<< Пред. стр.

стр. 56
(общее количество: 69)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

русло коллективизации. Но мы не ставим себе этот лозунг утопически. Мы не
думаем, что процесс коллективизации может быть осуществлен приказом или
пожеланием. Мы считаем, что реально, сейчас, на ближайшие годы, этот лозунг
прежде всего претворяется в лозунг развития кооперации в сельском хозяйстве: в
области производства, в области сбыта и в области кредитных отношений.
Поэтому реальным лозунгом для нас в ближайшее время при построении плана
служит в этой области лозунг всестороннего кооперирования сельского
хозяйства.
Учитывая все эти указанные условия и в зависимости от них, мы подходим к
конкретному содержанию общего лозунга развития производительных сил
сельского хозяйства. Мы говорим, что содержанием этого общего лозунга на
ближайшее время для нас является: повышение натуральной продукции
сельского хозяйства, рост ее ценности, повышение товарности сельского
хозяйства, индустриализация его, реорганизация технической базы сельского
хозяйства в интересах повышения его производительности. Далее, в целях
реорганизации технической базы сельского хозяйства мы выдвинули задачу
ускорения процесса накопления в деревне, ибо без этого немыслима глубокая
реорганизация технической базы хозяйства, но при этом мы говорим не просто о
накоплении, а о накоплении, идущем прежде всего по руслу кооперативного
накопления. Вот те конкретные задачи, которые мы включаем в общую задачу
развития производительных сил. Мы думаем, что, осуществляя их, мы
осуществляем лозунг развития производительных сил сельского и народного
хозяйства в современных условиях. Но меня могут спросить: почему же все-таки
именно эти конкретные задачи являются содержанием лозунга развития
производительных сил в соответствии с современными условиями? Однако, я
думаю, из предыдущего ясно, что на этом пути, на пути повышения
637
сельскохозяйственной продукции, на пути повышения ее ценности, в частности
за счет усиления роли ценных, технических и товарных культур, на пути
повышения товарности хозяйства, подведения новой технической базы под
сельское хозяйство и кооперирования его мы действительно увеличиваем
экспортные возможности страны, подводим сырьевой базис под развитие
промышленности, увеличиваем покупательную силу сельского хозяйства и
направляем его развитие по пути коллективизации. То есть мы действительно
осуществляем все те основные требования, которые вытекают из учета
современной обстановки и тех условий, от которых мы отправляемся. Мы
действительно ведем хозяйство к развитию, росту и к его реконструкции
одновременно. И нам очень приятно констатировать, что недавно на 3-м съезде
Советов Л.Б. Каменев, выдвинув в своем докладе также ставку на развитие
производительных сил сельского хозяйства и вскрывая ее содержание, пришел по
существу к тем же результатам, что и НКЗем.
***
К сказанному выше о конкретном содержании лозунга развития
производительных сил необходимо присоединить еще следующее. Развитие
производительных сил сельского хозяйства, а следовательно, и работа в этом
направлении для нас теснейшим образом связываются с идеей дифференциации
районов. Мы не мыслим себе мероприятий в области сельскохозяйственной
политики без строгого районирования их.
Я должен сказать, что, когда мы располагаем территорией воздействия от
Балтийского моря чуть ли не до Японии и от Архангельска до Закавказья,
проблема районов и районного построения всех мероприятий приобретает сугубо
важное значение. При этих условиях, кажется, нельзя указать ни одного
мероприятия, которое охватило бы всю эту территорию и было бы всюду
одинаково пригодно. Поэтому мы поставили себе задачей подойти к построению
перспективного плана строго на основе районного принципа. В связи с этим мы
подвергли вопрос о районности в плане длительному и детальному изучению.
