стр. 1
(общее количество: 2)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>



Возможности генетической экспертизы при идентификации личности и установлении отцовства (материнства) по уголовным и гражданским делам

Автор

С.А. Кондрашов - ГУ ЭКЦ МВД России, зам. начальника отдела экспертиз биологических объектов, кандидат медицинских наук

"Гражданин и право", 2001, N 10



Возможности генетической экспертизы при идентификации
личности и установлении отцовства (материнства) по уголовным
и гражданским делам*(1)

В структуре современной преступности заметно усиливается преобладание
тяжких и особо тяжких преступных проявлений, общий удельный вес которых превысил
60%. В большинстве субъектов Федерации возрастает число убийств, в трети регионов
- количество случаев причинения тяжкого вреда здоровью. Не снижается число
преступлений против половой неприкосновенности граждан.
После совершения тяжких преступлений, зачастую отличающихся изощренностью
и крайней жестокостью, на местах происшествий, как правило, обнаруживаются
объекты биологического происхождения. При изнасилованиях остается сперма;
после сопротивления убийце или грабителю возможно обнаружение крови; взломщик
может пораниться и также "наследить" кровью, практически всегда при надлежащем
осмотре с места преступления изымают волосы, окурки со следами слюны и т.п.
Эффективное расследование и раскрытие таких преступлений практически невозможно
без результатов исследования обнаруживаемых следов методами судебной биологии
(судебно-медицинская экспертиза вещественных доказательств).
В последние годы особую остроту приобрела проблема неуклонного увеличения
количества неидентифицированных останков граждан, а также военнослужащих,
участвовавших в локальных вооруженных конфликтах.
Реалии современного мирового развития таковы, что стремительный научно-технический
прогресс и повышение уровня благосостояния общества в целом сопровождаются
явной активизацией негативных процессов, угрожающих самой жизни отдельного
человека. Все чаще возникают крупномасштабные техногенные катастрофы и аварии,
природные катаклизмы (землетрясения, наводнения и т.п.), межнациональные конфликты,
осуществляются террористические акты, обнаруживаются ранее неизвестные захоронения.
В результате объектом идентификации становятся останки неизвестных лиц в состоянии
расчленения, скелетирования, обугливания, выраженной гнилостной трансформации
и т.п. Прижизненные и посмертные обширные повреждения, посмертные разрушающие
процессы изменяют тело человека настолько, что оно не может быть опознано
с помощью традиционных медико-криминалистических методов.
При экспертизе скелетированных, гнилостно измененных, расчлененных и
обугленных останков нередко представляет серьезные затруднения установление
их видовой принадлежности (человек или животное) и пола. Но ведь установление
личности погибших имеет важнейшее следственное и социальное значение!
В подобных ситуациях могут быть применены как традиционные методы судебной
биологии (серологические, цитологические), так и генетический анализ. Идентификация
судебно-биологическими методами включает в себя разрешение вопросов видовой,
половой и групповой принадлежности (группы крови человека по различным серологическим
системам) исследуемых объектов. В обычных случаях исследованию подвергается
трупная кровь. Но когда труп изменен настолько, что изъять кровь не представляется
возможным, для исследования изымают остатки мягких тканей, обычно мышечную
или костную, хрящевую ткани, волосы, зубы. Они медленнее подвергаются разрушению
под влиянием различных внешних факторов, и, соответственно, исследуемые в
них биологические структуры сохраняются дольше.
В зависимости от изучаемых признаков эксперт-биолог выбирает наиболее
подходящий для исследования материал, причем могут использоваться не один,
а несколько объектов одновременно (кость, волосы, мышца), что увеличивает
возможность получить положительные результаты экспертизы.
Несмотря на сложность проведения серологических исследований, получаемые
результаты не всегда удовлетворяют следствие из-за их низкого доказательственного
значения. Ведь количество людей, имеющих, к примеру, одну и ту же группу крови,
очень велико.
Принципиально новые возможности для идентификации личности были открыты
в первой половине 80-х годов XX в. английским ученым А. Джеффрисом на уровне
анализа вариабельности структуры ДНК человека. ДНК (дезоксирибонуклеиновая
кислота) находится в ядре практически любой клетки организма и является генетическим
материалом, из которого состоят гены. С точки зрения химической структуры
ДНК - это макромолекула, представляющая собой длинную двойную полимерную цепь,
составленную из мономеров, получивших название нуклеотидов и являющихся строительными
блоками ДНК. Нуклеотиды бывают четырех типов и сочетаются между собой в цепочке
ДНК таким образом, что их последовательность строго индивидуальна для каждого
организма, т.е. последовательность нуклеотидов является генетической информацией,
а ДНК ее носителем.
А. Джеффрису удалось выявить особое семейство гипервариабельных по длине
участков молекулы ДНК, общая структурная организация которых обладает индивидуализирующими
свойствами. Данное открытие послужило научной основой для внедрения методов
молекулярной генетики в судебную биологию.
Однако прежде чем получить принципиально новые возможности, судебная
биология прошла достаточно длинный путь развития. А начиналось все с проблемы
отсутствия достоверного способа установления всего лишь наличия крови на тех
