<< Пред. стр.

стр. 66
(общее количество: 69)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

В работе "Экономический цикл" (1913 г.) Митчелл выступил против теории в
классическом смысле слова - как логически строгой схемы, выведенной из
нескольких базисных аксиом, полученных главным образом интроспективно, и
претендующей на, пусть и схематическое, исчерпывающее отражение основных
черт того или иного явления. При этом был поднят и еще один вопрос. Если
признать правомерность построения теории па основе универсальных гипотез, то
- поскольку последние относятся к поведению человека и не могут относиться ни
к чему иному, встает вопрос о правомерности использования агрегированных
статистических показателей. Поскольку в тот период статистические данные
были исключительно данными об агрегированных показателях, возникала
коллизия: либо статистическое наполнение, либо дедуктивная теория. И Митчелл
сделал выбор в пользу эмпирики. Далее, он полагал, что только эмпирические
исследования могут выявить сам объект исследования. Это не означало, что
Митчелл в принципе отрицал теорию. "Теория экономических процессов сама по
себе, - писал о позиции Митчелла Шумпетер, - должна оставаться теорией, но ей
надлежит стать теорией, построенной на базе результатов тщательного
осмысления реального поведения и - так как он не исключал в принципе ни
интроспекции, ни психологической
746
интерпретации, порожденной интроспекцией, - мотиваций"1. Статистические
данные, по мнению Митчелла, должны играть важную роль и при оценке теории.
Существовали и несколько иные аргументы против теоретического
(дедуктивного) подхода к анализу цикла. Например, называлась неспособность
теории объяснить многие важные факты и как следствие неизбежность прибегать
к различного рода дополнительным экзогенным ограничениям и/или
корректировать базисные положения фундаментальной теории - теории
равновесия. Более того, очевидным аргументом в пользу эмпирического подхода
и следовательно использования исторических данных являлось признание того,
что колебания порождаются большим числом далеко не всегда окончательно
установленных факторов.
Однако и у сторонников априоризма и дедуктивного подхода были свои
аргументы. Так, немецкий экономист А. Лёве, не отрицая важности
эмпирических исследований для иллюстрации теоретических построений или
прогнозирования, указывал, что сами по себе расчеты и описания не способны
существенно обогатить представления о причинах цикла и его неизбежности,
более того, он полагал, что ожидания значительного продвижения в теории в
результате расширения эмпирических исследований являются следствием
ошибочных представлений о связи между теорией и эмпирическими
исследованиями2. В этом же ключе рассуждал и А. Пигу: "Отсутствие
статистической корреляции между теми или иными изменениями и
промышленными колебаниями само по себе не опровергает, а се наличие не
доказывает, что эти изменения являются причиной данных колебаний3. Более
того, по мнению "теоретиков" окончательное решение вопроса о важности того
или иного феномена не может быть оставлено математическому и
статистическому анализу. Основу анализа должно, по их мнению, составлять
знание, полученное теоретическим путем4.
Заметный вклад в отстаивание дедуктивного подхода внес Хайек. Он писал, что
статистика не может дать большего, нежели указание на проблему, и "истинное
значение статистики состоит в том, чтобы снабжать нас достоверной
информацией относительно событий, которые относятся к области теории, и тем
самым давать нам возможность не только aposteriori связать два следующих один
за другим события как причину и следствие, но понять, какие условия
достаточны, чтобы можно было строить прогнозы, а следовательно, какие
события
747
возможны. И свою практическую значимость теория получает только через
возможность прогнозирования"1. Статистические исследования, по мнению
Хайека, существенно зависят от существующего до их начала теоретического
представления, и как следствие этого, их "практическая ценность зависит от
надежности теоретической концепции, на которую они опираются"2.
Закономерно, что главную задачу в области исследования цикла Хайек видел в
разработке хорошей теории, чем он и занимался в 20-е и 30-е годы.
