<< Пред. стр.

стр. 4
(общее количество: 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

Коннира (аудитории): не кажется ли вам это знакомым?
Стив: Что она сделала?
Разные люди в аудитории: Взмах!
Коннира: Да. Появляется картина того, кем она будет.
Бобби: А потом картина становится очень светлой и искрящейся - мои любимые субмодальности.
Коннира: Совершенно точно! Она видит картину себя с доступом к большим ресурсам, как человек, который может успешно справляться с отношениями. Эта картина служит тому, чтобы двигать её в новом направлении.
Бобби: Как только этот образ стал действительно отчетливым, появились ступени, чтобы подняться туда (показывает жестами на серию картин от себя до картины Я-образа) - способ, которым я мотивирую себя. Потом все маленькие картины опустились - ступеньки того, что мне нужно было сделать, чтобы попасть туда - и сделались по-настоящему яркими.
Стив: И с этого момента это - лакомый кусок. Замечательно. Я никогда раньше такого не видел. Большое спасибо, Бобби.
Коннира: Это интересный механизм порога, потому что он складывается из частей.
Стив: Здесь есть один порог - когда идеальная картина разрушается, она вступает с ним в конфронтацию, и они строят новый план. Потом имеется второй порог, где она видит все эти картины повторно, а потом вся эта штука становится темной.
Упражнение.
Теперь мы хотим, чтобы все вы проделали то, что мы сделали с Бобби: выясните, как вы используете субмодальности, чтобы пересечь порог необратимым образом. С Бобби мы использовали одну область содержания - человеческие отношения - чтобы выяснить, как она достигала порога. Мы использовали ту же область содержания, чтобы исследовать последующую стадию - процесс пересечения порога и движение к репрезентации новой альтернативы.
Другой способ получить ту же информацию заключается в том, чтобы использовать разные области содержания для каждой из этих двух стадий. Вы можете подумать об одной ситуации, где вы достигли порога. Вы решаете прекратить курение, но каким-то образом получается, что вы продолжаете курить. Потом вы можете подумать о другой ситуации, в которой вы действительно пересекли порог раз и навсегда. Однажды ваша машина сломалась в сотый раз - и вы купили новую; или человек, кому вы доверяли, обманул вас, так что вы уже навсегда перестали ему доверять.
Поместите себя в прошлую ситуацию, чтобы выяснить, какие субмодальности изменились, когда вы прошли через процесс достижения и пересечения порога, и как вы репрезентировали новую альтернативу. Ваша цель - изучить субмодальную структуру этого процесса достаточно детально, так чтобы вы могли пропустить через него любое содержание.
Мы хотим, чтобы, выявив механизм порога у своего партнёра, вы проверили, выявили ли вы его полностью, пропустив через него для этого какое-нибудь новое содержание. Возьмите ситуацию, где ваш партнёр хочет переступить порог - например, он может хотеть прекратить пить кофе - и пусть он пропустит это содержание через процесс порога. Если, сделав это, он по-прежнему хочет выпить кофе - значит, вы что-то пропустили. В этом случае вам требуется найти, что именно он должен сделать по-другому, чтобы пересечь порог навсегда.
Будьте осторожны, выбирая новое содержание, чтобы быть очень уверенным, что ваша жизнь после пересечения порога станет лучше. Эта техника обычно необратима. Вы не захотите разрушать счастливые отношения иди заставить кого-нибудь бросить работу, которая ему нравится или которую ему нужно сохранить. Не на этом семинаре! Если вы не можете придумать чего-либо, в связи с чем вы хотите пересечь порог - не делайте этой проверки.
Вот несколько указаний, которые могут облегчить вашу задачу. В механизме порога обычно бывает три стадии. У большинства людей есть некий способ накопления примеров, некий способ говорить этим примерам "Никогда больше!", и очень важная третья стадия заключается в том, чтобы иметь некую репрезентацию новой жизни.
Хотя обычно вы обнаружите эти три стадии - не ждите, что вы найдете в точности то, что делает Бобби. Мы ни разу ещё не встретили двух людей, которые делали бы это совершенно одинаково. В терминах субмодальностей и репрезентативных систем существует огромное разнообразие в том, как именно накапливаются примеры, как в действительности происходит пересечение порога, и что происходит потом. У вас может оказаться и такой партнёр, который не собирает множество примеров для перехода порога, но вместо этого использует какой-либо другой способ наращивания интенсивности - например, всё большее и большее увеличение образа единственного примера.
Собирая информацию, помните, что эта техника порога требует некоторого времени. Вам не нужно знать всё, что происходило - лишь те изменения в субмодальностях, которые имеют отношение к переходам в процессе пересечения порога.
Мы хотим привести вам ещё один пример того, как некто пересекает порог, чтобы вы имели представление о разнообразии способов, какими люди могут это делать. Один мужчина имел довольно избыточный вес и перепробовал все виды диет, таблеток и планирования веса, но ничего не сработало. В определенный момент он просто решил: "Никогда больше. Я не собираюсь переедать, как делал это раньше". С этого момента он без труда соблюдал диету и очень быстро снизил вес до разумного. Он сделал это самостоятельно одним "раздумчивым" вечером; он не ходил к терапевту и так далее. Он назвал это "силой воли", но в НЛП мы всегда спрашиваем: "Какова структура его силы воли?" Если это могло сработать для него, это может сработать для кого-либо ещё. Он создал серию картин. Сначала он увидел себя таким, каким он выглядел в настоящем - большим и круглым. Потом он создал картину себя через несколько недель, где он был немного больше и круглее. Он продолжал строить эти картины самого себя, двигаясь дальше и дальше в будущее, и становясь, всё больше и больше, круглее и круглее. В последней картине он увидел, как он лежал мёртвый, словно выброшенный на берег кит, а рядом стояла его маленькая дочка, у которой был очень печальный вид. Когда он увидел эту финальную картину самого себя, громкий голос сказал: "Нет!" - и он пересек порог.
В этом примере вы видите часто встречающуюся разновидность процесса накопления. Эта суммирующая часть является аналоговым изменением: он продолжает накапливать картины до тех пор, пока не достигает "критической массы" - в данном случае вполне буквально! В этой точке имеется также дискретное изменение, громкий побуждающий голос, говорящий: "Нет!" Когда кто-либо действительно пересекает порог, всегда будет некого рода дискретное субмодальное изменение. В случае с Бобби струна из "светлых нитей" ломается, и картина чернеет.
Начинайте выполнять упражнение; на это вам может понадобиться некоторое время. Посмотрим, уложится ли каждый из вас в полчаса.
Резюме упражнения.
1. Найдите аналоговые субмодальности, которые изменяются, чтобы достичь порога.
2. Найдите дискретные субмодальные сдвиги, происходящие, когда вы пересекаете порог и решаете: "Никогда больше".
3. Отметьте, как вы репрезентируете ту новую альтернативную жизнь, к которой будете двигаться.
Обсуждение.
О'кей. Все ли вы сыты по горло этим упражнением? (смех) Давайте послушаем несколько примеров того, что вы нашли.
Хэнк: Может быть, это звучит и глупо, но в определённый момент жизни я решил больше никогда не есть бутербродов с горячими сосисками.
О'кей, расскажите нам, как именно вы переступили порог с горячими сосисками.
Хэнк: Ну, в университете мы всегда собираемся группой на "Пятничные двадцати пяти центовые бутерброды с горячими сосисками" в Студенческом Союзе. Я обычно съедал один или два, а получасом позднее наступала месть - расстройство желудка, газы, боли. Наконец я устал от этого и решил: "Никогда больше!"
Как конкретно вы достигли этой точки?
Хэнк: Я создал диссоциированную картину самого себя - по существу, цветной фильм - испытывающего пагубные последствия этих горячих бутербродов. Фильм начинался очень близко, но по мере того как я смотрел его, камера как бы "отъезжала", пока он не оказывался достаточно далеко, так что я мог видеть, как глупо это было - продолжать поедать эти ужасные вещи. В. этой точке вступил мой собственный голос и сказал: "Это просто нелепо. Я никогда больше не съем ни одного такого бутерброда!" И больше я их никогда не ел.
Понадобилось ли вам накопить больше примеров, чем один этот фильм?
Хэнк: Нет, я думаю, что именно его уменьшение в размере и оказалось самым главным. Наконец я оказался достаточно далеко, чтобы увидеть, насколько нелепой была эта ситуация.
Прокручивали ли вы через это какое-либо новое содержание?
Хэнк: Да. Мне нужно порвать формальные отношения с той группой, на встречах которой я председательствовал. Поскольку эти отношения больше не отвечают некоторым моим основным интересам, я хочу проводить меньше времени с этой группой и больше времени за работой над моими собственными проектами. Я думал некоторое время о разрыве, но так и не собрался этого сделать.
Ну и что же вы сделали?
Хэнк: Я создал фильм самого себя на одной из этих встреч - когда мне это наскучило до чёртиков, но я по-прежнему стараюсь сделать так, чтобы всё продолжалось гладко. Я заставил его отдаляться, пока не достиг точки, где я мог видеть, насколько бесполезным было для меня присутствие там. В этой точке я сказал нечто вроде: "Следующая встреча будет моей лебединой песней!" Итак, решение принято, я ухожу
Хорошо! Заметьте, что у Хэнка на самом деле нет никакого накапливания картин; вместо этого отдаление фильма оказывается аналоговой частью достижения порога. Когда он достаточно отдаляется, вступает дискретный голос - "Это глупо! Никогда больше!"
В неизменном виде этот метод, возможно, не будет работать для многих из вас; но мы знаем, что Хэнк определил все необходимые элементы для того, чтобы он работал для него - потому что он успешно использовал его с новым содержанием. В его случае субмодальная структура новой альтернативы не была конкретизирована, но она явно присутствует: другая пища вместо бутербродов с сосисками и его собственные проекты вместо встреч.
Отношение к временным линиям и ассоциации/диссоциации.
Том: Достигнув порога, я прорвался через стеклянную перегородку и ассоциировался с новой деятельностью. Фактически это было чувство контроля и практического выбора - скорее знание, что делать, чем какая-то конкретная деятельность.
Том упоминает две очень важные части пересечения порога. Прорыв через стеклянную преграду является дискретным сдвигом, позволяющим ему ассоциироваться с репрезентацией, которая прежде была диссоциирована за стеклом. Эта репрезентация новой деятельности, кроме того, является ключевым элементом механизма.
Том: Интересно то, что когда я пробовал это на другом поведении, которое хотел прекратить, то, прорвавшись через стеклянную перегородку, я мгновенно оказался ассоциированным с новой возможностью.
Боб: А каковы ваши воспоминания о старом поведении?
Том: Хороший вопрос. (Долгая пауза, во время которой Том смотрит влево и слегка вниз.) У меня нет об этом воспоминаний.
Наверняка вы знаете, что это было...
Том: Я уверен, что я... да, я могу объяснить, в чём заключалось старое поведение, но что касается субмодальностей, я, кажется, не могу их вернуть.
И мы знаем, наблюдая за Томом, что он видит старое поведение слева от себя и слегка внизу. Помните ли вы временную линию Тома со вчерашнего дня? На временной линии Тома старое поведение теперь находится в прошлом.
Мне случилось наблюдать Тома до того, как он переступил порог, поведение, которое он хотел прекратить, находилось прямо впереди него, там, где на линии времени находится настоящее. Теперь, когда он перешел через порог, старое поведение сдвинулось в прошлое, вот сюда вниз на его временной линии (жест влево от Тома). Похоже, что оно также стало меньше.
Сэнди: У меня было что-то вроде этого. Я думала о времени, когда я прекратила курить. Теперь курение настолько далеко в прошлом - почти как если бы это был кто-то другой, кто курил все эти сигареты. Это даже нереально.
Это подчёркивает несколько интересных моментов. Одним из них является пересечение между этим методом и ливней времени. До перехода через порог люди обычно видят старое поведение в своем настоящем, а иногда и в будущем. После того, как люди переходят порог, это старое поведение обычно сдвигается на их временной линии в прошлое. Ассоциация/диссоциация часто тоже является ключевым моментом. То, как Сэнди сказала: "Это почти так, как если бы это был кто-то другой", позволяет нам звать, что сейчас она очень диссоциирована от курения. Старое поведение обычно становится диссоциированным, когда люди пересекают порог. Думая об этом старом поведении после того, как вы уже за порогом, вы диссоциированы от него.
Новая репрезентация может также измениться в отношении ассоциации/диссоциации. Переступив порог. Том оказался ассоциирован с новыми выборами. Не со всеми происходит именно так; некоторые люди остаются диссоциированными от новых выборов, как во взмахе. Поскольку очень часто это ключевой фактор, то во время сбора информации, как о старом поведении, так и об образе новых возможностей, мы предлагаем спрашивать: "Ассоциированы вы или диссоциированы?" Когда человек переступает порог, это измерение часто меняется на обратное.
Экология: построение альтернативы.
Мне было приятно отметить, что большинство из вас сделали очень много для проверки на экологичность. Вы открыли, что иногда людям необходимо кое-что отрегулировать перед переходом через порог. В прошлом году один курильщик пытался перейти через порог, но не довел этого до конца. Однако помещение содержания, связанного с курением, внутрь механизма порога было для него полезным. Он осознал некоторые позитивные вещи, которые давало ему курение, что делало неэкологичным отказ от курения прежде, чем он приобретет новые выборы для достижения тех же результатов.
В некоторых случаях вы можете обнаружить, что не в состоянии найти способ отрегулировать экологию так, чтобы человек смог переступить порог с чувством комфорта - это просто неуместно. Некоторые из вас заметили это, и я поздравляю вас с тем, что вы не настояли.
Невозможно переоценить, насколько для человека, переступающего порог, важно иметь какую-либо репрезентацию того, что ещё можно сделать со своей жизнью. Большинство людей не хотят приходить к "никогда больше", не имея некой репрезентации новой жизни. Прежде чем они уничтожат единственный выбор, который у них сейчас имеется, им нужно знать, что в будущем они будут иметь доступ к чему-либо новому и лучшему. Партнёры Барбары пробовали помочь ей перейти через порог, но это никак не получалось. Она проходила через субмодальные изменения, которые они определили, но не была готова сказать "Никогда больше". Я попросил Барбару построить образ своей жизни без той реакции, которую она хотела устранить. Сделав это, она с легкостью переступила порог.
