<< Пред. стр.

стр. 13
(общее количество: 20)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

“все”, “каждый”, “всегда”, “никто” и т. д., которые обычно означают
сверхобобщение понятий: “И теперь вы можете любым способом погрузиться в
состояние транса”, “Каждая мысль, приходящая вам в голову, помогает вам все
глубже погружаться в состояние транса”.
2. Модальными операторами называются слова типа “нужно”, “должны”,
“обязаны”, “не можете”, “не будете” и т. д. Такие высказывания означают
отсутствие выбора: “Вы заметили, что не можете открыть глаза?”.
Дополнительные шаблоны модели Милтона Эриксона
В дополнение к обращенным шаблонам мета-модели модель Милтона Эриксона
включает в себя ряд других важных словесных шаблонов. Самый важный из таких
шаблонов — использование предварительных предположений (пресуп-позиций).
А. Пресуппозиции (предварительные предположения)
Способ определить, содержит ли высказывание предварительное
предположение, содержит ли оно что-либо, не подлежащее сомнению, следующий:
нужно составить высказывание, обратное по смыслу, и посмотреть, что при этом
останется неизменным. То, что останется неизменным при отрицании,
предварительно предполагается в данном высказывании. “Ваня съел пирог”, —
предварительно предполагается, что существует Ваня и существует пирог. Если
мы составим обратное высказывание и скажем: “Нет, Ваня не съел пирог”, —
факт существования Вани и пирога все равно не подлежит сомнению.
Пресуппозиции — чрезвычайно действенные, эффективные словесные шаблоны,
особенно в тех случаях, когда гипнотизер предварительно предполагает то, что
не должно подлежать сомнению, подразумевается, что слушатель должен не
сомневаться в существовании предполагаемого явления. Предварительное
предположение желательной для вас реакции — основной принцип, с помощью
которого слушателю прививается множество новых возможностей поведения, и
каждый из таких новых вариантов поведения должен учитываться в
предварительном предположении.
1. Подчиненные предположения, указывающие на время, начинаются со слов
типа “до того, как”, “после того, как”, “в течение”, “по мере того, как”, “а
затем”, “прежде, чем”, “когда”, “в то время, как” и т. д.: “Не хотели бы вы
присесть, когда вы станете погружаться в состояние транса?”.
Таким образом внимание клиента сосредоточивается на том, садиться ему или
нет, но в то же время предварительно предполагается, что он будет
погружаться в состояние транса. “Я хотел бы с вами кое-что обсудить, прежде
чем вы закончите свою работу”. Предварительно предполагается;
что слушатель закончит свою работу.
2. Порядковые числительные. К ним относятся слова типа “другой”,
“во-первых”, “во-вторых” и т. д., которые обозначают порядок следования
действий. “Может быть, вы удивитесь тому, какая половина вашего тела
начинает расслабляться первой”, — предварительно предполагается, что
расслабятся обе половины тела, вопрос в том, какая из них расслабится
первой.
3. Использование слова “или”. С помощью слова “или” предварительно
предполагается, что будет иметь место хотя бы одна из имеющихся альтернатив:
“Я не знаю, какая из ваших рук, правая или левая, начнет подниматься
бессознательными движениями”. Предполагается, что одна из рук слушателя
поднимается, вопрос только в том, знает ли говорящий, какая из рук станет
подниматься. “Вы чистите зубы перед тем, как искупаться, или после?” —
предварительно предполагается, что клиент чистит зубы и купается, вопрос
только в том, — в какой последовательности.
4. Предписание осознания. Слова типа “знать”, “понимать”, “осознавать”,
“замечать” и т. д. могут быть использованы в качестве предварительных
предположений несомненности содержания всего высказывания: “Понимаете ли вы,
что ваше подсознание уже начало учиться...”, “Знаете ли
вы, что уже находились в состоянии транса много раз в течение вашей
жизни?”.
