<< Пред. стр.

стр. 3
(общее количество: 3)

ОГЛАВЛЕНИЕ

трудных и не вполне решенных вопросов общего языкознания (вообще, надо сказать, что тео-
рия сложного предложения разработана еще очень мало). Может быть, наиболее верен взгляд
В. А. Богородицкого, считающего, что «во всяком сложном предложении его части составляют
одно связное целое, так что будучи взяты отдельно, уже не могут иметь вполне прежнего смыс-
ла или даже совсем невозможны... Став на эту точку, зрения, исследователь должен стремиться
к тому, чтобы бестенденциозно определить типы связей или отношений между обеими частями
36
Gardiner, Grammar, § 224; Fr. Hintze, Untersuchungen zu Stil und Sprache neuagyptischer Erzahlungen, Berlin,
1950–1952, Ss. 171–173.
37
Lefebvre, Grammaire, § 578.
38
Gardiner, Grammar, § 182.
106
сложных предложений и способов формального обозначения этих связей в речи (включая сюда
и отсутствие соединяющих слов, равно как порядок слов и интонацию)»39. Однако
В. А. Богородицкий не указывает никаких конкретных формальных признаков и критериев, ко-
торые дали бы возможность с достаточной точностью определить сложноподчиненные предло-
жения или классифицировать их.
Руководствуясь этими соображениями В. А. Богородицкого при определении сущности
главного и придаточного предложений, нужно принять во внимание, что главное предложение
повествует о каком-то событии или описывает какой-то факт, а придаточное предложение оп-
ределяет один из членов главного предложения либо все главное предложение в целом. Следо-
вательно, придаточные предложения являются определяющими, а главные — определяемыми.
Казалось бы, никакое придаточное предложение не может выступать в роли подлежащего, ибо
подлежащее — это нечто абсолютно определяемое, само не являющееся определением. Однако
такая точка зрения признана далеко не всеми. Во многих грамматиках (и русских, и египетских)
некоторые придаточные предложения рассматриваются как [187] подлежащее главного40. Так,
Н. С. Петровский, приводя пример xpr is iwd.k tw r s.t tn "произойдет же, (что) ты расстанешься
с этим местом", объясняет придаточное предложение iwd.k tw r s.t tn как подлежащее сказуемо-
го-глагола xpr "случаться", "становиться".
Н. С. Петровский, развивая мысли А. Гардинера, попытался классифицировать сложно-
подчиненные предложения в египетском языке41. Он делит их на одночленные и двучленные.
К первым, по его мнению, относятся сложные предложения, в составе которых придаточ-
ное выполняет функцию какого-либо члена главного предложения. Н. С. Петровский приводит
пример: rdi.i rx.k tw "дам я, (чтобы) ты познал себя" (букв, "дам я познаешь ты себя") и считает,
что здесь придаточное предложение несет функцию прямого дополнения главного предложе-
ния.
Двучленным предложением Н. С. Петровский называет такое сложноподчиненное пред-
ложение, в составе которого и главное и придаточное имеют главные члены предложения, на-
пример: mA wi r-sA sAH.i tA "посмотри на меня, после того как я достиг земли".
Основная мысль А. Гардинера и Н. С. Петровского — деление сложноподчиненных пред-
ложений на одночленные и двучленные — очень интересна и плодотворна. Однако эта схема
пока недостаточно выявляет различия между одночленными и двучленными предложениями.
Так, в обеих частях одночленного сложноподчиненного предложения rdi.i rx.k tw — и в глав-
ном, и в придаточном предложениях имеются свои главные члены (rdi.i "дам я" rx.k tw "позна-
ешь ты себя"). Значит, с этой точки зрения оно ничем не отличается от двучленного предложе-
ния. Что же касается приведенного двучленного предложения, то придаточное r-sA sAH.i tA "по-
сле того как я достиг земли" может рассматриваться как член главного предложения — обстоя-
тельство.
Поэтому в определение двух типов сложноподчиненных предложений необходимо внести
уточнения. Предлагаемая схема несколько развивает и конкретизирует идеи Н. С. Петровского:
1. О д н о ч л е н н ы м и сложноподчиненными предложениями называются предложения, в
которых придаточное [188] выполняет роль подлежащего или прямого дополнения главного
предложения. Как видим, эта формулировка соответствует формулировке Н. С. Петровского.
Если придаточное предложение является дополнением, то оно зависит от таких глаголов, как
wD "приказывать", Dd "говорить" и др.42.
2. В д в у ч л е н н ы х сложноподчиненных предложениях придаточные выполняют функ-
ции определения или обстоятельства главного предложения, относясь к одному из его членов
или ко всему главному предложению в целом. Придаточными предложениями, выполняющими
функции определения, могут служить относительные предложения или такие, которые имеют
значение прилагательного. Обстоятельственными предложениями бывают предложения самого


39
В. Л. Богородицкий, Общий курс русской грамматики, М.–Л., 1935, стр. 229, прим. 1.
40
«Грамматика русского языка», изд. АН СССР, т. II, часть 2-я, М., 1954, стр. 294 и сл.; Gardiner, Grammar,
§ 188; Lefebvre, Grammaire, § 688; Н. С. Петровский, Египетский язык, § 203.
41
Н. С. Петровский, Египетский язык, § 202.
42
См. Н. С. Петровский, Египетский язык, § 203.
107
разнообразного типа — временные, условные, сравнительные, причинные, целевые, следствия,
уступительные, ограничительные.
Предлагаемое здесь определение четко разграничивает двучленные и одночленные слож-
ноподчиненные предложения.
Обычно придаточное предложение следует за главным, исключение составляют условные
придаточные предложения, предшествующие главному.

