стр. 1
(общее количество: 2)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

ГЛАВА IV

ОЧЕРК ИСТОРИИ ЯЗЫКА
§ 42. ПИСЬМЕННЫЙ И РАЗГОВОРНЫЙ ЯЗЫКИ

История египетского языка тесно связана с историей страны и ее культуры. Ж. Вандриес
правильно отметил, что возникновение, развитие и упадок общих языков управляются истори-
ческими причинами, лежащими вне языка1.
Египет на протяжении всей своей истории, несмотря на временное ослабление политичес-
ких и социальных связей, неоднократно приводивших страну к децентрализации и упадку, вы-
ступал как единая рабовладельческая централизованная монархия. Это и явилось решающим
социально-экономическим и политическим фактором, способствующим существованию общего
языка.
Как уже отмечалось, за три с половиной тысячелетия египетский язык прошел несколько
стадий развития.
Чем же вызывается смена одного этапа эволюции языка другим? Это станет понятным
только в том случае, если учесть сосуществование двух линий развития языка — языка пись-
менного и разговорного. Письменный язык более консервативен, он изменяется медленно и
сравнительно мало, так как письмо фиксирует формы и структуру языка, создает прочную тра-
дицию. Устная речь в письменных памятниках отражалась сравнительно мало, ее формы и
структура не были закреплены, поэтому она изменялась значительно быстрее.
Взаимодействие письменного и разговорного языков обусловливается конкретной исто-
рической обстановкой. В определенный момент в силу каких-либо политических и социальных
сдвигов разговорный язык начинает проникать в письменный и постепенно сменяет его. В са-
мом начале этого процесса и в ближайшее к нему время оба языка тождественны. [192] В даль-
нейшем между ними снова образуются существенные расхождения. Таким образом, те измене-
ния в письменном языке, которые отличают один этап его развития от другого, являются не
столько результатом непрерывной эволюции письменного языка, сколько результатом превра-
щения разговорного языка в письменный.


I–VIII VIII–XVIII XIX–XXV XXVI
династии династии династии династия
Римское
Старо-
господство
египетский
Средне-
египетский

Новоегипетский

Демотический
Падение
Древнего
Коптский
Амарнская
царства
эпоха



Христианство
Ислам


Рис. 4



1
Ж. Вандриес, Язык, пер. с франц., М., 1937, стр. 256.
110
Естественно возникает вопрос: какие конкретные [193] исторические факторы влияют на
эту трансформацию в каждом данном случае? К. Зете предложил схему, показывающую связь
эволюции письменного языка с историей страны2. Она воспроизводится здесь с некоторыми
изменениями (рис. 4).
Пунктирные линии обозначают письменный язык, сплошная линия — разговорный (как
мы видим, его развитие непрерывно). На схеме показано, что падение Древнего царства и соци-
ально-политические сдвиги, последовавшие за этим, вызвали к жизни среднеегипетский пись-
менный язык. Эпоха Амарны способствовала превращению разговорного языка в письменный
новоегипетский, а распространение христианства сделало разговорный коптский язык пись-
менным языком христианского Египта. Победа ислама над христианством привела сначала к
вытеснению, а потом и полному забвению коптского.
Такова вкратце внешняя история египетского языка. Однако само собой понятно, что ве-
ликие исторические события не могли ни определять, ни изменять природу египетского языка.
Отличия разных этапов эволюции письменного языка, порой очень существенные, не яв-
ляются мутациями, ибо языки развиваются не скачками, а постепенно. Эти различия пред-
ставляются очень большими потому, что в письме отражаются только результаты изменения
языка за длительный период. Проследить же постепенный процесс изменений невозможно» так
как он совершался в устной речи, до нас почти не дошедшей.
Несколько другую схему развития языка предлагает Б. Стрикер3 (рис. 5).
Весьма важно сказать несколько слов о взаимоотношениях среднеегипетского и новоеги-
петского языков.
Последний к началу Нового царства, по-видимому, уже постоянно применялся в деловых
документах и корреспонденции. Начиная с XIX династии новоегипетский язык широко распро-
страняется в официальных надписях и даже в религиозных текстах, становясь господствующим
языком эпохи. Однако наряду с новоегипетским, а позже и наряду с демотическим, продолжал
употребляться среднеегипетский язык. Аналогичную картину мы видим в истории китайского
языка. [194]




