<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

1. Если у меня есть проблема, которую я не могу решить, то я ассоциирован с проблемным состоянием в настоящем. Я могу не осознавать желаемого состояния.
2. Первый шаг к изменению состоит для меня в том, чтобы подумать о желаемом состоянии -диссоциированно -как о будущей возможности.
3. Затем я диссоциируюсь от нынешнего проблемного состояния и ассоциируюсь с будущим ресурсным "я". Теперь я - в будущем, с ресурсами.
4. С этой удобной позиции будущего я могу видеть старое проблемное поведение в завершенном прошлом.
5. Теперь я могу столкнуть будущее "сейчас" с нынешним "сейчас", так что я ощущаю ресурсы в настоящем, а проблему - как изжитую в прошлом.
Разумеется, простое проговаривание слов Ричарда не изменит кого-либо автоматически; они должны быть произнесены в соответствующем темпе, с гипнотической интонацией и интонационными сдвигами, в контексте раппорта и восприимчивости, с обратной связью, указывающей, что человек действительно получает доступ к соответствующим переживаниям и т. п. Уместные сдвиги глагольных времен могут быть мощным союзником во всей вашей работе по изменению, а неуместные могут испортить то, что в ином случае было бы эффективным элементом работы.
Вот вариация той же последовательности, снова из "торпедо-терапии" Ричарда Бэндлера. Прочтите её столь медленно, чтобы заметить воздействие на ваши ощущения.
"Если бы вы могли совершить для себя это изменение... так чтобы вы могли остановить то старое поведение, которым вы обычно пользовались... уже совершив это изменение, и увидьте себя таким, каковы вы... сейчас... вам нравится то, что вы видите?"
Зная чью-либо временную линию, вы можете усилить этот процесс, используя конгруэнтные жесты, чтобы помочь получить доступ к разным временным рамкам и сдвинуть ориентировку клиента во времени.
Мы подчеркнули то, как вы можете использовать обозначения времени, чтобы изменить чьи-либо переживания. Вы можете также собрать ценную информацию от клиентов или друзей, слушая их глагольные времена. Если ваш клиент начинает "самопроизвольно" говорить о своей проблеме в прошедшем времени, то это позволяет вам узнать, что проблема передвинулась в прошлое. Например, "Я поражаюсь тому, как много беспокойства это мне причиняло" сильно отличается от: "Я поражаюсь тому, как много беспокойства это мне причиняет". Глагольное время - дополнительный способ проверить вашу работу. Если ваш клиент продолжает говорить о проблеме в настоящем и будущем - вы, возможно, не закончили. Но если он говорит о проблеме в прошедшем времени, это хороший показатель того, что у вас получилось. Чтобы удостовериться, проверьте поведенчески или путем детальной синхронизации с будущим.
Причинно-следственные отношения.
Каждый использует причинно-следственные закономерности для понимания и предсказывания событий. (Обосновано это философски, или нет - это совершенно отдельная проблема, о которой мыслители спорят многие годы.) Причина всегда должна существовать во времени раньше следствия. Даже когда причиной является понимание возможных будущих последствий, это понимание должно появиться раньше по времени, чем любое из вызванных им следствий. Поэтому причинно-следственные связи целиком зависят от упорядоченного ощущения времени. Если бы мы не были способны организовывать события в последовательности, мы бы не были способны устанавливать причинно-следственные связи. Большая часть наших знаний распалась бы в хаос, как случается при некоторых наиболее дезорганизованных формах психических болезней.
Люди, ощущающие себя сильными, видят себя причиной, обладающей свободой менять свою ситуацию, и это мотивирует их совершать поступки. Напротив, люди, ощущающие себя беспомощными, воспринимают себя скорее следствием, чем причиной. Кроме типичной депрессивной реакции - плюс недостатка мотивации, наркотических зависимостей и других проблем, к которым часто ведет депрессия - имеются обширные, хорошо документированные физиологические эффекты, включающие подавление иммунной системы и меньшую продолжительность жизни. В неопубликованном предварительном исследовании выживания больных четвертой стадией меланомы (рак кожи) верившие, что их поведение может оказать влияние на течение рака, жили дольше. Напротив, те, кто верил, что рак "просто случился с ними" и не существует ничего, что они могли бы сделать для изменения хода болезни, умирали быстро.
Поскольку убеждения, касающиеся причинно следственных отношений, столь жизненно важны для поддержания слаженного внутреннего мира, разумно исследовать, как мы их репрезентируем. Подумайте о каком-либо простом причинно-следственном отношении, в истинность которого вы верите, как например "Дождь заставляет расти траву" или "Результатом детства, полного любви, является хорошо уравновешенный взрослый". Затем отметьте субмодальности, которыми вы пользуетесь, чтобы репрезентировать эту причинно-следственную связь...
Одним из способов сделать это является полный и детальный фильм (ассоциированный или диссоциированный) о событиях, ведущих от причины к следствию. Или вы можете сократить этот полный фильм до его фрагмента; хотя он содержит много меньше тонких деталей, в коротком фрагменте причинно-следственные отношения, возможно, проявляются четче. Вы можете также использовать более простую диаграмму, или две неподвижные картины, соединенные стрелкой, и т. п.
Поскольку эти причинно-следственные представления столь фундаментальны для поддержания связной картины мира, их часто трудно изменить. Если вы пытаетесь уничтожить ограничивающее убеждение, касающееся причинно-следственных отношений, как, например: "Мое тяжелое детство лишает меня возможности чувствовать себя в безопасности при близких отношениях", то вы буквально атакуете часть способа, каким этот человек понимает мир. Обычно много легче создать новую причинно-следственную связь, по-новому использующую те же самые данные, чтобы затмить или обратить в противоположность Пресуппозиции ограничивающей причинно-следственной связи. Например, вы можете сказать: "У вас было жалкое детство, которое вы можете вспомнить в мельчайших деталях. Вы на собственном опыте знаете, какого рода поступки будут совершать эти сумасшедшие запутавшиеся люди, и вы хорошо знаете предупредительные сигналы, указывающие, когда это должно случиться". Всё это - полная синхронизация с опытом человека. Затем вы начинаете вести его в новом направлении. "Другие, у кого было счастливое детство, так и не получили возможности научиться всему этому. Они могут чувствовать себя в безопасности при близких отношениях; но они просто живут в раю дураков, который может быть разрушен в любой момент. Они подобны маленьким детям, безмятежно шагающим в африканские джунгли. Вы можете гораздо лучше знать, когда вы действительно в безопасности, поскольку вы знаете, что может случиться, и можете быть настороже в отношении этого. Благодаря вашему детству вы действительно можете быть гораздо защищённее других, которые просто чувствуют безопасность, - потому что ничего не знают". Изменение причинно-следственных связей - значительная часть того, что называется "рефреймингом смысла"17.
Пресуппозиции времени.
Многие годы практики НЛП используют пресуппозипии. Субмодальности помогают понять, как они работают. Из 24-х синтаксических форм сложных пресуппозипий девять связаны со временем, и они входят в число обычно чаще всего используемых при гипнотических индукциях. Наиболее часто используемая категория, называемая "придаточные предложения времени", включает такие слова, как "до того как", "после", "в течение", "в то время как", "с тех пор", "когда", "перед тем, как", "пока" и т. п. Эти слова рождают предполагаемые последовательности или связи между событиями по времени (в отличие от явных, осознаваемых причинно-следственных связей).
Испробуйте следующий эксперимент. Сначала создайте репрезентацию того, как вы ужинаете в ресторане... а потом репрезентацию того, как вы "обсуждаете предложение"... Теперь отметьте, как вы воспринимаете следующую фразу:
"Давайте поужинаем в ресторане, прежде чем обсудить предложение"... Отметьте, как две репрезентации в вашем мозгу становятся мягко связаны друг с другом. Если только вы не мастер в распознавании пресуппозиций, этот процесс происходит бессознательно. (Попробуйте прочесть это предложение, не связывая две эти репрезентации.) Теперь попробуйте слегка отличную фразу: "Прежде чем обсудить предложение, давайте поужинаем в ресторане". В этом случае первая репрезентация, которую вы создаёте - "обсуждение предложения" - отодвигается в сторону, на менее детальную периферию вашего зрения, чтобы освободить место для "ужина в ресторане". В обоих случаях результат тот же; пресуппозируемая репрезентация становится связанной с другой, более осознанной. Процесс, приводящий к этому результату, слегка отличен благодаря различной структуре двух предложений.
Теперь попробуйте использовать слова "в то время как"18 Отметьте, как вы репрезентируете фразу: "Обсуждая предложение, давайте поужинаем в ресторане"... Теперь попробуйте обратную фразу: "Давайте поужинаем в ресторане, обсуждая предложение"... В обеих этих фразах две репрезентации сочетаются вместе в одной временной рамке. Большинство людей находит первое предложение более легким для обработки, поскольку самые первые слова "в то время как"19 предупреждают вас о том, что вы будете соединять вместе две репрезентации. Второе предложение требует, чтобы вы пошли назад и репрезентацию, с которой вы начали, изменили, когда она уже сформирована.
Если вы продолжите экспериментировать с другими перечисленными выше временными словами, то сможете открыть для себя, как они изменяют ваши субмодальности с целью связать вместе репрезентации в вашем мозгу.
Тем же способом вы можете открыть влияние перечисленных ниже других восьми синтаксических пресуппозиционных форм, использующих время. (Перепечатано из Приложения к книге "Паттерны гипнотических техник Милтона Эриксона, том I" Ричарда Бэндлера и Джона Гриндера, стр. 257-261.) Второе предложение в скобках пресуппозируется предыдущим предложением в кавычках.
1. Сложные прилагательные: новый, старый, прежний, нынешний, предыдущий и т. д. "Если на Фродо его старое кольцо - мне конец". (У Фродо есть новое кольцо.)
2. Порядковые числительные: первый, второй, третий, четвертый и т. д. "Если вы сможете найти третью улику в этом письме, я сделаю вам пирожок из москитов". (Существуют две уже найденные улики.)
3. Ключевые слова повторности: тоже, также, оба, снова, обратно, другой. "Если она снова скажет мне это, я её поцелую". (Она говорила мне это раньше.)
4. Глаголы и наречия повторности: глаголы и наречия, начинающиеся с re-20: повторно, возвращаться, восстанавливать, пересказывать, заменять, обновлять. "Я хочу поговорить с ним, если он вернется прежде, чем я уеду" (Он был здесь раньше.)
5 Глаголы смены места. Прийти, уйти, покинуть, появиться, отбыть, войти. "Если Сэм покинул дом - он пропал" (Сэм был дома.)
6. Глаголы и наречия изменения времени: Начать окончить, остановиться, приступить, продолжать, возобновлять, уже, ещё, по-прежнему, никогда более. "Держу пари, что Гарри будет продолжать улыбаться". (Гарри улыбался.)
7. Глаголы смены состояния: Изменяться, трансформироваться, превращаться, стать. "Я удивлюсь, если Мэй превратится в хиппи" (Сейчас Мэй - не хиппи.)
8. Условные придаточные предложения с противоречием фактам. Глаголы в сослагательном наклонении. "Если бы ты послушала меня и своего отца, то не была бы в том чудесном положении, в котором сейчас находишься". (Ты не слушала меня и отца.)
Заметьте, сколь многие из этих предложений - образцов используют причинно-следственную структуру "если-то" Вы можете создавать предложения, использующие эти синтаксические формы, без использования "если-то", но они всё равно будут содержать причинно-следственные отношения.
Побуждающее будущее.
Одной из уникальных характеристик человеческих существ является то, что мы способны создавать репрезентации будущего, и что эти репрезентации часто являются мотивирующими; они могут побуждать нас совершать поступки сейчас, чтобы создать будущее того рода, какого мы хотим. Потратьте сейчас немного времени на выполнение короткого упражнения, в котором вы откроете субмодальности, делающие воображаемое будущее событие притягательным для вас.
Упражнение.
1. Побуждающее будущее. Подумайте о будущем последствии (X), которое мотивирует ваше нынешнее поведение. Это может быть неприятное последствие - мысль об автомобильной аварии заставляет вас регулярно застегивать ремни безопасности - или это может быть приятое последствие - вы заботитесь о своем дворике, потому что думаете о возможности наслаждаться им в летнее время.
2. Непобуждающее будущее. Подумайте о будущем последствии (Y) того же типа (приятном или неприятном), которое не мотивирует вашего нынешнего поведения, - а вы считаете, что было бы ценно, если бы мотивировало. Удостоверьтесь, что (Y) - последствие того же рода, что вы выбрали на предыдущем шаге. Если (X) - неприятное последствие, тогда (Y) тоже должно быть неприятным; например, мысль о потере всех ваших зубов от заболевания десен не заставляет вас заботиться о зубах. Если (X) приятное последствие, тогда (Y) тоже должно быть приятным: вы знаете, что ваша машина будет красиво смотреться, если вы будете регулярно её мыть, но на деле у вас никогда не доходят до этого руки.
3. Сравнительный анализ. Сравните эти две репрезентации, чтобы определить субмодальные отличия. Проверьте каждое отличие, чтобы выяснить, какие субмодальные сдвиги можно использовать, чтобы сделать (Y) побуждающим.
4. Экологическая проверка. Имеет ли какая-либо часть вас какие-либо возражения против того, чтобы вы трансформировали (Y) в последствие, которое будет мотивировать ваше поведение в настоящем так, чтобы достичь желаемого последствия или избежать нежелаемого? Уважительно и полностью разберитесь с любыми возражениями или сомнениями, прежде чем двигаться дальше.
5. Перенесение характеристик. Воспользуйтесь выявленными вами субмодальными отличиями, чтобы трансформировать (Y) в репрезентацию, мотивирующую ваше поведение в настоящем.
6. Проверка. Мотивирует ли теперь эта репрезентация будущего ваше нынешнее поведение?
Ограничения реальности.
Вот ещё одно простое и непосредственное применение принципов сравнительного анализа субмодальных различий и перенесения характеристик. Как правило, большие, более яркие, близкие, более цветные и т. д. репрезентации последствий обычно вызывают у вас более сильную реакцию и с большей вероятностью мотивируют ваше поведение.
Однако чтобы быть мотивирующим, последствие должно быть также реальным и правдоподобным. Если вы сделаете обзор только что найденных вами субмодальных отличий - среди них есть такие, которые имеют отношение к вашему способу кодирования реальности. Это помогает вам различать между следствием, которое вы считаете очень маловероятным, и тем, о котором вы действительно уверены, что оно произойдет. У одного участника семинара способ думать о неприятных последствиях курения состоял в том, что он видел мультфильм о том, что может случиться с курильщиком. Он видел Микки Мауса, легкие которого становятся черными. Нет надобности говорить, что это не мотивировало его поведения. Будущее не было представлено таким образом, чтобы результаты курения казались ему реальными.
Теперь попробуйте маленький эксперимент. Подумайте о чем-то (Z), что вы могли бы сделать, но маловероятно, что когда-нибудь действительно сделаете - например, сядете в ванну в одежде - и отметьте, как вы это репрезентируете.
Теперь скажите себе "я мог бы сделать Z" ("я мог бы сесть в ванну в одежде")...
Потом скажите: "я могу сделать Z" ("я могу сесть в ванну в одежде") и отметьте, что меняется...
Теперь скажите с уверенностью: "я сделаю Z" ("я сяду в ванну в одежде") и снова отметьте, что меняется...
