<< Пред. стр.

стр. 9
(общее количество: 12)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

этого является взаимодействие представленных тут сил: в борь­
бе с патологией, помимо психотерапевта, участвует половое вле­
чение и связанное с ним сексуальное возбуждение. Согласно же
принципу реципрокной ингибиции, невозможно одновременное
существование приятно и неприятно эмоционально окрашенных
процессов. Так, например, терапевтические эффекты предложен­
ного J. Wolpe (1958) метода систематической десенсибилизации,
относимого к поведенческой терапии, объясняют тем, что страх
не может сочетаться с глубокой мышечной релаксацией.
В ряде случаев, как указывалось нами ранее, тревожное опасе­
ние сексуальной неудачи весьма устойчиво по отношению к психо­
терапевтическим воздействиям. Очень редко оно не ликвидирует­
ся даже при отсутствии сексуальных дисфункций, что может быть
обусловлено, например, наличием психастенического характеро­
логического радикала, особенно тогда, когда его выраженность
достигает уровня расстройства личности (психопатии).
Иногда, как свидетельствует наша клиническая практика, пос­
ле ликвидации фобического компонента тревожного опасения
копулятивная дисфункция (обычно в этих случаях речь идет о
расстройстве эрекции) не ликвидируется, что вызвано наличием
навязчивого гиперконтроля напряжения полового члена, обуслов­
ленного сохраняющимся навязчивым идеаторным компонентом
рассматриваемой патологии.
В случаях недостаточно эффективной курабельности пациен­
тов может быть использован метод "взрыва навязчивости".
Приведем два клинических примера, когда терапевтический
эффект был достигнут нами в результате использования харак­
теризуемого метода у больных с синдромом тревожного ожида­
ния сексуальной неудачи. В первом из них использовался много­
кратный метод храповика, а во втором — одноразовое усиление
субмодальности (в даннном случае аудиальной).
Больной Г., 20 лет. Диагноз: невроз ожидания неудачи (страх
сексуальной неудачи), селективный вариант. При обращении
предъявлял жалобы на то, что когда вступает в половую связь с
женщиной, то вначале ощущает страх ("мандраж"). В это время
возникают мысли, что опять "не встанет член" и опять ничего не
получится с женщиной, после чего начинает контролировать на-
4
1-269 81
пряжение члена по ощущению ("мозгом") и с помощью глаз (ви­
зуально). Если эрекция выражена менее чем на 100%, начинает
думать: "Почему я с женой жил хорошо, а с другими женщинами
у меня возникают сложности?", и при попытке провести половой
акт "он (член) совсем падает".
В связи с предъявленными жалобами проводилась психоте­
рапия, что привело к ликвидации фобического компонента тре­
вожного опасения неудачи, однако гиперконтроль напряжения
полового члена остался. Тогда нами было принято решение о
применении метода "взрыва навязчивости".
Мы выяснили, что контроль напряжения полового члена уси­
ливается при увеличении громкости внутреннего голоса, предпо­
лагающего неудачу при интимной близости, и носит навязчивый
характер ("пробовал отвлечься, но ничего не получается"). Пред­
варяющая метод "взрыва навязчивости" беседа строилась сле­
дующим образом: "Каждая мысль в своей интенсивности может
существовать только до определенного предела. Если данную
границу пересечь, то навязчивость исчезнет". В связи с этим был
приведен пример с воздушным шаром, который при его надува­
нии может увеличиваться только до определенной величины, при
достижении которой он неминуемо лопается. Также было отме­
чено, что при усилении голоса на каком-то этапе могут появиться
неприятные ощущения. Для того, чтобы достигнуть положитель­
ных результатов, их, однако, необходимо перенести и не отсту­
пить на полпути (обычно в таких случаях я привожу метафори­
ческие примеры из соответствующих сказок).
Непосредственно сеанс проводился следующим образом:
Первый цикл: "Сядьте, услышьте свой внутренний голос и
представьте, что он усилился, либо представьте, что бы было, если
бы он усилился".
Пациент услышал свой внутренний голос и представил, что его
громкость неуклонно нарастает. При усилении этого голоса появил­
ся, а потом (до возможного максимального предела) усилился шум.
Затем мы предложили вернуть внутренний голос к прежней
громкости. Ему это удалось, шум остался, хотя и ослабел.
Второй цикл. Опять предложили усилить звук. В результате
он достиг такой же интенсивности, как и в первый раз, но сопро­
вождающий шум был меньше. Пошли дальше по пути усиления
внутреннего голоса. При этом он немного усилился, а шум стал
более интенсивным (более интенсивным, чем во время первого

