<< Пред. стр.

стр. 8
(общее количество: 17)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

начинается с осознания того, что мы таковы, какими себя создаем.
Это подтверждается не только историей дружбы, но и ее психологией.





5. ПСИХОЛОГИЯ ДРУЖБЫ

У меняi есть друг, я люблю - .значит, я существую.
М, Пришвин

Что же такое дружба с точки зрения психологии? Все ее житейские опре-
деления суть метафоры, каждая из которых высвечивает какой-то один ра-
курс проблемы. "Друг - товарищ" подразумевает наличие совместной дея-
тельности и общих интересов. "Друг - зеркало" подчеркивает функцию само-
познания, а партнеру в этом случае отводится пассивная роль отражения;
"Друг - сострадальник" олицетворяет эмоциональное сопереживание. "Друг -
собеседник" высвечивает коммуникативную сторону дружбы, самораскрытие и
взаимопонимание. "Друг - "альтер эго" прдразумевает как ассимиляцию,
уподобление другого себе, так и идентификацию, уподобление себя другому,
саморастворение в другом.
Каждая из этих метафор по-своему правомерна. Но обозначают ли они
разные типы дружбы, или разные ее компоненты, или разные стадии, разви-
тия одного и того же взаимоотношения? Реальный прогресс в изучении пси-
хологии дружбы начинается не с уточнения определений, а с дифференциации
вопросов.
Возникшая в конце XIX в. психология дружбы, как, впрочем, и другие
науки о человеке, первоначально (и вплоть до середины XX в.) ставила
вопросы общего характера: каков источник дружбы, как соотносятся ее ра-
циональные и эмоциональные компоненты и чем поддерживается однажды воз-
никшее отношение? Исследователи этого периода собрали большой эмпиричес-
кий материал о том, как разные люди - преимущественно дети и подростки -
понимают дружбу и выбирают друзей. Но интерпретация данных большей
частью не выходила за рамки представлений обыденного сознания и не увя-
зывалась с какими-либо специальными психологическими теориями.
Аналитический период психологии дружбы, начавшийся в конце 50-х го-
дов, был связан с социально-психологическими исследованиями межличност-
ной атракции. Слово "атракция" (attraction), как и древнегреческое "фи-
лия", обозначает буквально притяжение, влечение. В социальной психологии
понятие "межличностной атракции" определяют как когнитивный (познава-
тельный) компонент эмоционального отношения к другому человеку, или как
некоторую социальную установку, или, наконец, как эмоциональный компо-
нент межличностного восприятия (социальной перцепции).
Главный вопрос психологии атракции: "Что привлекает людей друг к дру-
гу?" - содержательно неоднозначен. Он охватывает и потребности субъекта,
побуждающие его выбирать того или иного партнера; и свойства объекта
(партнера), стимулирующие интерес или симпатию к нему; и особенности
процесса взаимодействия, благоприятствующие возникновению и развитию ди-
адических (парных) отношений; и объективные условия такого взаимо-
действия (например, принадлежность к общему кругу общения). Эта многоз-
начность проблемы обусловила тематическую пестроту психологических исс-
ледований атракции. Из 403 эмпирических ее исследований, опубликованных
в 1972-1976 гг. в американских научных журналах, 147,5 были посвящены
формированию у людей впечатлений друг о друге, 128,5 - процессам словес-
ного и поведенческого взаимодействия, встречам и контактам, лишь 127 -
более или менее длительным дружеским (33) или любовным (94) отношениям.
Столь же многообразными были и сами теории атракции. Одни из них опи-
сывали преимущественно ее интраиндивидуальные, внутренние предпосылки,
другие - механизмы общения, третьи - стадии его развития, четвертые -
конечные результаты. В зависимости от исходных теоретико-методологичес-
ких установок авторов дружба рассматривалась то как своеобразная форма
обмена, то как удовлетворение эмоциональных потребностей, то как инфор-
мационный процесс взаимного познания, то как социальное взаимодействие
индивидов, то как уникальный и неповторимый диалог личностей.
Самая простая, поведенческая модель атракции, характерная для необи-
хевиоризма (Д. Хоманс, Д. Тибо и Г. Келли), считает важней шим условием
всякого парного взаимодействия обмен вознаграждениями (положительное
подкрепление) и издержками (отрицательное подкрепление). Чтобы личные
отношения развивались и поддерживались, согласно теоретикам необихевио-
ризма, партнеры должны получать друг от друга и от самого процесса взаи-
