<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 69)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

когда он, например, заявляет, что норма прибыли стремится к равновесию, а
уровень рыночных цен неизбежно колеблется около естественного уровня их, и
фактически подвергает исследованию народное хозяйство уже при условии
равенства нормы прибыли и соответствия цен их естественному уровню. Так
поступает австрийская школа, когда она объясняет механизм ценообразования и
представляет, что в конечном счете игры спроса и предложения па рынке
установится цена равновесия, которая только и подвергается исследованию.
Таким образом, здесь нет исследования процессов изменения, как таковых.
Изменения и вариации элементов привлекаются здесь в чисто служебных целях
для уяснения понятия равновесия, привлекаются в методологических целях.
Наоборот, динамическая точка зрения рассматривает экономические явления в
процессе изменения экономических элементов и их соотношений и ищет
закономерности в ходе самих изменений. Динамическая теория может и
неизбежно будет при этом пользоваться выводами статической теории,
представлением о неизменяющемся, постоянном уровне экономических
элементов и их равновесии. Но эти представления будут для нес методологически
служебными, как для статической точки зрения являются служебными понятия
об изменении и вариации элементов.
Отсюда, если для статики основной категорией анализа объекта служит категория
неизменяемости, тождественности и в связи с этим концепции статического
равновесия и standard'а элементов, то для динамики основной категорией будет
категория изменения, различия и в связи с этим концепции процесса изменения
элементов и их связи. Динамика может пользоваться и концепцией
динамического равновесия, т.е. концепцией равновесия изменяющихся
элементов.
17
6. Изложенное понимание статики и динамики далеко не общепринято.
Некоторые авторы характеризуют статическую и динамическую точки зрения
тем, что первая будто бы рассматривает явления в состоянии покоя, а вторая в
состоянии движения. Мы считаем, что категории покоя и движения не могут
быть, строго говоря, применены для характеристики экономической статики и
динамики. Верно, что всякое движение есть изменение. Но не верно, что всякое
изменение есть движение. Понятие изменения шире, чем понятие движения.
Движение является тем изменением, которое связано не только с категорией
времени, но и пространства. В отношении экономических явлений в данном
случае можно говорить лишь об изменениях, которые связаны со временем.
Между тем характеристика статики и динамики категориями покоя и движения
влечет за собою с экономической точки зрения ряд ошибочных построений.
Рассмотрим одно из наиболее важных.
Некоторые авторы, например Юровский, особенно отчетливо различают
статическое состояние хозяйства и стационарное хозяйство. Первое, по их
мнению, характеризуется полным покоем, а второе находится в состоянии
движения, но установившегося движения, Первое они относят к сфере проблем
статики, второе - к области проблем динамики. Такое разграничение нам
представляется научно нецелесообразным по следующим соображениям.
Что, собственно, нового представляет из себя стационарное хозяйство в отличие
от статического его состояния? В случае стационарного хозяйства объем
производства, организация и техника производства, количество и качество
потребностей, количество, распределение и состав капиталов и т.д. остаются
экономически неизменными. Поэтому если мы возьмем для примера фактически
данное народное хозяйство в течение года, то оно не будет стационарным уже по
одному тому, что здесь имеют место сезонные виды производства, сезонные
колебания цен и т.д. Хозяйство в течение года было бы стационарным лишь при
неизменности, непрерывности и устойчивости всех его элементов. Если теперь
мысленно мы представим себе такое хозяйство, то будет верно, что оно не знает
покоя, потому что процесс хозяйствования, процесс производства, обмена,
потребления и др. - все же здесь течет, совершается. В связи с этим в вещном
отношении здесь, несомненно, происходит процесс изменений. Сегодня
перерабатывается одна партия хлопка, завтра другая, третья и т.д. Но какое
значение имеет это вещное изменение для
18
экономического исследования? Разве последнее занимается тем, какие именно
партии хлопка перерабатываются и какие партии хлеба потребляются? Его
интересует не вещный состав хозяйства, а объем и организация производства,
характер потребления и спроса, цены и т.д. Но как раз все эти элементы именно с
экономической точки зрения в стационарном хозяйстве согласно условию
предполагаются неизменными. В таком случае, какие же новые выводы молсет
дать теория стационарного хозяйства по сравнению с теорией статического
хозяйства? Нам кажется, ровно никаких. Нам кажется, что с экономической точки
зрения теории статического и стационарного хозяйства неизбежно совпадают.
