<< Пред. стр.

стр. 16
(общее количество: 17)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Из 33 мужчин, опрошенных в опасной ситуации, позвонили девять, а в спо-
койной - только двое. Чувство совместно пережитой опасности сделало де-
вушку более привлекательной в глазах мужчин, вызвав желание продолжить
знакомство. Сходные результаты были получены и в лабораторных экспери-
ментах.
Мгновенные страстные влюбленности военных лет, не раз описанные в ху-
дожественной литературе, вероятно, также связаны прежде всего с потреб-
ностью разрядки и переключения эмоционального напряжения. Доказано, что
сознание опасности усиливает потребность не только в любви, но и в обще-
нии, любой эмоциональной близости с теми, кто эту опасность разделяет.
Дальнейшее - дело когнитивной атрибуции: как человек определит свое сос-
тояние. Ведь даже разница между "любовью" и "увлечением" - в известной
мере вопрос "этикетки". Говоря себе: "Это любовь", индивид тем самым
формирует установку на серьезное, длительное чувство. Напротив, слова:
"Это просто увлечение" - установка на нечто временное, краткосрочное.
"Определение" своего чувства - не просто констатация факта, а своего ро-
да самореализующийся прогноз.
Важную роль в любовных отношениях играют представления о том, каким
должен быть любимый человек, которые служат как бы эталоном выбора и
критерием его оценки. В социальной психологии по этому поводу имеются
три гипотезы.
Согласно первой гипотезе, идеальный образ любимого предшествует выбо-
ру реального объекта, побуждая личность искать того, кто бы максимально
соответствовал этому эталону. Большинство людей действительно имеют ка-
кой-то воображаемый, идеальный образ любимого, с которым они сравнивают
своих избранников. Исследователь из ГДР К. Штарке сравнил представления
своих молодых соотечественников о том, каким должен быть любимый чело-
век, с их оценкой своего реального избранника по четырем пунктам: "забо-
титься о сексуальной гармонии", "разделять достижения и трудности", "об-
ладать спортивными интересами", "придерживаться принципа равного распре-
деления семейных обязанностей". Совпадение идеала и действительности,
особенно по первым двум пунктам, оказалось очень высоким, хотя и содер-
жание требований, и степень взаимной удовлетворенности у мужчин и женщин
не во всем одинаковы: мужчины берут на себя значительно меньшую долю до-
машних обязанностей, чем хотелось бы женщинам, по они меньше удовлетво-
рены сексуальной стороной отношений.
Однако совпадение идеала и действительности наблюдается далеко не
всегда. Идеальный образ любимого, особенно у молодых, неопытных людей,
большей частью весьма расплывчат и содержит много нереальных, завышенных
или несущественных требований, тогда как некоторые очень важные качества
сплошь и рядом не осознаются, их значение проясняется лишь в практичес-
ком опыте брака.
Кроме того, не следует смешивать идеал с эталоном. Эталон - всего
лишь образец постоянства, принципиально неизменная единица измерения, не
зависящая от свойств объектов, с которыми она соотносится. Идеал же -
живой, развивающийся образец. По образному выражению писателя М. Анчаро-
ва, идеал "развивается во времени и растет, как дерево, имеет корни и
ствол, и крону, и цветы, и плоды, и семена, которые, будучи высажены в
подходящую почву и климат, снова дают дерево той же породы, но уже чуть
изменившееся во времени, и потому идеал борется за свое нормальное раз-
витие, а эталон ждет, чтобы его применили". Люди, жестко придерживающие-
ся эталона, часто оказываются неудачниками в любви, потому что они слепы
к реальным качествам своих избранников. Формула "если я тебя придумала,
стань таким, как я хочу!" звучит в песне гораздо лучше, чем в жизни: ко-
му охота жить по чужой, пусть даже красивой, "придумке"?! Поэтому-то да-
леко не все люди выбирают любимых "по образцу" или сравнивают их с ка-
ким-то абстрактным эталоном.
Вторая гипотеза выводит "романтические ценности" из бессознательной
идеализации предмета любви, которому приписываются желательные черты,
независимо от того, каков он на самом деле. Например, Фрейд связывал
напряженность любовных переживаний главным образом с "переоценкой"
объекта влечения, обусловленной его недоступностью. Согласно теории иде-
ализации, страстная любовь по самой сути своей противоположна рацио-
нальному, объективному видению. Недаром ее издревле называли слепой.