Типичная реакция такова: "я мог бы сделать Z" помещается где-нибудь там, где вы свободно рассматриваете возможности, вне зависимости от степени невероятности; это НЕ на вашей временной линии. "Я могу сделать Z" обычно сдвигается к временной линии будущего, а "я сделаю Z" действительно находится на ней. Конечно, оно не останется на вашей временной линии, если это не конгруэнтное и экологичное решение.
Одна характеристика позитивного побуждающего представления будущего состоит в том, что оно находится на вашей временной линии. Репрезентация, не находящаяся на ней, как правило, не будет побуждающей, независимо от того, сколь она большая и яркая. Ваш мозг может думать: "Это интересно, но не относится к моей жизни" Побуждающее представление будущего должно иметь такие же субмодальные характеристики, как и те, которые типичны для ваших правдоподобных репрезентаций будущего. Если она существенно отличается от других ваших представлений будущего, она может не казаться вам правдоподобной и не будет мотивировать ваше поведение. Часто будущие последствия не мотивируют поведение, потому что они столь экстремальны, что являются неправдоподобными карикатурами.
Многие люди автоматически представляют будущее последствие как более реальное, если они лично пережили это последствие некогда в прошлом. Маленькие дети часто не представляют будущие последствия как реальные, до тех пор пока по-настоящему не переживут их в реальном мире. Мы говорили нашим маленьким мальчикам о горячих печках, но лишь когда они дотягивались и чувствовали печку, они создавали побуждающую и надежную репрезентацию чего-то такого, чего нужно избегать.
Прямой личный опыт - могущественный учитель, даже для взрослых. Многие люди бросают курить моментально (и легко) после того, как сердечный приступ или удар предоставляет им мотивирующее личное подтверждение последствий. В недавнем исследовании с контролем жалобы на жестокость по отношению к женам были случайным образом разделены на две группы. В одной группе жестокие мужья были арестованы и посажены в тюрьму, тогда как в другой они были только предупреждены. Из числа предупрежденных около 70 процентов повторили свои издевательства. Из числа арестованных издевательства повторили только 30 процентов, и многие из них спонтанно сообщили, что они думают, что их первый арест был досадной случайностью, которая вряд ли вновь повторится в будущем. Первого ареста было недостаточно, чтобы создать для них побуждающее будущее.
Становясь старше, вы приобретаете большую опытную базу для конструирования побуждающих будущих последствий, которых вы не переживали в действительности. Большинству людей не обязательно быть сбитыми грузовиком, чтобы создать побуждающий образ, не позволяющий им оказаться перед ним. Это хорошо работает до тех пор, пока ситуация не слишком выходит за рамки испытанного вами. Даже человек, переживший полномасштабную войну, не может представить тотального обмена ядерными ударами, в котором разрушения всей Второй мировой войны происходили бы ежеминутно в течение большей части дня.
Поскольку мы не можем представить такого будущего побуждающим образом, оно, к несчастью, не оказывает большого влияния на наши планы.
Обсуждая побуждающее будущее, мы предположили, что человек воспринимает причинно-следственную связь между нынешним поведением и будущими последствиями. Иногда человек представляет будущие последствия ярко и правдоподобно, но не верит в существование чего-либо, что он может сделать, чтобы повлиять на них. В этом случае построение побуждающего будущего будет излишне. Вместо этого вам следует создать субъективно реальные причинно-следственные убеждения, соединяющие нынешние действия с будущими последствиями.
Когда некто воспринимает причинно-следственную связь между поступком и приятным будущим последствием, он может просто решить где, когда и какой поступок должен быть совершен, и синхронизировать его с будущим.
Однако, когда некто воспринимает причинно-следственную связь между нынешним поведением и неприятным будущим последствием, это уже не так просто. не будет полезно просто синхронизировать это поведение с будущим и его нежелательными последствиями! Когда неприятное будущее последствие побуждает человека изменить его поведение, это происходит потому, что оно включает полезный полярный процесс. Обычно человек реагирует, говоря буквально "Нет" или "Я не хочу этого", а потом продолжает развивать альтернативное поведение с альтернативными приятными последствиями. Именно это альтернативное желаемое поведение и последствия оказываются на временной линии будущего этого человека.
Если вы выбираете неприятное последствие, уже мотивирующее вас делать нечто полезное, а потом переносите характеристики, эти альтернативные элементы обычно автоматически занимают свое место. Когда вы делаете новое неприятное последствие таким же, как старое, оно будет мотивировать вас делать что-либо полезное, поскольку старое уже располагает необходимыми альтернативными элементами.
Для планирования будущего вам нужно побуждающее будущее, чтобы мотивировать вас, причинно-следственные представления, чтобы знать, что делать; и синхронизация с будущим, чтобы действительно программировать это поведение. Если упущен любой из этих шагов, вы не будете в состоянии пользоваться временем для прогнозирования и реагирования на события.
Техника взмаха.
За два года, прошедшие после опубликования книги Ричарда Бэндлера "Используйте свой мозг для изменения", мы накопили намного больше опыта касательно тонких нюансов, делающих эту технику эффективной. В этой главе мы детально описываем ряд руководящих принципов осуществления эффективного взмаха в любой системе восприятия и приводим уникальные примеры того, как добиться, чтобы взмах с клиентами сработал. При этом мы предполагаем, что вы прочли главу о взмахе в "Мозге".
Во взмахе с размером/яркостью ключевой образ вначале большой и яркий, а потом быстро становится маленьким и тусклым. В то же самое время желаемый Я-образ вначале маленький и тусклый, и быстро становится большим и ярким. Благодаря такому изменению субмодальностей внимание человека быстро переносится с ключевого стимула на желаемый Я-образ посредством процесса, называемого сцеплением: соединения двух переживаний вместе.
Три главных элемента взмаха таковы:
1. Выбор ключевого стимула, от которого начинать взмах.
2. Создание желаемого, привлекательного и мотивирующего Я-образа.
3. Использование мощных сдвигов субмодальностей для соединения воедино этих двух репрезентаций.
Выбор ключевого стимула.
Поскольку ключевой стимул - это спусковой крючок, который начнет взмах, важно определить стимул, который сработает. Если вы используете неподходящий стимул, взмах может работать превосходно, но в неподходящие моменты и неподходящих местах.
Надёжность. Выберите ключевой образ, который будет возникать всегда непосредственно перед появлением проблемного поведения. Если вы делаете взмах и обнаруживаете, что проблемное поведение существенно уменьшилось, но не исчезло совсем, то вы можете исследовать вероятность существования дополнительного стимула, по-прежнему включающего проблемное поведение. Например, один из наших учеников провел взмах с курильщиком, который мгновенно сократил курение от пачки до приблизительно пяти штук в день. Он больше не носил собственных сигарет, но время от времени просил сигарету у друзей. Ключевым образом, который он использовал, было изображение его руки, вытаскивающей сигарету "из пачки" - и взмах превосходно работал всякий раз, когда возникал этот стимул. Однако образ получения сигареты "из чьей-либо руки" не запускал взмаха. Его мозг не произвел автоматического обобщения с одной ситуации на другую. Некоторые люди автоматически сделали бы такое обобщение, но вы не можете полагаться на это. Когда ключевой образ был описан заново, как "изображение сигареты в вашей руке", и клиент снова воспользовался взмахом, курение прекратилось полностью.
Другим примером чрезмерной специфичности ключевого образа является клиент, который полностью прекратил курить правой рукой, но начал левой! Услышав "увидьте вашу руку с сигаретой", большинство людей поймут под этим любую руку. Этот клиент провел различие между двумя руками; взмах превосходно сработал для правой руки, но совсем не сработал для левой.
Женщина, ковырявшая свои ногти, использовала в качестве стимула образ двух рук, ковыряющих одна другую. Это поведение прекратилось, но она обнаружила, что каждая из рук по-прежнему ковыряет свои собственные ногти! Когда она снова провела взмах, использовав образ своих рук, ковыряющих самих себя, это поведение также прекратилось.
Использование внутреннего ключевого образа. Если многие различные внешние стимулы все включают некое внутреннее состояние, а оно в свою очередь запускает нежелательную реакцию, то часто гораздо проще и экономичнее использовать в качестве стимула надежный внутренний образ. Ричард Бэндлер однажды использовал в качестве ключевого образа внутреннюю картину клиентки - резко придвигающийся образ раненого друга, а не внешний стимул - взгляд на часы и обнаружение того, что друг на полчаса опаздывает. Поскольку этот внутренний образ всегда присутствовал непосредственно перед тем, как клиентка впадала в панику, это был надежный ключевой стимул для взмаха.
Эта клиентка рассказала, что иногда её внутренняя картина была несколько иной: "гляжу на мир... а там никого нет". Хотя Ричард не делал явного взмаха с этим вторым образом, для неё он был "тем же самым", что и первый образ, поэтому она бессознательно генерализовала взмах также и на него.
Обычно ассоциированный ключевой образ. Если ключевой образ относится к внешним стимулам реального мира, как, например, изображение вашей руки с сигаретой, он должен всегда быть ассоциированным, так чтобы он был настолько, насколько возможно, схож с тем, что вы действительно встретите в реальном мире. Это гарантирует, что стимул из реального мира запустит механизм взмаха, основанный на внутреннем образе этого же самого стимула.
Если стимулом является внутренний образ, стабильно запускающий нежелательную поведенческую реакцию - он должен быть в точности таким, каким человек ощущает его, когда тот порождает нежелательную реакцию. Одна клиентка жаловалась на ощущение неадекватности в ряде различных ситуаций. В каждой из этих ситуаций она, в сущности, проделывала с собой обратный взмах: в её голове вспыхивал образ себя (диссоциированный), терпящей крах и действующей некомпетентно. Поскольку она видела этот образ себя в каждом из контекстов, где ей хотелось измениться, я предложил ей использовать этот диссоциированный внутренний образ в качестве ключевого. Позднее она сообщила, что это произвело большое изменение, позволившее ей чувствовать себя и действовать уверенно.
Желаемый Я-образ.
Желаемый Я-образ - это "я, обладающий большим количеством выборов, для которого это нежелательное поведение/реакция - не проблема". Есть ряд элементов, делающих этот образ сильным мотиватором изменения.
Всегда диссоциированный я-образ. Чтобы желаемый Я-образ стал мотивирующим, необходимо, чтобы он был диссоциированным. Когда этот образ диссоциирован, вас тянет по направлению к нему. Будучи ассоциированы с ним, вы уже внутри него, поэтому он не мотивирует. Осуществив взмах к ассоциированному образу, вы выбросили бы один из мощнейших элементов техники. Обсуждению этого момента уделено некоторое время в "Используйте свой мозг". Иногда взмах к ассоциированному образу сработает для решения проблемы, но он и близко не будет столь же мощным или генеративным. Результаты будут больше походить на результаты прямого сцепления или перенесения характеристик из одной ситуации в другую. Перенося характеристики, вы обычно заканчиваете ассоциацией с каким-то конкретным ресурсным состоянием.
В процессе выработки желаемого Я-образа иногда полезно временно ассоциироваться с ним, чтобы почувствовать, каково это было бы - быть таким человеком. Это особенно справедливо, если клиент говорит нечто вроде: "Я могу видеть этого меня с большим количеством выборов, но я понятия не имею, каково это было бы; я не знаю, понравится мне это или нет". Временная ассоциация с этим образом может предоставить информацию о том, как это было бы хорошо; после этого, когда вы сделаете взмах к диссоциированному образу, он будет более мотивирующим.
Ассоциация также полезна, если человек не может увидеть себя с достаточным для преодоления проблемы количеством выборов. Вы можете попросить его увидеть себя с немного большим количеством творческих ресурсов, и пусть он ассоциируется с этим образом. "Поскольку теперь у вас есть эти дополнительные творческие ресурсы, вы можете создать ещё более мощный и подходящий желаемый Я-образ". Вы можете повторить этот процесс столько раз, сколько вам нужно, чтобы "размельчить" задачу создания желаемого Я-образа.
Качества вместо конкретных способов поведения. Я-образ - это образ качеств, а не конкретных вариантов поведения. Вы видите себя со способностями и возможностями, а не с конкретными альтернативными способами поведения, подлежащими исполнению.
Для некоторых клиентов это различие не очевидно. Один из способов сделать его ясным - это сказать: "Подумайте о чем-то, что вы делаете хорошо, - например, катание на лыжах. Если бы вы смотрели на свою фотографию, то знали бы, глядя на неё, что этот человек умеет кататься на лыжах, даже хотя на фотографии вы бы не катались на лыжах на самом деле".
Другой способ объяснить разницу - это сказать: "Давайте представим, что я говорю вам, что через несколько минут собираюсь бросить вам эту ручку таким образом, что вам будет легко поймать её. Рисуя картину самого себя, способного поймать ручку, вы не знаете, как именно поймаете её, - подавшись вперед, вниз, или в сторону и т. п. - потому что это будет зависеть от того, как я брошу ручку. Вы знаете, что сможете поймать её, даже хотя не знаете, как именно вы это сделаете".
"Представляя себя через неделю заказывающим блюдо в ресторане, вы не знаете, что закажете, потому что это будет зависеть от того, сколь голодным вы будете себя чувствовать в этот момент, и что окажется в меню. Тем не менее, вы можете видеть, что уверены в своей способности сделать подходящий заказ, действительно находясь в ресторане".
Даже такие объяснения не прояснили этого для одного участника семинара; так что я указал на хорошо одетую, очень оживленную женщину на первом ряду. "Посмотрите на эту женщину. Разве не очевидно по её одежде, позе, манере двигаться и смотреть на вас, что вот это - женщина с широким набором способностей и выборов?" Если у вас нет под рукой участника, на которого можно указать, вы можете попросить клиента подумать о ком-то, кем он восхищается, а потом использовать этот подход.
Образ вас, обладающего качествами свободы и компетентности, влечет вас к порождению разнообразных способов поведения, соответствующих проблемной ситуации. Если вы хотите программировать конкретное поведение - проще использовать некоторые другие техники НЛП, например "генератор нового поведения". Это также довольно детально обсуждается в "Используйте свой мозг".
Экология. Во взмахе есть несколько элементов, имеющих тенденцию делать его экологичным. Факт, что вы используете желаемый Я-образ с качествами, а не с конкретными решениями, означает, что у изменения больше шансов быть экологичным. Поскольку с любым конкретным решением с гораздо большей вероятностью связаны экологические проблемы, "тот вы, для которого это больше не проблема" - обеспечивает экологическую защиту. Если клиент просит конкретного решения - имейте в виду, что это говорит его сознательное мышление, и что, возможно, это решение до сих пор не внедрено в нем потому, что оно чем-то неудовлетворительно, и какая-то другая часть клиента знает это. Программируя в терминах качеств, вы обеспечиваете гораздо большую гибкость в том, как достичь желаемого результата. Вы видите кого-то, кто в ответ на запросы ситуации смог бы породить много различных конкретных способов поведения.
Ещё один способ, которым во взмах встроена экология, состоит в том, что желаемый Я-образ создаётся при значительном участии бессознательного мышления человека. Хотя исходное направление является сознательным, окончательный образ автономен и бессознателен, вы мобилизуете бессознательные ресурсы для порождения образа, удовлетворяющего другим подсознательным целям. Если вы этому не верите, получите такой образ и потом попробуйте изменить его сознательно. Вы можете быть в состоянии изменить его на время, но обычно он возвращается обратно, как только ваше сознательное внимание переключается на что-либо другое.