Рис. 5

«Литературным языком феодального Китая был так называемый вэньянь — язык старой
литературы... Грамматические формы, стилистические и лексические нормы вэньяня сохрани-
лись, консервировались, а язык живого общения, разговорный язык, развивался и изменялся...
Все увеличивающийся разрыв между формами письменного литературного языка и разговор-

2
К. Sethe, Das Verhaltnis zwischen Demotisch und Koptisch and seine Lehren fur die Geschichte der agyptischen
Sprache — ZDMG, Bd. 79, 1925, S. 315.
3
В. Н Stricker, De indeeling der Egyptische taalgeschiedenis, Leiden, 1945, S. 36.
111
ным языком народа в силу изменений, происшедших в живой народной речи, достиг исключи-
тельно большой степени в период маньчжурской (Цинской) династии (1644 – 1911). Уже в XII–
XIII вв. из-за указанных расхождений наряду с литературой на вэньяне начинает появляться до-
вольно многочисленная литература, написанная на языке, близком к разговорной речи... Новый
письменный язык в противовес вэньяню был назван байхуа... Оба литературных языка сосуще-
ствовали в течение нескольких столетий»4. [195]

§ 43. ДИАЛЕКТЫ

Нет сомнения, что разговорный язык распадался на диалекты и существовал лишь в их
форме. Однако вопрос об египетских диалектах не разработан. Попытки обнаружить диалек-
тальные различия до сих пор терпели неудачу. Выводы К. Пиля, написавшего специальное ис-
следование о следах диалектов в Большом папирусе Харрис5, оказались неверными. Как дока-
зал А. Эрман, различия, имеющиеся в этом тексте, палеографического, а не диалектального ха-
рактера6.
Следы диалектов пробовали найти и в демотических текстах,
В 1882—1883 гг. французский ученый А. Байэ, сопоставив два демотических документа
приблизительно одного и того же времени (из Мемфиса и из Фив), обнаружил между ними раз-
личия в орфографии, в терминологии и оборотах речи. В этом он усмотрел признаки диалек-
тов7. Но кроме Э. Навилля8, никто с его выводами не согласился. Намного позднее к этому во-
просу вернулся чешский ученый Ф. Лекса9. Сравнивая написание отдельных слов коптских ди-
алектов с написанием их демотических эквивалентов, Ф. Лехса заключил, что в демотических
текстах римского времени можно уловить диалектальные различия, в птолемеевских же и более
ранних демотических текстах это сделать не удается. Но взгляды Ф. Лекса также не получили
признания.
Неудача всех этих попыток объясняется, конечно, не отсутствием диалектов в египетском
языке, а тем, что при письме египтяне пользовались общим литературным (или близким к нему)
языком, в котором диалектизмы и местные речения почти не отображались. Как отмечает Ж.
Вандриес, «любой из диалектов и общий язык — это два языка, расположенные один над дру-
гим»10. Данные теоретического языкознания показывают, что в языках всех более или менее
крупных народов существуют разнообразные говоры и диалекты. [196]
Там, где народы или племена, говорящие на одном языке. обитают на обширной террито-
рии, диалектальные различия выступают особенно четко и определенно. Именно так, очевидно,
было в Египте, протянувшемся длинной и узкой лентой вдоль нижнего течения Нила. Вполне
оправдано даже априорное предположение, что диалекты наиболее удаленных одна от другой
северной и южной окраин страны имели особенно много различий. Очень ценный материал для
изучения этого вопроса предоставляет коптский язык, распадающийся на пять диалектов и на
несколько говоров. Любой коптский текст написан на одном из пяти диалектов. Эти диалекты
следующие:
1) саидский — главный диалект Верхнего Египта, от арабского названия которого fI?v»A
"Аль Саид" происходит и наименование диалекта; сокращенно обозначается S; раньше назы-
вался фиванским и обозначался Т;
2) ахмимский (A1) — верхнеегипетский, преимущественно диалект г. Ахмим и его облас-
ти;
3) субахмимский, иначе асиутский (A2) — верхнеегипетский;