или иных предметах - как наиболее частого "свидетеля" насилия и криминала.
Впервые доказательный метод установления наличия крови в следах (с помощью
поваренной соли и ледяной уксусной кислоты) открыл в середине XIX в. Л. Тейхман-Ставларски,
а в конце XIX в. немецкими учеными Р. Бунзеном и Киргофом был разработан надежный
метод установления наличия крови с помощью спектроскопии. В то время сам факт
установления следов крови на одежде подозреваемого рассматривался как доказательство
его вины в совершении преступления. Французы Флоренс и Фрикон создали целую
систему зависимости формы следов крови от механизма их образования, которые
в совокупности с методом установления наличия крови в этих следах придавали
исследованиям большую доказательную силу. Однако со временем представители
защиты начали считать факты этой зависимости недостаточными, и судебная медицина
стала искать другие способы исследования следов крови.
Очень важно было решить вопрос о принадлежности крови человеку или животному.
Первые эксперименты проводились на жидкой крови, видовую принадлежность которой
устанавливали по размеру, форме и наличию ядер в клетках крови. Однако подобные
методы не были пригодны для исследования пятен крови. Решить проблему удалось
только в 1899 г., когда русский исследователь-патологоанатом Ф.Я. Чистович
открыл реакцию преципитации, а П. Уленгут практически использовал это открытие
для установления видовой принадлежность крови. Этот метод начал широко применяться
и стал неотъемлемой частью любого исследования при проведении экспертиз следов
крови, но и его со временем оказалось недостаточно для доказывания факта принадлежности
следов крови конкретному лицу. Как справедливо возражали адвокаты: "Если доказано,
что следы крови произошли от человека, то чем эта кровь отличается от крови
миллионов других людей, каждый из которых мог оставить эти следы?"
Открытие австрийским ученым К. Ландштейнером в 1900 г. трех групп крови
системы АВ0, а в 1911 г. Дунгерном еще одной группы крови этой системы легли
в основу практических экспериментов М. Рихтера в области установления групп
крови в ее следах. Внедрение в практику методики установления групповой принадлежности
крови в следах на вещественных доказательствах позволило сделать вывод о возможности
или невозможности происхождения пятен крови от определенного лица. Особенно
важным являлось то, что стало возможным исключить происхождение крови от конкретного
человека. Совпадение групповой принадлежности крови имело значение лишь в
общей сумме доказательств, так как нельзя категорично утверждать о происхождении
крови именно от данного человека, а не от других лиц с такой же группой крови.
Стало очевидным, что в большинстве случаев четыре группы крови системы АВ0
не дают возможности исключить или подтвердить происхождение следов крови от
конкретного человека.
Развитие судебно-биологической экспертизы пошло по пути открытия новых
систем крови. В настоящее время их насчитываются десятки. Однако не все они
имеют равноценное прикладное значение, что зависит от числа признаков, входящих
в каждую из них, и распределения этих признаков в популяции.
Главной задачей судебно-биологического исследования крови, выделений,
а также останков человека, обнаруженных на месте преступления, является установление
их происхождения (принадлежности) от интересующего следствие лица (подозреваемый,
пропавший без вести и т.п.). Чем больше систем крови исследуется в следе,
тем с большей достоверностью можно установить его происхождение, но порой
слишком малые размеры следа и его состояние существенно ограничивают возможности
экспертизы.
Открытие А. Джеффриса позволило принципиально по-новому подойти к проблеме
идентификации биологического следа. Уже через два-три года после этого экспертная
практика наиболее индустриально развитых стран мира (Великобритания, США)
располагала вполне эффективной методикой идентификации личности, основанной
на анализе длины определенных участков ДНК. Для исследования нужные участки
вырезали из цепочки ДНК с помощью специальных ферментов -- рестриктаз, поэтому
метод получил название анализ полиморфизма длин рестрикционных фрагментов
(ПДРФ-анализ).
Так, в 1987 г. 27-летний пекарь К. Питчфорк из английского графства Лестершир,
признанный виновным и приговоренный к пожизненному заключению, стал первым
убийцей, пойманным исключительно при помощи ДНК. Полиция графства, расследуя
изнасилование и убийство двух девочек-подростков, взяла образцы крови у всех
мужчин в возрасте от 13 до 30 лет в трех деревнях, всего более чем у 5 тыс.
человек. Генетические признаки Питчфорка соответствовали генетическим признакам
спермы, извлеченной из тел погибших. Первоначально подозреваемый в одном из
этих убийств 17-летний юноша Р. Бакленд стал первым, кто был оправдан благодаря
свидетельству ДНК.
В российской криминалистике развитие методов ДНК-анализа началось с 1988
г., когда Государственным комитетом по науке и технике было принято решение
об организации лаборатории генотипоскопии на базе Всесоюзного научно-криминалистического
центра МВД СССР (ныне ГУ ЭКЦ МВД России). В связи с отсутствием необходимого
оборудования и помещений первые опыты были начаты на базе Всесоюзного центра
психического здоровья АМН. Там уже проводились исследования ДНК человека для
установления причин психических заболеваний человека, таких, как шизофрения,
болезнь Альцгеймера и др. В тот период перед экспертами-биологами стояла задача
разработать научно обоснованные методики анализа ДНК следов биологического
