<< Пред. стр.

стр. 58
(общее количество: 69)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

борьба с заграницей, ведущей широкую переработку льна у себя. Поэтому план
нами намечен в более скромных размерах, а именно с расчетом оборудовать
только 85 льняных заводов.
Третья задача и сфера работы в области технических культур - задача сбыта.
Здесь все наши построения базируются на кооперировании дела сбыта, а также на
установлении связи между постановкой сбыта, производства, переработки
продуктов сельского хозяйства.
Не желая слишком затягивать свой доклад, я не буду касаться специальных
культур и отраслей сельского хозяйства. Задачи и принципы, положенные в
основу работы здесь, по существу те же самые, что и в области технических
культур, с теми или иными особенностями.
***
Остановлюсь кратко на опытном деле. Мы придаем большое значение этому делу
в отношении борьбы за перспективы сельского хозяйства. Направление в
постановке этого дела найдено НКЗемом как будто верное. Поскольку мы в
каждом районе
661
стремимся к рационализации и реорганизации крестьянского хозяйства, опытное
дело должно в направлении своей работы учесть перспективы и задачи, стоящие
перед хозяйством данного района. Там, где мы выдвигаем на первый план
животноводство, опытное дело должно сосредоточить свое внимание прежде
всего на вопросах, связанных с осуществлением этой задачи. С другой стороны,
опытное дело должно быть гораздо больше актуализировано в смысле усиления
влияния добытых им результатов на с.-хоз. практику. В этих целях НКЗем
считает очередной задачу вынесения опытов в крестьянское хозяйство. В связи с
этим институт крестьян-опытников выдвигается НКЗемом как важнейшая мера к
усилению практической роли опытного дела. Третья задача в организации
опытного дела - это принцип теснейшей связи между агрономической сетью и
опытным делом. Агроном должен проводить мероприятия в жизнь, опираясь на
инициативу крестьянства, с одной стороны, и на данные опытных учреждений, с
другой стороны. Через агронома крестьянство получает указания по организации
хозяйства, через агронома опытные учреждения уясняют требования реальной
жизни, направленные к ним. И, наконец, четвертая задача в постановке опытного
дела - это задача установления связи его с высшим сельскохозяйственным
образованием, без чего невозможно рационально поставить как опытное дело и
агрономическую помощь, так и само высшее с.-хоз. образование.
***
Позвольте мне не касаться мероприятий в области защиты растений и
ветеринарного дела, потому что и самые работы в этой области носят
преимущественно технический характер и не вызывают разногласий по существу.
В заключение беглого обзора основных положений плана сельского хозяйства я
хотел бы поставить вопрос: насколько согласованы наши мероприятия в разных
отраслях работы над сельским хозяйством и что положено в основу их
согласования? Я хотел бы подчеркнуть, что одной из самых оригинальных черт
плана НКЗема, если даже в нем и есть крупные недостатки и ошибки, является то,
что найдена действительная почва для согласования работы отдельных частей
аппарата всего НКЗема в области сельского хозяйства. Действительно, в центр
внимания НКЗема поставлена планом в каждом районе задача по созданию
рациональных типов хозяйств. Для этого мы должны определенным образом
построить работу управления
662
землеустройством и мелиорацией, чтобы добиться рациональной организации
территории. Далее, мы должны поставить определенным образом работу
управления сельским хозяйством, чтобы добиться рациональной организации
средств производства, самого производства, переработки и сбыта продуктов
сельского хозяйства. Мы должны, наконец, поставить работу ветеринарии и
отдела защиты растений в строгом соответствии с задачами и нуждами
животноводства и полеводства каждого района. Таким образом, вся деятельность
НКЗема в каждом районе в целом оказывается направленной как бы на одну и ту
же задачу, но с разных сторон, - на задачу рациональной организации хозяйства.
Это обеспечивает принципиальное единство и достаточную связь в работе всего
аппарата НКЗема.
Поэтому, если вы возьмете, скажем, район Поволжья, вы увидите, какие типы
хозяйств мы считаем здесь прогрессивными, рациональными; вы увидите, что к
задаче осуществления этих типов мы подгоняем работу и мелиорации, и
землеустройства, и организации средств производства, переработки и т.д.
