<< Пред. стр.

стр. 5
(общее количество: 20)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

подпирает другую, третья служит как бы основанием двух первых, поэтому
просто безнадежно порой искать в этой порочной системе логику.
Установки подменяют мышление, порождая ощущение полного, законченного
знания.
Современный человек, занятый узкими проблемами своей специальности и
профессии, погружен в них с головой и чаще всего не имеет возможности
взглянуть на мир с высоты даже своего духовного роста. Он передоверяет
другим создание картины мира, написание ее для себя. А большой набор
внушенных жизненных рекомендаций, облегчает мышление до того, что порою
вовсе выключает его.
В разной степени и от разных лиц подвержен внушению любой человек, но ему
же свойственно принимать далеко не все воздействия, а также он стремится к
самоопределению, к независимости от посторонних влияний. Воздействиям
внушения противостоит процесс контрвнушения.
Внушаемости и контрвнушаемости присущ механизм избирательности. Даже один
и тот же индивид обнаруживает разную степень внушаемости и контрвнушаемости
в отношении разных гипнологов, а также разного содержания внушений,
исходящих от одного и того же гипнотизера.
Другой особенностью внушаемости и контрвнушаемости является их динамизм —
колебания как в сторону повышения, так и в сторону снижения. Например, при
своем возрастании контрвнушаемость может достигнуть максимума, когда
личность или социальная общность совсем перестают воспринимать внушаемую
информацию, идущую от определенного источника или имеющую определенное
содержание. В то же время внушения другого лица или имеющие другое
содержание могут быть приняты и реализованы.
В исследованиях В. Н. Куликова выявлено несколько видов контрвнушаемости.
Во-первых, выделены ненамеренная и намеренная контрвнушаемость. Основой
ненамеренной контрвнушаемости является свойственная людям некоторая степень
сомнения, недоверия и критичности, проявляющаяся на неосознанном уровне. Их
действие включается автоматически в момент внушения. Намеренная
контрвнушаемость действует на сознательном уровне психики в соответствии с
целями и намерениями индивида. Он критически анализирует то, что ему
пытаются внушить, сопоставляет содержание внушения со своими взглядами и
убеждениями и в той или иной степени принимает или не принимает его.
Во-вторых, существует индивидуальная и групповая контрвнушаемость.
Индивидуальная контрвнушаемость обусловливается характерологическими и
возрастными особенностями психики личности, ее жизненным опытом, социальными
установками.
Под групповой контрвнушаемостью имеется в виду противодействие внушению
со стороны группы. Как показали исследования, групповая контрвнушаемость
зависит от качественного и количественного состава группы, степени ее
сплоченности, единства целей и мотивов деятельности и ряда других факторов.
В-третьих, различается общая и специальная контрвнушаемость. Общая
контрвнушаемость основывается на общей критичности личности в отношении
внешних воздействий. Она отличается широким диапазоном проявлений, но, как
правило, небольшой силой. Специальная контрвнушаемость имеет более узкую
сферу действия, вплоть до установки на одного гипнолога или на
конкретную внушаемую информацию и в этом случае бывает резко выраженной.
Все приведенное выше определяет объем и направление той предварительной
работы, которую должен выполнить гипнолог при подготовке испытуемых к опытам
с применением гипноза. В основном эта работа сводится к выработке прочных
положительных установок на внушаемость и понижению установки на
контрвнушаемость.
Внушаемость личности тесно связана с её самовнушаемостью. Внушение во
всевозможных формах постоянно действует на нас с момента нашего рождения и
до самой смерти. Внушенная информация вырабатывает у личности определенные
отношения к окружающему миру.
Личностное отношение к миру, как штурвал корабля, от которого зависит,
куда плывет этот корабль. Но люди не имеют никакого представления об
отношениях, которые незаметно превращаются в активный процесс самовнушения.
Человек постоянно находится в процессе самовнушения, который корнями
уходит в почву внушения, а набирает силу в личностных отношениях. Например,
если человеку постоянно говорить, что на него ни в чем нельзя положиться,
что он неуклюжий, нечестный или что он не может провести прямую линию, он
начинает этому верить сам, т. е. он подсознательно начинает внушать это
себе. Таким образом, внушение превращается в отношение, а отношение в свою
очередь находит реальное выражение в жизни.