Если вам как-то удалось толкнуть кого-либо через порог без новой альтернативы, то этот человек с большой вероятностью погрузится в депрессию или даже в суицидные мысли. Бывшая алкоголичка на одном из наших семинаров описывала, как она перешла через порог с алкоголем спонтанно, без новой альтернативы. Она испытывала желание убить себя и три дня буквально оставалась в постели, пока не начала развивать репрезентацию того, каким образом для неё возможна жизнь без алкоголя. Когда некто настроен на самоубийство, или говорит о том, что у него нет будущего - часто с ним произошло именно это. Эту опасную фазу можно обойти, если до перехода через порог вы абсолютно удостоверитесь, что человек имеет репрезентацию эффективной альтернативной жизни.
Леа: Как бы вы стали использовать технику порога с алкоголиком?
Каковы неприятные последствия пьянства? Выясните, как человек переходит через порог, и тем же способом суммируйте последствия пьянства. Сколько раз вы готовы ещё терпеть по утрам эту раскалывающую головную боль, или страх, что вы могли сделать что-нибудь ужасное, напившись пьяным вчера вечером? Эта техника может работать для чего угодно, если вы сделаете её субъективно побуждающей.
Сэм: С чем-либо столь глубоким, как пьянство - мне непонятно, как вы сумеете репрезентировать будущую жизнь без алкоголя. Это звучит как негативный результат.
Хорошее замечание. Я могу начать со слов "будущее без пьянства", но потом я спрошу, "Что другого вы теперь делаете?" Поскольку я не знаю, что другое он хочет делать, я не хочу с самого начала вкладывать ничего конкретного.
Не забывайте, что вы, вероятно, будете использовать эту технику наряду с множеством других инструментов НЛП. Этот метод предполагает множество поведенческих выборов, - каким образом они смогут обращаться с собой без алкоголя. Вам может понадобиться сначала использовать большое количество других методов, чтобы встроить в будущее поведенческие выборы.
Накапливание в будущее.
Джерри: Когда мы выявляли мой паттерн порога, я заметил, что вижу длинную цепь примеров определенной ситуации в прошлом. Я просматривал этот длинный движущийся экран того, как всё было. Пока я не вложил новое содержание, я не понимал, что нужно добавить ещё один экран, который показывал бы мое будущее, и спроектировать тот же стереотип в будущее. Я знал, что в прошлом дело обстояло именно так, и мне это не нравилось. Но я не чувствовал себя сытым этим по горло до тех пор, пока не увидел свою жизнь точно такой же и в будущем.
Это весьма характерно. Для многих людей дело не просто в накоплении в прошлом: после определенного момента человек думает: "Подожди-ка минутку. Жизнь может продолжаться так до самой смерти. И продолжать в том же духе слишком уж противно". Накапливание в будущее ускоряет процесс, а также сберегает вам множество усилий; так вы выберетесь из трудной ситуации гораздо быстрее Женщина, которой дали пощёчину на первом же свидании, накопила примеры почти полностью за счет будущего.
Ральф: Я сделал то же самое, когда получил развод. Именно в момент перехода через порог я увидел себя со своей женой, со всеми неприятностями, которые бывали между нами, которые будут продолжаться и в будущем, всю мою оставшуюся жизнь. Это мне не понравилось, и поэтому я решил что-нибудь с этим сделать.
Определение дискретного результата.
Эл: Мы не знали, что делать, потому что моей партнёрше хочется потерять вес, но совершенно очевидно, что ничего не получится, если заставить её сказать "Никогда больше" по отношению к еде.
Я рад, что вы это заметили, иначе она имела бы большие неприятности! Так что же это такое, чему она действительно хочет сказать "Никогда больше"? Она не хочет прекратить есть. Возможно, она хочет никогда не переедать. Если вы поможете ей изменить рамку на переедание, она будет работать с чем-то дискретным, в отношении чего ей будет удобно сказать: "Никогда больше!" Используя эту технику, позаботьтесь о том, чтобы человек описал свое поведение таким образом, чтобы он мог и хотел сказать этому: "Никогда больше!"
Эл: Еда - это нечто, с чем она вынуждена сталкиваться по меньшей мере трижды в день. Не будет ли вероятным, что иногда она будет пересдать?
Это возможно. Я уверен, что все вы знаете истории о людях, которые садятся на диету, и всё идет хорошо, пока в один несчастный день они не объедаются как свиньи мороженым, или пирожными, или печеньем, или чем-нибудь ещё. Или, может быть, они съедают одно пирожное и вдруг решают, что вся диета пошла прахом! Несколько недель диеты оказываются обесцененными, и они знают, что потерпели поражение, верно? В подобных ситуациях полезно встроить возможные исключения, чтобы если они оступятся один или два раза - это не было сигналом абсолютного провала; они могут вытереть с губ крошки и вернуться к своей диете.
Кэтч: Можно ли просто взять конечные субмодальности старого поведения и вписать в них новое поведение?
Я не пробовал этого, но мне думается, что вероятность успеха будет у вас гораздо выше, если вы проведёте человека через весь процесс целиком. Если вы проведёте человека через технику порога, то эти конечные субмодальности появятся естественным путем. Если вы просто попробуете внедрить конечные субмодальности, то я полагаю, что вы вызовете сильное сопротивление. Вы также будете менее готовы увидеть экологические проблемы.
Мужчина: не является ли техника порога альтернативным способом изменения критериев?
Техника порога не меняет критериев; она их использует. Если вы видите только один или несколько второстепенных примеров - это может противоречить вашим критериям, но быть недостаточным для того, чтобы побудить вас предпринять какие-нибудь действия. Если вы видите много, много небольших примеров, имевших место за некий период времени, или же один большой пример - это противоречит тем же критериям, но в большей степени, так что вы переступаете через порог.
"Бессознательное" использование техники порога.
Понимая по-настоящему, как работает эта техника, и, имея хорошую сенсорную чувствительность, вы можете провести кого-либо через технику, не выясняя открыто все детали того, что он делал в своём мозгу для перехода порога.
Я проделал это с Лу во время упражнения. У неё в прошлом был хороший пример пересечения порога, но она не могла определить субмодальности для перехода через него. Я попросил её вернуться назад и вновь пройти через опыт пересечения порога. Я хотел, чтобы она пошла от начала процесса порога, а потом заново пережила, каково это было - перейти его. Начав, Лу наклонила голову определенным образом и сделала определённый жест рукой, который позднее я "похитил" и сделал якорем для всего процесса. Я наблюдал за несловесными реакциями Лу, в то время как она заново переживала переход через порог, и упомянул, что, делая это, она не только вспоминает, но её мозг познаёт тот путь пересечения порога. который у неё уже есть. Когда Лу закончила однократное прохождение через этот опыт, я попросил её сделать это снова, чтобы её мозг смог по-настоящему запомнить эту последовательность для легкого и экологичного пересечения порога. На этот раз я использовал свой якорь, чтобы помочь ей вернуться точно к началу процесса; и я наблюдал ту же последовательность несловесных сдвигов по мере прохождения через него. После двух "репетиций" я попросил Лу взять то новое содержание, с которым она хотела бы перейти порог, и провести его через тот же самый процесс. Я сказал ей, что даже если она сознательно не знает все шаги в деталях, её мозг знает, что делать. Я также использовал свои несловесные якоря, чтобы быть уверенным в том, что её мозг пошел по правильному пути.
Этот способ выполнения не столь надёжен, как детальное знание последовательности субмодальных изменений, через которые проходит человек. Если "бессознательный" подход срабатывает не вполне, вам потребуется вернуться назад и разобраться, что же всё-таки произошло и что нужно делать. Однако все-таки хорошо иметь ещё один выбор, особенно когда вам нужно проделать более скрытую работу.
Мотивация.
Ричард: Могли бы вы сделать это в обратном направлении? Могли бы вы использовать эту технику, чтобы заставить себя начать заниматься гимнастикой, вместо того чтобы прекратить переедать?
Если вы хотите начать делать что-либо, вам нужно создать мотивацию, и проще всего "перенести характеристики", уподобив их чему-либо, к чему у вас есть мотивация; либо создать побуждающее будущее.
Порог последней соломинки, напротив, служит для разрушения мотивации, которая уже укоренилась. Вы уже мотивированы иметь машину, или привычку, или взаимоотношения с кем-либо, но это не работает так, как бы вам хотелось. Как и со взрывом навязчивости, невозможно просто убирать случай за случаем; надо что-то достроить, чтобы достичь необратимого порога.
Кэйт: Есть ли люди, у которых нет никакого способа пересечь порог? Люди, которые остаются в действительно плохих ситуациях несмотря ни на что?
Да, есть. Если у вас нет способа перейти порог, вы можете подумать, не добавить ли вам его в ваш репертуар. Некоторые люди так никогда и не научаются накапливать переживания во времени. Обычно они ждут, пока кто-то другой перейдёт порог и закончит ситуацию. Поскольку они никогда не переходят порог и не предпринимают решительных действий, они часто получают психиатрический ярлык вроде "пассивно-агрессивных" просто потому, что не имеют соответствующего навыка. Если некто находится в ситуации, где с ним постоянно плохо обращаются, либо мирится с чем-то, с чем не стоит мириться - это может означать, что он не знает, как накапливать опыт.
Другая возможность заключается в том, что они признают, что имели много неприятных примеров в прошлом, однако думают, что будущее будет лучше. Жена алкоголика думает: "Ладно, я переделаю его", или "Он потом станет лучше, поэтому я останусь с ним". Иногда предложение поместить примеры в будущее так же, как в прошлое, подталкивает их через порог. Это то, что сделал Джерри.
Третья возможность заключается в том, что человек осознаёт, что его ужасная жизнь будет продолжаться, но не может увидеть никакой альтернативы. Иногда, когда вы строите субъективно реальную альтернативу, человек переходит порог автоматически, поскольку единственным, что его удерживало, было отсутствие альтернативы. С другой стороны, иногда использование этой техники уже после того, как вы использовали другие для построения альтернативы новой жизни, оказывается именно тем, что закрепляет изменение.
Другой крайностью является человек, переступающий порог как по маслу. У такого человека может быть много бывших друзей и бывших мест работы. Иногда полезно научиться переходить порог относительно конкретной деятельности, вместо того чтобы уничтожать отношения целиком. Вы можете решить никогда больше не доверять кому-либо в денежном смысле, но осознавать, что вы можете по-прежнему доверять ему секреты или имущество и сохранять с ним дружбу.
Пересечение порога - очень мощная техника, такая, которая может привести к большим переменам в жизни. Тем не менее, мы призываем вас относиться к ней как к "технике последнего средства". Часто гораздо более лёгкие и базовые техники НЛП будут достигать результатов, желательных для ваших клиентов, с гораздо меньшей вероятностью обратных или побочных эффектов.
Внутренняя/внешняя референция.
Некоторые люди часто попадают в трудное положение из-за того, что полагают, что другие правы, и основывают свои решения на их мнениях. Социолога описали таких людей как "ориентированных на других" или "конформистов". НЛП описывает таких людей, как использующих внешнюю референцию. внешняя референция означает, что некто другой или нечто другое решает за меня, что хорошо, плохо, правильно, неправильно, весело, скучно и тому подобное. Человек, имеющий внешнюю референцию, может вновь и вновь спрашивать других, что ему делать или говорить: "Подождите, я взгляну в свой гороскоп, чтобы узнать, что мне делать". Терапевты часто являются внешними референтами для клиентов: "Д-р X говорит, что у меня эдипов комплекс - так оно, должно быть, и есть", или "Если бы он только сказал мне, как жить дальше, я смог бы быть счастлив". На одной из наших любимых карикатур изображен психиатр, говорящий пациенту, лежащему на кушетке: "У меня для вас хорошие новости, мистер Джоунс: моя мать считает, что вам становится намного лучше". Если человеку с внешней референцией дают указания несколько разных людей, обычно он затрудняется в выборе между ними. Люди, следующие религиозным культам, обычно имеют единственную внешнюю референцию - лидера культа или некие священные книги, которые используются как исключительное основание для принятия решений.
Напротив, внутренняя референция означает, что Я решаю, что правильно, неправильно и так далее. Я могу принимать массу информации от других людей или от окружения, но я единственный, кто решает, что с ней делать.
Женщина: Так означает ли внутренняя референция, что вы уделяете внимание вашему внутреннему опыту, а внешняя - что вы уделяете внимание тому, что вовне?
Нет. Я рад, что вы подняли этот вопрос, потому что здесь другое различие. Вы говорите о разнице между внешним и внутренним осознанием. Референция не обязательно имеет отношение к тому, где находится ваше внимание; она должна иметь отношение к тому, кто принимает решение. Я могу иметь внутреннюю референцию, и всё равно выслушивать мнения окружающих меня людей или собирать много информации на стороне. Но если у меня внутренняя референция, я использую свои собственные суждения, чтобы принять решение относительно всех этих мнений и данных.
Многие люди используют внутреннюю/внешнюю референцию как диагностическую категорию: являетесь ли вы человеком с внутренней или с внешней референцией? Мы продолжаем исследовать субмодальные различия между внутренней и внешней референцией, так что вы можете изменить то, что делаете, если захотите этого.
Групповое упражнение.
Мы хотим, чтобы вы все поэкспериментировали вместе с нами, чтобы выяснить, что происходит в вашем мозгу, когда вы переходите от внутренней к внешней референции или наоборот. Мы хотим, чтобы вы все притворились, что имеете внутреннюю референцию, а потом - что внешнюю, и обнаружили, как сдвигаются ваши субмодальности для этих двух переживаний. Возможно, все вы можете подумать о случаях, когда вы были более внутренними или более внешними в своей референции. Сейчас мы хотим, чтобы вы постарались довести каждый вариант до максимума. Если среди вас есть такие, кому трудно дойти до максимума внутренней или внешней референции, то это тоже интересная информация.
Сначала мы хотим, чтобы вы притворились, что имеете внутреннюю референцию. Я собираюсь сказать вам нечто - и, поскольку у вас есть внутренняя референтная система, вы являетесь тем, кто решает или оценивает то, что я говорю: "Если вы будете стоять на голове лицом к северу по полчаса каждый день, это разительно улучшит качество вашей жизни". Отметьте, в чем заключается ваш опыт, когда вы рассматриваете это с внутренней референцией - вы решаете...