В методологических спорах о том, какой должна быть теория цикла, обе стороны,
говоря об абстрактной теории - одни уповая на нее, другие отказываясь от нес -
имели в виду прежде всего теорию общего равновесия. И хотя сегодня мы ни в
коей мере не можем сказать, что Хайск и австрийская школа в целом следовали в
русле концепции равновесия Вальраса, в 20-е годы именно об этой теории
говорил Хайек, когда отстаивал теоретический подход к анализу цикла3. С точки
зрения Хайека, главная методологическая проблема при исследовании цикла
заключалась в том, что, с одной стороны, теория равновесия в полной мере
отвечала представлениям об истинной теории и была единственным
теоретическим инструментом в арсенале экономистов, а с другой, - феномен
цикла предполагает изменения, а следовательно требует динамического
рассмотрения, которое остается за рамками теории равновесия. Из этой коллизии
возможны два выхода: отказаться от принципов априорного построения теории,
т.е. от попыток объяснения цикла на уровне "элементарных феноменов", и уйти в
область эмпирических исследований, допускающих и даже предполагающих
изменения во времени; либо обратиться к "элементарным феноменам" и,
оставаясь в рамках дедуктивного подхода, внести изменения в исходные
предпосылки, причем в этом случае возникает вопрос о характере
соответствующих модификаций. Ответом самого Хайека была денежная теория
цикла, позволившая, как он полагал, сохранить верность дедуктивному принципу
и в то же время благодаря особым свойствам денег придать теории
динамическую составляющую. (Наличие в модели денег создаст возможность
изменения относительных цен, вызванных не изменениями в эффективности
производства или сдвигами в потребительских предпочтениях, а действиями
"денежных властей", в результате чего возникает несоответствие между
структурой производства и межвременными предпочтениями людей.)
748
Иной способ выхода из указанной выше коллизии предложил Шумнетер1. Как
известно, оы попытался заменить равновесную модель как основу экономической
теории моделью эволюционной, предполагающей совершенно иной взгляд как на
действующего экономического агента, так и на проблему динамики.
Экономический агент у Шумпетера - предприниматель, постоянно
"вбрасывающий" в экономику новое и тем самым изменяющий само положение
равновесия, Таким образом определялся источник динамических изменений.
Эволюционная модель Шумпетера в принципе строится на обычных
предпосылках оптимального поведения, с одной лишь разницей, что в процессе
оптимизации изменяются не только переменные, но и параметры модели
индивидуального поведения. И здесь мы вновь обращаемся к Кондратьеву.
В его работах 20-х годов динамика была синонимом изменения набора
показателей во времени, а теория динамики начиналась там, где в изменяющемся
многообразии можно выделить некие регулярные события; к последним он
прежде всего относил обратимые процессы. Итак, в центре сто внимания - набор
показателей и их изменение в реальном времени; цикл - обратимый процесс и как
таковой может быть выделен как предмет теоретического рассмотрения. Т.о.
теория у Кондратьева рождается из эмпирического анализа, в котором время
присутствует изначально. Вспомним, что под конъюнктурой каждого данного
момента он понимал "направление и степень изменения совокупности элементов
народнохозяйственной жизни по сравнению с предшествующем моментом"2. Что
касается набора элементов, или показателей, то это были именно те показатели,
которые традиционно представлены статистикой.
Таким образом, в книге "Мировое хозяйство", и в других работах, посвященных
циклам, Кондратьев предстает как сторонник и последователь Митчелла,
решающий задачу статистического обоснования существования феномена
больших циклов, и кроме того предлагающий некоторую объясняющую гипотезу.
И па этом можно было бы поставить точку, если бы не его неоконченная книга
"Основные проблема экономической статики и динамики"3.
Методологической сверхзадачей этой последней работы было создание основ
"социальной экономии" (заметим, не политэкономии, и не экономической теории
в духе австрийской школы или неоклассики), изучающей общество и хозяйство в
целом, и в методологическом отношении осуществляющей примирение
теоретического и
749
эмиирического подходов. Это примирение связано, на мой взгляд, с
принципиально "статистическим" подходом к обществу и хозяйству -
понимаемых как совокупности большого числа людей, не обладающих
совершенной информацией, и действия которых "более или менее разнообразны
и относительно случайны". Именно поэтому к отдельным элементам хозяйства
применимо понятие вероятности, а к нему как целому - закон больших чисел.
Этот подход изначально предполагает эмпирическую компоненту и
одновременно не исключает теоретизирования на основе исходных гипотез. Не
случайно, Кондратьев часто прибегает к аналогиям из естественных наук. Тот
факт, что статистика изначально присутствует, облегчает задачу построения
динамической теории, но то, что мы видим у Кондратьева - это еще не
динамическая теория. Возможно, создание такой теории могло было быть связано
с рассмотрением взаимодействия рынков, множество субъектов которых не
располагают полной информацией и потому действуют относительно случайным
образом. В этом случае можно было бы говорить о цикле как о порождении
случайных процессов1. Но это - не более, чем догадки о логике создания
Кондратьевым теории экономической динамики. Еще более интригующим
представляется понятие "социально-экономической генетики", о котором ничего
не известно, кроме того, что так Кондратьев обозначал теорию, которая должна
была стать, но, увы, не стала, завершающим этапом его исследования
экономической динамики и развития. Началом этого пути и была работа
"Мировое хозяйство и его конъюнктуры во время и после войны", предлагаемая в
настоящем издании.
