<< Пред. стр.

стр. 55
(общее количество: 69)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Кондратьев. Работа НКЗема над составлением перспективного плана по
указаниям президиума Госплана и коллегии НКЗема началась с осени 1923 г. Я
хотел бы в первую очередь указать на объем проделанной работы. Работа нами
велась одновременно как над методологией построения плана, так и над
содержанием его. В то же время работа велась как над общими основами
содержания плана, так и над конкретным развитием их. В результате работа
привела к формулировке вводной части, в которую вошло изложение самых
общих положений плана. Эти общие положения были доложены нами с/х секции
Госплана в прошлом году 9 июля. Около октября месяца появилось и печатное
изложение этого доклада Госплану. Работа привела, далее, к построению
специальных конкретных частей плана. Материалы по частным специальным
планам появились в печати несколько позднее, чем вводная часть, но в настоящее
время большинство из них уже тоже вышли из печати. А именно: план по
землеустройству и мелиорации, план по ветеринарии, план по лесному хозяйству,
в корректуре имеется и план по сельскому хозяйству. В неотпечатанном виде
остались разработанные НКЗемом в развитие общего плана по управлению с. х-
вом планы по отдельным отраслям его: льноводство, свиноводство, коневодство,
овцеводство и т.д. Но эти планы НКЗемом разработаны. Таким образом,
завершился полный цикл работы над планом. Делая доклад, я нахожусь, однако, в
тяжелом положении, потому
625
что члены президиума не располагают печатным материалом по управлению с. х-
вом, т.е. как раз по одному из центральных в основных управлений НКЗема.
Указывая на объем проделанной работы, я тем самым хотел бы определить и
предмет сегодняшнего доклада совершенно точно, ибо выяснение предмета
может устранить очень много лишних недоразумений. Как я уже сказал, в
прошлом году, 9 июля, мы доложили на сельхоз. секции Госплана общие основы
перспективного плана, которые и напечатаны нами в 5-м выпуске трудов
Земплана. Секция вполне одобрила предпосылки нашего прошлогоднего доклада.
Вместе с тем она нашла необходимым детально проработать затронутые в нем
вопросы уже в связи с планами отдельных управлений. Планы отдельных
управлений с осени прошлого года начали поступать от НКЗема в сельхоз.
секцию. В общей сложности нами было внесено свыше 14 специальных докладов.
И вот теперь, когда секция завершила очень подробный разбор этих планов, мы
возвращаемся уже не в секции, а в президиуме Госплана к общим основам плана.
Но совершенно ясно, что по духу приведенного постановления секции мы
возвращаемся к общим основам плана уже не в том простом виде, как они были
доложены в прошлом году секции, а возвращаемся к ним в связи с планами
отдельных управлений, так как, повторяю, эти планы были развитием и
конкретным воплощением общих основ.
Я не имею в виду и не могу охватить в своем докладе содержания
перспективного плана полностью и во всей конкретности. Я имею в виду
осветить основы плана, как они нашли отражение во всей системе построений
НКЗема. Следовательно, я беру систему плана НКЗема в целом, как она
отразилась во всех перечисленных работах, а не только в 5-м выпуске, который
был первым, вводным, написанным по окончании всей работы, и который
поэтому по неизбежности был схематичным, на что в нем и указано
неоднократно.
***
После этих замечаний о предмете доклада я позволю себе кратко указать на тот
метод, которым мы пользовались при построении плана. Можно было идти двумя
путями. Можно было идти путем телеологического построения плана. Построив
себе заранее определенную задачу в области развития сельского хозяйства,
можно было поставить вопрос, как ее осуществить, какая система мероприятий
для этого необходима. Этот путь в
626
чистом виде нам казался невозможным, ибо с. х-во телеологическому
воздействию, нам казалось, подлежит не в такой степени, чтобы можно было на
основе этого метода строить весь план. Поэтому мы пошли по другому пути. Нам
казалось, что нужно строить план, опираясь на генетический метод. Нам
казалось, что нужно выяснить прежде всего особенности и направление
эволюции с. х-ва, для того чтобы уяснить себе, что можно сделать в области его
развития, чтобы поставить себе таким образом выполнимые задачи в смысле
реконструкции с. х-ва. Опираясь на этот метод как основной, мы не отказались и
от постановки определенных целей в реконструкции с. х-ва, не отказались от
телеологического метода в полной мере, но мы ставили эти цели на основе
исследования тенденций эволюции самого с. х-ва. Должен прямо сказать, что
примененный нами метод, по преимуществу генетического характера, быстро
показал нам, что мы не можем поставить себе задачи в пять лет, на каковой срок
план рассчитан, произвести полную реконструкцию сельского х-ва, в пять лет
осуществить все задачи, которые перед нами стоят в области с. х-ва. Такой цели
мы себе не ставим. Исследуя эволюционные тенденции сельского хозяйства и
конкретные условия его развития, мы старались выяснить пределы того
революционного воздействия, которое государственная власть может внести в
него в течение этого периода. Резюмирую: наш метод при построении плана был
в основе генетическим, но не только генетическим. В необходимых пределах мы
пользовались и телеологическим методом.
