подлежащее может быть передано также
посредством прямого родительного падежа, например: Hmt.f mrt.f "жена его любимая его" и ко-
свенного родительного падежа, например: Hsj n(j) nb tAwj "хвалимый владыкой обеих земель".
«Родительный падеж» логического подлежащего придает предложению неглагольный харак-
тер: причастие воспринимается здесь не как глагол, а как прилагательное (в первом примере)



1
Ibid., § 335.
2
Lefebvre, Grammaire, § 455; В. Gunn, Studies in Egyptian syntax, pp. 26–32; T. W. Thacker, The relationship,
p. 30.
3
Gardiner, Grammar, § 362.
4
Ibid., § 272.
5
Ibid., § 373.
93
или как существительное (во втором примере). В. Вестендорф правильно отмечает статичность
таких предложений, в них глагол в виде причастия страдательного залога лишен динамики6.
Специфической особенностью египетского языка является оборот речи, названный
Н. С. Петровским «усложненной конструкцией причастий страдательного залога»7. Эта конст-
рукция издавна привлекала внимание исследователей и хорошо изучена, несмотря на всю свою
необычность и трудность. Сущность ее заключается в том, что за причастием страдательного
залога (в роли отглагольного прилагательного), определяющим существительное (выраженное
или [164] только подразумеваемое), следует прямое или косвенное дополнение, на которое и
направлено действие причастия.
Присутствие дополнения показывает, что причастие воспринимается в страдательном за-
логе лишь по отношению к грамматическому подлежащему (определяемому слову), а по отно-
шению к дополнению воспринимается в действительном или среднем залоге. Например: dd n.f
nb n Hswt "(тот), которому дают золото милости" (букв, "даваемый ему золото милости"). Здесь
причастие страдательного залога dd (от глагола rdi "давать") относится не к дополнению nb
Hswf "золото милости", а к грамматическому подлежащему; что же касается суффикса f косвен-
ного дополнения n.f, то он тождествен с грамматическим подлежащим. Разберем еще пример:
spt ms(j)t wi im.s in N "ном, в котором я — N рожден", букв, "ном рожден я в нем N (таким-то)";
здесь страдательное причастие женского рода единственного числа ms(j)t "рожденный" согла-
суется в роде и числе с определяемым существительным spt "ном". Прямым дополнением ска-
зуемого — страдательного причастия ms(j)t (оно воспринимается по отношению к дополнению
в действительном залоге) — служит зависимое местоимение wi "я", за ним следует косвенное
дополнение im.s "в нем", суффикс которого тождествен с грамматическим подлежащим spt
"ном".
Этот суффикс, всегда имеющий в виду определяемое слово, называется подхватывающим,
т. е. играет роль местоимения, подхватывающего значение логического объекта.
Таким образом, определяемое слово является грамматическим подлежащим, но не логиче-
ским объектом.
Необычность этой конструкции заключается и в том, что она дает возможность пользо-
ваться причастиями страдательного залога от непереходных (нетранзитивных) глаголов. На-
пример: ADt Hr.s "(то), на что гневаются" (букв, "гневаемое на это"); prrw hAAw Hr sxrw.f "по за-
мыслу которого выходят и приходят" (букв, "выходимый и приходимый по замыслу его"). В
обоих приведенных примерах причастие страдательного залога служит определением к подра-
зумеваемому определяемому. Действие же глагола, от которого образовано причастие страда-
тельного залога, распространяется на косвенное дополнение (т.е. на логический объект), следу-
ющее за причастием; местоименные суффиксы s (в первом примере) и f (во втором примере)
подхватывают значение подразумеваемого определяемого.
Как показывает эта конструкция, в египетском языке иногда [165] отсутствовала четкая и
определенная грань между страдательным и другими залогами8.
Форма sDm.tj.fj, подобно рассмотренным причастиям, является отглагольным прилага-
тельным и по своей природе очень близка к причастиям. Она употребляется только со значени-
ем будущего времени в 3-м лице единственного числа мужского и женского рода и в 3-м лице
множественного числа:

sDm.tj.fj "тот, который услышит";
sDm.tj.sj "та, которая услышит";
sDm.tj.sn "те, которые услышат".