модействия максимум поощрений и минимум издержек. Эксперименты, постав-
ленные в соответствии с этой теоретической ориентацией, стараются взве-
сить прежде всего объективные следствия, "исходы" процесса дружеского
взаимодействия: удается ли партнерам получить искомое "вознаграждение" в
виде удовольствия, "уменьшения напряженности", практической пользы и т.
п. Более сложные модели, например Дж. Клора и Д. Бирна, А. и Б. Лотт,
анализируют не только "исходы", но и типы стимулов - соотношение таких
факторов дружбы, как сходство личных черт, близость социальных установок
и характер. эмоционального взаимодействия партнеров. Однако их общей ме-
тодологической основой остается теория научения.
Для .объяснения такого сложного явления, как- .дружба, этот подход
нельзя признать удовлетворительным - он слишком элементарен. Его прооб-
раз - деловое партнерство, в котором партнер выступает как средство
удовлетворения эгоистических потребностей, субъекта и не предполагается
ни глубины, ни интимности, ни моральных обязательств друг перед другом.
Да и самый "обмен" рассматривается на уровне отдельных, изолированных
потребностей и желаний индивида, без учета их места в жизненном мире це-
лостной личности. Это своего рода психологический эквивалент старой фи-
лософской теории "разумного эгоизма".
Хотя "обмен";-деятельностью, мотивами, ценностями и т. п.-объективно
присутствует в любых межличностных отношениях, в более гибких теориях
дружбы он фигурирует в качестве частного, подчиненного элемента.
Психодинамическая теория, представленная, в частности, психоанализом,
усматривает истоки дружбы, как и всех прочих привязанностей, в неосозна-
ваемых эмоциональных потребностях личности. Основоположник психоанализа
3.. Фрейд считал, что все человеческие влечения и привязанности, будь то
дружба, родительская любовь или преданность идее, имеют в конечном счете
инстинктивную природу, являясь формами полового влечения, либидо, кото-
рое он, впрочем, определял весьма расширительно.
Авторы более поздних психоаналитических теорий мотивации, сложившихся
в рамках неофрейдистских концепций, признают наличие . у человека особых
межличностных, коммуникативных потребностей. Например, американский пси-
холог У. Шутц, автор модели "фундаментальной ориентации межличностных
отношений", утверждает, что человек обладает, определенным соотношением
трех межличностных потребностей: в принадлежности , (аффилиации), конт-
роле и любви. Уровень каждой из этих потребностей закладывается в раннем
детстве, предопределяя будущие коммуникативные свойства и реальное обще-
ние взрослого. Решающую роль "значимых, других" в формировании личности
подчеркивает основатель "межличностной теории психиатрии" X. С. Салли-
вэн.
В целом психодинамическая теория атракции лучше подходит для описания
безотчетных и неподконтрольных разуму привязанностей, нежели для свобод-
но создаваемых дружеских отношений. В психоаналитических концепциях дру-
гу чаще всего отводится роль зеркала, на которое субъект проецирует
собственные неосознаваемые черты, или идеального образца для подражания,
идентификации. Кроме того, эта концепция склонна абсолютизировать "трав-
матические" последствия отрицательного детского опыта, оставляя в тени
процессы и механизмы межличностных отношений взрослых.
Если поведенческий подход фиксирует "молекулярные" процессы межлич-
ностного взаимодействия, а психодинамический - внутри-личностные потреб-
ности, то когнитивная психология анализирует информационную и процессу-
альную сторону общения, пытаясь ответить на вопрос, как именно происхо-
дит межличностная коммуникация. Представители этого направления (Ф. Хай-
дер, Т. Ньюком, Э. Уолстер, 3. Рубин и др.) исследуют прежде всего поз-
навательные и символические моменты человеческих взаимоотношений: соци-
альные установки, ценностные ориентации, знаки, значения и т. д.
В отличие от "наивной" психологии, которая пыталась выводить атрак-
цию, тягу тех или иных людей друг к другу непосредственно из их объек-
тивных сходств или различий, когнитивная психология подчеркивает значе-
ние процессов атрибуции (приписывания).
По мнению ее теоретиков, в дружбе важно не столько фактическое совпа-
дение или несовпадение индивидуальных черт, сколько их восприятие, то,
какие качества друзья приписывают один другому и какова тенденция такой