происхождения, изъятых с мест происшествий. В 1990 г. была проведена первая
генотипоскопическая экспертиза с использованием метода ПДРФ-анализа ДНК.
Однако метод ПДРФ-анализа имел ряд существенных недостатков, что существенно
ограничивало его эффективность. К числу наиболее значимых из них можно отнести
следующие:
- потребность в большом для современной экспертной практики количестве
биологического материала (кровь, сперма; около 1 мл жидкой крови или сухое
пятно крови на ткани диаметром не менее 5 см.), что встречается крайне редко
и невозможность исследовать биологические объекты с относительно низким содержанием
ядерных клеток (слюна, волосы и т.д.);
- бесперспективность исследования объектов, подвергшихся воздействию
различных факторов внешней среды, таких, как микрофлора, вода, свет, температура
и т.п.;
- затрудненность получения точных частот встречаемости выявленных признаков
в популяции и, соответственно, проведения вероятностно-статистической оценки
их доказательственной значимости;
- применение реактивов, меченных радиоактивными элементами (Р32), что
требовало дополнительных затрат для обеспечения безопасности проводившихся
исследований.
К концу 80-х годов на смену ПДРФ-анализу в экспертную практику начал
внедряться метод анализа полиморфизма длин амплифицированных фрагментов (ПДАФ-анализ)
ДНК, основанный на открытой (K. Mullis, 1986) полимеразной цепной реакции
(ПЦР). Принципиальное отличие данного метода состояло в том, что ПЦР позволяет
воспроизводить (амплифицировать) исследуемые участки (локусы) ДНК. Здесь особо
следует подчеркнуть, что, пожалуй, впервые в криминалистике появилась возможность
увеличивать количество исследуемого материала без изменения его качественных
показателей. Новый метод менее трудоемок, не требует применения радиоактивных
элементов, а также получил ряд других существенных преимуществ перед методом
ПДРФ-анализа. В процессе лабораторного анализа ДНК, основанного на ПЦР, можно
выделить следующие основные этапы:
I. Выделение и очистка. Фрагмент исследуемого объекта помещают в пробирку,
смешивают с детергентами и ферментами, которые разрушают клетки и высвобождают
ДНК. Разрушенные клетки удаляют, а оставшуюся смесь пропускают через центрифугу.
Чистая ДНК оседает на дне.
II. Амплификация (воспроизведение). Двойную спираль ДНК путем нагрева
разъединяют на отдельные цепочки. Добавляют праймеры -- очень короткие фрагменты
ДНК, обладающие сродством к изучаемым участкам (локусам) исследуемой ДНК,
а также другие необходимые компоненты. Праймеры связываются по принципу комплементарности
с началом локуса и действуют как стартовая кнопка клеточного механизма достраивания
-полимеразной цепной реакции. В результате за несколько часов получают миллионы
копий этого локуса.
III. Выявление. Амплифицированные фрагменты (копии локусов ДНК) дифференцируют
по размеру с помощью гель-электрофореза. Для этого смесь, содержащую миллионы
копий, помещают в лунки на край гелевой пластины. Под воздействием высокого
напряжения фрагменты ДНК движутся сквозь гель; чем больше длина фрагмента,
тем меньший путь он проходит за время электрофореза, и наоборот. Для визуализации
полученных фракций гелевую пластину окрашивают азотнокислым серебром. Полученная
таким образом электрофореграмма по виду напоминает товарный штрих-код. В более
дорогостоящих технологиях применяется флуоресцентное мечение и лазерная детекция.
IV. Сопоставление и оценка. Сопоставляя на электрофореграмме "штрих-коды"
ДНК разных объектов, решают вопрос об их идентичности. "Штрих-код", несущий
информацию о порядка 13 участках ДНК человека, уникален. Однако каждый из
изучаемых признаков в отдельности обладает лишь групповой характеристикой.
Оценка идентификационной значимости осуществляется на основе частот встречаемости
признаков у населения (в популяции) с применением теории вероятностей. Чем
уже определяемая группа, чем уникальнее выявленный комплекс генетических признаков,
тем реже он встречается в популяции и тем больше, соответственно, его идентификационная
значимость.
Таким образом, современная ПЦР-технология анализа ДНК позволяет:
- исследовать микроколичества биологического материала (теоретически
возможно исследовать ДНК, выделенную из одной клетки);
- исследовать практически все ткани и биологические жидкости организма
человека;
- не устанавливать видовую принадлежность биологических объектов (при
отсутствии такой необходимости), а также исследовать загрязненные микрофлорой
следы, так как применяются видоспецифичные праймеры;
- проводить вероятностно-статистическую оценку доказательственной значимости
выявленных генетических признаков.
До внедрения методов анализа ДНК в экспертную практику вопросы спорного
отцовства, материнства (по делам о детоубийствах новорожденных) и замены детей
(в родильных домах), как и вопросы идентификации личности, решались только
на основе исследования групповых характеристик эритроцитарных, сывороточных,
ферментативных и лейкоцитарных систем крови. Результаты такой экспертизы позволяли
однозначно лишь исключить ответчика, проходящего по делу в качестве предполагаемого
отца. На практике же исключить ложно указанного отца удается далеко не во
всех случаях, что обусловлено, как уже говорилось ранее, низкой дискриминирующей
способностью (относительно невысоким полиморфизмом) групп крови.
Для наглядности можно продемонстрировать все возможные варианты сочетаний
групп крови матери, ребенка и предполагаемого отца по известной системе АВ0
(см. табл. 1).