Если вы посмотрите список работ Земплана, то найдете там две специальные
работы, посвященные изучению районов сельского хозяйства. Затем, когда
районы были изучены, Н.К.Земом была проделана специальная работа, которую я
считаю одним из центральных мест построения всего плана, которая
представляет
638
большую ценность. В ней по отношению к каждому району дана краткая
формулировка (на основе предшествующего изучения) общих естественно-
исторических и экономических условий его эволюции в прошлом; затем указано
в связи с конкретными условиями каждого района и задачей повышения его
производительных сил вероятное и желательное направление развития его
сельского хозяйства; в связи с этим, далее, по каждому району были намечены
наиболее прогрессивные организационно-производственные типы хозяйств,
которые считаются для этого района наиболее целесообразными. Дальше, были
формулированы те основные задания, которые стоят в каждом районе перед
землеустройством, мелиорацией и агрикультурной работой в связи с задачей
реализации упомянутых прогрессивных типов хозяйства. Таким образом, для
каждого района как бы в миниатюре нами формулируются те же основные задачи
по развитию производительных сил, которые были указаны выше для всей
страны. Но в отличие от развитых выше общих положений они формулируются
конкретнее, с конкретной организационно-производственной точки зрения. Я бы
должен был далее пройти подробно характеристику каждого района с точки
зрения намечаемой здесь реконструкции системы сельского хозяйства. Но я
боюсь, что характеристика 10 районов слишком затянет мое изложение. Так как
соответствующая часть плана уже напечатана, то укажу в общей форме, что,
намечая желательные типы хозяйств и линии их развития в каждом районе, мы
указываем определенно, какие отрасли хозяйства будут и должны являться здесь
руководящими отраслями, какие системы севооборота в них являются
желательными, какие новые культуры должны быть здесь введены, какие отрасли
промышленности по переработке продуктов сельского хозяйства должны
получить здесь развитие и т.д. Иначе говоря, мы пытаемся дать в плане ответ на
те основные вопросы, в которых нуждаются местные агрономические работники
в их повседневной работе, мы пытаемся дать основу для построения программы
местных агрономических работ и тем самым связать наш план с реальной
работой, с работой по его осуществлению и по поднятию хозяйства районов.
Не останавливаясь на отдельных районах, в качестве иллюстрации возьму лишь
один пример: когда мы берем, например, Северо-Западный район, то, изучая его
условия, мы находим, что он распадается на подрайоны. Прежде всего у нас
выдвигается пояс пригородного хозяйства с промысловым огородничеством и
ягодным плодоводством около Ленинграда. Когда мы
639
отходим от Ленинграда несколько дальше, то наталкиваемся на пояс
травопольного корнеклубнеплодного хозяйства с молочным скотоводством и с
переработкой молока на масло. Этот подрайон охватывает часть Череповецкой и
Псковской губерний. Далее, мы выделяем подрайон травопольно-льняного
хозяйства с интенсивным луговодством, с молочным скотоводством и сеяными
травами, вводимыми в целях сохранения плодородия почвы от истощающего
влияния широкого развития льняной культуры (часть Псковской и Новгородской
губерний).
Наметив прогрессивные типы хозяйств в районе, мы, далее, сформулировали
основные задачи политики, которые стоят здесь в области землеустройства,
мелиорации, переработки с.-хоз. продуктов и агромероприятий. Таким же
образом мы прошли все десять основных районов, причем особенно тщательно
засушливый район Нижнего Поволжья, где мы предполагаем наиболее глубокую
реорганизацию хозяйства.
Представляет, далее, интерес по вопросу о плане реорганизации хозяйства по
районам указать на некоторые данные, нанесенные на висящие здесь диаграммы.
