<< Пред. стр.

стр. 62
(общее количество: 69)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Эти другие статьи являются развитием статьи С.Г. Струмилина. Естественно
было бы ожидать, что поэтому приводимые в них расчеты не могут расходиться с
расчетами С.Г. Струмилина. К сожалению, это требование выдержано не всегда,
что затрудняет критический анализ построений.
1
См. об этом нашу статью: План и предвидение // Пути сельского хозяйства.
1927. № 2. С. 3-36 [см. наст. изд. С. 91-134].
1
Курсив наш. - [Н.К.].
1
Поскольку кредитные операции (проектируемый 8-процентный заем) в
некоторой части является лишь формой мобилизации накоплений в
государственном секторе, уже учтенных но другим статьям, постольку
присоединение их к общей сумме накоплений в этом секторе приводит к
двойному счету их. Но так как в другой части эти операции являются формой
использования накоплений в секторе частного хозяйства, то было бы правильнее
их присоединить к общей сумме накопления. Но во всяком случае присоединение
их совершенно не меняет общей картины, так как за 5 лет эти операции
спроектированы лишь в сумме 421 млн. руб.
1
Ср. Вайнштейн А.Л. О контрольных цифрах народного хозяйства СССР на 1926
/ 27 г. // Социалистическое хозяйство. 1926. Кн. VI. С. 8.
2
Исчисление Объяснительной записки к бюджету 1926/27 г. и Производственно-
финансового плана ВСНХ.


НАСЛЕДИЕ Н.Д. КОНДРАТЬЕВА:
ВЗГЛЯД ИЗ XXI ВЕКА
1. На гребне взрывной волны
научного творчества
Юбилеи крупных ученых - прекрасный повод для того, чтобы в текущем беге
перемен на мгновение остановиться, оглянуться назад и осмыслить: каково место
того или иного мыслителя в развертывании богатства человеческого духа, какое
наследие оставлено от него потомкам, как его осваивать, развивать и обогащать.
В 1999 г. в России отмечали 110-летие со дня рождения Питирима Сорокина
(1889-1968), возвращение кладезя его идей российской общественной мысли (1;
2). В марте 2002 г. отмечена аналогичная дата его друга, единомышленника и
соратника Николая Дмитриевича Кондратьева (1892-1938). Обратимся вновь к
трагической судьбе и творческому наследию одного из величайших ученых XX в.
- обогащенные горьким опытом тех критических перемен, которые произошли в
России в последнем десятилетии ушедшего столетия.
Любопытную закономерность в волнообразном развитии мирового научного
творчества открыл В.И. Вернадский, выступая 14 ноября 1926 г. на первом
заседании Комиссии по истории знаний АН СССР. Он отмстил, что "ходу
научной мысли свойственна определенная скорость движения, что она
закономерно меняется во времени, причем наблюдается смена периодов ее
замирания и периодов ее усиления" (3. С. 245).
В эпохи усиления научного творчества наблюдается "бурный поток нового,
ускорение хода научных достижений, когда в немногие десятилетия достигается
то, что обычно создается в столетия или тысячелетия... Можно говорить о взрыве
научного творчества..." (Там же. С. 216). Такие взрывы производят поколения
талантов: "Взрывы научного творчества, повторяющиеся через столетия,
указывают, следовательно, на то, что через столетия повторяются периоды, когда
скопляются в одном или нескольких поколениях, в одной или многих странах
богато одаренные личности, те, умы которых создают силу, меняющую
биосферу" (Там же). Причем именно в России в начале XX в. наблюдался такой
взрыв научного творчества, преобразующий миросозерцание человечества: "Мне
кажется, что именно такое явление суждено нам сейчас пережить, что мы живем
в особую эпоху, находимся на гребне взрывной волны научного творчества" (Там
же. С. 218).
Действительно, если мы взглянем сейчас, через призму прошедших десятилетий,
на Россию первой четверти XX в., то бросается в глаза скопление звезд первой
величины мировой науки, поколение талантов: И.П. Павлов и Н.И. Вавилов, В.И.
Вернадский и П.А. Кропоткин, К.Э. Циолковский и А.Л. Чижевский, П.А.