6
W. Westendorf, Vom Passiv zит Akiiv, — MDIO, Bd I, 1953, Hft 2, S. 231.
7
Н. С. Петровский, Египетский язык, § 133.
8
Надо отметить, что в русском и многих других языках грань между залогами тоже не всегда столь опреде-
ленна, как принято обычно думать. Например, русское причастие страдательного залога «терпимый» нередко упо-
требляется в значении действительного залога; в латинском языке так называемые отложительные глаголы (verba
deponentia), которым присущи морфологические признаки страдательного залога, имеют действительное значение
и т.д.
94
Форма sDm.tj.fj слабых глаголов геминации не имеет (геминация бывает лишь у глаголов с
геминирующей второй согласной). Как определение форма sDm.tj.fj всегда следует за определя-
емым словом, иногда она подвергается субстантивации и выступает в предложении в качестве
подлежащего. В страдательном залоге эта форма встречается в исключительно редких случаях
(без морфологических изменений).

§ 34. ОТНОСИТЕЛЬНЫЕ (РЕЛЯТИВНЫЕ) ФОРМЫ

Относительные формы являются специфической особенностью египетского языка. Внеш-
не они сходны с формами суффиксального спряжения sDm.f и sDm.n.f и, как у последних, под-
лежащим у них бывают существительные (или их эквиваленты) и местоимения (только место-
именные суффиксы). Относительные формы имеют значение действительного залога, но про-
исходят от форм страдательного залога. Как уже указывалось, логическое подлежащее причас-
тия страдательного залога часто выражается «прямым родительным падежом», например: mrrw
niwt.f значит «любимый (постоянно) городом своим»; здесь mrrw — причастие многократного
действия страдательного залога. Но поскольку сущность залога заключается в передаче отно-
шения между подлежащим, сказуемым и дополнением, слова mrrw niwt.f можно переосмыслить
и понимать в действительном залоге: «(тот), которого любит (постоянно) город его». Таким об-
разом, mrrw выступает уже не в [166] качестве причастия страдательного или действительного
залога — в последнем случае эти слова имели бы значение «любящий (постоянно) город свой»,
— а как динамическая глагольная форма действительного залога, относящаяся к предшествую-
щему определяемому (выраженному или подразумеваемому).
Приведем другой пример, где определяемое слово выписано: xt nbt ddt sr nb nDs nb r Ht-nTr
"вещи всякие, которые дарует (постоянно) вельможа всякий малый всякий в храм". Здесь отно-
сительная форма ddt sr nb nDs nb "которые дарует (постоянно) вельможа всякий малый всякий"
относится к предшествующему определяемому xt nbt "вещи всякие"; sr nb nDs nb "вельможа
всякий малый всякий" — подлежащее относительной формы. Относительные формы играют в
предложении преимущественно роль определений, согласуясь в роде и числе с определяемым
словом.
Подобно глагольным формам действительного залога, относительные формы имеют пря-
мое дополнение, которое или тождественно с предшествующим определяемым или отличается
от него. В первом случае (будучи выраженным или лишь подразумеваемым) дополнение вы-
ступает в предложении только в виде предшествующего определяемого. Приведенные выше
примеры отлично это иллюстрируют: в примере xt nbt ddt sr nb nDs nb дополнением относи-
тельной формы служат определяемые слова xt nbt "вещи всякие"; в примере mrrw niwt.f подра-
зумеваемое определяемое также тождественно с дополнением относительной формы.
Если же дополнение относительной формы отличается от предшествующего определяе-
мого, то оно, естественно, должно быть упомянуто после относительной формы, например:
dd.n.f nb.f nb "(тот), которому дает господин его золото". Здесь nb — дополнение относительной
формы (следует отметить, что местоименным дополнением относительной формы бывают
лишь зависимые местоимения). Последний пример представляет собой усложненную конст-
рукцию относительной формы; как и в аналогичной конструкции причастий страдательного за-
лога, действие относительной формы распространяется не на предшествующее определяемое, а
на следующее за относительной формой дополнение (прямое или косвенное). Усложненная
конструкция дает возможность использовать относительные формы непереходных глаголов,
которые в таком случае стоят в среднем залоге. Примеры: wAt ijt.n.f Hr.s "дорога, по которой он
пришел" (букв, "дорога, пришел он по ней"), здесь подхватывающий суффикс s после предлога
тождествен предшествующему определяемому wAt "дорога"; qmAt bAw Iwnw [167] nfrw.s "(та),
красоту которой создали души Она" (букв, "созданная душами Она красота ее").
Число относительных форм твердо не установлено. По мнению А. Гардинера, их три9.