***
Перехожу к схеме плана. Схема построения нашего плана очень проста, и она
проведена во всех работах. Она слагается из следующих основных моментов: 1)
исследование тенденций развития сельского хозяйства как довоенного, военного,
так и революционного периода; 2) их оценка с точки зрения определенного
экономического критерия, с точки зрения идеи развития производительных сил,
т.е. оценка их значения в смысле прогрессивности или регрессивности для
развития сельского хозяйства; 3) установление тех задач, которые мы можем в
данных условиях себе поставить в смысле улучшения и реконструкции сельского
х-ва; 4) формулировка тех предпосылок общеэкономического характера, которые
нужно реализовать, чтобы поставленные задачи осуществить; 5) разработка
системы
627
мероприятии самого НКЗема как необходимого условия для осуществления
поставленных задач. Описанная схема построения нами была применена как к
сельскому хозяйству, так и к лесному.
***
Этими замечаниями вводного характера я позволю себе ограничиться и перейду к
изложению плана развития сельского хозяйства по содержанию. Причем мне
кажется, что я мог бы не останавливаться подробно на первой части плана, т.е. на
изложении самих тенденций развития сельского хозяйства: сколько-нибудь
обстоятельное изложение их заняло бы слишком много времени. Укажу лишь на
следующее. Мы довольно подробно исследовали эти эволюционные тенденции с.
х-ва в периоды: довоенный, дореволюционный, военного коммунизма и новой
экономической политики. За первый период в качестве важнейших были
констатированы тенденции не только количественного роста натуральной с.-хоз.
продукции и повышения производительности с.-хоз. труда, но и роста ценности
этой продукции в связи с повышением рыночных конъюнктур. Были отмечены,
далее, тенденции более быстрого роста животноводческой продукции и
продукции технических культур, чем продукции зерновых хлебов. Были
отмечены тенденции повышения товарности сельского хозяйства и накопления
материальных ценностей в деревне. Мы констатировали, далее, процесс
оттеснения крупного капиталистического, помещичьего хозяйства хозяйством
крестьянским. Если в 1877 г, по 46 губерниям в пользовании крестьян находилось
129,9 млн. десятин земли всех категорий, то в 1911 г. по 47 губерниям в их
пользовании было уже 201,7 млн. десятин. По данным переписи 1916 г., по 47
европейским губерниям на долю крестьянских посевов приходилось 89,2% всех
посевов. Крестьянам принадлежало 93,9% всех рабочих лошадей, 94,2% крупного
рогатого скота, 94,3% всех свиней. В рыночном обороте хлеба на долю
крестьянского хлеба приходилось около 78,4%. Вместе с тем было
констатировано, что рост крестьянского хозяйства сопровождался процессом
дифференциации этого хозяйства и расслоения его на зажиточные, частью
полукапиталистические слои и на слои пауперизированных маломощных
хозяйств. Так, например, мы констатировали, что по 44 европейским губерниям с
1899 (1901 г.) до 1912 г. группа безлошадных среди крестьянских хозяйств
возросла с 34,6 до 36,5%. Иначе говоря, более 1/3 дворов были
628
безлошадными, и процент этих хозяйств возрастал. В то же время мы отметили,
что для роста производительных сил этих групп крестьянского хозяйства имелись
неодинаковые условия. Например, когда мы взяли такое явление, как применение
искусственных удобрений, то оказалось, что по некоторым губерниям среди
группы сеющих до 5 дес. применение искусственных удобрений наблюдалось в
8% хозяйств, в то время как среди группы сеющих от 15 до 25 дес. этот процент
достигал 48%.