Сорокин и Н.Д.
708
Кондратьев, A.A. Богданов и H.A. Бердяев и многие, многие другие. Они
осуществили прорыв во многих отраслях знания, заложили краеугольные камни
грандиозного здания новой научной парадигмы, достраивать которое предстоит в
наступившем столетии.
Почему этот взрыв научного новаторства произошел именно в начале XX в. и
именно в России? Для этого есть веские основания. Во-первых, потрясения
начала века и особенно первая мировая война и вызванная сю волна революций
обнажили коренные противоречия, бесперспективность индустриально-
капиталистического общества и порожденной им научный парадигмы,
многократно интенсифицировали творческий поиск контуров принципиально
нового общества и адекватной ему системы научных знаний. Во-вторых, Россия
оказалась в фокусе этих противоречий, в эпицентре социально-научного
землетрясения, в итоге которого рушились одряхлевшие основы старого и
открывался простор для создания и утверждения нового общества - и новой
научной парадигмы. В-третьих, в России к периоду потрясений возникли
активные научные школы во многих отраслях знаний, возникли и
сформировалось поколение талантов, которое было способно отважиться на этот
научный подвиг, резонируя и поддерживая друг Друга.
В 30-40-е годы в СССР энергия этого взрыва научного творчества в значительной
мере была погашена, его носители были либо уничтожены, либо удалены за
рубеж. Но эхо взрыва пошло по всему научному миру, породило десятки
плодотворных научных школ. К концу XX в. взрывная волна, обогнув земной тар,
вновь вернулась к эпицентру. И вновь наблюдается взрыв научного творчества в
России, рождение поколения талантов, которые, стоя на плечах титанов научной
мысли начала века, продолжают созидательный процесс формирования новой
парадигмы, адекватной постиндустриальному обществу XXI в. Пока этот процесс
во многом латентный, подспудный, немногие его замечают и оценивают,
особенно за рубежом. Но процесс взрыва научного творчества, смены научных
парадигм уже активно идет, его не остановить.
Почему снова в России? Опять-таки это не случайность, а закономерность.
Россия вновь оказалась в эпицентре противоречий переходной эпохи от
индустриального к постиндустриальному обществу, от чувственного к
интегральному социокультурному строю. А взрыв научного творчества является
эхом взрыва противоречий в обществе. Кроме того, здесь были подавлены, но не
уничтожены глубокие корни предшествующего взрыва в начале XX в., что
детонировало прорыв конца века. Наконец, следует учитывать специфику
российского менталитета, склонность к абстрактному мышлению и творческому
поиску, обширную образовательную базу. Такой взрыв не мог инициироваться ни
на самодовольном Западе, празднующем кажущееся ему окончательным
торжество утверждения в мире своего социального порядка и адекватной ему
научной парадигмы, ни на поднимающемся Востоке,
709
сочетающем чрезмерные высоты идеационального (сверхчувственного) строя с
прагматическим устремлением к модернизации по западному образцу.
В силу всех этих причин в России (причем, как это и предвидел Томас Кун, вне
рамок пока еще преобладающей традиционной, официально признанной науки)
идет активный творческий процесс формирования постиндустриальной
парадигмы обществоведения - составной части великой научной революции,
которая завершится через несколько десятилетий утверждением новой картины
радикально изменившегося мира.
Н.Д. Кондратьев, как и П.А. Сорокин, принадлежал к числу главных
действующих лиц взрыва научного творчества первой трети XX в. Чем
объяснить, что простой крестьянский паренек из российской глубинки смог
занять эту почетную позицию в истории научной мысли?
Если внимательно посмотреть на приведенный выше список лидеров взрыва
научного творчества в России начала прошлого века, то можно отметить
интересную тенденцию: почти все они произошли не из российских столиц -
Санкт-Петербурга или Москвы, а из провинции: И.П. Павлов - родом из Рязани,
Н.И. Вавилов - из Саратова, A.A. Богданов - из Гродненской губернии, H.A.