4
Н. Н. Коротков, Ю. В. Рождественский, Г. П. Сердюченко, В. М. Солнцев, Китайский язык, М., 1961, стр.
8–9.
5
К. Piehl, Dialectes egyptiens retrouves au papyrus Harris N 1, Stokholm, 1882.
6
A. Erman, Zur Erkarung des Papyrus Harris, — SPAW, 1903, Ss. 456–476.
7
A. Baillet, Dialectes egyptiens — RT, vol. 3, 1882, pp. 32–42; vol. 4, 1883, pp. 12–20.
8
E. Naville, L'ecritiire egyptienne, Paris, 1926.
9
Fr. Lexa, Les dialectes dans la langue demotique,— «Archiv orientaini», vol. 6, 1934, pp. 161–172: Fr. Lexa, Le
developpement de la langue ancienne egyptlenne, — «Archiv orientaini», vol. 10, 1938, pp. 215–272.
10
Ж. Вандриес, Язык, стр. 249.
112
4) фаюмский (F) — среднеегипетский; прежде назывался башмурским и обозначался В;
5) бохейрский (В) — нижнеегипетский, название происходит от арабского наименования
Нижнего Египта NjIZJ»A "Аль Бохейр"; раньше назывался мемфисским и обозначался М.
Наибольшие различия наблюдаются между нижнеегипетским бохейрским диалектом и
верхнеегипетскими диалектами. В основном они заключаются в фонетических особенностях,
преимущественно в вокализме11.
Коптский язык употреблялся как разговорный еще тогда, когда письменным языком был
демотический. Отсюда можно сделать вывод о наличии диалектов в то время. А так как копт-
ский и демотический языки восходят к новоегипетскому, то вполне допустимо предположение,
что наряду с письменным новоегипетским языком существовали и разговорные диалекты. Пра-
вильность подобных догадок подтверждается весьма интересными данными Папируса Анаста-
си I (строки 28, 6), датируемого временем XIX династии. Этот текст содержит полемику двух
писцов — Хори и Аменемопе. Хори упрекает своего коллегу в недостаточности познаний, в не-
умении выражаться правильно и изящно; по мнению Хори, слова Аменемопе непонятны, «они
подобны речи человека из [197] Дельты (обращенной) к человеку из Элефантины»12. Таким об-
разом, писец, по тому времени человек образованный, очевидно хорошо владеющий родной ре-
чью, совершенно недвусмысленно говорит о том, что для жителя Нижнего Египта диалект
крайнего юга страны был непонятен. Если даже Хори допустил преувеличение, все же остается
несомненным существование различий между речью обитателей Дельты и Элефантины.
В связи с этим возникает законный вопрос, нельзя ли рассматривать староегипетский язык
как письменное выражение нижнеегипетского диалекта, а новоегипетский — как письменное
выражение диалектов Верхнего Египта. Ведь староегипетский язык — это письменный язык
того времени, когда политический и культурный центр страны находился в Нижнем Египте, но-
воегипетский же — язык времени расцвета и гегемонии Фив. На этот вопрос ученые отвечают
по-разному.
Как указывает Ф. Хинце, различия между бохейрским диалектом и верхнеегипетскими
диалектами, несравненно меньше, чем между староегипетским и новоегипетским языками.
Предположение о том, что эти этапы развития языка обусловлены различиями диалектов, он
отвергает13. Ф. Хинце отрицает также гипотезу, выдвинутую много лет назад Г. Масперо; со-
гласно этой гипотезе, новоегипетское койне поглотило старые, существовавшие до этого диа-
лекты и в свою очередь распалось на диалекты, позднюю форму которых мы наблюдаем в
коптском языке14.
По мнению В. Эджертона, староегипетский и новоегипетский языки представляют собой
одну линию развития нижнеегипетского диалекта. Они имеют общие черты, отсутствующие в
среднеегипетском: 1) наличие протетического i в императиве глаголов с двусогласными корня-
ми, например: iDd "говори", iSm "иди", iwn "открой"; 2) употребление именных предложений, в
которых роль предиката и субъекта играет существительное (без копулы); 3) применение имен-
ной конструкции, где предикатом является существительное (или личное местоимение), а субъ-
ектом — указательное местоимение.
Эти подмеченные В. Эджертоном факты очень интересны и безусловно заслуживают
дальнейшего детального изучения. [198]
По существу В. Эджертон допускает, что общеегипетским языком в эпоху Древнего цар-
ства и потом в эпоху Нового царства был нижнеегипетский диалект, а во время Среднего цар-
ства—диалект среднеегипетский. Теоретически это, конечно, возможно: в истории языков не-
однократно засвидетельствовано превращение в общий язык местного диалекта в результате
исторического и политического выдвижения той области, где он распространен; например, диа-
лект Иль-де-Франс и Парижа получил первенствующее значение, когда Париж и Иль-де-Франс