H.A. Макашева,
д.э.п., проф.
750
1
Последняя опубликованная при жизни Н.Д. Кондратьева работа по проблеме
больших циклов - "Динамика цен промышленных и сельскохозяйственных
товаров" - вышла в свет в 1928 г. в сборнике "Вопросы конъюнктуры".
1
Само по себе подобное утверждение вовсе не является очевидным. Вопрос о
принципиальной возможности теории динамики как большая методологическая и
философская проблема в этот период только осознавался учеными. Интересный
взгляд на эту проблему можно найти, например, в: Northrop F.S.С. The
impossibility of theoretical science of economic dynamics // Quarterly journal of
economics. 1941. November.
2
Утверждая это, Кондратьев неявно вступает в длившуюся несколько
десятилетий дискуссию о критерии оценки теории и роли прогноза в определении
ценности теории.
1
Keynes J.M. Can Germany pay the last reparation demands? // Keyncs J.M. Collected
writings. Vol. 17. P. 243.
2
См., например, Фалькер С.А. Строение и конъюнктура мирового хозяйства. М.,
1921; Первушин С.А. Конъюнктура современного мирового хозяйства // Вестник
статистики. 1921. № 5-8; Двойлацкий Ш. Накопление капитализма и
империализм // Красная новь. 1921. № 1. Что касается работ, продолживших
дискуссию начала 20-х годов, то их очень много. Следует заметить, что тема
обычных циклов и кризисов оказалась переплетенной с тематикой больших
циклов и обе - с проблемой перспектив капитализма. Кроме уже упомянутых
работ можно назвать: Игнатьев М.В. Некоторые основные вопросы изучения
конъюнктуры // Вопросы конъюнктуры. 1926. Кн. 2. вып. 1; Троцкий Л.Д. О
кривой капиталистического развития // Вестник Социалистической академии.
1923. № 4; Первушин С.А. Конъюнктура современного мирового хозяйства. М.,
1922; его же Основные вопросы теории и методологии хозяйственной
конъюнктуры // Плановое хозяйство. 1926. № 12; Фалькнер С.А. Перелом в
развитии мирового промышленного кризиса. М., 1923.
1
То, что Кондратьев и его современники были хорошо знакомы и активно
использовали достижения западных экономистов, легко видеть из имеющихся в
их работах многочисленных ссылок. Более того, во многих западных работах по
исследованию циклов, написанных в начале 30-х годов, мы находим ссылки не
только на ставшие к тому времени классическими работы Туган-Барановского, но
и на работы современников и коллег Кондратьева. Так, например, в очень
хорошем дайджесте по исследованиям цикла, изданном в США в 1934 г. и
предлагающем хронологическую и тематическую систематизацию исследований
цикла с начала XVIII века и до начала 30-х годов XX века, можно найти ссылки
на работы С.А.Первушина и Е.Е. Слуцкого (имеется в виду работа, посвященная
случайным возмущениям, напечатанная и Вестнике конъюнктуры за 1927 г.,
издаваемым Конъюнктурным институтом под редакцией Н.Д. Кондратьева); а в
известной книге А. Хансена о теории делового цикла - фамилию Л.М. Ковальской
- сотрудницы Конъюнктурного института и соратника Н.Д. Кондратьева.
2
Кондратьев Н.Д. Мировое хозяйства и его конъюнктуры во время и после
войны. Вологда, 1922. С. 258.
3
Там же. С. 257.
4
Там же С. 3.
1
Кондратьев Н.Д. Мировое хозяйство ... С. 8.
1
Кондратьев Н.Д. План и предвидение (1927) // Кондратьев Н.Д. Проблемы
экономической динамики. М.: Экономика, 1989; Проблема предвидения (1926) //
Кондратьев Н.Д. Избранные произведения. М.
1
О этапах развития исследований цикла см., например, Fritz W.G, Contributions to
business-cycle theory. Ann Arbor: Edwards Brothers, 1934.
2
Hansen A. Business-cycle theory. Boston etc.: Ginn and company, 1927.
1
Hayek F. Monetary theory and the trade cycle. L. etc: The Alden press, 1933.