5. Прилагательные и наречия. Слова, являющиеся прилагательными и
наречиями, могут быть использованы для предварительного предположения
главного предложения в высказывании: “Интересно ли вам наблюдать, как
развивается ваше состояние транса?” — предварительно предполагается, что у
слушателя развивается состояние транса, вопрос только в том, интересно ему
это или нет. “Как глубоко вы погрузились в состояние транса?” —
предварительно предполагается, что слушатель находится в состоянии транса,
вопрос только в том, глубоко он погрузился или нет. “Приятен ли вам процесс
расслабления?” — предполагается, что клиент может расслабиться, вопрос
только в том, приятно ему это или нет.
6. Изменение с помощью глаголов и наречий, относящихся ко времени:
“начинать”, “кончать”, “завершать”, “приступать”, “продолжать”, “уже”,
“еще”, “все еще”, “сверх того” и т. д. “Вы можете продолжатъ расслабляться”
— предварительно предполагается, что клиент уже расслабляется. “Вас еще
интересует гипноз?” — предполагается, что в прошлом клиент мог
интересоваться гипнозом.
7 „ Комментарии с помощью прилагательных и наречий: “удачно”, “радостно”,
“искренне”, “к счастью”, “необходимо” и т. д. “К счастью, мне не нужно знать
в подробностях, чего именно вы хотите, я мог бы вам помочь и без этого” —
предварительно предполагается, что известно и возможно оказать услугу при
любых условиях.
Использование множества пресуппозиций в одном высказывании делает их
особенно эффективными. Чем больше пресуппозиций использовано в высказывании,
тем труднее слушателю распутать действительный смысл предложения, тем
труднее ему поставить под сомнение хотя бы одно из предварительных
высказываний: “И я не знаю, скоро вы поймете, что ваше подсознание уже
приобрело необходимые знания, потому что совершенно неважно, знали вы или
нет до того, как с чувством комфорта и безопасности продолжили процесс
расслабления и позволили другой части своей личности научиться чему-то еще,
что вы можете использовать и что доставит вам радость, о том, что
подсознание уже умеет это делать”.
Б. Шаблоны. Опосредованно возбуждающие реакции
Следующая группа шаблонов модели М. Эрик-сона особенно полезна для
возбуждения реакций косвенным путем, без открытого запрашивания.
1. Скрытые команды. Вместо того, чтобы непосредственно давать слушателю
инструкции, гипнотизер может скрыть указание в более обширной структуре
предложения: “Вы можете начать расслабляться”, “Я не знаю, как скоро вы
почувствуете себя лучше”. Скрывая структуры указаний в более обширном
материале, вы можете сформулировать их мягче и изящнее, и слушатель
сознательно не воспримет их как указания или команды. Приведенные выше
высказывания способны воздействовать на клиента гораздо точнее и легче, чем
если бы вы давали
указания типа: “Расслабьтесь” “Чувствуйте себя лучше”.
2. Аналоговое обозначение. Скрытые команды особенно эффективны, когда они
используются вместе с аналоговыми обозначениями. Смысл аналоговых
обозначений в том, что вы наделяете с помощью аналогичного несловесного
поведения ту часть высказывания, которая содержит скрытую команду. Это можно
сделать, повышая интонацию голоса, когда вы излагаете указание, небольшими
паузами до и после того указания, изменением выражения в голосе,
жестикуляцией руки или поднятием бровей. Можно использовать любое поведение,
которое слушатель воспримет как знак, призывающий обратить особое внимание
на указание. Клиент не должен сознательно замечать такое обозначение. Факт
состоит в том, что ваше указание успешнее вызывает реакцию, если клиент
воспринимает аналоговые обозначения, но не распознает их сознательно.
3. Скрытые вопросы. Вопросы, как и команды, могут быть скрыты в более
обширной структуре предложения: “Меня удивляет то, что вы любите выпивать”.
“Мне было бы интересно узнать, чем именно может помочь вам гипноз”, — не
понимая сознательно, что вопрос на самом деле не был задан. Клиент не
избегает отвечать на этот вопрос именно потому, что он скрыт в утверждении
говорящего, что ему нечто интересно узнать. Использование скрытых вопросов —
изящный и спокойный способ сбора информации.
