стр. 1
(общее количество: 69)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Кондратьев Н.Д.,
Яковец Ю.В.,
Абалкин Л. И.




Большие циклы конъюнктуры
и теория предвидения.
Избранные труды




М. : Экономика, 2002
Содержание

Введение - Абалкин Л.И. 5
Часть 1. Большие циклы конъюнктуры
К вопросу о понятиях экономической статики, динамики и конъюнктуры 9
Мировое хозяйство и его конъюнктуры во время и после войны.
Предисловие 40
Введение 44
Глава I. Состояние и конъюнктуры мирового хозяйства во время войны 1914-
1918 гг. 47
Глава II. Состояние и конъюнктуры мирового хозяйства после войны до
мирового кризиса 123
Глава III. Мировой экономический кризис 1920-1921 гг., его характер и причины
189
Глава IV. Современные конъюнктуры мирового хозяйства 283
Глава V. Кризис 1920-1921 гг. в системе общего движения конъюнктур 322
Большие циклы экономической конъюнктуры 341
Динамика цен промышленных и сельскохозяйственных товаров
I. Предварительные замечания 401
II. К вопросу о понятии относительной динамики и конъюнктуры 402
III. Динамика и колебание абсолютного уровня цен сельскохозяйственных и
промышленных товаров 418
IV. Динамика относительного уровня цен и его колебания 462
V. Современное состояние конъюнктуры сельского хозяйства и промышленности
501
Модель экономической динамики капиталистического хозяйства 503
Часть 2. Теория предвидения и методология перспективного планирования
Проблема предвидения 509
План и предвидение 567
Основные положения по разработке плана восстановления и развития сельского
хозяйства 615
Основы перспективного плана развития сельского и лесного хозяйства 625
Критические заметки о плане развития народного хозяйства 669
Наследие Н.Д. Кондратьева: взгляд из XXI века (Ю.В. Яковец) 708
Первая книга Н.Д. Кондратьева о конъюнктуре и некоторые проблемы
исследования экономического цикла (Н.А. Макашева) 737
Библиография 751
Именной указатель 764
ВВЕДЕНИЕ
Николай Дмитриевич Кондратьев - один из выдающихся представителей
российской школы экономической мысли конца XIX и начала XX вв. С его
именем связаны капитальные исследования в области теории конъюнктуры,
закономерностей и показателей се динамики, обосновании длинных воли
экономической конъюнктуры. Он опубликовал ряд серьезных работ по вопросам
прогнозирования и перспективного планирования, по аграрным проблемам и
статистике.
Однако жизнь жестоко обошлась с судьбой ученого. После разгрома российской
экономической школы в 1929 г. труды Н.Д. Кондратьева почти на полвека были
изъяты из научной жизни страны. Его имя упоминалось лишь в связи с критикой
якобы присущих ему ошибок. И хотя приговор смертной казни был отменен в
1962 г., решение по "делу" Трудовой крестьянской партии было принято спустя
лишь 25 лет - в 1987 г. Восстановление памяти о Николае Дмитриевиче стало
результатом начавшейся в стране перестройки.
В 1992 г. в связи с празднованием 100-летия со дня рождения Н.Д. Кондратьева
был создан Международный фонд его имени. К этому времени па основании
постановления бюро Отделения экономики АН СССР о создании Комиссии по
научному наследию великого ученого была проделана большая работа по
изданию его трудов. В течение 1989-1991 гг. были изданы книги "Проблемы
экономической динамики", "Рынок хлебов и его регулирование во время войны и
революции" и "Основные проблемы экономической статики и динамики".
За десять лет работы Международного фонда Н.Д. Кондратьева регулярно
проводятся Кондратьевские чтения, переведены и изданы многие его труды, а
также работы по анализу его вклада в развитие отечественной и мировой науки.
Регулярно, раз в три года известным ученым России и других стран вручаются
золотая, серебряная и бронзовая медали имени Кондратьева за вклад в развитие
общественных паук.