Понятие стационарного хозяйства в отличие от статического есть поэтому плод
смешения экономической и технической точек зрения. И вполне прав Кларк,
когда он дает образ хозяйства, которое критикуемыми авторами было сочтено
стационарным, но которое самим Кларком обозначается как статическое. Вот
почему мы вместе с Кларком склонны приравнять теорию стационарного
хозяйства к теории чисто статического хозяйства. Таким образом, мы должны
отвергнуть попытки характеристики, статики и динамики категориями движения
и покоя.
Другие авторы, как Шумпетер в своей последней крупной работе "Теория
хозяйственного развития", дают также ошибочное разграничение статики и
динамики. Он усматривает место для динамики только там, где есть творческая
предпринимательская деятельность, дающая новые комбинации элементов
экономической действительности, а место для статики там, где наблюдается
господство традиции. Ошибочность такого разграничения состоит прежде всего в
том, что здесь Шумпетер -противополагает собственно не статическую и
динамическую точки зрения, а уже статику и динамику явлений, в отличие от
того, что он делал в своих первых работах. Ошибочность его, далее, состоит в
том, что Шумпетер слишком узко определяет сферу приложения динамической
точки зрения. По существу для него динамическая точка зрения приложима
только там, где имеются некоторые виды качественных изменений в
экономической действительности, а именно виды, связанные с инициативой
предпринимателей. Но не ясно, почему же мы не можем говорить о динамике
там, где наблюдается процесс количественных изменений. Наконец, точка зрения
Шумпетера теоретически не плодотворна, ибо, связывая сферу динамики с
творческой предпринимательской деятельностью, она тем самым заведомо
лишает
19
нас возможности строить теорию динамики. Возможность теории дана лишь там,
где есть в каком-либо отношении, в отношении состояния или изменения
явлений, их единообразие. Между тем определение Шумпетера как раз
исключает это единообразие в области динамики.
7. Разграничив статическую и динамическую точки зрения и выяснив отношение
нашего разграничения к другим попыткам, нам необходимо для последующего
определения понятия конъюнктуры охарактеризовать виды динамических
процессов.
Мы делим их прежде всего на процессы качественных и количественных
изменений. В тех случаях, когда элементы экономической жизни или их связи
подвергаются изменениям, не исчерпывающимся изменением их числа, объема и
вообще не сводимым к количественным изменениям, мы говорим о наличии
качественных изменений. Сюда относятся, например, изменения в технике
производства, в организации хозяйства, в составе и характере общественных
потребностей и т.д. Возможно, что в конечном счете все качественные изменения
могут быть сведены к изменениям количественным. Но пока мы не в состоянии
этого сделать, нет основания отказываться от предложенного разграничения
качественных и количественных изменений.
Наряду с этим разграничением нам представляется научно целесообразным
установить по другому основанию разграничение динамических процессов на
эволюционные (иначе неповторимые, или необратимые) и волнообразные
(повторимые, или обратимые)1. Под эволюционными, или необратимыми,
процессами мы понимаем те изменения, которые при отсутствии резких
посторонних пертурбационных воздействий протекают в определенном и в одном
и том же направлении. Как на пример их можно указать на постоянную
тенденцию роста населения, увеличение общего объема производства и др.
Заметим, что, называя некоторые динамические процессы эволюционными,
неповторимыми или необратимыми, а другие обратимыми, мы совершенно не
имеем здесь в виду известного противопоставления идиографической и
номографической точек зрения. Все наши построения находятся в плоскости
общей теории и не имеют ничего общего с идиографией. Идиографическая точка
зрения исключает возможность установления закономерностей. Но когда мы
говорим об эволюционном, или
20
неповторимом, процессе, то мы не отрицаем возможности установления общей
закономерности этого процесса. Процесс этот неповторяем лишь в том смысле,
что он, имея определенное направление, не может иметь двух или более звеньев,
стоящих на одном и том же уровне или находящихся в одном и том же состоянии.
Но это не значит, что не может быть найдена формула, выражающая закон
перехода его от одного звена к другому. Примером такой формулы могла бы
служить известная формула развертывающегося ряда 1, 2, 4, 8, ..., 2n или какая-
либо другая. Это не значит также, что процесс этот, сам по себе неповторимый в
данном месте и времени, не может с номографической точки зрения повториться
в другом месте или в другое время.
