<< Пред. стр.

стр. 4
(общее количество: 12)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

следует лишь понять, как строится процесс, что сделать значи­
тельно легче. Если, благодаря хорошо разработанному сенсор­
ному аппарату, терапевт сможет определить стадии процесса,
через которые проходит пациент, когда у него возникают раз­
личные болезненные явления, то это дает возможность с лечеб­
ной целью вмешиваться в этот процесс на различных его этапах.
Разрушение патологического стереотипа, например, может
произойти в результате замены одной сенсорной системы на дру­
гую. Очень показателен в этом плане следующий, приводимый
авторами, пример. У одной женщины был навязчивый страх вы­
соты (гипсофобия). С целью процессуальной оценки происходя­
щего с ней, ее попросили подойти к окну кабинета, который на­
ходился на четвертом этаже, и рассказать, что с ней при этом
происходит. Вначале она ответила, что страстно волнуется и на­
чинает задыхаться. Однако ей было указано на неадекватность
такого описания. Больную попросили рассказать, как она прихо­
дит к такому состоянию. С этой целью ей было задано много во­
просов и оказалось, что пациентка сначала создает сконструи­
рованный образ самой себя, как она падает, затем испытывает
ощущение падения, а уже потом ощущает тошноту. Так как все
это происходило очень быстро, то образы оставались вне созна­
ния. Затем с терапевтической целью больную снова попросили
подойти к окну. При этом она должна была петь про себя нацио­
нальный гимн. Впервые за долгие годы, когда пациентка, выпол­
няя инструкцию, подошла к окну и посмотрела вниз, страх у нее
отсутствовал.
Почему так случилось? В данном случае произошла замена
визуальной системы (больная видела себя, падающей вниз) на
аудиальную (пациентка пела про себя национальный гимн). Раз­
вивая свою мысль, Р. Бэндлер и Д. Гриндер (1993) отмечают, что
если стало понятно, из каких шагов состоит процесс, то имеется
возможность изменить порядок шагов, их содержание, ввести
новый шаг или изъять один из существующих. Они подчеркива­
ют, что если психотерапевт считает важным условием изменения
понимание истоков проблемы и ее глубокого скрытого значения,
а также полагает иметь дело с содержанием, которое вследствие
этого изменится, то, вероятнее всего, на изменения человека
уйдут годы. В противовес этому, авторы нацеливают на работу с
формой, что, по крайней мере, даст такие же хорошие результа­
ты, как если бы работа происходила с содержанием.

31
По их мнению, инструменты, направленные на изменение фор­
мы, более доступны, а изменить ее гораздо легче. Возникающие
же при этом изменения более устойчивы.
Необходимость работы с процессом, а не с содержанием, под­
час настолько абсолютизируется в НЛП, что пациента вовсе не оп­
рашивают, что его конкретно беспокоит. Считается достаточным,
что он сам знает об этом. Поэтому иногда сеансы протекают так,
что ни сам психотерапевт, ни присутствующие на сеансе другие
люди не знают, что же беспокоит больного. Такой вид терапии на­
зывают тайной. При ее проведении используется кодирование.
Психотерапевт предлагает больному использовать какое-нибудь
кодовое слово, номер или букву и обозначить им неприятное пе­
реживание, от которого ему бы хотелось избавиться. Например,
человек в этом подходе должен говорить: "Мне хотелось бы, что­
бы я был способен на "М" или: "Я хотел бы избавиться от " 3 " .
Пример использования тайной терапии приведен в приложении 1.

Глава 5
"МЕТА-МОДЕЛЬ"
Инструментом для работы с формой является разработанная
Р. Бэндлером и Д. Гриндером "мета-модель", теоретические ас­
пекты и практическое использование которой подробно описа­
ны ими в книге "Структура магии" (1995).
"Мета-модель" — вербальная модель, способ слушания фор­
мы, а не содержания высказывания. В словаре основных терми­
нов к первому тому названной книги авторы также определяют
"мета-модель" как репрезентацию репрезентации чего-либо. На­
пример, язык — это репрезентация мира опыта.
Высказывания предполагают использование естественного
языка, выполняющего функцию системы представления (репре­
зентаций опыта человека, соответствующих модели его мира).
Сообщая о своей модели мира, пациенты осуществляют это по­
средством поверхностных структур (высказываний-жалоб).
Сама же поверхностная структура является представительством
полной языковой репрезентации, из которой она выведена, —
глубинной структуры. Являясь самой полной языковой репре­
зентацией, глубинная структура, в свою очередь, производна от
еще более полного и богатого источника — общей суммы всего
опыта пациента.