9
Gardiner, Grammar, § 387. — Другие исследователи считают, что существует и проспективная форма (см.
В. Gunn, Studies in Egyptian syntax, pp. 1–26; Lefebvre, Grammaire, § 485; T. W. Thacker, The relationship, p. 263).
А. Гардинер, ссылаясь на открытие Ж. Клэра (J. Clere, Une nouvelle forme verbale relative en egyptien, — «Actes
95
1. Многократного действия (имперфектная) с геминацией:
mrrw.f "(тот), которого любит он (постоянно)"
mrrt.f "(та), которую любит он (постоянно)"
2. Однократного действия (перфектная), без геминации:
mr.f "(тот), которого любит он"
mrt.f, mrti.f "(та), которую любит он".
3. Форма полностью завершенного действия:
mr(w).n.f "(тот), которого любил он"
mrt.n.f "(та), которую любил он".
Отрицается относительная форма посредством отрицательного глагола tm, который сам
ставится в относительной форме, а следующий за ним знаменательный глагол — в форме отри-
цательного дополнения. В новоегипетском языке отличительным признаком относительной
формы становится протетическое i, например: iin.k "(паруса), которые ты доставил". Очень рас-
пространена описательная относительная форма, образованная при помощи вспомогательного
глагола iri "делать"; этот глагол стоит в относительной форме, а за ним следует неопределенное
наклонение знаменательного глагола, например: pAj iri.i hAb n.k "это (то), что я послал тебе".

§ 35. ПРОИСХОЖДЕНИЕ ФОРМ СУФФИКСАЛЬНОГО СПРЯЖЕНИЯ

Ознакомление с причастиями дает возможность обратиться к вопросу о происхождении
форм суффиксального спряжения.
А. Эрман высказал предположение, что активное причастие плюс подлежащее (существи-
тельное или местоименный суффикс) — это конструкция, ставшая впоследствии функциониро-
вать как глагольная форма sDm.f 10. Такого же взгляда [168] вначале придерживался и
Г. Лефевр11. Однако К. Зете еще в 1910 г. выдвинул теорию, по которой основой .формы sDm.f
является причастие страдательного залога; обстоятельная аргументация была приведена им не-
сколько, позже12. Затем к К. Зете присоединились А. де Бук и А. Гардинер (который обосновал
точку зрения на пять форм суффиксального спряжения — sDm.f, sDm.n.f, sDm.in.f, sDm.xr.f и
sDm.kA.f), а также сам А. Эрман, Г. Лефевр и В. В. Струве13. Сторонником происхождения форм
суффиксального спряжения от причастия действительного залога остался лишь Ф. Лекса14.
Т. Тэкер, тоже не разделяющий взглядов К. Зете, видит в sDm основу, производную от так назы-
ваемого «второго инфинитива». Аналогичным он считает и происхождение форм sDm.in.f,
sDm.xr.f и sDm.kA.f, sDm.tj.fj и отрицательного дополнения15.
А. Эрман, впервые выступив с попыткой объяснить происхождение форм суффиксального
спряжения, предложил следующую интерпретацию формы sDm.f: sDm — причастие действи-
тельного залога в роли сказуемого, f — местоименный суффикс в роли подлежащего, т.е. эту
форму А. Эрман буквально переводил «слушающий он». На самом деле, причастие в роли ска-
зуемого полностью соответствует предикативному прилагательному, последнее же, согласно
правилам египетской грамматики, всегда предшествует подлежащему. Однако А. Эрман стал-
кивался с одной непреодолимой трудностью. В египетском языке при сказуемом — предика-
тивном прилагательном подлежащее-местоимение всегда выражается только формами зависи-