Конечно, отмеченными сдвигами в недрах сельского хозяйства мы не исчерпали
всех тенденций его развития. Но основные из них нами были, несомненно,
учтены. Чтобы избежать академичности при построении плана, НКЗем не считал
необходимым входить в анализ причин указанных основных тенденций развития
сельского хозяйства. Наоборот, он считал практически важным остановиться на
вопросе о расценке этих тенденций, на вопросе о том, что означали эти
тенденции сельского хозяйства, насколько они выражали собой процесс роста
производительных сил и какие причины тормозили этот рост. Он считал это
важным, надеясь на пути точного анализа получить указания на линии своей
работы в интересах ускорения развития производительности сельского хозяйства
в будущем. В этом отношении мы пришли в результате анализа к таким выводам.
Констатированные тенденции в общем можно рассматривать как формы
проявления роста производительных сил сельского хозяйства. Несомненно,
процесс роста производительных сил сельского хозяйства перед войной
наблюдался. Но тем не менее успехи нашего сельского хозяйства все же были
относительно незначительными.
При подтверждении этого тезиса мы пользуемся сравнительным методом.
Приведем данные о национальном доходе от сельского хозяйства на душу с.-хоз.
населения в некоторых странах. В то время как у нас перед войной этот доход
выражался в 50 руб., в Германии он был около 155, в Англии - 190, в США - 260.
Это сравнение, конечно, условно и лишено абсолютной точности. Но тем не
менее оно все же позволяет сказать, что относительный уровень развития
производительных сил сельского хозяйства у нас был очень невысок. Почему же
темп и результаты развития нашего сельского хозяйства были относительно
низки? Этот вопрос встал перед нами, как только мы констатировали указанное
явление. Отвечая на вопрос, отмечу основные причины, которые тормозили
развитие сельского хозяйства. Одной из основных причин, которая
629
тормозила темп развития нашего сельского хозяйства, можно считать низкий
уровень капиталонасыщения в нашем народном и сельском хозяйстве. Я
понимаю здесь под капиталом орудия и средства производства. Низкий уровень
капиталонасыщения народного хозяйства выражался в низком снабжении
народного хозяйства железными дорогами, в низком уровне индустриального
развития страны и т.д. Что касается сельского хозяйства, то здесь мы имеем
сравнительные данные прямого порядка, как бы ни были они условны и
приблизительны. В то время как, например, в с. х-ве США на душу с.-хоз.
населения приходилось капитала около 780 руб., у нас его было 180 руб.
Конечно, по отдельным группам крестьянских хозяйств уровень обеспечения
капиталом был различен. Из приведенных данных можно заключить, что у нас
было относительно гораздо более значительное насыщение с. х-ва трудом, чем
капиталом. Это было одной из основных причин медленного темпа развития
производительных сил нашего сельского хозяйства. Это было причиной низкой
техники нашего сельского хозяйства и низкой производительности с.-хоз. труда.
При относительном перенасыщении трудом и низкой производительности его
наше сельское хозяйство, естественно, находилось, особенно в некоторых
районах, в состоянии перенаселения. Поэтому оборотной стороной слабого
капиталонасыщения и относительно высокого насыщения трудом при низкой его
производительности является состояние перенаселенности нашего сельского
хозяйства. Но медленное развитие капиталонасыщения было не единственной
причиной, которая тормозила развитие техники и производительных сил с. х-ва.
Другую из основных причин мы усматриваем в самом типе организации нашего
с. х-ва, в крайней распыленности его и в подавляющем преобладании чрезмерно
мелких хозяйств. Я уже говорил, что мелких, безлошадных крестьянских
хозяйств у нас насчитывалось до 36%. Факт распыленности хозяйств мешал им
достаточно хорошо использовать далее тот капитал, который у них имелся.
Например, если мы возьмем нагрузку лошади, то именно в группах мелких
хозяйств с посевом до 4 дес. эта нагрузка достигала всего 2,7 дес. на лошадь, в то
время как нагрузка в группах с посевом от 4 до 10 дес. доводилась до 4,5 дес., а в
высших группах хозяйств - далее до 6 дес. Далее, одной из причин медленного
развития сельского хозяйства была определенная и резкая диспропорция в
развитии отдельных отраслей сельского хозяйства, которая выражалась, можно
сказать, в гипертрофии зернового направления хозяйств. Это приводило к
630
отрицательным результатам, к истощению почвы и неустойчивости хозяйства,
что особенно проявлялось в Поволжье. Едва ли есть необходимость
подтверждать приведенное положение данными.