атрибуции (в друзьях мы склонны видеть только хорошее, а во врагах -
только плохое). "Обмен подкреплениями", который необихевиористы трактуют
наивно-механистически, в свете когнитивной "теории справедливости"
предстает более сложным психологическим процессом: желание получить от
общения максимум удовлетворения индивид обычно соизмеряет со своими
представлениями о справедливом обмене, и это побуждает его заботиться не
только о собственной выгоде, но и об интересах партнера.
Когнитивная психология положила начало систематическому изучению
"языка дружбы" - терминов, в которых люди осмысливают и описывают свои
взаимоотношения и представления друг о друге, а также "личностных
конструктов" (Д. Келли, С. Дак и др.) - специфических оппозиций, проти-
воположных понятий, используемых субъектом для категоризации себя или
других людей. Из этих понятий складывается его имплицитная (молчаливо
подразумеваемая) теория личности. Например, категоризация окружающих по
оси "люди цели" - "люди эмоций" отражает представление индивида об анта-
гонизме, целенаправленности и эмоциональности и определяется, по-видимо-
му, спецификой его личного жизненного опыта. Знание "репертуарных пози-
ций" индивида, структуры значимых для него социальных ролей и их субъек-
тивного смысла позволяет психологу заглянуть в его внутренний мир и его
интимное окружение. Важное значение для психологии дружбы имеет также
межличностная компетенция - освоение индивидом необходимых навыков обще-
ния, умение завязывать знакомство, раскрываться и понимать других.
Символический интеракционизм (Д. Мид, Д. Мак-Колл и др.) выдвигает на
первый план социально-структурные (ролевые) и культурно-символические
(значение) аспекты личиых отношений в связи с развитием самосознания.
Поскольку личность формируется и осознает себя только во взаимодействии
с другими людьми, приверженцы этого направления видят цель изучения
дружбы в расшифровке психологического содержания этого процесса - уясне-
пии, почему данное Я привязывается к данному Другому. Межличпостная ат-
ракция, по определению Мак-Колла, отличается от формальных или деловых
взаимоотношений тем, что в ней присутствует Я, желающее на "основе своей
положительной привязанности к Другому установления личных взаимно актив-
ных отношений с ним.
Интеракционисты .оперируют такими категориями, как. принятие роли
другого, ролевое поведение, определение ситуации и Я. Принятие роли
предполагает способность поставить себя на место другого лица, предста-
вив себе требования его социальной позиции, испытываемые им чувства и
смысл, который имеет для него данная роль и поведение. Исполнение роли
подразумевает овладение системой правил, от соблюдения которых зависят
эффективность и уместность соответствующих поступков, жестов и т. п., а
определение ситуации - координацию собственных намерений и целей с наме-
рениями и целями остальных участников взаимодействия. Это возможно лишь
при наличии устойчивой системы самооценок и одновременно способности
взглянуть на себя глазами других. Подобный подход имеет смысл примени-
тельно к описанию таких явлений, как развитие межличностной компетенции,
зависимость личных отношений индивида от его положения и популярности в
группе, связь дружбы с уровнем развития самосознания.
Хотя по своим исходным посылкам все перечисленные подходы к осмысле-
нию психологических аспектов межличностного взаимодействия различны, а
кое в чем даже противоположны, вместе с тем они взаимодополнительны,
каждый из них имеет определенное рациональное зерно. Любой отдельно взя-
тый акт межличностного взаимодействия и весь этот процесс в целом можно
рассматривать и как поведенческий процесс сближения и соотнесения двух
независимых друг от друга субъектов, и как познание одного субъекта дру-
гим, и как удовлетворение какой-то внутренней эмоциональной потребности
субъекта, и как процесс символического взаимодействия, в ходе которого
индивиды не просто обмениваются информацией, а усваивают точки зрения и
жизненные перспективы друг друга, расширяя тем самым границы собственных
Я.
При этом более сложная теоретическая модель потенциально включает в
себя элементарные как свои аспекты или частные случаи. Так, модель обще-
ния как взаимодействия самосознательных Я и Ты включает процессы их вза-
имного познания (поскольку самосознание предполагает самопознание, а ус-
воение жизненной перспективы другого невозможно без уяснения его роли и