Народная мудрость гласит: “Если чего-то очень сильно пожелаешь, то это
сбудется!”. Если индивид поверит в наличие чего-то, то это “что-то”
станет для него реальностью. Такова огромная мощь внушения и
самовнушения.
Людям часто кажется, что внушаемость прямо связана со слабостью характера
и интеллекта. В действительности же дело обстоит как раз наоборот: чем выше
интеллект, чувствительность и воображение человека, тем больший эффект
оказывают на него внушение и самовнушение.
Союз процессов внушения и самовнушения наделяет человека огромной силой,
которую можно тратить на добро и на зло.
Одна из сил данного союза известна под названием “плацебо”.
Сила плацебо
Действие плацебо издавна известно врачам как мощный лечебный фактор.
Например, порошок, схожий по виду и вкусу с привычным снотворным порошком,
оказывает на больного такое же действие, как знакомое снотворное. Во
врачебной практике на протяжении многих лет было принято прописывать в
качестве лекарства безвредные, нейтральные вещества, типичным примером чего
является дача розовых пилюль с сахаром или введение дистиллированной воды.
Именно вера больного в терапевтическую силу данного лекарства включает
мощные силы самовнушения которые и дают поразительный лечебный эффект.
То, что вера в эффективность метода лечения играет столь важную роль в
качестве стимула, повышающего эту эффективность, доказано
убедительно. Среди племен, живущих в “естественном состоянии” и
практикующих магические обряды и шаманство, применение даже самых
эффективных методов лечения, рекомендуемых медициной, может почти ничего не
дать в тех случаях, когда заболевший представитель данной группы убежден в
том, что его страдания являются следствием колдовства или мести того или
иного обиженного духа. В поразительно большой части случаев умелое
использование фетиша или приемов изгнания “злого духа”, признанного
ответственным за данный недуг, приводит к улучшению состояния здоровья даже
при хронических болезнях.
В книгах Джеймса Фрэзера “Золотая ветвь” и Гарри Райт “Свидетель
колдовства” можно прочитать множество ярких примеров о психологической силе
плацебо воздействий в “первобытных” племенах.
“В Новой Зеландии страх перед священными особами вождей был столь же
велик, как на островах Тонга. По принципу заражения их духовное могущество,
унаследованное от духов предков, распространялось на все, к чему они
притрагивались, и могло насмерть поразить всякого, кто по оплошности или
недосмотру оказывался на их пути. Однажды, например, случилось так, что
новозеландский вождь высокого ранга и великой святости оставил на обочине
дороги остатки своей пищи. После его ухода подоспел раб, дюжий голодный
малый, увидел оставшуюся еду и, не спросив, съел ее. Не успел он покончить с
обедом, как ему с ужасом сообщили, что съеденная им пища принадлежала вождю.
“Я хорошо знал
несчастного преступника. Это был человек замечательного мужества,
покрывший себя славой в межплеменных войнах, — рассказывал путешественник, —
но как только роковая весть достигла его ушей, у него начались
исключительной силы судороги и спазмы в животе, которые не прекращались до
самой смерти, последовавшей на закате того же дня...”.
Случай этот не единичный. Женщина маори, до которой после съедения
какого-то фрукта дошло известие, что этот плод был взят в табуированном
месте, воскликнула, что дух вождя, чью святость она осквернила, поразит ее.
Это случилось в полдень, а к двенадцати часам следующего дня она была
мертва” (Фрэзер Д. Д. Золотая ветвь. М., 1986. С. 198).
Для нахождения доказательств податливости по отношению к психологическим
методам лечения нет необходимости обращаться к “первобытным” племенам. В
условиях нашей собственной культуры больным, госпитализированным по поводу
кровоточащих язв желудочно-кишечного тракта, дистиллированную воду вводили в
виде инъекций подкожно, подчеркивая, что это — эффективное лекарство. В 70 %
случаев достигаемое существенное улучшение состояния здоровья сохранялось
длительное время.
Эффекты действия плацебо обычно, хотя и не всегда, преходящи. Во многих
случаях достигаемое таким путем временное улучшение состояния здоровья
оказывается стимулом к более устойчивой адаптации больного.
То, каким образом плацебо обеспечивает получение более устойчивого
эффекта, зависит от
сущности проблем, лежащих в основе патологических отклонений. В некоторых
случаях убежденность индивида в том, что он находится под защитой, приводит
к появлению чувства безопасности, следствием чего является большая
уверенность в себе и развитие способности эффективного соперничества в
отношениях с другими людьми. Таким образом, плацебо может действовать, как
стимул к перестройке психических установок, которые в благоприятствующей
среде могут закрепиться.