Этот образ вас, богатого качествами и способностями, мобилизует все ваши бессознательные ресурсы порождать, приспосабливаясь к ситуации, множество конкретных способов поведения. Часто взмах в считанные секунды реорганизует поведение человека, и большинство людей, успешно подвергнутых взмаху, сообщают, что не имеют осознанной информации о том, в чем заключалась реорганизация или как они смогли её совершить.
Хотя все эти факторы имеют тенденцию делать взмах экологичным, они зависят от способностей бессознательного мышления клиента. Иногда может потребоваться небольшая помощь и руководство.
Доступ к соответствующим ресурсам. Когда вы говорите клиенту: "Увидьте того себя, для которого это - не проблема", некоторые люди могут мгновенно представить человека с теми ресурсами, которые нужны, чтобы справиться с ситуацией. Другим понадобится некоторая помощь, чтобы дать им возможность увидеть человека, наделенного ресурсами, которые обеспечат изменение. Часто вы можете сделать какие-то догадки о том, какие ресурсы принесли бы клиенту пользу. Иногда ваш клиент вообще не может представить ресурсов, которые обеспечили бы изменение, - но вы можете. Предлагая клиенту ресурсы, вы можете наблюдать за ним и усиливать то, на что клиент реагирует положительно. Когда вы предлагаете нечто, на что клиент не реагирует, - оставьте это.
Например, проводя взмах с кем-либо, кто выходит из себя из-за "пустяков", вы могли бы сказать: "Можете, если это подходит, добавить способность испытывать сострадание к другим людям и заранее ожидать, что иногда они будут ошибаться. Или, может быть, эта вы более способна видеть происходящее с точки зрения другого человека, и понимать, как случилось, что он поступил так, как поступил. Может быть, эта вы не нуждается в приписывании кому-то вины, когда что-то идет не так, но вместо этого просто замечает, что у партнёра другой взгляд, и сразу начинает думать о том, что могло бы заставить ситуацию работать на вас обоих". Вы можете упаковать массу ресурсов в один образ. Ваш руководящий принцип, когда вы делаете свои предложения, - не "правильные ли это ресурсы?", но "помогают ли эти слова клиенту увидеть нечто, выглядящее всё более ресурсным и привлекательным?"
Вот как ещё можно относиться к этому: вы добавляете в желаемый Я-образ специфические ресурсы, удовлетворяющие полезной цели старой реакции. Это действие гарантирует, что ваша работа будет экологичной. Если некто курит, чтобы расслабиться и ненадолго оторваться от работы, вы можете сказать: "Увидьте того себя, которого курение не интересует. Это - тот вы, у которого есть множество способов расслабиться и сделать перерыв. Вы можете не знать, как именно он это делает, но, глядя на него, вы можете видеть, что это - человек с множеством выборов касательно способов расслабления".
Когда взмах срабатывает частично, вы можете спросить, в каких контекстах он сработал, а в каких нет. Если некто говорит: "Мне было хорошо одному в моем офисе, но на собрании отдела все эти люди просто-таки вывели меня из себя", то вы можете предположить, что ему нужно больше выборов в обращении с другими людьми. Небольшой расспрос даст ещё больше конкретной информации о том, какие дополнительные качества или способности нужно добавить в желаемый Я-образ.
Удостоверьтесь в сбалансированности образа. Иногда желаемый Я-образ человека вначале слишком экстремален. Если он, например, слишком силён, вам может понадобиться подогнать его, добавив немного мягкости, смирения или сочувствия, чтобы сделать его полностью приемлемым для всех частей личности. Одна женщина, желавшая лучшего способа поведения, нежели выходить из себя, увидела такую себя, которая "всегда абсолютно спокойна". Казалось, она рисует кого-то, кто пришелся бы как раз впору на небесах, но не очень успешно выжил бы на земле. Я предложил ей проверить, чтобы "убедиться, что это - женщина, способная держать в поле зрения свои цели и обладающая гибкостью, необходимой, чтобы проявлять гнев тогда, когда это, по её мнению, будет лучше всего служить её целям; или быть способной иногда постоять за свои потребности - в дополнение к спокойствию. Это могла бы быть женщина, владеющая такими способами справляться с ранее раздражавшими ситуациями, о которых вы, сидя здесь, и не подозреваете. А для неё это просто".
Другая женщина видела такую "её", которая казалась слишком безупречной. Я предложил ей добавить такое качество, как способность смеяться над своими собственными ошибками и учиться на них.
Проверка экологичности. Помещёние подходящих ресурсов в желаемый образ себя сохраняет экологию. Если хотите, вы можете проверять на экологичность непосредственно в процессе создания желаемого Я-образа. "Глядя на этого себя, имеющего большие способности и не имеющего более той проблемы, возражаете ли вы против того, чтобы стать, в конце концов, этим человеком?" Полезно проверить все основные жизненные контексты и все основные системы восприятия. "Как этот новый вы будет вести себя с семьей?.. На работе?.. В игре?.. Когда вы наблюдаете за этим человеком, есть ли что-либо, что вы видите, слышите или чувствуете, что настораживает вас в отношении каких-либо возможных проблем?" Всякий раз, встречая возражения, вы можете делать соответствующие уточнения в Я-образе до тех пор, пока он не станет удовлетворительным.
Ограничения реальности. Подобно побуждающему образу будущего, Я-образ должен удовлетворять критериям человека касательно того, на что реагировать как на реальное или возможное. Даже если образ вам нравится, вы не станете особо на него реагировать, если думаете о нём, как о нереальном или неправдоподобном. В этом случае вам нужно знать, какие субмодальности делают его нереальным, и вносить уточнения до тех пор, пока он не станет, по меньшей мере, правдоподобной возможностью.
Около года назад я (Коннира) провела взмах с Кейт, которая была свидетельницей аварии с множеством жертв. Кэйт едва сама не оказалась жертвой. После этого она впадала в панику всякий раз, когда ей нужно было вести машину, и в других ситуациях тоже была занята мыслями об аварии. В панику её приводил быстро придвигающийся образ лица одной из жертв, поэтому я разработала для неё взмах, начинающийся с этого стимула. Добиться, чтобы Кейт создала образ "той себя, для которой это - не проблема", было легко; но непохоже было, что этот образ её привлекает. Кейт сказала, что образ "не выглядит реальным". Выяснилось, что она строит образ себя, прошедшей CPR-тренинг и образованной в медицинском отношении. Хотя эта Кейт знала бы, что делать, она выглядела нереальной, поскольку на самом деле Кейт не знала CPR. Кейт решила, что для уверенного самочувствия ей это необходимо
Мне казалось ненужным и неполезным, чтобы человек впадал в панику и терял контроль только потому, что не защитил докторскую по медицине. Многие люди не имеют медицинских знаний и всё же не впадают в панику при авариях, поэтому я знаю, что паника не является необходимой реакцией. Похоже, Кейт думала об этом, как о ситуации типа или-или: либо она должна быть полностью подготовлена медицински, так чтобы она могла испытывать ощущение контроля над ситуацией; либо она вынуждена чувствовать себя абсолютно беспомощной.
Возражение Кейт точно указало мне, что делать дальше. Я сказала, что вместо того чтобы видеть Кейт, владеющую CPR, она могла бы увидеть "ту себя, которая может знать о медицине не больше, чем знаете вы, сидя сейчас здесь; но у неё есть ресурсы, позволяющие справиться с трудной ситуацией наилучшим доступным ей образом, пользуясь тем, что она знает. Возможно, это та Кейт, которая может попасть на место происшествия и по ходу решить, каким образом она может быть наиболее полезна. Паника чужда ей, поскольку она знает, как быстро и спокойно оценить, что она может сделать; и не пытаться делать чего-либо, о чём она знает, что не умеет этого. Эта Кейт знает не медицину, а то, как использовать любую имеющуюся у неё информацию и умения, чтобы действовать наилучшим возможным образом Время от времени она может делать ошибки - как все люди; но у неё также есть ресурсы, необходимые, чтобы учиться на них и использовать полученное знание в следующий раз". По мере того как я говорила, лицо Кейт начало выглядеть всё более и более довольным и привлеченным той будущей Кейт, которую она видела мысленным взором.
После выполнения взмаха Кейт была довольна тем, что может спокойно вести машину, не мучаясь более мыслями об аварии. В течение следующих нескольких месяцев ей встретились две аварии, на которые она смогла отреагировать спокойно и уверенно.
Контекстуализация. В большинстве случаев вам нужно, чтобы желаемое изменение полностью распространилось на все сферы жизни человека. Это достигается использованием неконтекстуализованного Я-образа: ваш образ должен быть лишен контекста настолько, насколько возможно. Идеально полное отсутствие внешних деталей. Однако, поскольку некоторым людям не нравится видеть себя плавающими в пространстве, может быть полезным наличие очень туманного общего фона или поверхности, на которой можно стоять.
Если вы всё же создаете образ себя в конкретном контексте, изменение может ограничиться этим контекстом и не распространиться на другие. Один мужчина создал свой Я-образ в семинарской комнате. После того как с ним был проведен взмах, у него не возникало желания курить в семинарской комнате вне зависимости от того, как долго он в ней находился. Однако желание возвращалось, как только он покидал эту комнату. Некоторые люди сделают широкое обобщение, даже увидев себя в конкретном контексте; другие - нет. Неудачная контекстуализация - ещё одна распространенная причина получения неполных результатов при взмахе.
Вы можете использовать этот же принцип, чтобы ограничить изменение только одним или немногими конкретными контекстами. Однако гораздо плодотворнее и экологически безопаснее добавить в Я-образ способность проводить различение. "Это - тот вы, у которого есть способность замечать, когда и где будет полезно использовать эти новые выборы, а когда и где может быть полезнее продолжать •пользоваться старыми способами поведения".
Соединение двух образов.
После того как вы выбрали ключевой образ и создали монтирующий желаемый Я-образ, вашей задачей является связать их вместе, используя любые две субмодальности, оказывающие влияние на этого человека. Следующие условия помогают сделать эту связь столь мощной, сколь возможно.
Одновременность. В принципе можно сначала сделать так, чтобы ключевой образ стал маленьким и тусклым, а потом так, чтобы Я-образ вырос в большой и яркий. Если вы поступили таким образом, взмах может всё-таки сработать, но эффект сцепления ослаблен последовательным характером двух изменений. Гораздо лучше сделать так, чтобы два изменения произошли одновременно - так, что в то время, как слабеет ваша реакция на стимул, одновременно усиливается реакция на Я-образ. Если вы используете последовательные изменения, убедитесь, что нечто в том способе, каким вы это делаете, создает надежную связь между ними. Например, вы могли бы поместить картину Я-образа на обратной стороне ключевой картины, а потом сделать так, чтобы ключевая картина наклонилась, перевернулась и снова выпрямилась, открыв Я-образ. Хотя изменения последовательны, первое связано со вторым, являясь частью того же самого переворачивающегося в пространстве объекта. Если бы ключевая картина наклонялась вниз в одном месте, а картина Я-образа поднималась вверх в другом - связывание было бы много слабее.
Направление. Абсолютно обязательно делать взмах только в одном направлении: от стимула к желаемому Я-образу. Это достигается прерыванием в конце каждого взмаха, как, например очистка внутреннего зрительного экрана или открывание глаз. Уже имеется слишком много людей, которые проводят с собой взмах в противоположном направлении: они представляют себя способными сделать что-либо, а потом сразу же думают о некой личной неудаче или несчастье (прошлом или воображаемом будущем) - и теряют решимость. Прокрутив взмах наоборот, вы можете сделать кого-либо менее, а не более компетентным. А если вы с кем-то проводите взмах в обоих направлениях, он может кончить движением по кругу!
Скорость. Убедитесь в том, что реальная смена образов происходит столь быстро, сколь возможно. Вы можете, сколько хотите заниматься отработкой исходных условий, а после взмаха потратить время на любование Я-образом, но переход от одного к другому должен занять лишь секунду или меньше.
Иногда легче всего запустить медленное выполнение взмаха клиентом, удостоверяясь, что клиент точно знает, что делать. Потом вы можете подстегнуть его, сказав: "Отлично, теперь сделайте это быстрее", "Ещё быстрее" и т. д., пока не увидите, что он делает это очень быстро. Если он возражает, что не в состоянии сознательно сделать это быстрее, вы можете сказать: "Прекрасно; ваш мозг уже знает, что теперь делать. Вы можете просто начать сначала, а сам взмах ваше бессознательное мышление в состоянии выполнить более полно и тщательно, чем вы смогли бы сделать это сознательно. Мы же всё равно хотим, чтобы это стало бессознательным столь быстро, сколь возможно". Конечно, вам надо внимательно наблюдать за клиентом, чтобы убедиться в том, что его несловесное поведение указывает, что он действительно делает то, о чем вы попросили. Кому-нибудь вы даже можете сказать, чтобы он притворился, что делает взмах быстрее - при условии, что вы используете несловесную обратную связь для подтверждения того, что он на самом деле совершает процесс.
Повторение. Пяти повторений обычно достаточно для внедрения взмаха. Иногда требуется лишь один или два раза. Если вы быстро проделываете его десять раз, и он не срабатывает, дальнейшее повторение вряд ли поможет; чтобы он заработал, вам, вероятно, нужно внести ещё какие-то коррективы
Калибровка субмодальных сигналов доступа. Лучший способ убедиться в том, что человек действительно проделывает взмах, состоит в калибровке характерных тонких несловесных проявлений, сопровождающих различные субмодальные сдвиги. Например, когда образ быстро приближается, голова стремится отклониться по прямой назад, глаза слегка расширяются и общий мышечный тонус усиливается. Когда образ удаляется, голова стремится подвинуться вперед, глаза слегка сужаются, а мышцы немного расслабляются.
Словесно описывать эти несловесные сигналы доступа скучно. Однако вы сами легко можете обнаружить их, воспользовавшись следующей процедурой. Возьмите готового поучаствовать друга, сядьте с ним лицом к липу и попросите его подумать об эмоционально нейтральном образе. Если вы используете эмоционально заряженную картину, то многочисленные несловесные сдвиги, происходящие от смены эмоций, затруднят различение изменений, связанных только с субмодальными сдвигами. После того как ваш друг выбрал нейтральный образ, попросите его изменить одну конкретную субмодальность в обоих направлениях "Сделай этот образ больше... Теперь меньше" - и наблюдайте за несловесными сдвигами. Быстрое перемещёние от одной крайности к другой усилит контраст, облегчая наблюдение несловесных сдвигов. Обычно легче всего наблюдать изменения положения головы; происходят также изменения в размере зрачков и напряжении мускулов вокруг глаз, изменяется дыхание, изменяется общий мышечный тонус и т. п. Люди различаются по своей экспрессивности; эти сигналы будут очень явными у одних людей и намного более тонкими у других. Более экспрессивный человек сделает ваше начальное обучение намного более легким.
Важно удостовериться, что ваш субъект меняет только ту субмодальность, которую вы попросили его менять. Если его картина автоматически становится более цветной, когда она увеличивается в размере, вы увидите сигналы, вызванные обоими этими субмодальными сдвигами, и это будет вас запутывать.
Если вы хорошо осознаете свои собственные кинестетические движения, то можете проделать с собой эксперименты того же рода. Изменяйте одну субмодальность нейтральной картины в обоих направлениях и ощущайте, какие изменения происходят в этот момент с вашими собственными мышцами.
Способность наблюдать и опознавать субмодальные сигналы доступа делает вашу работу изящной. Вы можете использовать их для сбора информации, когда ваш клиент не осознает субмодальностей и не может сообщить о них. Поскольку они обеспечивают вам детальную текущую обратную связь о внутренних процессах клиента, вы также можете использовать их, чтобы убедиться, что клиент делает то, о чем вы его попросили.
