<< Пред. стр.

стр. 10
(общее количество: 20)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

податливости к внушению, стадо ясно, что транс можно сделать более глубоким.
Психолог: Я буду гладить ваше плечо. Я поглажу ваше плечо и руки. По мере
того, как я буду гладить ваше плечо, вы будете чувствовать тяжесть, которая
будет начинаться в плече и распространяться вниз на предплечье, на локоть,
на пальцы. Вся ваша рука становится более тяжелой, когда я ее глажу,
становится более тяжелой, когда я ее глажу, становится более тяжелой, когда
я ее глажу, становится более тяжелой, настолько тяжелой, что, когда я ее
глажу, она становится вся как будто из свинца. Она становится настолько
тяжелой, что, когда я досчитаю до пяти, вы не сможете ее поднять. Вы будете
чувствовать, что она настолько тяжела, что она настолько тяжела, как будто
бы на нее давит вес в 50 килограммов. Итак, я считаю, раз — тяжелая, два —
еще тяжелее; три — тяжелая, как свинец, тяжелая, как свинец, тяжелая, как
свинец; четыре —
еще более тяжелая, пять — тяжелая, совершенно, как свинец. Вы не в
состоянии поднять свою руку, несмотря на то, что стараетесь изо всех сил.
Рука остается неподвижной, совершенно такой, как будто бы я давил на нее,
рука в удобном положении как бы отдыхает на вашем бедре, в удобном положении
отдыхает на вашем бедре.
(Теперь мы добивается каталепсии плеча, состояния мышечного оцепенения).
Я начинаю гладить ее руку, и по мере того, как я ее глажу, вся рука
становится неподвижной и тяжелой, и согнуть ее не удается. Она такая
тяжелая, неподвижная и твердая, как доска. Мышцы затвердевают, становятся
настолько твердыми и неподатливыми, что напоминают доску. Я считаю от одного
до пяти.
Психолог: Ваша рука твердая и неподвижная, твердая и неподвижная. Она не
согнется, пока я не щелкну пальцами. Когда я щелкну пальцами, рука внезапно
расслабится. И в тот момент, как исчезнет напряжение в руке, вы погрузитесь
в состояние глубокого транса- (Я щелкаю пальцами). Рука расслабляется, она
расслабляется. Ваше дыхание становится все более глубоким и очень свободным.
Вы погружаетесь в состояние глубокого, приятного транса. Когда я обращусь к
вам через некоторое время, вы будете находиться в глубоком трансе. Ваши
глаза закрываются, и вы погружаетесь в глубокий транс, глубокий транс.
(Долгий перерыв).
А теперь прошу внимательно следить за мной. Я возьму ваши руки и буду их
вращать, одна вокруг другой. (Цель этого заключается в том, чтобы вызвать
автоматические движения).
Я начинаю их вращать одну вокруг другой. Они будут вращаться все быстрее
и быстрее, и
быстрее и быстрее, именно так, как круг. Они движутся вокруг и вокруг, и
вокруг. Когда я их от пущу, вы не сможете задержать вращение своих рук.
Когда я их отпущу, они будут продолжать вращаться все быстрее и быстрее, и
быстрее. Их нельзя задержать, их невозможно задержать, пока я не щелкну
пальцами. Когда я щелкну пальцами, они внезапно остановятся, вот так.
(Щелканье пальцами, и вращение прекращается).
А теперь я прошу опустить их. Вы погружаетесь в состояние все более
глубокого, более глубокого и приятного транса.
А сейчас я попрошу вас держать вашу левую руку лежащей на бедре, ладонью
книзу, вот так. Я буду ее поглаживать, а она должна мне передать сигнал,
когда я вам кое-что внушу. Если вы среагируете положительным образом, она
сообщит мне об этом, несколько поднявшись вверх. Она сумеет мне сказать о
том, что что-то происходит у вас внутри.
(В данном случае важно добиться того, чтобы пациент принимал более
активное участие в сеансе и чтобы он получил возможность внутренне
приспособиться к внушению до того, как оно будет ему передано. Часто в
качестве сигнала используется поднятие указательного пальца вместо всей
руки).