На одной из них мы взяли для каждого района доходность существующего типа
хозяйства в среднем по району; затем мы нарисовали доходность того идеального
прогрессивного типа хозяйства, к которому мы хотим вести сельское хозяйство
по районам. Наконец, мы наметили переходный тип хозяйства, к которому, мы
считаем, мы подойдем в 1928 г. По всем районам вы замечаете, что
предполагаемая реорганизация хозяйства приводит к значительному повышению
доходности хозяйства1. Конечно, в этом построении много условности. Но все же
с точки зрения научной методологии едва ли можно оспаривать, что оно имеет
свое поясняющее значение. Замечу, что при построении прогрессивных типов мы
предполагали, что размеры хозяйства, подвергающегося реконструкции, не
изменяются, что меняются лишь его организация, соотношение его основных
элементов. Причем из приведенной здесь второй диаграммы, которая рисует
существующий и предполагаемый удельный вес дохода от полеводства и
животноводства в хозяйстве, вы видите везде понижение удельного веса дохода
от полеводства и, наоборот, повышение удельного веса животноводства.
640
Таким образом, в своем плане мы выдвигаем не только общие экономические
задачи для всего сельского хозяйства, но мы претворяем их в определенное
организационно-производственное представление для каждого района, подводя
базис под местную программу агрономических работ.
В заключение вопроса о перспективах реорганизации сельского хозяйства по
районам замечу. Нам представляется, говоря обще и грубо, дальнейшее развитие
сельского хозяйства так: запад, северо-запад и юго-запад страны, плюс известная
полоса Центрально-промышленного района и Центрально-земледельческого
района будут идти в своей реорганизации в общем под лозунгом значительной
интенсификации хозяйства, каковая будет носить характер преимущественно
трудоинтенсификации, хотя должны быть приняты все усилия к тому, чтобы
повысить и капиталоинтенсификацию хозяйств этих районов.
Что касается юга, Северного Кавказа, Среднего и Нижнего Поволжья и северо-
востока, то, хотя интенсификация будет наблюдаться и в этих районах, тем не
менее она останется относительно невысокой, и рациональным типом хозяйства
для этих районов мы считаем до сих пор тип в общем экстенсивного хозяйства с
усилением в нем развития животноводства.
Что касается Центрально-Черноземной области и части Северо-Восточного
района, то это районы переходного характера, которые тяготеют в одной части к
районам интенсивного, а в другой части к районам экстенсивного хозяйства. Во
всяком случае, эти районы, особенно Центрально-Черноземный, остановили наше
пристальное внимание на себе, и мы поставили даже специальную работу о путях
развития Центрально-Черноземной области, придавая вопросу большое значение.
Внимание наше несколько позднее было оправдано тем, что эта проблема была
поставлена на практическое разрешение высших органов. Это было
существенным пробным камнем для нашего построения, камнем,
подтвердившим, что мы верно поняли особое положение Центрально-
Черноземной области и в общем верно наметили путь ее развития. Косвенно это
служит подтверждением наших построений и по другим районам.
***
Позвольте на этом закончить раздел о тех задачах, которые мы ставим себе в
плане, и о том конкретном содержании, которое мы вкладываем в лозунг
развития производительных сил. Я
641
достаточно показал, что эти задачи в нашем построении претворяются в
конкретные представления, и притом в конечном счете в организационно-
производственные представления.
Теперь я остановлюсь на вопросе о количественном выражении перспектив роста
сельского хозяйства в том возможном и желательном направлении, о котором
достаточно говорилось выше. Должен сказать, что когда мы строили
количественное представление о перспективах сельского хозяйства, то мы
находились перед десятком неизвестных. Мы находились в чрезвычайно трудном
положении потому, что мы строили перспективы в период, когда денежная
реформа еще только начиналась, когда мы не знали, во что она выльется, когда
все жили под лозунгом крайней экономии. Конечно, это оказывало известное
влияние и на НКЗем.
