<< Пред. стр.

стр. 38
(общее количество: 69)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

1 - продукты животноводства; 2 - хлеба; 3 - техническое сырье
423
обнаруживает определенно выраженную повышательную тенденцию. Наоборот,
группа хлебных продуктов, а также группа технического сырья до мировой
войны дает понижательную тенденцию. Эта тенденция очень слабо выражена в
ценах первой и более резко в ценах второй группы. Причем необходимо
заметить, что во второй группе понижательную тенденцию обнаруживают цены
всех входящих в нее товаров, в том числе и цены животноводческого сырья, как
шерсть и шелк.
Динамика индексов цен по различным группам промышленных товаров дана в
диаграмме 4.
Анализируя диаграмму, мы видим прежде всего, что группа текстильных изделий
и металлов обнаруживает отчетливую, хотя и неравномерную понижательную
тенденцию. Эта тенденция гораздо менее резко выражена в группе растительных
масел и лесных материалов. Что касается угля, то его цены дают очень
значительное падение до 50-х годов XIX в., но затем держатся в общем
устойчиво, обнаруживая далее некоторую тенденцию к повышению, особенно
заметную с 80-х годов. Таковы основные длительные тенденции цен по
различным группам товаров.
Основные тенденции групповых индексов С.-А.С.Ш. частью те же, частью иные,
чем в Англии. Групповые индексы промышленных товаров (продукты пищевой и
текстильной промышленности, металлы, минеральное топливо) обнаруживают
здесь общую понижательную тенденцию. Наоборот, в отличие от них группа
лесных материалов дает повышательную тенденцию. Из сельскохозяйственных
товаров так же, как и в Англии, животноводческие продукты потребления
обнаруживают здесь резко повышательную тенденцию. Группа зерновых хлебов
в отличие от Англии дает хотя и слабо выраженную, но повышательную
тенденцию. Цены групп технического сырья в целом за рассматриваемый период
почти стационарны. Таким образом, по С.-А.С.Ш. среди сельскохозяйственных
товаров, по крайней мере две группы обнаруживают повышательную тенденцию
при стационарности цен третьей группы. В силу этого и общий индекс
сельскохозяйственных товаров здесь хотя и медленно, но повышается. Ради
краткости групповых данных по С.-А.С.Ш. приводить не будем.
4. Причины изменения уровня цен. Таковы факты, касающиеся основных
тенденций движения общего уровня цен, уровня цен сельскохозяйственных и
промышленных товаров. Эти факты совершенно отчетливо выдвигают по
меньшей мере следующие три важнейшие проблемы: а) почему общий уровень
424
Диаграмма 4.
Индексы промышленных] товаров по группам
1 - растительн[ое] масло; 2 - металлы; 3 - пряжа; 4 - лесные материалы; 5 - уголь
цен, уровень цен промышленных (по Англии и С.-А.С.Ш.) и
сельскохозяйственных товаров (по Англии) обнаруживает длительную
понижательную тенденцию? б) почему из всех товаров наиболее определенную
повышательную тенденцию как по Англии, так и по С.-А.С.Ш. обнаруживают
животноводческие
425
продукты потребления? в) почему уровень цен сельскохозяйственных товаров по
С.-А.С.Ш. понижательной тенденции не обнаруживает?
а) Понижение общего уровня цен означает одновременно повышение
покупательной силы золота. Но понижается ли общий уровень цен потому, что
повышается покупательная сила золота в силу условий, лежащих на стороне
золота, или, наоборот, покупательная сила золота повышается потому, что
падают цены в силу условий, лежащих на стороне производства и спроса-
предложения товаров? Если иметь в виду не колебания, а длительные основные
тенденции цен рассматриваемого периода, то на этот вопрос следует дать ответ,
по-видимому, во втором смысле. Гипотеза, объясняющая общую понижательную
тенденцию цен повышением покупательной силы золота, представляется
маловероятной по ряду соображений.
Самостоятельная вековая повышательная тенденция покупательной силы золота
могла бы иметь место, если исключить временные отклонения или в силу
нарастающего недостатка золота, или в силу нарастающей дороговизны его
добычи.