4. Негативные команды. Когда команда подается в негативной форме, в ней
содержится тем
самым положительная инструкция, указывающая, как, в общих чертах должен
реагировать клиент. Например, если кто-нибудь говорит: “Не думайте о платье
в розовых пятнышках”, — слушатель вынужден подумать о платье в розовых
пятнышках хотя бы потому, что хочет понять это высказывание. Отрицание
неприложимо к первичным переживаниям образов, звуков и чувств. Отрицание
возможно только в случае вторичных переживаний — символических
представлений, таких, как язык или математика. Негативные команды позволяют
эффективно вызывать желательные для вас реакции; они образуются с помощью
приставки “не”: “Я не хочу, чтобы вы чувствовали себя удобно и уютно”, “Не
слишком веселитесь и забавляйтесь, практикуясь в использовании негативных
команд”.
Основная реакция клиента на приведенные высказывания следующая: он
начинает чувствовать себя несколько удобнее и уютнее и начинает забавляться
использованием негативной команды, потому что ему прежде всего нужно понять
смысл высказывания.
5. Разговорные постулаты. Разговорными постулатами называются вопросы,
рассчитанные на ответы “Да” и “Нет”, вызывающие, как правило, более
отчетливые реакции, чем буквальные вопросы. Например, если вы подойдете к
кому-нибудь на улице и спросите: “Вы располагаете свободным временем?”,
скорее всего вам не ответят просто “Да” или “Нет”, вам ответят, сколько
времени вам могут уделить. Если вы спрашиваете кого-нибудь: “Вы знаете, что
будут показывать сегодня вечером по телевидению?”, скорее всего вам
объяснят, что именно будут показывать сегодня вечером, а не просто: “Да,
знаю”,
“Нет, не знаю”. Формулируя разговорные постулаты, следует заранее знать,
какую реакцию вы хотите вызвать. Предположим, например, что вы хотите, чтобы
кто-нибудь закрыл дверь. Теперь определите по крайней мере одно несомненное
явление, которое последует за тем, как этот человек закроет дверь. Вы
определяете, какой результат следует предварительно предположить: (А), что
клиент способен закрыть дверь, и (Б), что дверь в данный момент открыта. На
третьем этапе используйте одно из таких предварительных предложений и
вставьте его в вопрос, рассчитанный на ответ “Да” или “Нет”: “Не могли бы вы
закрыть дверь?”, “Скажите, дверь все еще открыта?”. С помощью таких вопросов
вы, как правило, получите нужную вам реакцию, тогда как вопрос: “Закроете вы
дверь или нет?” вызовет подобную реакцию с меньшей вероятностью.
6. Расплывчатость выражений. Расплывчатость возникает, когда предложение,
фраза или отдельное слово имеют более чем один возможный смысл.
Расплывчатость — важное средство, вызывающее некоторую растерянность и
дезориентацию, способствующее наведению измененных состояний сознания. В
обычной беседе наиболее ценными являются совершенно определенные
высказывания, в гипнозе же, напротив, имеет место нечто противоположное.
Расплывчатость высказываний дает слушателю возможность внутренне обработать
это высказывание несколькими различными способами. Расплывчатость
высказываний требует от слушателя активного участия в создании смысла такого
высказывания, что увеличивает возможность удачного, естественного для него
выбора значения. Кроме того, это означает, что
на подсознательном уровне слушатель сохранит этот смысл или даже
несколько приемлемых для него смыслов высказывания. Функция четырех первых
шаблонов словесных, описанных в настоящем приложении, состоит в обеспечении
расплывчатости высказывания, множественности его смыслов: “номинализация”,
“неопределенные глаголы”, “неопределенные обращения”, “пропуск” и т.д.
а) Фонетическая множественность смыслов. Слова, которые сходным образом
звучат, но имеют разные смыслы, порождают фонетическую множественность
смыслов. Например, “правильно/правило”, “украсть/украсить” и т. д.