Под волнообразными (повторимыми, или обратимыми) процессами мы понимаем
те процессы изменений, которые в каждый данный момент имеют свое
направление и, следовательно, постоянно меняют его, при которых явление,
находясь в данный момент в данном состоянии и затем меняя его, рано или
поздно молсет вновь вернуться к исходному состоянию. Примером таких
процессов могут служить процессы изменения товарных цеп, процента на
капитал, процента безработных и т.д. Действительно, указанные элементы
экономической жизни могут изменяться в различных направлениях. Если
рассматривать их изменения как непрерывные, то процесс этих изменений можно
изобразить в виде кривой, направление которой в различные моменты будет
различно. Рассматривая такую кривую, легко видеть, что, отправляясь от точки,
стоящей на определенной высоте, через некоторое время она молсет пройти через
точку, стоящую на той же высоте. Правда, это будет не та же точка в строгом
смысле слова: вторая точка, стоящая на том же уровне, что и первая, будет,
однако, отвечать другому моменту времени и, конечно, другой комбинации
общих экономических условий в производстве, распределении, спросе,
предложении и т.д. Для того чтобы вторая точка в полном смысле совпала с
первой, необходимо было бы, чтобы все процессы изменений экономической
действительности были обратимы, чтобы они все могли так же развиваться
вперед, как и развертываться назад, - иначе говоря, чтобы к ним была
неприложима категория времени. Совершенно очевидно, что такой абсолютной
обратимости в экономической жизни нет, что в ней есть по крайней мере
некоторые заведомо необратимые процессы. И поскольку все процессы ее
взаимно связаны между собой, поскольку мы будем брать каждый отдельный
процесс по связи с другими, и в том числе необратимыми, постольку в каждый
новый момент времени мы будем
21
иметь в том или ином отношении новую комбинацию условий, постольку мы
должны были бы признать, что все процессы экономической жизни необратимы.
Но в таком случае мы должны были бы на тех же основаниях признать, что
необратимы и все процессы изменений природы. Однако предыдущие замечания
позволяют отвергнуть лишь мысль об абсолютной и всеобщей обратимости.
Действительно, как бы то ни было, мы не можем отрицать существенного
различия между теми процессами, при которых явления без вмешательства
пертурбационных факторов, хотя бы и в другой момент времени и при иных
общих условиях, могут оказаться на прежнем уровне, и теми процессами, при
которых явления не могут оказаться на том же уровне.
Если первую серию процессов мы возьмем как таковую, отвлекаясь от второй
серии процессов, то первая серия их может быть названа обратимыми
процессами. Говоря об отвлечении от второй серии, мы, конечно, не утверждаем,
что в действительности те и другие процессы протекают раздельно и независимо.
Мы признаем лишь их принципиальное различие и говорим о разделении в
порядке научного анализа. Чтобы подчеркнуть эту мысль, было бы правильно
поэтому говорить не об абсолютно, а об относительно обратимых процессах в
экономической жизни.
Итак, в относительном смысле мы можем говорить об обратимых процессах
изменений элементов экономической жизни.
8. Идеи необратимых и обратимых процессов, так же как и идеи статики и
динамики, принадлежат, в сущности говоря, естествознанию в узком смысле
слова, физике1 и химии2; идеи эти имеют в них очень большое значение.
Возникает вопрос: правомерно ли перенесение этих идей в экономику, и
переносятся ли здесь только термины или и самые понятия? На первый вопрос
при вдумчивом отношении едва ли можно дать иной ответ, кроме
положительного3. Перенесение
22
той или иной идеи из одной науки в другую не может оспариваться, если оно
научно плодотворно. Раз оно плодотворно, значит, оно и правомерно, так как
никакого иного критерия для решения этого вопроса нет и быть не может. Факты
такого перенесения имеются, и они подтверждают высказанную мысль. И притом
особенно многочисленны случаи перенесения идей из области общественной
жизни и обществоведения в область естественных наук. Вспомним об идеях и
терминах: закон, сила, принцип экономии, ценность и др. Мы знаем, что эти
заимствования, если не всегда, то в большинстве случаев, были научно
плодотворны. Поэтому едва ли кто будет возражать против их правомерности. И
если в экономике мы еще со времен Милля пошли на заимствование идей статики
и динамики, то непонятно, почему нельзя было бы расширить и сферу
применения идей обратимых и необратимых процессов.
