<< Пред. стр.

стр. 6
(общее количество: 12)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

При анализе подобных случаев мы пришли к выводу, что такое
гипертрофированное восприятие может оцениваться по аналогии
с оптическим искажением, имеющим место при рассматривании
предмета через лупу с близкого расстояния (двояковыпуклую линзу
при расположении от нее предмета на расстоянии меньше фокус­
ного). В характеризуемых же наблюдениях речь идет об искаже­
ниях психического порядка, связанных с гипертрофированной
оценкой происходящих событий. Все это напоминает шарж, когда
отдельные черты лица, выражающие особенности характера че­
ловека, подаются художником в утрированном виде.
Следует отметить, что склонность к гротеску заложена в са­
мой психике человека и связана с восприятием им чего-либо зна­
чимого не нейтрально, а в большей или меньшей степени эмоцио­
нально. Это и является источником искажения воспринимаемого.
Иллюстрацией может служить шестое упражнение высшей сту­
пени аутогенной тренировки (аутогенной медитации), разрабо­
танной Шульцем.
При выполнении этого упражнения тренирующийся должен
научиться вызывать образы других людей. Вначале рекоменду­
ется концентрировать внимание на сравнительно безразличных
образах (почтальон, шофер автобуса и т. п.), так как на первых эта­
пах визуализация лиц, связанных определенными отношениями с
тренирующимися (как положительными, так и отрицательными),
затруднена.

51
По мере продвижения в усвоении упражнения человек учится
вызывать образы приятных и неприятных ему людей. Первона­
чально эти образы несколько шаржированы, карикатурны, так как
приятные или неприятные свойства подсознательно гиперболи­
зируются и лишь с течением времени становятся все более "спо­
койными", "бесстрастными", лишенными элементов эмоциональ­
ной гиперболизации. Это расценивается как важный показатель
успешности усвоения упражнения, проявлением начавшейся
"аутогенной нейтрализации".
К "нейтрализации" мы должны стремиться и при проведении
психотерапии в описываемых нами случаях. Эта коррекция, по на­
шему мнению, должна оперировать доступными и показательны­
ми аналогиями (метафорами), каковой и является вышеописанная
аналогия из оптики. Проводя ее, мы говорим пациенту, что если
человек понимает особенности своего характера, которые "пре­
ломляют" происходящие события подобно увеличительному стек­
лу, то он становится сильнее, так как появляется возможность про­
ведения аутокоррекции. В беседе с ним мы отмечаем, что "бытие
должно быть поднято на высоту сознания", и упоминаем высказы­
вание одного известного мыслителя, который говорил, что он бы
отказался от знаний без возможности обнаруживать их.
В любой эмоционально напряженной ситуации мы рекомен­
дуем пациенту вспоминать, что он особенно, не так, как другие
люди, воспринимает происходящие события, и представлять ис­
кажение предмета, рассматриваемого через лупу. Это поможет
ему в оценке действительной значимости происходящего. Для
того, чтобы помочь в этом больному, используется другая анало­
гия (метафора), тоже из оптики. Мы отмечаем, что явления могут
предстать в своей истинной значимости в том случае, когда ра­
нее увеличенное изображение будет пропущено через двояко­
вогнутую линзу — уменьшительное стекло. В результате этого
произойдет переоценка происходящих событий в соответствии с
их истинной значимостью.
Многократное использование вышеописанного психотерапев­
тического приема, который по современным канонам следует
относить к рационально-эмотивной психотерапии Альберта
Эллиса(А. А. Александров, 1997; Р. Мак Маллин, 2001), выявило
его высокую результативность.
Примером другого психотерапевтического приема, где в ка­
честве одного из компонентов нами использовалась метафора,
52
служит прием "расширения сознания" (Г. С. Кочарян, 1990). При
описании этого приема отмечается следующее. Приступая к лече­
нию пациента с сексуальным расстройством, врач всегда относится
к последнему как к злу, подкрепляя у пациента уже существующую
уверенность в этом.
Однако не всегда учитывается конкретный контекст партнер­
ских взаимоотношений. Так, по нашему глубокому убеждению, в
ряде случаев расстройство может иметь и положительное значе­
ние, выступая в качестве индикатора надежности партнерской
коммуникации. В самом деле, когда в партнерстве, которое по
прогнозам должно превратиться в брачный союз, возникает сек­
суальная поломка у мужчины, в ряде случаев отмечается непри­
миримость женщины к возникшим нарушениям, приводящая к
разрыву отношений. В результате у мужчины к беспокойству,
обусловленному сексуальным срывом, прибавляются пережива­
ния, связанные с боязнью потери любимого человека.
В этих случаях, на наш взгляд, целесообразно ориентировать
пациента на оценку сексуального расстройства с иной, альтерна­
тивной позиции. Мы заявляем больному, что его понимание со­
здавшегося положения узкое и что его расстройство в данном
случае благо, а не зло. Очень хорошо, что расстройство возник­
ло именно сейчас, а не позже, и он смог вовремя распознать че­
ловека, с которым хотел связать свою судьбу. На поверку оказа­
лось, что между ними не было ничего общего, кроме постели.
Таким образом, заключаем мы, сексуальное расстройство сыг­
рало положительную роль.
В подобных случаях также полезно попросить больного пред­
ставить, что бы могло произойти, если бы это расстройство воз­
никло гораздо позже, когда спустя годы после состоявшейся
женитьбы были бы общие дети, совместное жилье и хозяйство, и
когда бы он был связан со своей женой множеством других со­
циальных связей.
Убедить больного в его ограниченной оценке случившегося,
не учитывающей всей "полноты" понимания проблемы, может
помочь и следующая притча, которую полезно ему рассказать.
Один старый китаец был единственным человеком в деревне,
который имел лошадь. Естественно, что он был богаче осталь­
ных, так как мог вспахать больше земли. Все считали его счаст­
ливым, пока лошадь не убежала. Тогда его начали жалеть. Через
несколько дней его лошадь вернулась и привела с собой дикую