11
W. Till, Koptische Grammatik, Ss. 36–37.
12
См. А. Н. Gardiner, Egyptian Hieratic Texts, series I, pt. 1, Leipzig, 1911.
13
Fr. Hintze, Die Haupttendenzen der agyptischen Sprachentwicklung, — «Zeitschrift fur Phonetik und allgemeine
Sprachwissenschaft», Bd. 1, 1947, S. 89.
14
G. Maspero, A travers la vocalisation egyptienne,— RT, vol. 24, 1902, p. 152.
113
стали политическим центром страны. Таким образом, В. Эджертон рассматривает египетские
диалекты как очень важный фактор в истории языка15.
Интересные данные, в какой-то степени подтверждающие мнение В. Эджертона о связи
староегипетского и новоегипетского языков, приводит Ф. Хинце, который, как уже упомина-
лось, отрицает ведущую роль диалектов. Ссылаясь на Г. Юнкера16, он сообщает, что в надписи
из мастабы Каи-эм-анх (VI династия) в Гиза (Нижний Египет) встречается выражение pA mri-i
"мой любимый", т. е. типичная новоегипетская конструкция: определенный артикль pA перед
mri-i (вместо pn после mri-i в староегипетском и среднеегипетском). Это свидетельствует о том,
что некоторые явления, считающиеся в науке характерными только для новоегипетского языка,
существовали в языке Нижнего Египта за много веков до появления новоегипетских текстов.
Сам В. Эджертон этот факг почему-то не отмечает, хотя его заметка появилась четырьмя года-
ми позже исследования Ф. Хинце.
Как уже упоминалось, язык египетских памятников не был полностью отделен от народ-
ных диалектов. Последние оказывали на него более или менее сильное влияние. Особенности
написания некоторых слов дают основание считать эти слова диалектизмами. Так, например, в
папирусе Парижской национальной библиотеки № 196 (IV recto, 5), относящемся ко времени
правления XXI династии, имя богини ankt написано anknt. Издавая этот текст. В. Шпигельберг
указывает, что такое же написание встречается еще в одном папирусе, хранящемся в Турине17,
и говорит: «Сначала я счел это за ошибку, в чем теперь я сомневаюсь, ибо здесь нельзя от-
рицать возможность диалектизма. Вспомним различие между [199] саидским и бохейрским ди-
алектами в коптском языке, проявляющиеся в частности в том, что в бохейрском n иногда
вставляется там, где его в саидском нет, например:
met (саидский) и mNt (бохейрский)»18. Г. Гедике обратил внимание на пары слов, которые
имеют одинаковое значение, но пишутся несколько различно, например ax и aD "гореть". Г. Ге-
дике допускает, что это диалектальные написания одного и того же слова19.

§ 44. СТАРОЕГИПЕТСКИЙ ЯЗЫК

Староегипетский язык — язык времени правления первых восьми династий, которое про-
должалось, согласно хронологии Шарфа — Мортгаат, приблизительно с 2850 по 2190 г. до н. э.;
по мнению других египтологов, этот период длился целое тысячелетие: с 3200 по 2200 г.
до н. э.20. Однако в данном вопросе точность хронологии особой роли не играет.
Тексты первых двух династий очень коротки и в основном содержат имена и титулы. Их
архаическое письмо трудночитаемо. Для истории языка такие тексты не имеют большого зна-
чения. Первый крупный текст эпохи Древнего царства — автобиографическая надпись вельмо-
жи Мечен, датируемая началом IV династии. В дальнейшем количество надписей и их размеры
увеличиваются; тексты V и VI династий многочисленны и весьма важны для изучения истории
языка. Отдельные очень интересные тексты этого времени сохранились лишь в поздних копиях,
например так называемый Мемфисский богословский трактат дошел до нас в копии XXV ди-
настии.
Среди староегипетских текстов особо выделяются Тексты Пирамид, представляющие со-
бой заупокойные формулы религиозного и магического содержания, которые должны были
обеспечить умершему царю полную безопасность и благоденствие в потустороннем мире. Они
найдены внутри пирамид, где погребены цари V и VI династий, но, как неопровержимо свиде-
тельствует содержание, часть текстов возникла намного раньше. Достаточно сослаться, напри-
мер, на известные [200] ритуальные формулы, относящиеся к магическому каннибализму