du XXI Congres international des orientalistes», Paris, 1948, pp. 64–66), также допускает возможность того, что форма
однократного действия «распадается на перфектную и проспективную (Gardiner, Grammar, § 387).
10
A. Erman, Zur Entstehung der jungeren Flexion des Verbums, — ZAS, Bd 39, 1901, Ss. 123–428; A. Erman, Die
Flexion des agyptischen Verbums, — SPAW, Phil.-hist. Kl., 1900, S. 317.
11
Lefebvre, Grammaire, 1-re ed, Le Caire, 1940, § 242.
12
K. Sethe, Uber einige sekundare Verben im Koptischen, — ZAS, Bd 47, 1910, S. 140; K. Sethe, Zum participialen
Ursprung der Suffixkonjugation,— ZAS, Bd 54, 1918, Ss. 98–103.
13
A. de Buck, Zum Ursprung der Relativformen im Agyptischen, — ZAS, Bd 59, 1924, Ss. 65–69; A. Gardiner,
Grammar, 1 ed., London, 1927, § 411; A. Erman, Agyptische Grammatik, 4 Aufl., Berlin, 1928, § 277; Lefebvre,
Grammaire, § 242; В. В. Струве, Стадиальная семантика египетской глагольной формы sDm.f, — сб. «Академику
Н. Я. Марру», М.—Л., 1935, стр. 345–351.
14
Fr. Lexa, L'origine vraisemblable de la forme verbale de l'egyptien sDm.f, — «Philologica», vol. 2, 1923–1924,
pp. 25–53.
15
T. W. Thacker, The relationship, pp. 141–142.
96
мого личного местоимения типа wi, tw, Tn и т.д. При других формах сказуемого в качестве мес-
тоименного подлежащего, кроме зависимых местоимений, могут выступать лишь независимые
местоимения типа ink, ntk и т.д. Местоименные суффиксы в форме суффиксального спряжения
sDm.f искони имели значение притяжательности. Когда мы говорим о местоименном [169] суф-
фиксе как о подлежащем глагола, мы имеем в виду вторичное, переосмысленное значение суф-
фикса. А. Эрман, хорошо сознавая это, высказал предположение, что суффиксы f и s являются
усеченной формой гипотетических зависимых местоимений fj и sj, сохранившихся в формах
sDm.tj.fj и sDm.tj.sj. Но происхождение этих fj и sj до сих пор неясно, и нет данных, свидетельст-
вующих о существовании таких местоимений. Поэтому настоящий аргумент не может служить
доказательством употребления суффиксов в качестве подлежащего. Также несостоятелен и дру-
гой довод, приводимый А. Эрманом для подкрепления своей первоначальной точки зрения: в
предложении bw ntj.f im "место, в котором он" f — местоимение-подлежащее после слова ntj
"который", ибо после ntj в качестве подлежащего в форме 2-го и 3-го лица единственного числа
встречаются суффиксы k и f. Однако, как указал А. Гардинер, это явление объясняется измене-
нием написания независимых местоимений 2-го и 3-го лица единственного числа ntk и ntf 16.
Таким образом, употребление суффиксов в качестве подлежащего нельзя считать доказанным.
Следовательно, первоначальное предположение А. Эрмана не может быть принято. Как отме-
чалось, отказался от него и сам А. Эрман.
Точка зрения на происхождение форм суффиксального спряжения от причастий страда-
тельного залога, предложенная К. Зете, доказывается довольно просто. Сравнение относитель-
ных форм sDm(w).f и sDm(w).n.f с повествовательными формами суффиксального спряжения
sDm.f и sDm.n.f очень показательно: они почти тождественны. Это легко проследить, взяв сла-
бый глагол mri "любить", у которого благодаря геминации нетрудно отличить имперфект от
перфекта:

Относительные формы Повествовательные формы
mrr(w).f mrr.f
mr.f
mr.f
mr.n.f
mr(w).n.f