Бердяев - из Киева, Н.Д. Кондратьев - из Костромской губернии, П.А. Сорокин -
из Вологодской; расцвет творчества К.Э. Циолковского приходится на Калугу,
там же начинал свой творческий путь А.Л. Чижевский (лишь В.И. Вернадский -
исключение из этого правила: он родился в Петербурге). И потом, подобно
Ломоносову, с котомкой знаний и жаждой творчества они пришли в столицы,
чтобы стать там во главе научного переворота, обрести мировую славу.
Судьба Николая Дмитриевича Кондратьева типична для этого поколения
талантов. (4. С. 7-20; 5. С. 66-125). Родился он 4 (17) марта 1892 г., в многодетной
крестьянской семье в деревне Галуевская Кинешемского уезда Костромской
губернии (ныне Вичугский район Ивановской области). Как большинство
крестьянских детей, закончил церковно-приходскую школу в соседнем селе
Хренове. В Хреновской церковной учительской школе познакомился и
сдружился с Питиримом Сорокиным. Пытливый юноша быстро увлекается
революционными идеями, примыкает к эсерам, дважды попадает в Кинешемскую
тюрьму и уезжает в Умань, где учится в училище садоводства и земледелия,
подрабатывает себе на жизнь. В 1908 г. вслед за Питиримом Сорокиным
устремляется в Петербург. Подучившись в образовательных курсах A.C.
Черняева, сдает экзамены на аттестат зрелости (экстерном), поступает в 1909 г. в
психоневрологический институт (где преподавал М.М. Ковалевский), а в 1911 г.
вместе с Питиримом Сорокиным переводится на юридический факультет
Петербургского университета.
Это был переломный момент в его творческом пути. В Петербургском
университете того времени был центр научной мысли России - один из
крупнейших в мире. Среди его наставников - М.М.
710
Ковалевский, M.И. Туган-Барановский, A.C. Лаипо-Данилевский, Л.И.
Петражицкий, В.В. Святловский и многие другие. За четыре года Н.Д.
Кондратьев с блеском окончил университетский курс и был оставлен для
подготовки к профессорскому званию по кафедре политической экономии и
статистики. Уже в 1915 г. он публикует первую свою монографию (на 446 стр.)
"Развитие хозяйства Кинешемского земства Костромской губернии: социально-
экономический и финансовый очерк", получившую благожелательные рецензии.
Но революции 1917 г. сметали все карты. Н.Д. Кондратьев активно включается в
деятельность партии эсеров, назначается заместителем председателя
Государственной продовольственной комиссии, избирается членом исполкома
Совета крестьянских депутатов, работает заместителем председателя Главного
земельного комитета и Экономического совета при Временном правительстве, в
октябре 1917 г. назначается товарищем (заместителем) министра продовольствия.
Н.Д. Кондратьев был избран депутатом Учредительного собрания от
Костромской губернии (по списку партии эсеров). Напомним, что ему в 1917 г.
было всего 25 лет.
В начале 1918 г. И.Д. Кондратьев переехал в Москву, где преподаст сперва в
Московском народном университете Шанянского, а затем в Петровской
сельскохозяйственной академии. Здесь в 1920 г. он создает и возглавляет
знаменитый Конъюнктурный институт - один из лучших, плодотворнейших
научных учреждений в мире того времени. Его конъюнктурные наблюдения и
индексы, публикуемые научные труды прокладывали новые пути глубокого
анализа экономической динамики, получили широкое признание как в стране, так
и за рубежом.
Краткий период - с 1922 г. но 1928 г. - были гадами творческого взлета ученого.