§ 41. ГРАММАТИЧЕСКИЕ СПОСОБЫ ЕГИПЕТСКОГО ЯЗЫКА

В заключение нужно подвести некоторые итоги и установить, какими грамматическими
способами пользовался египетский язык.
1. С л о ж е н и е (использовалось в словообразовании). При сложении одна корневая мор-
фема соединяется с другой полной или усеченной корневой морфемой, в результате чего обра-
зуется новое сложное слово. Этот результат не всегда механический, т.е. дающий сумму значе-
ний слагаемых элементов. Он может быть и фузионным; в таком случае значение нового слож-
ного слова не равно сумме значений слагаемых элементов, например: st "место" + Drt "рука" = st
drt "ловкость" в выражении rx st Drt "знающий место руки", т.е. "ловкий".
2. У д а р е н и е . Несмотря на нашу весьма слабую осведомленность в вокализации египет-
ского языка, все же [189] можно полагать, что ударение играло существенную роль в некоторых
грамматических формах. Например, как уже отмечалось, в прямом «родительном падеже» уп-
равляющее слово из status absolutus переходило в status constructus, и ударный гласный звук его
подвергался редукции; в управляемом же слове ударение оставалось без изменений43. Однако в
завершенном виде это явление засвидетельствовано только в коптском языке.
3. П о в т о р ы . В египетских текстах повторы встречаются довольно часто. Обычно в тек-
стах они выражаются формулой sp snw "два раза", непосредственно следующей за словом, ко-
торое нужно повторить. Само это слово выписывается только один раз. Повторы передают уси-
ление и могут иногда выражать превосходную степень прилагательного или наречия; в таких
случаях они переводятся на русский язык наречием «очень».
4. И н т о н а ц и я . Сведения об интонации, связанной, как и ударение, с вокализацией еги-
петского языка, также очень ограниченны. Все же несомненно, что интонация, относящаяся к
целой фразе, играла в предложении важную роль. Это доказывают вопросительные предложе-
ния, которые не содержат вопросительных слов и вопросительный характер которых, можно
выявить только из контекста. Видимо, такие предложения должны были отличаться интонацией.
5. С у п п л е т и в и з м . В египетском языке супплетивизм почти отсутствует. Он имеется
лишь у глаголов rdi "давать" и ij, iw "приходить", которые, однако, очень распространены. По-
велительное наклонение этих глаголов образовано от других корней: повелительная форма гла-
гола rdi — imi, глаголов ij и iw — mi. Следует напомнить также, что вспомогательный глагол iw
применяется лишь в безличной форме iw и форме sDm.f и что вспомогательный глагол wnn вы-
полняет функции недостающих форм глагола iw.
6. А ф ф и к с а ц и я . В египетском языке аффиксация встречается очень часто и имеет
большое значение. Египетский язык пользуется только одним видом аффиксов — местоимен-
ными суффиксами, которые употребляются с существительными, прилагательными, глаголами
и предлогами. Как уже упоминалось, местоименные суффиксы никогда не изменяются и присо-
единяются к корням чисто механически, например: sDm.f.
В отдельных случаях между корнем глагола и суффиксом [190] стоят форманты, также
чисто механически присоединяющиеся к корню, например: sDm.n.f, sDm.in.f, sDm.xr.f.
Следовательно, эта аффиксация — агглютинативного типа.
Подобная аффиксация наблюдается в языках многих народов Азии, Африки и островов
Тихого океана.
7. В н у т р е н н я я ф л е к с и я. Из-за безгласности египетского письма внутренняя флексия
в текстах не отражена. Египетский язык относится к группе семито-хамитских языков, в кото-
рых корневые гласные глагола изменяются в зависимости от его грамматической формы.

43
Gardiner, Grammar, § 85, pp. 431–432.
108
А. Гардинер и Г. Тэкер (подробно рассматривающий эту проблему) считают внутреннюю флек-
сию несомненной44.
8. С л у ж е б н ы е с л о в а . Выражение значений при помощи служебных слов — один из
основных грамматических способов египетского языка. Посредством служебных слов переда-
ется значение предложений (отрицательное, условное, желательное и т.д.), а также отношение
знаменательного слова к другим словам, т.е. устанавливаются синтаксические связи в предло-
жении. Так, если латинская форма patris "отца" указывает на единственное число и родитель-
ный падеж, то египетская форма it "отец" выражает лишь единственное число. Отношение же
этого слова к другим словам можно установить только при помощи служебных слов: служебное
прилагательное n(j) в сочетании с формой it — n(j) it — передает «родительный падеж», а пред-
лог n в сочетании с формой it указывает на «дательный падеж», т.е. n it соответствует латин-
скому patri "отцу".
9. П о р я д о к с л о в в п р е д л о ж е н и и . В египетском языке существует строгий поря-
док слов, также являющийся одним из основных способов выражения грамматических значе-
ний. Некоторые связи в предложении передаются исключительно посредством порядка слов.
Если латинская форма patrem (винительный падеж единственного числа) сама по себе показы-
вает, что patrem в предложении служит прямым дополнением переходного глагола, то по еги-
петской форме it, взятой вне контекста, нельзя узнать, играет она роль подлежащего или прямо-
го дополнения, так как ни подлежащее, ни дополнение не сопровождаются служебными частя-
ми речи. Только порядок слов может указать на роль этой формы в предложении. [191]




44
Gardiner, Grammar, § 268–272; Т. W. Thacker, The relationship; J. Vergote, Vocalisation et origine du systeeme
verbal egyptien, — CdE, annee 31, 1956, pp. 16–51.
109

<< Пред. стр.

стр. 3
(общее количество: 3)

ОГЛАВЛЕНИЕ