Таблица 1

Возможные сочетания групп крови
родителей и ребенка по системе ABO

+-------------------+-------------------+-------------------------------+
| Группа крови | Группа крови | Возможные группы |
| ребенка | матери | крови отца |
+-------------------+-------------------+-------------------------------+
| 0(I) | 0(I) | Любая, кроме AB(IV) |
+-------------------+-------------------+-------------------------------+
| 0(I) | А(II) | Любая, кроме AB(IV) |
+-------------------+-------------------+-------------------------------+
| 0(I) | B(III) | Любая, кроме AB(IV) |
+-------------------+-------------------+-------------------------------+
| А(II) | 0(I) | А(II), AB(IV) |
+-------------------+-------------------+-------------------------------+
| А(II) | А(II) | Любая |
+-------------------+-------------------+-------------------------------+
| А(II) | B(III) | А(II), AB(IV) |
+-------------------+-------------------+-------------------------------+
| А(II) | AB(IV) | Любая |
+-------------------+-------------------+-------------------------------+
| B(III) | 0(I) | B(III), AB(IV) |
+-------------------+-------------------+-------------------------------+
| B(III) | А(II) | B(III), AB(IV) |
+-------------------+-------------------+-------------------------------+
| B(III) | B(III) | Любая |
+-------------------+-------------------+-------------------------------+
| B(III) | AB(IV) | Любая |
+-------------------+-------------------+-------------------------------+
| AB(IV) | А(II) | B(III), AB(IV) |
+-------------------+-------------------+-------------------------------+
| AB(IV) | B(III) | А(II), AB(IV) |
+-------------------+-------------------+-------------------------------+
| AB(IV) | AB(IV) | Любая кроме 0(I) |
+-------------------+-------------------+-------------------------------+