Возьмем следующий пример. Представьте, что вы увидели саму себя
поднимающейся с кресла, проходящей через двери, выходящей наружу и
прохаживающейся там. Как только вы увидите сами себя прохаживающейся
снаружи, я прошу, чтобы вы сообщили мне об этом посредством своей руки, вот
этой руки, поднимающейся примерно на 15 сантиметров. (Она поднимается
примерно на 15 сантиметров.) Сразу же, как только
вы увидите сами себя, прохаживающейся за дверями.
(Перерыв, после чего рука поднимается).
Поднимается. А теперь я прошу ее опустить, прямо вниз, на бедро. А сейчас
вы видите сами себя прохаживающейся снаружи и видите аллею между двумя
домами. Вы идете по этой аллее. С правой стороны вы замечаете ведро с
горячей водой, над которым поднимается пар. Вы видите пар, поднимающийся над
поверхностью воды, и отдаете себе отчет в том, что вода очень горячая. Вы
прикидываете, насколько в действительности горяча эта вода, и правую руку,
вот эту руку, вы погружаете в воду.
(Цель этого внушения заключается в том, чтобы вызвать гиперестезию, т.е.
состояние повышенной чувствительности).
Вы замечаете, что руке становится горячо, она кажется вам покрасневшей.
Она может и заболеть, а мышцы начинают сокращаться; кожа становится красной.
Она может стать очень, очень чувствительной, очень, очень чувствительной. Я
ущипну ее. Когда я ее щиплю, она оказывается чувствительной и восприимчивой
в высшей мере. А сейчас я ее щиплю.
(Щипок приводит к тому, что испытуемая отдергивает руку. Реакция
отдергивания указывает на податливость пациентки к внушению. Если она не
отдергивает руку, особого значения это не имеет).
Сейчас вы отдергиваете руку. Она очень болезненная, очень болезненная. Я
покажу вам различие в сравнении с другой рукой. Ваша вторая рука
нечувствительна. Когда я ее щиплю, вы не чувствуете боли. (Щиплю левую
руку).
Но вторая рука чувствительна к щипку.
(Щиплю правую руку). Вы погружаетесь во все более глубокий и приятный
транс. (Перерыв).
А теперь прошу себе представить, что на вашей левой руке тяжелая кожаная
перчатка. Я прошу вас представить, что вы надели перчатку, тяжелую кожаную
перчатку. Как только вы почувствуете, что на руке у вас толстая кожаная
перчатка, вы, ощутите, как будто руку что-то заслонит, — как только вы
увидите своим психическим взором, что на вашей руке тяжелая кожаная
перчатка, я прошу вас дать мне об этом знать, поднимая руку на несколько
сантиметров. (Перерыв).
Ваша рука поднимается; прошу ее опустить. А теперь я бы хотел, чтобы вы
увидели саму себя входящей в кабинет врача. У вас на пальце нарыв. У вас
нарыв на левом пальце. Процедура, которую я выполню, заключается в том, что
я обколю ваш сустав новокаином. Когда я прикоснусь пальцем к вашему
запястью, вы испытаете такое ощущение, как будто бы я ввожу новокаин под
кожу.
(Прикосновение пальцем к суставу и обведение вокруг него, как будто
делается новокаиновая блокада. Цель этого внушения заключается в том, чтобы
вызвать утрату чувствительности руки).
А сейчас вы начнете сами пробуждаться, а я помогу вам в этом через минуту
или две минуты. Выходя из транса, вы заметите нечто чрезвычайно интересное.
Практически вы не сможете, выходя из состояния транса, держать глаза
открытыми. Ваши веки будут становиться все более тяжелыми, более тяжелыми,
все более тяжелыми. Они будут казаться такими тяжелыми, как будто сами хотят
сомкнуться; вы можете даже
подремать, пока я не щелкну пальцами, и тогда вы полностью выйдете из
транса. Вы полностью придете в себя.