32
После того, как терапевт сумел вовлечь пациента в процесс
восстановления глубинной структуры (полной языковой репре­
зентации), он должен сделать ее богаче. При этом возникает про­
блема выбора одного или нескольких путей осуществления этой
задачи. Фундаментальный принцип предлагаемого подхода со­
стоит в том, что люди страдают не из-за недостаточного богат­
ства мира и невозможности удовлетворить свои способности (по­
требности), а в связи с тем, что их представления о мире слишком
бедны. Поэтому стратегия, выбираемая психотерапевтом, состо­
ит в том, чтобы так или иначе связать пациента с миром, предос­
тавив ему большое количество выборов. Другими словами, по­
скольку пациент страдает из-за того, что он создал обедненную
репрезентацию мира и забыл о том, что она — это еще не сам
мир, терапевт поможет пациенту измениться только в том случае,
если поведение последнего так или иначе вступит в противоре­
чие с имеющейся картиной-моделью и тем самым обогатит ее
(Р. Бэндлер и Д. Гриндер, 1995).
Так как опущение, искажение и генерализация являются уни­
версальными процессами человеческого моделирования, т. е.
способами, посредством которых люди создают представления
или репрезентации собственного опыта, то психотерапия, прово­
димая в русле "мета-модели", нацелена именно на работу ними.
Опишем эти понятия.
Опущение (исключение) — процесс, позволяющий обращать
внимание на одни аспекты (измерения) своего опыта и не воспри­
нимать, исключать из рассмотрения другие. В некоторых случа­
ях опущение может оказаться полезным. Примером может слу­
жить способность человека отсеивать или отфильтровывать
множество звуков в комнате, заполненной разговаривающими
между собой людьми, и слышать чей-то конкретный голос.
Вместе с тем в ряде случаев этот процесс может играть пато­
генную роль, приводя к страданию. Так, например, один чело­
век, который был убежден в том, что он не заслуживает внима­
ния и заботы со стороны других людей, жаловался на отсутствие
каких-либо из этих проявлений со стороны жены (Р. Бэндлер и
Д. Гриндер,1995). Побывав у него дома, удалось убедиться в
обратном. Этот пациент в буквальном смысле не слышал даже
слов жены, которые выражали по отношению к нему положи­
тельные чувства. Это предположение подтвердилось, когда его
внимание было привлечено к некоторым ее высказываниям. Он
" I »» 33
заявил, что не слышал, чтобы она говорила ему что-либо по­
добное.
Опущения выявляются при предъявлении жалоб (поверхност­
ных структур). Это удается благодаря "чувству языка" (языко­
вой интуиции), что дает возможность определить, представляет
ли поверхностная структура полную глубинную структуру или нет.
Сравнивая поверхностную и глубинную структуры, психотерапевт
может определить, что именно отсутствует.
Р. Бэндлер и Д. Гриндер (1995) приводят в связи с этим следую­
щий пример. Пациент говорит: "Я стесняюсь". Основным процес­
суальным словом здесь является глагол "стесняться". Однако он
может встречаться с двумя другими словами, что, например, от­
ражено в следующей фразе: "Я стесняюсь людей". Так как гла­
гол "стесняться" во втором предложении сочетается с двумя "име­
нами" ("я" и "люди"), психотерапевт может сделать вывод, что
поверхностная структура (первое предложение) не является пол­
ной репрезентацией глубинной структуры, из которой она выве­
дена, а, следовательно, часть глубинной структуры опущена.
Искажение состоит в том, что хотя человек и воспринимает
некоторые аспекты опыта, однако это восприятие неадекватно
объективной реальности. Например, пациент, о котором мы со­
общали ранее, при описании опущения, отрицавший заботу и вни­
мание жены, вынужден был заметить их в результате психотера­
пии. Однако тотчас же произошло искажение: всякий раз, когда
он слышал слова жены, он поворачивался к терапевту с улыбкой
на лице и сообщал: "Она говорит так, потому что ей что-то нужно
от меня".
Искажение может состоять в том, что происходящий процесс
воспринимается как свершившееся событие, где уже ничего
нельзя изменить. Лингвисты выявили языковой механизм, посред­
ством которого процесс превращается в событие. Он называется
номинализацией. Это механизм замены в поверхностных язы­
ковых структурах глаголов на неглаголы. Так, например, пациент
говорит: "Я действительно жалею о своем решении". Проверяя
предложение на наличие искажения, психотерапевт приходит к
выводу, что слово "решение" может быть заменено глаголом "ре­
шать", обозначающим процесс. Из этого следует, что в данном
случае имеет место номинализация.
Задача терапевта состоит в том, чтобы помочь пациенту уви­
деть, что в его случае речь на самом деле идет не о свершившем-
34
ся событии, а о процессе, на который можно влиять. Этого доби
ваются различными способами. Так, один из способов состоит в
том, что психотерапевт опрашивает больного, что мешает ему
пересмотреть собственное решение. Другой прием, который мож­
но употребить, состоит в использовании стимулирующего вопро­
са: "Вы приняли решение и уже не можете представить себе ни­
чего, что могло бы изменить его?"
Генерализация — это процесс, в котором элементы или ча­
сти модели, принадлежащей тому или иному индивиду, отры­
ваются от исходного опыта, породившего эти модели, и начи­
нают репрезентировать в целом категорию, по отношению к
которой данный опыт является всего лишь частным случаем.
Способность к обобщению (генерализации) играет во взаимо­
действии важную роль. Эта роль может быть либо конструк­
тивной, либо деструктивной, что зависит от степени обобще­
ния. В первом случае обобщение не заходит за определенную
грань, и поэтому может предохранять человека от поступков,
которые способны нанести ему не только вред, но и в ряде слу­
чаев привести к летальному исходу. Если же генерализация
становится чрезмерной, то это, напротив, ограничивает чело­
века в его самореализации.
Как отмечают Р. Бэндлер и Д. Гриндер (1995), процесс обоб­
щения может, например, привести того или иного индивида к вы­
работке для себя правила: "Не выражай открыто собственных
чувств!". Однако оказывается, что эта "поведенческая узда" в
различных обстоятельствах может порождать неоднозначные
последствия. Так, при пребывании в концентрационном лагере
такая установка может иметь определенную ценность для выжи­
вания. Вместе с тем, отказавшись в семье от экспрессивности в
общении, которая в этом случае выполняет полезную функцию,
человек ограничивает свои возможности достижения близости.
В результате у него может возникнуть ощущение одиночества и
ненужности, так как возможность выражения чувств в его моде­
ли не предусмотрена.
Примером высказываний, свидетельствующих о деструктив­
ной роли генерализации, могут быть следующие утверждения:
"Все жены (мужья) изменяют своим супругам"; "У всех мужчин
(женщин) только одно на уме". Утверждения такого рода долж­
ны определенным образом ориентировать психотерапевта в его
коррекционной работе.