15
W. Edgerton, Early Egyptian dialect interrelationships,— BASOR, № 122, 1951, April, pp. 9–12.
16
Junker, Giza, IV, S. 39.
17
См. W. Spiegelberg, Ein Papyrus aus der Zeit Ramses V, — ZAS, Bd. 29, 1891, S. 76 (Papirus Turin. 51, 2).
18
W. Spiegelberg, Correspondance du temps des rois-pretres, Paris, 1895, p. 4.
19
H. Goedicke, Alternation of x and D in Egyptian, — ZAS, Bd 80, 1955, Ss. 32–34.
20
Edel, Grammatik, § 6; A. Scharff — A. Mortgaat, Agypten und Vorderasien im Altertum, Munchen, I950;
Gardiner, Grammar, § 4; Lefebvre, Grammaire, § 8.
114
умершего царя, и на другие данные, восходящие к глубокой древности, к тем временам, когда
Египет еще не был объединен в одно государство (о чем прямо говорится в самом тексте)21.
Архаическому языку Текстов Пирамид свойственны следующие отличия от языка надпи-
сей Древнего царства22.
I. В орфографии:
1) отсутствие либо умышленное искажение иероглифов, изображающих людей и живот-
ных (см. § 7);
2) тщательное обозначение в некоторых глаголах, например в глаголе imri "любить", на-
чального i, не выписываемого в этих глаголах в более поздних текстах;
3) полное фонетическое написание названий числительных, впоследствии обозначавших-
ся лишь цифрами.
II. В фонетике:
4) написание с фонемой k отдельных слов, начинающихся в более поздних текстах фоне-
мой T, например: зависимое местоимение kw (позднее Tw); kbwj (позднее Tbwj) "обе подошвы".
III. В грамматике:
5) употребление суффикса 2-го лица женского рода единственного числа Tn наряду с
обычным для более позднего времени T;
6) использование зависимого местоимения 2-го лица женского рода единственного числа
Tm и более поздней его формы Tn;
7) применение архаической формы указательных местоимений женского рода единствен-
ного числа (itw, itn встречается наряду с обычными tw, tn);
8) образование формы sDm.n.f глагола iw "приходить" в виде iw.n (вместо более поздней
ij.n);
9) частое употребление неизменяемого императива mi "смотри";
10) применение пассивной формы sDmm.f;
11) употребление постпозитивного is со значением "как" и постпозитивного isT со значе-
нием "и";
12) применение независимого местоимения в качестве подлежащего предложений с ад-
вербиальным сказуемым или со сказуемым — старым перфектом;
13) широкое распространение безглагольных предложений, [201] в которых и подлежащее
и сказуемое — существительные;
14) изредка встречающееся согласование в роде и числе указательных местоимений pw,
tw, ipw в роли подлежащего с предшествующим сказуемым, чего не бывает в более поздних
текстах:
15) использование указательного местоимения nw (вместо wnt и ntt) для субстантивизации
предложений;
16) употребление отрицательного наречия im;
17) применение отрицательного глагола xm наряду с обычным для более поздних текстов
tm;
18) полное отсутствие отрицаний n sp, iwtj sp, nfr n.
Все названные особенности, однако, не создают принципиальных различий между языком
Текстов Пирамид и языком текстов Древнего царства. По мнению Э. Эделя, эти различия
меньше, чем различия между староегипетским и среднеегипетским языками23 (что будет рас-
смотрено ниже).
Язык автобиографических надписей и царских декретов менее архаичен и значительно
ближе к среднеегипетскому языку. В староегипетских текстах, написанных официальным язы-
ком, часто встречаются элементы обыденной речи — в репликах крестьян и ремесленников,
изображенных на рельефах гробниц. Здесь появляются предшествующие определяемому слову
указательные местоимения pA, tA, nA из которых в новоегипетском языке развился определенный
артикль.