И.Д. Кондратьев не был ученым-одиночкой. Он жил, работал и творил вместе с
теми, кто составил честь и славу российской школы экономической мысли.
Одновременно с изданием его трудов проводится огромная работа по
восстановлению памяти о выдающихся отечественных ученых-экономистах. В
5
серии работ, осуществляемых по программе "Экономическое наследие", вышли
многочисленные издания трудов его учителя - М.И. Туган-Барановского, работы
С.Н. Булгакова, А.А. Богданова, П.Б. Струве, Л.Н. Юровского, А.В. Чаянова.
Широкое внимание привлечено и к изучению деятельности Конъюнктурного
института, который создал в 1920 г. и возглавлял до 1928 г. Н.Д. Кондратьев.
Общественная атмосфера тех лет, творческое взаимодействие ученых-
исследователей, сочетание теоретического анализа с обобщением огромного
эмпирического материала были одним из главных факторов формирования
интеллектуальной элиты российской экономической мысли.
К настоящему времени много сделано по изучению научного наследия Н.Д.
Кондратьева. Однако эта работа вряд ли может считаться законченной, поскольку
многие нити и связи соединяют высказанные им идеи с тем, что делается сегодня
по дальнейшему стимулированию экономического роста России, подъему ее
научного, духовного и нравственного потенциала.
В предлагаемой вниманию читателей книге собраны работы автора по большим
циклам конъюнктуры и теории предвидения. Среди них находится изданная в
1922 г. в Вологде и ставшая библиографической редкостью книга "Мировое
хозяйство и его конъюнктуры во время и после войны". Ее переиздание позволяет
уточнить время создания теории длинных волн в экономической динамике.
Сегодня ясно, что он сделал это существенно раньше, чем это было принято
считать.
Большие циклы конъюнктуры были и остаются до сих пор предметом широкой
дискуссии между учеными. И это вполне понятно, если рассматривать их не как
некую заданную догму, а как реальный объект научного анализа. Было бы
ошибочно считать, что Н.Д. Кондратьев предугадал ход событий с момента
создания своей теории до наших дней. Такого предвидения не было ни у А.
Смита, ни у К. Маркса, ни у Д. Кейнса. Великие ученые не нуждаются в
присвоении им образа пророка.
Переиздание трудов Н.Д. Кондратьева к 110-летию со дня рождения - хороший
подарок для исследователей его наследия и для тех, кто искренне увлечен
удивительно яркой и многоцветной историей современной экономической
мысли.
Л. Абалкин, академик, директор
Института экономики Российской академии наук,
президент Международного фонда
Н.Д. Кондратьева
6


Часть 1
БОЛЬШИЕ ЦИКЛЫ КОНЪЮНКТУРЫ
К ВОПРОСУ О ПОНЯТИЯХ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ
СТАТИКИ, ДИНАМИКИ И КОНЪЮНКТУРЫ*
1. Термин конъюнктура принадлежит в настоящее время к числу наиболее
популярных и употребляется очень часто. Однако необходимо признать, что
понятие, обозначаемое этим термином, до сих пор сколько-нибудь точно не
определено. Такое положение с термином "конъюнктура" ненормально.
Необходимо или установить, что не существует понятия, которое можно
обозначать этим термином, и тогда исключить последний из научного
употребления, или установить, что такое понятие существует, и тогда достаточно
ясно определить его. Мы полагаем, что понятие, которое следует обозначать
термином "конъюнктура", существует, и в данной работе делаем попытку
определить это понятие.
Однако, как будет ясно из дальнейшего, понятие конъюнктуры представляет из
себя видовое понятие по отношению к более общему, родовому понятию
экономической динамики. Поэтому определение понятия конъюнктуры
предполагает уже определение понятия экономической динамики. Но понятие
экономической динамики в свою очередь можно установить лишь в связи с
понятием экономической статики. В силу сказанного в целом задача настоящей
работы сводится к попытке установить три понятия: экономической статики,
динамики и конъюнктуры.