Несловесное руководство. Лучшим способом облегчить клиенту выполнение взмаха является использование для демонстрации вашего собственного поведения. Вы можете воспользоваться своей рукой, чтобы показать исходный размер и местоположение образов, и её движением показать скорость и направление изменения.
Мы обычно предпочитаем дать клиенту научиться делать свой собственный взмах. Когда он узнает, как это делается, мы только следим, чтобы он делал это достаточно быстро. Однако вы можете также использовать для выполнения взмаха с клиентом несловесные указания. Если, делая демонстрирующее движение руками, вы издаете звук "свиста хлыста" - это тоже становится якорем скорости изменения. Если это подготовлено, то вы часто можете провести повторные взмахи, просто повторяя эти движения и звуки и наблюдая у человека бессознательные реакции. Это особенно полезно для клиентов, неискушенных в управлении собственными мозгами, или для скрытой работы.
Делая это, будьте уверены, что ваши жесты уместны с точки зрения клиента. Скажем, вы обращены лицом к клиенту и говорите: "Отодвиньте эту картину". Если вы отодвинете свою руку от собственного лица, она придвинется ближе к лицу клиента, - а это не соответствует вашей словесной инструкции. Убедитесь, что вы делаете жесты, уместные для клиента, даже хотя это может не соответствовать вашей собственной позиции. Легкий способ избежать этой проблемы - сесть рядом с клиентом лицом в том же направлении. Тогда ваши жесты будут уместными для вас обоих.
Если вы внутренне совершаете тот же процесс, совершить который просите клиента, то ваши собственные сигналы доступа тоже будут бессознательно сообщать клиенту, что делать. Мы не можем в достаточной мере подчеркнуть важность вашего несловесного поведения. Неконгруэнтность может погубить вмешательство, а конгруэнтность может сделать вашу работу очень лёгкой.
Соотносимые переживания. Другим способом сделать взмах легким является доступ к соотносимому переживанию из реального мира, аналогичному тому эффекту, который вы хотите получить. Это может варьировать от простых речевых оборотов типа "Пусть цвет на этой картине размоется" до более сложных метафорических доступов: "Вы когда-нибудь смотрели, как капля легкого масла или бензина опускается на поверхность воды, наблюдая, как эта капелька быстро растекается и покрывает воду переливающимися красками? Вот что я хочу, чтобы вы сделали. Эта маленькая точка, подобно капле масла, быстро вырастет в цветной образ вас самого, каким вы хотите быть".
"Представьте, что ключевой образ - это тонкая акварельная картина, нанесенная поверх нарисованного маслом портрета вас такого, каким вы хотите быть. Начинается ливень и быстро смывает акварель, открывая под ней картину маслом".
Некоторым людям трудно, выполняя взмах с расстоянием, синхронизировать одновременные движения двух образов. Вы можете сказать: "Вообразите шнур, идущий от этого ключевого образа через блок позади вашей головы и обратно к другой картине. По мере удаления первой картины этот шнур автоматически с той же скоростью подтянет к вам вторую".
"Представьте, что вы в темной комнате, и что над вашей головой находится яркая лампа, но дальше ламп нет. Удаляясь от вас и от света, эта первая картина автоматически станет темнее. Приближаясь к вам и к свету, эта вторая картина автоматически станет ярче".
Выполнение способом клиента. Чем более взмах соответствует тому, что клиент уже умеет легко проделывать в уме, тем легче ему будет выполнить взмах и тем эффективнее он будет.
Если вы не можете придумать подходящее сопоставимое переживание, часто клиент сам может предложить его. "Каков легкий для вас способ сделать эту цветную картину бесцветной?" - "А, знаю. Я могу представить цвет на прозрачной пленке, так что я могу просто счистить её". "Ну, если бы цвет был жидкостью, то если бы я убрал пробку, он бы просто стёк, как вода с песка". Используя, таким образом, ресурсы клиента, вы гарантируете, что ему будет легко сделать взмах; вы также обогащаете собственный репертуар методов изменения.
Когда Ричард Бэндлер впервые учил стандартному взмаху с размером/яркостью, он сказал людям, чтобы те поместили маленькую темную картину Я-образа в нижний левый угол большой яркой ключевой картины. Годом позже он предложил поместить её в нижнем правом углу. Мы обнаружили, что многие находят более легким поместить её где-нибудь в центре. Вы можете даже сказать: "Выберите какой-нибудь маленький темный участок вроде пуговицы, или затененную область, и позвольте картине Я-образа быстро раскрыться оттуда подобно расцветающему цветку". Это позволяет использовать какой-нибудь уже существующий в ключевом образе маленький темный участок без траты сил на добавление ещё одной маленькой темной картины. Чем более вы можете использовать предпочтения вашего клиента и имеющиеся у него способности, тем легче будет вам обоим.
Проверка. Хотя окончательный и наиболее надежный экзамен происходит в реальном мире, вам всегда нужно провести столь тщательный тест, сколь возможно, прежде чем ваш клиент вновь столкнется с реальным миром. Самый лучший тест из всех - поведенчески создать ситуацию, являющуюся примером проблемы. Чтобы хорошо сделать это, вам надо заранее проверить и убедиться, что вам известно достаточно деталей, чтобы поведенчески вызвать у клиента проблемную реакцию. Если клиент не может справляться с насмешками, перед взмахом сделайте пренебрежительное замечание о его одежде, а после взмаха - о том, как неуклюже он его выполнил. Если женщина не может выносить безразличия к себе, то подстройте, чтобы кто-нибудь вошел и вовлек вас в разговор; при этом её вы игнорируете.
Хотя это не столь же хорошо, как поведенческий тест, вы всегда можете провести проверку, попросив клиента подумать о стимуле и, выяснив, по-прежнему ли он вызывает проблемную реакцию. Этот вид тестирования детально обсуждается в "Используйте свой мозг".
Можно также применить "тестирование" для внедрения или упрочения только что совершенного вами изменения, использовав словесные и несловесные пресуппозиции. Поскольку одна из пресуппозиции "пробования" состоит в том, что вы потерпите неудачу, то когда Ричард Бэндлер с "бесцеремонной" интонацией говорит клиентке: "попробуйте снова вернуть панику" - он отчетливо подразумевает, что она не сможет этого сделать. Говоря: "Попробуйте ещё раз, чтобы убедиться", он синхронизирует с будущим уверенность в том, что впредь она впадать в панику не сможет. Если вы тестируете, как ученый, то вам нужно сделать это очень нейтральным способом: "Снова создайте этот образ... Что происходит?" Однако если вы хотите помочь кому-либо упрочить изменение, можете также использовать любые известные вам словесные и несловесные техники, которые помогут этому изменению.
Модельные взмахи.
Для проведения взмаха с размером/яркостью именно эти субмодальности выбраны произвольно. Хотя это эффективно примерно в 70% случаев, некоторые люди не очень реагируют на размер и яркость. Немногие более интенсивно реагируют на тусклый, а не яркий образ. Если это так, то использование яркости обычным путем ослабит взмах, а не усилит его.
Чья-то проблема, даже хотя он может реагировать на размер и яркость во многих контекстах, может быть вызвана слуховым стимулом. Нежелательную реакцию может вызывать голос или какой-то другой звук. Вы всегда можете наложить на него зрительный стимул: "Прислушайтесь к этому голосу; если бы он был картиной, как бы она выглядела?", а потом проделать взмах в зрительной системе. Однако, когда стимул слуховой, гораздо элегантнее и эффективнее создать взмах в самой слуховой системе.
Пример слухового взмаха. Чтобы произвести слуховой взмах, вы сначала задаете вопросы, дабы выяснить, какие слуховые субмодальности (как внутренние, так и внешние) делают стимул сильным. "Что именно делает невозможным для вас игнорировать этот стимул?" - "Ну, иногда он не очень громкий, и я могу проигнорировать его, но когда он громкий, он заставляет меня лезть на стену. Когда он становится громче, он также приближается, и это действительно сводит меня с ума".
Следующим шагом является проверка, чтобы выяснить, могут ли громкость и расстояние быть использованы для изменения реакции человека. "Слушайте его, и сделайте его громче... Теперь тише - Меняет ли это вашу реакцию?" Как обычно, вы гораздо более заинтересованы в наблюдении за его несловесной реакцией, чем в слушании его осознанного словесного ответа. "Потом попробуйте изменить расстояние до этого звука. Сохраняйте громкость неизменной, но приблизьте его... Теперь отодвиньте дальше... Изменяет ли это вашу реакцию?"
Поскольку почти каждый сильно реагирует на слуховые громкость и близость, давайте предположим, что ваша проверка подтвердила, что эти субмодальности являются для человека значимыми. Теперь вам известен слуховой стимул и то, как использовать две слуховые субмодальности для усиления или ослабления реакции на него вашего клиента.
Следующий шаг - помочь клиенту создать в слуховой системе представление себя самого, обладающего большим количеством выборов. Как и прежде, этот Я-голос будет диссоциированным, так чтобы клиента притягивало к нему. "Услышьте, как звучал бы ваш голос, если бы у вас было так много дополнительных выборов и способностей, что эта ситуация не есть более проблема для вас. Услышьте этот голос там, на каком-то расстоянии от вас, как если бы это кто-то другой разговаривал с вами. Каковы качества этого голоса, когда вы его слышите?" Работайте над этим голосом до тех пор, пока он не будет сильно привлекать клиента.
Затем вам надо проверить те же субмодальности, что вы обнаружили в слуховом стимуле, чтобы выяснить, как тональность и громкость влияют на интенсивность реакции клиента на Я-голос. "Сделайте этот голос громче... Усиливает ли это вашу реакцию?" "Теперь сделайте его тише... Ослабляет ли это вашу реакцию?" Обычно человек сильнее всего отреагирует на ресурсный Я-голос средней громкости. Если ресурсный голос становится слишком громким, большинство людей переключается на неприятную реакцию вместо дальнейшего усиления приятной.
В целом, эффективная техника взмаха ослабит реакцию на стимул и одновременно усилит реакцию на желаемое Я-представление. Если возможно, найдите две сильные субмодальности, одинаково работающие и с ключевым звуком и с желаемым Я-голосом. В данном примере давайте предположим, что близость и усиление громкости усиливает реакцию клиента, как на ключ, так и на желаемый Я-голос.
В этом случае стимул начнется на максимальной интенсивности: громко и близко. Сила звука будет быстро затихать с удалением стимула, ослабляя реакцию клиента.
Одновременно на минимальной интенсивности, очень тихо, на расстоянии, возникнет желаемый Я-голос, а затем придвинется ближе и громче до громкости и расстояния, при которых у клиента возникает наиболее сильная положительная реакция. Как при любом другом взмахе, вы закончите тишиной или внешним слушанием, а потом, прежде чем проверить, повторите процесс взмаха, пока он не будет быстро проделан пять раз.
Иногда реакция человека на громкость этого ресурсного Я-голоса противоположна реакции на стимул. Иногда большая громкость заставляет человека реагировать слабее, в то время как меньшая - сильнее. Во взмахе с размером/яркостью мы предполагаем, что усиление яркости усилит интенсивность реакции, как на ключевой образ, так и на желаемый Я-образ. Когда при других субмодальностях имеется обратное соотношение, моделируемый вами взмах должен быть соответственно подогнан.
Теперь давайте предположим, что, усиливая реакцию на стимул, большая громкость ослабляет реакцию на Я-голос; Я-голос наиболее притягателен при малой громкости. Тогда вам придется делать взмах иначе. Как стимул, так и желаемый Я-голос возникнут на большой громкости, а потом стихнут. Как и прежде, стимул отодвинется вдаль, в то время как Я-голос придвигается ближе. Стимул стихнет полностью, и вы останетесь с Я-голосом той громкости и тональности, на которые вы реагируете наиболее сильно.
План модельного взмаха.
1. Определите проблему или ограничение:
"Что вы хотите изменить? В чем вы дисгармоничны? Чем вы не удовлетворены?"
2. Соберите информацию: Воспользуйтесь схемой Ричарда Бэндлера "исполнение": "Скажем, я должен был бы на день заменить вас. Чтобы выполнить задачу до конца, мне нужно было бы продемонстрировать ваше ограничение. Научите меня, как это сделать". Вам нужно выяснить, когда это делать (стимул) и как (процесс). Конкретно вам нужно знать: Какие две аналоговые субмодальности изменяют стимул, и как они меняются, дабы породить проблему. В сущности, вы выясняете, как клиент уже проделывает с собой взмах, так чтобы вы смогли использовать процесс того же рода, чтобы совершить с ним взмах в каком-либо другом направлении.
3. Проверьте стимул: Когда вы думаете, что знаете, как это делается, - сделайте проверку, испытав на себе. Если вы делаете то же самое, что и ваш клиент, похожи ли ваши реакции? Клиент может делать что-то ещё, о чем вы пока не знаете, или он может быть организован иначе, чем вы, так что это не сработает у вас таким же образом, - если только вы не скопируете его взаимоотношения между субмодальными изменениями.
Когда вы получаете ту же реакцию, что и ваш клиент - это не обязательно означает, что ваша информация верна, но это хороший знак. Когда вы пробуете делать то же самое, что и клиент, его способ реагирования часто становится вполне обоснованным. Если не становится, - соберите больше информации, чтобы выяснить, что вы, возможно, пропускаете.
4. Разработайте желаемое я-представление и проверьте: сначала разработайте желаемое Я-представление в той же системе, в которой репрезентирован стимул, а потом выясните, как на него влияют те же самые две аналоговые субмодальности. "Как меняется ваша реакция на изображение себя, владеющего большим количеством выборов, когда вы усиливаете или ослабляете эту конкретную субмодальность?"
5. Обзор данных: В этой точке вы должны иметь следующее:
а. Стабильно присутствующее ключевое представление, запускающее ограничение; и как могут быть использованы две сильнодействующие аналоговые субмодальности для варьирования интенсивности проблемной реакции.
б. Желаемое я-представление в той же системе восприятия, что и стимул; и как те же две субмодальности могут быть использованы для усиления или ослабления реакции клиента на представление желаемого Я-образа.
6. План: как использовать эти две субмодальности, чтобы связать стимул с Я-прсдставлением. Легче и безопаснее всего планировать для стимула и Я-представления по отдельности.
а. Стимул. Определите, как вы можете изменить эти две субмодальности, чтобы начать с интенсивной реакции на стимул, а потом ослабить её.
б. Я-представление. Определите, как вы можете изменить те же две субмодальности, чтобы начать со слабоинтенсивной реакции, а потом усилить её до максимальной интенсивности.
в. Совместите а) С б), чтобы определить начальное состояние, как стимула, так и Я-представления и переходы, которые приведут вас к конечному состоянию обоих.
Кинестетический взмах.
Хотя большинству людей легче делать зрительный или слуховой взмах, вы можете также проделать взмах в кинестетической системе при условии, что вы очень аккуратны в использовании тактильной, а не мета-кинестетики. Стимулом могло бы быть ощущение чьей-либо руки на вашем теле или чьего-либо дыхания на шее, но не мета-кинестетическая чувственная реакция отвращения или страха. Вы можете выяснить, какие тактильные субмодальности - давление, протяженность, местоположение, текстура, движение, длительность, температура, частота и т. п. - могут быть использованы для усиления/ослабления проблемной реакции при взмахе.