Ученые Мичиганского университета пришли к выводу, что эффективность
многих современных лекарств на одну треть зависит от личности врача. Если
больной жаждет избавления от страданий и верит своему врачу, тот, давая ему
таблетку сахара, порой добивается такого же улучшение, как с помощью
лекарства.
Воздействия такого рода имеют место во всех терапевтических ситуациях, и
их значение не следует недооценивать. С другой стороны, следует не упускать
из виду то, что даже неспециалист, прибегая к эффектам типа плацебо, может
функционировать как врачеватель.
Читатель, думаю, уже догадался, на чем строится некоторый терапевтический
эффект массовых лечебных сеансов, которые сегодня проводят “колдуны”,
“маги”, “экстрасенсы” и т.п.
Достаточно сказать, что влияние плацебо позволяет такому индивиду
добиваться улучшения состояния здоровья у одной трети тех, кого он
“оздоравливает”. Само собой разумеется, что он акцентирует именно этот
успех, не упоминая об остальных двух третях случаев, когда его добиться не
удалось.
Всякая ситуация, в которой кто-то кому-то оказывает помощь,
характеризуется особым видом взаимоотношений, складывающихся между клиентом
и тем, к кому он обратился за этой помощью. В пределах этих отношений
субъект полагает, что его терапевт относится к нему доброжелательно и в
состоянии ему помочь, что позволяет доверять ему и надеяться на него.
Нейропсихологические механизмы внушени
Анализируя специфику и взаимосвязь различных механизмов внушения, нельзя
не затронуть очень важный аспект этой темы — их соотношение со структурной
организацией головного мозга человека. Здесь рассмотрим лишь специфику
участия правого и левого полушарий мозга и их взаимодействия в процессе
внушения.
Функции двух полушарий мозга несколько различны. Левая половина мозга
управляет правой половиной тела, а правая половина мозга управляет левой
половиной тела. У праворукого человека левое полушарие ответственно главным
образом за речь, логическое и рациональное мышление, а правое больше
участвует в пространственном интуитивном мышлении.
Травмы височных и теменных долей левого полушария коры головного мозга
приводят к нарушению способности читать, писать, говорить и выполнять
арифметические операции. Подобные наблюдения отчетливо указывают, что
функции, называемые рациональными, осуществляются главным образом левым
полушарием.
Установлено, что левое полушарие мозга неспособно воспринимать
геометрические образы. Левое полушарие обрабатывает информацию по мере ее
поступления, последовательно.
Многие из нас считают, что главное в человеке — это словесные и
аналитические способности, но у людей существует весьма сложная и
быстродействующая система восприятия и познания, она легко обходится и без
слов, и без анализа. Такой способ постижения мира — наше несловесное
восприятие и познание его — часто называют “интуитивным”.
Многие люди в своей сознательной жизни почти полностью рациональные
(левополушарные) и есть почти полностью интуитивные (правополушарные).
Травмы височных и теменных долей правого полушария коры головного мозга
ведут к нарушению трехмерного видения, узнавания образов, потере музыкальных
способностей и способностей к целостным рассуждениям.
Узнаванием лиц ведает главным образом правое полушарие, и те, кто
“никогда не могут забыть лицо”, выполняют такое распознавание образов правой
частью своего мозга. И в самом деле, повреждение правой теменной доли подчас
кончается для пациента неспособностью узнать свое собственное лицо в зеркале
и на фотографии. Правое полушарие владеет преимуществом в геометрии при
двигательных актах. Многие сложные физические упражнения, включая занятия
спортом, требуют относительно малого участия левого полушария и большего
участия правого. Музыкальные способности в основном определяются правым
полушарием. Есть некоторые данные, говорящие о том, что поэзия — это
частично функция правого полушария, но, кроме
того, известно, что правое полушарие неспособно рифмовать.
Правое полушарие обрабатывает поступающую информацию из различных
сенсорных анализаторов (зрение, кинестетика, слух и т.п.) одновременно.
Оба полушария мозга соединяются между собой мозолистым телом — главный
узел связи нейтронных волокон.
Мозолистое тело представляет собой пучок из двухсот миллионов нервных
волокон, с их помощью оба полушария нашего мозга обмениваются между собой
информацией.