2. Конкретная социально-экономическая действительность, как она дана нам в
опыте, изменчива, многообразна и сложна. Эти свойства экономической
действительности являются основными причинами трудности научного познания
ее. И если тем не менее научное познание этой действительности все же
возможно и обнаруживает известные успехи, то лишь потому, что наука
аналитически разлагает конкретную действительность на более простые и
однородные элементы и лишь затем дает их синтез. Всякая научная теория
неизбежно связана с указанным упрощением конкретной действительности. То
же самое мы
9
должны, конечно, сказать и относительно статической и динамической теории
экономической действительности.
Ниже мы займемся более подробной и точной характеристикой этих двух видов
теоретического подхода к изучению экономической действительности. Пока же
дадим самое общее и предварительное представление о них.
Под статической мы понимаем теорию, которая рассматривает экономические
явления но существу, вне категории изменения их во времени. Наоборот, под
динамической мы понимаем ту теорию, которая изучает экономические явления в
процессе их изменения во времени. В соответствии с этим для статической точки
зрения на экономическую действительность особенно характерной является
концепция равновесия взаимно связанных между собою элементов этой
действительности. Наоборот, для динамической точки зрения наиболее
характерной будет концепция процесса изменений экономических элементов и их
связей.
3. Руководясь такими предварительными понятиями экономической статики и
динамики, мы можем теперь показать, что, с одной стороны, современная
экономическая наука имеет по преимуществу статический характер, с другой
стороны, она все более приходит к осознанию необходимости развития
динамической теории. Краткая характеристика основных направлений
экономической науки даст необходимое и достаточное подтверждение
выставленному тезису,
Остановимся прежде всего на физиократах. Школа физиократов полагала, что
существует неизменный естественный порядок явлений мира, как физического,
так и социального (Border naturel), и она стремилась найти те постоянные связи и
зависимости между элементами социально-экономической действительности,
которые свойственны этому естественному порядку. Идея естественного порядка,
занимающая такое видное место в учении физиократов, как известно, имела
глубокие исторические корни и восходит к стоикам древнего мира. Идея эта
имеет явно выраженный статический характер. Правда, физиократы утверждали,
что наряду с естественным порядком существует позитивный порядок
общественно-экономической жизни (L'order positif). Но они рассматривали этот
позитивный порядок лишь как ненормальное уклонение от естественного
порядка. В центре внимания их учения стоит все же статическая концепция
естественного порядка с его элементами и их связями.
10
Перейдем к классической школе. Достаточно присмотреться к учению этой
школы, чтобы прежде всего увидеть, что и она не чужда идеи естественного
порядка. Правда, мы не находим у нее столь целостного и ясного представления
об этом порядке, как у физиократов, но тем не менее и классическая школа
сравнительно мало внимания уделяет повседневным меняющимся явлениям
экономической действительности. За пеленой их она стремится найти более
устойчивые элементы и соотношения их. В центре своего внимания она ставит
учение не о конкретной рыночной цене, а о ценности, о естественной цене, о
естественном уровне заработной платы, прибыли, ренты и т.п. Этот явный отзвук
идеи естественного порядка придает и учению классической школы
преимущественно характер статической теории.
Действительно, как подходит классическая школа к исследованию тех основных
элементов, о которых мы упоминали? Возьмем за образец построения Д. Рикардо.
Он исходит из предпосылки свободы конкуренции и свободы передвижения
труда и капитала из одной области народного хозяйства в другую. Он знает, что
конкретная цена, действительный уровень заработной платы и прибыли
изменчивы. Но его не интересует процесс изменения их, процесс передвижения
капитала и труда. Он убежден, что уровень цен, прибыли, заработной платы и т.д.
имеет тенденцию к естественному уровню. Он не исследует самого процесса
проявления этих тенденций, а исследует народное хозяйство как бы в
предположении, что эти тенденции уже завершились и элементы экономической
действительности находятся в состоянии естественного уровня и равновесия.