Теперь притворитесь на время, что у вас внешняя референция, и ею являюсь я. Помните, что это только временно; вы с лёгкостью вернёте назад вашу собственную способность принимать решения, как только захотите этого. Но пока ваш внешний референт - это я. Вы заранее знаете, что всё, что бы я ни сказал, верно. "Если вы каждое утро не менее пяти минут будете выводить ноту "до", то это приведет вас к большей гармонии со Вселенной". Обратите внимание на ваши переживания, когда вы реагируете на это утверждение с помощью внешней референции.
Обсуждение.
Итак, что сдвинулось? В чём разница, когда вы переходите от внутренней к внешней референции?
Ди: Когда я принял внешнюю референцию, был только один голос - ваш. С внутренней референцией было два или более голосов; это больше было похоже на диалог или дискуссию. Я слышал ваш голос и свой тоже.
Это весьма типично. Как насчёт картинок? Что изменилось для вас в картинках?
Ди: С картинками было то же самое; была только одна для внешней референции и более одной для внутренней.
Дик: Для внутренней референции у меня было множество картин. На одной из них было то, что говорил другой человек; но я также создал целую кучу других картин, имеющих отношение к моему собственному опыту: что я знаю из прошлого, или что я могу придумать, и тому подобное - альтернативные возможности, из которых можно выбирать.
Это существенная часть того способа, с помощью которого большинство людей могут иметь внутреннюю референцию.
Кэролин: У меня нет множественных картин для внутренней референции. Я создаю ассоциированный фильм и прокручиваю его несколько минут; так я могу узнать, хочу я это делать или нет. Пока идет фильм, я задаю себе вопросы о том, что происходит. "Приносит ли мне это какую-нибудь пользу?" "Насколько мне нравится этот человек?" "Должна ли я это для них делать?" "Есть ли у них что-нибудь из того, что я хочу?"
Как вы отвечаете на эти вопросы - словесно или зрительно?
Кэролин: Словесно. "Нет, это не очень здорово. Я не хочу этого делать".
Это ещё один способ начать вырабатывать множество альтернатив, так чтобы вы могли решить, что вам больше всего нравится. Как вы порождаете внешнюю референцию?
Кэролин: У меня по-прежнему есть фильм, но я остаюсь диссоциированной. Я не проверяю его, чтобы увидеть, хочется мне этого или нет.
Энн: Во внешней референции картинка того, что говорил этот другой человек, была ошеломляюще близкой. Для внутренней референции картинки находились гораздо дальше.
Большинство людей имеют большую, яркую, близкую картинку для внешней референции. Если вдуматься, в этом есть смысл: если вы реагируете на кого-то другого и делаете картинку того, что он вам говорит, по-настоящему большой и близкой, то уже не останется места для ваших картин или других альтернатив. Довольно трудно думать самостоятельно, если всё, что вы можете видеть внутри - это репрезентация того, что говорит этот "эксперт".
Теперь проверьте местоположение ваших образов. Есть ли разница между тем, насколько высоко вы видите образы при внутренней и внешней референции?
Сэм: При внешней они были выше.
Многие из вас кивают. Были ли какие-нибудь исключения?.. Итак, Джоан, ваша репрезентация того, что говорил другой человек, находилась ниже при внешней референции? Была ли она таким образом для вас более побуждающей?
Джоан: Нет. Она находилась ниже и была меньше, и более тусклой, и я была на этой картинке очень маленькой. При внутренней референции картинка была выше и намного больше.
Это удивительно: кажется, пока это не вписывается в структуру других реакций.
Крис: Мой опыт был довольно схож с этим. Но я осознал, что когда я пытался создать внешнюю референцию, на самом деле я занимал внутреннюю позицию, метапозицию. Вот почему картинка маленькая и находится низко. У меня были трудности с тем, чтобы быть по-настоящему внешним. Затем мы с Ричардом прикинули - мы произнесли это одновременно - "Мы сможем сделать это, если проделаем возрастную регрессию". Я совершил регрессию в детство, и тут же внешнее стало большим и блестящим - кто-то брал меня на руки.
Джоан, соответствует ли твоему опыту то, о чем рассказал Крис?
Джоан: Да, соответствует. Мне было очень трудно принять внешнюю референцию, разве что на очень короткий промежуток времени.
Итак, эти видимые исключения в конце концов оказались осмысленными. Так всегда бывает, когда соберёшь достаточно информации.
Фрэн: В нашей группе мы все были более расслаблены при внешней референции. Казалось облегчением просто ждать, когда нам скажут что делать, и не быть вынужденными принимать решения.
Билл: У нас было прямо противоположное. Должно быть, наша группа была более внутренне ориентированной. Все мы испытывали сильное напряжения, имея дело с внешним авторитетом; было ощущение битвы: "Терпеть этого не могу".
Итак, наиболее комфортно вы ощущали себя при вашей естественной тенденции. Понятно поэтому, что вы будете испытывать напряжение, сражаясь с тем, что говорит другой человек.
Сэлли: У меня были трудности в принятии внешней референции. Если мне казалось, что что-то звучало как команда, в моем мозгу захлопывалась какая-то дверь, и я прекращала слушать. Сэнди была более гибкой, она могла воспринять то, что ей говорилось, и рассмотреть это, а затем перейти к другим картинкам, которые были альтернативами. Но я не могла дойти даже до этой точки. Когда мне кажется, что кто-то другой лишает меня моих выборов, я говорю. "Забудьте об этом!"
Такого рода защитная полярная реакция может быть полезной; но так как это реакция "всё или ничего", здесь также присутствует и некоторый риск. Что если кто-нибудь выкрикнет: "Пожар! Немедленно покиньте здание!", а вы стоите и думаете: "Ну уж нет, ты не можешь указывать мне, что делать!" (смех). Полярная реакция такого рода имеет намерение защитить вас от мнений других и сохранить ваше пространство выборов, но на самом деле она часто приводит к ограничению ваших выборов.
Независимо от того, что говорит мне кто-то другой - будь это команда, похвала, лесть, критика и тому подобное - я предпочитаю быть открытым для содержания и способным самостоятельно его оценивать, вместо того чтобы сразу же захлопывать перед ним дверь и ограничивать свои выборы. "Мне не нравится, как это звучит, так что забудьте об этом!" Если я таким образом реагирую на чей-то тон голоса, я могу лишиться важной информации. Мне нравится иметь гибкость, чтобы держать свои альтернативы открытыми, прислушиваться к идеям - независимо от того, как они поступают, независимо от того, насколько безумными они могут казаться. То, что я только что сказал - это пример внутренней референции; в нём также имеется парочка вариантов рефрейминга.
Характеристики внешней референции.
Теперь давайте выведем несколько обобщений из всей этой информации. Если вы хотите развить сильную внешнюю референцию - делайте большие, яркие, близкие картины того, что говорят эксперт. Проследите, чтобы этот образ был достаточно большим и побуждающим, так чтобы в вашем зрительном поле не было места для каких-то собственных мыслей. Когда вы видите этих других людей мысленным взором, постарайтесь увидеть их немного приподнятыми над собой. Если вы слышите нечто, то придайте этому голос "эксперта", или пусть ваш собственный голос повторяет то, что говорит эксперт, желательно с использованием интонации и темпа эксперта.
Внедрение внешней референции.
Лидеры являются мастерами внедрения внешней референции - поэтому вы и делаете то, что они говорят. Они заботятся о том, чтобы, выступая, стоять на высокой платформе; вы, конечно, не часто увидите их ниже аудитории. Они часто развешивают свои портреты больше, чем в натуральный рост, которые смотрят на людей сверху вниз. Мы знаем одного ведущего семинаров, который во время семинара позади себя помещает такую афишу со своим изображением, а с двух сторон ставит два больших телевизионных монитора с крупным планом своего лица.
Религиозные лидеры тоже много делают, чтобы отбить у последователей охоту думать о других возможностях. На одном открытом собрании, которое мы посетили, молодой человек задал очень разумный (с моей точки зрения) вопрос одному широко известному гуру. Гуру отреагировал, сказав с важностью: "Я резчик по дереву, вы кусок дерева. В прошлом месяце студент решил не делать того, что я сказал; на следующий день он попал в автомобильную катастрофу и скончался".
Грег: Это сильно похоже на военных!
Фрэнк: Вы полагаете, что армия это не культ? (смех) Я всегда думал, что это одно и то же.
Не случайно, что военные особо предпочитают более молодых рекрутов, большинство из которых ещё не успели развить сильную внутреннюю референцию. Хотя мы и не большие поклонники военных, часто выживание военного подразделения действительно зависит от немедленного и беспрекословного подчинения приказам. Остаётся надеяться, что парень, отдающий приказы, знает больше, чем вы, и знает, что делает; но даже если это не так, вероятно, будет лучше следовать его приказам, чем действовать как изолированный индивид.
Крис: Другая вещь, которую я испробовал, оказалась для меня открытием. Я принял внешнюю референцию и вообразил, что получаю инструкции, которые были либо путаными, либо такими, которых я не понимаю. Это было очень тревожащее переживание. Я получил эту большую, яркую, близкую картину, но вся она была размытой.
Верно. Если вы принимаете, что прав кто-то другой, а потом вам преподносят поток непонятного напыщенного вздора - вы, вероятно, решите, что получили адекватные инструкции, но не можете их понять. Это может оказаться серьезной трудностью.
Сэнди: Это похоже на то, что часто происходит в школе с маленькими детьми. Учитель является авторитетом, поэтому предполагается, что он знает. А он дает детям запутывающие инструкции, и они не знают, что им делать. Это одна из причин того, почему многие дети плохо учатся в школе.
Энди: Я смотрел вокруг, когда вы попросили нас выполнять это упражнение, и заметил, что поза каждого действительно менялась, когда мы переходили от внешней референции к внутренней. При внешней люди больше наклонялись вперед, а при внутренней - большинство людей немного отклонялись назад.
Хорошее наблюдение. При внешней референции люди также более склонны приподнимать голову вверх и приоткрывать глаза; при внутренней голова обычно отодвигается назад и веки приоткрыты меньше.
Когда и что делать.
В большинстве ситуаций вы поступите лучше, если будете иметь внутреннюю референцию, так чтобы вы могли принимать свои собственные решения в соответствии со своими собственными ценностями и наилучшей имеющейся информацией. Часто внутренняя референция также очень сильно коррелирует с выживанием. Виктор Франкл обнаружил, что многие выжившие в концентрационных лагерях были способны сохранять свой внутренний выбор даже в ситуациях, которые, казалось бы, полностью контролировались другими. Выживающие раковые больные также часто внутренне создают альтернативы своей жизни, вместо того чтобы пассивно принимать врученный им приговор. "Эксперты" говорят им, что они умрут через 6 месяцев - а они не соглашаются. Если это возможно для людей в столь безнадежных обстоятельствах, насколько больше это возможно для нас?
Однако в тех случаях, когда кто-то другой действительно знает больше, чем вы, лучше сработает внешняя референция. Например, если вы приведёте ребенка в пункт скорой помощи, то имеет смысл положиться на суждение врача, а не тратить время на то, чтобы выучиться на врача и самому принять решение.
В такие моменты ваша собственная информация настолько неполна, что правильно будет признать кого-нибудь другого внешним референтом для конкретного контекста, по крайней мере на время. Большинство людей делает так каждый раз, идя к врачу, к водопроводчику или любому другому человеку, являющемуся экспертом в чём-то, о чем они знают очень мало. Когда вы так поступаете, обращение к внешней референции строго контекстуализовано и вмонтировано внутрь внутренней референции, интегрирующей оба её вида. Вы по-прежнему тщательно выбираете, когда полезно доверять чьему-то чужому мнению, и по-прежнему можете использовать все способы проверки, какие позволяют ваши минимальные знания. Если ваш врач советует вам использовать пиявки, или водопроводчик предлагает сделать сточный колодец без крышки в вашей жилой комнате, вы можете решить, что вам надо поискать другого эксперта!
Хозе: Один из случаев, когда я приму внешнюю референцию - это если я смотрю на то, что кто-то мне говорит, и мне больше не с чем это сравнить, потому что я ничего об этом не знаю. Ещё один случай - когда я посмотрю, что говорил этот человек в прошлом, и увижу, что обычно он бывал прав.
И то и другое - примеры вмонтирования внешней референции во внутреннюю.
Создание внутренней референции.
Многие люди предпочтут стать более эффективными в самостоятельном принятии решений, чем быть под влиянием мнения окружающих. Если вы хотите иметь сильную внутреннюю референцию, позаботьтесь о том, чтобы у вас были способы порождать альтернативные репрезентации за счет внутреннего или внешнего поиска иди за счет обоих. Эти альтернативные внутренние репрезентации должны быть по меньшей мере столь же побуждающими, как и репрезентации, полученные от других людей.
Если вы хотите иметь больше внутренней референции, подумайте о ситуации, когда вы были более внешне ориентированы, чем хотели бы; например, вы последовали чьему-то совету, а совет оказался плохим. Вы можете вернуться к этому моменту, взять репрезентацию того, что говорил этот другой человек и сжать её, отодвинуть подальше от себя, сделать её более расплывчатой или менее цветной и т. п. Тогда вы станете реагировать на неё слабее, и будете иметь больше места для создания своих собственных альтернативных репрезентаций. Вы также можете исследовать это прошлое событие и найти первые признаки того, что этому человеку не стоило доверять, или поискать упущенные вами возможности провести проверку, которая могла бы вовремя дать вам эту информацию. Потом распространите на будущее то, чему вы научились.
Как стать "неустрашимым" перед авторитарными фигурами.
Мы использовали эту технику с людьми, которых устрашают авторитарные фигуры. Думая о человеке, который внушает ему страх, клиент обычно говорит нечто вроде: "О, да. Я его вижу. Картина большая, яркая и близкая, и она где-то высоко". В этом случае мы просим его сделать картину поменьше, отодвинуть её немного дальше, сдвинуть вниз и убавить яркость. Это позволяет ему думать о ком-то авторитарном без того, чтобы быть подавленным, и без необходимости соглашаться с тем, что тот говорит. Становится легче обращаться с другим человеком как с ровней, а не как с Большим Братом.