Количественное выражение перспектив касается, с одной стороны, основных
элементов полеводства, с другой - животноводства. Когда мы подходили к
проблемам количественного роста полеводства, мы поставили следующий
вопрос: какими условиями будет определяться дальнейший его рост, что может
оказаться фактором, задерживающим темп этого роста, и, следовательно, что
должно привлечь особое внимание мероприятий, направленных к устранению
задержки в росте сельского хозяйства. Отчет получился такой: мы не можем
сказать, что у нас есть в минимуме земля, что у нас есть в минимуме даже
мертвый инвентарь. Мы отметили, что в отношении мертвого инвентаря у нас
есть дефицит по сравнению с довоенным уровнем снабжения инвентарем. Размер
этого дефицита был определен приблизительно в 187 млн. руб. Но когда мы
подошли к возможности покрытия этого дефицита, мы увидели, что он, может
быть, будет покрыт, и даже с избытком. Поэтому инвентарь на ближайшее
пятилетие, нам казалось, не будет фактором, преимущественно находящимся в
минимуме, и насыщенность инвентарем будет повышаться. Данные за 2 года
показали, что сейчас в сельское хозяйство введено инвентаря уже
приблизительно на 81 млн. руб. Но вот другой факт, относящийся к разделу
основных орудий и средств производства крестьянского хозяйства, а именно
рабочий скот и двигательная сила, этот фактор, нам кажется, находится в
минимуме. И нам казалось, что именно в этом направлении должны быть
приняты настойчивые меры для ускорения роста сельского хозяйства. Нам
казалось, что к 1928 г. можно рассчитывать довести количество рабочих лошадей
(без ДВО, Закавказья и Туркестана) с 16,5 до
642
19,0 млн. Принимая во внимание это, повышая несколько норму нагрузки на
лошадь, принимая во внимание, далее, более рациональное перераспределение
лошадей по районам, ввоз лошадей из Монголии, принимая во внимание,
наконец, запашку некоторой доли посевной площади тракторами, мы полагали,
что исходя из всех этих условий мы можем уже более или менее близко подойти
к перспективам роста посевных площадей. Однако учета только этих условий
было все-таки недостаточно. Мы поставили поэтому себе вопрос, можем ли мы
реализовать то, что будет произведено на этих площадях, т.е. проблему емкости
рынка, проблему о том, является ли рыночная конъюнктура благоприятной или,
наоборот, неблагоприятной для количественного роста сельского хозяйства.
Конечно, мы не претендовали на то, чтобы исчислить будущую емкость рынка
для зерновых, животноводческих и сырьевых продуктов совершенно точно. Здесь
главный вопрос не столько в точном статистическом, количественном
определении емкости рынка, сколько в экономическом анализе - можем ли мы
рассчитывать на тенденцию роста емкости рынка и на возможность реализации
сельскохозяйственных товаров на нем. И если можем, то примерно в каких
пределах. Мы произвели работу по учету емкости рынка. Кроме того, лично я
был специально командирован за границу для уяснения положения мирового с.-
хоз. рынка. И нам кажется, что мы нисколько не переоценили условий мирового
рынка как в области зерновых, так и в области животноводческих продуктов и
технических культур. В общем, мы верно учли положение. И основной наш
вывод состоит в том, что мы имеем все основания ожидать значительного роста
внутреннего рынка с.-хоз. товаров и широкого проникновения наших с.-хоз.
товаров на мировой рынок. Особенно на почве того положения, которое
создалось на мировом рынке в связи с быстрой трансформацией хозяйства США
в направлении индустриализации и в связи с ослаблением давления их на
мировой с.-хоз, рынок. Однако рост емкости рынка для различных продуктов
представляется нам различным. Для некоторых товаров он будет, по-видимому,
довольно медленный, например для льна. Опираясь на все соображения о
возможном и желательном развитии сельского хозяйства, мы подошли к
представлению о темпе роста посевных площадей. Мы иллюстрируем его на
предлагаемых диаграммах1,
643
а также следующей таблицей, в которой мы приводим лишь некоторые данные из
имеющихся в плане.
Таблица 1*




* Данные Центр. Стат. Комитета и ЦСУ с поправкой па недоучет без Закавказья,
Туркестана и ДВО. Травы за 1913 г. взяты по переписи 1916 г.