позиции) и удовлетворения эмоциональных потребностей (поскольку "образ
Я" охватывает и эмоционально-оценочные компоненты). Когнитивистская мо-
дель, в свою очередь, предполагает наличие элементарных процессов обмена
и подкрепления, описываемых бихевиористской схемой, и т. д.
Однако, несмотря на интересные частные результаты, самым важным и не-
ожиданным выводом психологии атракции оказалось доказательство от-
сутствия факторов, жестко детерминирующих уровень атракции. Ее причины
действенны лишь в определенном диапазоне условий и в сочетании с другими
переменными. Будучи объективно обусловленным, человеческое общение, в
том числе и такая его форма, как дружба, определяется в то же время и
волей его участников, их желанием, тем, какой стиль поведения они выбе-
рут, и другими непредсказуемыми, зависящими только от них особенностями.
В начале 80-х годов психологам стало ясно, что исследование отдельных
установок, потребностей мешает разглядеть целостность жизненного мира
личности, а сведение личных отношений к серии "взаимодействий" затемняет
их глубинный личностный смысл. Лабораторные методы больше подходят для
анализа статичных, неразвивающихся однократных встреч посторонних людей,
чем естественных, жизненных отношений. В лабораторных исследованиях
практически невозможно учесть развитие личных отношений во времени, а
также активные усилия и потребности их участников. Дружеские отношения и
их "уровни" мыслились не как живые, динамические, изменчивые, имеющие
субъективный смысл процессы, а как стабильные "состояния".
Новая научно-теоретическая парадигма, пришедшая на смену теории меж-
личностной атракции, рассматривает дружбу как особый вид личных отноше-
ний. В чем ее особенности?
1. Круг явлений, охватываемых понятием "личные отношения", гораздо
уже и определеннее феноменов "межличностной атракции". Речь идет не о
случайных краткосрочных контактах, а только об относительно устойчивых,
развивающихся взаимоотношениях.
2. В отличие от функционально-ролевых отношений, личные отношения ин-
дивидуальны, персонализированы, в ходе их становления и развития образу-
ется новый субъективный, личностный смысл, обогащающий обоих участников,
чего не происходит при простом информационном или поведенческом обмене.
3. Личные отношения необходимо изучать в естественной среде с учетом
фактора времени, причем не только в восходящей (знакомство, углубление,
поддержание), но и в нисходящей (ухудшение, ослабление, разрыв отноше-
ний) стадиях развития.
4. Поскольку речь идет о субъектно-субъектных отношениях, их развитие
складывается не автоматически, в соответствии с универ сальными нормами,
а в зависимости от сознательных усилий и коммуникативной стратегии парт-
неров.
5. За иллюзией стабильного состояния и плавного- перехода из одной
стадии отношений в другую скрывается драматический процесс изменений,
неопределенности, переговоров, атрибуций и т. п.
6. Значение и смысл этих процессов сплошь и рядом не осознаются, а их
последствия по-разному интерпретируются участниками отношения. Поэтому
важно различать их объективную детерминацию, субъективную мотивацию и
ретроспективную легитимацию (объяснение и оправдание).
Психология личных отношений как особое направление научных исследова-
ний впервые получила конкретное оформление и закрепление в одноименном
пятитомном труде, созданном при участии советских психологов и вышедшем
под редакцией С. Дака и Р. Гилмура. Кроме того, с 1984 г. выходит специ-
альный междисциплинарный журнал "Journal of Social and Personal
Relationships" под редакцией того же Дака, а в 1985 г. организовано Меж-
дународное общество для изучения личных отношений.
В философско-методологическом плане подходы этого направления близки,
с одной стороны, к идеям получившей развитие на Западе "гуманистической
психологии", а с другой -- "диалогическому" пониманию общения, развивае-
мому на базе идей М. М. Бахтина, Л. С. Выготского и А. А. Ухтомского со-
ветскими философами В. С. Библером и М. С. Каганом, психологами А. Н.
Леонтьевым, А. В. и
В. А. Петровскими, культурологами Л. М. Баткиным, Ю. М. Лотманом и
др. Можно ли, однако, перевести столь сложную проблематику в русло эмпи-
рических научных исследований и что нам фактически известно об объектив-
ных предпосылках дружбы, ее подразумеваемых правилах, стадиях развития и
психологических механизмах?