Мысль о несовместимости любви и знания высказывали многие философы и
классики литературы, которых никто не обвинит в пошлости. "...Истинная
любовь,- писал А. Франс,- не нуждается ни в симпатии, ни в уважении, ни
в дружбе; она живет желанием и питается обманом. Истинно любят только
то, чего не знают". "...Человек любит и уважает другого, покуда не может
судить о нем, и любовная тоска - следствие недостаточного знания"зэ,-
вторит ему Т. Манн. Психологические исследования подтверждают, что влюб-
ленные часто идеализируют друг друга, особенно в начале романа, причем
женщины склонны к этому больше, чем мужчины.
Однако сводить романтическую любовь к идеализации также неверно. Если
бы дело обстояло так и только так, любовь всегда и довольно быстро за-
вершалась бы разочарованием, что не соответствует истине. Если любовь -
лишь временное ослепление, то самые сильные увлечения должны быть прису-
щи неуравновешенным, невротическим натурам. В отдельных крайних случаях,
вероятно, так оно и есть. Но не в массе. При сравнении личностных
свойств группы молодых людей со степенью их влюбчивости, возрастным пе-
риодом появления первых влюбленностей и т. д. наименее благоприятные
личностные показатели оказались у тех, кто имел наибольшее (свыше 12)
число романов, и у тех, кто имел одновременно две любовные связи. Экс-
тенсивность их любовной жизни, возможно, свидетельствует о неспособности
к глубокой личной увлеченности. У "романтиков" же наблюдаются трудности
иного свойства.
Кроме того, приписывание любимому человеку достоинств, которых у него
не находят окружающие, не всегда ошибочно. Многие философы и поэты, го-
воря о "любовном ослеплении", в то же время считали любовь величайшим
средством познания. Подобно тому как физическая слепота, лишая человека
зрительных восприятии, обостряет другие органы чувств, любовь, притупляя
рассудок, иногда наделяет любящего особым внутренним зрением, которое
позволяет ему разглядеть скрытые, потенциальные качества любимого.
Нельзя отрицать и преобразующую силу самой любви. Девушка, которая зна-
ет, что она любима, в самом деле расцветает, становится красивее не
только в глазах любящего, но и в глазах окружающих. То же - с нравствен-
ными качествами. Как писал М. Пришвин, "тот человек, кого ты любишь во
мне, конечно, лучше меня: я не такой. Но ты люби, и я постараюсь быть
лучше себя..."
Третья гипотеза, в противоположность первой, утверждает, что не иде-
альные образы определяют выбор любимого, а, наоборот, свойства реально-
го, уже выбранного объекта обусловливают содержание идеала, по послови-
це: "Та и красавица, которую сердце полюбит". Видимо, и здесь есть доля
истины. Не случайно высокое совпадение черт идеальных и реальных возлюб-
ленных одни авторы интерпретируют в духе первой, а другие - в духе
третьей гипотезы.
По всей вероятности, все три гипотезы имеют под собой известные осно-
вания! в одних случаях "предмет" любви выбирается в соответствии с ранее
сложившимся образом, в других - имеет место идеализация, в третьих -
идеал формируется или трансформируется в зависимости от свойств реально-
го объекта. Но каково соотношение этих моментов и как они сочетаются у
раз- ных людей и в разных обстоятельствах - наука сказать не может.
Как мудро заметил тот же Пришвин, "любовь - это неведомая страна, и
мы все плывем туда каждый на своем корабле, и каждый из нас на своем ко-
рабле капитан и ведет корабль своим собственным путем" .
Индивидуальные переживания любви и дружбы не отливаются в строгие на-
учные формулы. Тому, кто ждет таких формул, следует вспомнить добрый со-
вет, который дала когда-то Ж. Ж. Руссо венецианская куртизанка: "...ос-
тавь женщин и займись математикой". Но это не значит, что психология
высших человеческих чувств и личных отношений невозможна или бесполезна.
Показывая, что эти чувства и отношения коренятся в сфере субъективной
реальности, в области не столько наличного, сколько потенциального бытия
личности, она побуждает нас присмотреться к тем жизненно важным нюансам,
которыми мы склонны в суете будней пренебрегать.
Поэтому, завершая разговор о чувствах и отношениях, обратимся к само-
му сложному и самому неясному вопросу - взаимосвязи между типом дружбы и
типом личности.

10. СКАЖИ МНЕ, КТО ТВОЙ ДРУГ...

Не я, и не он, и не ты,
И то же, что я, и не то же:
Так были мы где-то похожи,
Что паши смешались черты.