Другие слова могут сами по себе иметь несколько различных смыслов,
например: “утка”, “липа” и т. д. Фонетическая множественность смыслов может
быть достигнута с помощью слов, имеющих различный смысл в различных
контекстах:
“Медленный подъем руки”, “Душевный подъем” и т. д. Слова, вызывающие
фонетическую множественность смыслов, можно подчеркнуть с помощью аналоговых
обозначений и комбинировать с другими словами того же рода, составив из них
своеобразное предложение внутри предложения, скрытую инструкцию: “Я не знаю,
желаете ли вы и теперь закрывать глаза на огромное значение состояния
транса”. Подчеркнутые слова, выделенные интонацией голоса и жестикуляцией,
могут быть восприняты как указание закрыть глаза на подсознательном уровне.
б) Синтаксическая множественность смыслов. Классический пример
синтаксической множественности смыслов: “Гипнотизирование гипнотизеров может
быть мошенничеством”. Такое высказывание означает в равной степени, что
гипнотизеры, занимающиеся гипнотизированием, могут быть мошенниками, а
также, что погружение в транс одним гипнотизером другого тоже может быть
мошенничеством.
в) Расплывчатость границ возникает, когда в самой структуре предложения
возникают неясности, когда непонятно, к какому слову относится та или иная
часть речи: “Мы пойдем туда вместе с этим очаровательным человеком и его
женой”. Это высказывание может означать, что мы направимся куда-либо вместе
с очаровательным человеком, а также с его женой, которая может и не быть
очаровательной; но присутствует также и второй смысл — кажется, что жена
очаровательного человека тоже должна быть очаровательной особой. “Я не знаю,
как скоро вы окончательно осознаете, что вы сидите и чувствуете себя уютно и
удобно, слушаете звук моего голоса и начинаете погружаться в глубокий транс
не быстрее, чем ваше подсознание пожелает...”. Смысл высказывания неясен с
самого начала, так как невозможно понять, относится ли глагол “осознаете” ко
всей фразе или же действителен до первой запятой, до первого союза “и”. Если
клиент воспринимает глагол “осознаете” как предшествующий всей фразе,
значит, все, что последовало за этим глаголом, является предварительным
предположением.
г) Расплывчатость пунктуации. Расплывчатость такого рода достигается с
помощью соединения вместе двух высказываний, причем одно из них должно
кончаться тем же словом, с которого начинается второе: “Мне кажется, ваш
пиджак на вас слишком свободно сидит, погружая вас в глубокий транс”. Слово
“свободно” заканчивает первое высказывание: “Мне кажется, ваш пиджак
сидит на вас слишком свободно” и в то же время начинает следующую фразу:
“свободно погружая вас в транс”. “Все правильно, так и должно быть, вы уже
начали расслабляться”, “Я говорю отчет-диво, чтобы убедиться, что вы меня
слышите и слышите все происходящее внутри вас”, “Как вы можете погружаться в
такой глубокий транс?”.
С. Шаблоны в метафорах
Последний набор словесных шаблонов особенно полезен при использовании
метафорических коммуникаций, но такие же шаблоны можно с успехом применять и
в других гипнотических процедурах. Действует множество самых различных
шаблонов, эффективно действующих на слушателя, когда ему рассказывают
метафорические истории. Для модели М. Эриксона характерны два типа шаблонов.
1. Выборочные насильственные ограничения.
Такие ограничения возникают, если кому-либо или чему-либо приписываются
качества, которые, по определению, не могут быть свойственны этому предмету
или человеку. Например, если я говорю, что скала очень печальна, или
рассказываю о беременном мужчине, я произвожу выборочное насильственное
ограничение, так как скалы не способны испытывать чувства, а мужчина не
может забеременеть. Клиент вынужден придать какой-то смысл моим
высказываниям. Когда я говорю о переживаниях, которые испытывает огорченная
скала, и об изменениях, которые в ней происходят, клиент все же попытается
найти какой-то смысл во всем этом и скорее всего воспримет сказанное на свой
счет. “Скала не может быть
печальна —значит, речь идет обо мне”, — подумает он, но процесс этот
произойдет не сознательно, а бессознательно.
2. Цитаты.
Шаблон, позволяющий сформулировать любое утверждение, которое вы хотите
сообщить партнеру так, как если бы вы сообщили “в кавычках”, что сказал
кто-то другой, в другом месте и в другое время.