План в этом отношении является выдержанным. Я не могу сказать, что отдельные
наши цифры не требуют никаких исправлений и уточнений. Но принципы,
положенные в основание плана, и схема его построения совершенно ясны,
отчетливы и достаточно жизненны. А это обеспечивает самое главное - верный
путь с.-хоз. политики.
***
Остановлюсь теперь совсем уже кратко на плане развития лесного хозяйства.
Общие принципы и схема построения плана лесного хозяйства были применены
нами те же, которые были применены и в области сельского хозяйства. Однако
ввиду специфических условий нашего лесного хозяйства и централизации его в
руках государства в плане его развития есть и некоторые особенности.
Насколько могли, мы сначала учли состояние и тенденции развития лесного
хозяйства. Мы определили затем те изменения, которые произошли в нем во
время войны и революции. После этого мы установили те задачи, которые стоят
перед нами сейчас в области развития лесного хозяйства. Мы нашли, что задачи
эти сводятся к задачам повышения доходности лесного хозяйства без нарушения
принципа непрерывности лесовозобновления и лесоиспользования при условии
достаточного снабжения лесом населения и промышленности.
663
При этом, так как РСФСР является наиболее лесистой частью СССР, при
осуществлении плана, разумеется, должны быть учтены интересы и других
союзных республик.
Но если так ставятся задачи, то естественно, что должны быть соответственно
построены и перспективы лесного хозяйства, и мероприятия для реализации этих
перспектив.
Наши лесные богатства колоссальны. Однако ближайшие перспективы лесного
хозяйства определяются не столько потенциальными лесными богатствами и
возможностями, сколько иными реальными условиями. Основные из этих
реальных условий сводятся к размерам капиталов, которые могут быть брошены
на эксплуатацию лесных богатств, и к емкости рынка.
Мы попытались определить, сколько может поднять рынок лесных материалов и
какие реальные возможности имеются у нас в смысле эксплуатации леса. Расчет
емкости рынка показал, что она находится под влиянием двух противоречивых
тенденций: с одной стороны, идет рост потребления древесины населением, с
другой стороны, наблюдается падение потребления лесного топлива в
промышленности благодаря росту потребления ею минерального топлива.
Отпуск древесины с 10,8 млн. куб. саж. в 1923/24 г. поднимается до 14,7 млн. куб.
саж. в 1927/28 г. Лесной доход повышается с 37 млн. до 75 млн. руб. за то же
время.
Можно сказать, что это небольшой размах лесного хозяйства. Но что показывает
практика? Возьмем справку о том, каково использование древесины
государственных лесов: в 1922/23 г. - 10,9 млн.куб. саж., в 1923/24 г. - 10,3
млн.куб.саж.
Это составляет по отношению к плану около 108%. Иначе говоря, план учел
реальную действительность в высшей степени близко.
Каковы же мероприятия, при помощи которых эти перспективы могут быть
реализованы? Эти мероприятия сводятся прежде всего к обеспечению получения
лесного дохода, к правильной таксировке леса и последовательности в
проведении мер по обеспечению лесных доходов, в установлении правильной
торговой и промышленной политики, направленной на развитие лесной
промышленности, с одной стороны, и, так же как в сельском хозяйстве, на задачу
расширения экспорта - с другой. Затем следует система мероприятий,
направленных непосредственно на увеличение эксплуатации лесных богатств,
куда нужно отнести и такие меры, как расширение эксплуатационной
деятельности самого ЦУЛа НКЗема, и в особенности расширение работы
кооперированного населения по эксплуатации леса.
664
Кроме мероприятий экономического порядка, планом выдвигается целая система
необходимых мероприятий технического характера. Сюда относятся
мероприятия по лесоустройству, которое в свою очередь связывается с задачей
экономического обследования лесов; далее, мероприятия в области
лесокультурных работ, лесомелиоративных работ, по охране лесов и т.д. Не буду
перечислять все эти мероприятия конкретно. Они подвергались детальному
изучению в с.-хоз. секции Госплана.
План лесного хозяйства, выдвигаемый НКЗемом, несомненно, осторожный и,
вероятно, минимальный. Если бы в области лесного хозяйства получила широкое
развитие концессионная политика, то это привело бы к значительному
повышению эксплуатации лесных богатств, так как концессионный план
НКЗемом разработан достаточно широко. Вообще потенциальные возможности в
области эксплуатации наших лесных богатств пока не ограничены. НКЗем
считает, что в 1928 г. мы столкнемся с фактом колоссального прироста
древесины сверх используемой - до 70-80 млн.куб.саж. Накопление капиталов,
могущих пойти в лесное хозяйство, оборудование подъездных путей и т.д. - все
это может привести к экспансии по использованию лесных богатств. Вероятно,
такой момент настанет. Но в данный период мы вынуждены достаточно реально
подходить к тому, что мы можем сделать.