1
Juglar С. Des crises commerciales et de lear retour periodique. Paris, 2d еd., 1889.
1
Schumpeter J. Ten great economists from Marx to Keynes. L.: Routledge, 1997. P.
246.
2
Lowe A Wir ist konjunkturtheorie uberhaupt moglich? // Weltwirschaftliches Archiv.
Oct. 1926.
3
Pgou A. Industrial fluctuations. 2 nd. ed. L.: Macmillan, 1929. P. 37.
4
Altschul E. Konjunkturtheorie und Konjunkturstatistik // Archiv fur
Sozialwissenschaft und soziopolitik. Vol. 55. Tubingen, 1926. P. 85.
1
Hayck F. Monetary theory and trade cycle. P. 35-36,
2
Hayck F. Monetary theory and trade cycle. P. 39.
3
Интересно отметить, что Кондратьев связывал статический подход именно с
австрийской школой и более того, полагал, что с точки зрения понимания
динамической природы экономических процессов дальше австрийцев
продвинулись Маршалл и другие представители математического направления.
(Кондратьев Н.Д. Основные проблемы экономической статики и динамики. М.:
Наука, 1991. С. 334-338). Сегодня подобная точка зрения вряд ли найдет
поддержку среди большинства исследователей.
1
Шумпетер Й. Теория экономического развития. М.: Прогресс, 1982. Гл. 2.
2
Кондратьев Н.Д. К вопросу о понятиях экономической статики, динамики и
конъюнктуры // Кондратьев Н.Д, Проблемы экономической динамики. М.:
Экономика, 1989. С. 70.
3
Кондратьев Н.Д. Основные проблемы экономической статики и динамики. М.:
Наука, 1991.
1
Слуцкий Е.Е. Сложение случайных величин как источник циклических
процессов // Вопросы конъюнктуры. 1927. Т. 3. Вып. 1.


БИБЛИОГРАФИЯ
Работы H.Д. Кондратьева, изданные до 1990 г.1
Взыскующие града // Изв. Арханг. о-ва изуч. Рус. Севера. 1912. № 5.
1.
Литература и народ // Жизнь для всех. 1912. № 5.
2.
Генрих Купов о происхождении и развитии религии // Новые идеи в
3.
социологии. Спб., 1914.
Основные учения о законах развития общественной жизни // Новые идеи в
4.
экономике. Спб., 1914. С. 1-53.
Разложение в устно-коллективной поэзии // Историческое обозрение. Спб.,
5.
1914. Т. 19.
Развитие хозяйства Кинешемского земства Костромской губернии: Соц.-
6.
экон. и фин. очерк. Кинешма: Изд. Кинешем. уезд. земства, 1915.
Теория истории A.C. Лаппо-Данилевского: К 25-летию его науч.-лит.
7.
деятельности // Историческое обозрение, 1915. Т. 20.
О книге A.C. Лаппо-Данилевского "Методология истории". Спб., 1910.
8.
М.М. Ковалевский как учитель // Вестник Европы. Пг., 1916, Кн. 5.
9.
Аграрный вопрос: о земле и земельных порядках. М.: Универсальная б-ка,
10.
1917.
О крупнокрестьянских хозяйствах: Доклады Н.Д. Кондратьева и Н.П.
11.
Макарова и прения но ним. Пг., 1917.
Рост населения как фактор социально-экономического развития в учении
12.
М.М. Ковалевского // М.М. Ковалевский - ученый, государственный и
общественный деятель и гражданин. Пг., 1917.
Продовольственный кризис и задача организации хозяйства //
13.
Ежемесячный журнал литературы, пауки и общественной жизни. 1917. № 1.
Творческие задачи // Ежемесячный журнал литературы, науки и
14.
общественной жизни. 1917. № 5-6.
Всероссийский продовольственный съезд в Москве 18-24 ноября 1917 г.:
15.
Стеногр. отчет. М.: Всероссийский Совет продовольственных съездов, 1918.
По пути к голоду // Большевики у власти: Соц.-полит, итоги Октябрьского
16.
переворота. М., 1918.
Основные вопросы промышленной деятельности сельско-хозяйствсиной
17.
кооперации // Вестник с.-х. кооперации. 1919. № 3-4.
Производство и сбыт масличных семян в связи с интересами
18.
крестьянского хозяйства. М., 1919.
К вопросу об изменении полеводства в крестьянском хозяйстве за период
19.
1916-1920 годов // Сельское и лесное хоз-во. 1921. № 1-3.
К вопросу об исчислении чисел показателей // Изв. Нар. Комиссариата
20.