Вам может также понадобиться явным образом внедрить защитный голос, как у Кэролин, который с помощью многократных вопросов проверяет слова другого человека с точки зрения её целей, исследует последствия исполнения того, что кто-то говорит и предлагает альтернативные возможности. Если некто имеет только одну репрезентацию ситуации, он может действовать в соответствии с ней, даже если вы сделаете её маленькой, туманной и далекой. В следующей главе мы опишем конкретный метод обучения людей тому, как вырабатывать свои собственные оценки и решения.
Люди, реагирующие на других.
Некоторых людей не слишком пугают авторитарные фигуры, но они чрезмерно отзывчивы к нуждам других, при этом пренебрегая своими. Это приводит к "перегоранию" и часто имеет сходную структуру с запуганностью. Чтобы стать чрезмерно отзывчивым на нужды других, сначала создайте репрезентацию того, чего хочет этот человек. Потом либо сделайте этот образ большим, ярким и близким, либо возьмите его крупным планом и сделайте панорамным, так чтобы он заполнил ваш визуальный экран и у вас не было бы места для картин того, чего хотите вы. Если всё, что вы можете видеть, это потребности окружающих, то именно на это вы и будете реагировать. Эти картины обычно не выше, чем они бывают при запуганности.
Как противоядие:
1. Подумайте о ком-то, на кого вы чрезмерно реагируете, пренебрегая своими потребностями.
2. Отметьте, как вы видите этого человека мысленным взором. Является ли картина большой и близкой, может быть панорамной? Имеет ли его голос некое качество, которое делает невозможным его проигнорировать? (Если вам трудно определить важные субмодальности, сопоставьте этот образ с образом кого-нибудь, на кого вы не так сильно реагируете.)
3. Передвиньте образ этого человека/его потребностей подальше от себя и сделайте его меньше, тусклее, менее цветным и т. п. Если вначале он был панорамным, уменьшите панораму до маленькой картины в рамке перед собой. Позвольте его голосу стать тише или изменить тональность полезным образом до тех пор, пока вы не почувствуете, что уже не так сильно подавлены потребностями этого человека.
4. Теперь создайте ещё один экран того же размера, яркости и на том же расстоянии от себя, как и образ потребностей другого человека. Спросите себя: "Чего хочу я?", и поместите свои ответы в эту новую рамку.
5. Теперь вы смотрите на два экрана: на одном представлены ваши желания, на другом - желания другого человека. Спросите себя: "Что в наибольшей степени будет отвечать потребностям/желаниям, как меня, так и другого человека?" В определённых контекстах или с определёнными людьми может быть более подходящим сделать ваши собственные потребности более (или менее) важными, чем потребности других. Легче ли вам реагировать на те и другие тогда, когда они достаточно сбалансированы?
6. Распространите выбранный вами способ видения вещёй на соответствующие ситуации в будущем.
Если некто имеет внешнюю референцию, то относительно просто помочь ему стать более внутренне ориентированным. Большинство людей, которые добровольно ищут помощи, это люди с сильной внешней референцией. Разумеется, у них может быть меньше сознательных частей, которые имели бы другое мнение! Сильно внешне ориентированные люди склонны спрашивать вас, что делать, а потом следовать всем вашим указаниям, поскольку они принимают, что вы правы. Поскольку обычно не очень трудно заставить их принять вас как их внешнего референта, вы можете попросту сказать им: "Я думаю, что, без всякого сомнения, вы должны уделять больше внимания вашим собственным желаниям и думать сами". Если человек сделает это, он начнет создавать более сильную внутреннюю референцию. Если он отказывается делать то, что вы просите, он также в большей степени действует в соответствии с внутренней референцией - решая сам, вместо того, чтобы делать, что скажут другие.
Обратная связь.
Если люди с внутренней референцией открыты для обратной связи и информации извне и воспринимают её, то они и окружающие их люди, скорее всего, счастливы. Если вы хотите стать более восприимчивым к мнениям других и лучше использовать вход, вы можете сделать ваши собственные идеи менее принуждающими (меньше, туманнее, дальше), освобождая место для других репрезентаций. Вы можете сделать мысли других принуждающими хотя бы настолько, чтобы это заставило вас рассматривать их.
Если человек всего лишь немного невнимателен к обратной связи, спросите его, есть ли в его картинах какие-либо другие люди, когда он принимает решения. Возможно, что нет. Попросите его добавить жену, детей, начальника и любых других людей, которых будут задевать его решения, а потом попросите его обратить внимание на то, как эти другие люди прореагируют на предложенное решение или действие. Это вызовет полезный сдвиг к умению замечать обратную связь. Строго говоря, это скорее вмешательство в содержание, чем в субмодальный процесс, но это очень полезно для того, чтобы помочь кому-то стать более внешне-ориентированным. Некто, имеющий внешнюю референцию, скорее всего, уже имеет много других людей в своих картинах. У некоторых счёт идет на тысячи! Для них может быть полезным поэкспериментировать с принятием решений без столь большого числа наблюдателей.
Некоторые люди с внутренней референцией доходят до крайности: они наперёд принимают, что они правы, и игнорируют мнения других. Эти люди обычно делают настолько внушительные образы своих собственных мнений, что нет места даже для рассмотрения других репрезентаций. Когда человек закрыт для обратной связи, будет намного труднее заставить его измениться, поскольку он заранее запрограммирован пренебрегать чужими мнениями - включая ваши!
Человек с сильной внутренней референцией редко ищет помощи; он скорее окажется человеком, обращающимся в суд, или неуступчивым супругом. Работая с кем-либо, закрытым для обратной связи, вы должны очень тщательно синхронизироваться с его системой убеждений - а её частью является то, что он прав, а вы неправы. "Вы явно знаете много больше о своей ситуации, чем я мог бы когда-либо узнать; большая часть того, что я могу - это делать скромные предположения, в слабой надежде, что вы могли бы решить, что одно или два из них могли бы, возможно, оказаться полезными для вас". Всё, что вы хотите, чтобы он сделал, должно быть как можно тщательнее оформлено как его идея, или хотя бы как его решение. "Вы уже сказали мне, как это важно для вас. Вот вам ещё парочка идей, которые можно учесть - о чём вы, несомненно, уже думали раньше и сами - которые могли бы сделать ваши планы ещё более завершенными". Синхронизируюсь с убеждением человека в том, что у вас нет ничего, к чему стоило бы прислушаться, вы парадоксальным образом становитесь человеком, к которому стоит прислушаться.
Если человек полностью закрыт для обратной связи, это, вероятно, более опасно - особенно для окружающих - чем если он чрезмерно ориентирован вовне. Подумайте о ваших знакомых, которые попадают в эту категорию. Это люди, думающие: "Чтобы знать, что я прав, я не нуждаюсь в том, чтобы видеть или слышать что-либо извне". Эти люди не ищут в окружающем мире значимую для них информацию: уточнения, опровержения, дополнительные знания и т. п. Они также не слышат обратную связь даже тогда, когда она им предлагается, так как они обычно говорят себе: "Я уже знаю, что я прав, поэтому зачем беспокоиться?" Изменение экстремальной внутренней референции такого рода очень затруднительно, потому что в момент, когда вы говорите нечто, посягающее на то, про что этот человек знает, что это верно, он говорит: "Никогда!" Работа с человеком такого рода - настоящий вызов, потому что он живёт в очень узкой и специфической реальности. Параноидный субъект - великолепный пример такого рода.
Сэлли: Как же вы обходите это?
Ну, абсолютно надёжных28 методов нет, но есть ряд вещёй, которые вы можете попробовать; большинство из них скрытые.
Параноидному или любому другому недоверчивому человеку вы можете сказать: "Не доверяйте мне! Даже если я не хочу вам навредить, я могу сделать это случайно. Я хочу, чтобы вы были очень бдительным и внимательно проверяли всё, что я скажу и сделаю, чтобы быть уверенным, что то, что мы делаем здесь вместе - для вашей пользы". Опять же, инструктируя человека не доверять вам - что он и так в любом случае будет делать - вы парадоксальным образом становитесь заслуживающим доверия. Делая это, вы можете вставить ряд пресуппозиций и рефреймингов, которые окажутся полезными позднее. К примеру, три предложения в кавычках, приведенные выше, вводят различения между намерением, поведением и результатом, а также пресуппозиций, что можно работать вместе, и что это может принести человеку пользу.
Вместо того, чтобы пробовать изменить систему убеждений человека, зачастую гораздо проще использовать её как рычаг, чтобы заставить его делать то, что вы хотите. После тщательной синхронизации вы можете использовать все другие инструменты НЛП, пока они неявные или находятся в подходящей рамке. "Поскольку вы гораздо умнее остальных членов вашей семьи, вам будет очень легко и просто быть добрым и мягким к ним, пока они медленно учатся тому, что вы уже знаете". "Поскольку вы столь уверены, что вы правы, не будет вреда в том, чтобы внимательно выслушать мнения вашей жены и тщательно рассмотреть их, как если бы они были столь же важны, как ваши собственные. Только человек, который неуверен в своих взглядах, стал бы этому противиться".
Человек, закрытый для обратной связи, обычно соглашается, что доверять другим опасно. После синхронизации с этим вы можете указать, что другое часто будут вести себя глупо, а это может навредить ему, поэтому важно знать, что они думают - независимо от того, насколько это может быть далеко от цели. Отсюда один небольшой шаг до того, чтобы указать ему на важность учёта чужих суждений при принятии собственных решений. Ещё более важно продемонстрировать, что быть закрытым для обратной связи может оказаться для него опасным. Вы можете сделать это на примере его прошлых неприятностей, или на сиюминутном примере во время сеанса супружеской или семейной терапии, или вы можете создать такую ситуацию сами.
Другая альтернатива - полностью обойти сознательное мышление, используя метафору или структуры гипнотического языка, обращаясь к игнорируемым и менее сознательным частям человека.
Иногда вы можете достаточно узнать о системе верований человека, чтобы тщательно синхронизироваться с ней, а потом "случайно" разрушить её, указывая на непоследовательности или противоречия или с помощью искренних просьб разъяснить вам ваше недоумение. Однако если вы пробуете это, будьте очень осторожны. Если это не удастся, вы потеряете раппорт (возможно, навсегда); а если преуспеете в разрушении его реальности, у него могут появиться всякие странности.
Наша любимая история на эту тему - об одном психически больном в ветеранском госпитале в Пало-Альто, верившем, что он Бог. Он был очень надменным и отчуждённым, и никто не мог вступить с ним в контакт. Дон Джексон, очень находчивый психолог, предложил продемонстрировать, как можно к нему пробиться. Когда пациента привели, ему предложили стул рядом с Джексоном. Пациент берет стул и отодвигает его далеко в сторону, и потом садится в царственной манере, и молча смотрит на группу с выражением невероятного превосходства и пренебрежения.
После разглядывания его в течение нескольких минут, Дон Джексон подходит к нему, почтительно становится перед ним на колени, склоняет голову и говорит: "По-видимому, вы Бог. Поскольку вы Бог, только вы заслуживаете ключи от этого госпиталя", и нежно кладет своё кольцо с больничными ключами в ладонь пациента. Он делает паузу, а потом говорит медленно: "Однако, если вы Бог, вы не нуждаетесь в этих ключах". Потом он встаёт и идет обратно к своему стулу и садится. Пациент сидит несколько минут, осмысляя, очень взволнованный, а потом подпрыгивает, пододвигает свой стул к Джексону, садится, пристально смотрит ему в глаза и взволнованно говорит: "Эй, парень, один из нас сумасшедший!"
Коммуникация Дона Джексона, как словесная, так и несловесная, синхронизировалась с миром пациента, а потом указала на противоречие в нем. Тот пациент мог ответить: "Хотя я не нуждаюсь в ключах, потому что я Бог, я всё равно возьму их", но он не сделал этого.
Джон Розен делает то же самое немного менее тонко. С пациентом, который верит, что он Бог, Джон берет четыре или пять сильных помощников, насильно валит пациента на пол, садится ему на грудь, а потом говорит: "Если вы Бог, как мы, обыкновенные смертные, можем пригвоздить вас к полу? Вы совершенно беспомощны. Если вы Бог, то давайте, уничтожьте нас". Розен настаивает на контакте: очень трудно оставаться кататоником, когда кто-то сидит у тебя на груди и орёт на тебя. Если пациент отворачивает голову. Розен хватает её и поворачивает её обратно, а если он закрывает глаза. Розен открывает их! Если нужно, он готов продолжать это много часов подряд. Это может показаться грубым, однако пациенту очень трудно это проигнорировать.
Ричард: Я обнаружил, что некоторые люди с сильной внутренней референцией имеют также сильные полярные реакции.
Это хорошее замечание. Иногда вы можете использовать это как рычаг "Ну, разумеется, такой человек, как вы, никогда не сможет научиться демонстрировать свой интеллект, приспосабливаясь к другим людям, которые важны для вас".
Крайние варианты внутренней и внешней референции интересны, и контрасты между ними могу научить вас некоторым полезным различениям. Конечно, большинство людей попадают где-то между крайностями; у них есть некий способ порождать альтернативы тому, что говорят кто-то другой, и некий способ сравнивать и оценивать их. Внутренняя и внешняя референция является функцией от субмодальностей, которые человек использует для конструирования альтернативных репрезентаций. Часто вы можете помочь ему найти лучший способ достигать его целей, попросив его поэкспериментировать с изменением этих репрезентаций.
В заключение мы хотим предупредить вас о другом способе вмонтирования референции, который менее очевиден и намного менее полезен. Вы можете иметь внешнюю референцию и вмонтировать внутреннюю референцию внутрь неё! Многие лидеры культов похожи на людей с внутренней референцией: они говорят другим, что делать. Однако она встроена вовнутрь внешней референции: отчаянную потребность иметь большую группу согласных с ними последователей. Поскольку эта система столь закольцована (единственный важный аспект верования заключается в том, что определенное число других людей тоже разделяет его), она и гораздо более хрупка. Если последователи покидают его, мир лидера рушится. Джим Джоунс - первый пример, но есть и много других; есть даже несколько таких в маленьком мире НЛП. Питер Гоблен хорошо сказал об этом в следующем стихотворении:
Деятель,
Берегитесь ищущего учеников
миссионера
деятеля
всех, обращающих в свою веру
всех, утверждающих, что нашли
путь на небеса.