Когда говорят о недостатке или избытке золота, то исходят из идеи уравнения
обмена и, следовательно, имеют в виду относительный недостаток или избыток
золота, т.е. недостаток или избыток его при данном состоянии кредита, товарного
оборота и скорости обращения денег. В соответствии с этим нельзя отрицать, что
в отдельные периоды наличное количество золота могло быть относительно
недостаточным или, наоборот, избыточным1. Это обстоятельство следует в той
или иной форме учесть при объяснении колебания цен. Но нет никаких
оснований утверждать, что недостаток золота в указанном смысле с начала XIX
столетия имел общую тенденцию нарастать. Если бы это было так, тогда,
действительно, общий уровень цен падал бы в силу причин, лежащих на стороне
денег, или во всяком случае и в силу этих причин. Но так как различные и весьма
важные процессы хозяйственной жизни, связанные с денежными расчетами,
требуют различного и часто длительного времени, то понижение цен в силу
повышения покупательной силы золота
426
на протяжении почти всей эпохи промышленного капитализма должно было бы
вносить в эти процессы значительные затруднения и тормозить развитие
народного хозяйства. Если это верно, если верно также, что исторически, на
основе технического прогресса и улучшения организации предприятий,
устранялись весьма значительные препятствия для развития народного хозяйства,
то теоретически весьма трудно допустить, что не могло быть найдено путей
для устранения тех препятствий его развитию, которые возникали на почве
нарастающего денежного голода. Но если это допущение маловероятно
теоретически, то оно не доказано и эмпирически. Правда, эмпирическое
доказательство или опровержение тезиса о нарастающем недостатке золота
сопряжено с исключительными трудностями и, строго говоря, пока едва ли
возможно. Однако фактические данные по этому вопросу все же не лишены
некоторого иллюстрационно-показательного значения.
Можно считать бесспорным, что с начала XIX в. международная торговля
возрастала во всяком случае не менее быстро, чем внутренняя торговля
отдельных стран. Если теперь сопоставить имеющиеся данные об эволюции
мировой торговли с изменением мировых запасов золота, то мы получим
следующую картину:
Годы Международная Мировой Международна Мировой запас
торговля в млн. запас золота в торговля в % золота в % к
долл.* тыс. кг** 1800 г.
1800 766 2707 100,0 100,0
1850 3970 3592 518,3 132,7
1900 21 618 13281 2 822,2 490,7
1910 37 426 18679 4 885,9 690,0
*Ср. Леей Г. Основы мирового хозяйства. М., 1925. С. 26. Взяты годы,
ближайшие к десятилетию. Данные были разделены на средний индекс цен из
английского и американского индексов, выраженных в золоте при базе за 1901-
1910 гг. Иначе говоря, в таблице дай физический объем торговли при неизменном
общем уровне цен за 1901-1910 гг. Разумеется, эти данные приблизительные (см.
Neumann-Spallart und Juraschek, Ubersichten der Weltwirtschaft (1885-1889). S. 730
и cл.).
**Первоначальные данные взяты из цитированной книги Cassel G. (S. 582) и
пересчитаны в килограммы.
Отсюда ясно, что размеры товарооборота возрастают значительно быстрее, чем
количество золота. Это как будто говорит в пользу нарастающей нужды в золоте.
Однако приведенная таблица не учитывает изменения в скорости обращения
денег и
427
роста безденежных расчетов при помощи кредитных документов. Мы не можем
дать числовое выражение изменению скорости обращения денег. Но
теоретически в связи с улучшением средств сообщения, ростом населения,
развитием кредита и т.д. нужно принять, что и скорость обращения денег
возрастала.
Что касается безденежных расчетов, опирающихся главным образом на депозиты,
то в каждый данный момент при данных условиях организации кредита их размер
находится в более или менее определенном отношении к количеству золота1. Но
так как условия и организация кредита исторически меняются, то меняется и
отношение количества депозитов к количеству денег и золота. При этом оно
меняется в определенном направлении, а именно возрастает. Так, например, по
нашим расчетам2, отношение количества всех депозитов к количеству денег в
обращении в С.-А.С.Ш. с 2,8 в 1875 г. увеличилось до 3,1 в 1895 г. и до 5,9 в 1915
г. По вычислениям И. Фишера, отношение частных депозитов к количеству денег
в обращении (за исключением денег, находящихся в банках) повысилось с 3,1 в
1896 г. до 4,1 в 1909 г.3
Ту же самую картину роста этого отношения можно найти и в других странах.