82
цикла). Пациент отметил, что больше не может усилить громкость
голоса. Потом мы вновь предложили ему вернуться к исходному
уровню звучания. При этом шум не исчез, а уменьшился в своей вы­
раженности до уровня, который имел место в конце первого цикла.
Третий цикл. Вновь пошли на усиление громкости внутренне­
го голоса. Когда его интенсивность достигла степени, которая
имела место во время второго цикла, попытались усилить ее еще.
В результате интенсивность внутреннего голоса достигла боль­
шого уровня. Сопутствующий шум достиг такой же силы, как и во
второй раз. Затем вновь вернулись к прежнему уровню звучания
внутреннего голоса, и опять остался слабый шум.
Четвертый цикл. Когда в четвертый раз начали повышать
громкость внутреннего голоса, шум достиг такого же уровня, как
и во время третьего цикла, а громкость внутреннего голоса — нет.
Однако затем она все же была достигнута, а потом удалось до­
биться еще большего ее усиления. Пациент отметил, что слышит
очень сильный голос (!). В это время мы предложили ему услы­
шать такой по силе звук, которого он никогда ранее не слышал
("фантастически сильный звук, удивляюще сильный, изумляюще
сильный"). "Поднимайтесь по склону горы к ее вершине. Когда
достигнете ее, увидите потрясающе прекрасный вид и перейдете
в другую реальность, реальность здорового человека". Уже слы­
шит такой силы звук, которого он никогда раньше не слышал (!).
Попросили его оставаться на достигнутой высоте в течение неко­
торого времени. Однако больной заявил: он чувствует, что не
сможет удержаться на этом уровне. Тогда предложили ему вер­
нуться к исходной силе внутреннего голоса и отдохнуть. Когда
он это сделал, сопутствующий шум остался, однако был слабее,
чем в конце предыдущего цикла.
Пятый цикл. После очень небольшого (1—2 мин.) отдыха
(больной устал) мы предложили пациенту двинуться на решитель­
ный штурм. Перед этим сказали ему, что "... нужно максимально
мобилизовать все возможности своего организма, всю силу сво­
ей фантазии, чтобы услышать такой сильный звук, которого вы
никогда раньше не слышали. Наберитесь терпения, чтобы услы­
шать неправдоподобно громкий звук для того, чтобы перейти в
другую реальность, "реальность лопнувшего воздушного шара",
так как нельзя бесконечно усиливать любой звук, так же как и
бесконечно надувать шар. Все настойчивее стремитесь услы­
шать все более и более сильный звук". Пациент отметил, что шум