Обращаемся ко второму вопросу. Чтобы правильно ответить на него, необходимо
помнить, что заимствование терминов из других наук почти всегда
сопровождается большей или меньшей модификацией понятий: или их
расширением, или уточнением, или радикальным изменением. В данном случае
мы переносим не только термины, но и понятия, расширяя их, но не лишая
обычного общего смысла. Действительно, согласно сказанному выше мы также
не можем говорить об абсолютно обратимых процессах в природе, как и в
экономической жизни. Там и здесь речь идет лишь об относительно обратимых
процессах. Далее, там и здесь обратимый процесс в чистом виде, хоть бы и в
относительном смысле, фактически дан лишь в большей или в меньшей степени
приближения1. Там и здесь, наконец, с идеей необратимых и обратимых
процессов связано представление о возможности или невозможности повторения
раз бывшего состояния тел, элементов или их системы. И все различие в том и
другом случае принципиально сводится лишь к тому, что в физике и химии мы
имеем дело с состоянием одного и того же субъекта в вещном смысле, чего нет в
экономике. Если мы говорим, что качание маятника - процесс обратимый, то речь
идет в каждом случае об одном и том же в вещном смысле маятнике, хотя, строго
говоря, это и не совсем точно. Такого тождества вещного субстрата, о состоянии
которого идет речь, нет в экономике. Если мы говорим, что изменение цен есть
процесс относительно обратимый, то мы утверждаем только, что
23
уровень цен, равный в известный момент А, через известный промежуток
времени может оказаться тем же или приблизительно тем же. Мы знаем, что во
второй момент по этой цене покупаются экономически те же, но вещно иные
товары, что эта цена выплачивается персонально иным лицам, и т.д. Однако это
отсутствие тождества вещного субстрата, о состоянии которого идет речь, не
может служить достаточным аргументом против применимости понятий
обратимых и необратимых процессов в экономике. Если здесь нет тождества
вещных субстратов, то есть тождество экономических явлений цены, процента и
т.д. И так же, как различие физических и химических наук не мешает
распространять понятие обратимых и необратимых процессов на обе изучаемые
ими категории явлений, различие объекта физико-химических и экономических
наук не может служить препятствием для расширения этого понятия до
применения его к явлениям социально-экономическим. Иначе говоря, понятие
обратимых и необратимых процессов в экономике мы можем рассматривать как
частный случай более общего понятия о них.
9. Мы рассмотрели основные виды динамических процессов. Возьмем теперь
экономическую действительность товарно-капиталистического общества и ее
элементы и посмотрим, каким из указанных процессов изменений какие ее
элементы подвержены? Почти все экономические элементы, взятые в
отдельности, а следовательно, и в целом, подвержены как качественным, так и
количественным изменениям. Но в то время как для одних элементов, например
для организации хозяйства, техники производства, потребностей и др.,
качественные изменения будут иметь столь же большое значение, как и
количественные изменения, для других элементов, как цепа, учетный процент,
рейта и т.д., основное значение будут иметь количественные изменения. Значение
качественных изменений здесь выступает преимущественно лишь тогда, когда
меняется сама природа этих элементов, например когда цена из вольной
становится установленной или из рыночной - монопольной.
Выясняя далее отношение экономических элементов и их совокупности, к
необратимым и обратимым процессам, необходимо иметь в виду следующее.
Взятая в целом экономическая действительность представляет из себя как бы
целый поток непрерывных и многообразных качественных и количественных
изменений. Так как в ней имеются хотя бы некоторые элементы, описывающие
кривую необратимого процесса изменений, то и в целом процесс экономического
развития представляется процессом необратимым. Мы можем утверждать, что
процесс развития
24
всякого данного народного хозяйства, протекая во времени, никогда не бывает
более одного раза на одном и том же уровне, или на одной и той же стадии.
Народнохозяйственный процесс в целом представляется необратимым процессом
перехода с одной ступени или стадии на другую. Поэтому и проблема изменений
народного хозяйства в целом есть прежде всего проблема ступеней его развития.