Допуская теперь, что развитие торговли С.-А.С.Ш. во второй половине XIX в.
шло не менее быстрым темпом, чем в других странах, и учитывая рост не только
денег в обращении, но и депозитов, мы получим для этой страны следующую
картину относительного изменения объема торговли и средств обращения4.
Годы Количество Количество Количество Внешняя торговля*
денег в депозитов денег и по ценам 1875-1879
обращении депозитов гг.
в % к средним за 1875-1879 гг.
1895 205,9 243,0 232,5 175,5
1905 331,6 560,5 496,8 268,3
1915 417,9 944,9 798,2 415,5
* Необходимо заметить, что развитие внешней: торговли С.-А.С.Ш. за
рассматриваемый период идет тем же темпом, что и внутренней торговли.
428
Отсюда ясно видно, что при росте количества денег в обращении приблизительно
тем же темпом, как и внешней торговли, рост всех средств обращения благодаря
стремительному развитию депозитов идет уже значительно более быстрым
темпом, чем рост торгового оборота. При этом здесь еще не учтено возрастание
скорости обращения денег и депозитов, которое в силу указанных выше причин в
известной мере несомненно имело место.
К аналогичным выводам можно прийти на основании данных по Англии. Здесь с
1875-1879 гг. по 1913 г. количество денег в обращении увеличилось на 2,9%,
количество депозитов - на 301,5, количество денег и депозитов - на 265,2, а объем
внешней торговли по ценам 1875-1879 гг. - на 197,4%1.
Полученные выводы с теми или иными оговорками можно распространить и на
более ранние десятилетия XIX в.
Таким образом, статистические данные показывают, что если количество золота
как такового с начала XIX в. и возрастает медленнее, чем товарный оборот, то
рост количества средств обращения, опирающихся на этот запас золота, во
всяком случае не обнаруживает отставания от роста товарооборота. При этих
условиях тезис о нарастающем недостатке золота в указанном выше смысле
остается недоказанным.
Новейшую и очень интересную попытку Касселя2 доказать, что общий уровень
цен (и его длительные колебания) с начала XIX в. следуют за изменением
относительного количества золота равным образом нельзя "признать
убедительной". Относительное количество золота, по Касселю, представляет из
себя отношение фактического количества золота к нормальному. Кассель
констатирует, что в 1850 и в 1910 гг. индекс английских цен стоит на одном и том
же уровне. Это дает ему основание полагать, что в том и другом году количество
золота удовлетворяло потребности народного хозяйства в одинаковой степени и
было нормальным. Сопоставляя количество золота в 1850 и в 1910 гг., Кассель
находит, что за это время оно увеличилось в 5,2 раза, что соответствует
ежегодному приросту его на 2,8%. Если бы, допускает он далее, количество
золота в действительности ежегодно возрастало на 2,8%, то никто не мог бы
429
приписать изменение уровня цен изменениям в количестве золота. Мы имели бы
кривую нормального и плавного роста количества золота, которую он по той же
формуле продолжает назад до 1800 г. Но в действительности фактическое
количество золота возрастало иначе. И если взять отношение фактического
количества к нормальному (относительное количество золота) и сопоставить это
отношение с уровнем цен, то между ними обнаруживается чрезвычайно близкое
совпадение. Это совпадение на первый взгляд производит впечатление, что
основной тезис Касселя о влиянии относительного количества золота на уровень
цен находит полное эмпирическое подтверждение. Однако при внимательном
анализе вопрос оказывается сложнее.
Наиболее слабым местом всего доказательства Касселя является его понятие и
метод определения нормального количества золота1. Прежде всего совершенно
неубедительно и неясно предположение Касселя, что нормальное количество
золота должно возрастать равномерно. Это было бы так лишь при условии, если
бы и все народное хозяйство возрастало равномерно. В таком случае принцип
равномерности роста оказывается основной необходимой предпосылкой
равновесия народного хозяйства и цен. Однако равномерность роста
представляет из себя лишь частный случай динамического равновесия народного
хозяйства. Теоретически с таким же правом можно представить ускоряющийся,
замедляющийся или иной темп развития, при котором народное хозяйство будет
находиться в динамическом равновесии и количество золота будет нейтральным
в отношении общего уровня цен.