Когда мы рассматриваем предмет, находящийся справа от нас, то оба наших
глаза видят то, что называется правым полем зрения, а когда предмет слева,
мы видим левое поле зрения. Но зрительные нервы соединены с мозгом таким
образом, что правое поле зрения проецируется в левое полушарие, а левое поле
зрения — в правое. Точно так же звуки от правого уха передаются в левое
полушарие и звуки от левого уха передаются в правое полушарие. Но звуки,
услышанные левым ухом, обрабатываются частично и левым полушарием, и
наоборот. Перекрещивание функций не наблюдается в более примитивном органе
чувств — обонянии: запах, уловленный левой ноздрей, обрабатывается
исключительно в левом полушарии. Но информация, циркулирующая между мозгом и
конечностями, перекрещивается. Предметы, которые мы ощупываем левой рукой,
воспринимаются главным образом в правом полушарии, а приказы правой руке
написать предложения исходят из левого полушария.
В дополнение к мозолистому телу между левым и правым полушариями проложен
еще один
нервный кабель, называемый перечней спайкой. Она меньше, чем мозолистое
тело. Латерализация (разделение) функций полушарий мозга имеет асимметрию.
Как правило, у большинства право-руких людей левое полушарие играет
доминирующую роль в приеме и переработке информации.
Роберт Орнстейн и Дэвид Галин из Нейропсихиатрического института Ленгли
Портера в Сан-Франциско утверждают, что, когда нормальные люди переходят от
аналитической к синтетической умственной деятельности, ЭЭГ соответствующего
полушария коры головного мозга претерпевает вполне определенные изменения, а
именно: если человек занят устным счетом, его правое полушарие дает на
электроэнцефалограмме альфа-ритм, характерный для бездействующего полушария.
Орнстейн предлагает интересную аналогию, объясняющую, почему люди в
цивилизованных странах так широко используют левое полушарие и так мало —
правое. Он считает, что наше умение использовать функции правого полушария
несколько напоминает возможность видеть звезды среди дня. Солнце в это время
сияет так ярко, что звезды не видны, несмотря на то, что днем они находятся
на небе точно так же, как и ночью. И лишь когда солнце заходит, мы получаем
возможность видеть звезды. Аналогичным образом сияние нашего самого
последнего эволюционного приобретения — способности к языку, заключенной в
левом полушарии, — уводит на второй план способности к интуитивному мышлению
правого полушария, которые для наших предков были главным способом
восприятия мира.
Взаимодействие полушарий в норме реципрокно, т. е. при обработке
информации в одном полушарии другое на это время несколько снижает
интенсивность своей деятельности. Например, у человека с временно
функционирующим только
правым полушарием происходит ухудшение словесного восприятия, а другие
виды восприятия одновременно улучшаются. Мыслительный процесс, приводящий к
получению новой информации об отношениях и связях объектов, всегда требует
участия обоих полушарий. Когда доминирует левое, то результаты мыслительной
деятельности могут быть осознаны и высказаны. Когда доминирует правое,
мыслительный процесс не может быть осознан и переведен в речевой процесс. И
только когда вновь доминирует левое, возникает ощущение внезапности
полученного результата, несвязанности его с состояниями, непосредственно
предшествовавшими его получению, неосознанности ни подготовительных этапов,
ни промежуточных операций. В таких случаях обычно считается, что решение
найдено интуитивно. По мнению Декарта, с помощью интуиции истина открывается
разуму человека путем прямого усмотрения без использования логических
определений и доказательств как промежуточных звеньев познания.
В качестве основных особенностей интуитивного решения обычно отмечают
чувственность образов, неосознанность способов получения результата, большую
значимость пространственно-временных компонентов, целостность восприятия.
Все это свидетельствует о существенном вкладе механизмов правого полушария в
интуитивный процесс мышления. Творческие компоненты присутствуют почти во
всех профессиях, поэтому важность развития интуиции становится
необходимостью. Творческое мышление не заключается в сведении новых задач к
известным способам их решения, а требует умения увидеть задачу в целом,
подвергнуть критике все известные методы.
Человек должен увидеть ограниченность, схематичность старого метода
рассмотрения проблемы и уметь выйти за рамки привычных, одобряемых логикой и
здравым смыслом представлений. Именно такой новый, целостный взгляд на
проблему достигается за счет интуиции.