А сейчас вы почувствуете, как ваша рука становится онемевшей; вы
чувствуете, что рука очень, очень онемевшая, онемевшая, онемевшая. Она
утрачивает какую бы то ни было чувствительность к боли. Сейчас я уколю вашу
руку стерилизованной иглой, а вы заметите, насколько ваша рука лишена
чувствительности, насколько она не испытывает боли. Я считаю от одного до
пяти; рука становится онемевшей, онемевшей, онемевшей. Раз — боли нет, боли
нет; два — рука становится все более онемевшей, все более онемевшей; три —
не болит, не болит, не болит;
четыре — никакой боли, никакой боли; пять — никакой боли, никакой боли,
никакой боли. Д сейчас я продемонстрирую вам разницу между этой
чувствительной, правой рукой и этой, лишенной чувствительности левой рукой.
Я колю правую руку иглой, именно так, она окажется очень чувствительной,
хотя укол очень легкий. (Прикосновение иглой к руке). Но в другой руке, хотя
я делаю глубокий укол, вы не чувствуете ни малейшей боли, ни малейшей боли.
При уколе булавкой вы можете почувствовать легкое давление, но никакой
настоящей боли, хотя я погружаю острие в руку, именно так. (Прикосновение
иглой к руке).
Замечаете ли вы различие между руками? (Испытуемая поддакивает).
Да, вы заметили; хорошо, хорошо. А сейчас я снова буду поглаживать руки.
Я буду поглаживать обе руки и верну им нормальную чувствительность.
(Поглаживание рук).
Вы чувствуете себя все более сонной, сонной.
Я прошу вас погрузиться в глубокую дремоту, глубокую дремоту, глубокую
дремоту, так, как будто бы вы спите; вы сами начинаете чувствовать, что вы
дремлете, все глубже погружаетесь в дремоту. Во время следующей пробы, когда
я буду внушать вам засыпание, вы очень быстро погрузитесь в очень глубокий
сон. Вы заснете легко, без усилий; легко, без усилий. (Перерыв).
(Цель этого заключается в том, чтобы убедить испытуемую, что вследствие
транса она действительно погрузилась в дремоту).
Сейчас я начинаю считать от одного до пяти, а когда дойду до пяти, вы
откроете глаза. Но хотя вы будете бодрствовать, ваши веки будут настолько
тяжелыми, что держать глаза открытыми будет почти невозможно, так как веки
будут казаться тяжелыми, очень тяжелыми; но после того, как я щелкну
пальцами, вы полностью выйдете из транса.
Раз — я прошу вас медленно пробуждаться, медленно начинать пробуждаться,
медленно пробуждаться; два — пробуждаться во все большей и большей степени;
три — во все большей и большей степени; четыре, пять.
А сейчас я прошу вас открыть глаза, открыть глаза, открыть глаза. (Щелкаю
пальцами). Теперь вы полностью пробуждаетесь. Проснитесь. (Испытуемая
выходит из транса).
Психолог: Все в порядке. Как вы себя чувствуете?
Испытуемая: Я еще немного сонная.
Психолог: В самом деле?
Испытуемая: Да.
Психолог: Могли бы вы описать свои ощущения?
Испытуемая: Я чувствую, как будто бы совершила какое-то очень далекое
путешествие.
Психолог: Что вы помните?.
Испытуемая: Я думаю... я... я... Мне кажется, что я помню, что вы мне
говорили.
Психолог: Значит ли это, что вы помните практически все?
Испытуемая: Да, я думаю, что да.
Психолог: Нет ли у вас какой-нибудь мысли или какой-нибудь идеи, которую
бы вы хотели обсудить со мной? Мне кажется, что, судя по вашим интонациям, у
вас что-то такое есть.
Испытуемая: Я все еще чувствую себя сонной.
Психолог: Вы по-прежнему сонная?
Испытуемая: Да, именно так.
Психолог: Ваши глаза все время закрываются.
Испытуемая: Да.