Как видно из таблицы, в четырех из 14 возможных сочетаний не исключается
отцовство мужчины с любой группой крови, еще в четырех - с любой, кроме одной,
а в оставшихся шести сочетаниях - в двух вариантах групп крови отцовство исключается
и в двух опять же не исключается.
Установление кровного родства молекулярно-генетическими методами основано
на сравнительном анализе полиморфных локусов ДНК ребенка и предполагаемых
родителей. Родительство не исключается при наличии совпадения признаков ДНК
(аллелей) ребенка и предполагаемого родителя по всем исследованным локусам.
Несмотря на то что генетические признаки, изучаемые методами анализа ДНК,
высокополиморфны (высокоинформативны), они также являются групповыми. Поэтому
существует вероятность случайного их совпадения у неродственных лиц. Но чем
большее число локусов ДНК изучено и чем более редкие признаки установлены,
тем меньше вероятность случайного совпадения.
Для оценки такой вероятности прибегают к математическим расчетам. Современные
математические подходы к оценке вероятности отцовства и вероятностным расчетам
в области идентификации личности сильно усложнены и зачастую на практике могут
быть осуществлены лишь с помощью ЭВМ.
Впервые математическую формулу для расчета вероятности отцовства вывел
Э. Эссен-Меллер (1939), а К. Хуммель разработал специальные таблицы для вычисления
вероятности отцовства. Полученные таким образом уровни процента вероятности
отцовства и соответствующие словесные формулировки (предложенные Хуммелем
в 1971 г.), отражающие различную убедительность результатов, представлены
в таблице 2.

Таблица 2

Уровни процентной вероятности отцовства

+---------------------+-------------------------------------------------+
| Вероятность | Вывод об установлении или |
| отцовства, % | исключении отцовства |
+---------------------+-------------------------------------------------+
| (99,9) | Отцовство практически доказано |
+---------------------+-------------------------------------------------+
| 99,8 | |
+---------------------+-------------------------------------------------+
| 99 | Отцовство в высшей степени вероятно |
+---------------------+-------------------------------------------------+
| 95 | Отцовство очень вероятно |
+---------------------+-------------------------------------------------+
| 90 | Отцовство вероятно |
+---------------------+-------------------------------------------------+
| (50) | (Без всякого вывода об отцовстве) |
+---------------------+-------------------------------------------------+
| 10 | |
+---------------------+-------------------------------------------------+
| 5 | Отцовство маловероятно |
+---------------------+-------------------------------------------------+
| 1 | Отцовство очень маловероятно |
+---------------------+-------------------------------------------------+
| 0,2 | Отцовство в высшей степени маловероятно |
+---------------------+-------------------------------------------------+
| (0,1) | Отцовство практически исключается |
+---------------------+-------------------------------------------------+