Отсюда вы увидите, что среди зерновых наиболее интенсивный рост по пшенице,
гораздо менее интенсивен рост по ржи. Значителен рост ячменя. Затем, весьма
значителен рост кукурузы, превосходящей к 1928 г. в несколько раз довоенную
площадь. Возьмем технические культуры и травы. Здесь линии роста
поднимаются еще более круто, чем у зерновых. Все технические культуры и
травы к 1928 г. превышают на 45% довоенную площадь, а травы - даже на 69%.
Менее сильно поднимается лен, с одной стороны, по организационно-
производственным соображениям, с другой - по причинам медленного
расширения емкости мирового рынка.
Из приведенных данных о количественных пределах роста нашего полеводства
видно, что выдвигаемое нами построение достаточно хорошо согласовано с
желательным направлением реорганизации сельского хозяйства, с
необходимостью повышения его интенсивности и усиления в нем веса
животноводства, в связи с чем стоит усиление роста трав; оно хорошо
согласовано с задачей подведения сырьевой базы под развитие нашей
промышленности. Действительно, доля технических трудоемких и рыночных
культур в пропорции культур повышается с 10,5% до войны до 15,1% к 1928 г.
Обратно, значение зерновых падает с 89,5 до 84,9%.
644
Далее, мы подошли к вопросу о перспективах развития скотоводства. Уже выше
было отмечено, что с точки зрения развития производительных сил сельского
хозяйства усиление животноводства представляется необходимой предпосылкой.
Нужно было теперь выяснить, до каких количественных пределов ставка на
усиление животноводческого направления может быть доведена. Факторы, от
которых зависит темп его роста и которые мы подвергали анализу, определяя
этот темп, следующие: во-первых, темп естественного прироста скота, во-вторых,
возможности по обеспечению его кормами и, в-третьих, рыночные условия. Норм
прироста я здесь не буду касаться. Они были приняты по указаниям
зоотехнической комиссии НКЗема. На ближайшее пятилетие, далее, мы не
решились видеть в положении с кормообеспечением причину, останавливающую
рост животноводства. Хотя теоретический и приведенный у нас в плане по
управлению сельского хозяйства кормовой баланс на ближайшие пять лет и
сведен с дефицитом, но этот баланс, понятый многими как возражение против
предложенных перспектив роста скотоводства, едва ли может быть нами принят в
качестве возражения. В нем не учтен целый ряд кормов, как, например,
концентрированные, с лесных покосов, по выгонам и т.д. С другой стороны, мы
учитываем такое простое соображение. Если в 1916 г. скот мог существовать на
том уровне, на каком он тогда стоял, если наши перспективы не превосходят в
целом границы 1916 г., то едва ли наши кормовые ресурсы теперь существенно
меньше, чем они были в 1916 г., и едва ли поэтому на ближайшее пятилетие в
кормообеспечении развитие скотоводства встретит непреодолимые препятствия.
Это, конечно, не снимает с очереди кормовую проблему. Но улучшение
положения с кормами может лишь усилить рост скотоводства.
Что касается третьего условия - рынка сбыта, то наша разработка этого вопроса
привела нас в общем к тем же выводам, что и в отношении продуктов
полеводства. Учитывая все это, мы нарисовали картину развития скотоводства с
количественной стороны. Его рост в количественных выражениях представляется
в предложенных диаграммах и в следующей суммарной таблице (см. табл. 2).
По данным таблицы видно, что наиболее значительный рост дает свиноводство и
крупнорогатое скотоводство. Гораздо меньший рост имеет число овец.
645
Таблица 2
В связи с указанными тенденциями роста отдельных отраслей скотоводства
меняется соотношение видов скота в стаде. В то время как доля лошадей в стаде
понижается с довоенных 16,9 до 14,2% в 1928 г., доля крупного рогатого скота
повышается с 27,1 до 30,4%, а свиней - с 10,5 до 11,6%.