Цитаты позволяют сформулировать любое сообщение так, чтобы не брать на
себя ответственность за такое сообщение. После того, как вы спокойным тоном
расскажете о том, что говорил когда-то кто-то другой, ваш слушатель, как
правило, прореагирует на это сообщение, но не сможет сознательно определить,
на что именно он реагирует, кому он отвечает, кто ответственен за это
сообщение.
8. Углубление транса
С помощью вышеописанных методов наведения гипнотического транса любой
клиент принимает неподвижное положение и закрывает глаза. Можно ли считать,
что он уже загипнотизирован? Без объективных критериев этого нельзя
утверждать. Только опытный гипнолог может почувствовать, в каком состоянии
находится пациент. Но и он может ошибаться.
Предпринимались попытки выявления гипнотических феноменов, позволяющих
определить глубину транса. При этом учитывалась последовательность
возникновения феноменов, оцениваемых по шкале типа Каткова и других шкал.
Любая шкала может иметь лишь относительное значение. Предполагается, что все
приемы и методы гипнотизации также способствуют углублению транса. Однако
транс может быть глубоким с самого начала, а углубление его по мере
продолжения сеанса может происходить и без вмешательства гипнотизера.
Сложно сказать, в какой момент гипнолог должен определить возникновение
того или иного феномена, вызываемого посредством внушений. Надо по
возможности избегать контроля до тех пор, пока не появится уверенность, что
он будет положительным. Здесь каждый гипнолог действует в зависимости от
своего темперамента и полагается на свое “чутье”.
Первый феномен, который стараются вызвать, — это тяжесть в руке.
Испытуемому дается внушение, которое может иметь следующую форму: “Теперь вы
сосредоточитесь на вашей руке. Она становится тяжелой, очень, очень тяжелой,
как свинец. Тяжесть ощущается сначала в плече, затем она опускается
постепенно в предплечье,
кисть руки, в пальцы, в каждый палец, в большой палец, указательный,
средний, безымянный и мизинец. Вся ваша рука становится такой тяжелой, как
будто на нее давит тяжесть в 100 кг. Я сейчас начну считать до пяти, и ваша
рука будет становиться все тяжелее и тяжелее, как свинец; четыре, еще
тяжелее, еще тяжелее; пять, очень, очень, очень тяжелая. Вы не можете
пошевельнуть рукой, такой тяжелой она стала”.
Если чувствуется, что внушение тяжести достигнуто, можно произвести
контроль. Затем внушение продолжают: “Ваша рука очень тяжелая. Вы
чувствуете, что вам все труднее и труднее пошевелить рукой. Чем больше вы
пытаетесь пошевелить рукой, тем вам труднее это сделать. Ваша рука очень
тяжелая, вы не в состоянии ею пошевелить. Вы пытаетесь, но не можете”.
Можно также сказать испытуемому: “Я буду считать до пяти. Ваша рука
становится очень, очень тяжелой. При счете “пять” вы постараетесь поднять
руку, но не сможете. Чем больше вы приложите усилий, тем труднее вам будет
ее поднять”.
Если испытуемый после этого поднимает руку, значит, он не
загипнотизирован. Тогда ему говорите, что он не исключение, многим не
удавалось выполнить этот тест с первой попытки. Скажите ему, что, поскольку
он почувствовал некоторую тяжесть в руке (что обычно и бывает), вторая
попытка будет удачной. Если же внушение увенчалось успехом, то испытуемый
совсем не может пошевелить рукой. Всякому сокращению сгибательных мышц
оказывают противодействие (столь же сильное или даже большее) разгибательные
мышцы. Рука становится ригидной, а противодействие мышц-антагонистов может
проявиться легким ее дрожанием. Это напряжение служит одобрением для
гипнолога, который должен продолжить внушения. В тех случаях, когда
напряжение не наблюдается, испытуемый, вероятно, не делает все возможное,
чтобы поднять руку, из желания услужить гипнологу.
Если пациент проявляет беспокойство в связи с невозможностью поднять
руку, ему надо сказать, что это необязательный аспект гипноза и с тем же
успехом можно было придать его руке чрезвычайную легкость.