Но если представляется спорным общий принцип равномерности изменения
нормального количества золота, то еще более спорным оказывается конкретное
количественное выражение его роста в 2,8% ежегодно. Этот коэффициент роста
целиком зависит от выбора тех годов, когда индекс цен стоит на одном и том же
уровне. Кассель взял 1850 и 1910 гг. Но это не единственные два года, когда
индекс стоит на том же уровне. С неменьшим правом можно взять, например,
годы 1820 и 1873, когда индекс в Англии стоял соответственно на уровне 153 и
154, или годы 1845 и 1878, когда индекс стоял на уровне 119 и 1192.
430
Но в таком случае совершенно меняется коэффициент ежегодного роста так
называемого нормального количества золота. В частности, если взять 1820 и 1873
гг., то он оказывается всего 1,9%, если же взять 1845 и 1878 гг., то он оказывается
3%.
В связи с этим меняется и соотношение фактического и нормального количества
золота или относительное количество его. И, что самое главное, между новой
кривой относительного количества золота и уровнем цен не оказывается
необходимого соответствия1. Таким образом, есть основание думать, что
поразительное совпадение между кривой относительного количества золота и
уровнем цен, получившееся у Касселя, представляет из себя по преимуществу
результат счастливого выбора дат, когда цены стояли на одном и том же уровне.
Но если бы даже это было и не так, то все же в построении Касселя, как и в
построении других авторов, стоящих на той же точке зрения, остается
недоказанным, что изменение относительного количества золота является
причиной изменения цен2 и что не количество золота с теми или иными
отклонениями следует за движением цен, а наоборот. Исходя из соображений,
изложенных выше, мы и считаем возможным утверждать, что понижательную
тенденцию общего уровня цен нельзя поставить в зависимость от нарастающего
относительного недостатка золота.
Что касается теперь стоимости добычи золота, то при наличии фактов
последовательного открытия новых богатейших месторождений золота и при
наличии общего технического прогресса и падения издержек производства (см.
ниже) равным образом нельзя утверждать, что с начала XIX в. общая тенденция
ее была повышательной.
Помимо развитых выше соображений о роли золота в динамике цен необходимо
указать, что объяснять понижательную тенденцию цен повышательной
тенденцией покупательной силы золота значит как бы противополагать золото,
размеры и стоимость его добычи общему процессу развития производства и
товарного обращения. В действительности же размеры и стоимость добычи
золота, как и всякого другого товара, находятся
431
в теснейшей зависимости от общих условий развития народного хозяйства.
Обратимся теперь от критических замечаний к положительным построениям.
Решающее значение для динамики абсолютного уровня цен с начала XIX в. имел
прогресс техники (в широком смысле слова, т.е. включая сюда
усовершенствование орудий производства, средств сообщения, организаии
предприятий и т.д.) и связанный главным образом с ним рост
производительности труда. Этот рост техники производительности труда
обусловил уменьшение издержек производства, которое в условиях напряженной
внутренней международной конкуренции явилось важнейшей и ближайшей
причиной описанной выше длительно понижательной тенденции цен.
Может показаться, что это положение содержит в себе внутренний порочный
круг. Согласно выставленному положению ближайшей непосредственной
причиной понижения цеп является падение издержек производства. Но так как
издержки производства в денежном выражении являются функцией цен, то,
объясняя снижение цен через снижение издержек, мы как будто объясняем
снижение цен через снижение цен1. Однако это не так. Издержки производства
являются функцией не только цен, но и технических условий производства. В
связи с этим можно и целесообразно различать издержки производства в
денежном, выражении и издержки в реально-физическом выражении, которые в
конечном счете могут быть сведены к затратам труда2.
Формулированное выше основное положение о причинах понижения цен имеет в
виду издержки в реально-физическом выражении и снижение их под влиянием
изменения технических и организационных условий3, находящих свое конечное
интегральное выражение в росте производительности труда.