***
Заканчивая свой доклад, я позволю себе сделать несколько общих замечаний по
вопросу о методе работы по осуществлению перспектив, который во всем этом
плане предполагается, а также по вопросу об аппарате выполнения плана.
Выдвигаемые методы работы, как это можно уже видеть из предыдущего
изложения, в высшей степени просты. Везде проводится идея объединения
инициативы государства и населения, в особенности кооперированного
населения. Во всех мероприятиях проводится принцип - опираться на массы
населения, придавая мероприятиям массовый характер. Роль государства в лице
НКЗема сводится отчасти к производственной деятельности, поскольку оно
является центром, снабжающим население чистокровным племенным и
высокосортным семенным материалом. С другой стороны, роль государства
сводится к роли организационно-регулирующего центра, поскольку оно
регулирует использование этого чистокровного племенного или высокосортного
семенного материала, поскольку оно воздействует на кооперацию, на свои
органы и
665
через них косвенно на население. Наконец, его деятельность рисуется как
деятельность агрокультурного центра, поскольку оно пропагандирует известные
мероприятия через свою агрономическую сеть и поскольку оно ведет известные
исследования, выясняя положение хозяйства через свою опытную сеть и научно-
исследовательские институты.
В соответствии с этими методами работы и с тем объемом задач, который
рисуется планом, мы подходим в плане к проблеме аппарата его выполнения. Мы
считаем, что у нас уменьшится аппарат административный и сильно возрастет
аппарат оперативный, работающий в области землеустройства и в области
сельского хозяйства. Расчеты наши таковы. В отношении землеустроительного
аппарата мы хотим обеспечить создание достаточного количества
землеустроительных участков, каковых к 1928 г. будет около 860, что составит
около 1/2 современных агрономических участков. Вместо 5,5 тыс. работников по
землеустроительному делу будет 7,2 тыс. Что касается аппарата управления
сельским хозяйством, то мы хотим ввести в него следующие изменения. Мы
хотим, чтобы к 1934 г. сеть участковой агрономии подошла бы вплотную к сети
укрупненных волостей по той реформе, которая проводится в СССР, и совпадала
бы с ней. Мы хотим, чтобы укрупненная волость была в то же время
агрономическим участком. Но это предполагается только к 1934 году. К 1928/29
г. мы считаем, что осуществим эту задачу приблизительно наполовину. Мы
будем иметь около 2729 агрономических участков. Но уже это будет означать
насыщение деревни агрономическим персоналом примерно в 1,5 раза выше, чем
было до войны. В то же самое время ИКЗем полагает, что необходимо обратить
внимание на увеличение штата специалистов. Опираться на общую агрономию
без специалистов представляется уже затруднительным. Мы полагаем, что к 1928
г, будет около 2575 специалистов в разных отраслях сельского хозяйства,
распределенных в соответствии с нуждами районов, Общий аппарат работников
управления сельского хозяйства с 5283 дойдет до 11 442.
Что касается лесного управления, то здесь штат специалистов нами
увеличивается с 5,8 до 6,5 тыс. По плану мы не предполагаем увеличение лесной
стражи. Признавая необходимым повысить культурный и материальный уровень
ее за счет некоторого уменьшения количества, НКЗем стремится значительно
повысить качественную сторону работы стражи. Но, конечно, если бы НКЗем
имел средства, чтобы увеличить одновременно и количество стражи, он бы от
этого, разумеется, не отказался.
666
Общая сумма работников лесного управления с лесной стражей определяется к
1928 г. в 49,8 тыс. человек вместо 61,9 тыс. сейчас. Весь аппарат НКЗема
определяется без лесной стражи в 42,0 вместо 31,2 тыс., а с лесной стражей - в
81,9 вместо 83,1 тыс. На этом позвольте мне закончить замечания относительно
аппарата.