Однако и самый низкий темп накопления капитала, и нерациональность в
организации хозяйства, и одностороннее направление в его развитии были бы
немыслимы, если бы крестьянское хозяйство находилось в иных социально-
политических условиях. Социально-политические условия, существовавшие до
революции, самым прямым образом мешали хозяйству преодолеть затруднения в
развитии его производительных сил. Старые социально-политические условия,
полные пережитков полуфеодального строя, прежде всего тормозили развитие
самодеятельности населения. В то же время политика старого режима была
проникнута классовым духом и приводила к конфискации значительных средств
крестьянского населения, что не могло не тормозить развития его хозяйства. Это
проявлялось, в частности, в налоговой политике. По тем данным, которые мы
имеем, ясно, что значительная доля материальных средств крестьянского
населения конфисковывалась при помощи налогов. Размеры этой конфискации
достигали в среднем 17,6% условно чистого дохода крестьянских хозяйств. Это
проявлялось, далее, в земельной политике, поскольку она обусловливала для
крестьянства необходимость широкой аренды помещичьей земли и при помощи
высоких арендных цен также приводила к конфискации части дохода
крестьянского хозяйства. Это проявлялось, наконец, в направлении внешней
торговой политики, которая, как известно, перед войной была проникнута духом
высокого промышленного протекционизма. Все это достаточно объясняет низкий
уровень самодеятельности крестьянских масс и делает более понятным
медленный процесс самого накопления капитала и рационализации хозяйства, а в
конечном счете медленный процесс общего развития производительных сил
сельского хозяйства. И все это необходимо иметь в виду, чтобы понять, какие
изменения в положении сельского хозяйства принесла революция и какие новые
задачи стоят перед нами теперь.
***
После революции в положении сельского хозяйства произошли значительные
изменения. Эти изменения сводятся к изменениям двоякого характера. С одной
стороны, мы наблюдаем
631
устранение ряда препятствии для развития сельского хозяйства; с другой
стороны, под влиянием революционного потрясения сельское хозяйство
переживает период временного упадка. Благодаря революции были устранены
прежние социально-политические препятствия для развития сельского хозяйства,
были разрушены пережитки феодально-крепостнического строя, о которых
упоминалось. Крестьянские массы были раскрепощены от власти этого режима и
получили в свое пользование помещичью землю.
Но в процессе революции деревня переживает одновременно и глубокие
внутренние трансформации. Благодаря массовому притоку городского населения
в деревню и широкой волне земельных переделов крестьянское хозяйство
подвергается дальнейшему измельчанию и в то же время нивелировке. Резко
сокращаются низшие пауперизированиые слои деревни, и в то же время почти
исчезают высшие группы хозяйств. В ходе этой революционной трансформации,
а также под влиянием гражданской войны и общего хозяйственного потрясения
страны крестьянское хозяйство переживает период временного упадка.
Сокращаются посевные площади и скотоводство, относительно вытесняются
ценные рыночные культуры, и падает товарность хозяйства.
Процесс мельчания, нивелировки крестьянского хозяйства и упадка
производительных сил его продолжается до первых результатов влияния новой
экономической политики, до 1922 г. С этого времени начинается новый период в
жизни деревни.
Процесс-упадка производительных сил деревни прекращается, и проявляется
целый ряд положительных тенденций, которые имели место до войны, таких, как
рост продукции, рост ее товарности и т.д. Приостанавливается и процесс
быстрого мельчания и нивелировки хозяйств. Вновь обнаруживается тенденция к
дифференциации деревни, и значение этой тенденции возрастает. Так, например,
по данным о 9 потребляющих губерниях, хозяйств без рогатого скота было 32,0%
в 1920 г., 33,3% - в 1922 г. и 33,4% - в 1924 г. Хозяйств с наемным трудом было
1,4% в 1920 г., 1,3% - в 1922 г. и 2,4% - в 1924 г.
***
Итак, новая экономическая политика привела к началу восстановительного
процесса в сельском хозяйстве. Однако и в настоящее время сельское хозяйство
во многих отношениях
632
находится в специфическом положении, которое мы должны осознать при
построении плана. Это специфическое положение в основных чертах сводится к
следующему. Степень относительной перенасыщенности сельского хозяйства
трудом и недостаточной насыщенности его капиталом, что наблюдалось до
войны, за время войны и революции не только не ослабела, но даже повысилась.
Это можно видеть по количеству рабочего населения на единицу удобной
площади. Соответствующие данные приведены нами на с. 24 5-го выпуска трудов
Земплана. Рассматривая относящиеся к вопросу данные, можно видеть, что на
единицу удобной земли по всем районам, и особенно по Северо-Западному и
Западному, плотность населения, и в частности рабочего, растет. Наоборот, если
мы возьмем данные об обеспечении сельского хозяйства основными видами
капитала, такими, как рабочий скот, мертвый инвентарь и т.д., то мы будем иметь
обратную картину. И если до войны степень насыщенности сельского хозяйства
основным капиталом по сравнению с насыщенностью его трудом нам казалась
низкой, то сейчас это противоречие в развитии сельского хозяйства усилилось.