Что касается объективных предпосылок, то, как и все прочие личные от-
ношения, дружба во многом зависит от системы социальных связей, круга
непосредственного общения личности, обусловленных территориальной бли-
зостью, социально-групповой принадлежностью - и совместной дея-
тельностью. Однако психологическая значимость этих факторов неодинакова.
Американский социальный психолог Т. Ньюком в порядке эксперимента
расселял студентов-первокурсников Мичиганского университета по комнатам
в разных сочетаниях по принципу сходства или несходства установок, а за-
тем изучал динамику их взаимоотношений. Оказалось, что на ранних стадиях
знакомства атракция больше зависит от пространственной близости, чем от
сходства установок, однако в дальнейшем положение меняется и сходство
установок перевешивает влияние соседства.
Влияние пространственной близости на личные отношения в большинстве
случаев опосредствуется и дополняется другими названными факторами -
групповой принадлежностью и совместной деятельностью, связанной с опре-
деленным разделением функций, кооперацией и взаимопомощью. Как и обыден-
ное сознание, научная психология различает деловые, функциональные отно-
шения и личные, индивидуальные привязанности, а также обусловленное при-
надлежностью к одному и тому же коллективу товарищество и основанную на
индивидуальном выборе и личной симпатии дружбу.
Деловые отношения, или, как называют их вслед за А. С. Макаренко не-
которые советские ученые, отношения ответственной зависимости, подчинены
достижению какой-то вне-индивидуальной цели - производственной, учебной
и т. д. Они всегда специализированы, и личность участвует в них как ис-
полнитель определенной социальной функции, роли. Принадлежность к данно-
му коллективу и вытекающее из нее чувство солидарности с другими его
членами (товарищество) не обязательно предполагают личную симпатию к
каждому из них в отдельности, без чего немыслима дружба. "Вопрос отноше-
ния товарища к товарищу,- писал Макаренко,- это не вопрос дружбы, не
вопрос любви, не вопрос соседства, а это вопрос ответственной зависимос-
ти" .
Однако различие дружбы и товарищества относительно. Тесная кооперация
и взаимопомощь в совместной деятельности легко и незаметно перерастают
во взаимную симпатию. Коллектив сплачивается не только общей заинтересо-
ванностью его членов в результатах их совместной деятельности, но и
чувством групповой солидарности, сопричастности к целому. Степень эмоци-
ональной идентификации индивидов с группой - один из главных показателей
сплоченности коллектива. А идентификация с коллективом невозможна без
взаимной поддержки и заботы об отдельных товарищах. "Чувство локтя" -
важнейший общий компонент товарищества и дружбы. Поэтому товарищеские
отношения не просто фон, а живая питательная среда для возникновения и
развития индивидуализированной дружбы.
Недаром большую часть своих друзей люди приобретают именно в процессе
совместной деятельности, в своих производственных или учебных коллекти-
вах, причем значение этого вида общности значительно перевешивает роль
территориально-бытовых факторов. Об этом свидетельствуют, в частности,
данные уже упоминавшихся исследований Л. А. Гордона и Э. В. Клопова.
Важное значение совместной деятельности и коллективной принадлежности
для возникновения дружбы доказывается и социально-психологическими экс-
периментами. Известен, например, эксперимент американского социального
психолога М. Шерифа .
Группа мальчиков 11-12-летнего возраста, взятых из разных школ и ра-
нее никогда не встречавшихся друг с другом, была вывезена в загородный
лагерь. В течение трех дней подростки имели возможность совершенно сво-
бодно общаться друг с другом, у них складывались какие-то привязанности,
возникали группировки, игровые компании и т. д. После того как между ре-
бятами установились определенные личные взаимоотношения, был проведен
социометрический тест, в ходе которого каждый назвал своих лучших дру-
зей. Затем ребята были разделены на две команды таким образом, чтобы две
трети лучших друзей каждого оказались в противоположной команде. Каждая
команда получила собственное задание, общение между членами разных ко-
манд было сведено к минимуму, а сами команды поставлены в отношения со-
ревнования и соперничества. Через несколько дней мальчиков снова просили
назвать своих лучших друзей, подчеркнув, что они могут выбирать но