В жизни каждого человека необходимы интуитивные решения, особенно в
обстановке дефицита времени и информации, при поиске новых подходов к старым
проблемам и для адекватного взаимодействия с другими людьми. Поскольку к
особенностям деятельности правого полушария относятся большая скорость
операций, целостность, обобщенность восприятия, вовлечение непроизвольной
памяти в другие черты, присущие интуитивным решениям, то обучение,
направленное на их развитие, должно быть связано с раскрепощением правого
полушария, с опорой на него. У многих народов давно существуют упражнения,
которые повышают активность работы правого полушария мозга. Сюда следует
отнести все ритмично повторяющиеся ритуалы (молитвы, медитация, мантры,
движения, звуки бубна, песнопения и пр.).
На 5-м европейском конгрессе, посвященном применению гипноза в психиатрии
и психосоматической медицине, было отмечено, что процесс внушения и
гипнотический транс приводят к раскрепощению и активизации правого
полушария. Многочисленные эксперименты показали, что в гипнотическом трансе
информационные процессы протекают в правом полушарии быстрее, чем в левом.
Уровень внушаемости испытуемого увеличивается при активизации полушария.
Для формирования активной установки на внушаемость необходимо создать все
условия, чтобы раскрепостить и повысить активность правого полушария и
создать условия торможения левого полушария. Для этого необходимо не
выделять крупным планом какую-либо деталь. Акцентирование на деталях —
функция левого полушария. В этом смысле полезен прием обобщенного
воздействия (жесты, мимика, интонации, поза, уверенное поведение и т. п.).

Соматические феномены

Если бы мы попросили человека, не владеющего психической саморегуляцией,
представить, что у него повышается частота сердцебиений и растет давление
крови, то в этом случае мы не зарегистрировали бы реакций организма. Но если
бы мы стали внушать, что его давление крови стало расти, а частота
сердцебиений увеличилась, мы были бы удивлены тем, что давление крови у него
действительно поднялось, а частота сердечных сокращений вышла за пределы
нормы. Так происходит прежде всего потому, что в гипнотическом трансе
воображение функционирует более активно, нежели в состоянии бодрствования.
Многие исследования доказывают, что в гипнотическом трансе внушенные
команды прямо влияют на функции отдельных органов и процессы организма.
Поскольку физиологическая чувствительность людей весьма различна (одни более
чувствительны, чем другие), то можно получать значительное разнообразие
ответных реакций. Более того, содержание внушения может приобретать у
индивида дополнительные значения, связанные с его собственным опытом.
Например, если индивид в прошлом не имел знаний о горчичниках, то на
внушение, что ему поставили горчичники, его телесная реакция будет
неспецифическая. И наоборот, если был у него опыт контакта с горчичниками,
то на теле при внушении можно обнаружить характерное покраснение.
Преимущество гипнотического транса состоит в том, что он позволяет
гипнологу вызывать соматические явления с помощью прямого
внушения. Одни из ярких примеров таких экспериментов—ожоги, вызванные
внушением.
Результаты исследования влияния гипноза на метаболические процессы
производят сильное впечатление. Данные литературы свидетельствуют, что по
указанию гипнотизера может произойти уменьшение кальция в крови. Если
внушить индивиду, что он съел мед, то отмечается увеличение содержания
сахара в крови. С другой стороны, если внушить, что в потребляемой пище нет
ни сахара, ни меда, увеличение содержания сахара в крови как бы
притормаживается, даже если индивид потреблял сахар.
В эксперименте испытуемому внушили, что вначале он съел пищу, включавшую
белок, затем — пищу, включавшую жиры, и, наконец, пищу, включавшую углеводы.
При исследовании желудочного содержимого последовательно были обнаружены
энзимы, соответствующие каждому из перечисленных видов пищи, как если бы
испытуемый на самом деле принимал пищу такого состава. В другом эксперименте
испытуемому внушили, что он выпил касторового масла. Результатом был понос.
Согласно сообщениям К. И. Платонова, с помощью словесного внушения он
добивался исчезновения симптомов острого алкогольного опьянения.
Перечисленные эффекты не являются такими необычными, как это может
показаться. Сила внушения огромна!
Легко вызвать при помощи внушения ощущения онемения, покалывания, зуда,
жжения, холода и жары, повысить чувствительность к болевым и тепловым
раздражителям, давлению и
прикосновению. Под влиянием внушения испытуемый оказывается в состоянии
уловить различия в фактуре и температуре различных предметов, которые в
состоянии бодрствования он установить не смог бы.