Потому что звук их слов
это молчание их сомнений.
Аллегория вашего обращения
поддерживает их в их неуверенности.
Убеждая вас, они силятся
убедить себя.
Они нуждаются в вас
говоря, что вы нуждаетесь в них:
здесь есть симметрия, о которой они не упоминают
в своей проповеди
или в собрании
у потайной двери.
Подозревая каждого из них
Относитесь с опаской и к этим словам,
потому что, разубеждая вас,
я обретаю новое свидетельство,
что нет кратчайшего пути,
вообще нет дороги,
нет цели.
Стратегия реагирования на критику.
Одна из фундаментальных пресуппозиций НЛП заключается в том, что "Не существует такого явления, как неудача; существует только обратная связь". Это прекрасная мысль, указывающая в очень полезном направлении. Однако для большинства людей это просто остроумная фраза, которая сама по себе не меняет их переживание или реакцию. Большинство людей (приблизительно 70%) реагируют на критику мгновенными захлёстывающими плохими ощущениями. Потом они пытаются выкарабкаться из эмоциональной ямы, которую только что для себя вырыли, прибегая к помощи рационализации, пытаясь достичь хорошего состояния, пытаясь быть объективными и т.п. Поскольку они уже в плохом состоянии, обычно ни одна из этих попыток не срабатывает достаточно хорошо. И поскольку большая часть их усилий направлена на восстановление хорошего состояния, обычно они не извлекают надлежащей пользы из любой информации обратной связи, содержащейся в критике. Если они всё же используют эту информацию, то, как правило, много позже.
В качестве другой крайности некоторые люди (возможно, 20%), реагируют на критику, просто отрицая её. Они защищают себя от любых плохих чувств, но в то же время не позволяют себе даже рассмотреть, не является ли какая-то часть получаемой ими критики достоверной или полезной обратной связью.
Третья группа (менее 10%) может выслушивать критику без того, чтобы мгновенно чувствовать себя плохо. Они также могут внимательно рассмотреть, содержит ли критика полезную обратную связь, и использовать эту обратную связь продуктивным образом, чтобы изменить своё будущее поведение.
Разумеется, эти три группы не являются жёсткими категориями. Вероятно, вы можете найти пример каждого из этих стереотипов в своей собственной жизни - в зависимости от состояния вашего ума, контекста, личности критикующего, рамки и т. п. Большинство из нас попадают в плохие состояния, негативно реагируя даже на самое безобидное замечание. У большинства из нас бывают времена, когда мы находимся в столь хорошем состоянии, что независимо от того, насколько жестко нас критикуют, можем воспринимать это просто как интересную информацию.
Несколько лет назад мы заинтересовались внутренней структурой, позволяющей "специалистам" по конструктивному реагированию на критику делать это с такой легкостью. Мы промоделировали определенное количество людей, которых характеризует очень успешное реагирование на критику с пользой для себя. Хотя есть небольшие вариации, все они используют один и тот же базовый внутренний процесс, и этой стратегии можно легко и быстро обучить других людей.
Пример.
(Следующий транскрипт - отредактированный вариант видеозаписи, где Стив демонстрирует внедрение этой стратегии на Карле, участнике одного из наших Семинаров Уровня Практиков в январе 1987). Мы также включили некоторые последующие комментарии, сделанные Карлом двумя неделями позднее.
Во время демонстрации мы собираемся сделать две вещи. Одна заключается в том, что я хочу продемонстрировать внедрение самой стратегии и прохождение через различные ответвления этой стратегии и т. д. Другая вещь, которую я собираюсь сделать - это продемонстрировать незаметный способ внедрения стратегии, а именно выполнение этого в диссоциированном состоянии. И это будет для вас не так-то легко, Карл, потому что вы ведь не любитель диссоциации, верно?
Карл: М-м, нет, я люблю делать диссоциацию.
Вы можете это сделать? (Гм-м-м.) О'кей. Прекрасно. Итак, я хочу, чтобы вы сделали следующее: увидели Карла вон там в какой-либо ситуации, в которой кто-то может дать какую-нибудь обратную связь, которая может быть истолкована как критика. Вы просто видите это вон там, О'кей? (Карл немного отклоняется назад.) Ну вот! Так то лучше. Хорошо. Вы можете видеть его так далеко, как вам удобно. Вы можете поместить лист плексигласа вот здесь, если хотите. (Карл улыбается и кивает.) О, вам это нравится, правда? О'кей, хорошо. И я хочу, чтобы вы остались в этом диссоциированном состоянии. Вот что вы будете делать: наблюдать, как он проходит через эту стратегию. Так что вы будете просто наблюдателем, и ваша функция как наблюдателя - это в любой момент заметить, если у него там появятся какие-либо проблемы. Тогда вы можете дать мне знать о них, и мы сможем сделать что-либо, чтобы с ними справиться, (О'кей.)
О'кей, прекрасно. Итак, вы просто будете наблюдать за этим. А другой способ создать для человека рамку - это сказать, что мы просто собираемся испробовать это там, что мы не собираемся внедрять это в него раньше, чем проделаем до конца там и убедимся, что там всё в полном порядке; мы не собираемся ничего делать с ним здесь. Правда, это в некотором смысле надувательство. Но это очень полезное надувательство для некоторых людей, которые действительно насторожены: "Н-нет-т... не суйтесь в мои мозги", или что-то в этом роде. В некотором смысле, верно то, что это не будет внедрено до того и без того, чтобы были учтены любые экологические соображения. Поэтому эта часть утверждения верна. Однако, когда вы видите себя вон там, выполняющего это, вы также учитесь с помощью само-метафоры внутри. Итак, это именно вы собираетесь учиться новому способу реагирования на критику, так как я полагаю, что вам не слишком-то нравится тот способ, который есть у вас сейчас. Верно?
Карл (качая головой): Никоим образом, Хозе. Мне он не нравится.
О'кей, хорошо. Итак, увидьте его там, а через несколько мгновений пусть кто-то другой скажет нечто, что может быть истолковано как критика. И то, что ОН собирается делать, есть нечто очень, очень важное. Он собирается диссоциироваться от критики, (О'кей.) А вы будете наблюдать за ним. (Карл: Диссоциированным, в то время как я диссоциирован.) Правильно, в то время как вы диссоциированы. (О'кей.)
Это что-то вроде процедуры работы с фобией, когда вы имеете трехместную диссоциацию, и функция та же самая. Итак, некто собирается сказать нечто Карлу. А вы можете просто выдумать то, что кто-то может подойти и сказать ему. А этот Карл, находящийся там, собирается как-то удержать это на расстоянии (О'кей) вплоть до момента, когда у него будет возможность полностью оценить это. Он может сделать это двумя способами. Он может услышать слова и представить их напечатанными в пространстве на расстоянии вытянутой руки. Или он может слышать эти слова, но на расстоянии, (О'кей.)
И он может делать это несколькими разными способами, а вы можете просто смотреть и наблюдать, как он это делает. Итак, наблюдайте за ним в то время, когда он слышит критику. И это какие-то критические замечания о нём. И он собирается удерживать их на расстоянии вытянутой руки. Он собирается остаться диссоциированным от них. И он собирается потом создать картину о том, что представляет собой эта критика; лучше в виде фильма. Таким образом, он собирается создать репрезентацию критики, оставаясь в диссоциированном состоянии, (О'кей.) А потом он собирается сравнить этот фильм с фильмом с наилучшей имеющейся у него информацией об этой же самой ситуации. Это понятно? (Да.) О'кей. Чтобы оценить и сказать: "Ну, есть ли в этом смысл?" Есть ли какой-либо способ, каким он мог бы извлечь из этого смысл? Теперь, когда вы наблюдаете, как он делает это, может ли он достигнуть какого-то понимания этого? Есть ли смысл в том, что некто мог сказать про него такое?
Карл: Это имеет большой смысл.
О'кей, это имеет большой смысл. Здесь я хочу, чтобы вы пронаблюдали за тем, как он будет решать, как он хотел бы отреагировать на эту информацию. Потому что если в этом есть смысл, то это значит, что это хорошая информация, которой у него не было раньше, правда? (Да.) Так что он может сказать: "Спасибо", или: "Парень, я рад, что ты привлёк к этому моё внимание. Я посмотрю, что я могу сделать с этим". Или что угодно.
Карл: Он уже не чувствует себя внутри дерьмом. Я имею в виду - (смех).
Это хороший план.
Карл: Просто ощущение намного лучше.
О'кей. И теперь ему будет легче найти хорошее применение любой содержащейся там информации, потому что он не чувствует себя внутри дерьмом, верно?
Карл: Верно! Верно. Ему намного легче объективно относиться к этому.
Точно. Кстати, вот что такое "объективный". "Объективный" означает, что вы диссоциированы. Поэтому, когда вы наблюдаете за ним, я хочу, чтобы вы следили, как он проходит через процесс принятия решения о том, какого рода реакция подходит к этой ситуации - в смысле, что он мог бы по-другому делать в будущем, какого-либо рода изменения, которым он, возможно, захотел бы подвергнуться, или что угодно, что было бы подходящим, полезная реакция на информацию, которую ему только что предоставили...
О'кей, таким образом, он прошел через процесс принятия решения. А теперь сделайте так, чтобы он действительно осуществил это, если это возможно сделать сейчас, и прореагировал на это. Кто-то критиковал его, верно? Поэтому, если есть подходящий ответ этому человеку, например: "Спасибо, что вы обратили на это моё внимание", или "Да, парень, я наделал делов...", или...
Карл: Да! Это как раз то, что он сделал. Он благодарит этого человека!
Это что-то новое, а? Вместо того, чтобы кинуться на него с кулаками.
Карл: Ага. Он никогда раньше его не благодарил. В прошлом была не столько сильная злость против этого человека, сколько злость на самого себя. (О'кей, всё верно), и он не обязан больше чувствовать злость на себя. Он может воспринять это как урок.
Великолепно. И после того как он завершил это взаимодействие с тем человеком, я хочу, чтобы вы наблюдали за ним, в то время как он тратит некоторое время на то, чтобы синхронизировать с будущим какое-то другое будущее поведение. Итак, он принял некие решения о том, что он упускал, или не замечал, или не придавал этому значения, или что бы то ни было. (Верно.) Как он может синхронизировать новое поведение с будущим? Возможно, сначала ему нужно принять решение относительно нового поведения. Что он собирается делать в будущем по-другому, в то время как вы наблюдаете его синхронизирующим это с будущим, - так что он проходит через решение, когда и где он хочет быть другим, и как именно. Вы можете быстро просмотреть некоторые старые реакции, или использовать "Генератор Нового Поведения", или что бы то ни было. О'кей. Он уже совершил это изменение? (Да.) О'кей.
Карл: Да, действительно. Он не чувствует напряжения внутри. Прежде всего, он рад тому, что всё это вообще произошло, потому что он учится на этом.
Это как-то отличается от вашего прошлого опыта?
Карл: Он никогда в жизни такого не испытывал. Никогда!
Похоже, что это действительно так, не правда ли? (смех) У него такой вид, будто он только что увидел ангела, спустившегося с неба!
Карл: Знаете, это очень здорово, а контекст касается семьи, и - ему просто раньше не было легко в семье, но это просто - я хочу сказать, он действительно улыбается.
О'кей. Я бы хотел, чтобы вы проиграли другой сценарий, немного отличный. Итак, вы снова видите его там, и пока что вокруг него никого нет. (О'кей.) На этот раз кто-то собирается подойти и сделать ему очень неопределённое критическое замечание типа: "Ты, вонючка", или "Ты, индюк" или что-либо вроде этого, так что он должен действительно сделать паузу и собрать информацию, - потому что он слышит "Ты, индюк" и создаёт картину индюка и создаёт картину себя, и картины не совпадают, верно? (смех) Поэтому он должен сначала собрать информацию типа: "Хорошо, можете ли вы мне сказать больше? Как, конкретно, я являюсь индюком?" или что угодно ещё, до тех пор, пока он не получит информацию: "О чём на самом деле говорит этот человек?"
Карл: "Что они пытаются ему сказать?"
"Что они пытаются ему сказать?" И он может сделать это довольно вежливым и нейтральным тоном, потому что он просто
Карл: Он может диссоциироваться.
Диссоциироваться. И он просто хочет иметь эту информацию. И когда он уже получит информацию, достаточную для того, чтобы создать фильм о том, чем озабочен этот человек - тогда он снова может пройти через это... Ну, а на этот раз совпадает это или нет?
Карл: После того как они ему сказали?
После того как они сообщили ему некоторые детали, есть ли какое-то соответствие... немножко?
Карл: Да. Это была скорее шутка, чем что-либо ещё. (О'кей.) Но он, вероятно, не узнал бы об этом, если бы не задал вопросов: "Каким конкретно образом я являюсь индюком?" (смех) В прошлом он, вероятно, не стал бы этого спрашивать. Он бы просто подумал: "Да, я индюк". Либо это, либо "Сам индюк, мать твою".
Верно. Мать твою, О'кей. Теперь смотрите на него, в то время как он снова проходит через эту процедуру решения о том, как отреагировать на этого человека. Возможно, вы уже это сделали. А потом, есть ли какой-либо способ поведения, который он хотел бы иметь в будущем? Есть ли что-либо полезное? А иногда, если это просто игра, это может быть просто что-то вроде не имеющего значения обмена добродушными шутками, и действительно нет никакого стимула к изменению поведения...
О'кей, теперь я хочу, чтобы вы проделали это ещё одни раз. На этот раз некто действительно очень странный появляется на улице прямо из ниоткуда и произносит какие-то странные замечания, из которых вы не можете извлечь никакого смысла, (О'кей.) И знаете, он опять спрашивает: "Хорошо, можете ли вы больше сказать об этом?" Или "Как конкретно?" или что-нибудь в этом роде. И, знаете, он получает в ответ просто "словесный салат"; это шизофреник, который просто сбежал из больницы, или что-то в этом роде. И когда вы делаете фильм из того, что представляют собой его картины и что вы запомнили из только что случившегося, они просто совершенно не совпадают. (Верно.) И в определенный момент вы говорите: "Благодарю, но благодарности не будет", или "Простите", или что-нибудь ещё. Вы предпринимаете серьезное усилие понять, что человек имеет в виду, и есть ли в этом какая-то реальная информация - или же это просто выпад, исходящий из его собственного внутреннего пространства, а в этом случае вы можете спокойно проигнорировать его, потому что у вас нет никакого. (Карл: Это не стоит того) Это не стоит того, потому что в нём нет никакой информации, которую вы хотели бы использовать для изменения своего поведения в будущем, верно?