2* 35
Глава 6
МЕТОД ЯКОРЯ
При проведении терапии в НЛП широко используют обуслов­
ливание. Поэтому рассматриваемое направление психотерапев­
тических воздействий в значительной степени может быть отне­
сено к новой разновидности поведенческой терапии, при
проведении которой, однако, не нужны ни рвотные препараты,
ни электрические разряды, ни какие-либо вспомогательные сред­
ства. С целью обусловливания, например, используется метод
якоря, обеспечивающий доступ к ресурсам человека, который
был разработан Р. Бэндлером, Д. Гриндером, Д. Делозье и
Л. Кэмерон-Бэндлер.
Якорь — это определенный стимул (кинестетический, аудиаль-
ный, визуальный и т.д.), который в процессе психотерапии ассо­
циируется с определенным переживанием. После того, как это
произошло, стимул сам по себе может вызвать сцепленное с ним
переживание. Так, например, если попросить пациента вспомнить
переживание и связанные с ним ощущения, которые возникают у
него в психотравмирующей ситуации, и при этом прикоснуться к
его правому плечу, то в последующем одно это прикосновение
сможет вызвать это переживание и данные ощущения. Это в рав­
ной степени касается и влияния прикосновения к левому плечу,
которое предварительно сочеталось с ощущением уверенности
в себе, возникающим в определенных обстоятельствах, которые
были репродуцированы с помощью воображения.
Процесс использования стимула носит название "якорения"
("постановки на якорь"). Таким стимулом, помимо прикоснове­
ния к определенной части тела (наложение кинестетического яко­
ря), может быть определенная фраза, изменение тона голоса или
его силы, какой-то зрительный стимул (например, выражение лица
человека, с которым происходит коммуникация), запах и т. д.
Ричард Бэндлер приводят следующий пример использования
им довольно необычного якоря. Перед началом проведения се­
анса с одной супружеской парой, который проводился в гости­
ной, психотерапевт зашел, сел и сказал, что так как он вырос в
городе, то здесь, в деревне его многое поражает. Затем он пове­
дал им вымышленную историю о том, как вчера в доме он обна­
ружил гремучую змею. Он указал, что она проползла прямо че­
рез гостиную, и сказал, что это ужасно. При этом терапевт