С помощью гипнотического внушения можно вызвать любые зрительные
(световые и цветные) иллюзии, слуховые и вкусовые иллюзии. В глубоком
гипнотическом трансе у субъекта глаза могут оставаться открытыми. Можно без
особого труда добиться любых галлюцинаций. Он в панике спасается бегством от
воображаемого медведя или же под влиянием внушения берет на руки и ласково
гладит кошку, являющуюся не чем иным, как обманом чувств. Если ему внушить,
что он идет в ресторан, то он начинает вести себя так, как будто бы
действительно туда идет, садится, просматривает меню, съедает заказанное,
вытирает губы салфеткой и даже дает официанту деньги. Гипнотизеры-эстрадники
весьма рассчитывают на галлюцинации такого рода ввиду их эффективности и
выбирают среди зрителей лиц, предрасположенных к глубокому гипнотическому
трансу.
Если индивид опустит руку в ведро с очень холодной водой, то почувствует
холод и одеревенение, а вслед за этим — боль, которая может стать
невыносимой. В этот момент может происходить повышение давления крови и
учащение сердечных сокращений.
Если этого же индивида погрузить в гипнотический транс и внушить ему — до
опускания руки в ведро, — что рука становится нечувствительной к холоду, то
он переносит вышеописанные ощущения спокойно.
Это говорит о том, что ослабление боли под влиянием внушения
(гипнотическая анальгезия) — это реальность, а не симуляция.
Боль вызывает у человека определенную тревогу. Это единственный способ
приведения данного индивида в состояние готовности в предвидении опасной
ситуации. Это позволяет ему, в меру возможностей, удалиться от того, что
может причинить боль, или же устранить ее источник. Напряжение и тревога
выполняют роль предупредительных механизмов, но также усиливают болевые
ощущения. Если напряжение и тревогу ослабить, а самого человека отвлечь от
его страданий, в этом случае боль ослабевает и даже исчезает. Судя по всему,
именно так действует гипнотический транс, когда он приводит к уменьшению
боли или действительной блокаде болевых ощущений.
Боль может усиливаться или ослабевать в ситуациях, которые обусловливают
соответственно сосредоточение внимания на боли или отвлечение от нее. Доктор
Г. К. Бичер, известный авторитет в области исследования боли, показал, что
как минимум одна треть больных, страдающих от болей после хирургических
операций, в равной степени испытывает облегчение, как после принятия плацебо
(например, пилюль с сахаром), так и после введения им морфия. Думаю, что
принятие плацебо приводит к снижению уровня напряжения. В одной из статей,
опубликованных в “Журнале Американской медицинской ассоциации”, Бичер писал:
“Ни один маленький мальчик во время потасовки не чувствует ни малейшей боли,
когда его бьют. Боль появляется позже, когда
из носа начинает капать кровь или когда мать, придя, начинает его
утешать. Тяжелораненый солдат, не будучи в шоке и полностью сознавая, что
происходит, нуждается в наркотике в поразительно малой степени. В первые
часы после ранения его требует меньшая часть солдат, тогда как штатский,
приходя в себя после операций по поводу значительно менее тяжелого ранения,
нуждается в двойной или даже тройной дозе наркотика по сравнению с солдатом,
чье ранение тяжелее”.
В специальных экспериментах показано, что первичное влияние морфия на
боль заключается в ослаблении напряжения и что слабый транквилизатор, или
успокоительное средство, действует почти столь же благотворно, как и сильный
наркотик. Гипнотический транс, действуя на уровень напряжения и тревоги,
может оказывать наиболее существенное и даже поразительное влияние на боль.
Обезболивающее свойство гипнотического транса известно на протяжении многих
веков, вследствие чего создаваемые трансом возможности используются для
достижения различных хирургических целей.
Регрессия возраста
К наиболее впечатляющим феноменам из области гипнотического транса
относится способность человека “давать времени обратный ход” и повторно, как
бы с помощью видеомагнитофонной записи, проигрывать события и происшествия
из периода раннего детства. Если попросить находящегося в гипнотическом
трансе субъекта, чтобы
он вернулся в тот период времени, когда впервые пошел в школу, весьма
вероятно, что он вспомнит имена своих школьных друзей и учителей, учивших
его в подготовительном и первом классе. Кроме того, он может с невероятной

<< Пред. стр.

стр. 5
(общее количество: 20)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>