Карл: На этом не научишься.
Верно: О'кей, теперь, наблюдая, как Карл там проходит через всё это, я делаю вывод, что ощущение действительно хорошее. Верно? (Действительно хорошее.) Это выглядит привлекательно? (Выглядит привлекательно.) Есть ли какие-либо проблемы с какой-либо частью этого? Нет ли какой-либо части этого, которую вы хотели бы как-то изменить, которая бы вас как-то беспокоила?..
Карл: Единственное - это что я просто - я хочу, чтобы это произошло. Я хочу быть там, внутри. Я не хочу быть диссоциированным! (Смех)
Хорошо, это следующий шаг. Но там всё выглядит хорошо, верно? (Нет проблем.) О'кей, великолепно.
О'кей, постепенно протяните руку и помашите тому, кто там находится. (Стив показывает, как он вытягивает руки, а потом медленно возвращает их к своей груди) и очень постепенно, со своей собственной скоростью, притяните его к себе, и сделайте его полностью частью вас. (Карл протягивает руки и возвращает оттуда того, другого Карла. В это время появляется множество несловесных сдвигов - более глубокое дыхание, изменение цвета кожи и т. д. - которые указывают на мощную интеграцию с множеством ощущений)...
Потратьте пару минут, чтобы принять всё это в себя... Просто побудьте там некоторое время... (Карл вытирает глаза.) Это для вас большое событие, не так ли? (Карл кивает.) Я рад, что вы вышли сюда. Это хорошо... Итак, просто потратьте некоторое время, чтобы побыть там и просто позвольте всему этому материалу улечься. Потратьте на это столько времени, сколько хотите. Я буду повторять материал с группой; а вы просто побудьте там.
О'кей, есть ли у вас вопросы? Можете взглянуть на листок с конспектом, если хотите, О'кей.
Ди: Так - или я это пропустила, или что - но вы не предложили ему сделать одно - как я видела - где кто-то, о ком бы он по-настоящему беспокоился, уважал, восхищался и с кем был бы по-настоящему близок, сказал бы ему что-то совершенно пошлое, безвкусное и злое.
Когда будете в малой группе, позаботьтесь, чтобы они сделали это с вами (смех).
Ди: О'кей. Ну, я имею в виду, что если к вам подходит какой-то клоун - это ладно, вы (пожимает плечами): "Кого это заботит?" Но если так поступает кто-то вам небезразличный, это уже не так легко перенести.
Это нечто другое, верно. Так вот, на самом деле он выбрал кого-то из своей семьи
Карл: Это то, с чего я начал.
То есть на самом деле он начал с чего-то похожего.
Карл: Потому что, знаете, что до меня, то это самое трудное - было самым трудным для меня, и я не рассердился на человека, который сказал мне это. Я сердился на себя за то, что не в состоянии был ответить на это так, как считал нужным. А что касается моей собственной семьи, я знаю, что прежде всего они любят меня, и с их точки зрения это конструктивно. Дело просто в том, что я на это реагировал, знаете. Я начинал автоматически подозревать себя по поводу чего-то, что я делал, и потом просто автоматически: "Да, я - этот пропащий человек". То есть я знал, что у них хорошие намерения; просто я на это так реагировал. А будучи в состоянии диссоциироваться и наблюдать за собой диссоциированным
Ди: О'кей. Но чувствовали ли бы вы себя также, если бы то, что они сказали - как вы сказали: "О, да, я могу видеть, что это обоснованно". Предположим, что это было совершенно неверно по отношению к вам. Это могло быть обоснованно для них, и они могли так думать, но для вас абсолютно нереально, чтобы это было правдой. Чувствовали ли бы вы то же самое?
Карл: Если бы я наблюдал это точно также? Да. Я защищён. Раньше, в прошлом, это просто входило в меня. (Карл показывает рукой на середину груди.) Но быть в состоянии увидеть то, что они мне говорят, на картинке и иметь эту диссоциацию - это в точности похоже на быструю терапию фобии, это дает вам возможность испытывать нечто и быть отделенным от этого, так что вы не обязаны ассоциироваться и чувствовать себя дерьмом. (Принимать это внутрь физиологически.) Правильно. Если хотите, можете прямо сейчас сказать мне что угодно, и мы можем проверить это.
Ди: Ну, у меня нет для вас никаких злых слов.
Я учил этому много раз, но до вас действительно доходило хуже всех.
Карл поднимает глаза и улыбается: Это проверка. Это называется проверкой, верно?
Ди: Мне казалось, что он очень трогателен. Он вошел мне прямо в сердце.
Если есть конкретная ситуация, Ди - та, что всегда задевает вас или что-то в этом роде - я рекомендую не использовать её в качестве первого примера, который вы будете проигрывать. Потому что когда вы впервые учитесь водить машину, вы не садитесь в автомобиль и не едете прямо к Ла-Маншу или Дайтона Бич или куда-нибудь в этом роде; вы учитесь, будем надеяться, на грязной проселочной дороге, или футбольном поле, или на чём-то подобном. Обязательно поступайте так и с наиболее тяжелым для вас видом критики - исходит ли она от босса, от супруга, от ребенка, или от кого бы то ни было. Обязательно используйте её уже после того, как вы достигаете некоторой беглости в выполнении промежуточных шагов, потому что иначе вы можете застрять на каком-нибудь шаге, и всё может развалиться. Обязательно проверьте это. И я согласен с тем, что, по-моему, было целью вашего замечания; "Ну ладно, вы знаете, что кое с чем это может работать; но как насчёт тех реальных трудных ситуаций?" Обязательно используйте это и в трудных случаях. Это сработает, если вы действительно вмонтируете систему, потому что эта стратегия - точно также как быстрая терапия фобии - порождает диссоциацию, так что вы можете наблюдать за всем со стороны. Одна из приятных особенностей этого метода вмонтирования заключается в том, что если тот другой вы, который находится там, наломает дров...
Карл: Вы защищены от этого.
Вы защищены. Вы можете просто наблюдать за этим, а потом просто прокрутить фильм обратно и сказать: "О'кей", кое-что подрегулировать, а потом снова прокрутить его вперёд, так что...
Карл: Вы полностью контролируете ситуацию, что бы ни происходило.
Последующее интервью.
Прошло около двух недель Что ж, расскажите людям, которые будут смотреть запись.
Карл: Ну, после того как была вмонтирована стратегия критицизма, двое людей - как гром среди ясного неба - вдруг подходят ко мне и обзывают меня сопляком и всякое такое; а потом начинают смеяться, потому что они просто хотели проверить это, но...
Это была не очень хорошая проверка, верно?
Карл. Нет, это должно было быть сделано в реальном мире. А на моей работе - я никогда не осознавал этого раньше, но я хожу к людям домой и убираю оборудование, которое моя компания там установила. И когда я его убираю, оно оставляет дыры у них в стенах и повсюду. И они с самого начала подписали контракт, что мы не отвечаем и всё такое. Я оказываюсь там, и я тот, на кого они орут и вопят Я никогда раньше не осознавал, что это беспокоит меня, вы знаете, бессознательно. Но когда это случалось в последние две недели, я автоматически отступал на шаг назад - и я делаю это прямо сейчас, поскольку вспоминаю это. И когда это стало происходить, это происходило осознанно - я это видел и решал, стоит это того или нет, и продолжал с той точки. И чем чаще это случалось, тем быстрее происходило. Поэтому люди, с которыми я работаю, они, таким образом, действительно помогали мне врубиться. Поэтому я почти что проделывал рефрейминг. Знаете, это было похоже на "продолжай, не останавливайся! Это здорово".
Чем больше, тем лучше (Да) Именно так это и работает. Когда вы внедряете новую систему, подобную этой, - чем больше раз она проигрывается, тем более автоматической становится. Теперь, вы сказали, что осознанно вам надо отступить на шаг назад. Это было то, что вы осознанно замечали, верно? (Верно.) Вам ведь не требовалось осознанно думать о том, чтобы сделать это, верно?
Карл: Нет, нет, нет, нет. Это происходило само по себе. Два раза во время вождения машины - я много вожу машину - я кого-нибудь подрезал, и тогда это тоже хорошо срабатывало (смех). Особенно, знаете ли, в прошлом, я всегда начинал: "О, я ужасный водитель"; а потом, если это подтверждалось, я говорил: "Да, хорошо, в следующий раз мне придется вести себя немного получше".
Хорошо. В какой-то момент я встревожился, не превратил ли я вас в паршивого водителя.
Карл: Я думаю, что самая лучшая проверка произошла вчера. Я подстриг волосы и был этим очень доволен. Я думал, что хорошо выгляжу, и пошел домой, к своим родителям. Я там не живу, просто зашел их навестить. И сказал: "Мам, я подстригся". А она смотрит на меня и начинает: "А как же сзади?", потому что обычно я коротко стригся сзади, а в этот раз нет. И знаете, она была вполне серьезна: "Почему сзади не подстриг?" И мгновенно: шаг назад: "Это обоснованно?" - "Нет". Это было действительно мощно. И то, что это было с ней - семейная сцена - и то, что я этого не планировал, это было полностью бессознательно и действительно мощно. Так что у меня успех.
О'кей. Большое спасибо.
Карл: Спасибо вам.
(Теперь прошло более восьми месяцев, и Карл по-прежнему хорошо реагирует на критику.)
Обзор стратегии.
1. Вмонтируйте стратегию в диссоциированном состоянии. "Анна, увидьте саму себя вон там, впереди. Та Анна собирается научиться новому способу реагировать на критику". Сделайте то, что необходимо для поддержания диссоциации. "Вы можете увидеть Анну на таком расстоянии, на каком вам захочется; или в чёрно-белом изображении; и вы можете поместить перед собой плексигласовый барьер, если это помогает вам оставаться здесь в качестве наблюдателя".
Всегда используйте местоимения и слова, обозначающие локализацию, такие как "здесь", "там", чтобы сохранять эту дистанцию и диссоциацию. Не забывайте следить за несловесными признаками диссоциации. Когда Карл только вышел сюда, он начал видеть себя там, и тогда его плечи и голова подались назад - что было хорошим признаком того, что он диссоциировался полнее. Поэтому убедитесь, что клиент выглядит по-разному, когда он диссоциирован и когда ассоциирован.
Некоторые люди предпочтут использовать слуховую диссоциацию - слышание себя в магнитофонной записи в другом месте пространства, а очень редко даже кинестетическую диссоциацию - ощупывание себя кончиками пальцев в другом месте пространства. Вы также можете использовать рамку "как если бы" или туманный язык, для людей, которые сознательно не визуализируют: "притворитесь, что можете видеть себя вон там". "Добейтесь ощущения, что вы находитесь за плексигласовым щитом".
2. Диссоциируйтесь от критики. "Анну, которая находится там, сейчас будут критиковать. Посмотрите и послушайте, как она мгновенно диссоциируется от критики". У неё есть разные способы сделать это. Один заключается в том, чтобы Анна, которая там, увидела себя критикуемой. Другой способ - напечатать слова критики в пространстве на расстоянии вытянутой руки; или она может выйти из своего тела и увидеть себя в момент, когда её критикуют. Если одной простой диссоциации недостаточно, чтобы поддерживать ту Анну впереди вас в ресурсном состоянии, попробуйте использовать какие-либо другие вспомогательные субмодальные сдвиги. Пусть та Анна сделает диссоциированную картину того, как её критикуют, меньше, дальше от себя, прозрачной, более туманной - или проделайте любой другой субмодальный сдвиг, который в нужной степени уменьшил бы её реакцию. Диссоциация препятствует мгновенному возникновению тяжелых чувств, которые испытывают столь многие люди; и она также обеспечивает объективную точку зрения, необходимую для следующего шага.
3. Создайте диссоциированную репрезентацию содержания критики. "Наблюдайте за Анной, как она создаёт фильм о том, что говорит критикующий её человек". И вновь, та Анна может сделать эту репрезентацию меньше и дальше от себя, для того, чтобы поддержать себя в ресурсном состоянии. Некоторые люди делают такие большие, яркие и близкие картины той "ужасной" вещи, которую они совершили, что им очень трудно поддержать ресурсное состояние. Она может отодвинуть эту репрезентацию достаточно далеко - или что-нибудь ещё, так чтобы чувствовать себя комфортно - но в то же время ясно видеть её.
Прежде чем вы сможете оценить критику, вам надо понять её. Что этот человек имеет в виду? Если кто-то говорит: "Ты опоздал на двадцать минут; теперь нам придется либо спешить, либо опоздать на фильм", вы сможете легко сделать достаточно детальную внутреннюю репрезентацию этой информации во всех основных системах восприятия.
Однако часто критика бывает слишком неопределенной, чтобы хорошо понять её. Если некто говорит: "Ты вонючка", или "Ты неосмотрительна" - в подобном случае та Анна должна будет собрать более конкретную информацию, чтобы точно знать, что имеет в виду критик. Прежде чем спрашивать о дополнительной информации, всегда полезно каким-либо образом синхронизироваться с критиком: "Меня беспокоит то, что вы считаете меня вонючкой", "Я ценю честность, с которой вы сказали об этом", "Я сожалею, что огорчил вас" и т. п. Потом вы можете спросить: "Что конкретно я сделал такого, что было непродуманным?" "Наблюдайте, как та Анна продолжает собирать информацию до тех пор, пока она не сможет создать ясную и детальную репрезентацию критики во всех основных системах восприятия".
4. Оцените критику, собирая по мере необходимости информацию. "Наблюдайте за Анной по мере того, как она сравнивает свою репрезентацию критики со всей остальной информацией, какую она имеет о ситуации, чтобы выяснить, совпадают они или не совпадают". Самый простой и прямой способ сделать это, состоит в том, чтобы предложить Анне вновь прокрутить фильм своих собственных воспоминаний о событии и сравнить его с фильмом критики. Она также может прокрутить фильмы события с разных точек зрения, включая точку зрения критика, наблюдателя или другого значимого человека. Если она получит замечание от других наблюдателей, они могут быть также полезны для оценки того, содержит или не содержит критика достоверную, полезную информацию.