Другие авторы проводят тест тяжести несколько иначе. Сделав внушение в
описанной выше форме, они не просят испытуемого поднять руку, а объявляют
ему, что сами поднимут ему руку и он не сможет удержать ее от падения из-за
тяжести. Гипнолог приподнимает руку испытуемого, которая обычно сама падает.
Если пациент может держать руку поднятой, то внушение продолжают и, как
правило, в дальнейшем достигают успеха. Если же испытуемый все-таки может
шевелить рукой и в дальнейшем, это значит, что он не загипнотизирован. В
этом случае к нему обращаются с теми же замечаниями, о которых мы говорили
выше.
Некоторые авторы от теста тяжести в руке непосредственно переходят к
тесту каталепсии век, Другие вводят между двумя этими тестами тест
ригидности руки с контрольным внушением невозможности согнуть руку. Гипнолог
действует следующим образом: он вытягивает руку испытуемого в горизонтальном
направлении и, касаясь Руки, растягивает ее. Он говорит: “Ваша рука тяжелая,
она становится твердой, негнущейся, как
брус. В то время, как я ее касаюсь, она становится все тверже. Мышцы
деревенеют все больше и больше. Вы не можете поднять руку, она очень тяжелая
и очень твердая. Вы не можете ее поднять. Попытайтесь ее поднять, вы не
сможете. Она тяжелая, как свинец, и твердая, как брус. Она становится все
тверже и тверже, вы не можете ее согнуть. Чем больше вы стараетесь ее
согнуть, тем тверже она становится” и т. д.
После выполнения теста тяжести руки с последующим тестом ригидности (или
без него) испытуемого оставляют на несколько минут. Ему делают внушение
релаксации или сна, чтобы он отдохнул некоторое время, прежде чем перейти к
следующему тесту (каталепсии век).
Тест каталепсии век. При проведении этого теста, как и при всех других
тестах, важно правильно выбрать момент осуществления контроля. Делают
следующее внушение: “Вы очень спокойны, очень расслаблены. Все ваши мышцы
расслаблены. Мышцы головы, затылка, плеч, рук, ног, туловища расслаблены. Вы
дышите глубоко, медленно, ровно. Вам очень, очень хочется спать.
Вам очень тепло, очень удобно, хорошо. Вы отдаете себе отчет в том, что
ничего не слышите, кроме моего голоса. Вы чувствуете, что ваши веки
становятся очень, очень тяжелыми, как свинец. Они сомкнуты, и, если вы
попытаетесь открыть глаза, они останутся закрытыми до тех пор, пока я не дам
вам указание их открыть. Веки сомкнуты, глаза закрыты, и чем больше вы
будете стараться их открыть, тем плотнее веки будут смыкаться. Попытайтесь,
но вы увидите, что не сможете”.
Обычно после подобного внушения пациент
бывает не в состоянии открыть глаза. Если же он их открывает, его
внимание обращают на то, что ему пришлось преодолеть некоторое
сопротивление, следовательно, внушение сна возымело действие. Ему советуют
сосредоточиться на сне, не делать усилий, чтобы держать глаза открытыми, но
и не закрывать их намеренно. Затем гипнолог надавливает пальцами на веки
испытуемого и закрывает их. Он говорит, что во время следующего сеанса
испытуемый впадет в состояние более глубокой релаксации, напоминающее сон.
Прежде чем перейти к следующему тесту, возобновляют внушение сна.
Некоторые пациенты невосприимчивы к тесту каталепсии век, но могут тем не
менее впадать в довольно глубокий транс. Обычно затем переходят к внушению
анестезии. Начинают с внушения гиперестезии, поскольку она легче
достигается. Испытуемому говорят, например, следующее: “Представьте себе,
что вы ходите по очень просторной комнате и замечаете чан, наполненный
горячей водой, от которой идет пар. Как только вы заметите этот чан, вы
слегка поднимите правую руку. Сейчас вы его видите. Хорошо. Ваша рука
поднимается. Уроните ее. Вот вы приближаетесь к чану, вы хотите узнать,
какова температура воды. Вы опустите правую руку в чан и почувствуете
большой жар. В момент, когда вы его ощутите, вы дадите мне знать, поднимая
руку. Она поднимается; очень хорошо. Теперь я дотронусь острием булавки до
тыльной стороны вашей правой руки, а ваша рука стала такой чувствительной,
что вы ощутите очень сильную боль. Затем я прикоснусь булавкой к другой
руке, и вы увидите разницу. Я дотрагиваюсь до тыльной стороны
вашей левой кисти, и вы не чувствуете никакой боли” (загипнотизированный
испытуемый будет реагировать гримасой боли на прикосновение к правой руке; в
том случае, если он не заметит никакой разницы в чувствительности обеих рук,
ему говорят, что необходима некоторая тренировка, чтобы почувствовать эту
разницу, и что на следующем сеансе он, несомненно, этого достигнет).