Иначе говоря, для его системы является характерной именно концепция
равновесия основных элементов.
Вот почему можно считать систему Рикардо в существе статической. Утверждая
это, мы не отрицаем, что в учении классической школы и, в частности в учении
Рикардо, имеются элементы и динамической теории. Сюда нужно отнести учение
о народонаселении Мальтуса, учение Рикардо о влиянии возрастания
народонаселения и богатства на уровень ренты, прибыли и т.п. Но тем не менее
основной тон классической экономики остается, несомненно, тоном статической
экономики.
Обратимся к школе предельной полезности. Все основные построения ее носят
явно выраженный статический характер. Выдвинув идею предельной полезности,
школа утверждает, что цены благ первого порядка будут соответствовать
предельным
11
полезностям их, а цены благ высшего порядка будут определяться ценами благ
первого порядка. Она утверждает, что средства производства распределяются по
отраслям в соответствии с принципом равенства предельных полезностей тех
продуктов, которые производятся в разных отраслях при помощи этих средств
производства. Достаточно принять во внимание эти основные положения школы,
чтобы видеть, что она вращается преимущественно в плоскости исследования
равновесия элементов экономической действительности и совершенно не
исследует динамических процессов изменения этих элементов.
Статический характер построения, лежащий в основе учений австрийской школы
предельной полезности, еще более наглядно выявляется в учениях
математического направления теоретической экономики. Математическое
направление, руководствуясь по существу теми же идеями, что и австрийская
школа, но пользуясь математическим методом изложения, еще более отчетливо и
совершенно открыто показало, что оно исследует явления в условиях
статического равновесия экономической действительности и почти не исследует
динамических процессов этой действительности. Работы У. Джевонса, Л.
Вальраса, В. Паретоидр. служат ясным подтверждением этого положения. То же
по существу надо сказать и о том новейшем направлении теоретической
экономики, которое известно под именем англо-американского направления и
опирается на маргинальный принцип в широком смысле. Работы Дж.Б. Кларка,
А. Маршалла, К. Викселля и др. с ясностью свидетельствуют в пользу этого
мнения.
Необходимо заметить, что авторы математического и англоамериканского
направлений не только исследуют по преимуществу явления статического
равновесия, но они и методологически осознают статический характер своих
исследований. Они сознательно исследуют экономическую действительность со
статической точки зрения, с точки зрения равновесия элементов этой
действительности, зная, что наряду с этой точкой зрения существует и другая,
динамическая точка зрения.
В ряду учений современной экономики гораздо больше внимания уделено
проблемам динамики исторической школой. Однако историческая школа по
самому существу своему не могла дать и не дает теории динамики, замкнувшись
по преимуществу в сферу описательного исторического изучения явлений
хозяйственной жизни.
Весьма большое место отведено проблемам динамики также и в школе К.
Маркса. Его учение о законе концентрации
12
капитала и производства, о тенденции нормы прибыли к понижению, учение об
относительном обнищании рабочего класса, о процессе расширенного
воспроизводства, о кризисах и др. носят явно выраженный динамический
характер. Однако и в школе К. Маркса теория динамики не получила
систематического завершения.
Предыдущий беглый обзор позволяет утверждать, что современная теоретическая
экономика действительно имеет по преимуществу, хотя и не исключительно,
статический характер. Правда, отдельные проблемы динамики, главным образом
в связи с проблемой кризисов в экономике второй половины XIX в. и в начале
XX в., разрабатывались довольно интенсивно. Достаточно указать на работы К.
Жюглара, М.И. Тугай-Барановского, А. Шпитгофа, Л. Поле, Ж. Лескюра, А.
Афталиона, У. Митчеля и др. Но это были все же отдельные проблемы, и
разработка их стоит как бы особняком от общего развития системы
экономической теории.