4* 83
достиг большей силы, чем в прежний раз (!). Проводилась моти­
вировка к "преодолению", которая помогла бы ему "добраться
до вершины горы, к своему здоровью". Внутренний голос стал
еще сильнее (!). Предложили удерживать его на том же уровне
("может быть, количество перейдет в качество"). Однако паци­
ент больше не мог повышать интенсивность своего внутреннего
голоса. Тогда мы предложили ему вернуться к прежней громкос­
ти последнего. В конце характеризуемого цикла отметил, что шум
отсутствует, однако ощущает чувство давления в лобной части
головы. Затем мы предложили пациенту открыть глаза.
Через 1—2 мин. попросили пациента представить себя в об­
становке интимной близости. Он отметил, что внутренний голос
меньше, чем раньше, побуждает его к гиперконтролю. В резуль­
тате нами был сделан вывод о том, что достигнут некоторый по­
ложительный эффект.
Шестой цикл. Был предпринят очередной "штурм" с новыми
силами. На этот раз была достигнута такая же громкость внут­
реннего голоса, как и в 5-й раз, но сопровождающий шум был
слабый. Перед тем как она была достигнута, мы побуждали кли­
ента полностью мобилизовать себя для усиления громкости. Ког­
да вернулись к исходному уровню силы звука, то не было ни шума,
ни давления в голове.
После окончания этого цикла провели проверку результатив­
ности проведенной терапии. Поциент отметил, что теперь при
представлении интимной близости гиперконтроля напряжения
полового члена как такового нет, и только прилагая специальные
усилия, он начинает контролировать эрекцию. Сделал вывод о
достижении хорошего результата, что подтвердилось при сексу­
альных контактах.
Анализируя этот случай, следует отметить, что хотя громкость
внутреннего голоса и достигла такого уровня, с которым клиенту
никогда не приходилось встречаться в реальной жизни (услышал
такой силы звук, которого никогда раньше не слышал), однако при
проведении сеанса он не почувствовал ощутимого прорыва. Вмес­
те с тем наступило выздоровление. В этой связи следует привести
следующее высказывание К. Андреас и С. Андреаса (1994, с. 133),
которое объясняет, что происходит в подобных случаях:
"Многие люди не замечают, когда переходят порог, в особен­
ности, если реакция должна сделаться очень интенсивной, преж­
де чем лопнуть. Но если вы немного подождете, чтобы вашей ки-

84
нестетическои системе хватило времени заново успокоиться, вы
можете обнаружить, что принуждения больше нет".
Больной Т., 39 лет. Диагноз: невроз ожидания неудачи (страх
секг.уальнойнеудачи), Из-за расстройства эрекции не может со­
вершить половой акт. Собирается жениться. После проведенной
интенсивной психотерапии фобический компонент тревожного
опасения сексуальной неудачи нивелировался, однако осталась
навязчивая фиксация на напряжении члена, что ведет к отключе­
нию восприятия женщины во время предварительного периода.
Обусловливает фиксацию внимания на члене внутренний голос,
сомневающийся в успехе интимной близости. Сам больной харак­
теризует свою проблему следующим образом: "При возникнове­
нии эрекции мозг как бы автоматически отключается от женщи­
ны, и внутренний голос как бы спрашивает, а будет ли эрекция
сильнее или нет, а вот если я сейчас начну вводить член, то он
потеряет эрекцию? Бывает, что контроль сначала отсутствует и
тогда введение члена происходит, но сразу же внутренний голос
начинает сравнивать ощущения от ласк, допустим, груди, с ощу­
щениями, связанными с введенным членом. Затем возникает
мысль о том, не пропадет ли эрекция, и, в конечном счете, так и
происходит".
Было принято решение применить метод "взрыва навязчивости".
Техника. Предложили пациенту представить предварительный
период и услышать свой внутренний голос. Отметили, что это ве­
дет к гиперконтролю напряжения члена. Попросили уменьшить
громкость внутреннего голоса. Это привело к уменьшению фик­
сации на напряжении члена. Вначале, однако, он не понял инст­
рукцию: все не мог понять, как это внутренний голос может иметь
громкость. Тогда мы подошли по-иному и начали говорить (ког­
да пациент закрыл глаза), что он находится в предварительном
периоде и его внутренний голос звучит нечетко, расплывчато и
отдаленно. Это привело к тому, что больной перестал фиксиро­
вать внимание на члене и полностью сосредоточился на женщи­
не. Потом предложили вернуть голос к исходной громкости. За­
тем сказали, что громкость голоса увеличивается. Сначала
пациент не смог выполнить эту инструкцию. Он отметил, что сей­
час внутренний голос звучит слабее, чем при интимной близости,
а также тише, чем на начальном этапе выполнения описываемой
техники. Звучит на грани исчезновения. Затем мы опять предло­
жили ему услышать внутренний голос обычной громкости, такой,