И. Анненский

Alter ego, к которому стремится человек, всегда выражает глубинные,
большей частью неосознаваемые свойства его собственного Я. Поэтому тот
или иной тип дружбы всегда соотносится с определенными чертами личности.
Отсюда вытекает и традиционный подход к изучению личностных особенностей
дружбы- сопоставление отдельных ее характеристик (числа друзей, устойчи-
вости отношений, степени их интимности и т. п.) с индивидуально-типоло-
гическими чертами личности.
Например, проведенный нами факторный анализ мнений о дружбе и струк-
туры реального общения ленинградских девятиклассников позволил выделить
четыре главные ориентации: 1) на экстенсивное групповое обще< ние с
большим числом приятелей своего и противоположного пола; 2) на групповую
дружбу со сверстниками своего пола; 3) на дружбу со сверстниками проти-
воположного пола; 4) на интимную парную дружбу. Типы эти существенно
различны. Юноши, ориентированные па экстенсивное групповое общение, как
правило, не выбирают в качестве идеального друга девушку, и в первом
круге их реального общения преобладают юноши. Напротив, тот, кто выбира-
ет идеальным другом девушку, обычно имеет меньше друзей своего пола,
склонен думать, что настоящая дружба встречается редко, и сам отличается
повышенной рефлексивностью.
Сравнение этих разных ориентации с психологическими особенностями
юношей и девушек, измеренными с помощью личностного теста, проливает на
эту проблему дополнительный свет. Экстенсивный тип общения положительно
соотносится с такими индивидуальными свойствами, как общительность, бес-
печность и экстраверсия; кроме того, склонные к такому типу общения юно-
ши отличаются менее развитым чувством долга и способностью к самоконтро-
лю. Ориентация на групповую дружбу со сверстниками своего пола почти не
дает значимых корреляций с индивидуальными свойствами, хотя юноши из
этой группы отличаются несколько большей общительностью и несколько
меньшей рефлексивностью и независимостью. Ориентация на дружбу со
сверстниками противоположного пола сочетается у юношей с беспечностью, а
у девушек также с общительностью, уверенностью в общении и экстраверсией
и отрицательно - с независимостью. Потребность в интимной парной дружбе
характерна для юношей и девушек, склонных к рефлексивности, у юношей она
коррелирует еще и с быстрой возбудимостью.
Однако статистическая корреляция - не причинная связь. Многие черты,
от которых зависит коммуникативный стиль личности, относительно устойчи-
вы и постоянны. Скажем, уровень и стиль общительности (преимущественно
экстенсивный или интенсивный) устойчиво сохраняются у детей от двух с
половиной до семи с половиной лет. Исследователи отмечают также пре-
емственность уровня общительности годовалых мальчиков с характером их
общения в девять-десять лет. Сравнение коммуникативных черт группы
взрослых мужчин с тем, какими они были в восемь и двенадцать лет, пока-
зало, что более теплые, открытые и сердечные мужчины в восьмилетнем воз-
расте поддерживали устойчивые дружеские отношения с другими мальчиками и
в первом круге их общения были также девочки. Напротив, мужчины, склон-
ные держать окружающих на расстоянии и избегать тесных эмоциональных
контактов, в детстве не имели близких друзей и не играли с девочками.
Относительно устойчивы и в дошкольном и в школьном возрасте такие ха-
рактеристики, как популярность и - еще больше - непопулярность у
сверстников, сильно влияющие на характер дружеских отношений. К числу
стабильных личностных черт относятся самоуважение, степень приятия или
неприятия себя, застенчивость, потребность в достижении и в принадлеж-
ности к группе, уровень самораскрытия, эмпатия, импульсивность, само-
контроль и конечно же экстраверсия и интроверсия (обращенность личности
преимущественно вовне, на других людей и окружающий мир, или вовнутрь, к
собственному Я). Но стабильность этих черт, их влияние на личность и ха-
рактер ее общения не следует абсолютизировать. Во-первых, их соотношение
и значимость существенно меняются с возрастом. Во-вторых, некоторые пси-
хологические свойства и формирующие их условия в известной степени вза-
имно компенсируют друг друга.