Я-представление диссоциировано, как будто вы тянетесь и касаетесь своего собственного тела в пространстве перед собой, ощущая спокойную расслабленную силу в этом компетентном себе, сбалансированном, с прямым позвоночником - или как бы вы ни представляли компетентность кинестетически. Потом вы можете использовать субмодальности, чтобы совершить взмах от тактильных ощущений стимула к тактильным ощущениям Я-репрезентации, точно так, как вы сделали бы это в зрительной или слуховой системе.
Иногда, делая взмах в кинестетической системе, полезно проделать его последовательно как к ассоциированному, так и к диссоциированному желаемому Я-ощущению. Это отличается оттого, что мы делаем при зрительном или слуховом взмахе, в которых мы всегда заканчиваем диссоциированным Я представлением. Когда я проделывал кинестетический взмах, заканчивая диссоциированным "Я", люди иногда жаловались, что у них нет нового ощущения, чтобы заменить на него старое в том же месте. Когда я добавил взмах к ассоциированным кинестетическим ощущениям, клиенты были удовлетворены. Поскольку ощущения ассоциированного нового "Я" распространяются по всему вашему телу, они заместят исходные ключевые ощущения, где бы те ни размещались.
Межсистемный взмах.
Вы могли бы также проделать взмах в двух системах одновременно, - например, используя одну зрительную и одну слуховую субмодальности. Мы рекомендуем не делать этого, если только у вас нет безусловной уверенности в том, что две сильнейшие субмодальности относятся к двум разным системам восприятия; плюс ваш клиент легко может выполнить задачу. Обычно клиенту легче, если вы выберете ту одну систему восприятия, которая представляется наиболее для него значимой, и совершите взмах в этой системе. Потом вы можете проверить и выяснить, изменил ли этот взмах автоматически субмодальность в другой системе восприятия. Если нет, можете проделать взмах также в другой системе.
Взмах является невероятно мощной техникой, которая может быть использована при широком круге проблем. Хотя она кажется простой, в действительности она довольно сложна. Скрупулезное внимание ко всем обсужденным нами деталям даст вам возможность создавать мощные взмахи, которые глубоко изменят ваших клиентов при небольших усилиях.
Имейте, однако, в виду, что все эти слова только указывают на реальность, которой являетесь вы, работающий с клиентом. Конечным авторитетом является опыт клиента. В общем, ваша цель - найти стимул, запускающий проблемное поведение/реакцию, и использовать его, чтобы послать мозг клиента в более полезном направлении. Сделайте всё, что сможете, чтобы достичь этого.
Примеры.
1. В определенных ситуациях Бобби была очень чувствительна к голосу своей дочери. Коннира обнаружила, что сильнейшими субмодальностями являются громкость и оппозиция "панорамный - точечный источник" голоса. Во взмахе голос дочери начинался громко и панорамно, а желаемый Я-голос -тихо и из точечного источника. Потом голос дочери затихал до точечного источника, в то время как Я-голос становился панорамным и усиливался до оптимальной громкости.
2. Эми сильно реагировала на голос своего бывшего мужа. Как только она о нем думала, появлялись слезы, - что поначалу несколько затрудняло сбор информации! Стив обнаружил, что громкость была одной из субмодальностей, сильно влиявших на её реакцию; уменьшение громкости голоса сильно облегчило сбор дополнительной информации.
Другой и более мощной субмодальностью оказалось положение в пространстве. Эми описала это так: "Левая сторона - для людей; правая - для вещёй", - весьма необычная организация. Если она перемещала голос бывшего мужа из положения возле своего левого уха к правому уху, её реакция на голос ослабевала драматическим образом. Таким же образом менялась и её реакция на свой "Я-голос", связанный с потенциальными возможностями. Стив проделал с ней взмах, начав с громкого голоса её бывшего мужа возле левого уха и её очень тихого "Я-голоса" возле правого. По мере того как эти два голоса быстро менялись местами, голос бывшего мужа затухал, а "Я-голос" усиливался до оптимальной громкости. Когда Эми проделала это в первый раз, её лицо расплылось в безудержной улыбке. Эти субмодальности были для неё настолько мощными, что один - единственный взмах изменил её навсегда.
3. У Джорджа было две картинки - того, "что есть" и того, "что было", чередовавшиеся подобно листкам перекидного календаря. Скорость и размер усиливали его реакцию - чувство депрессии. Группа Джорджа стала в тупик перед тем, как провести здесь взмах, так как именно скорость чередования этих двух образов и была для Джорджа наиболее мощной субмодальностью в создании депрессии, в то время как желаемый Я-образ обычно представлен всего одной картинкой. Коннира попросила Джорджа создать два меняющихся желаемых Я-образа, чтобы получить соответствие ключевому стимулу: один образ - себя, способного получать желаемое, а другой - себя, способного получить ещё больше желаемого. Чередуя эти два образа, Джордж получал мощную позитивную реакцию. Взмах начался с двух ключевых картин - больших и очень быстро чередующихся. Они замедлялись и скукоживались, в то время как листки Я-образов, бывшие вначале маленькими и неподвижными, увеличивались в размере и начинали двигаться быстрее.
4. Каждый раз, когда жена Дэниэла делала какое-нибудь критическое замечание, он думал, как бы ей ответить, и видел, как его слова "... отскакивают от неё обратно ко мне, словно луч лазера, который меня уничтожает". Главными субмодальностями были скорость и размер. Когда мы проделывали с ним взмах, этот ключевой образ сжался и замедлился до неподвижной картины, в то время как само-репрезентация началась с маленькой неподвижной картинки, которая увеличивалась и превращалась в фильм.
5. Рон жаловался на то, что некоторые люди выводят его из себя. Когда он приближал изображение того другого человека, мы видели усиление реакции, которая ему не нравилась, - поэтому мы знали, что на него повлияет дистанция. Когда мы собирали информацию о том, что ему нужно было сделать для порождения этой гневной реакции, стало ясно, что она могла привести к насилию. Его тело стало наклоняться вперед в "атакующей" позе, - а мы знали, что в прошлом он имел склонность к физическому насилию.
Тогда мы попросили его попытаться сделать ключевой образ трёхмерным. Проделывая это, Рон испытал очень сильную реакцию, - но это было качественное изменение, а не просто усиление или ослабление интенсивности. Когда Рон сделал ключевой образ трёхмерным, всё его тело обмякло и расслабилось. Он выглядел более отзывчивым к тому другому человеку даже без создания Я-образа, который мог бы справиться с такой ситуацией. Рон сообщил, что третье измерение сделало другого человека гораздо более целостным и завершенным на вид, а не тем плоским образом, на который легче разозлиться.
Выполняя взмах, мы обычно используем субмодальности, изменяющие только интенсивность. Мы подумали, что третье измерение вполне можно было бы использовать с Роном, поскольку сама эта субмодальность показалась нам очень полезным ресурсом.
Когда мы приготовились делать взмах с Роном, он возразил. "Если мы это сделаем, я не смогу удерживать их всех на расстоянии". Мы предложили ему добавить в образ "нового Рона" те качества, которые обеспечат ему как ресурсы, позволяющие взаимодействовать с людьми на близком расстоянии, так и способность держать людей на дистанции, когда он того захочет. "Увидь такого Рона, который может решить, когда он хочет близости, а когда предпочтет дистанцию, а также выбрать любую промежуточную возможность. Этот Рон может быть способен видеть других как цельных людей, одновременно воспринимать как их позитивные, так и негативные качества, так чтобы он мог лучше понимать их и более эффективно реагировать".
Это помогло, но Рон по-прежнему возражал: "Мне нужен способ быть в безопасности, вы отнимаете мой способ находиться в безопасности. Мне нужен другой способ быть в безопасности".
Когда мы спросили Рона "в безопасности от чего? Каким образом ты хочешь быть в безопасности?", он не смог нам ответить. Поэтому мы сказали следующее:
"У тебя есть некое понимание того, что означает для тебя безопасность, хотя ты и не можешь выразить это словами (используя жест Рона для безопасности)... Теперь закрой глаза и позволь себе бессознательно ощутить, чем для тебя является эта безопасность... И позволь этому бессознательному знанию перенестись в образ такого Рона, который может добиваться безопасности другими способами. Тебе даже не требуется точно знать, как он собирается обрести безопасность; тебе не нужно точно знать, какие дополнительные выборы у него есть. Но, глядя на него, ты можешь понять, что он способен иметь такую безопасность, и не успокаивайся, пока не сможешь увидеть на этой картине, что он в безопасности - в такой безопасности, в какой только может быть человек... Я предполагаю, что он будет в гораздо большей безопасности, чем прежний Рон, потому что он будет в безопасности более прочным, более реальным, более трехмерным образом..."
Когда мы спросили "Как это там, наверху, выглядит? Когда ты смотришь на него, ты знаешь, что он в безопасности?", Рон сказал: "Да, это выглядит хорошо и безопасно, и ещё много чего другого".
Потом мы помогли Рону в выполнении взмаха - от близкого плоского ключевого образа лица другого человека, который отодвигался вдаль, становясь трехмерным, к желаемому Я-образу, который вначале был далеким и плоским, и, приближаясь, становился трехмерным. Рон сообщил позднее, что и вообще в жизни у него появилось гораздо больше пространства, он реже чувствовал себя пойманным или стиснутым.
Внутренний опыт Рона согласуется с нашим знанием о том, что делает возможным проявление насилия, как в больших масштабах, так и в семьях. Когда страна готовится к войне, карикатуристы изображают врага как бы не вполне человеком. Враги становятся плоскими карикатурными персонажами или монстрами. Когда мы смотрим на других людей, как на трёхмерных полноценных человеческих существ, таких же как мы сами, нам гораздо труднее прибегать к насилию.
6. Мэри пришла ко мне (Коннира), чтобы похудеть. Она сказала, что пробовала много всякого, но не могла похудеть. Она была убеждена, что причина была гормональной, поскольку ничто другое не сработало, но хотела попробовать НЛП.
Когда я спросила её, не переедает ли она, она сказала, что так не думает. Я спросила, нет ли каких-либо особых видов пищи, к которым она бы испытывала навязчивое влечение. Она сказала, что, по её мнению, нет, но, может быть, она съедает слишком много пончиков. Я не получала сильной словесной или несловесной реакции, но продолжала собирать информацию и проделала взрыв навязчивости, а затем взмах.
На следующей неделе я говорила с Мэри по телефону. Она сказала: "После того сеанса в течение четырех дней я была совсем другим человеком. Я без всяких усилий потеряла восемь фунтов и чувствовала себя совсем по-другому, а потом всё развалилось". Я спросила её, есть ли у неё хоть какое-то представление, что заставило всё развалиться. Она сказала, что не знает, поэтому мы назначили новую встречу, чтобы выяснить, что следует делать дальше.
На следующем сеансе я снова спросила:
- Как вы думаете, что произошло такого, что заставило развалиться ваши новые возможности?
- Я не знаю
- Ну, попробуйте угадать
- Мне пришлось бы всё выдумать. Непохоже, чтобы в моей жизни произошло какое-то изменение, заставившее всё это развалиться
- Великолепно, приступайте и выдумывайте
- Я полагаю, это могло быть то, что у нас всегда происходит с сыном; а может быть и вот что: я недавно сомневалась, делаю ли я что-нибудь стоящее в своей жизни. Кроме того, ситуация в семье сейчас очень неопределенная, потому что мы не уверены, действительно ли мы переедем в Австралию. Я полагаю, это может быть как-то связано.
Она упомянула и ещё об одном дополнительном стрессоре, о котором я уже не помню. Судя по тому, что она рассказала, материала здесь было достаточно для нескольких лет традиционной терапии.
Я начала с вопроса о том, что она подразумевала под "тем, что у них всегда происходит с сыном". В ответ она рассказала длинную историю о том, как у неё есть сын от первого мужа, которому был поставлен диагноз "маниакально-депрессивный психоз" и который в течение многих лет периодически попадает в психиатрические клиники. Она чувствовала большую ответственность за его существование - она была виновата в том, что принесла в мир маниакально-депрессивного сына. Она была убеждена, что маниакально-депрессивный психоз является наследственным, а её бывший муж был маниакально-депрессивным, поэтому она теперь думала, что не должна была иметь от него ребенка. Этот сын время от времени звонил ей по телефону и угрожал самоубийством. По сути дела она говорила: "Я виновата в том, что эта проблема существует, и с этим ничего нельзя поделать".
Когда она описывала свои проблемы, самая сильная несловесная реакция у неё была, когда она говорила о своем сыне, поэтому я решила поработать с этим. Когда он звонил ей, во время разговора она представляла себе его лицо. Как только она представляла себе его лицо, она впадала в безресурсное состояние, поэтому я решила использовать этот стимул, чтобы помочь ей построить взмах. Я попросила её: "Позвольте возникнуть образу той вас, которая способна конструктивно справиться с этой ситуацией - той Мэри, для которой это не является проблемой".
Мэри сказала: "О'кей, я её вижу", но по её виду нельзя было сказать, чтобы то, что она видела, вызывало у неё большой энтузиазм. По её несловесной реакции мне было ясно, что образ, который она видит, не будет обладать достаточными ресурсами, чтобы справиться с описанной ею ситуацией. Я стала перечислять дополнительные ресурсы, которые она, возможно, захотела бы добавить: "Я хочу, чтобы вы подумали некоторое время о том, каких дополнительных ресурсов вы могли бы захотеть для той Мэри, чтобы в результате вы увидели кого-то ещё более привлекательного для вас. Я не уверена, какие ресурсы она найдет особенно ценными, но вы можете подумать: не могла бы принести ей пользу способность прощать себя за прошлые ошибки - способность оставлять прошлое позади себя - замечать, что ей не нравится в её прошлом поведении, и учиться на этом. Ей не обязательно барахтаться в прошлом. Она может идти вперед и использовать свои прошлые ошибки как ресурсы для того, чтобы во всё в большей и большей степени быть тем человеком, каким она хочет быть". Это вызвало у Мэри положительную реакцию, поэтому я помогла ей добавить такой ресурс.
"И может быть, эта Мэри - человек с большим количеством выборов, как ей вести себя со своим сыном. Вы можете почувствовать это, даже не зная конкретно, какие это выборы. Может быть, эта такая Мэри, которая может позволить своему сыну больше полагаться на свои собственные ресурсы, и не чувствовать себя виноватой, когда он угрожает ей самоубийством. Ей не обязательно чувствовать себя виноватой, потому что это пошло бы ему только во вред.
"И я знаю, что у вас есть теперь молодая дочь и муж, с которым вы счастливы. Возможно, эта конструктивная вы знает, как быть для вашей собственной дочери образцом отношения к своим ошибкам. Ваша дочь тоже будет совершать ошибки, и она смотрит на вас, чтобы увидеть, как реагировать на эти ошибки. Хотите ли вы, чтобы она всю жизнь страдала из-за ошибки, которую совершила в прошлом? Возможно, эта Мэри может показать своей дочери лучший способ справляться с ошибками - прощать себя, но не забывать ошибки, а учиться на них". На это Мэри отреагировала ещё лучше. Теперь она сияла, глядя на образ себя с новыми выборами, поэтому я приступила к взмаху.
Несколько месяцев спустя Мэри сообщила мне, что на этот раз изменение сохранилось. Она легко сбросила вес и была очень довольна своей новой жизнью.
Сдвиг важности критериев.