Психолог: Все в порядке. Сейчас вы проснетесь, вы проснетесь. Сейчас вы
полностью придете в себя. Вы будете чувствовать себя отдохнувшей.
(В большинстве случаев сонливость, обусловленная трансом, не сохраняется
так долго, как в этой ситуации).
Психолог: Болит ли у вас голова? А может быть, вы испытываете
какие-нибудь другие ощущения?
Испытуемая: Нет, я чувствую себя так, что могла бы спать в течение 48
часов.
Психолог: Все хорошо, через минуту или две вы полностью придете в себя. Я
думаю, что вы будете очень хорошо реагировать на гипноз. Я думаю, что нам
скорее всего удастся научить вас искусству погружаться в состояние очень
глубокого транса.
Испытуемая: Это было бы чудесно.
Психолог: Не приходило ли вам в голову, что вы можете воспротивиться
внушению? Я имею в виду вашу реакцию на то, что я вам внушал.
Испытуемая: Вначале я испытывала ощущение, что вообще не
загипнотизирована. Но потом я поняла, что загипнотизирована.
Психолог: Что привело к тому, что вы поняли это?
Испытуемая: Мне казалось, что я сумею оказать противодействие любым
внушениям. Но я убедилась, что не смогу сделать этого.
Психолог: Действительно ли вы пытались сопротивляться?
Испытуемая: Да, я в самом деле попыталась это осуществить.
(Если бы испытуемая действительно испытывала сильное стремление
противодействия, она могла бы это сделать).
Психолог: Все нормально, большинство людей, вышедших из транса, считают,
что они не были загипнотизированы; они ощущают, что могли бы сопротивляться
внушению. Так вот, это действительно так; они могли это сделать.
Испытуемая: Да.
Психолог: Но в состоянии транса люди обычно этого не хотят.
Испытуемая: Нет.
Психолог: Таким образом, если кто-то чувствует, что в действительности не
был усыплен, то он не очень ошибается, поскольку в самом деле не был
усыплен. Он находился, по сути, в состоянии умеренного расслабления, в
котором ощущал, что внушение оказывает на него влияние вопреки его желанию.
Было ли у вас впечатление, что происходит нечто вопреки вашей воле, или,
быть может, нечто в этом роде?
Испытуемая: Да, я чувствовала это, чувствовала это... Когда вы мне
сказали, что моя рука становится онемевшей, я подумала — да, именно
так, — что на самом деле этого не произойдет. А потом я почувствовала
это, совершенно, как после введения новокаина, такое онемение, сочетающееся
с мурашками, какие были и у вас, если вам когда-нибудь вводили новокаин, ну,
вы знаете...
А потом мне показалось, как будто бы на моей руке тяжелая кожаная
перчатка. Психолог: Понимаю..
Испытуемая: В самом деле, это меня поразило. Психолог: Действительно так
было? Испытуемая: Да, было именно так. Психолог: Хорошо.
С помощью гипнотерапии можно добиться желаемых результатов и у людей,
которые погружаются в транс не очень глубокий (пример, приведенный выше) и
глубокий. Таким образом, независимо от глубины гипноза, если испытуемый
чувствует себя загипнотизированным, его внушаемость мобилизуется сразу и
целиком. Если же он не чувствует себя загипнотизированным, его внушаемость
остается заблокированной.
Подытоживая сказанное о приемах и способах авторитарного
гипнотизирования, нужно отметить, что гипнозу способствует все, что в
прошлом совпадало с сонным состоянием. Можно гипнотизировать и под звуки
метронома или зуммера, и под пение колыбельной, и под звуки журчащего
ручейка, и под звуки ноктюрнов. Но, само собой разумеется, в каждом
отдельном случае необходим индивидуальный подход, для каждого индивида
необходимо выбрать определенный способ или прием гипнотизирования.
Приведенные способы гипнотизирования — только примеры из множества
подобных, которыми можно с успехом пользоваться.
Формула внушения должна строго индивидуализироваться. Прежде всего она
должна быть понятна и коротка, произносить ее необходимо всегда отчетливо.