Заканчивая этот раздел доклада, остановлюсь на видоизменении общего
национального дохода от сельского хозяйства в силу отмеченных выше
перспектив изменения по отраслям его. Строение дохода от сельского хозяйства в
довоенных ценах можно представить так: в 1911-1915 гг., в 1923-1924 гг. и
предположительно в 1928-1929 гг. К 1928/29 г. общая сумма дохода от сельского
хозяйства превзойдет не только сумму 1923/24 г., но и довоенную сумму и
выразится цифрой приблизительно в 9,145 млн. руб. Удельный вес дохода от
зерновой продукции падает 36,7 до 33,0%. Наоборот, доля технических культур
повышается с 11,9 до 12,8%, доля специальных отраслей - с 9,3 до 10,3%. Таким
образом, строение дохода от сельского хозяйства учитывает те изменения по
отраслям, на которые указано выше.
***
Насколько мы ошиблись в своих количественных расчетах перспектив? Прошло
почти два года, как эти перспективы были намечены, и, следовательно, есть уже
некоторый материал для суждения по этому вопросу. Однако лишь некоторый
материал, и еще не вполне достаточный. Я считаю, что на основании одного или
двух лет еще нельзя судить, ошиблись ли мы в наших перспективах или нет. Мы
предсказывали на пять лет вперед,
646
но мы не анализировали годичный темп прироста сельского хозяйства. Поэтому,
собственно, только через четыре-пять лет мы можем окончательно судить,
ошиблись мы или нет. Сопоставление наших перспектив с данными за один-два
года будет неизбежно совершенно условным, так как мы не определяем
специально темп ежегодного развития сельского хозяйства.
С этой оговоркой возьмем имеющиеся фактические данные. Мы предсказали
средний годичный рост посевных площадей в 7,3%. В прошлом году жизнь
показала 7,1%. Думаю, что это достаточно близкое совпадение. В этом году
жизнь показала 6,8%. Я считаю, что в области общего роста посевной площади
наш прогноз пока оправдался блестяще. Если мы перейдем к отдельным
культурам, то, конечно, совпадение будет гораздо менее близкое. В отношении
зерновых культур мы предсказывали 6,4%. Жизнь показала в прошлом году 5,2%
и в этом году - 5,4%. Совпадение почти совершенное. В интенсивных культурах,
если судить по истекшим двум годам, фактический темп роста идет пока
несколько быстрее, чем предусматривали мы. Мы предсказывали в среднем
13,6% за год, в то время как жизнь показала 20% в прошлом году. Но в этом году
процент уже снизился и почти совершенно приблизился к нашему: он будет
около 14,1. Возьмем скот. В этой области положение обстоит таким образом.
Рост крупного скота мы предсказали достаточно точно. В мелком скоте
расхождение с действительностью более значительное. Наиболее сильно оно по
свиньям. Свиньи вместо 23,7% дали 84,1% в 1924 г. Но если они так сильно
выросли в 1924 г., то это еще не значит, что так будет и в ближайшем, и в
последующих годах. Прирост свиней может сильно сократить темп.
Действительно, уже в 1925 г. свиньи дали не прирост, а уменьшение на 3,3%, а по
другим данным - значительно больше, до 15%. Отсюда ясно, что было бы
ошибкой полагать уже сейчас, будто наш общий прогноз по свиноводству
неверен. Итак, в общих и основных чертах наш прогноз оказался, несомненно,
удачным.
Позвольте этими замечаниями закончить изложение перспектив сельского
хозяйства. Из сказанного видно, что мы направляем усилия к интенсификации
сельского хозяйства, которая проявляется у нас в росте как интенсивных культур
полеводства, так и интенсивных отраслей животноводства. Необходимо
подчеркнуть, что, поддерживая эту тенденцию в развитии сельского хозяйства,
мы тем самым даем прямой ответ на основное противоречие, которое я
констатировал раньше в положении
647
деревни и которое признано III Съездом Советов. Это противоречие выражается в
количественном несоответствии наличного с.-хоз. труда и орудий и средств
производства. В интенсификации сельского хозяйства мы видим один из
основных путей к решению проблемы перенаселенности деревни. Конечно, мы не
закрываем глаза на то, что проблема перенаселенности деревни для ее решения
потребует иных методов, и прежде всего индустриализации страны. Но именно
потому в плане мы и выдвигаем одновременно ставку на индустриализацию
страны. Это, однако, нисколько не ослабляет значения интенсификации. Как бы
то ни было, но мы считаем, что наш план в целом дает определенный ответ на
этот основной вопрос о противоречии в развитии сельского хозяйства.