Для некоторых людей личные удовольствия или развлечения важны настолько, что им так никогда и не удается многого достичь. Для других настолько важен успех, что они никогда не находят времени расслабиться и получить удовольствие от жизни. Слова типа "удовольствие" и "успех" указывают на критерии - стандарты для оценки, которые могут быть применены в самых разных ситуациях. Многие различные занятия могут доставить "удовольствие", и ещё многие могут принести вам "успех". Некоторые занятия даже могут дать вам и то и другое. Критерии - это то, для чего вы что-то делаете. Это номинализации21 - такие, как "учёба", "полезность", "красота" и т. п. - которые могут быть использованы для оценки результатов в самых разных контекстах. Критерии дают нам полезный способ организовывать нашу жизнь с помощью генерализаций.
Бывает так, что критерий чересчур или недостаточно важен. Часто критерии вроде "быть правым", "нравиться другим" или "власть" приобретают в жизни человека такую значимость, что он становится неуравновешенным и испытывает личные затруднения или постоянное недовольстве окружающих.
Сдвиг Критериев является мощной техникой, позволяющей изменить значимость критерия. Когда вы работаете с верованиями, весьма часто вы изменяете ограничивающее верование на его противоположность. Человек говорит: "Я полагаю, что не смогу научиться", а вы переключаете это на "я полагаю, что смогу научиться" - дискретный сдвиг. Однако, имея дело с критериями человека, вы очень редко захотите полностью изменить их на противоположные. Полная противоположность обычно не нужна и не желательна. Вместо этого вы регулируете относительную важность критериев, делая их более или менее важными. Вы делаете "быть правым" менее важным критерием или "получать удовольствие" более важным - аналоговый сдвиг. Это позволяет вам тонко настроить основу поведения, поскольку все мы ведем себя так, чтобы реализовать критерии, которые считаем важными.
Вчера кто-то сказал, что люди работают либо для того, чтобы соответствовать своим критериям, либо не работают вовсе. Это сильное утверждение, но оно верно. Если какая-либо деятельность не удовлетворяет ни одному из ваших критериев, она не будет для вас интересной. Подумайте обо всём том, что другие делают охотно, а вы находите тривиальным или неясным. Должно быть, эти занятия каким-то образом удовлетворяют некоторым их критериям, но не удовлетворяют вашим.
Часто проблемы возникают в ситуациях, где два критерия вступают в конфликт. Например, вы оказываетесь перед выбором - угодить окружающим или сделать то, что кажется наилучшим вам. Именно в таких случаях способность уточнять критерии может оказаться очень важной.
Прежде чем вы сможете регулировать критерии, вам надо получить представление о том, как человеческий мозг знает, что является важным. Как мозг человека кодирует критерии, так что когда человек думает об "учебе" или "развлечении", он автоматически знает, насколько это важно, и его поведение выстраивается в последовательность без осознанных размышлений об этом? Чтобы выяснить это, в качестве первого шага надо выявить иерархию критериев: несколько критериев, перечисленных в порядке значимости. Вторым шагом будет изучение субмодальных различий между этими критериями, а третьим - использование этих кодировок для регулирования проблемного критерия. Поскольку выявление критериев может быть для кого-то из вас в новинку, мы это продемонстрируем. Даже если вы уже делали это раньше, я предлагаю вам уделить этому пристальное внимание; некоторые люди делают это иначе, не тем способом, который мы предлагаем вам усвоить.
Выявление иерархии критериев.
Кто хотел бы, чтобы была выявлена его иерархия критериев?
Крис: Я.
Спасибо, Крис. Я хочу, чтобы вы подумали о чем-нибудь тривиальном, что вы могли бы сделать, но не станете. Например: "Я мог бы встать на этот стул, но не встану", или "Я мог бы бросить кусочек мела через комнату, но не брошу". Можете ли вы придумать что-либо относительно тривиальное вроде этого?
Крис: Подобрать человека, который голосует на дороге.
Хорошо. Вы могли бы подобрать человека, но вы не станете. Но что же останавливает вас от того, чтобы его подобрать?
Крис: Мастер, работавший у меня, однажды подобрал на дороге человека, который заставил везти его двести миль, держа на мушке пистолета; и я не хочу, чтобы со мной случилась такая же история.
Таким образом, критерий, который задействован здесь, можно назвать "безопасность" или "выживание". Это намного более высокий критерий, чем то, с чего я хотел начать. Так как мы уже имеем дело с жизнью и смертью, скорее всего мы находимся почти у вершины иерархии Криса. Ради демонстрации давайте изменим содержание. Подумайте о чем-нибудь намного более тривиальном, типа того, что вы могли бы стоять на стуле или ковырять в носу при людях, но не станете.
Крис: Я мог бы выпить кофе, но не стану.
Так, а это не перенесет нас опять на вершину вашей иерархии? Для некоторых людей пить кофе - всё равно, что пить мышьяк; это нарушает критерий, включающий здоровье, который находится как раз на вершине их иерархии, - поэтому они не делают этого. Действительно ли употребление кофе находится для вас достаточно низко?
Крис: Хорошо, я могу придумать что-нибудь ниже этого; я мог бы сегодня помыть посуду, но не стану.
Прекрасно, это звучит достаточно низко. "Мытье посуды" - это специфическое поведение. Следующий шаг заключается в том, чтобы идентифицировать ценностный критерий, который удерживает его от выполнения этого действия. Ну, так что же, Крис, останавливает вас от мытья посуды?
Крис: Посуды для мытья недостаточно много.
О'кей, мы по-прежнему не имеем критерия, поэтому я задам вопрос иначе. Крис, чего вы достигаете тем, что не моете посуду?
Крис: Ну, она накапливается до разумного количества, а потом я её мою всю сразу.
А мытьём всей посуды сразу чего вы достигаете?
Крис: Это сберегает время.
О'кей, таким образом, значимым критерием является "сбережение времени". Заметьте, что он сформулировал критерий позитивно - как то, что он будет сохранять или чего будет достигать, а не избегать. Тот же критерий мог быть сформулирован как "не тратить попусту время". Важно, чтобы все критерии были сформулированы позитивно, без каких-либо отрицаний. Причины этого мы обсудим позднее.
Теперь переходим к следующему шагу. Я хочу выяснить, что для Криса важнее сбережения времени. Крис, что бы заставило вас вымыть сегодня посуду в любом случае, даже, несмотря на то, что при этом вы бы "зря тратили время"?
Крис: Если бы я ждал в гости какого-нибудь незнакомого человека.
И вновь он предлагает вам ситуацию, событие, обстоятельство: "Какой-нибудь незнакомый человек приходит в гости". Для Криса это тот дополнительный контекст, который обусловливает, что он вымоет посуду. Ну, и чего бы вы достигли мытьем посуды в этой ситуации? Что здесь для вас важно?
Крис: Восприятие меня моим гостем начнется на нейтральной почве.
Будет ли правильно сказать что-либо типа: "Я бы произвёл определённое впечатление?" (Крис хмурится.) Как бы вы могли перефразировать это, чтобы для вас это было точно? Вы видите, что ему не слишком понравилось, как я это выразила. Для него это не подходит.
Крис: Нет, я не хочу специально создавать какое-то впечатление, положительное или отрицательное. Любой, кто приходит в мою квартиру, должен принимать её такой, какая она есть. Однако грязная посуда находится ниже моего критерия нейтральности, заключающегося в том, чтобы не быть ни слишком аккуратным, ни слишком неаккуратным.
Хорошо, давайте назовем этот критерии "начать с нейтрального впечатления". (Ммм-гмм.) Это немного длинновато; я люблю, если можно, использовать одно или два слова - но, я думаю, это передаст его мысль. Ему не понравилось, как я это сформулировала, а я определённо хочу использовать что-то, имеющее смысл для него. Его первый критерий - "сбережение времени", второй - "начать с нейтрального впечатления":
Поведение
Контекст
Критерий
1. Не мыть посуду
Накопилось недостаточное количество
Сбережение времени
2. Мыть посуду
В гости приходит незнакомый человек
"Начать с нейтрального впечатления"
3. Не мыть посуду
-
-
Теперь нам нужно идентифицировать ещё более высокий критерий. Сохраняя контекст неизменным, мы вновь подвергаем поведение отрицанию. Заметьте, что контекст является кумулятивным: по-прежнему есть лишь немного грязной посуды, и ещё в гости приходит какой-то незнакомый человек. Вы можете каждый раз что-то добавлять к контексту, - но вам не позволено изменять то, что уже было определено. Крис, имея данный контекст, что заставило бы вас не мыть посуду, даже если, не вымыв её, вы рисковали бы не начать на нейтральной почве?
Крис: О, это если бы я готовил пищу.
А при этом условии чего бы вы достигли, оставив посуду невымытой?
Крис: Ну, если кто-то приходит, а пища готовится, то я не стараюсь перемыть всю посуду, чтобы всё сверкало чистотой, потому что я люблю подавать вес в горячем виде.
Хорошо. А в чем важность того, чтобы подавать всё горячим? Мы ещё не получили критерия.
Крис: В совершенстве приготовления: я хорошо готовлю.
Теперь у нас есть критерий. И я подозреваю, что для вас "совершенство" в целом важнее, чем "начинать на нейтральной почве" с людьми, - что в свою очередь важнее "сбережения времени".
Теперь вспомните, что у нас по-прежнему лишь немного грязной посуды, и в гости собирается прийти какой-то незнакомый человек, и ещё вы готовите пищу. В этом контексте, что бы заставило вас всё же вымыть посуду, даже, несмотря на то, что это нарушит критерий "совершенства приготовления"?
Крис: Если бы в оставлении посуды немытой было что-то негигиеничное.
"Негигиеничное" - это отрицание, поэтому я хочу изменить его на нечто позитивное, типа "соблюдения гигиены" - если это изменение формулировки приемлемо для Криса. (Да) Хорошо. Теперь, что заставило бы вас оставить посуду немытой, даже, несмотря на то, что это нарушило бы гигиену?
Крис (долгая пауза): Если бы поблизости случилось что-нибудь чрезвычайное, например пожар в здании, где находится моя квартира.
Теперь мы приближаемся к критерию с высокой ценностью. О'кей, что бы вы сохраняли или чего бы достигали, реагируя на такое происшествие?
Крис: Сохранение жизни.
Мы достигли "сохранения жизни". Обычно это стоит весьма высоко в списке.
Крис: "Сохранение жизни" - это, на самом деле, немного высоковато. Это, скорее "сохранение безопасности", безопасности окружающих.
О'кей, вы "сохраняете безопасность", реагируя на происшествие вместо того, чтобы мыть посуду. Ставки на то, мыть посуду или не мыть, явно растут! Теперь, Крис, что заставило бы вас всё же мыть посуду, даже если из-за этого вы не сможете сохранить безопасность окружающих, когда налицо происшествие?
Крис: Если бы масштабы происшествия превосходили мою способность на него влиять.
Заметьте, что этот ответ не ведет к более важному критерию; он просто лишает "сохранение безопасности" значения путем изменения существующего контекста. Вы превратили происшествие в нечто, на что вы не можете влиять. Что ещё вам придется добавить к контексту, который мы в настоящий момент уже имеем - небольшое количество грязной посуды, приход незнакомца, приготовление пищи и ещё происшествие, - чтобы вы пренебрегли "сохранением безопасности"?
Крис: Я полагаю, что не стал бы мыть посуду, если бы смог принять какое-то участие в преодолении кризиса.
Верно, это мы уже установили. Что заставило бы вас мыть посуду, даже если бы вы и могли каким-то образом принять участие в преодолении кризиса?
Крис: Если бы чудесным образом появились люди, более компетентные в урегулировании кризиса, чем я, тогда бы я стал мыть посуду.
Заметьте, что Крис по-прежнему не поднимается к критерию более высокого уровня. Он продолжает выстраивать свое поведение таким образом, чтобы удовлетворялся его критерий "сохранение безопасности". Мы узнаем, что он перешел к критерию более высокого уровня, когда он подумает о чем-то более важном, ради чего он пожертвует "сохранением безопасности". Я обычно пытаюсь сделать так, чтобы человек сначала подумал об этом сам, прежде чем предлагаю вариант, но сейчас мы в любом случае близки к вершине. Большинство людей пенят свою собственную жизнь выше безопасности других людей. Так что, Крис, давайте предположим, что кто-то держит вас под дулом пистолета и говорит: "Если ты ввяжешься в этот кризис, я вышибу тебе мозги!" Могло бы это заставить вас мыть посуду?
Крис. Могло бы.
Могло бы?! (смех) А если бы вашей семье угрожала опасность, если вы не вымоете посуду?
Крис: У меня нет сейчас семьи. Я живу один. И кто-то приставляет пистолет к моей голове на свой собственный риск, поэтому не знаю, вымою ли я посуду даже в этом случае
Ну, а если бы вам позвонили по телефону и сказали, что весь город Нью-Йорк будет взорван, если вы не вымоете посуду? Вы должны вымыть её, не обращая внимания на кризис, или Нью-Йорк прекратит существование.
Крис: О'кей...
Я не буду идти дальше, потому что мы сейчас очень высоко; независимо от того, находимся ли мы на вершине его иерархии или близко к ней, для наших целей мы достаточно высоко. Моя убежденность в этом основана на его реакции. Для некоторых людей это не будет вершиной. Для них безопасность окружающих в действительности не так важна; но если речь зайдет об их собственных жизнях, - тогда уж они будут озабочены. И даже жизнь человека может быть не столь важна, как принципы, - например, "честь", "поступать правильно", или "мораль". Это один из факторов, благодаря которым становятся возможными самопожертвование или война. Крис, несомненно, имеет много других критериев, которые окажутся в промежутках между теми, которые мы здесь выявили. Для наших целей, однако, вам не требуется выявлять по порядку каждый критерий в отдельности, поскольку для следующего шага в упражнении вам необходимо всего три: один, который совершенно неважен, один находящийся посредине, и один, который очень важен. После того как вы их выявите, мы вам продемонстрируем, как сдвинуть критерий.
Упражнение.
Разделитесь на группы по три человека и выявите иерархию критериев вашего партнёра точно так же, как я делала это с Крисом. Обязательно начните с чего-нибудь действительно тривиального. Что есть такого незначительного, что он мог бы сделать, но не станет? Его несловесная реакция даст вам представление, насколько тривиальным или важным является для него это поведение. Важно, чтобы вы не наложили на то, что он делает, ваши собственные критерии. Иерархии других людей иногда будут сильно отличаться от вашей - и вам надо выяснить, какова она именно у этого человека. Когда ваш партнёр выберет какое-нибудь тривиальное поведение, продолжайте изменять условия, в которых он его выполнит или не выполнит, чтобы последовательно выявить критерии более высоких уровней.
Ключевой момент состоит в том, чтобы он продолжал подниматься по иерархии. Выясните, что для него достаточно важно - что заставит его пожертвовать последним выявленным критерием. Я спрашивала Криса: "Что заставило бы вас вымыть посуду в любом случае, даже несмотря на то, что, делая это, вы нарушили бы только что выявленный критерий?" После чего Крис добавлял в контекст новый элемент. Потом я задавала вопросы, чтобы найти критерий, соответствующий этому новому контексту: "Что дало бы вам достижение этого?" Затем мы переворачивали вопрос:
"Что бы заставило вас не мыть посуду, даже если, не моя её, вам пришлось бы нарушить этот последний критерий?"
Схема иерархии критериев Криса, приведенная ниже, показывает, каким образом контекст является кумулятивным. На каждой ступени мы добавляем контекст, но никогда не вычитаем ничего из уже имеющегося. Это - способ выяснить, что достаточно важно для Криса, что заставило бы его нарушить предыдущий критерий.