85
который он обычно слышит во время предварительного перио­
да. Он опять не смог это сделать. Тогда мы сказали, что подож­
дем, пока это не случится, и что не его голос должен им управ­
лять, а он должен управлять своим голосом. Потом больной
услышал голос обычной громкости. Затем предложили ему уве­
личить ее. Однако это не удалось осуществить. Тогда нацелили
его представить, что внутренний голос звучит громче, и это дало
возможность его усилить. Пациент представил, что голос звучит
сильнее, и это увеличило контроль напряжения члена. Затем по­
просили его представить, что голос звучит еще громче (для об­
легчения выполнения инструкции мы рассказали о реостате, с
помощью которого свет в зале кинотеатра/театра после оконча­
ния сеанса/представления становится все ярче и ярче). Для того,
чтобы в процессе выполнения техники исключить или уменьшить
выход пациента из внутренней реальности, мы попросили его сиг­
нализировать указательным пальцем правой руки об усилении
громкости внутреннего голоса (поднять его в тот момент, когда
эта громкость будет усилена до предела). Клиент выполнил эту
инструкцию.
После окончания выполнения этой техники он рассказал, что
параллельно с усилением громкости голоса у него начали усили­
ваться различные неприятные ощущения в организме, но когда
он дошел до верхнего порога громкости, то пропал и внутренний
голос, и все неприятные ощущения, сопровождавшие его усиле­
ние. Затем мы подробно опросили клиента о том, что происходи­
ло с ним при усилении громкости голоса. На этот вопрос он отве­
тил следующее: "Голос усиливался. Было давление в верхней
части головы, неприятные ощущения в области горла, сжатие
мышц щек. Затем наступил какой-то момент типа физического
облегчения, а потом голос пропал сразу (его звучание)". Конкре­
тизируя испытанное при прохождении "порога", пациент отме­
тил: "Когда перешел барьер, голос пропал, пустоту своеобраз­
ную почувствовал".
Затем проверили результативность проведенной терапии. С
этой целью пациенту предложили представить себя в ситуации
интимной близости. Однако он не смог этого сделать и не услы­
шал свой голос. Потом попросили, чтобы он представил ласки и
поцелуи. На этот раз ему это удалось, однако внутренний голос
он так и не услышал. Раньше же при представлении интимной си­
туации всегда слышал внутренний голос, отражающий неуверен-

86
I ность в самом себе. Затем еще раз попросили его представить
себя в интимной ситуации, но голос вновь не зазвучал. Сделан
вывод о хорошем терапевтическом эффекте.
Через 1 месяц после описанной терапевтической сессии мы
связались с пациентом по телефону. Он рассказал, что после ее
проведения его половая функция полностью нормализовалась
(живет регулярной половой жизнью с женщиной, на которой
женился после окончания лечения).
В данном случае, в отличие от предыдущего, в процессе про­
ведения характеризуемой техники пациент совершенно четко
ощутил, когда он перешел "порог" и вступил в новую реальность
— реальность здорового человека ("... наступил какой-то момент
типа физического облегчения, а потом голос пропал сразу").
Таким образом, приведенные примеры по использованию ме­
тода "взрыва навязчивости" свидетельствуют об его эффектив­
ности даже при лечении труднокурабельных форм синдроматре-
вожного ожидания сексуальной неудачи.