***
Теперь мне предстоит отойти от вопроса о перспективах самого сельского
хозяйства и его организации и подойти к проблеме: что же необходимо сделать,
чтобы эти перспективы были осуществлены, т.е. подойти к вопросу о системе
мероприятий, которые должны проводиться для реализации указанных
перспектив, мероприятий, которые этими перспективами предполагаются. Я не
ставлю в своем докладе вопрос о конкретных мероприятиях. Это вопрос не моего
общего доклада, а вопрос специальных докладов по управлениям и даже по
частям управлений, вопрос, который уже освещен достаточно подробно в с.-хоз.
секции и президиуме. Я говорю здесь о системе мероприятий.
Что касается системы мероприятий, или системы политики, то для нас она
распадается прежде всего на два концентра. Хотя НКЗем ведет работу в
определенном, отведенном ему масштабе, хотя объектом его действия
непосредственно является сельское хозяйство, но НКЗем прекрасно сознает, что
сельское хозяйство находится под воздействием мероприятий не только НКЗема,
но и мероприятий общегосударственных, и мероприятий других комиссариатов.
Поэтому ясно, что общие вопросы экономической политики, затрагивающие
сельское хозяйство, не могут быть безразличны для осуществления перспектив
развития сельского хозяйства. И мы говорим, что без реализации определенных
экономических предпосылок путем соответствующего построения системы
экономической политики, касающейся сельского хозяйства, перспективы
сельского хозяйства не могут быть
648
обеспечены, так как они построены в расчете па рациональную экономическую
политику. Итак, первый концентр мероприятий - это мероприятия общей
экономической политики. Второй концентр их - это мероприятия с.-хоз.
политики, т.е. прежде всего мероприятия самого НКЗема. Мы, конечно, не можем
излагать в плане систему общей экономической политики во всех ее деталях. Это
не наша задача. Мы имели в виду формулировать только основные идеи этой
желательной экономической политики. К чему же сводятся основные положения
общей экономической политики с точки зрения реализации перспектив развития
сельского хозяйства?
Прежде всего для нас имеет значение политика в области регулирования рынка.
Под ней мы понимаем в первую очередь вопрос политики цен. Позиция наша в
этом отношении чрезвычайно проста, и она сводится к следующему: мы хотим,
чтобы политика цен с.-хоз. продуктов строилась на принципе, что цена должна
обеспечить расширенное воспроизводство с.-хоз. товаров. Конечно, это
положение не дает ответа на вопрос, какая конкретная цена должна быть в этом
или следующем году. Но она дает метод для решения данных конкретных
вопросов. Выдвигая указанную формулу, мы подчеркиваем, что последний III
съезд Советов в своей резолюции по докладу тов. Каменева, в п. 13, определенно
провозгласил по существу эту же формулу, когда сказал, что политика цен
должна вестись так, чтобы цены с.-хоз. товаров обеспечивали крестьянству
расширение и укрепление его хозяйства. С этой точки зрения легко решается и
вопрос соотношения цен с.-хоз. товаров и промышленных. Если бы существовали
"ножницы" между ними, неблагоприятные для сельского хозяйства, то это
значило бы, что цена с.-хоз. товаров не обеспечивает расширенного
воспроизводства их. Поэтому для нас в приведенной формуле уже лежит ответ и

<< Пред. стр.

стр. 56
(общее количество: 69)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>