Давно известно, например, что теплая, заботливая семья и эмоцио-
нальная близость с матерью облегчают ребенку в дальнейшем установление
хороших отношений и со сверстниками. Так, изучение поведения группы аме-
риканских старшеклассников показало, что матери юношей, обладающих самой
высокой степенью эмпатии, отличались терпимостью, редко прибегали к на-
казаниям и поощряли сыновей свободно обсуждать свои проблемы. Длительный
отрыв маленьких детей (до пяти лет) от семьи, по-видимому, отрицательно
сказывается на их эмоциональном развитии,
Согласно теории английского психолога Дж. Боулби, дефицит роди-
тельского тепла лишает ребенка необходимого ему чувства уверенности и
безопасности, что способствует зарождению особого вида эмоциональной
тревожности - "страха отделения", который может сохраняться на протяже-
нии всей жизни. Обследование большой группы взрослых американцев косвен-
но подтверждает эту гипотезу: среди людей, хронически чувствующих себя
одинокими, оказалось непропорционально много лиц, выросших без любящих
родителей; особенно неблагоприятным прогностическим фактором оказался
при этом развод.
Но разные виды привязанностей могут быть и конфликтными. Слишком тес-
ная привязанность и зависимость ребенка, особенно мальчика, от матери
нередко играет отрицательную роль, сковывая его инициативу в установле-
нии контактов со сверстниками. При сравнении группы подростков, воспиты-
вавшихся до пяти лет исключительно матерью, с теми, кто подвергался вли-
янию нескольких разных взрослых ("диффузное материнство"), выяснилось,
что сильное материнское влияние в раннем детстве коррелирует у мальчи-
ков-подростков с интроверсией, ориентацией на взрослых и сильным само-
контролем, тогда как "диффузное материнство" благоприятствует экстравер-
сии, ориентации на сверстников, экспрессивному поведению.
С точки зрения здравого смысла коммуникативные качества легко делятся
на "положительные" и "отрицательные": быть общительным хорошо, а замкну-
тым - плохо. На самом деле все не так просто. Выбор друзей и характер
взаимоотношений с ними во многом зависят от свойств интеллекта, темпера-
мента и уровня самоконтроля, которые, в свою очередь, связаны с типом
нервной системы. Но влияние это неоднозначно. Например, более импульсив-
ные люди, обладающие меньшим самоконтролем, легче идут на самораскрытие
и сообщают о себе более доверительную информацию, чем неимпульсивные,
однако это не гарантирует ни лучшего понимания другого, ни устойчивой
эмоциональной близости.
Экспериментально доказано, что люди с развитым самоконтролем, тща-
тельно следящие за своим поведением, склонны выбирать друзей и партнеров
по досугу прежде всего по их деловым качествам, необходимым в той или
иной конкретной ситуации ("Эрик- отличный парень, но в поход я пойду с
Иваном, у него лучшие спортивные навыки"). Напротив, люди с низким само-
контролем, придающие меньше значения ситуативным факторам, выбирают дру-
зей преимущественно по принципу симпатии ("Хотя Эрик не ахти какой
альпинист, с ним мне будет идти приятнее") . Разумеется, реальный выбор
зависит от многих конкретных условий, включая оценку важности и труднос-
ти предполагаемой задачи: восхождение па Эверест - не прогулка с прияте-
лем в горы. Тем не менее общий тип коммуникативной ориентации сказывает-
ся и на личных отношениях. Гипертрофированный самоконтроль, связанный с
развитой потребностью в достижении, побуждает личность и свои дружеские
отношения рассматривать более инструментально, в связи с какой-то конк-
ретной деятельностью, тогда как более импульсивный человек отдает пред-
почтение непосредственной симпатии, даже в ущерб эффективности. Некото-
рые противоречия между развитием соревновательное и эмпатии психологи
зафиксировали уже у шести-семилетних мальчиков .
Все это говорит о том, что расхождения в определениях, нормах и кри-
териях ценности дружбы принципиально неустранимы, за ними стоят индиви-
дуальные различия.
Но даже такие свойства, которые на первый взгляд выглядят недостатка-
ми, сплошь и рядом имеют свою положительную сторону.
Вот один пример.
Едва ли не самая распространенная и тяжело переживаемая людьми комму-
никативная проблема - застенчивость. Из опрошенных американским исследо-
вателем Ф. Зимбардо 2500 студентов в возрасте от 18 до 21 года 42% счи-
тают себя застенчивыми (с учетом тех, кто преодолел эту особенность,
цифра повышается до 73%), причем 60% из них рассматривают застенчивость
как серьезную трудность. Особенно тяжело переживают ее юноши, так как
застенчивость кажется "немужским" качеством. Может быть, люди преувели-
чивают эти трудности? Нет. Психологические исследования показали, что
те, кто считает себя застенчивыми, действительно отличаются пониженным
уровнем экстраверсии, менее способны контролировать и направлять свое
социальное поведение, более тревожны, склонны к невротизму (это касается
только мужчин) и переживают больше коммуникативных трудностей. Неудиви-
тельно, что застенчивость считается нежелательным качеством и люди стре-
мятся от нее избавиться (например, путем психотерапии).