***
Последний вопрос, которого мне необходимо коснуться, - это вопрос о
финансовой стороне нашего плана. Мы смотрим на свой финансовый план как на
ориентировочный. Составляя его, мы стояли целиком на государственной точке
зрения. Я начал доклад с того, что указал, что мы строили план в период, когда
проходила денежная реформа и когда вопрос об экономии был основным,
доминирующим, в период, когда темп роста с.-хоз. кредита был совершенно не
известен и сельскохозяйственный банк еще не начинал функционировать. В это
время мы строили свой план. Не касаясь конкретных цифр, замечу о методе
построения финансового плана. Метод, который был нами применен,
единственно правильный метод. Мы, может быть, ошиблись в конкретных
расчетах, но метод был правильный.
Мы определили сначала реальные потребности в средствах по различным
разделам работы и увидели, что это необъятное море запросов, увидели, что
нужны миллиарды. Ясно, что строить план по запросам и только - это был
нереальный путь. Поэтому встал вопрос об ограничении этих потребностей.
Нужно было отобрать из этих потребностей то, что наиболее важно, может быть
и должно быть удовлетворено в это пятилетие. Единственным критерием для
ограничения потребности могли быть данные о ресурсах для финансирования.
При исчислении возможностей финансирования мы взяли примерный темп роста
национального дохода за эти пять лет; взяли долю его, падающую на
государственный бюджет; вычислили, какая доля может быть взята из
госбюджета для нужд сельского хозяйства, предполагая, что доля эта несколько
увеличится против довоенной. Тот же критерий мы применили к местным
бюджетам. Затем мы подошли к средствам кооперации и сельскохозяйственного
кредита и здесь столкнулись в то время с непреодолимыми трудностями. Эти
средства были учтены нами в минимуме, так как определенной и ясной
перспективы с.-хоз. кредита в то время установить было невозможно.
Финансовый план поэтому приобрел у нас характер минимального. Но дать его
мы считаем
667
необходимым, чтобы показать по крайней мере соотношение между
потребностями отдельных отраслей и удельный вес их. Таким образом, мы шли
сначала путем выявления потребностей, а потом поставили вопрос о том, чтобы
ограничить потребности в соответствии со средствами. Многие считают, что мы
преуменьшили финансовый план. Возможно. Но тем более интересно отметить,
что, когда проходят наши конкретные, отдельные планы, например по
коневодству и овцеводству, нам сокращают средства против того плана, который
критикуют за то, что он преуменьшен. Нам делают упреки, что мы преуменьшили
план; а когда мы говорим: дайте нам то немногое, что мы просим, то нам
сокращают и это немногое. Я бы очень хотел, чтобы наш финансовый план был
признан преуменьшенным. Лишь бы его не признали преувеличенным.
***
Закончу следующим. В плане НКЗема очень много недостатков. Мы считаем, что
в нем есть отдельные элементы, которые изменены уже жизнью и мероприятиями
правительства, например темп роста землеустройства. Но несомненно одно, что
НКЗемом проделана колоссальная работа с полным желанием выяснить реальные
условия существования сельского хозяйства и пути его развития, проделана
работа с привлечением всех бывших в распоряжении материалов. Конечно, в
такой огромной работе, в которой участвовали десятки людей, возможны
единичные неувязки и ошибки. Но беря план в целом, я утверждаю, что в нем
есть внутренняя согласованность частей, что план отвечает на все основные
животрепещущие вопросы сельского хозяйства, что план в общем верно намечает
путь его развития, что основные посылки плана нашли полное признание и
высшую санкцию со времени его построения и в настоящее время не вызывают
сомнения. Пусть план даже окажется частично неверен в отношении объема
работы, но путь работы, указанный в нем, все же останется.
Я допускаю, что план с точки зрения количественных расчетов может утратить в
той или иной мере свое значение через некоторое время. Но с точки зрения
организующего влияния его на весь аппарат и работу НКЗема план свою роль
сыграл и еще сыграет, получив санкцию высших органов.
668
1
По исправленной стенограмме.
*
Доклад от Наркомзема РСФСР па пленарном заседании Госплана СССР 4 июля
1925 г. впервые опубликован в журнале "Пути сельского хозяйства". 1925. № 4.
С. 186-214. Здесь публикуется по книге: Кондратьев Н.Д. Избранные сочинения.
М.: Экономика, 1993. С. 375-413. (Прим. сост.)
1
Труды Земплана. Вып. V. Основы перспективного плана развития сельского и
лесного хозяйства. С. 32-35.