Поведение
Контекст
Критерий
Мог бы вымыть, но не станет
Мало грязной посуды
Сбережение времени
Вымыл бы посуду
Мало грязной посуды и ещё посещёние незнакомца
Нейтральное впечатление
Не мыл бы посуду
Мало грязной посуды и ещё посещёние незнакомца и ещё приготовление пиши
Совершенство
Вымыл бы посуду
Мало грязной посуды и ещё посещёние незнакомца и ещё приготовление пищи и ещё негигиеничная посуда
Поддержание гигиены
Не мыл бы посуду
Мало грязной посуды и ещё посещёние незнакомца и ещё приготовление пищи и ещё негигиеничная посуда и ещё происшествие в здании
Безопасность окружающих
Мужчина: Могли бы вы перейти к следующему критерию с помощью вопроса: "Ну, а что более важно, чем это?"
Да, но многие люди ответят: "О, много чего!" (смех) Когда вы просите кого-нибудь мыслить столь абстрактно, он вынужден гадать, но без подходящего контекста он может ошибиться. Когда вы предлагаете конкретный сценарий, люди гораздо быстрее идентифицируют критерии, которые действительно влияют на их поведение - в отличие от критериев, о которых они думают, что те должны влиять на их поведение. Конкретный сценарий гораздо лучше активизирует бессознательные ресурсы и уберегает от интеллектуализации.
Убедитесь, что вес критерии сформулированы позитивно. Спросите своего партнёра, что именно критерий сохраняет или обеспечивает, а не чего он позволяет избежать. Хороший способ выяснить это - спросить, что именно даёт ему какое-либо конкретное поведение. "Что придаст этому ценность?", "для чего вы это делаете?"
Иногда люди назовут вам свои критерии немного не по порядку, - потому что они думают об опыте, который нарушает или удовлетворяет лишь небольшую часть критерия, а не большую его часть, а это может повлиять на определение его положения относительно остальных критериев. Небольшое количество грязной посуды не нарушает "чистоту" в той же степени, как разобранный автомобильный мотор в вашей жилой комнате. Когда у вас уже есть иерархия, выберите для следующего шага три критерия, которые, по вашему твердому убеждению, находятся в правильной последовательности. Выберите один тривиальный, один средний и один важный критерий, и проследите за словесной и несловесной конгруэнтностью. Для Криса я бы взял: "сбережение времени", "совершенство" и "сохранение безопасности". Я вполне уверена, что эти три критерия расположены в правильном порядке, поэтому я могу их использовать.
Далее отметьте, как эти критерии репрезентированы, а потом определите характеризующие их субмодальные отличия. Если бы мы делали это с Крисом, я бы попросила его подумать о критерии "сбережение времени". Как он репрезентирует "сбережение времени"? Как насчет "совершенства" и "сохранения безопасности окружающих"? Что он видит/слышит/чувствует, думая о каждом из этих критериев? Потом он может сравнить три эти репрезентации между собой, точно также как вы сравнивали прошлое, настоящее и будущее, выявляя свою временную линию. Мы хотим, чтобы вы выяснили, какие субмодальности используются для упорядочения этих трех критериев на континууме. Здесь могут быть и дискретные различия, но пока они нас не интересуют. Нам нужны лишь аналоговые субмодальности, меняющиеся непрерывно. Вы можете обнаружить две или три различные субмодальности, но часто мощнейшей будет одна ключевая
Сейчас просто отметьте, какие аналоговые субмодальности кажутся главным способом кодирования относительной значимости этих трех критериев. Позднее, после того как ваш партнёр решит, какой критерий он хочет сдвинуть, вы проверите эти субмодальности. Сдвигать критерии на удивление легко, и мы не хотим, чтобы вы это сделали случайно.
Если кто-то из вас быстро закончит, можете исследовать субмодальные различия между одним и тем же критерием, когда он сформулирован позитивно и, напротив, негативно.
Мужчина: под позитивной формулировкой вы подразумеваете "беречь время", а не "не тратить время зря"?
Совершенно верно. Люди движутся по направлению к позитивно сформулированным критериям и от негативно сформулированных. Если у вас есть немного и того, и другого, то это вас запутает. Субмодальные кодировки, от носящиеся к "движению к" и "движению от", интересны, но они отличаются от того, как люди выстраивают свои критерии в иерархию. Когда вы устраняете последствия "движения к" и "движения от", одинаково формулируя все критерии, у вас появляется гораздо больше шансов найти только те субмодальности, которые относятся к самой иерархии.
Мужчина: А как насчет людей, которых больше мотивирует избегание, чем притяжение? Что если человек действительно мотивирован избегать определенных вещёй в жизни?
С некоторыми людьми может быть легче получить негативную формулировку всех критериев. Сделайте это, только если вам кажется по-настоящему трудно переориентировать человека на позитив.
Мне бы хотелось расширить рамку, задав следующий вопрос: если кто-то действительно первично мотивирован избеганием, хотите ли вы оставить его с этой ориентацией или же вы хотите перефокусировать его внимание на то, по направлению к чему он хочет идти? Каждый раз, когда вы двигаетесь дальше от чего-то, вы должны также двигаться по направлению к чему-то другому. Если вес ваше внимание направлено на то, от чего вы удаляетесь, то вы не заметите, к чему приближаетесь. Фраза "из огня да в полымя" удачно выражает эту проблему, - когда вы не замечаете, к чему движетесь. Сосредоточение внимания этого человека на том, чего же он хочет, может оказаться много генеративнее и полезнее изменения его иерархии того, чего следует избегать.
В жизни есть вещи, которых, безусловно, стоит избегать. Иногда очень хорошо использовать "планирование наихудшего", и у некоторых людей бывает много неприятностей, когда они не делают этого. Однако в общем случае хорошо оформленные результаты в НЛП формулируются позитивно, - потому что у вас гораздо больше шансов попасть туда, куда вы хотите, если вы на это ориентируетесь. Это основополагающее правило номер один в тренинге профессионалов. Проделывать "планирование наихудшего" можно только после того, как вы сформулировали позитивный результат, чтобы убедиться, что вы достигаете этого результата экологичным путем.
Иногда людям бывает трудно решить, является ли нечто действительно критерием, или же это часть контекста. Главный тест заключается в том, что критерий - это номинализация, которая может быть применена ко многим различным контекстам. Одним из критериев для покупки машины может быть желание иметь машину с одноместными сиденьями. Это чересчур конкретно, чтобы перенести в другой контекст; а вот "физический комфорт" или "одобрение окружающих" может подойти как к машине, так и к широкому кругу других контекстов. Вам также нужно сформулировать критерий настолько кратко, насколько это возможно; часто будет достаточно одного или двух слов. У одного человека был критерий "соответствие другим людям". Это немного длинновато, но явно может подойти к широкому кругу ситуаций и к широкому кругу способов поведения. Этих указаний пока достаточно; можете начинать упражнение.
Обсуждение.
Рада видеть вас снова! Что вы обнаружили? Некоторые из вас начинают замечать восхитительные соотношения. Например, некоторые группы наблюдали связи между иерархией критериев и временной линией.
Невилл: Да, временная линия Тома и его иерархия критериев в точности совпали. То, что наименее важно для Тома, находилось на том месте его временной линии, которое Том использует для прошлого, и чем более важным был критерий, тем дальше в будущем он находился. Его критерии были размещёны вдоль временной линии.
Верно. Хотя мы и не знаем содержания, это показывает, что Том очень ориентирован на будущее. Я похож на него. Я склонен игнорировать прошлое, поэтому моя иерархия критериев начинается там, где я репрезентирую настоящее, и продолжается прямо в будущее. Вы можете ожидать, что человек ценит будущее, если для кодирования будущего времени и высокоценных критериев он использует одни и те же субмодальности, как это делаем мы с Томом.
И наоборот, тот, кто одними и теми же субмодальностями кодирует прошлое и высокоценные критерии, по-видимому, много вспоминает и хотел бы вернуться назад в "старые добрые времена". "Теперь и ностальгия уже не та, что раньше". (смех)
Джо: Нам было трудно выявить критерий для денег, потому что деньги сами по себе воспринимаются как мера ценности.
Деньги, несомненно, конвертируются во многие вещи. В то же время деньги обычно означают для человека нечто достаточно конкретное. Вы можете спросить: "Что вам дают деньги? Что важного в обладании деньгами?" Для некоторых людей деньги означают "безопасность", и это та ценность, которой они их наделяют. Для других людей они означают "власть" или "свободу". Для чего деньги, что в них важного или полезного? - этот вопрос даст вам критерий. Иногда кто-нибудь стремится к деньгам самим по себе, забывая, что он хочет денег для чего-то другого. Так поступают скупцы: они копят деньги, но никогда ими не пользуются. Иногда деньги сами по себе оказываются для человека ключевым критерием: "Просто деньги; это всё, чего я хочу". Если так, то это случай перенаправить его к другим целям.
Билл: Коннира, поскольку ваша временная линия и ваша система ценностей так тесно коррелируют, можно ли сказать, что критерий, ассоциированный на временной линии с настоящим, каким-либо образом главенствует над остальными вашими ценностями?
Нет, для меня нет. Сейчас мое поведение гораздо больше мотивировано будущим, и скорее долговременным, чем ближайшим будущим; я примирюсь с сегодняшними трудностями, чтобы получить результаты в будущем.
Многие из вас обнаружили, что ваша иерархия ценностей упорядочена в пространстве. Ваши критерии рассортированы в пространстве - сверху вниз, от близкого к далёкому, слева направо и т. п. Многие из нас говорят о своих критериях как "высоко" - ценных, и мы буквально именно так организуем наши иерархии; одни критерии выше, другие - ниже.
Однако некоторые люди делают наоборот: нижний для них более важен. Эти люди более склонны говорить о "фундаментальных" или "базовых" ценностях.
Рита использовала близость: определенные ценности были более "на переднем плане", чем другие, и она говорила о них, как о "ближайших" ценностях. Другой человек ранжировал свои критерии по размеру. Всё находилось на одном месте, но чем больше была картина, тем больше он ценил её.
Кэрол: Я, кажется, исключение. Моя временная линия идет слева направо, но все мои критерии находятся прямо передо мной.
Они все в одной и той же точке или уходят вдаль?
Кэрол: Все они в одной точке.
Тогда как вы можете сказать, что один важнее другого?
Карал: Мой наименее важный критерий похож на плоский листок бумага. Тот, что посередине - это ассоциированный цветной фильм, а важный критерий чисто слуховой - у меня вообще нет для него картин.
Это звучит так, как если бы эти три критерия не имели общих субмодальностей. Чтобы иметь иерархию, вам нужно иметь субмодальности в виде некоего континуума. У некоторых людей есть только две дискретные категории: нечто либо важно, либо нет. Люди, мыслящие в терминах "черное - белое", "правильно-неправильно", часто структурируют свой опыт в дискретных категориях "или-или". У других может быть три или более категории. Я встретила одну женщину, у которой было только три уровня критериев. Ей было очень легко принимать решения, поскольку все одноуровневые критерии были одинаково важны, если у неё был выбор между альтернативами, которые удовлетворяли двум разным критериям на одном уровне, она просто выбирала одну из них наугад.
Возможно, что у Кэрол есть только три дискретные категории того, насколько важным может быть нечто; но она не похожа на человека такого типа, поэтому я в этом сомневаюсь. Кэрол, вот нечто, что можно попробовать самостоятельно. Возьмите эти три критерия и убедитесь, что все они находятся в одной репрезентативной системе. Чтобы найти субмодальность, которая изменяется вдоль континуума, нужно, чтобы все ваши критерии были репрезентированы в одной и той же системе. У вас не получится континуума, если они будут перепрыгивать из слуховой системы в зрительную и так далее. В действительности один способ упорядочивания критериев может быть у вас слуховым, а другой - зрительным, но в этом упражнении не смешивайте эти две системы.
Боб: Мы начали с попыток найти зрительные субмодальности для каждого критерия и совершенно запутались. Мы не могли ничего найти, поэтому решили оставить это и перейти к слуховой системе. Мы также использовали неопределенный гипнотический язык, типа "Воспримите это переживание". Он действительно получил слуховые различия, и продемонстрировал их нам своим голосом и ритмом речи. Но всякий раз, когда он не сосредотачивался на картинах, у него также появлялся совершенно отчетливый континуум в виде движения взгляда сверху вниз.
Великолепно. Интересное наблюдение. Таким образом, в итоге у вас получилась симпатичная иерархия, даже, несмотря на то, что он не осознавал се. Всегда держите свои глаза и уши открытыми.
Том: Нас поразила конгруэнтность между локализацией критериев и словесным и телесным языками, используемыми для их описания.
Да. Вы можете применить эту информацию двумя мощными способами: скрыто определять, как некто упорядочивает критерии, а также использовать телесный язык, чтобы помочь кому-либо с большей легкостью регулировать свои критерии, - что является следующим шагом.
Выбор критерия, который стоит изменить.
Теперь, после того как все вы идентифицировали субмодальности, позволяющие вашему мозгу знать, какие критерии более важны для вас или менее важны, следующий шаг - это использовать полученную информацию, чтобы подогнать критерий, который, по вашему ощущению, находится не на месте.
С помощью этой техники люди делали весьма стоящие вещи; позвольте мне привести вам несколько примеров. Один клинический психолог достиг важного сдвига в отношениях со своей женой. Он обнаружил, что постоянно исправляет её незначительные ошибки. Она говорила "Ну, в прошлую среду, когда ты пошел в кино...", а он возражал "Нет, это было в четверг". Делая это, он сразу осознавал, что был несносен и без надобности раздражал жену, но эти поправки просто выскакивали у него изо рта! Он осознавал вред, который наносил, но не мог ничего изменить. Вот вам и осознанный инсайт!
Исследовав, свои критерии, он обнаружил, что реагировал на свой высокоценимый критерий "точности". Он хотел, чтобы его жена была права. Разумеется, исправляя её, он делал её неправой, но эти вещи часто работают именно так! Его репрезентация желания, чтобы она была права, представляла собой картину указующего пальца, которую он сделал менее важной, передвинув её вниз. Сдвинувшись вниз, она спонтанно побелела и трансформировалась в картину с танцующими фигурами. В этот момент вся его поза смягчилась, и на глазах выступили слезы. Репрезентация самого критерия спонтанно преобразовалась в совершенно другое содержание. Он был поражен тем, насколько отличные чувства испытывал он теперь к своей жене, когда думал о ней, совершающей ошибку.
Я проделала несколько сдвигов критерия на себе. Например, однажды я как раз собиралась ехать в Бостон для проведения семинара, когда почувствовала признаки приближающейся простуды или гриппа. Я знала, что заболеваю, и я также знала, что не годится заболеть именно в этот момент. Сначала я попробовала сделать небольшой рефрейминг. Я ушла в себя и попробовала пообещать своему телу: "Хорошо, я сделаю перерыв сразу, как только вернусь оттуда - мне просто необходимы эти четыре дня, чтобы провести семинар. Оставь меня с миром, а потом я отдохну!" (Смех). Этот подход раньше срабатывал, но я чувствовала, что на этот раз он не срабатывает, потому что я не получала никакой реакции от своего тела.