Но раз в целом народнохозяйственный процесс развития есть процесс
необратимый, то, значит, непрерывно и необратимо меняются общие
народнохозяйственные условия для хода изменений и каждого отдельного
элемента народного хозяйства. Поэтому, как мы и говорили, в абсолютном
смысле ни один элемент народного хозяйства, рассматриваемый по связи со всей
совокупностью хозяйственных условий, не может обнаруживать обратимого
процесса.
Однако нетрудно видеть и понять, что характер изменений отдельных элементов,
как таковых, или элементарные процессы изменений экономической среды
настолько различны, что представляется научно целесообразным разбить
элементы во всяком случае на две группы. Если рассматриваемые но связи со
всей совокупностью народнохозяйственных условий в абсолютном смысле все
элементы проходят необратимый процесс, то рассматриваемые аналитически в
отдельности, они не могут быта все отнесены к числу способных лишь к
необратимым изменениям. Если отвлечься от мысли о необратимости
народнохозяйственного процесса в целом, то легко видеть, что целая группа
экономических элементов, прежде всего ценностных, как, например, товарные
цены, процент на капитал, заработная плата и др., и натуральных, как процент
безработных, количество банкротств и т.д., обнаруживают волнообразные,
обратимые процессы изменений.
Изменения других элементов, как количества населения, размеров производства,
объема товарооборота, запасов капиталов, уровня потребностей, уровня техники
и др., имеют сложное строение, они во всяком случае состоят из двух
компонентов. Первый компонент - это их общий рост и развитие, второй -
скорость или темп этого роста и развития. При ближайшем рассмотрении
имеющегося фактического материала оказывается, что тенденция общего роста и
развития их представляет из себя - по крайней мере в доступный нашему анализу
период времени - необратимый процесс, который может оборваться или сделать
зигзаг лишь под влиянием пертурбационных факторов и катаклизмов
космического или социального характера.
25
Наоборот, темп этого роста и развития описывает волнообразную кривую и
является сам по себе процессом обратимым.
Это различие природы изменений отдельных элементов хозяйственной жизни
бесспорно и вместе с тем оно настолько существенно, что только при учете его
можно понять характер динамики экономической жизни. Действительно, наличие
элементов, подверженных необратимым тенденциям, вполне объясняет, почему
народнохозяйственный процесс в целом необратим, неповторим и дает картину
непрерывной эволюции. С другой стороны, констатирование элементов и их
компонентов, подверженных волнообразным, обратимым изменениям, дает
возможность понять колебания, которым подвержено народное хозяйство в
целом в процессе его эволюции. Народнохозяйственный процесс эволюции в
конкретном виде, конечно, един. Но отказаться от предложенного разграничения
элементарных процессов изменения и классификации элементов в связи с их
отношением к этим процессам значило бы отказаться от научного анализа
конкретной действительности и от ее понимания. Наука тем и отличается от
обыденного некритического и конкретного познания, что она, разлагая сложную
действительность на более простые составные части, находит закономерные
связи и правильности течения явлений, недоступные для обыденного мышления.
Мы сознаем сложность конкретной изменяющейся экономической
действительности. Но, желая глубже попять ее, мы можем сделать предметом
изучения в теории динамики специально обратимые или необратимые процессы
или те и другие вместе, но без смешения их. Несомненно, что при изучении и
объяснении обратимых процессов мы должны учитывать наличие и свойства
процессов необратимых, и наоборот. Но это нисколько не колеблет
необходимости их разграничения. Исследуя превращение различных видов
энергии, физик должен иметь в виду второй закон термодинамики. Но из
существования закона энтропии вовсе не вытекает, что не существует проблемы
превращения энергии.
10. Мы не имеем в виду заниматься здесь изучением необратимых процессов, как
таковых. Однако заметим, что изучение их представляет из себя весьма
интересную и плодотворную задачу. Оно будет изучением эволюции народного
хозяйства в целом и отдельных его элементов с одной стадии на другую. Оно
будет изучением изменения организации хозяйства, его качественного развития и
количественного роста. Такое изучение может вестись как при помощи
конкретного описательного
26
метода, так и при помощи абстрактного метода. Примером такого абстрактного
исследования необратимых процессов нужно признать, например, построение
хозяйства с расширяющимся воспроизводством, какое мы находим в схемах К.
Маркса, Туган-Барановского, или равномерно развивающегося хозяйства у Кассе
ля.