Следует произносить слова несколько отрывисто, сжимая губы, и с некоторыми
паузами, как это иногда делается при команде. Но только нужно иметь в виду,
что командовать — это далеко не то же самое, что внушать. Не нужно резко
приказывать, но нельзя и просто просить. Вы должны говорить вежливо и мягко,
звуки речи должны быть такой интенсивности и с такими интонациями, чтобы
каждое слово “проникало в душу”.
Гипнотическая формула должна производить впечатление несомненности
реализации, звучать категорически и спокойно. Если слова будут произнесены
робким, неуверенным голосом, они утратят свое суггестивное значение.
Касаясь самой техники проведения гипнотического сеанса любым из
вышеперечисленных методов, следует оговориться, что особенно на первом
сеансе совершенно нецелесообразно прибегать к внушению сна, так как это
может не удаться. Лучше всего на первом сеансе гипноза не стремиться достичь
очень многого. Обыкновенно довольствуются тем, что пациенту при легком
трансе внушают ощущение тепла. Если же создается впечатление, что возможен
глубокий гипноз, это можно проверить, назвав какое-нибудь число. Если
пациент не может повторить это число после пробуждения, значит, он
действительно был в состоянии глубокого гипноза.
Некоторые авторы рекомендуют не пользоваться словом “сон”, чтобы избегать
его ожидания со стороны пациента, а говорить о “состоянии, подобном сну”.
Кроме того, желательно повторять:
“Вы ясно слышите то, что я говорю”. Эффект достигается и таким путем,
пациент же не испытывает излишних сомнений.
После проведения сеанса попросите пациента рассказать о том, что он
пережил и чувствовал в гипнотическом состоянии. Конечно, если гипнотический
транс был поверхностным, клиент может уверять, что “все слышал”, “не спал” и
разве только чувствовал некоторое утомление и ощущал тяжесть в конечностях.
Некоторые добавляют, что даже при очень поверхностном гипнозе ощущали “тепло
в теле”. Это не должно смущать начинающего гипнолога. Высказывания клиента
вполне справедливы. Больше того, даже если первый опыт был неудачным, это
еще не доказывает вообще невозможности гипнотизирования данного субъекта.
Нужно терпеливо повторять сеансы снова и снова.
7. Недирективный гипноз
В отличие от строго определенных и авторитарных методов гипноза
недирективный подход более гибкий, индивидуальный и недекларированный.
Один из таких методов носит имя известного психотерапевта, гипнолога
Милтона Г. Эриксона.
За свою долгую жизнь Эриксон успел многое: он вырастил восемь детей,
вылечил 30 000 больных, стал самым знаменитым врачом-гипнотизером своего
времени. В его небольшой домик в столице штата Аризона Фениксе, где Эриксон
жил с 1948 года, стекались больные со всего света.
Милтон Г. Эриксон родился в бревенчатой хижине в маленьком шахтерском
городке на западе Соединенных Штатов Америки в 1901 году. У Эриксона было
нарушено цветовое зрение: из всех цветов спектра он лучше всего различал
пурпурный. Предметы, которые его окружали, были по преимуществу пурпурного
цвета. Он не различал звуки по их высоте, и воспроизвести даже самую простую
мелодию было для него делом совершенно невозможным. Но и это еще не все. В
17 лет он заболел полиомиелитом и пролежал некоторое время полностью
парализованным, сохранив только способность водить глазами.
Эриксон говорил, что полиомиелит стал его лучшим учителем в познании
человеческих возможностей. Наблюдения за жизнью захолустной фермы — вот все
его впечатления тех долгих месяцев. С обостренным вниманием юноша стал
примечать, что язык тела его сестер, работников, родителей не совпадал с их
словами, и эта бессловесная реакция иной раз точнее отражала истинные
чувства людей. Когда Эриксон выздоровел полностью, благодаря разработанной
им самим программе реабилитации, он стал развивать в себе способность читать
истинные переживания окружающих. Рожденный с недостатками слуха и зрения, а
теперь еще и полупарализованный, Мил-тон обратил свои физические недостатки
в преимущества, добившись удивительных успехов в наблюдении за людьми.