4. Однако, констатируя преимущественно статический характер современной
экономической теории, вместе с тем мы должны отметить, что чем дальше, тем
определеннее проявляется у экономистов неудовлетворенность одной
статической концепцией, тем яснее осознается ими различие между статикой и
динамикой и тем единодуишее признается необходимость и возможность
динамической теории. Действительно, уже у классиков мы обнаруживали
присутствие элементов динамической теории. И если у основоположников
классической школы мы не находим сознательного разграничения статики и
динамики, то у Милля, давшего синтез построений классической школы, мы
находим уже сознательное противопоставление статики и динамики и отдельное
рассмотрение той и другой1. Но и у Милля нет достаточно ясного и полного
разграничения экономической статики и динамики.
Позднее, с 70-х гг. прошлого века, проблема статики и динамики начинает
выдвигаться все настойчивее и настойчивее. Прежде всего у К. Маркса, а затем и
у экономистов других школ. Работая преимущественно над построением
статической теории, последовательно останавливаются па проблеме
разграничения статики и динамики Джевонс и Вальрас, Кларк, Парето и др. За
последнее время еще более настойчиво эту проблему
13
ставят И. Шумпетер, А. Амонн, Г. Кассель, у нас Л.Н. Юровский. Делаются
попытки не только показать недостаточность одной статической концепции, но
положить начала самой теории динамики, как у Шумистера и Касселя. В самое
последнее время такие экономисты, как II. Струве, идут так далеко, что склонны
совершенно отказаться от статической концепции как "научной картины
экономического мира"1.
В чем лежат причины этого усиливающегося тяготения экономической мысли от
статики к динамике или наряду со статикой и к динамике?
Причины этого нужно видеть прежде всего в природе самой экономической
действительности. Она, как мы уже говорили, изменчива и текуча. В силу этого
статическая теория, как бы она ни была совершенна, бессильна дать достаточное
удовлетворение познавательному интересу к экономической действительности и
достаточно полно объяснить явления этой действительности. Статическая
концепция проще. Поэтому понятно, почему прежде всего именно она получила
развитие. Но когда она достигла известного развития, стали яснее границы и
пределы статического исследования. Вместе с тем выяснилась необходимость
динамической концепции, которая могла бы восполнить концепцию статическую.
Причины этого нужно видеть также в том, что по мере роста культуры и техники
темп и значение изменений экономической жизни возрастают. За последнее же
десятилетие изменчивость и превратность условий экономической жизни
приобрели совершенно исключительную стремительность. Тем самым до
последней степени обострилась и практическая потребность ориентироваться в
ходе изменений экономической действительности. Потребность эта не могла не
передаться и экономической науке и не могла не обострить в ней интерес и к
вопросам динамики. Действительно, уже до войны возникает ряд специальных
научных институтов, имеющих своей задачей исследование экономической
динамики и конъюнктур. За последнее время число таких учреждений
значительно возросло. Из существующих в настоящее время укажем на
обсерваторию Бебсона, на институт Кальвера, на специальную комиссию при
французском министерстве труда, на институт при Кильском университете, на
Гарвардский институт, Брюссельский,
14
Женевский институты труда, Римский сельскохозяйственный институт, у нас в
России - на Конъюнктурный институт.
5. Итак, потребность выяснения природы и построения экономической динамики
в отличие от статики бесспорна и осознана. Но как теоретически провести
разграничение между статикой и динамикой? Выше мы наметили
предварительное понятие о статике и динамике. Попытаемся теперь в связи с
предыдущим беглым обзором построений современной экономики провести это
разграничение несколько полнее и глубже и притом но возможности учесть уже
высказанные по этому вопросу взгляды авторов. Прежде всего поставим вопрос:
можно ли противополагать статику явлений их динамике или можно
противополагать лишь статическую и динамическую точки зрения на явления?