Однако мы считаем, что представление вероятности отцовства (вероятности
происхождения биологического объекта, изъятого с места происшествия, от подозреваемого
лица) в процентном выражении по меньшей мере не совсем корректно. Поскольку
значение вероятности на уровне 95-99% и более будет психологически восприниматься
судом как доказательство отцовства. На самом деле это далеко не достаточный
уровень доказательности. Поэтому в выводах экспертов экспертно-криминалистичесих
подразделений органов внутренних дел дается не процент вероятности, а количество
людей среди всего населения, обладающих аналогичными признаками.
Для однозначной идентификации человека при наличии образца его генетического
материала достаточно, как уже говорилось, изучить в среднем 13 участков ДНК.
Если же сравнительный образец эксперту не может быть представлен (например,
при обнаружении останков неизвестного лица), то идентификация проводится опосредованным
путем - через установление возможного кровного родства неизвестного с предполагаемыми
родителями. В таких случаях для получения однозначно доказательных выводов
может потребоваться исследование значительно большего количества участков.
Еще более усложняется идентификация, когда для экспертизы недоступен генетический
материал одного или даже обоих предполагаемых родителей. В такой ситуации
анализ только ядерной (хромосомной) ДНК оказывается малоэффективным.
Помимо генетического кода, носителем которого является ядерная ДНК, существует
генетический код, содержащийся в ДНК митохондрий (мтДНК) -особых внутриклеточных
(экстраядерных) образований. Митохондриальный геном хотя и считается более
примитивным по сравнению с ядерным, но благодаря своему уникальному способу
наследования (по женской линии), широкому представительству в клетках и другим
особенностям дает дополнительные возможности в области ДНК-идентификации.
В случаях когда приходится изучать не самую близкую кровную связь родители
- дети, а более далекую, например, дядя (тетка) - племянник или дед (бабка)
- внук, анализ мтДНК незаменим. Полиморфизм мтДНК обусловлен точковыми нуклеотидными
заменами в ее полимерной цепочке. Для того чтобы выявить такие различия необходимо
расшифровать изучаемый участок мтДНК. Традиционные методы электрофореза, эффективные
при ПДАФ-анализе, здесь непригодны. В современных технологиях применяется
дорогостоящий импортный прибор секвенатор, с помощью которого в автоматическом
режиме производится расшифровка изучаемых фрагментов мтДНК (ГУ ЭКЦ МВД России
располагает таким оборудованием). Наиболее известная у нас в стране экспертиза,
выполненная (в Великобритании и США) с применением данной технологии, была
проведена при идентификации останков императора Николая II и членов его семьи.
На сегодняшний день в мире ДНК-анализ признан одним из самых перспективных
направлений в развитии судебных экспертиз. В судебной биологии и судебной
медицине в целом данное направление исследований заняло столь значительное
место, что стало фактически самостоятельным видом экспертизы в рамках судебно-медицинской
экспертизы вещественных доказательств. В многом это обусловлено тем, что ДНК
обладает уникальными свойствами:
1) строго специфична для индивида (исключение составляют лишь однояйцовые
близнецы);
2) не изменяется в течение всей жизни;
3) присутствует практически в любой клетке организма;
4) в необходимом для дальнейшего исследования количестве может быть выделена
из микроколичеств биоматериала (теоретически даже из одной клетки);
5) с помощью современной технологии легко копируется и накапливается
в необходимых для анализа количествах при полном сохранении свойств матрицы;
6) в замороженном состоянии может храниться практически неограниченное
время и при необходимости подвергаться исследованию;
7) данные расшифровки гипервариабельных участков ДНК могут быть легко
записаны в виде последовательности букв и цифр по типу государственного регистрационного
номера автотранспортных средств, что позволяет создавать электронные базы
данных ДНК и использовать их в идентификационных целях.
Последнее обстоятельство особенно важно для эффективного расследования
и раскрытия преступлений. Традиционно эксперт может сделать вывод о возможности
происхождения поступившего на исследование биологического объекта (вещественного
доказательства) от конкретного лица лишь в том случае, если на экспертизу
представлен полученный у проверяемого сравнительный образец, т.е. у следствия
должен быть конкретный подозреваемый, который в том или ином качестве уже
проходит по материалам данного уголовного дела. При наличии соответствующей
базы данных ДНК поиск лица, являющегося возможным источником происхождения
изъятого биологического объекта, может осуществляться и при отсутствии сравнительных
образцов - сопоставлением генетических признаков исследуемого объекта и хранящихся
в базе данных ДНК подучетных лиц.
База данных может использоваться и иным образом, если вносить в нее также
информацию о генетических признаках объектов, изъятых с мест нераскрытых преступлений.
В этом случае появляется возможность сопоставлять результаты экспертиз по
отдельным эпизодам и таким образом устанавливать серийный характер преступлений.
При наличии результатов анализа сравнительного образца, полученного от
лица, подозреваемого в совершении определенного преступления, можно установить
причастность этого лица не только к данному преступлению. Запросив информацию
о генетических признаках объектов, изъятых с мест других нераскрытых преступлений,
можно получить доказательства причастности подозреваемого лица и к другим
криминальным случаям.

стр. 1
(общее количество: 2)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>