Эриксон защитил степени бакалавра, магистра психологии и доктора медицины
в университете штата Висконсин. Он создал Американское общество клинического
гипноза и был его первым президентом. Он учредил “Американский журнал
клинического гипноза” и был его главным редактором. Эриксон был
директором-основателем Фонда обучения и исследований при Американском
обществе клинического гипноза, работал в звании адъюнкт-профессора на
медицинском факультете Университета Уэйна, являлся пожизненным членом
Американской ассоциации психологов и Американской ассоциации психиатров.
Доктор Милтон Эриксон — автор более 140 научных статей, большинство из
которых посвящены проблемам гипноза. Он написал в соавторстве немало книг, и
среди них “Гипнотический опыт: терапевтический подход к измененным
состояниям сознания”, “Гипнотические реальности”, “Применение гипноза в
медицинской и зубоврачебной практике”, “Искажение времени под гипнозом”.
Эриксон был твердо убежден, что каждая личность неповторима, подвижна,
уникальна. Любая жесткая теория (в том числе и теория личности) сковывает и
ограничивает психотерапевта.
В 1948 году Эриксон переехал в Феникс, штат Аризона. Основными его
занятиями были частная практика и чтение лекций по гипнотерапии. В Аризону
стекались больные со всего света, приезжали ученые и многочисленные ученики.
В 51 год Эриксона снова парализовало и на этот раз ему удалось
выздороветь лишь частично. Его мучили постоянные головные боли. Почти не
действовала правая рука, левая тоже была ограничена в движениях. Только
половина диафрагмы была подвижна, губы частично парализованы, язык смещен.
Он не мог пользоваться вставными зубами.
Но он сумел развить голос — основной инструмент своей работы — и очень
гордился тем, что мог владеть речью. Однако со временем и речь его стала
глухой и невнятной. Видимо, поэтому он говорил так медленно и размеренно.
Болезнь разрушала его организм. Последние 10 лет жизни он был прикован к
инвалидному креслу.
Вопреки этим ограничениям, а во многом и благодаря им, Эриксон научился
использовать возможности и реализовывать потенциальные способности, которыми
обладает каждый из нас. У людей Эриксон неизменно вызывал изумление и
восторг. Успехи и положительные изменения, которых добивались его ученики и
пациенты, Эриксон никогда не ставил себе в заслугу. Наоборот, он выражал
искреннюю радость, что человек сумел открыть в себе новые возможности и
новый источник силы.
Эриксон умер от острой инфекции 25 марта 1980 года. После смерти Эриксона
ученики продолжили его теоретические изыскания. Доктор Зайг опубликовал
двухтомный труд об эриксо-новской психотерапии. В июле 1988 г. был выпущен
специальный журнал, посвященный Эрик-сону и его школе. За последнее время
выпущено множество работ, посвященных эриксоновскому гипнозу.
Согласно Эриксону, гипнотический транс —
это такое состояние психики, в котором она наиболее способна к изменению
и к восприятию нового знания. Это вовсе не искусственно вызванное сонное
состояние. Психотерапевт не возвышается над клиентом, не “подчиняет” его
себе; клиент сохраняет полный самоконтроль и отнюдь не следует велениям
чужой воли. В сущности транс — это естественное состояние, переживавшееся
каждым из нас. Самый известный пример подобных переживаний — грезы наяву. Но
состояние транса может наступать и при других обстоятельствах — например,
тогда, когда мы погружаемся в размышления, молимся или выполняем физические
упражнения, такие, как бег трусцой, который иногда называют “медитацией на
ходу”. В подобных ситуациях человек более ярко осознает внутренние ощущения,
тогда как внешним стимулам — звукам и движениям — в это время придается
меньшее значение.