Экономическая действительность динамична по самому своему существу. Мир
хозяйственных явлений, говорили мы, текуч и изменчив. Явления хозяйственной
жизни могут иногда быть более или менее устойчивыми и как бы приближаться к
статическому состоянию. Но, строго говоря, они никогда не бывают в таком
состоянии, как нет абсолютного покоя в мире физическом. Отсюда - в
действительности существует, в сущности, только динамика явлений. Эта точка
зрения является наиболее распространенной, если не общепризнанной. Ее в
одинаковой мере принимают и Вальрас, и Джевонс, и Кларк, и Парето, и
Шумпетер, и Юровский. И ее следует признать единственно верной. Но если это
так, то очевидно, что нельзя серьезно говорить о статических явлениях и нельзя
противополагать статику явлений их динамике. Если и можно что
противополагать друг другу, то не статику и динамику явлений, а статическую
точку зрения на явления и динамическую, или статику и динамику как теории. В
целях исследования экономической действительности к ней можно
методологически подходить со статической точки зрения, т.е. рассматривать ее
как бы в условиях неизменного статического состояния и искать закономерные
связи между ее элементами. Открытие этих связей, несомненно, дает весьма
многое для понимания действительности, в особенности если принять во
внимание высказанное выше замечание, что при всей изменчивости
экономической жизни ее элементы, не находясь никогда в статическом
состоянии, все же обнаруживают известную устойчивость. Однако статическая
теория бессильна выяснить изменение уровня экономических элементов, а также
механизм и направление их изменения. Вот
15
почему наряду с ней к экономической жизни можно и должно подходить и с
динамической точки зрения, т.е. мыслить ее в условиях процесса изменений.
Выставленный тезис о противоположении статики и динамики ясен, и, как мы
сказали, он почти общепризнан. Однако, нам кажется, из него не делается
надлежащих выводов, и он не проводится с полной ясностью через построения
отдельных авторов. Некоторые из них, как, например, Шумпетер, Парето,
Юровский и др., принимая по существу статику как условный методологический
прием исследования экономической действительности, в то же время
высказывают суждения, которые легко могут дать повод думать, что они считают
статические явления за реальность и противополагают статику явлений их
динамике. Некоторые из них, как, например, в первых своих работах Шумпетер,
далее Парето и др., утверждают, что статика явлений есть фотография
экономической действительности в определенный момент. Но о каком и сколь
длительном моменте можно в данном случае говорить? Самая неопределенность
понятия момента делает неопределенным и такое понятие о статике. Те же
авторы, как Парето, Юровский, указывают далее, что в действительности те или
иные экономические явления иногда приближаются к статическому состоянию.
Как на пример указывается на единый курс фондовой биржи и на другие явления.
Эти указания, как ясно из предыдущего, сами по себе верны, но их необходимо
толковать весьма осторожно. Сами эти авторы признают, что устойчивость цены
бумаг и других явлений всегда относительна и что она все же подвержена более
или менее быстрой, заметной изменчивости. Явления эти только напоминают
картину статического состояния их. Но для того чтобы действительно
рассматривать цену и другие явления как явления статические, необходимо было
бы совершенно отвлечься от их изменений, которые могут последовать или уже
последовали, и, таким образом, перейти в методологических целях от
действительности, как она дана, к мыслимому подлинно статическому состоянию
ее. Мы считаем необходимым последовательно проводить выставленное выше
положение, что можно говорить и противополагать не статику и динамику
явлений, а статическую и динамическую точки зрения на них.
Чем же отличается первая точка зрения от второй? Статическая точка зрения, как
мы уже говорили в начале, исследует явления экономической действительности
вне процесса их изменений и берет действительность как бы в застывшем
состоянии
16
равновесия элементов. Правда, для того чтобы подойти, к выяснению этого
состояния равновесия неизменяющихся элементов и их связей, статическая точка
зрения может методологически оперировать с колебаниями, вариациями
элементов. Но она может оперировать этими вариациями не для того, чтобы
исследовать реально происходящие динамические процессы и их закономерности
по существу, а лишь для того, чтобы показать, что эти вариации и колебания
элементов при взятых исходных предпосылках неизбежно ведут к состоянию
равновесия, которое фактически только и исследуется. Так поступает Рикардо,

стр. 1
(общее количество: 69)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>