Однако застенчивость имеет разные причины, так что и избавляться от
нее нужно по-разному. Кроме того, она тесно связана с другими чертами
личности, которые не всегда поддаются коррекции и сами по себе не могут
рассматриваться как отрицательные.
В одном психологическом эксперименте людям предлагалось выбрать тип
личности, с которой опи хотели бы совместно работать и проводить досуг.
Как правило, испытуемые, независимо от собственных качеств, предпо чита-
ли экстравертированный тип личности. Но как только им приходилось выби-
рать не просто сослуживца или компаньона по развлечениям, а друга, кар-
тина менялась: не только люди, склонные к интраверсии, но и многие
экстраверты отдавали в этом случае предпочтение интровертированному ти-
пу. Почему?
Интроверсия ассоциируется не только с застенчивостью и другими комму-
никативными трудностями, но и с более тонкой душевной организацией. Это
мнение никогда не подвергалось экспериментальной проверке, но его разде-
ляли и разделяют многие поэты и философы, которые сами, кстати сказать,
нередко испытывали трудности в общении. Как писал в одном из писем А.
Блок, "человек, сознавший одиночество пли хотя бы придумавший его себе,-
более открыт душою и способен воспринять, может быть, чего другой не
воспримет" ". Наши недостатки-продолжение наших достоинств. Можно и нуж-
но совершенствовать свои коммуникативные навыки, но радикально изменить
стиль своего общения так же трудно, как тип личности.
Подобную ситуацию тонко передал писатель Л. Бежин в рассказе "Мастер
дизайна". Юный герой этого рассказа, застенчивый и неловкий студент Юрий
Васильев, попадает в руки энергичного психолога, который вооружает его
эффективными средствами общения и воздействия на окружающих. Юрий обре-
тает уверенность в себе, преодолевает былые коммуникативные трудности.
Но вскоре выяснилось, что общение, организованное по рациональным прави-
лам, не дает внутреннего удовлетворения и эмоционального тепла. "Душев-
ный культуризм" формирует красивую внешность, но не внутреннюю силу.
"Выходило, что застенчивость, делавшая таким трудным его общение с
людьми, помогала ему общаться с самим собой, со своими мыслями... Он
шел, он видел присыпанные снегом яблоки у лоточницы, он радовался тысяче
вещей, которые теперь оставляли его равнодушным. Теперь он боялся одино-
чества, как боятся его все общительные люди. Ему было скучно с самим со-
бой, и, оставшись один, он всякий раз брал телефонную трубку: "Дружище,
заходи... двинем куда-нибудь вместе... давай всей компанией..." Он рабс-
ки зависел от этого "вместе... всей компанией" .
Наблюдательный читатель, вероятно, уже заметил, что в книге, посвя-
щенной дружбе, часто затрагивается проблема одиночества. Иначе и не мог-
ло быть. Одиночество - такой же универсальный психологический антипод
дружбы, каким в ином контексте выступает вражда. Поэтому, обсуждая тему
дружбы, тем более ее связи с типом личности, невозможно обойтись без ос-
мысления психологического феномена одиночества. До сих пор разговор шел
о культурно-исторических, социально-средовых и половозрастных причинах
одиночества. Теперь важно рассмотреть его самые тонкие, индивиду-
ально-личностные детерминанты.
Но что, собственно, значит слово "одиночество"? В научной литературе,
как и в обыденной речи, оно обозначает совершенно разные явления.
Во-первых, объективное состояние вынужденной физической или социальной
изоляции, выключенное из общения с людьми вообще или с какими-то соци-
ально и личностно-значимыми категориями людей. Во-вторых, добровольное
уединение, обособление, ограничение "внешних" связей и контактов ради
углубленной автокоммуникации, размышления, созерцания искусства, слияния
с природой и т. и. В-третьих, одиночество-тоска - мучительное субъектив-
ное чувство душевной и духовной изоляции, некоммуникабельности, непоня-
тости, неудовлетворенной потребности в общении и человеческом тепле. Для
нашей темы особенно важны второе и третье значение.
Потребность в уединении, как уже говорилось, естественное свойство
всякой развитой личности.

Отступи, как отлив, все дневное, пустое волненье,
Одиночество, стань, словно месяц, над часом моим!