Если, когда она это делает, между воспоминанием и критикой имеется полное несовпадение - возможно, ей понадобится вернуться к Шагу 2 и собрать больше информации о критическом замечании. Например, она могла не понять, что, говоря, что она "кричала" и "говорила напыщенно", он подразумевал, что громкость и высота её голоса увеличились на 10% - а это то, к чему он очень чувствителен из-за своего прошлого опыта унижений.
Если после повторного сбора информации остаётся полное несовпадение, то, может быть, для неё самое время заключить, что она просто не согласна. Возможно, критик галлюцинирует или каким-то образом внутренне генерирует опыт. Его замечание на самом деле не про неё, а про него самого, про его личную историю и т. п. Конечно, возможно также, что у неё может быть амнезия того, о чем говорит критик; или что её точка зрения настолько отлична, что она до сих пор не нашла способа понять его. В зависимости от ситуации может оказаться стоящим или не стоящим для неё продолжать работу по приближению к пониманию.
Обычно бывает по меньшей мере некоторое соответствие между репрезентациями той Анны и репрезентациями критика. Когда это так, она может признать совпадающие части и запросить больше информации о тех, которых она пока не понимает.
Когда эти две репрезентации соответствуют - это эквивалентно утверждению, что в соответствии с максимальной доступной ей информацией - а чем больше она её имеет, тем лучше! - критика является точной обратной связью, о которой ей полезно знать.
5. Примите решение об ответной реакции. "Наблюдайте за Анной в то время, как она решает, что она хочет сделать". До этого момента единственной её реакцией на критика были синхронизация и сбор информации. Теперь наступает время для реакции, даже если это всего лишь универсальный ответ типа "Спасибо, что обратили на это моё внимание; я должна буду серьёзно подумать об этом". Реакция Анны зависит от того, что она за человек - от её целей, критериев, ценностей, - а также от контекста и самой критики. Возможно, она захочет принести извинение или даже какого-то рода возмещение, чтобы компенсировать то, что она сделала. С другой стороны, если её намерением было досадить критику, может подойти простое: "Вы правильно меня поняли". Если же имеется полное несовпадение, она может отреагировать, сказав просто: "Это, конечно, совсем не то, как я это запомнила". Если его точка зрения является возможной интерпретацией её поведения, она может сказать: "Это, конечно, совсем не то, что я хотела вам сообщить; но я понимаю, что вы могли понять всё именно так. То, что я намеревалась сделать, было Y" - и разъяснить недоразумение.
"Наблюдайте за Анной в то время, как она осуществляет выбранную ею реакцию".
6. Обдумайте изменение будущего поведения. "Спросите Анну, которая находится там: "хочешь ли ты использовать информацию, полученную из критики, чтобы в будущем действовать по-другому?" Если ответ будет положительным, то понаблюдайте, как Анна выбирает новый(-ые) способ(-ы) поведения и синхронизирует новое поведение с будущим".
На Шаге 5 вы наблюдали, как Анна отвечает критику в "настоящем". На этом шаге вы наблюдаете, как она решает, хочет ли она изменить своё поведение, чтобы в будущем получать от критика или других людей иные реакции. Если она действительно хочет быть в будущем другой, то теперь ей надо выбрать или создать новые способы поведения и синхронизировать их с подходящими контекстами будущего. Если у неё недостаточно времени сейчас, то она может взять листок, чтобы тщательно записать, что она хотела бы изменить, и запрограммировать себя на то, чтобы проделать эти изменения в определенном времени и месте, когда у неё для этого будет время. Это - синхронизация процесса синхронизации с будущим с тем моментом будущего, когда она сможет сделать это более тщательно.
7. Повторение. Полезно повторить стратегию два иди три раза. Каждый повтор должен задействовать один или больше из основных необязательных элементов стратегии, которые не были использованы в предыдущих повторах. Например, если критика в первом примере была детализированной и конкретной, то последующая критика должна быть столь неопределенной, чтобы Анне понадобилось собирать информацию для создания репрезентации этой критики. "Наблюдайте за Анной, которая там, в ещё одной ситуации, где её сейчас будут критиковать. На этот раз критика будет очень общей, так что ей придётся собирать детальную информацию о том, что имеет в виду критик. Смотрите и слушайте внимательно, как Анна проходит через ту же последовательность в новой ситуации". Основные необязательные элементы таковы:
а. Сбор информации, когда критика является неопределенной.
б. Совпадение или несовпадение при сравнении репрезентации критики с вашей собственной репрезентацией того же события.
в. Принятие решения о реакции в сиюминутной ситуации
г. Использование информации, содержащейся в критике, чтобы избрать и синхронизировать с будущим новое поведение.
Обычно около трёх повторений бывает достаточно, чтобы вмонтировать новую стратегию. Когда вам кажется, что стратегам вмонтирована, вы можете провести проверку: "Спросите Анну, понимает ли она этот метод реагирования на критику достаточно хорошо, чтобы использовать его автоматически в любой момент будущего, когда она подвергнется критике". Если последует ответ "Нет" - определите, что конкретно она не понимает, и зафиксируйте это, или понаблюдайте, как она проделает ту же последовательность ещё несколько раз.
8. Повторно ассоциируйтесь с той частью себя, которая обучилась этой стратегии. Теперь наступает время повторно ассоциироваться с диссоциированным собой, чтобы инкорпорировать эту стратегию. "Вы только что наблюдали, как часть вас обучалась новому полезному способу реагирования на критику. Я хочу, чтобы вы поблагодарили её за то, что она таким образом была для вас особым ресурсом... Теперь я хочу, чтобы вы по-настоящему потянулись своими руками и ладонями, обняли ту Анну и мягко вернули её обратно в себя, затрачивая на это столько времени, сколько нужно; так что всё то, чему вы научились, будет доступно вам мгновенно и бессознательно, в любой момент в будущем, когда вас станут критиковать".
Как и со всеми другими техниками НЛП, вам нужно быть чувствительным к любым возможным возражениям, возникающим по ходу, и соответственно адаптировать свои действия.
Вмонтирование.
Если вы думаете о критике в свой адрес и используете это содержание, чтобы пройти шаги стратегии в своем воображении, то вы можете вмонтировать её в себя с помощью процесса диссоциированного повторения. Стратегия может стать по-настоящему гладкой и автоматической, если вы повторите этот процесс с несколькими различными видами критики от различных людей и в различных контекстах, так что вы используете и генерализуете все элементы стратегии. Хотя вы можете вмонтировать её в себя, мы нашли очень полезным, - поскольку так много людей реагирует на критику столь быстро и "фобически" - чтобы кто-нибудь другой помог вам установить диссоциацию и обеспечил руководство во время внедрения вами стратегии.
Резюме.
1. Вмонтируйте стратегию в диссоциированном состоянии.
2. Диссоциируйтесь от критики.
3. Создайте диссоциированную репрезентацию содержания критики.
4. Оцените критику, если нужно, собирая информацию.
5. Решите, как отреагировать.
6. Обдумайте изменение будущего поведения.
7. Повторение.
8. Восстановите ассоциацию с частью себя, обучившейся этой стратегии.
Проверка.
Вся хорошая работа в НЛП включает проверку перед и после вмешательства - чтобы удостовериться, что полезное изменение произошло. Мы предположили, что ваш клиент уже продемонстрировал вам неполезную реакцию на критику. Поскольку поведенческая проверка всегда наилучшая, вы можете проверить, говоря с конгруэнтным несловесным аналоговым поведением: "Я учил этому процессу многих людей; но вы, ей-богу, задавали самые глупые вопросы" - и понаблюдайте за его реакцией. Может также оказаться полезным провести проверку в воображении клиента, используя все основные типы контекстов (люди, места, ситуации и т. п.), которые раньше были проблемными, и убедиться, что он полностью генерализовал это новое умение.
Обсуждение.
Поскольку не у многих людей есть хороший способ объективно оценивать критику и конгруэнтно реагировать на неё, мы нашли эту стратегию очень полезной для большинства клиентов. Люди, которым мы её преподали, сообщали, что они с легкостью обучали ей других людей; поэтому ясно, что здесь работает сама техника - изменение не сводимо к особому личному стилю, обаянию или другим случайным обстоятельствам. Поскольку она столь полезна, некоторые из наших студентов неизменно вмонтируют её всем своим клиентам. Обучая кого-нибудь этой стратегии, вы на самом деле внедряете ему часть внутренней референции, способ больше зависеть от его собственных внутренних оценок, оставаясь при этом открытым для внешней обратной связи. Есть ли у вас какие-либо вопросы?
Джоан: Для обучения стратегии вы использовали двойную диссоциацию. А потом вы возвращаете эту часть в себя. Теперь, когда человека критикуют, сколько диссоциаций у него происходит - одна или две?
У него только одна диссоциация. Вы реинтегрировали первую диссоциацию, которую использовали, чтобы обучиться стратегии.
Марк: Посоветуйте что-нибудь относительно того, как бы можно было помочь кому-либо распространить эту стратегию на прошлое. Я думаю об одном конкретном клиенте, который до сих пор испытывает жгучую боль от старой критики.
Здесь мы использовали критику в настоящем; вы можете проделать ту же вещь и в прошлом. Подумайте о критике, которая была для вас по-настоящему разрушительной в прошлом, и увидьте самого себя там, перед тем как вас начнут критиковать. Проходя через всю стратегию, вы будете эффективно комбинировать её с техникой изменения личной истории. Некоторые люди использовали эту стратегию, чтобы пересмотреть трудные отношения в прошлом и научиться на них. Собирая информацию, они часто бывали глубоко тронуты важными вещами, которым они научились, и испытывали ощущение разрешения проблемы и облегчения. Такового рода информация может также оказывать оздоравливающее воздействие на отношения, продолжающиеся в настоящем.
Сильвия: У меня нет больших трудностей с критикой извне. Но я очень часто критикую себя, и я более критична к себе, чем кто-либо другой. Что я могу сделать с этим?
Вы можете использовать ту же стратегию с внутренним голосом или с любой частью вас, которая вас критикует. Просто диссоциируйтесь от этого голоса. И позвольте мне предложить вам прекрасный способ сделать это. Где вы слышите этот голос в своей голове?
Сильвия: Где я слышу его в моей голове? Где географически?
Да. Слышите ли вы его вот тут (показывает вправо), или тут (показывает влево), или тут (показывает вверх), или прямо в центре, или?..
Сильвия: Больше в левой стороне головы.
Можете ли вы услышать этот голос сейчас? Представьте, что он говорит вам что-то критическое. Что он может вам сказать? "Ты сделала это не очень хорошо", или...
Сильвия: Да. "Что это за тупость"
"Что это за тупость". Великолепно. Теперь услышьте этот голос исходящим из большого пальца вашей левой ноги... (смех) Это действительно по-другому, не так ли?
Сильвия: Да, точно.
Это обеспечивает дистанцию, слуховую диссоциацию. А потом вы можете пройти с этим внутренним критическим голосом через ту же стратегию.
Билл: Когда мы проводим это внедрение, каждый заранее предупрежден, что то, что должно появиться - это критика, поэтому зашита может быть возведена заранее. В реальной жизни так не бывает. Я сначала чувствую себя плохо, а потом осознаю: "О, меня критикуют". Но нож уже вошел в меня.
Это никогда не было проблемой. Если вы находите, что это проблема для вас - потратьте немного времени, чтобы определить вашу "систему раннего оповещёния" о критике. Как вы узнаете, что кто-то начинает говорить что-то о вас? Используйте это как стартовый сигнал для внедрения стратегии. Это логическая возможность, но это никогда не было практической проблемой при внедрении этой стратегии.
Сэлли: Можно ли использовать эту стратегию в ситуациях, где кто-то высказывает критику вас другому человеку, и это доходит до вас через того третьего человека?
Безусловно. Входной канал не имеет значения. Та же самая стратегия сработает, если кто-то критикует вас по телефону, в письме или любым другим способом. Вход может быть также абсолютно несловесным. Кто-то может выглядеть "обиженным", или вздохнуть, или отвернуться с "презрительным" видом, или что-то ещё. Если хотите быть абсолютно уверенным, можете для каждого повторения использовать другой входной канал, чтобы заставить человека генерализовать на различные варианты входа.
Хотя на это жалуется меньше людей, мы заметили, что многие столь же уязвимы для лести, как и для критики. Окружающие могут "умаслить" их комплиментами и приобрести преимущество над ними, или сделать их слепыми к проблемному поведению, которое им следовало бы исправить. Один из наших любимых парадоксов из комиксов гласит: "Вы слишком умны, чтобы поддаваться на лесть" (смех). Если вы не оцениваете комплименты тщательно, то легко можете поверить в такие утверждения о себе, которые не являются верными. Люди с лестными иллюзиями о себе менее открыты для обратной связи, и когда она, в конце концов, становится неизбежной, она обычно действует гораздо более опустошающе; людям нужно не только приспосабливаться к несовпадению между их поведением и чьей-то критикой, им также приходится приспосабливаться к несовпадению между своим поведением и собственными иллюзиями. Иногда люди, у которых нет способа оценивать критику или лесть, просто избегают критикующих людей и окружают себя людьми, которые будут им только льстить. Хотя на какое-то время это делает их жизнь более приятной, они упускают много полезной информации, и раньше или позже обычно разбивают себе нос когда, то "седьмое небо", на котором они находятся, падает на острые скалы.
Эта стратегия столь же полезна для людей, которые захотят оценивать комплименты прежде, чем реагировать на них. Всё, что требуется - это сделать маленькое изменение в способе описания пусковых сигналов для шага номер один. Вместо того чтобы говорить: "Диссоциируйтесь от любой критики", вы говорите: "Диссоциируйтесь от любых комментариев о себе и своём поведении, как комплиментов, так и критики". Единственное добавочное изменение заключается в прямой инструкции позаботиться о том, чтобы ассоциироваться с любыми похвалами, которые вы расцените как верные, чтобы вы могли получить от них полноценное удовольствие.
Одним очень продуктивным следствием овладения этим процессом является то, что люди меняются в сторону приобретения намного большей внутренней референции, становясь в то же время гораздо более открытыми для информации из внешних источников. Это лучший из всех возможных миров: быть открытым для всех источников информации, имея в то же время способность выносить свои собственные решения, основанные на своих собственных ценностях, целях и критериях.