Эриксон считал, что в трансовом состоянии человек больше способен к
“бессознательному обучению”. Транс является тем состоянием, которое
облегчает обучение и делает открытость и готовность принять изменения
наиболее вероятными. Чтобы помочь пациенту войти в транс, необходимо
овладеть его вниманием и направить это внимание вовнутрь, побуждая к
внутреннему поиску и добиваясь гипнотического отклика. Этот гипнотический
отклик, который, с одной стороны, связан с внутренними потребностями и
предпочтениями пациента, а с другой — обусловлен целенаправленной волей
гипнолога, исходит из “обширного хранилища знаний”, накопленных пациентом в
течение жизни.
В 1990 году в г. Обнинске проходил семинар по эриксоновскому гипнозу.
Именно на этом
семинаре я учился навыкам эриксоновского гипноза непосредственно у
профессора Майкла Спаркса.
Майкл Спаркс — профессор, доктор философии, преподает на факультете
подготовки управленческих кадров Калифорнийского государственного
университета в Сакраменто. Он проводит также тренинг в таких областях, как
подготовка персонала к работе в группе, лидерство, управление мотивацией,
коммуникация. Он участвовал в разработке программы группового тренинга
американских космонавтов, которые должны были работать на космической
станции.
Используя материалы семинара и личный опыт, разрешите мне познакомить вас
с уникальными технологиями эриксоновского гипноза.
Эриксон всегда придавал гораздо большее значение человеку, нежели любой
технике. Для него транс — это нечто, в чем вы участвуете вместе с человеком,
но никак не действие, которое вы проводите с ним как с объектом. Отношения
являются равноправными. Никто никем не управляет.
Транс — это не какое-то исключительное состояние, которого вы можете
достичь лишь с помощью значительных усилий. По мере того, как вы будете
приобретать умение распознавать внешние признаки транса, вы начнете
замечать, что люди в течение дня много раз входят в это состояние и выходят
из него. Некоторые погружаются в транс ненадолго. Другие испытывают очень
легкий транс, третьи предпочитают более глубокий. Кажется, что человек
интуитивно знает, какие глубина и длительность транса нужны и полезны именно
ему. Одним из достижений Эриксона было то, что он оценил транс как широко
распространенное, часто встречающееся явление (поездка на машине, стояние
в очереди, слушание лекции и т.д.) и начал использовать эти естественно
возникающие состояния в своей работе.
Вы все, вероятно, слышали о последствиях лишения сна. Последствия
недостатка пищи, воды, кислорода, витаминов, физических движений тоже всем
понятны. Менее понятна потребность в состоянии транса. Именно в трансе наше
подсознание может произвести ту внутреннюю реорганизацию психики, в которой
мы нуждаемся, чтобы приспособиться к столь быстро меняющейся в наше время
действительности. Печально, что в настоящем индустриальном мире мы утеряли
многие ритуалы более примитивных обществ — церемонии с пением, танцами и
мифологическими действиями, в результате которых у людей наступало состояние
транса. Вновь обретая способность входить в состояние транса, мы становимся
достаточно гибкими для того, чтобы глубоко измениться и тем самым
приспособиться к жизни, проложить свой путь через переходное состояние к
новому состоянию. Без транса мы остаемся жестокими и хрупкими, как умирающее
растение. И тогда мы уязвимы и беззащитны, легко поддаемся влиянию других
людей. Входя в состояние транса, вы присоединяетесь к целительному древнему
миру вне зависимости от конкретной культуры.
Когда Эриксона просили объяснить, что такое гипноз, он отвечал: “Гипноз —
это передача образов”. Образы управляют нашей жизнью. Карл Прибрам,
известный ученый-нейропсихолог, ввел термин “образы достижения” и доказал,
что человеческая психика организует себя в соответствии с глубинными
образами достижения,
определяющими направление жизни человека. Образы можно изменить. Как
правило, эти глубинные образы отличаются устойчивостью. Д.Н.Узнадзе назвал
их установками. Они могут быть изменены в двух типах ситуаций. Первая
ситуация позволяет человеку находиться в состоянии релаксации, неподвижности

<< Пред. стр.

стр. 10
(общее количество: 20)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>