Один за другим выходят в свет труды, содержащие принципиально новые идеи и
концепции: в 1922 г. - монографии "Мировое хозяйство и его конъюнктуры во
время и после войны" (258 с.) и "Рынок хлебов и его регулирование во время
войны и революции" (350 с.); в 1923 г. - брошюры "Мировой хлебный рынок и
перспективы нашего хлебного экспорта" (52 с.) и "М.И. Туган-Барановский" (125
с.); в 1924 г. брошюра "Об основах перспективного плана развития сельского и
лесного хозяйства" (87 с.) и доклад "К вопросу о понятиях экономической
статики, динамики и конъюнктуры" (23 с.); в 1925 г..- статья "Большие циклы
конъюнктуры" (52 с.), доклад "Основы перспективного плана развития сельского
и лесного хозяйства" (29 с.) и статья "Современное состояние
народнохозяйственной конъюнктуры в свете взаимоотношений индустрии и
сельского хозяйства" (27 с.); в 1926 г. - доклад "Мировое хозяйство, 1919-1925 гг.:
современное положение и основные тенденции развития" (33 с.) и программная
статья "Проблема предвидения" (42 с.); в 1927 г. - статьи "Критические заметки о
плане развития народного хозяйства" (33 с.) и "План и предвидение" (34 с.); в
1928 г. - "Большие циклы конъюнктуры" (доклад и заключительное слово на
дискуссии) и
711
большая статья (на 85 с.) - "Динамика цен промышленных и
сельскохозяйственных товаров (к вопросу о теории относительной динамики и
конъюнктуры)". Даже из этого краткого перечня видно, насколько
разносторонним и интенсивным был научный поиск Н.Д. Кондратьева.
Причем совершался этот поиск в обстановке политических преследований и
арестов, которые закончились арестом и помещением в Бутырскую тюрьму 19
июня 1930 г. (вместе с A.B. Чаяновым, Л.Н. Юровским и другими крупными
экономистами). Сталин требовал расстрела лидеров надуманной "Трудовой
крестьянской партии". Процесс завершился приговором в январе 1932 г. к восьми
годам лишения свободы и высылкой в Суздальский политизолятор (Спас-
Евфимиев монастырь, где в 2001 г. открыт музей политической тюрьмы, видное
место в экспозиции которого принадлежит Н.Д. Кондратьеву).
Однако и в заключении ученый продолжал интенсивно трудиться. В Бутырской
тюрьме он написал рукопись, которая была передама жене и издана только в 1991
г. под названием "Основные проблемы экономической статики и динамики,
Предварительный эскиз" (567 с.; 6). Едва освоившись в Суздальском
политизоляторе, он приступает к реализации грандиозного замысла - системному
изложению новой теории. В письме жене от 7.03.34 он пишет: "Читаю
полученные книги, занимаюсь математикой и продолжаю писать книгу о тренде.
Эта проблема имеет ближайшее отношение развития человечества в отношении
экономического благосостояния в длительной перспективе. Выводы, к которым я
прихожу, во многих отношениях неожиданны для меня самого и очень
минорны... Результаты ее, если бы они увидели когда-либо свет, вызовут,
вероятно, еще больший шторм, чем другие мои работы" (Там же. С. 510).
Намечена программа дальнейшей многолетней работы (письмо от 7.11.34): "Как
только кончу эту книгу, начну книгу о больших колебаниях, план которой и
содержание для меня уже вполне ясны. Затем буду писать книгу о малых циклах
и кризисах. После этого вернусь к вводной общеметодологической части,
которую в черновиках передал тебе. И наконец, закончу все пятой книгой по
синтетической теории социально-экономической генетики или развития.
Впрочем, все это планы, для которых нужны силы, душевное спокойствие и вера.
Поэтому планы могут остаться только планами" (Там же. С. 520). Дурное
предчувствие не обмануло ученого. Он сумел вчерне закончить только основную
часть первой книги, но рукопись до сих пор не обнаружена. Вероятно, она
уничтожена.
Из суздальского периода, кроме писем, известна и опубликована только
небольшая рукопись о макромодели экономической динамики (4. С. 412-414).
Н.Д. Кондратьев высоко оценил полученный результат. В письме от 11.07.34 он
отмечал: "Я склонен думать, что составление и решение упомянутых уравнений
представляет собой в полном смысле слова открытие, которое позволяет
построить совершенно новый, в высшей степени увлекательный и важный раздел
712
теоретической экономики, и притом на строгих и точных основаниях. Мне
удалось получить чрезвычайно простую формулу, которая позволяет, если даны
какие-либо две основные величины, характеризующие состояние и изменение
народного хозяйства во времени, например количество самодеятельного
населения и сумма национального капитала, достаточно точно путем простого
вычисления определять (и предсказывать изменения) все другие основные
величины хозяйства, т.е. народный доход, заработную плату, процент,
производство средств производство и средств потребления, производительность
труда и т.д." (7. С. 515). Остается удивляться, почему современные экономисты и
математики до сих пор не включили эту модель в арсенал средств
экономического анализа и прогноза.