И. Наше преимущественное внимание в дайной работе привлекают обратимые
процессы, так как только по связи с ними мы можем определить понятие
конъюнктуры. Как мы уже указывали, термин "конъюнктура" пользуется в
настоящее время широким распространением. Он широко употребляется в
германской экономической литературе, но встречается и в английской, и в
американской.
Переходя к определению понятия конъюнктуры, интересно прежде всего кратко
остановиться па имеющихся главнейших попытках определения его. Впервые
термин "конъюнктура"1 а был брошен, по-видимому, Ф. Лассалем в его
полемической работе против Ф. Шульце-Делима. Говоря об общественных
взаимоотношениях, сближая их с мифической цепью Орфея, о которой пели
древние последователи Орфея, Лассаль комментирует далее, как преломляется
понимание этих общественных взаимоотношений у людей современного
меркантильного мира. "Эта связь взаимоотношений, эта цепь, связывающая
воедино все существующие неизвестные обстоятельства, - пишет он, - называется
в нашем меркантильном мире конъюнктура (Konjunktur - сочетание
обстоятельств)"2. Таким образом, понятие конъюнктуры отождествляется здесь с
представлением о связной совокупности всех существующих неизвестных
общественных обстоятельств, окружающих человека меркантильного мира.
Лассаль довольно удачно схватил в своей формуле некоторые черты ПОРШТИЯ
конъюнктуры. Однако он придал ему совершенно растяжимое и негодное для
научного употребления определение. Он придал ему слишком широкий и
неопределенный смысл.
Так же широко и неудовлетворительно определено оно и у А. Шеффле. Он
отождествляет конъюнктуру с совокупностью непредвидимых и независимых
внешних воздействий, которым подвергается действующий субъект в каждый
данный момент.
27
Не можем мы признать удовлетворительным и то представление о конъюнктуре,
которое дает А. Вагнер. Он понимает под конъюнктурой совокупность
технических, экономических, социальных и правовых условий, которые в
народном хозяйстве, основанном па разделении труда и частной собственности в
отношении вещных средств производства, определяют собою производство благ
для обмена, определяют их спрос и предложение, а вследствие этого и их
ценность, в особенности меновую ценность и цену, и при этом определяют их,
как правило, совершенно независимо от воли и усилий хозяйствующего субъекта
и независимо от индивидуальных издержек, требующихся для создания каждого
конкретного блага. Достаточно привести это длинное и неуклюжее определение,
чтобы видеть, что оно непригодно для научного употребления в силу крайней
расплывчатости, неясности и широты.
Гораздо более удовлетворительным нам представляется понимание конъюнктуры
В. Зомбартом. В работе, посвященной классификации хозяйственных кризисов,
Зомбарт пришел к выводу, что кризис, как таковой, не может быть предметом
особой теории1. Теория кризисов, по его мнению, должна замениться более
общей теорией - теорией конъюнктуры. Под конъюнктурой же он понимает ту
форму движения капиталистической экономической действительности, которая
выражается в смене состояния экспансии и упадка. Однако несмотря на
значительный шаг вперед, который делает Зомбарт, его определение все же
нельзя принять. Во-первых, потому, что понятия экспансии и упадка сами по себе
неопределенны и не могут служить признаком понятия конъюнктуры. Во-вторых,
потому, что понятие конъюнктуры у Зомбарта охватывает лишь частный случай
явлений конъюнктуры, а именно: случай промышленно-капиталистического
цикла. Между тем принципиально такое сужение понятия, как будет ясно ниже,
обосновать нельзя.
В самое последнее время В. Репке в специальной работе2 определил конъюнктуру
как отношение спроса и предложения на рынке, которое подвержено постоянным
изменениям и трудно поддается учету и воздействию. Это представление о
конъюнктуре гораздо более узко и определенно, чем все предшествующие.
Однако едва ли и оно удовлетворительно с научной точки
28
зрения. В самом деле, что значит изменчивые соотношения спроса и
предложения? Это будет просто другое выражение изменчивости цены. В таком
случае понятие о конъюнктуре вполне сводится к понятию об изменении цены.
Но если это так, то мы не видим никакого основания для введения нового
понятия конъюнктуры, когда существует другое, уже установившееся и
удовлетворительное понятие цены и ее изменения1. Это во-первых. Во-вторых, не
ясно, почему автор ограничивает сферу конъюнктурных явлений только

<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 69)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>