финансов. 1921. № 20.
Мировое хозяйство и его конъюнктура во время и после войны. Вологда:
21.
Обл. отделение Гос. изд-ва, 1922.
Рынок хлебов и его регулирование во время войны и революции. М.:
22.
Новая деревня, 1922.
751
Изменения мирового и русского сельского хозяйства за время и после
23.
войны и основные задачи нашей сельскохозяйственной политики: Докл. 3-му
Всеросс. агро. съезду // Вестник сельского хозяйства. 1922. № 6-7.
Изменения мирового сельского хозяйства до и после войны // Сельское и
24.
лесное хоз-во. 1922. № 3-4.
К вопросу о стабилизации товарных цен // Экон. бюл. Конъюнктур. ин-та.
25.
1922. № 4-5.
Мировой хлебный рынок и перспективы нашего хлебного экспорта. М.:
26.
Центросоюз, 1923.
М.И. Туган-Барановский: Биогр. справка. Пг.: Колос, 1923.
27.
М.И. Туган-Барановский (Основные черты научного мировоззрения). Пг.,
28.
1923.
Мировая экономическая депрессия и рынок капиталов // Экои. бюл.
29.
Конъюнктурн. пн-та. 1923. № 1-2.
Мировой хлебный рынок // Экон. обозрение. 1923. №11.
30.
Относительное падение хлебных цен и его значение // Сельское и лесное
31.
хоз-во. 1923. Март-апрель. Кн. 8; Вестник сельского хозяйства. 1923. № 2;
Экономическая жизнь. 1923. 4, 24 февраля.
Повышение товарных цен // Экономическая жизнь. 1923. № 217.
32.
Спорные вопросы мирового хозяйства и кризиса: (Ответ нашим критикам)
33.
// Социалистическое хоз-во. 1923. № 4-5.
Сырьевая проблема // Вестник промышленности, торговли и транспорта.
34.
1923. № 4.
Условия образования и движения товарных цен в 1921-22 гг. // На новых
35.
путях: Итоги повой экон. политики. 1921-1922 гг. М., 1923. Вып. 1.
Основы перспективного плана развития сельского и лесного хозяйства // В
36.
соавторстве. М.: Новая деревня, 1924.
Перспективы развития сельского хозяйства СССР // Совместно с Н.П.
37.
Огановским. М.: Новая деревня, 1924. (13). № 4.
Выступление в прениях по докладу С. А. Первушина // Социалистическое
38.
хоз-во. 1924. Кн. 1.
Выставка Британской империи: (Наблюдения и впечатления) // Сельское и
39.
лесное хоз-во. 1924. Кн. 17.
Емкость деревенского рынка фабрикатов в 1923-24 году //
40.
Социалистическое хоз-во. 1924. Кн. 3.
К вопросу о влиянии уровня сельскохозяйственных товаров и его
41.
изменения на общую емкость рынка товаров индустриальной промышленности //
Социалистическое хоз-во. 1924. Кн. 1.
К вопросу о понятиях экономической статики, динамики и конъюнктуры //
42.
Социалистическое хоз-во. 1924. Кн. 2.
Большие циклы конъюнктуры // Вопросы конъюнктуры. 1925. Т. 1. Вып. 1.
43.
Организация сельскохозяйственной статистики в С.А.С.Штатах: Доклад на
44.
2-ой Всесоюзн. статист. конф. // Вестник статистики 1925. Кн. 22. № 7-9.
Организация содействия сельскому хозяйству в Соединенных Штатах
45.
Северной Америки // Пути сельского хоз-ва. 1925. № 1-2.
Основы перспективного плана развития сельского и лесного хозяйства:
46.
Доклад на пленарном заседании президиума Госплана СССР 4-го июля 1925 г. //
Пути сельского хоз-ва. 1925. № 4.
Повышение экономической конъюнктуры Соединенных Штатов Северной
47.
Америки (Письмо из Америки) // Финансовая газета. 1925. 20 января.
Проблема германского аграрного протекционизма // Экономическое
48.
обозрение. 1925. № 7.
752
Современное состояние народохозяйственной конъюнктуры в свете
49.
взаимоотношении индустрии и сельского хозяйства // Социалистическое хоз-во.
1925. № 6.
К вопросу о больших циклах конъюнктуры // Плановое хоз-во. 1926. № 8.
50.
К вопросу о законопроекте "Основных начал землепользования и
51.

<< Пред. стр.

стр. 66
(общее количество: 69)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>