36
посмотрел на пол за креслами, на которых сидели супруги, и мед­
ленно "проследил", как ползет змея. Затем началась беседа. Вся­
кий раз, когда они начинали спорить во время сеанса, он смотрел
на пол, что обрывало спор. По истечении часа супруги больше не
предпринимали попыток спорить, так как это ассоциировалось с
их чувствами к змеям.
Отсутствие знаний о якорях и их действии подчас может иг­
рать отрицательную роль как в лечебном процессе, так и в обы­
денной жизни. Так, один психотерапевт в течение одного сеанса
убрал и вернул на место фобию девять раз. В конце этого сеанса
он сказал: "Да, в следующий раз мы должны поработать над этим
еще больше" (Р. Бэндлер, Д. Гриндер, 1993).
Человек не может делать ничего, что нельзя было бы закре­
пить с помощью якоря. Якоря можно расставлять с вовлечением
сознания и без его вовлечения (тайно). В первом случае следует
присоединяться ко всем системам. Во втором, чтобы обойти со­
противляющееся сознание, нужно присоединиться к системе,
которая не представлена в сознании. Так, например, если упот­
ребляемые слова и глазодвигательные стереотипы говорят о том,
что у человека преобладает кинетическая система, то для того,
чтобы не вовлечь сознательные ресурсы, к ней не следует присо­
единяться.
Часть II




ТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ ТЕХНИКИ НЛП

В НЛП имеются различные техники. Эта часть книги посвя­
щена описанию тех из них, которые используются для психо­
терапии.
Глава 1
ИЗМЕНЕНИЕ ЛИЧНОСТНОЙ ИСТОРИИ

Большое значение для человека имеет прошлый опыт. Пере­
житое им ранее является одним из источников его поведения.
Глубокие изменения личностной истории могут сделать ее рав­
ной ценностью с реальной историей, и эта измененная история
станет ресурсом для происходящего в последующем.
План проведения этой техники следующий (Л. Кэмерон-Бэнд-
лер, 1993).
1. Нежелательное или неприятное чувство ставят на якорь.
2. С помощью этого якоря пациент осуществляет движение
назад во времени, когда он чувствовал себя подобным образом.
3. При усилении выражения этих чувств больного останавли­
вают и просят полностью прочувствовать переживание, отмечая
возраст, в котором оно имело место. Каждое переживание ста­
вят на якорь, чтобы иметь возможность при необходимости вер­
нуться к нему.
4. После того, как пациент прошел 3—4 такие переживания, сле­
дует отпустить исходный якорь и вернуть больного в настоящее.
5. Пациента просят определить ресурс, необходимый для того,
чтобы прошлые ситуации вызывали удовлетворяющие пережи-

38
вания. Затем следует убедиться, что этот ресурс может повлиять на
его поведение и субъективные переживания. Когда ресурс опреде­
лен, следует помочь больному получить доступ к опыту, где он в пол­
ной мере действительно обладал этим ресурсом, что проявлялось
соответствующим образом. Эти переживания ставят на якорь.
6. Используя якорь ресурса, пациента проводят через каждое
из неприятных прошлых переживаний и изменяют их, используя
дополнительный ресурс. Можно пользоваться якорями, которые
соответствуют каждому из трех или четырех переживаний, что­
бы помочь больному прямо войти в них. Если он будет удовлет­
ворен изменившимся переживанием, то ему, по предварительной
договоренности, следует кивнуть. В том случае, когда пациент не
будет удовлетворен новым результатом, возникающим в старом
переживании, он должен вернуться к пятому шагу и найти другой
ресурс, более подходящий к специфике прошлого переживания.
Затем вновь переходят к шестому шагу.
7. Больного просят вспомнить прошлые переживания без ис­
пользования якорей, чтобы узнать, действительно ли воспомина­
ния субъективно изменились. Если это произошло, то пациент
"примеряет" изменения в отношении будущего. Для этого он
представляет ближайшую ситуацию в будущем, подобную про­
шлым, используя необходимые ресурсы. Так как это способ про­
верки, обобщились ли изменения и интегрированы ли они полно­
стью, то якоря не используются. При осуществлении описанной
техники лучше использовать кинетические якоря, что исключает
многие ограничения.
Клиническая иллюстрация этой техники приведена в прило­
жении 2.
Глава 2