только из собственной команды, но и из другой. На сей раз выбор оказался
совершенно другим. Членство в команде решительно перевесило первона-
чальные личные симпатии: число "лучших друзей" из собственной команды
составило в одном случае 95%, в другом - 88%.
Эксперимент свидетельствует, что индивидуальное предпочтение пол-
ностью определяет выбор друзей там, где отсутствуют сложившиеся коллек-
тивы и -группы. Но если индивид ужо находится в составе какой-то группы,
имеющей собственные цели, определенное распределение ролей и т. д., это
накладывает отпечаток и на его личные предпочтения. Как правило, он вы-
бирает друзей из числа тех людей, с которыми чаще общается в повседнев-
ной деятельности и с которыми его связывает чувство групповой солидар-
ности.
Разумеется, реальная жизнь сложнее экспериментальной ситуации. Каждый
человек одновременно принадлежит не к одному, а к нескольким разным кол-
лективам (производственным, общественно-политическим, семейно-бытовым) и
имеет целый ряд референтных групп, с которыми он сообразует свое поведе-
ние. Между тем количество близких друзей ограничено. Отсюда - проблема
индивидуального выбора, с которого, собственно и начинается психология
дружбы, в отличие от психологии коллективной деятельности или психологии
общения.
Как и все прочно человеческие отношения, дружба регулируется опреде-
ленной системой правил. Кодекс древней институционализированной дружбы
был, как мы видели, достаточно четко выраженным. Сегодня правила дружбы
большей частью молчаливо подразумеваются. Тем не менее их соблюдение
очень важно для поддержания и оценки глубины дружеских отношений. Каковы
же эти правила?
Английские психологи М. Лргапл и М. Хендерсон путем серии опросов ус-
тановили, какие из 43 предполагаемых общих правил поведения считаются
наиболее важными для дружбы среди англичан, итальянцев, японцев и жите-
лей Гонконга (мужчин и женщин в возрасте от 18 до 25 и от 30 до 60 лет).
Затем по критериям соблюдения или нарушения этих правил ученью сравнили
успешные, продолжающиеся отношения дружбы с распавшимися, а также дру-
жеские отношения, высоко или низко оцениваемые их участниками. И нако-
нец, проверили, нарушение каких правил чаще всего приводит к разрыву
дружбы или воспринимается как причина ее прекращения .
При этом исследователи исходили из следующих гипотез.
Как и все прочие отношения, дружба предполагает набор неформальных
правил. Эти правила позволяют друзьям . поддерживать определенный уро-
вень того или иного положительного подкрепления, а также избегать рев-
ности к третьим лицам.
Существуют правила, обеспечивающие сохранение тайны и уважение к ин-
дивидуальности другого.
При всех межкультурных различиях разные культуры имеют сходный нефор-
мальный кодекс дружбы.
Правила взаимного вознаграждения позволяют различать тесную интимную
дружбу от менее интимной.
Правила женской дружбы придают большее значение самораскрытию и эмо-
циональной поддержке, чем аналогичные правила мужской дружбы.
В дружбе молодых людей помощь и совместное времяпрепровождение имеют
большее значение, чем в дружбе лиц старшего возраста.
При разрыве дружеских отношений люди чаще приписывают нарушение пра-
вил другим, чем себе.
При разрыве дружбы нарушение правил, обеспечивающих положительное
подкрепление, упоминается реже, чем нарушение правил, регулирующих конф-
ликтные ситуации, например обман доверия или вторжение в личные сферы.
Нарушение некоторых правил воспринимается как естественная причина
прекращения дружбы; например, несоблюдение норм доверия и взаимного ува-
жения ведет к ухудшению отношений, а нарушение правил, предотвращающих
конфликты, вроде запрета вторгаться во внутренний мир партнера,- к раз-
рыву.
В общем и целом гипотезы подтвердились. Из 27 общих правил дружбы,
сформулированных на основе первого этапа исследования, наиболее важными
оказались 13, которые были распределены на четыре группы: обмен, интим-
ность, отношение к третьим лицам, взаимная координация.

Неписаные правила дружбы

Обмен

Делиться новостями о своих успехах
Выказывать эмоциональную поддержку
Добровольно помогать в случае нужды
Стараться, чтобы другу было приятно в твоем обществе
Возвращать долги и оказанные услуги

Интимность

Уверенность в другом и доверие к нему

Отношение к третьим лицам

Защищать друга в его отсутствие

<< Пред. стр.

стр. 8
(общее количество: 17)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>