21
См. Б. А. Тураев, История Древнего Востока, т. I, Л., 1935, стр. 190–191.
22
Edel, Grammatik, § 12–14.
23
Ibid., § 20.
115
Э. Эдель, так же как и В. Эджертон, считает, что в формировании староегипетского языка
существенную роль сыграл нижнеегипетский диалект. При этом Э. Эдель исходит не только из
теоретических соображений, но и из данных некоторых текстов; он отмечает, например, что
существительное nb "владыка", "хозяин" (как и ряд других слов) встречается в двух написани-
ях: nb — верхнеегипетское и nbw — нижнеегипетское24.

§ 45. СРЕДНЕЕГИПЕТСКИЙ ЯЗЫК

Около 2200 г. до н. э. на смену староегипетскому языку приходит среднеегипетский, ко-
торый сохраняется как господствующий письменный язык приблизительно до 1350 – 1300 гг.
до н. э. Затем он уступает место новоегипетскому [202] языку. Но, как уже отмечалось, до кон-
ца существования древнеегипетской культуры среднеегипетский классический язык остается
языком религии и культа, т. е. играет примерно ту же роль, что и язык Текстов Пирамид в
Древнем царстве. На среднеегипетском языке составлены даже большие иероглифические текс-
ты греко-римского времени.
Наряду с разнообразными среднеегипетскими текстами на официальном языке — а их по-
давляющее большинство — имеются и тексты на разговорном языке, таковы, например. Па-
пирус Весткар, содержащий сказки, и ряд папирусов делового содержания. Различия между
языком этих текстов и письменным языком несущественны25. Язык Папируса Весткар в основ-
ном отличается лишь употреблением определенных артиклей pA, tA, nA и притяжательных мес-
тоимений pAj.f, tAj.f, nAj.f. Пожалуй, даже правильнее будет сказать, что язык этих памятников
является не настоящей обыденной речью, а тем же письменным языком, в какой-то степени
подвергшимся воздействию разговорного.
Э. Эдель подробно перечисляет отличия среднеегипетского языка от староегипетского26.
I. В орфографии:
1) совершенно четко проявляется тенденция к упорядочению, упрощению и стабилизации
орфографии; многие слова, не имевшие раньше определенного написания, приобретают теперь
установившийся графический облик, например: sDm "слушать" (вместо прежних, ,
и т. д.);
2) стабилизируется применение вертикального штриха в качестве показателя того, что
графема, не сопутствуемая фонетическими дополнениями, должна читаться как идеограмма;
3) стандартизируется написание форм множественного числа; так, например, множест-
венное число служебного прилагательного мужского рода n(j) — nw — в текстах Древнего цар-
ства (Тексты Пирамид и другие) имело семь различных написаний, из них выбирается и стано-
вится общеупотребительным одно — ;
4) вместо сокращенных написаний вспомогательного глагола iw с суффиксами в виде
i(w).f [203] и т. д., характерных для Древнего царства, прочно входят в употребление
i(w).k,
полные формы — , и т. д.:
5) окончание tj прилагательных женского рода, часто опускавшееся в староегипетском,
теперь регулярно выписывается;
6) ранее заменявшие друг друга отрицания п и пп тщательно различаются;
7) детерминативы слов систематически выписываются;
8) постоянно выписывается суффикс 1-го лица единственного числа i, ранее очень часто
опускавшийся;
9) исчезает четкое различие в написании единственного и множественного числа относи-
тельной формы глагола.
II. В фонетике:
1) исчезает характерное для староегипетского различие между (звонкое z) и (глухое s);
2) в ряде случаев D и T переходят в d и t;

24
Ibid., § 21.
25
Gardiner, Grammar, § 2.
26
Edel, Grammatik, § 16–19.— В настоящей работе этот перечень приведен с незначительными исключения-
ми.
116

стр. 1
(общее количество: 2)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>