Тезис о повышении производительности труда и падении реальных издержек
производства с начала XIX в. может быть аргументирован и на основании
некоторых статистических данных. В целях такой аргументации мы построили
специальные индексы производительности промышленного и
сельскохозяйственного труда.
432
Для Англии такие индексы по состоянию данных оказалось возможным
построить, начиная со второй четверти XIX столетия. Для построения индекса
производительности труда было необходимо прежде всего построить индекс
физического объема сельскохозяйственного и промышленного производства,
базой которых были взяты среднеарифметические данные за 1901-1910 гг.1 Для
сельского хозяйства нами был построен индекс физического объема производства
по 4 группам. Первая группа - продукция хлебов. В эту группу вошло
производство пшеницы, ячменя, овса, гороха и бобов. Индекс был построен для
следующих дат: 1830, 1846, 1866, 1876, 1884 гг. и затем для каждого года вплоть
до 1924 г. Вторая группа - продукция животноводства. За отсутствием данных о
непосредственной продукции животноводства (молоко, шерсть, кожа, яйца и т.д.)
мы вынуждены были ограничиться здесь построением индексов по данным о
количестве голов крупного рогатого скота, овец и свиней2. Индексы были
построены для следующих дат: 1812, 1831, 1855, 1867 гг. и затем для каждого
года до 1924 г.
Отсюда ясно, что до 1884 г. по первой и до 1867 г. по второй группам мы имеем
лишь отдельные точки индексов. Соединяя в каждом ряду эти точки, мы
получили непрерывные ряды индексов.
Третья группа - продукция интенсивных культур. Сюда вошла продукция
картофеля, репы, брюквы и свеклы. По состоянию данных этот индекс оказалось
возможно построить только с 1884 г. погодно. Четвертая группа - продукция
сена. Этот индекс можно было построить с 1887 г.
По данным групповых индексов был построен невзвешеиный общий индекс
физического объема сельскохозяйственного производства. Причем, как ясно из
предыдущего, мы могли построить этот индекс со второй четверти XIX в. По
1884 г. только по двум группам - по группе зерновой продукции и продукции
433
животноводства. С 1884 г. общий индекс мог быть построен по трем, а с 1887 г.
по четырем группам. Однако, пользуясь соотношением полного индекса с
индексами из II и III групп за период 1884-1893 гг., мы сомкнули их в один
непрерывный ряд индекса физического объема производства. (Динамику общего
и групповых индексов физического объема сельскохозяйственного производства
см. в приложении III.)
Для промышленности были построены индексы физического объема
производства также по четырем группам.
Первая группа - продукция текстильной промышленности. В эту группу вошла
продукция хлопчатобумажной промышленности, учтенная по количеству
потребленного хлопка, продукция шерстяной промышленности, учтенная по
исчисленным данным о потреблении шерсти, и производство льняной
промышленности, учтенное по количеству потребленного льна. Групповой
индекс объема производства текстильной промышленности был построен с 1801
г., причем отдельные отрасли вошли в него с весами, определенными по чистой
продукции в среднем за 1821-1887 гг. Вторая группа - металлическая
промышленность. Индекс был построен и сомкнут по данным о продукции
чугуна для следующих точек: 1800, 1810, 1818, 1820, 1823, 1825, 1827, 1828, 1830,
1833, 1835, 1839, 1845, 1847, 1850, 1852, 1854 гг. и далее погодно. Третья группа -
продукция горной промышленности. Групповой индекс, взвешенный по ценности
производства за период с 1801-1888 гг., был построен на основании учета
продукции каменного угля, железной руды, меди, свинца, цинка и олова.
Четвертая группа - продукция деревообрабатывающей промышленности,
учтенная по количеству ввезенного дерева (не считая идущего на производство
мебели). Индекс группы был построен с 1803 г.
Из указанных групповых индексов промышленной продукции был построен
общий индекс физического объема промышленного производства. Причем
отдельные групповые индексы вошли с равными весами и общий индекс
исчислялся при помощи средней геометрической1.
Наконец, из индексов сельскохозяйственного и промышленного производства,
взятых с равными весами, при помощи средней геометрической был образован
общий невзвешенный индекс физического объема производства.