По мнению А. Гардинера было бы парадоксальным полагать, что эти формы разного про-
исхождения. А так как происхождение относительных форм от причастий страдательного зало-
га не вызывает сомнений, можно считать доказанным и подобное происхождение повествова-
тельных форм sDm.f. Другие [170] формы суффиксального спряжения — sDm.in.f, sDm.xr.f,
sDm.kA.f также происходят от причастия страдательного залога sDm и значат «слушаемое сказал
он» и т.д.17.
Надо добавить несколько слов о первоначальной семантике этих форм. Форма sDm.f (при-
частие страдательного залога плюс суффикс) представляет собой конструкцию «родительного
падежа», где причастие играет роль существительного: «слушаемое его.», т.е. «то, что он слу-
шает». Форма sDm.n.f является конструкцией «дательного падежа» также с субстантивирован-
ным причастием: «слушаемое для него». В египетском языке «дательный падеж» выражает
притяжательность. Следовательно, конструкции sDm.f и sDm.n.f по типу аналогичны, они пере-
дают разные оттенки одного и того же значения «слушалось ему» (ср. русское «слушать случа-
лось ему», форме «ему» соответствует египетское n.f). Из обеих конструкций: sDm плюс «роди-
тельный падеж» и sDm плюс «дательный падеж» параллельно развивались относительные фор-
мы sDm(w).f и sDm(w).n.f, с одной стороны, и повествовательные формы суффиксального спря-
жения sDm.f и sDm.n.f — с другой18. Такой переход от страдательного залога к действительному
свойствен не только египетскому языку, но и некоторым иным языкам семито-хамитской груп-
пы, например сирийскому19. А. Гардинер указывает, что подобные факты наблюдаются и в ин-
доевропейских языках, например французское il a fait буквально значит «он имеет сделанное»;

16
Gardiner, Grammar, § 200–203; A. Gardiner, Some aspects of the Egyptian language, p. 23.
17
Gardiner, Grammar, § 411; Gardiner, Some aspects of the Egyptian language, p. 13.
18
Gardiner, Grammar, § 411.
19
A. Gardiner, Some aspects of the Egyptian language, p. 15.
97
точно такое же значение и немецкого er hat getan; fait, getan — не что иное как причастия стра-
дательного залога.
Изменение семантики анализируемых глагольных форм от пассивной к активной произо-
шло в доисторические времена. Даже в Текстах Пирамид относительные формы и формы суф-
фиксального спряжения предстоят перед нами вполне сложившимися.
Таким образом, относительные формы и формы суффиксального спряжения восходят к
причастиям страдательного залога. Совокупность этих глагольных форм составляет очень су-
щественную часть египетской глагольной системы.
Следует отметить, что sDm.f страдательного залога и форма sDm.t.f также происходят от
причастий страдательного залога. [171]

§ 36. СТАРЫЙ ПЕРФЕКТ

Старый перфект, или, по немецкой терминологии, псевдопартицип, является одной из
форм спряжения египетского глагола. В старом перфекте глагол изменяется по родам, лицам и
числам. Эти изменения выражаются особыми суффиксами, отличающимися от местоименных
суффиксов рассмотренных выше форм суффиксального спряжения. Приводим полную пара-
дигму спряжения старого перфекта в среднеегипетском и новоегипетском языках20.

Среднеегипетский язык
Единственное Множественное
число число
sDm.kwi sDm.wjn
1-е лицо (общее)
sDm.ti sDm.tjwnj
2-е » »
sDm.(w) sDm.(w)
3-е » мужского рода
sDm.ti sDm.ti
3-е » женского »

Двойственное число
3-е лицо мужского рода sDm.wj
sDm.ti
3-е » женского »

Новоегипетский язык
Единственное Множественное
число число
sDm.n
1-е лицо (общее) sDm.k (позднее sDm.t)
sDm.t
sDm.t
2-е » »
sDm
sDm
3-е » мужского рода
sDm
sDm.t
3-е » женского »