ПЕРЕФОРМИРОВАНИЕ (РЕФРЕЙМИНГ)

При использовании этой техники исходят из необходимости
принятия следующих посылок (Л. Кэмерон-Бэндлер, 1993):
1) любое поведение (симптом, коммуникация) значимо и вы­
полняет полезную функцию;
2) каждый человек обладает необходимым ресурсом, чтобы
совершить желательное изменение.
Такая установка, может быть, не всегда верна, однако всегда
полезна. Принятие приведенных посылок дает большие преиму-
39
щества, так как субъективные реальности могут быть изменены
и реорганизованы и имеется возможность формировать их бла­
готворным образом. Так, одна хозяйка (Л. Кэмерон-Бэндлер,
1993) очень страдала оттого, что в силу навязчивости была вы­
нуждена каждый раз пылесосить ковер, чтобы на нем не было
никаких следов, а поскольку он был из плюша, ей приходилось
это делать чрезвычайно часто. Было проведено переформиро­
вание, заключающееся в том, что отсутствие следов она начала
связывать с тишиной и отсутствием людей в доме, а каждый след,
оставляемый на ковре, начал восприниматься ею как свидетель­
ство того, что любимые люди рядом. Таким образом в резуль­
тате переформирования "следов на ковре" они стали восприни­
маться как триггер теплых чувств, а не стимул для проявления
навязчивости.
В книге Ричарда Бэндлера и Джона Гриндера "Рефрейминг:
ориентация личности с помощью речевых стратегий" в качестве
примера переформирования также приводится описанный выше
случай из практики Лесли Кэмерон-Бэндлер, а также интересная
история, которая иносказательно показывает несостоятельность
стратегии поведения женщины, навязчиво убирающей ковер:
"Когда я был подростком, у меня были родственники, покупа­
ющие ковер, а затем накладывающие на него пластиковые до­
рожки, чтобы можно было ходить только по этим дорожкам. Они
же купили пианино и заперли его, чтобы никто на нем не играл,
потому что не хотели чистить после этого клавиши. Им надо было
бы жить на фотографии. Они бы могли сняться однажды в своем
доме, а потом умереть, повесив фотографию в подходящем мес­
те. Так было бы куда проще" (Р. Бэндлер и Д. Гриндер, 1995, с. 4).
В названной книге авторы также приводят интересный случай
из практики Вирджинии Сатир:
"Вирджиния работала с семьей. Отец был банкир, человек
профессионально жесткий. Жесткость у него была выдающаяся.
Это был неплохой, весьма благонамеренный человек. Он очень
заботился о семье и был достаточно внимателен к своим близ­
ким. Но в основном это был жесткий тип. Жена его была, по тер­
минологии Вирджинии, крайней угодницей. Если кто-нибудь из
вас не знает, что такое угодник, я объясню вам: это человек, ко­
торый со всем готов согласиться и за все приносит извинения.
Когда вы говорите ему: "Какая сегодня чудесная погода!", он
отвечает: "Да, простите, пожалуйста!".
40
Дочь представляла собой любопытную комбинацию родите­
лей. Она считала отца отвратительным человеком, а мать — оча­
ровательной личностью и всегда была на стороне матери. Но дей­
ствовала она всегда, как отец.
В течение сеанса отец все время жаловался на мать, плохо
воспитавшую дочь, поскольку она была упрямой. И вот, когда он
в очередной раз повторил эту жалобу, Вирджиния его прервала.
Она повернулась к отцу и сказала ему: "Вы ведь человек немало
преуспевший в жизни, не правда ли?"
"Да".
"И что же, вы все это получили просто так? Разве у вашего
отца был уже банк, и он просто сказал вам: "Ну вот, теперь ты
президент банка?"
"Нет, нет, я пробился своими силами".
"Это значит, что вы довольно упрямы?"
"Да".
"Значит, вы имеете в себе нечто, позволившее вам достигнуть
нынешнего положения и стать хорошим банкиром? И вам иногда
приходится отказывать людям в чем-то, что они хотели бы от вас
получить, потому что вы знаете, что это могло бы привести к дур­
ным последствиям".
"Да".
"Итак, в вас есть достаточно упрямства, и оно вас действи­
тельно защищает от серьезных опасностей".

<< Пред. стр.

стр. 4
(общее количество: 12)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>