1
Диаграммы не были опубликованы. (Прим. ред.).


КРИТИЧЕСКИЕ ЗАМЕТКИ О ПЛАНЕ РАЗВИТИЯ
НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА*

В третьем номере "Планового хозяйства" за 1927 г. опубликован ряд статей, в
которых излагаются основные данные пятилетнего перспективного плана
СССР1.
развития народного хозяйства Опубликованные материалы
перспективного плана еще далеко не полны и не позволяют в достаточной мере
уяснить все содержание огромной работы, проведенной Госпланом, а также все
приемы и основания предлагаемого построения. Вероятно, в ближайшее время
Госплан опубликует более подробный материал к построению плана. И нужно
думать, что тогда некоторые недоуменные вопросы, возникающие при чтении
опубликованных статей, выяснятся. Тем не менее основные положения
перспективного плана, выдвигаемого Госпланом, уже наметились, С другой
стороны, вопросы, затронутые этим построением, настолько существенны, что
представляется целесообразным остановиться на них, не дожидаясь выхода более
подробных материалов.
Данная статья и посвящена разбору построений Госплана2, Однако, мы не имеем
в виду входить в ней в исчерпывающий разбор этих построений. Едва ли кто
будет спорить, что основной проблемой развития нашего народного хозяйства на
669
ближайшее время является проблема взаимоотношения индустрии и сельского
хозяйства, города и деревни и соответственно рабочего класса и крестьянства.
Основное и руководящее значение этой проблемы с полной определенностью
было подчеркнуто как во вступительной речи председателя Госплана Г.М.
Кржижановского на недавно закончившемся Съезде Президиумов Госпланов, так
и в развернувшихся на съезде прениях по вопросу о перспективном плане.
Исходя из этого, кроме некоторых методологических вопросов, в данной статье
мы намерены затронуть преимущественно те элементы построения Госплана,
которые имеют ближайшее отношение к проблеме взаимоотношения индустрии и
сельского хозяйства. Так как наиболее общей статьей из всех опубликованных
материалов Госплана является статья С.Г. Струмилина, то в дальнейшем мы
будем иметь в виду главным образом ее, привлекая другие материалы лишь в
меру необходимости1.
I
Для того чтобы сделать дальнейшие критические замечания возможно более
ясными, представляется необходимым остановиться предварительно на
некоторых исходных методологических положениях.
Прежде всего, как понимается существо перспективного плана его авторами, и в
частности С.Г. Струмилиным? Нельзя сказать, чтобы его мнение по этому
вопросу было вполне ясно. Оно во всяком случае двойственно. Действительно, на
с. 21 С.Г. Струмилин пишет: "И если всякий план представляет собою известную
комбинацию из элементов предвидения объективно неизбежного и проектировки
целесообразного с точки зрения наших субъективных социально-классовых
устремлений, то в годовых планах первое место принадлежит предвидениям, а в
многолетних - предуказаниям".
Таким образом, С. Г. Струмилин утверждает, что наши планы неизбежно
содержат в себе, с одной стороны, элементы предвидения, с другой - элементы
проектировки заданий или директив. Почему же те или другие элементы
неизбежно присущи
670
плану? Чтобы выяснить это, необходимо понять, в каком отношении друг к другу
стоят указанные элементы. Тот же С.Г. Струмилин на с. 22 пишет: "Конечно, эти
задания должны быть... в достаточной степени реальны, для чего их необходимо
во всех частях согласовать между собою цепной связью взаимной их зависимости
и строго сообразовать с наличными ресурсами страны и реальными
возможностями ее развития". Таким образом, ясно, что, по мнению автора, наши
задания или директивы не могут быть совершенно произвольными, что они
должны быть достаточно связаны между собою и строго согласованы с
реальными ресурсами страны, с реальными возможностями ее развития.