Когда я проверила возражения - что же не дает мне чувствовать себя хорошо - всплыла значимость моих отношений со Стивом. У нас была масса дел; ему важно было сделать их все, и я хотела внести свой вклад. Это было только моё восприятие, что он хочет, чтобы я не отдыхала, а работала надо всем этим. На деле он, вероятно, посоветовал бы мне смотреть на это проще и беречь здоровье. Однако, бессознательно я думала по этому поводу, что мои отношения со Стивом важнее физического здоровья; поэтому обещание отдохнуть, если мое тело останется здоровым для Бостонского семинара, вступало в конфликт с моим желанием упорно поработать после возвращения и сделать все необходимые дела. С этой информацией я погрузилась в себя и сдвинула важность своего физического здоровья, сделав его более важным, нежели мои отношения со Стивом. Я получила иную физическую реакцию и мгновенно поняла, что буду здорова.
Мужчина: Был ли этот сдвиг критерия временным, только до окончания вашего семинара?
Нет, он стал постоянным. Я подумала, что это хорошая идея, - чтобы моё физическое здоровье всегда было важнее. Здоровое состояние на самом деле улучшает мои отношения со Стивом в отдаленной перспективе. Вы не можете иметь очень хороших отношений с кем-либо, если вы больны, или если вы так тяжело работаете, что умрёте молодым. Так что это ещё один пример того, каким образом сдвиг критерия может быть полезным.
Теперь давайте рассмотрим следующую ситуацию. Для одного участника семинара высокоценным критерием было "быть правым", что вовлекало его в неприятности. Он обнаружил, что беспрестанно старается доказать, какой он находчивый, и продемонстрировать, что он во всём прав. В то же время он понимал, что это создавало ему проблемы; поэтому он решил отрегулировать важность критерия "быть правым", сделав его менее важным.
Когда вы делаете сдвиг критерия, вы можете либо отрегулировать один критерий, либо, делая один критерий менее значимым, одновременно сделать другой более значимым. Это особенно важно, когда человек воспринимает другой критерий как дополняющую оппозицию. Например, многие люди воспринимают критерий "угодить другим" как уравновешивающий "угодить себе". Так как простое удаление чего-либо часто оказывается неэкологичным, что, по вашему мнению, могли бы мы захотеть сделать более важным, если бы делали "быть правым" менее важным для этого человека?
Мужчина: "Помогать другим".
Это вариант. Вы могли бы побудить человека думать о важности того, чтобы "быть правым", и получить репрезентацию этого. Потом сделать так, чтобы он передвинул эту репрезентацию вниз или дальше от себя, или уменьшил её - или что-нибудь ещё, что сделает её менее важной - одновременно передвигая вверх "помогать другим". С некоторыми людьми это могло бы сработать. Что ещё могло бы сработать?
Мужчина: "Быть правым" звучит так, как если бы он нуждался во внешнем одобрении своего поведения. Что если бы он переключился на внутреннее знание, что он прав, без потребности в обратной связи от окружающих?
Я думаю, что вы на правильном пути. Одна возможная опасность состоит в том, что он может закончить "знанием", что он прав, и не будет открыт для внешней обратной связи, когда в действительности ошибается.
Женщина: Как насчёт замены "быть правым" на "иметь сбалансированные отношения"?
Так что вместо потребности контролировать ситуацию, всегда, будучи правым, для него было бы более важно сотрудничать с другими людьми - иметь симметричные отношения.
Мужчина: Как насчёт "быть любимым" вместо "быть правым"?
Это вариант, хотя "быть любимым" тоже подчеркивает потребность получать реакции от других людей. Это может удерживать клиента в очень уязвимом положении. Что ещё вы могли бы сделать? Большинство из вас интуитивно занимаются тем, что думают о другом результате, который мог бы быть для него полезным. Один из способов определить такой результат - спросить его: "Что вам это дает - быть правым?" Это может дать критерий, который можно использовать вместо "быть правым". Или мы можем спросить его, что он хочет иметь как более важное.
Женщина: А если заменить "быть правым" на "быть близким по духу"?
Да, или, может быть, "воспринимать реакции других" или "производить изящное впечатление". Или же он может сделать потребность доказывать, что он прав, менее важной. Когда некто тратит время на доказывание того, что он прав, у него меньше шансов быть правым, - поскольку он тратит столько времени, пытаясь, это доказать.
Мужчина: "Быть правым" воспринимается, как состояние, а "доказывать, что вы правы" - как процесс. Поэтому как насчет замены его другим процессом?
Таким образом, вместо того, чтобы доказывать, что он прав, он мог бы сосредоточиться на важности обучения - или даже обучения с радостью. Иногда вы можете добавить критерии типа "интерес", "удовольствие" и "удивление" к главному критерию, который вы регулируете.
Есть множество вещёй, которые могут встать на место "быть правым". Когда вы помогаете другим людям уточнять критерии, будьте осторожны, чтобы не наложить то, что вы считаете самым важным на свете. Иногда человек приходит к вам с каким-то результатом, а вы думаете: "Ну, это не очень стоящая вещь!" Когда это случается, не забывайте, что сдвиг критериев делается для того, чтобы помочь людям отрегулировать их собственные критерия - чтобы получить больше того, чего они хотят в жизни. Они могут желать быть совсем не такими, какими желаете быть вы. До тех пор, пока изменение не нарушает ваших этических принципов и является конгруэнтным другим их целям и критериям, помогите им совершить его.
Когда я работаю с кем-то, я не пытаюсь предписывать, что он должен подставить на место конкретного критерия. Я делаю предложения и комментарии, чтобы помочь ему выяснить, что для него экологично, и я обсуждаю экологические проблемы. Например, если он выбирает "быть любимым", я скажу: "Хорошо, действительно ли вы хотите быть до такой степени во власти поведения других людей?" Он может тогда поискать что-либо ещё. Не существует единственного правильного ответа, поскольку правильность ответа будет определяться человеком, который хочет измениться. Если вы предлагаете множество вариантов, то можете заметить, на что человек реагирует. Элементы, которые мы обсудили, дают вам некоторые способы помочь клиенту совершить действительно подходящее изменение.
Демонстрация сдвига критерия.
(Следующий транскрипт взят из тренинга, проведенного Коннирой в Далласе, Техас, в январе 1986 года. Транскрипт был незначительно отредактирован для облегчения чтения.)
Хотите посмотреть, как я быстро продемонстрирую пример изменения? О'кей. Кто уже рассортировал свою иерархию, во-первых? И, во-вторых, вы знаете нечто, что хотите сделать либо более, либо менее важным. Думая об этом, подумайте обо всей информации, которую имеете лично вы, и подумайте о том, что говорили вам другие люди. Есть ли нечто, что, по мнению других людей, вы могли бы сделать более или менее важным? Это не значит, что вы обязаны, но это - источник информации. Вы можете рассмотреть её и решить, считаете ли вы это хорошей мыслью или нет.
Дэвид (быстро): О'кей. Что вам требуется?
Этот человек эффективен, когда надо переходить к делу! О'кей, какова ваша иерархия? Как вы кодируете её с точки зрения субмодальностей?
Дэвид: Что до субмодальностей, у меня есть "удовольствие" (делает жест левой рукой далеко вперёд и чуть-чуть влево). Потом "личное совершенствование" (показывает на расстояние около 2 футов прямо впереди), а потом "семья" (показывает обеими руками около груди), и я нахожусь в ней.
А что более важно?
Дэвид: Семья.
О'кей, я это подозревала. Таким образом, он имеет "близкие ему" критерии. Я всегда говорю о "высокоценных" критериях, и это действительно обычный способ говорить о них. Некоторые люди имеют "близкие" критерии, а другие - "базовые" ценности, О'кей, таким образом, его критерии находятся на линии, чуть-чуть уходящей влево с одним критерием вдалеке и более важными критериями ближе. Теперь, есть ли у вас в уме нечто, что вы хотите сделать более важным или менее важным?
Дэвид: Угу.
Хотите ли вы сказать нам об этом или нет? Вы не обязаны. Это не имеет значения.
Дэвид: Ну, у меня тут проблема. Когда вы недавно говорили, это связывалось с тем, что во мне уже некоторое время переваривается. Я позволяю себе доходить до точки, - когда я становлюсь больным, урабатываясь до смерти - и только потом я забочусь о личных нуждах. Мне нужно приблизить это (показывая обеими руками по направлению к груди) по важности.
"Заботиться о личных нуждах". (Верно.) О'кей. Теперь вам нужно как-то понять, в каком месте человек хочет, чтобы его критерий, в конечном счете, оказался; иначе вы можете сделать его более важным, чем сама жизнь, не успев опомниться: "Подожди-ка минутку, это не столь важно". Итак, вы хотите, чтобы он был "столь же важным, как" или "более важным, чем"?
Дэвид: Более важным, чем урабатываться до смерти.
Хороший выбор. (Смех) Ничего не могу возразить.
Дэвид: Мне бывает очень трудно в рабочей обстановке сказать "Нет". Я могу быть таким больным, что впору укладываться в постель, но буду продолжать без остановки.
О'кей. Теперь мы проведем экологическую проверку. В общем, это звучит хорошо. Я хочу убедиться, что тот способ, которым он сам это интерпретирует, будет для него эффективным. Поэтому, если вы представите себе, что станете реагировать на личные потребности как на более важные, нежели работа, завершение дел и тому подобное... Представьте себе, как измениться ваша жизнь. И просто проверьте, имеются ли в такой жизни какие-либо проблемы?
Дэвид: Гмм. Это будет очень отличаться. Это что-то вроде как будто есть какая-то часть, которая спрашивает "Как это будет?"
"Хотелось бы знать". Да, то есть вы можете не знать до конца - и это может означать, что позднее, после того как мы проделаем это изменение, вы захотите немного адаптировать его; вам может понадобиться что-нибудь добавить или убавить, или передвинуть.
Дэвид: Ну, и в голову постоянно приходит мысль об общей природе эффективности. Если я буду больше заботиться о себе, я обязательно буду эффективнее и в рабочей обстановке.
Это верно. Так что эти вещи в действительности не конфликтуют друг с другом. (Верно.) А теперь, когда вы думаете о том, чтобы заботиться о личных потребностях, - где вы это сейчас видите?
Дэвид: Вон там. (Он показывает правой рукой прямо вперед и вверх). Далеко в том направлении (обе руки).
Далеко в том направлении, О'кей. Это ключ. Находится ли это на одной линии с остальными вашими критериями, или выходит за линию?
Дэвид: Хм, это довольно-таки по центру, и выше, и...
Я спрашиваю, лежит ли это на линии
Дэвид: - Это приблизительно на таком же расстоянии, как Аллен (Аллен сидит в конце комнаты), но выше, примерно на линии потолка.
Я вижу, что вы имеете в виду, говоря о том, чтобы это приблизить! (Аллен поднимает обе руки).
Дэвид: Спасибо! (Он машет Аллену, и подает ему знак "О'кей").
Аллен, вы не могли бы пересесть вперед, когда я подам вам знак? (шутя)
Дэвид: Вытяни руки и принеси это мне (смех).
О'кей. Ну, а где находится "реагирование на работу"?
Дэвид: О'кей. Работа. Что-то вроде как там, внизу. (Он показывает прямо перед собой и вниз, слегка направо.)
А как далеко от вас?
Дэвид: Как раз по эту сторону от телевизора. Прямо там внизу.
Внизу около телевизора, О'кей, теперь давайте проведем небольшую проверку. Эти два критерия находятся в другом месте, чем первые три; это не просто прямая линия. Я хочу проверить и выяснить, имеет ли значение верх или низ. Поэтому возьмите критерий, связанный с работой, (О'кей.)
Если вы его приподнимете, - мы его вернем на место, - но если вы его поднимете (Дэвид качает головой) на время, он выглядит более или менее важным?
Дэвид: (Его рука движется влево-вправо в направлении критерия, связанного с работой.) Там очень - это получается... (Он смеётся и машет правой рукой от себя и вверх) он отодвигается, когда этот поднимается (делает жест в сторону критерия "личных потребностей"). О просто вроде как там.
О! То есть он на одной траектории с тем, другим критерием. О'кей. Верните его обратно, (О'кей.) Теперь я бы хотела, чтобы вы взяли тот, что отвечает за личные потребности. (Аллен поднимает руки, а Дэвид смеётся и показывает на Аллена) Это ваш сигнал. Аллен!.. А теперь я хочу, чтобы вы передвинули этот критерий ближе. Эту технику вы выполняете медленно - вы не делаете этого быстро - так, чтобы вы могли заметить эффект по мере придвижения его поближе. Вы можете провести нечто вроде внутренней проверки. Обычно люди как-то ощущают, когда критерий находится на нужном месте. У вас есть также конечная цель. Вы знаете, что хотели бы, чтобы это было более важным, чем работа. Так что позвольте картине постепенно приближаться, и вы можете заметить, какое она оказывает воздействие, становясь более важной, и просто поймайте ощущение, когда она окажется на нужном месте... (Дэвид издает вопросительный звук.) Во-во. (Он машет левой рукой, показывая неопределенность или неуверенность).
Подвигайте его немного взад-вперед, если не вполне уверены. Проверьте.
Дэвид: О, если я подвину его ещё ближе, О'кей.
Хорошо. И когда вы делаете это с людьми, похоже, происходит один интересный феномен, заключающийся в том, что, когда критерий попадает на нужное место, происходит что-то вроде хлопка. (Дэвид кивает головой, "Да", и обеими руками жестикулирует: "Конечно") В особенности, если вы говорите людям, что это произойдёт (смех). (Руки Дэвида движутся, как будто устанавливают что-то на место.) Он просто как бы обосновывается там... попадает на нужное место. Техника "хлопка", О'кей, и дайте мне знать, когда вам покажется, что он встал на нужное место.
Дэвид: О'кей. Что-то вроде того. (Что-то вроде?) Ну, вы знаете, я не привык (Он отодвигается назад), чтобы это было так близко. Это что-то вроде словно "Ух"... (рука касается подбородка в положении "задумчивости") Я замечаю также некоторые другие вещи, связанные с этим.
Замечаете ли вы что-то, что вы могли бы захотеть подрегулировать? Здесь, вверху, вы можете увидеть это более ясно. Возможно, вы не были уверены в том, что находилось на этой картине, когда она была далеко.
Давид: Именно это я сейчас и замечаю.
Возможно, вы захотите немного изменить содержание сейчас, когда она приблизилась, и вы в состоянии разглядеть всё, что там есть...
Дэвид: Гммм... Да, она крайне сложная.
Это хорошо или?..
Дэвид: Удивительно.
О'кей. Сложная в каком отношении?
Дэвид: Ну, когда я думал обо всех этих "личных потребностях", я думал о физической болезни, однако это кажется лишь незначительной частью целого. (Большой и указательный палец его левой руки делают маленький указующий жест.) Вы знаете, это... (Его левая рука очерчивает в пространстве большой круг вокруг предыдущего жеста.)
Некая часть вашего мозга соединила там кучу разных вещёй
Дэвид: Да, потому что содержание, вы знаете, типа физического здоровья (Это одна часть, О'кей) просто в этом маленьком (оба указательных пальца очерчивают маленький прямоугольник в центре круга.)
Теперь я хочу, чтобы вы проверили остальные части, о существовании которых раньше не подозревали, и удостоверились, что вы вполне довольны, имея их на соответствующем по важности месте.
Дэвид: О'кей, когда вы сказали это, материал вокруг начал перемещаться.
Хорошо. Могут существовать части этой картины, которые вы хотите отодвинуть подальше; или же могут быть части, которые вы захотите подвинуть ещё ближе...

<< Пред. стр.

стр. 2
(общее количество: 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>