Н.Д. Кондратьев гордился тем, что его труды широко известны в мире, его
прогнозы сбываются; тем горче было осознание принудительного отрыва от
творческой работы. Он писал 11.04.34: "Объективно говоря, я и сам, следя
отсюда, из тюрьмы, за ходом мирового экономического развития (поскольку до
меня доходят некоторые данные прессы), считаю, что некоторые высказанные
мною идеи и основанные на них прогнозы получили жизненную проверку и, по-
видимому, вошли в фонд признанных положений... Прошло уже четыре года, как
я лишен возможности продолжать свою научную работу. Четыре года, как я
поставлен в обстановку отупляющего однообразия, расшатывающего физическое
и моральное здоровье. Строго говоря, для дальнейшей научной работы я считаю
себя погибшим. Все те новые и, может быть, объективно небезынтересные
мысли, которые у меня были и возникли, постепенно предаются погребению...
Самая обесцененная ценность теперь - это человеческая жизнь и мысль" (Там же.
С. 512-513).
Здоровье Н.Д. Кондратьева угасало, творческая работа, составлявшая смысл его
жизни, прекратилась. Точка была поставлена 17 сентября 1938 г., когда Военная
коллегия Верховного Суда приговорила его к расстрелу. В этот же день его не
стало.
Судьбы "поколения талантов", Ломоносовых XX в. сложились по-разному.
Одних, как и Н.Д. Кондратьева, расстреляли (A.B. Чаянова, В.А. Базарова, Л.И.
Юровского и др.). Другие уехали за границу, где достойно представляли
российскую научную мысль (П.А. Сорокин, H.A. Бердяев, С.Н. Булгаков и др.).
Третьи остались в стране, по были лишены возможности свободно публиковать
свои новаторские идеи (В.И. Вернадский, К.Э. Циолковский, А.Л. Чижевский и
др.).
Однако за рубежом интерес к научному наследию Н.Д. Кондратьева не угасал. В
1926 г. в Германии была издана его статья по длинным волнам конъюнктуры; в
1927 г. - о проблеме предвидения; в 1928 г. - о динамике цен промышленных и
сельскохозяйственных товаров. На английском языке книга по длинным волнам
конъюнктуры издавалась в 1935, 1946, 1973, 1976, 1979, 1984 гг.; на испанском - в
1946 г., болгарском - в 1996 г., японском - в 1987 г. В 1998 г. в Лондоне издан
четырехтомник трудов Н.Д. Кондратьева. Еще в 1929 г. У. Митчелл в
713
монографии "Экономические циклы" посвятил несколько одобрительных страниц
работе Н.Д. Кондратьева по длинным волнам (8. С. 231-235), отметив, что эти
исследования "открывают манящие перспективы для будущей работы" (Там же.
С. 2234). Идеи Н.Д. Кондратьева были поддержаны и развиты в двухтомнике
Йозефа Шумистера "Экономические циклы" (1939), где длинноволновые
колебания названы циклами Кондратьева (9); иногда их даже называют К-
циклами, Значение Кондратьевских циклов в историческом процессе признавал
крупнейший историк XX в. Фернан Бродель (10. С. 76-77).
В последней четверти XX в., под влиянием мирового кризиса начала 70-х годов (в
связи с переходом к пятому Кондратьевскому циклу), вновь вспыхнул интерес к
теории больших циклов конъюнктуры - сперва за рубежом, а затем и в России. В
1975 г. в ФРГ опубликована книга молодого немецкого экономиста Гсрхарда
Мента "Технологический пат: инновации преодолевают депрессию" (11), в
которой на основе статистики изобретений и инноваций подтверждается
истинность теории Н.Д. Кондратьева; книга вскоре была переиздана в Германии
(1977), переведена и издана в США. Последовал поток монографий, журнальных
статей и научных конференций по проблеме длинных волн экономической
динамики, основываясь на идеях Н.Д. Кондратьева. Международный институт
прикладных системных исследований провел ряд международных конференций
по этой проблеме - в Сиене (Италия), Веймаре (ГДР), Монпелье (Франция),
Новосибирске.