Но что значит согласовать наши задания с реальными ресурсами страны, с
реальными возможностями ее развития? С.Г. Струмилин не анализирует этого
вопроса. Но на этот вопрос можно дать только один ответ. Наши задания
относятся к будущему. Они указывают, в каком направлении должны развиваться
наши сознательные усилия и мероприятия. Наши усилия и мероприятия для
реализации заданий могут сделать многое. Но все же они не всесильны. Они
будут развиваться в конкретной объективной обстановке будущего, в которой
огромное значение имеют чисто стихийные процессы. И действительный
результат, к которому приведут наши усилия и мероприятия, определится
сочетанием нашего действия и действия объективной среды, в которой они будут
протекать. Но если это так, то наши задания будут реальны лишь в том случае,
если они отобразят в себе именно эти действительные результаты, которые
могут быть достигнуты нашими усилиями, протекающими в конкретной
объективной обстановке. При каких же условиях мы можем отобразить в наших
плановых заданиях именно эти действительные результаты наших действий?
Очевидно, что мы можем отобразить их лишь в том случае, если, формулируя
задания, мы примем во внимание не только наши цели, но с максимальной
полнотой учтем: 1) объективное положение окружающих хозяйственных
условий; 2) вероятные тенденции их развития; 3) вероятные ресурсы и
возможности нашего воздействия на процесс хозяйственного развития; 4)
наконец, вероятные результаты нашего воздействия на него. Но что значит учесть
вероятные тенденции изменения условий, вероятные ресурсы и возможности
нашего воздействия на процесс хозяйственного развития и, наконец, вероятный
результат такого воздействия? Это значит, что в указанных направлениях мы
должны
671
располагать не только знанием настоящего, но и известным предвидением
будущего, так как только при наличии некоторого предвидения мы можем
говорить о вероятных тенденциях развития хозяйства, о вероятных возможностях
нашего воздействия на него и о вероятных результатах такого воздействия.
Отсюда ясно, что наши плановые задания, если они хотят быть реальными (а
только о таких заданиях и стоит серьезно говорить), действительно органически
связаны с элементами некоторого предвидения и его предполагают1.
И если С.Г. Струмилин действительно думает, что наши задания, как он говорит,
должны быть реальными, то у него, очевидно, нет оснований возражать против
сделанных нами выводов.
Однако, это, по-видимому, не совсем так. Дело в том, что его представление о
плане, которое было выявлено выше и по которому план неизбежно содержит в
себе элементы как предвидения, так и заданий или директив, очень скоро
вытесняется другим представлением, существенно отличным от первого.
Почти на тех же и частью именно на тех же страницах своей статьи С.Г.
Струмилин проводит аналогию между плановым строительством и обычным
строительным искусством. Многие задачи строительного искусства, пишет С.Г.
Струмилин, теоретически неразрешимы, между тем практически они
разрешаются с достаточным для жизни приближением. Причем всякая задача
строительного искусства может получить несколько решений: "Всегда может
прийти другой инженер и дать новый проект, еще более эффективно и изящно
разрешающий ту же задачу" (с. 17). Это зависит от его творческих способностей.
Нечто аналогичное, полагает С.Г. Струмилин, мы имеем и при построении
планов, или, как он выражается, в социальной инженерии. Здесь также задача
планового хозяйственного строительства может иметь не одно, а несколько
решений. Здесь также многие задачи представляются строго теоретически
неразрешимыми, но практически они разрешаются достаточно
удовлетворительно, если мы, подобно инженерам, встанем на путь методов
"инженерной проектировки новых социальных конструкций" (с. 22). В прямой
связи с этим С.Г. Струмилин, далее, пишет: "Наши планы строятся не для более
или менее беспочвенных гаданий и знахарских предсказаний о том, что будет
через пять или десять
672
лет, а прежде всего для создания определенной системы хозяйственных заданий
в области социалистического строительства" (с. 22). И эти наши задания "все же...
только задания, а не предсказания" (с. 22). Таким образом, признав, что во всяком
плане есть не только проектировка задания, но и предвидение, буквально на тех
же страницах, увлеченный аналогиями строительства планов с инженерным
искусством, С.Г. Струмилин определенно разделяет плановые задания и
предвидение и прямо противопоставляет их друг другу. Совершенно ясно, что
это уже совсем другое направление в понимании плана, чем то, которое им же
было сформулировано выше. Что же означает это другое направление в
понимании плана?
Проводя аналогию между плановым строительством и искусством инженерно-
технического строительства, С.Г. Струмилин до известной степени прав. Но
только до известной степени. Верно, что различные инженеры-техники ту же
строительную задачу могут разрешить различно. Но как бы она ни разрешалась
ими, во всех случаях различие решений задачи будет касаться лишь способов

<< Пред. стр.

стр. 58
(общее количество: 69)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>