53
лошадь. Так как теперь и вторая лошадь стала принадлежать ему,
то все стали говорить о его удачливости. Однако на следующий
день его сын, пытаясь влезть на дикую лошадь, упал с нее и поло­
мал себе ногу. Односельчане сочли это несчастьем. Через неко­
торое время появились гонцы императора, забирающие юношей
в армию. Понятно, что сына старого китайца из-за поломанной
ноги в армию не взяли.
Эта притча в иносказательной форме помогает посмотреть на
происходящие события по-другому. Оказывается, что расстрой­
ство ("поломанная нога") может определенно выполнять поло­
жительную функцию. Естественно, что такой подход, который по
современным градациям следует отнести к позитивной психоте­
рапии Хоссрата Пезешкиана (X. Пезешкиан, 1993; В. Т. Кондра-
шенко, Д. И. Донской, 1997), вовсе не означает отказа от ликви­
дации сексуальных нарушений.
Примером техники, в котором в качестве одного из терапев­
тических компонентов используется метафора, может служить и
прием "ложный сигнал" (Г.С. Кочарян, 1989), который исполь­
зуется для психотерапии лиц с сенестопатиями.
Как известно, сенестопатии — это тягостные, аморфные, непри­
ятные, часто весьма своеобразные ощущения (расширение, пере­
кручивание, жжение, щекотание и т. п.), локализующиеся в раз­
личных частях тела. Не останавливаясь на полном описании этого
приема, сообщим лишь историю, которая на самом деле имела
место в реальной действительности, и выполняет при осуществле­
нии этой техники функцию терапевтической метафоры. Эта исто­
рия оказывает эффективное воздействие на психику пациентов.
Перед отъездом одной семьи на отдых их квартиру взяли под
охрану, подвели сигнализацию. Дважды за время отдыха сигна­
лизация срабатывала. Однако всякий раз устанавливали, что ник­
то не посягал на имущество владельцев. Следовательно, заклю­
чали мы, в квартире все в полном порядке, а неполадки нужно
искать в самой системе, обеспечивающей сигнализацию.
Действенным может оказаться и следующий, примененный
нами при проведении этой техники, вспомогательный прием. Па­
циенту рассказывают, что нередко люди, лишившиеся конечнос­
ти (руки или ноги), ощущают в ней боль.
Как известно, изначальной задачей создателей НЛП было
выделение эффективных паттернов и техник психотерапии, ко­
торые часто неосознанно использовались ее корифеями. Объек-