Эта волна докатилась и до России. В 1984 г. вышла в свет монография (вскоре
изданная в Берлине и Братиславе) "Закономерности научно-технического
прогресса и их планомерное использование" (12); в ней была дана оценка вклада
Н.Д. Кондратьева в теорию цикличного развития. Эти идеи были развиты в
монографиях 1988 г. (13) и в книге но истории цивилизаций, вышедшей в свет
двумя изданиями - D 1995 г. и 1997 г. (14). С 1988 г. ежегодно проходят
междисциплинарные дискуссии по проблемам теории цикличной динамики и
прогнозирования, развивающие идеи Н.Д. Кондратьева. Состоялось уже 15 таких
дискуссий.
В 1992 г. исполнилось 100 лет со дня рождения Н.Д. Кондратьева. Этой дате
были посвящены постановление Совета Министров СССР от 30 ноября 1990 г. и
Международная научная конференция и Москве и Санкт-Петербурге, в которой
приняли участие многие российские и зарубежные ученые (17-21 марта 1992 г.).
На конференции создан Международный фонд Н.Д. Кондратьева, президентом
которого избран академик РАН Л.И. Абалкин. Возглавляемая им комиссия РАН
по научному наследию Н.Д. Кондратьева организовала издание основных трудов
Н.Д. Кондратьева: "Проблемы экономической динамики" (4), "Основные
проблемы экономической статики и динамики" (6), "Рынок хлебов и его
регулирование во время войны и революции" (17), "Избранные сочинения" (7),
"Особое мнение" в двух книгах (16).
714
С 1992 г. раз в три года проходят международные Кондратьевские конференции,
на которых обсуждаются актуальные проблемы социально-экономической
динамики в свете идей Н.Д. Кондратьева. На конференциях, начиная с 1995 г., по
итогам международного конкурса вручаются золотые, серебряные и бронзовые
медали Н.Д. Кондратьева за вклад в развитие общественных наук трем
российским и трем зарубежным ученым. С 1993 г. ежегодно проводятся
Кондратьевские чтения. В 1999 г. на Международном научном симпозиуме,
посвященном 110-летию со дня рождения Питирима Сорокина, был создан
Международный институт Питирима Сорокина-Николая Кондратьева.
Все это свидетельствует о новой взрывной волне научного творчества,
наблюдающейся в России с 90-х годов XX в. Это дало основание сделать вывод о
формировании современной школы русского циклизма, развивающей идеи Н.Д.
Кондратьева, П.А. Сорокина и других ученых "поколения талантов" первой трети
XX в. Этот вывод был обоснован в монографиях "Циклы. Кризисы. Прогнозы"
(1999) и "Русский циклизм: новое видение прошлого и будущего" (опубликована
в США в 1999).
Таким образом, краеугольные камни новой парадигмы обществоведения,
заложенные Н.Д. Кондратьевым, его друзьями и соратниками в 20-е годы, теперь
дают дружные всходы и формируют новое видение мира. Ломоносовы XX в. не
зря пришли в науку.
2. Большие циклы конъюнктуры
Остановимся теперь вкратце на двух основных направлениях исследований, где
Н.Д. Кондратьев внес наибольший вклад в отечественную и мировую науку:
теория больших циклов конъюнктуры; новая парадигма предвидения и
методология перспективного планирования.
Мировое лидерство Н.Д. Кондратьева в разработке теории больших циклов
конъюнктуры (длинных волн экономической динамики) общепризнанно в мире.
Хотя голландский экономист ван Гельдерен выдвинул идею о существовании
"больших циклов" продолжительностью около 60 лет, а С. де Вольф в 1924 г.
статистически подтвердил эту идею, однако Н.Д. Кондратьев, не зная об этих
работах, самостоятельно теоретически и статистически доказал наличие
долгосрочных конъюнктурных колебаний продолжительностью 55-65 лет.