Если до войны деревня стояла перед фактор перенаселения, то сейчас, хотя
перенаселенность деревни и была смягчена благодаря переходу в руки крестьян
помещичьей земли, тем не менее она, особенно по некоторым районам, растет. И
если это противоречие было основным в развитии сельского хозяйства до войны,
то значение его стало еще большим после военно-революционного перелома.
Этот диагноз современного положения сельского хозяйства едва ли может быть
спорным. Теперь, после 3-го съезда Советов, весной 1925 г., когда была принята
резолюция по докладу Л.Б.Каменева, он может считаться бесспорным, ибо это
противоречие в упомянутой резолюции весьма ярко подчеркнуто. В п. 11
постановления к докладу Л.Б.Каменева совершенно определенно говорится, что
основным противоречием в развитии сельского хозяйства является тот факт, что
оно слишком слабо снабжено основными орудиями и средствами производства.
Это положение, характеризующее современное положение сельского хозяйства,
было и является для нас отправным при построении всех основных мероприятий
по развитию сельского хозяйства.
Другая характерная черта современного положения сельского хозяйства, которая
должна быть учтена при построении плана, состоит в факте, степени и
тенденциях дифференциации деревни. Мы уже отмечали, что если в эпоху
военного
633
коммунизма, до новой экономической политики, шел процесс нивелировки
деревни, то после введения новой экономической политики там наблюдается
процесс дифференциации. Проблема дифференциации деревни приобретает
огромное значение для построения плана мероприятий. К сожалению, нужно
сказать, что достаточно данных для того, чтобы можно было поставить эту
проблему при построении плана во всей широте, мы не имели, как не имел этих
данных в то время и никто другой. На это мы прямо указываем в тексте 5-го
выпуска трудов Земплана.
Процесс дифференциации - такова вторая, в высшей степени важная черта
современного положения сельского хозяйства, как это положение определилось
после и в результате действия новой экономической политики.
***
Теперь от анализа и расценки тенденций развития сельского хозяйства в прошлом
и положения его в настоящее время мы переходим к постановке тех руководящих
задач, которые должны и могут быть выдвинуты нами в области развития
сельского хозяйства. Основной задачей развития сельского хозяйства мы
считаем развитие его производительных сил. Но мы понимаем превосходно, что
провозгласить этот лозунг в таком простом и общем виде - это значит ничего не
сказать. Поэтому мы старались вложить определенное содержание в этот лозунг
развития производительных сил.
Какое же содержание можно вложить в этот лозунг сейчас? Это содержание
должно быть определено в соответствии с современной конкретной обстановкой,
с особенностями положения самого сельского хозяйства, с особенностями
положения его в системе народного хозяйства и с особенностями того социально-
политического режима, который создан революцией. Особенности и характерные
черты положения, в котором находится сельское хозяйство сейчас, были уже
намечены выше. Поэтому здесь достаточно лишь указать на них. Эти
особенности заключаются в том, что пережитки феодально-крепостнического
режима разрушены и что крестьянское хозяйство оказывается единственной
базой в области развития и прогресса сельского хозяйства. С другой стороны,
особенности положения крестьянского хозяйства сводятся к диспропорции в
снабжении его трудом и капиталом, к перенаселенности деревни и нарастанию
процессов дифференциации ее.
634
Однако мало учесть положение сельского хозяйства как такового изолированно.