Глава 9
"ПОСЛЕДНЯЯ СОЛОМИНКА"
Данная техника также, как и метод "взрыва навязчивости",
относится к пороговой. Из обыденной жизни мы знаем такие ча­
сто употребляемые выражения, как "Ну, это уже чересчур", "Это
конец", "На этот раз вы перешли черту", "Я сыт этим по горло" и
т. п. В течение некоторого времени человеку приходиться что-то
делать или что-то терпеть. Однако это что-то может быть само по
себе очень неприятным или, напротив, приятным, но имеющим
какие-то неприятные и даже разрушительные последствия. По­
этому оно может существовать лишь до определенного момента,
а затем накопление этого "чего-то" ведет к тому, что последняя
его порция становится той соломинкой, которая переломила хре­
бет верблюду.
Иногда для того, чтобы перейти порог, достаточно однократ­
ного соприкосновения с этим "чем-то". Так, например, одна жен­
щина на первом же свидании получила от мужчины пощечину.
Этого было ей достаточно, чтобы раз и навсегда разорвать с ним
отношения (так называемый "мезанизм единственной соломин­
ки" (К. Андреас, С. Андреас, 1994).

87
Являясь пороговой техникой, техника "последней соломинки"
на ее пути к порогу в отличие от метода "взрыва навязчивости"
использует не усиление желания (принуждения) что-либо сделать,
а, напротив, усиление желания не совершать этого. Последнее
из желаний усиливается до момента пересечения порога. Это
достигается с помощью накопления репрезентаций неприятнос­
тей, связанных с продолжением поведения, от которого желают
избавиться.
В механизме порога выделяют три стадии:
1) накопление примеров;
2) срабатывание способа говорить этим примерам "Никогда
больше";
3) возникновение репрезентации новой жизни.
Не бывает двух одинаковых людей, у которых бы этот трех-
стадийный процесс протекал совершенно аналогично. В качестве
одного из примеров пересечения порога в характеризуемой тех­
нике можно привести следующий (К. Андреас, С. Андреас, 1994,
с. 157-158):
"Один мужчина имел довольно избыточный вес и перепробо­
вал все виды диет, таблеток и планирования веса, но ничто не
сработало. В определенный момент он просто решил: "Никогда
больше. Я не собираюсь переедать, как делал это раньше". С это­
го момента он без труда соблюдал диету и очень быстро снизил
вес до разумного. Он сделал это самостоятельно одним "раздум­
чивым" вечером; он не ходил к терапевту и так далее. Он назвал
это "силой воли", но в НЛП мы всегда спрашиваем: "Какова
структура его силы воли?" Если это могло сработать для него,
это может сработать для кого-либо еще. Он создал серию кар­
тин. Сначала он увидел себя таким, каким он выглядел в настоя­
щем — большим и круглым. Потом он создал картину себя через
несколько недель, где он был немного больше и круглее. Он про­
должал строить эти картины самого себя, двигаясь дальше и даль­
ше в будущее, и становясь все больше и больше, круглее и круг­
лее. В последней картине он увидел, как он лежал мертвый,
словно выброшенный на берег кит, а рядом стояла его малень­
кая дочка, у которой был очень печальный вид. Когда он увидел
эту финальную картину самого себя, громкий голос сказал: "Нет!"
— и он пересек порог".
При пересечении порога всегда возникает некое дискретное
субмодальное изменение. В приведенном примере это был гром-