Двойственного числа у старого перфекта в новоегипетском языке нет.
В среднеегипетском языке суффиксальное окончание 1-го лица единственного числа ста-
рого перфекта встречается иногда в усеченной форме: ki и даже k. В последнем случае оно
внешне тождественно с местоименным суффиксом 2-го лица единственного числа мужского
рода. Суффиксальные окончания 2-го лица единственного числа и 3-го лица единственного
числа женского рода ti в письме могут иметь усеченную форму t, т.е. бывают похожи на место-
именный суффикс 2-го лица единственного числа женского рода.
Окончания w и t (от ti) обычно пишутся перед детерминативом. Все остальные окончания
(в том числе и ti) следуют за детерминативом глагола.
Окончания 3-го лица единственного числа мужского рода [172] и 3-го лица множествен-
ного числа w нередко опускаются, a у глаголов tertiae и quartae infirmae иногда заменяются на j,
Окончания старого перфекта не отделяются от глагола ни другими словами, ни какими-либо
формантами. Если подлежащее старого перфекта — существительное (или зависимое место-
имение), то оно обязательно предшествует глаголу, который согласуется с ним в роде и числе.
Вопрос о старом перфекте — одна из сложнейших проблем египетской грамматики. Рас-
сматривая старый перфект, надо помнить о морфологической и семантической близости еги-

20
От египетского старого перфекта происходит коптский квалитатив.
98
петского старого перфекта и аккадского пермансива, о чем говорилось в начале работы. Однако
констатация этого факта еще не объясняет ни происхождения, ни значения старого перфекта.
По мнению А. Гардинера, давшего название «старый перфект», эта форма в глубокой древности
была формой повествовательного характера, которая могла иметь значение действительного и
страдательного залогов. В дальнейшем, на следующих этапах развития языка, в частности в
среднеегипетском языке, она, за редким исключением, потеряла повествовательный характер и
стала выражать не действие, а состояние, являющееся результатом действия, т.е. перестала пе-
редавать динамику и ограничилась описанием лишь статистического состояния21.
Форма старого перфекта редко выступает самостоятельно. Лишь формы 1-го лица единст-
венного числа передают повествовательную форму действительного залога, например: ir.kwi mi
sA tA n smt "действовал я как змея пустыни", dD.kwi "сказал я". Во всех лицах старого перфекта
переходное значение сохранилось только у глагола rx "знать". Как правило, переходные глаго-
лы в старом перфекте выражают страдательный залог, например: hAb.kwi "послан я", fA.kwi m
aXnwti "был я награжден во дворце", а непереходные глаголы сохраняют свое значение, напри-
мер: ij.kwi, букв, "пришедши я", чему соответствует во французском «moi etant venu». Послед-
нее предложение описывает не динамический процесс возвращения, а его статический резуль-
тат. В некоторых случаях во 2-м и 3-м лице мужского рода старый перфект выражает пожела-
ние; наиболее распространенным примером такого его употребления является стереотипная
фраза: anx wDA snb "да будет он жив, невредим, здоров", которая обычно писалась после царско-
го титула. Однако примеры самостоятельного употребления старого перфекта не типичны для
среднеегипетского языка. [173]
Выступая в своей основной роли, старый перфект (в виде отглагольного наречия) переда-
ет сопутствующие обстоятельства (качество, состояние), определяет подлежащее или дополне-
ние предшествующего глагола. Приведем несколько примеров несамостоятельного употребле-
ния старого перфекта: n sp mA.k iw pn xpr m mwj "никогда не увидишь ты остров этот, ставши
морем"; gm.n.i sw rx(w) st "нашел я его знающим это"; wa m nn hrw xpr "один из этих дней на-
ступивши".
Отрицание формы старого перфекта почти не встречается. Отмечены лишь очень редкие
случаи, когда за отрицанием nn следует зависимое местоимение st, а после него форма старого
перфекта, относящаяся к этому st22.
Н. С. Петровский метко назвал старый перфект «формой качества и состояния» и под-
черкнул, что по существу она является спрягаемым отглагольным наречием. Он сопоставляет
эту форму с русскими диалектальными деепричастиями прошедшего времени типа «заснувша»,
«ушедша», «выпимши» и т.д.23.
Т. Тэкер и Ж. Вергот отмечают, что старый перфект употребляется также как латинский

стр. 1
(общее количество: 3)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>