Потребность в нем развивается параллельно росту самосознания личности
и сопровождается противоречивыми, хотя в основном положительными эмоция-
ми. Немецкий поэт Р. М. Рильке писал своему молодому коллеге, что рост
одиночества "болезнен, как рост мальчика, и печален, как начало весны...
Нести его нелегко, и почти всем суждены часы, в которые они его охотно
променяли бы на любую - хотя бы самую обычную и дешевую общность, на хо-
тя бы призрак близости с первым встречным, с самым недостойным..." . Но
бежать от уединения - значит бежать от самого себя. Только в тишине
собственной души человек осознает глубокий смысл своего личного бытия, а
также и реальную ценность общения. "Общество, даже самое лучшее, скоро
утомляет и отвлекает от серьезных дум,- заметил американский писатель Г.
Торо.- Я люблю оставаться один. Ни с кем так не приятно общаться, как с
одиночеством. Мы часто бываем более одиноки среди людей, чем в тиши сво-
их комнат" .
Развитая культура не только стремится обеспечить индивиду объективные
возможности для уединения (принцип приватизации), но и вырабатывает спе-
циальную психологическую технику внутреннего сосредоточения, медитации,
особой психотерапии (например, японская школа "морита"). Находясь в сос-
тоянии уединения, человек мысленно общается не только сам с собой, но и
со своими идеальными, воображаемыми друзьями. Своеобразно выразил это
китайский поэт Ду Фу (VIII в.):

Мне выпить надо,
Чтоб забылась скука,
Чтоб чувства выразить -
Стихи нужны.
Меня бы понял Тао Цянь4
Как друга,
Но в разные века
Мы рождены .

Кроме спокойного, умиротворенного самоуединения существует и напря-
женное одиночество-тоска, которое всегда мучительно и сопровождается
множеством разнообразных отрицательных эмоций - ощущением скуки, грусти,
отчаяния, подавленности, жалости к себе, отверженности, неполноценности
и т. п.
Переживания такого рода знакомы каждому человеку, но в них можно вы-
делить ряд градаций.
Во-первых, временное, преходящее чувство одиночества и сопутствующее
ему грустное. и подавленное настроение - нормальное явление человеческой
жизни, которого никто не может избегнуть.
Во-вторых, ситуативное одиночество, порожденное особыми жизненными
обстоятельствами: резкой переменой условий жизни и круга общения (пере-
мена места жительства, учебы или работы), кризисными точками индивиду-
ального развития (например, появлением неудовлетворенной потребности в
любви), потерей близких, охлаждением или распадом некогда значимых лич-
ных отношений и т. д. Каким бы острым ни было это одиночество, с течени-
ем времени оно обычно проходит, уступая место новым отношениям и эмоцио-
нальным привязанностям.
Другое дело - хроническое одиночество, преследующее человека постоян-
но и воспринимаемое им самим как неустранимое свойство собственной нату-
ры: "Одиночество - моя судьба".
Какие же психологические качества делают людей одинокими и некоммуни-
кабельными? Оставим в стороне крайние случаи, относящиеся к компетенции
психопатологов, например аутизм, когда человек полностью "закрыт" для
окружающих и не способен к нормальному общению. Прототип некоммуника-
бельной, одинокой личности включает ряд сходных переживаний и черт,
распространяющихся на ее самосознание ^пониженное самоуважение, гиперт-
рофированное сознание непохожести на других, замкнутости, отверженнос-
ти), стиль поведения (самоизоляция, избегание социальных контактов) и
репертуар наиболее часто испытываемых чувств (бессилие, жалость к себе,
апатия, подавленность, гнев и т. п.). Но сочетание этих черт бывает
весьма различным.
Американский психолог Д. Япг, автор распространенного теста и метода
психотерапии депрессивных состояний, различает 12 синдромов одиночества,
каждый из которых имеет специфические эмоциональные, когнитивные и пове-
денческие признаки.
1. Недовольство одиночеством, неспособность к уединению; оставшись
один, человек теряется, не знает, что с собой делать, испытывает мучи-
тельную скуку и пустоту.
2. Низкое самоуважение, выражающееся в заниженных самооценках ("меня
не любят", "я скучен" и т. п.), которое побуждает личность избегать че-
ловеческих контактов, в результате чего у нее появляется хроническая пе-
чаль и ощущение безнадежности. Это состояние бывает и у людей в высшей
степени интересных и значительных. Как писал в одном из писем Т. Манн,

<< Пред. стр.

стр. 16
(общее количество: 17)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>