434
Построив индексы физического объема сельскохозяйственного и промышленного
производства, мы затем построили индексы количества самодеятельного
населения, занятого в сельском хозяйстве, в соответствующих отраслях
промышленности, а также во всей промышленности. Индексы занятой рабочей
силы по состоянию данных можно было построить лишь для тех годов, когда
имели место цензы, т.е. через каждые 10 лет. Базой для этих индексов были взяты
средние за 1901 и 1910 гг.1 (см. приложение IV).
Построив таким образом индексы физического объема производства и занятой
рабочей силы и деля первые на вторые, мы получили индексы динамики
производительности труда в сельском хозяйстве, в промышленности и общий.
Движение важнейших индексов производительности труда нанесено на
диаграмме 5.
При анализе этой диаграммы необходимо строго учесть следующие соображения.
Приведенные индексы производительности труда ничего не говорят
относительно абсолютного уровня производительности труда в той или другой
отрасли народного хозяйства. Они указывают только на динамику
производительности труда. Пересечение индексов в период 1904-1910 гг.
объясняется исключительно тем, что за базу всех индексов взяты средние данные
за 1900-1910 гг. Учитывая эти замечания, на основе диаграммы мы получаем
следующий основной вывод: производительность труда в течение
анализируемого периода как в сельском хозяйстве, так и в промышленности
значительно повысилась. Она повышалась, хотя и различным темпом, почти
непрерывно. Исключение составляет период с 30-го по 40-й год для сельского
хозяйства, когда наблюдается некоторое, очень слабое, снижение
производительности сельскохозяйственного труда, и с 80-х годов для
промышленности, когда обнаружилось заметное снижение производительности
промышленного труда. К последнему вопросу мы вернемся еще ниже. Пока же
заметим, что если исключить военный период, то снижение производительности
промышленного труда окажется незначительным и оно не меняет общего вывода
о росте производительности труда в XIX в. Приведенные индексы охватывают
период с 30-х годов прошлого столетия. Но поскольку в основе повышения
производительности труда лежит главным образом развитие
435




Диаграмма 5.
Индексы производительности труда
1 - промышленности; 2 - сельск[ого] хозяйства; 3 - общий
техники, поскольку с конца XVIII в. Англия вступила в полосу промышленной
революции и быстрого технического прогресса, постольку есть все основания
предполагать, что повышение производительности труда имело место и в первые
десятилетия XIX в. Доказательством этого может отчасти служить приведенная
выше диаграмма б о производительности труда добывающей промышленности. О
том же говорят и литературные источники1.
Разумеется, исчисленные нами индексы физического объема производства и
производительности труда по состоянию данных не могут претендовать на
строгую точность. Однако для обоснования выставленных положений о росте
производительности труда они достаточно убедительны. И это тем более, что
важнейшие выводы, полученные для Англии, находят подтверждение в
соответствующих материалах и по Соединенным Штатам.
Для С.-А.С.Ш. мы взяли исчисление W. King по национальному доходу от
промышленности и сельского хозяйства2. Разделив данные о национальном
доходе в ценностном выражении на
436




Диаграмма 6.
Большие циклы индексов цен
1 - общин; 2 - промышл[енных] товаров; 3 - сельскохозяйственных товаров]
общий индекс товарных цен (1901-1910 гг. = 100), средний из трех лет (год ценза,
предшествующий ему и следующий за ним), мы освободили эти данные от
влияния колебания цен и тем придали им как бы физическое выражение.
Полученные данные о национальном доходе были затем превращены в
индексную форму при средней из данных за 1900 и 1910 гг. Наряду с этим были
исчислены индексы количества занятой рабочей силы в сельском хозяйстве и в
промышленности1. Разделив, наконец, первые индексы на индексы занятой
рабочей силы, мы получили индексы динамики производительности
сельскохозяйственного и промышленного труда в Соединенных Штатах. Придав
этим индексам равные веса при помощи средней геометрической, мы вычислили
общий индекс производительности труда.
Отсюда ясно, что за исключением периода, находившегося под влиянием
опустошительной гражданской войны 1861-1865 гг., производительность труда
обнаруживает рост. Этот вывод в основном подтверждается также и нашими
вычислениями,
437

<< Пред. стр.

стр. 38
(общее количество: 69)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>