Доступ к кинестетическим состояниям.
(Мы узнали этот метод от Ричарда Бэндлера, который выражает признательность Эду Ризу, президенту Южного института НЛП, разработавшему его первым. Мы разработали раздел о перестраивании состояний)
Сейчас мы хотим научить вас очень лёгкому способу получить глубокий и мощный доступ к любому ресурсному кинестетическому состоянию. Эта техника особенно эффективна для доступа к наркотическим состояниям. Те из вас, кто пробовал наркотики для развлечения, знают, что они дают определённые нежелательные последствия - такие, как цена, закон, и тот факт, что вам не так уж легко вернуться к своему нормальному состоянию. Наркотики вполне полезны для погружения в различные состояния, но после того, как вы уже там, обычно трудно вернуться обратно. Иногда вам необходимо вести домой автомобиль или делать что-либо ещё, требующее контакта с реальным миром, а наркотическое состояние часто делает это затруднительным.
Если вы можете войти в состояние мысленно, без наркотиков, то вы имеете то преимущество, что можете выйти из него, когда захотите, и избегаете множества нежелательных последствий. Вы легко можете контекстуализировать своё наркотическое состояние так, что оно не будет вмешиваться в вашу остальную жизнь. Если вы научите этому процессу наркоманов, то они смогут использовать его для доступа к ресурсам, существующим в наркотическом состоянии безо всяких последствий.
У этой техники есть также много применений в медицине и зубоврачебном деле, особенно для контролирования боли. Несмотря на то, что медицина является восхитительной наукой и делает множество замечательных вещёй, все лекарства имеют побочные эффекты. Некоторые имеют очень тяжелые побочные эффекты, в особенности, если вы принимаете их в большом количестве или длительное время; а некоторые люди чрезмерно чувствительны к определённым лекарствам или реагируют на них аллергической реакцией.
Этот процесс является, в сущности, применением того принципа, что, размельчив опыт на достаточно мелкие части, вы легко можете сделать всё, что угодно. Нашим любимым примером этого - благодаря своей эксцентричности - является парень, который решил съесть велосипед для "Книги мировых рекордов Гиннеса". Он перемолол велосипед на очень маленькие части, и за период около трех месяцев, в самом деле, съел весь велосипед. Я уверен, что вы можете придумать более полезные применения принципа мельчения, - но этот, конечно, один из запоминающихся! (смех)
Размельчив свой опыт на достаточно малые части, вы очень легко можете изменить состояние. Одна из мощнейших вещёй, которые вы можете сделать в НЛП, состоит в том, чтобы найти переходные состояния. Все вы в то или иное время испытывали восхитительные состояния, и все испытывали ужасные состояния. Вопрос вот в чём: "Как вы переходите из одного в другое?" Когда вы угнетены, вы можете вспомнить, как были счастливы, но трудно перейти в это состояние. Одного только знания о том, что существовало некое состояние, отличное от нынешнего, часто бывает недостаточно; вам нужно знать, как туда попасть. Множество людей строит воздушные замки - и работа НЛП состоит в строительстве лестниц. НЛП - технология, которая вас туда доставляет.
Психоактивные препараты являются очень мощным способом достижения иного состояния сознания. Люди, принявшие ЛСД, входили в очень отличающиеся реальности, некоторые из которых были полезными, а некоторые нет. Но обычно у них не было способа войти в эти состояния самостоятельно. Обычно у них не было способа установить связь между тем, чему они научились, или опытом, который они пережили в наркотическом состоянии, и своей повседневной жизнью. В результате многие попали в зависимость от различных наркотиков, если не физиологически, то психологически.
Прежде чем начать демонстрацию, мы хотели бы упомянуть ещё одну вещь. Этот метод требует, чтобы у вас имелось некое воспоминание об испытанном наркотическом состоянии. Если у вас нет достаточно хорошего воспоминания о том, что происходило, когда вы входили в наркотическое состояние - это сделает процесс немного более трудным. Однако на деле большинство людей имеют адекватное воспоминание об этом, даже если поначалу им так не кажется.
Теперь давайте приступим и продемонстрируем процесс. Есть ли здесь кто-нибудь, кто хотел бы получить доступ к наркотическому состоянию? Вам не нужно ничего говорить о самом наркотике.
Демонстрация извлечения данных.
1. Кинестетическая последовательность.
Стэн, в качестве первого шага нужно найти кинестетические ощущения, возникавшие, когда наркотик начинал оказывать эффект. Мы хотим, чтобы вы разбили их на достаточно маленькие фрагменты или стадии, соответственно процессу вашего вхождения в то состояние. Например, где-то мог быть небольшой прилив крови или небольшое покалывание, или чувство расслабления в какой-то части тела. Мы хотим выяснить последовательность возникавших ощущений. Например, вы могли почувствовать внезапную тёплую волну, прокатившуюся через всё ваше тело; но если вы внимательно проанализируете её, то, может быть, окажется, что она началась в одном месте, а потом постепенно распространилась куда-либо ещё.
Стэн: Мне трудно выбрать наркотик, который бы я хотел использовать.
Хорошо, просто возьмите любой; зная, как это делается, вы сможете использовать тот же процесс для всех остальных. На самом деле безразлично, который из них вы выбираете, чтобы овладеть процессом.
Стэн: О'кей. Самое первое, что приходит мне в голову - это чувство тепла, легкости в верхней части позвоночника... очень мягкий нежный гул, вибрация.
Это действительно скорее кинестетическая, нежели аудиальная вибрация, верно? Если бы мы раздробили её на ещё более мелкие части, получили ли бы мы некую последовательность тех нескольких явлений, которые вы упомянули? Есть тепло, есть вибрация
Стэн: Я думаю, что в действительности первой приходит лёгкость... а потом тепло, а потом вибрация.
Испытываете ли вы все эти ощущения в одном месте?
Стэн: Да, в основном... Следующим идет своего рода давление, - которое напоминает мне маску, бандитскую маску вокруг моих глаз... (Голос Стэна становится очень медленным.) Потом идет лёгкое покалывание на внутренней поверхности верхней губы...
В то время как мы собираем информацию, у него, конечно, появляется сильная тенденция получить повторный доступ к этому состоянию и "отъехать". Вот почему некоторые из вас смеются; вы заметили, что его глаза стекленеют, и он начинает клониться со стула. Что дальше, Стэн? Сейчас вам нужно вернуться сюда и разговаривать с нами.
Стэн: В солнечном сплетении... это может быть волнение или страх. Я пытаюсь определить, что это за физическое ощущение.
"Волнение" и "страх" являются оценочными ярлыками ощущений. Опишите само ощущение в терминах тепла, покалывания, легкости, тяжести, давления, или каким-либо словом, которое описывает ощущение, а не оценивает его.
Стэн: На самом деле, это немного повыше солнечного сплетения. Это в области пищевода, что-то вроде тепла. Это ощущается как красное. (Он показывает от верха до низа грудной клетки по средней линии.)
Итак, это начинается вверху около шеи и идет вниз. Есть ли что-нибудь ещё? У нас есть уже целый список. Сейчас вы уже как следует погрузились в это состояние, правда?
Стэн: Ага.
Давайте произвольно пронумеруем это как шесть элементов, просто чтобы за всем этим уследить. Теперь мы хотели бы, чтобы вы повторили всё ещё раз - по двум причинам. Во-первых, чтобы вы смогли всё повторить и превратить это в приятную, гладкую последовательность. Во-вторых, мы хотим, чтобы вы посмотрели, не упущено ли что-нибудь. Верна ли последовательность? 1. Лёгкость в позвоночнике. 2. Тепло. 3. Вибрация. 4. Маска бандита, давление вокруг глаз. 5. Покалывание на губе. 6. Тепло по средней линии (от горла до солнечного сплетения). Теперь пройдите через всё это самостоятельно. Хотели бы вы, чтобы я помогал вам, проговаривая это словами? Будет ли вам тогда легче?
Стэн: Я уже прошел через это. Проходя, я определил их, одно за другим.
Прекрасно. Посмотрите, как покраснело его лицо. Нас интересует его субъективный опыт, но это - прекрасное внешнее подтверждение того, что эта последовательность помогает достичь изменённого состояния. Есть ли у кого-нибудь из вас вопросы о том, как это делается? Вам нужна последовательность конкретных кинестетических ощущений, разбитая на мелкие части. Если он произносит вторичные оценочные слова типа "тревога", "страх" или "волнение", вас это не устроит. Вам требуются первичные ощущения: "тепло", "покалывание", "лёгкость", "тяжесть", "распространяется", "расходится" - любые слова, которые адекватно описывают его чувственный кинестетический опыт. Наркотики обычно прямо влияют на физиологию, поэтому вы всегда можете положиться на получение кинестетической последовательности; ваш опыт является результатом действия наркотика на нервную, эндокринную систему и всё остальное.
2. Другие субмодальные сдвиги.
Теперь, имея список кинестетических сдвигов, которые испытывает Стэн, входя в наркотическое состояние, следующим шагом мы должны определить, какие ещё субмодальности изменяются параллельно с кинестетическими сдвигами.
Стэн, пройдите через идентифицированные нами стадии и заметьте, какие субмодальные изменения происходят в других системах, таких как зрительная и слуховая. Когда вы возвращаетесь к этим ощущениям легкости, тепла и вибрации в позвоночнике, происходит ли что-нибудь с вашим слухом? Происходит ли что-нибудь с тем, что вы видите? Какие ещё изменения в субмодальностях вы замечаете как с открытыми, так и с закрытыми глазами?
Стэн: Мой слух. Я собирался сказать, что он стал более острым; я стал лучше осознавать шум кондиционера. Также, проходя через это, я начал замечать большую остроту зрения - лучшее осознание мелких деталей.
Сосредоточиваетесь ли вы на одном участке и стираете остальное, - например, внезапно замечаете чей-то нос или цвет брюк? Или же это что-то иное? Можете ли вы описать это немного подробнее?
Стэн: Я стал лучше осознавать изменения, более мелкие фрагменты. Это не похоже на выхватывание детали на неподвижном объекте, а скорее на большее осознание движений или изменений.
Есть ли какая-либо последовательность в слуховых и зрительных сдвигах?.. Как они связаны с кинестетической последовательностью?
Стэн: Слуховой сдвиг произошел первым. Он начался, когда я проходил через лёгкость, теплоту, вибрацию. А потом я стал замечать много более мелких визуальных деталей.
Это происходит раньше, чем вы чувствуете маску? Мы хотим знать последовательность. Если у вас есть какие-либо сомнения, вы можете намеренно попробовать оба способа, чтобы выяснить, какой из них ощущается как более конгруэнтный. Например, вы можете попробовать заметить визуальные детали, а потом заметить маску, давящую маску вокруг ваших глаз. Или же вы можете попробовать сначала заметить маску, а потом визуальные детали. Что ощущается как более удобное и естественное?
Стэн: Сначала я ощущаю маску, а потом вижу визуальные детали.
Итак, вы ощущаете маску вокруг глаз, а потом видите визуальные движения и детали. Потом вы чувствуете покалывание изнутри верхней губы. Что ещё изменяется, когда это происходит?
Стэн: Это усиливает лёгкость, тепло и вибрацию в шее.
О'кей. Итак, это покалывание в вашей губе усиливает ощущения в шее, с которых вы начали. Иногда вы обнаруживаете подобные повторения. Вместо повторения последовательности разных событий вы имеете повторение одного-единственного, которое усиливает состояние.
Меняется ли что-нибудь ещё, когда вы чувствуете, как тепло распространяется вниз по средней линии от пищевода к солнечному сплетению?
Стэн: Это также усиливает ощущения в моем позвоночнике.
Сейчас, Стэн, мы бы хотели, чтобы вы повторили то, что мы уже имеем. Хотите ли вы, чтобы мы немного помогли вам, проговаривая последовательность?
Стэн: Конечно.
Сначала вы испытываете ощущение легкости в позвоночнике, затем тепло, а затем вибрацию. Чувствуя это, вы можете услышать небольшие слуховые изменения. Потом вы чувствуете давление вокруг глаз, маску. А потом вы замечаете мелкие детали движения, независимо от того, открыты ваши глаза или закрыты. А затем вы чувствуете покалывание на верхней губе, которое усиливает эти ощущения в позвоночнике. Потом тепло по средней линии распространяется из пищевода в солнечное сплетение, что также усиливает эти ощущения в позвоночнике...
По мере того, как вы проходите через это, возникает ли у вас ощущение, что вы входите в то конкретное наркотическое состояние?
Стэн: Оно не столь мощное, каким в некоторых случаях было действительное наркотическое состояние; но столь же мощное, каким оно бывало в других случаях.
Пропускаем ли мы что-нибудь? Вы только что имели возможность два раза пройти через это; есть ли что-то ещё?
Стэн: Нет, я охватил всё главное.
Теперь, когда бы вы ни захотели вновь достичь того состояния, этот процесс даст вам очень конкретный, детализованный способ сделать это - нечто вроде рецепта, который делает достижение состояния относительно простым. Вам не трудно было выполнить его здесь, даже когда вы исследовали его в первый раз. Каждый раз, когда вы будете заниматься этим, всё будет удаваться ещё более просто и обычно более быстро. После того, как вы сделаете это несколько раз, вам, возможно, достаточно будет начать чувствовать те ощущения в своем позвоночнике, после чего остальная часть последовательности будет происходить автоматически.
Демонстрация перестраивания .
3. Регулирование субмодальностей.
Следующим шагом является перестраивание. Как бы вы могли ещё улучшить состояние? Возможно, вы слышали о химиках и "сконструированных наркотиках". Вы тоже можете создать сконструированные наркотические состояния, изменяя субмодальности, входящие в последовательность, или добавляя новые. Вы просто экспериментируете, чтобы выяснить, что изменяет состояние в том направлении, в каком вы хотите. Стэн, мы хотим, чтобы вы попробовали несколько вариантов, а потом сообщили о результате. Что происходит, если эти ощущения в позвоночнике распространяются дальше вверх и вниз по вашей шее?..
Стэн: Это немного усиливает состояние.
Теперь попробуйте поменять ощущение давления вокруг ваших глаз на покалывание...

<< Пред. стр.

стр. 4
(общее количество: 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>