54
том тщательного изучения стала и терапевтическая метафора.
Устанавливалась ее оптимальная структура, разрабатывались
закономерности ее формирования, в общем делалось все для
того, чтобы ее применение было эффективным.
"Главнейшим требованием, предъявляемым к метафоре в от­
ношении ее эффективности, является то, чтобы она встречала
клиента в его модели мира. Это не означает, что содержание ме­
тафоры обязательно должно совпадать с содержанием ситуации
клиента. "Встретить клиента в его собственной модели мира"
означает лишь то, что метафора должна сохранять структуру дан­
ной проблемной ситуации. Другими словами, значимыми факто­
рами метафоры являются межличностные взаимоотношения и
паттерны, при помощи которых клиент оперирует внутри кон­
текста "проблемы". Сам по себе контекст значения не имеет"
(Д. Гордон, 1995, с. 25).
Для того, чтобы быть эффективной, терапевтическая мета­
фора должна конструироваться по определенным правилам. Во-
первых, она должна быть изоморфной (эквивалентной) про­
блемному содержанию, т. е. обладать той же или подобной
структурой. При этом "изоморфизм" в данном контексте сле­
дует понимать как метафорическое сохранение взаимоотноше­
ний, которые имеют место в актуальной проблемной ситуации.
Во-вторых, терапевтическая метафора должна предлагать за­
мещающий опыт и давать доступ к ранее не замечавшимся воз­
можностям выбора. Помимо этого, и это является третьим необ­
ходимым условием, метафора обязана предлагать разрешение
или ряд разрешений проблемы в ситуациях, обладающих одина­
ковой структурой и, таким образом, вести пациентов к соответ­
ствующим выборам.
План составления метафоры следующий:
1. Полностью определяется проблема.
2. Определяются ее структурные составляющие и соответству­
ющие "действующие лица".
3. Отыскивается ситуация, обладающая подобной структурой.
4. Указывается логическое разрешение и определяется, чему
нужно научиться. Находят контексты, где эти моменты будут оче­
видными.
5. Эта структура облекается в историю, которая будет зани­
мательной или скроет намерение, чтобы избежать сопротивле­
ния пациента.

55
При использовании этой техники, чтобы помочь ей работать,
используется метод якоря и различные другие невербальные и
вербальные средства.
Иллюстрация построения и клинического применения терапев­
тической метафоры приведена в приложении 5.
В литературе по НЛП и эриксоновскому гипнозу можно найти
рекомендации о необходимости использования метафор в обход
сознания с целью избежать контроля с его стороны за подавае­
мой информацией. Это позволяет скрыть намерение терапевта.
Метафоры широко используются в недирективном (эриксо-
новском) гипнозе. М. Н. Гордеев (2001) придерживается той точ­
ки зрения, что для наибольшей лечебной эффективности мета­
фора должна подаваться таким образом, чтобы она осознавалась
пациентом в наименее возможной степени, а лучше вообще не
осознавалась. Названный автор приводит данные, согласно ко­
торым у правшей правое полушарие не является доминантным.
Его считают зоной бессознательного. Это полушарие восприни­
мает мир целиком и за счет создания целостной истории метафо­
ра попадает непосредственно в правое полушарие. Там она встре­
чается с бессознательным, для которого она и создавалась.
"Метафоры играют роль психологических субстратов, с помощью
которых мы зондируем бессознательное пациента, пытаемся дать
ему необходимые идеи и пробудить его ресурсы" (М. Н. Гордеев,
2001, с. 204).
Для того, чтобы обойти сознание, цитируемый автор говорит
о необходимости использования встроенных метафор. Такие
метафоры состоят из нескольких ступеней, обычно из двух или
трех. Они представляют собой историю-матрешку, когда один
сюжет вкладывается в другой, этот — в третий. Вкладывание про­
изводится следующим образом.
Обычно на первом этапе работы предъявляется метафора из­
менений. Например, внимание субъекта могут обращать на какое-
либо явление природы. Предположим, это зима с подробным
описанием свойственных ей явлений. Приблизительно в середи­
не повествования первый рассказ о зиме прерывают и после не­
большого перерыва, необходимого для отделения первой мета­
форы от следующей, начинают сообщать другой метафорический
материал. Например, рассказ о доме среди снежного леса. В этом
доме есть часы, а у них стрелки. Маленькая стрелка, которая ука­
зывает часы, — самая важная, но движется она медленно. Боль-
56
шая же стрелка (минутная) движется гораздо быстрее, но за этим
движением стоит гораздо меньше изменений, чем за движением
маленькой стрелки. Этот рассказ продолжается до того момен­
та, пока не делается внушение, которое каким-то образом свя­
зывает движение стрелок этих часов с изменениями в жизни дан­
ного пациента.
Когда речь идет только об одной метафоре, которая встраи­
вается в другую (первую), вторая метафора (встроенная) являет­
ся основной.
По завершению предъявления этого основного метафоричес­
кого материала после некоторого перерыва вновь возвращают­
ся к рассказу о зиме, в том числе и о снеге, который, укрывая
землю, сохраняет в ней все те зерна, что упали в нее. "Он сохра­
няет их до того момента, когда придет весна и солнце пригреет и
растопит снег, растопит лед. И снег, и лед, которые, с одной сто­
роны, мешали семенам, а с другой стороны, сохраняли их, теперь
послужат питательной влагой, которая напоит землю, и семена
прорастут..." (М. Н. Гордеев, 2001, с. 206).
На этом заканчивается сообщение этой первой метафоры.
Использование этой "двойной спирали" приводит к тому, что две
разделенные части первой метафоры психика соединяет в еди­
ное целое, в то время как вторая метафора обходит контроль
сознания и непосредственно адресуется бессознательному паци­
ента, "...помогая ему работать именно с главной метафорой,
закрывая ее от наблюдения сознания, как снег закрывает зер­
на" (М. Н. Гордеев, 2001, с. 206).
Схематически "двойная спираль" отражена на рис. 1.