Нужно еще учесть его положение в системе народного хозяйства, и прежде всего
по связи с индустрией. Связь между индустрией и сельским хозяйством
двусторонняя. С одной стороны, эта связь выражается в том, что
промышленность имеет базу в сельском хозяйстве, и притом базу двоякого
характера: базу сырьевую и базу рыночную, т.е. базу для сбыта фабрикатов и,
следовательно, для развития своей продукции. С другой стороны, развитие
промышленности является необходимым и важнейшим фактором ослабления
относительной перенаселенности в деревне, фактором отвлечения избыточного
населения из сельского хозяйства и вместе с тем одним из основных факторов
формирования рынка для реализации с.-хоз. товаров. Отсюда при определении
содержания лозунга развития производительных сил сельского хозяйства мы
должны полностью учесть указанную взаимную связь между ростом сельского
хозяйства и ростом индустрии. Учитывая, далее, что развитие индустрии в нашей
стране было до войны относительно слабым, учитывая, что для ликвидации
аграрного перенаселения и увеличения емкости рынка с.-хоз. товаров
индустриализация страны является решающим фактором, мы должны стремиться
к усилению удельного веса индустрии в нашем народном хозяйстве. Эту мысль
мы формулируем как ставку па двусторонний, аграрно-индустриальный тип
народного хозяйства. Исходя из нее при построении плана развития
производительных сил сельского хозяйства, мы должны, поскольку это зависит
от направления роста сельского хозяйства, стремиться подвести возможно более
прочный фундамент под развитие промышленности, что должно выразиться в
подведении сырьевой и рыночной базы под ее развитие. Но делая эту ставку, в то
же время в связи с проблемой осуществления ее мы заявили, что толчок к росту
народного хозяйства, к ускорению этого роста и к индустриализации страны, а
также обеспечение устойчивого развития индустрии на первых порах могут быть
достигнуты только при обращении основного внимания на условия и на темп
развития сельского хозяйства. Действительно, коренная проблема
индустриального развития страны в настоящее время сводится к накоплению
капитала, пострадавшего за время войны и необходимого для развертывания
промышленности теперь; она сводится к задаче обновления и расширения орудий
и средств промышленного производства.
635
Но если мы хотим накопления капитала, если мы хотим скорейшего
переоборудования промышленности, то это может быть достигнуто легче и
быстрее всего на путях развития сельского хозяйства и быстрого увеличения с.-
хоз. экспорта. На этом пути мы обеспечиваем накопление средств в стране и
увеличиваем емкость рынка для фабрикатов. На этом пути мы обеспечиваем
импорт необходимых для промышленности орудий и средств производства.
Выдвигая эти положения, мы только идем по пути, указанному покойным В.И.
Лениным, еще в 1921 г. заявившим, что в развитии хозяйства нужно начать с
крестьянства. Эту же мысль повторяет Л.Б. Каменев теперь в своем докладе 3-му
съезду Советов. Об этом определенно заявила сессия ЦИКа в Тифлисе. Во II
пункте постановления ЦИК прямо указывается, что во всех мероприятиях как в
отношении промышленности, так и транспорта необходимо исходить из
положения сельского хозяйства и емкости сельскохозяйственного рынка для
индустриальных товаров. Мы считаем, что после этого постановления
разбираемый принцип, который мы также положили в основание при построении
плана, получил полное признание и не должен вызывать сомнений. Таким
образом, для нас достаточно ясно то соотношение, которое устанавливается в
процессе развития между индустрией и сельским хозяйством. Я его резюмирую
так: делая ставку на повышение удельного веса индустрии, что мы считаем
чрезвычайно важным в интересах как народного, так и сельского хозяйства, мы
находим, что кратчайший путь к этому лежит в ускоренном темпе развития
сельского хозяйства, ибо развитие его есть база для расширения экспорта, для
усиления импорта предметов оборудования промышленности, для накопления
материальных средств в деревне, для расширения емкости рынка промышленных
товаров и для ускорения общего роста народного хозяйства в ближайшее время.
Этим мы не хотим сказать, что сельское хозяйство должно развиваться, а
промышленность - ожидать его развития. Что процесс развития их взаимно
связан и будет идти вместе, - это достаточно подчеркнуто выше, где говорилось о
взаимосвязи индустрии и сельского хозяйства. Мы хотим лишь сказать, что
быстрое развитие сельского хозяйства и с.-хозяйственного экспорта есть
необходимое условие быстрого и верного пути подъема всего народного
хозяйства, и промышленности в том числе.
Наконец, третья категория условий, в зависимости от которых мы должны
подойти к конкретному содержанию лозунга развития производительных сил
сельского хозяйства, - это
636
особенности современного социально-политического режима и та социальная
цель, которую мы ставим себе в связи с особенностями этого режима. Очевидно,
что эта цель не может быть безразлична для нас, когда мы строим экономическую
и сельскохозяйственную политику. Основная социально-политическая задача,
поставленная революцией, состоит в том, чтобы процесс развития
производительных сил склонять по мере возможности в русло коллективизации.
Отсюда мы считаем, что основная социально-политическая ставка, на которую
мы должны держать курс при построении сельскохозяйственной политики, -
это склонение процесса развития производительных сил сельского хозяйства в

<< Пред. стр.

стр. 55
(общее количество: 69)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>