Когда гиперестезия достигнута, переходят к внушению анестезии. На первом
сеансе полная анестезия не достигается, но можно добиться частичной
анестезии. Испытуемому делают следующее внушение: “В то время как ваша
правая рука стала чувствительной, левая рука потеряла чувствительность. Она
сильно онемела. Если я ее уколю, вы не почувствуете настоящей боли, как в
другой руке. Представьте, что на вашей руке толстая кожаная перчатка. Как
только вы представите себе эту перчатку, вы дадите мне знать, поднимая руку.
Ваша рука ощущает на себе эту перчатку, и когда я укалываю булавкой вашу
руку, вам кажется, что я надавливаю на перчатку (рука поднимается). Сейчас я
буду поочередно притрагиваться булавкой к правой и левой кистям, и вы
почувствуете разницу (гипнолог выполняет то, что он говорит). Теперь ваша
левая рука становится все менее и менее чувствительной, все больше и больше
немеет. Вся рука постепенно немеет, кисть, пальцы, ладонь. У вас такое
ощущение, будто рука деревянная. Вы больше не чувствуете боли. Вы чувствуете
онемение?” (Если испытуемый говорит, что он еще чувствует боль, ему говорят,
что она гораздо слабее той, которую он испытывает в другой руке. Необходимо
добавить, что на
следующем сеансе левая рука станет еще менее чувствительной).
Следующим феноменом, используемым для оценки глубины транса, является
амнезия (глубокий транс часто сопровождается амнезией, однако может быть и
без нее). Амнезия отличается от других гипнотических феноменов, которые мы
будем обсуждать, тем, что она определяется только при пробуждении.
Гипнотическая амнезия неглубока и может быть устранена гипнологом. Эта
особенность была обнаружена Бернгеймом. Он показал Фрейду
загипнотизированную особу, у которой путем настойчивых требований ему
удалось пробудить воспоминания обо всем, что происходило во время сеанса.
Таким образом, Фрейд пришел к пониманию возможности управлять
воспоминаниями, что позволяет, даже не прибегая к гипнозу, восстановить в
сознании забытые факты и отношения.
Амнезия может быть спонтанной или спровоцированной постгипнотическим
внушением. Сначала пациента расспрашивают о том, что он помнит из
переживаний, возникающих во время транса. Это необходимо, чтобы знать,
способен ли он забывать. Если испытуемый помнит все, а по
психотерапевтическим соображениям желательна амнезия, его заставляют пройти
определенную тренировку в амнезировании некоторых аспектов транса или всего
транса. Вулберг предлагает следующую методику тренировки: непосредственно
перед окончанием гипнотического сеанса испытуемого просят вообразить, что он
спит у себя дома и видит сон. Вскоре после этого внушения испытуемый
внезапно просыпается с таким ощущением, что он пробудился от
глубокого сна. Он ясно помнит свое сновидение, но о других событиях
транса помнит смутно, а некоторые из них полностью забывает.
Если удается добиться частичной амнезии, то во время следующего сеанса
испытуемому говорят, что забывание — явление нормальное и полезное для
терапии. Необходимо добавить, что легко забывать, отвлекая свое внимание от
некоторых вещей, и привести в качестве примера, что в последний раз он забыл
какие-то события транса. Возможно, сегодня он забудет многие (если не все)
события этого сеанса. Затем ему внушают увидеть сон перед пробуждением и

<< Пред. стр.

стр. 13
(общее количество: 20)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>