Рис.1. "Двойная спираль" (М. Н. Гордеев, 2001, с. 205).

Подобным образом строится и трехкомпонентная метафора
("тройная спираль"). Тогда есть не две, а три матрешки, встроенные

57
одна в другую. Сначала рассказывается первая история, которую
сообщают приблизительно до середины. Затем предъявляется
вторая метафора, которую также обрывают примерно на сере­
дине. После этого полностью рассказывают третью историю, за­
тем завершается вторая.
Весь цикл заканчивается завершением рассказа первой мета­
форы. При этом следует помнить, что перед каждым переходом
от одной метафоры к другой следует делать некоторый перерыв,
чтобы отдельные метафоры не слились одна с другой и воспри­
нимались психикой человека дискретно. В случае такого двойно­
го вложения (см. рис. 2) третья метафора является основной. Та­
кое вложение еще в большей степени обеспечивает ее подачу
бессознательному, закрывая эту метафору от сознания.




Рис. 2. "Тройная спираль" (М. Н. Гордеев, 2001, с. 206)

Несмотря на то, что сама идея "матрешки" предполагает ее (ос­
новной метафоры) амнезию, при завершении встроенной метафо­
ры желательно дополнительно дать установку на ее забывание.


Глава б
СПОСОБ КОРРЕКЦИИ ПОВЕДЕНЧЕСКИХ ПРОГРАММ

Нами (Г.С. Кочарян, 1991,1994) разработан высокоэффектив­
ный способ лечения, который следует отнести к НЛП. Он получил
название "способа коррекции поведенческих программ" (СКПП)
и в основном апробировался на мужчинах с синдромом тревож­
ного ожидания сексуальной неудачи. К его достоинствам, поми­
мо хорошей результативности, следует отнести:

58
1) быстрый лечебный эффект;
2) малую продолжительность сеанса (процедура занимает по
времени от 5 до 10 минут, а собственно терапевтический ее ком­
понент исчисляется в 3—5 мин);
3) отсутствие необходимости в создании каких-либо специаль­
ных условий (например, сенсорной депривации);
4) возможность оценивать тяжесть состояния больного и про­
гнозировать эффективность применяемых психотерапевтических
воздействий;
5) отсутствие каких-либо осложнений.
Он реализуется в два этапа. Целью первого этапа является
диагностика устойчивости патологических программ и определе­
ние способности к реабилитации или формированию нормальных
поведенческих сексуальных стереотипов (в основном речь идет
о предкоитальном периоде и самом коитусе). Одновременно про­
водится работа по разрушению старого и реабилитации или фор­
мированию нового стереотипа. На втором этапе оценивается
интенсивность положительных сдвигов, наступивших в результа­
те проведения процедуры, что дает возможность прогнозировать
скорость возникновения лечебных результатов.
Технология процедуры (как на первом, так и на втором эта­
пах больной и терапевт сидят или стоят друг против друга) сле­
дующая.
Первый этап. Врач охватывает кистью левой руки запястье
правой руки больного и просит его как можно более четко пред­
ставить себе неудачный половой акт. После наступления визуа­
лизации делается внушение, что сейчас образ неудачного поло­
вого акта потеряет свою яркость, потом начнет мелькать, а затем
и вовсе исчезнет. При этом врач просит пациента, чтобы он не
был пассивен, а всеми силами старался удержать образ. Одно­
временно внушается, что чем больше пациент будет стремиться
удержать его, тем меньше это будет ему удаваться, так как его
организму (памяти, психике, нервной системе) не нужна данная
патологическая программа, и он будет избавляться от нее. По­
этому, заключает врач, образ некачественного или неудавшего­
ся полового акта полностью сотрется.
Такой порядок ожидаемых изменений образа (снижение яр­
кости — мелькание — исчезновение) предполагается на том осно­
вании, что именно он чаще всего возникал при осуществлении
описанных воздействий. Следует подчеркнуть, что во избежание