Причем опубликовал он эти выводы не в 1925 г., как до сих пор считалось, а в
1922 г., в монографии "Мировое хозяйство и его конъюнктуры во время и после
войны", изданной небольшим тиражом в Вологде и мало кому известной. В
статьях 1923 г. и 1925 г., в докладе па дискуссии в Институте экономики в 1926 г.
(опубликованном в 1928 г.) и в обширной статье 1928 г. "Динамика цен
промышленных и сельскохозяйственных товаров (к вопросу о теории
относительной динамики и конъюнктуры)" он развил, теоретически
аргументировал и статистически доказал
715
основные положения новой теории. За прошедшие с тех пор десятилетия по этой
проблеме опубликованы сотни книг и статей сторонников и противников этой
теории, но ее основные положения остаются незыблемыми. Изложим вкратце эти
положения.
1. Н.Д. Кондратьев вводит понятие больших циклов конъюнктуры как
экономической категории, раскрывает ее содержание и взаимосвязь с "малыми"
(среднесрочными) циклами. Теория среднесрочных экономических циклов и
периодических кризисов разработана еще в XIX в. и широко известна; ей
посвятили свои исследования десятки крупных ученых. Н.Д. Кондратьев
отмечает, что морфология, последовательность и симптомы развития, методы
изучения среднесрочных циклов достаточно исследованы. "В настоящее время
теория циклов и кризисов вплотную подошла уже к проблеме прогноза их хода"
(7. С. 25). Ученый устремляет свое внимание к "научной нише" - долгосрочным
периодическим колебаниям конъюнктуры: "Есть основания думать, что
существуют также большие циклы динамики капиталистического хозяйства - со
средней продолжительностью около 50 лет" (Там же. С. 26). Как добросовестный
исследователь, он проверяет эту гипотезу статистически на основе изучения
долгосрочной динамики основных параметров экономической конъюнктуры -
среднего уровня товарных цен; процента на капитал; заработной платы; оборота
внешней торговли; добычи и потребления угля; производства чугуна и свинца.
Н.Д. Кондратьев признает не всегда достаточную сопоставимость этих данных и
ограниченность периода наблюдения (с конца XVIII в.). Тем не менее, уже в
книге 1922 г. четко формулируются представления о больших циклах,
обнимающих около 50 лет: с 1789 г. по 1849 г. (с пиком в 1809 г.); с 1849 г. по
1896 г. (с повышательной волной до 1893 г.); "с 1896 г. мировое хозяйство
вступило в новый блестящий период повышательных конъюнктур большого
цикла" (17. С. 242) - вплоть до кризиса 1920 г., вслед за чем начинается
понижательная волна большого цикла. Тогда же Н.Д. Кондратьев сформулировал
прогноз: "Подъемы малых циклов наступающего периода будут лишены той
интенсивности, какой они обладают в период повышательной волны большого
цикла. Наоборот, кризисы наступающего периода обещают быть более резкими, а
депрессии малых циклов более длительными" (Там же. С. 257). Глубочайший
мировой кризис 1929-1933 гг. и последовавшее за ним не очень интенсивное
оживление подтвердили правильность этого прогноза.
Вновь обращается Н.Д. Кондратьев к проблеме больших циклов конъюнктуры в
1923 г., в статье "Мировой хлебный рынок и перспективы нашего хлебного
экспорта" (16. Км. 1. С. 206-243). Он опровергает позицию В. Крукса о
неизбежном падении обеспеченности человечества продовольствием и
показывает, что его оценки основаны на данных эпохи низкой конъюнктуры, не
учитывают влияние технического и экономического прогресса на природу. С
1890 по 1912 гг., в период повышательной конъюнктуры, при росте населения
мира на
716
6-7% посевная площадь пшеницы выросла на 20%, а сбор свыше чем на 40% (Там
же. С. 209).
Динамика конъюнктур как сельскохозяйственного, так и промышленного рынков
не линейна, а циклична. Наряду с промышленным циклом наблюдаются большие

<< Пред. стр.

стр. 62
(общее количество: 69)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>