88
кий побуждающий голос, говорящий: "Нет!". Кроме этого, сле­
дует отметить, что для пересечения порога в данном примере ис­
пользовалось так называемое "накопление в будущее", которое
может быть полезно в ряде случаев для того, чтобы терапевти­
ческий процесс оказался эффективным.
Вот еще один пример пересечения порога в технике "по­
следняя соломинка", где весь процесс протекал иным образом
(К. Андреас, С. Андреас, 1994, с. 159):
"Хэнк: Может быть, это звучит и глупо, но в определенный
момент жизни я решил больше никогда не есть бутербродов с
горячими сосисками.
— О'кей, расскажите нам, как именно вы переступили порог с
горячими сосисками.
Хэнк: Ну, в университете мы всегда собираемся группой на
"Пятничные 25-центовые бутерброды с горячими сосисками" в
Студенческом союзе. Я обычно съедал один или два, а получа­
сом позднее наступала расплата — расстройство желудка, газы,
боли. Наконец я устал от этого и решил: "Никогда больше!"
— Как конкретно вы достигли этой точки?
Хэнк: Я создал диссоциированную картину самого себя — по
существу, цветной фильм — испытывающего пагубные послед­
ствия этих горячих бутербродов. Фильм начинался очень близ­
ко, но по мере того, как я смотрел его, камера как бы "отъезжа­
ла", пока он не оказывался достаточно далеко, так что я мог
видеть, как глупо это было — продолжать поедать эти ужасные
вещи. В этой точке вступил мой собственный голос и сказал: "Это
просто нелепо. Я никогда больше не съем ни одного такого бу­
терброда!" И больше я их никогда не ел.
— Понадобилось ли вам накопить больше примеров, чем один
этот фильм?
Хэнк: Нет, я думаю, что именно его уменьшение в размере и
оказалось самым главным. Наконец я оказался достаточно дале­
ко, чтобы увидеть, насколько нелепой была эта ситуация.
— Прокручивали ли вы через это какое-либо новое содержание?
Хэнк: Да. Мне нужно порвать формальные отношения с той груп­
пой, на встречах которой я председательствовал. Поскольку эти
отношения больше не отвечают некоторым моим основным инте­
ресам, я хочу проводить меньше времени с этой группой и больше
времени — за работой над моими собственными проектами. Я ду­
мал некоторое время о разрыве, но так и не собрался это сделать.

89
— Ну, и что же вы сделали?
Хэнк: Я создал фильм самого себя на одной из этих встреч —
когда мне это наскучило до чертиков, но я по-прежнему стара­
юсь сделать так, чтобы все продолжалось гладко. Я заставил его
отдаляться, пока не достиг точки, где я мог видеть, насколько
бесполезным было для меня присутствие там. В этой точке я ска­
зал нечто вроде: "Следующая встреча будет моей лебединой пес­
ней! Итак, решение принято, я ухожу".
В данном случае достижение порога достигается за счет от­
даления фильма (аналоговая часть достижения порога). Когда же
он достаточно отдаляется, возникает дискретное изменение —
голос говорит: "Это глупо! Никогда больше!"
После того, как человек перешел порог, восприятие им само­
го себя в своем воображении может претерпеть определенные
изменения. Одним из них является то, что обычно теперь он ви­
дит свой старый образ в прошлом, тогда как раньше он видел его
в настоящем, а иногда в будущем.
Так как эта техника дает необратимые результаты, выбирая
репрезентацию новой жизни, следует быть вполне уверенным, что
после пересечения порога она станет лучше. Большинство лю­
дей, не имея презентации новой, удовлетворяющей их жизни, не
хотят приходить к "Никогда больше". В результате пересечения
порога без создания альтернативы лучшей жизни человек с боль­
шой долей вероятности может погрузиться в депрессию, что, в
свою очередь, может обусловить возникновение у него суици­
дальных мыслей. Так, например, одна женщина, страдающая ал­
коголизмом, спонтанно перешла порог, однако не имела здоро­
вой альтернативы. В течение трех дней она лежала в постели,
испытывая желание покончить жизнь самоубийством.
Зная, как работает характеризуемая техника, и имея хорошую
чувствительность, можно осуществить данную технику без выяс­
нения всех деталей того, что происходит в мозгу пациента для
перехода порога. Однако этот способ не столь надежен, что мо­
жет требовать возвращения от "бессознательного подхода" к
проведению этой техники с прояснением всех необходимых де­
талей происходящего процесса.

<< Пред. стр.

стр. 9
(общее количество: 12)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>