59
потери доверия больного к врачу в том случае, если реализация
суггестии не наступит, что бывает редко, или будет частичной,
рекомендуется включать в формулу внушения слова "... и может
так случиться, что ...". После этого называют желательные изме­
нения. Такого принципа построения внушений целесообразно
придерживаться на протяжении всего лечебного сеанса.
При произнесении внушения смысловое ударение надо делать
именно на словах, следующих за указанной вводной фразой. Как
правило, в результате описанной выше суггестии наступают обе­
щанные больному изменения, которым он пытался противосто­
ять, удерживая образ некачественного или даже неудавшегося
полового акта. Лишь изредка конечным результатом является
мелькание поблекшего образа или его тусклость.
После того, как удалось произвести уничтожение образа, мы
даем больному инструкцию по его восстановлению. Больной
трижды пытается воспроизвести стертый образ. Перед каждой
такой попыткой проводится внушение, что чем настойчивее он
будет пытаться сделать это, тем меньше это будет ему удаваться,
и может так случиться, что образ вообще больше не появится,
поскольку патологическая программа не нужна организму. Обыч­
но так и происходит. Реже образ возникает в значительно потуск­
невшем виде либо отмечается мелькание данного поблекшего
представления. Исключительно редко происходит полное восста­
новление его яркости.
Затем врач охватывает своей правой кистью запястье левой
руки пациента и просит его представить последний нормально
протекавший половой акт с женщиной. При этом речь может идти
как о половом акте с нынешней партнершей, так и с другой, если
с нынешней партнершей полноценного сближения никогда не
было. Если яркость возникшего образа недостаточна, ее следует
суггестивно усилить (точно так же мы поступаем и при недоста­
точной яркости визуального воспроизведения некачественного
или неудавшегося полового акта).
При достижении хорошей яркости визуального представления
делаются внушения следующего содержания. Отмечается, что
сейчас больной будет пытаться избавиться от данного образа, и
чем больше он будет стремиться к этому, тем меньше это будет
ему удаваться, так как его организму (памяти, психике, нервной
системе) нужна нормальная ("здоровая") программа. Суггести-
руется, что образ будет устойчивым, непоколебимым и, вопреки

60
стараниям пациента, может случиться так, что он не исчезнет. По­
пытка уничтожения образа производится трижды. Как правило,
образ действительно не исчезает, а его яркость либо остается преж­
ней, либо, что встречается реже, несколько уменьшается.
В том случае, когда полноценные половые акты наблюдались
лишь с предыдущими партнершами, а с нынешней таковых не
было, прежде чем начать воздействовать на образ, пытаясь его
ликвидировать, следует в воображении произвести замену преж­
ней партнерши на нынешнюю, с которой нормального полового
акта никогда не было. Желательно, чтобы ликвидации этого но­
вого образа предшествовало несколько сеансов по укреплению
новой программы ("... программа, подобно дереву, пускает глу­
бокие корни, укрепляется, становится прочной" и т. д.). Описан­
ный вариант психотерапии технически несколько труднее преды­
дущего и требует большего количества лечебных сеансов.
Еще большую трудность представляют случаи, когда пациент
вообще никогда в течение жизни не совершил полноценного по­
лового акта или, более того, в его сексуальной практике наблю­
дались только истинные или даже мнимые попытки. Тогда мы
просим больного конструировать визуальный образ полноценно­

<< Пред. стр.

стр. 6
(общее количество: 12)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>