<< Пред. стр.

стр. 8
(общее количество: 15)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

"Дорогой Доктор! Низкий Вам поклон от меня и от моей семьи! Два года
назад меня по "скорой" привезли в больницу. Когда разрезали, то
обнаружили, что поражен правый яичник, который должен был лопнуть,
а на левом огромная киста и огромное количество спаек. Врачи говорили
потом, что такого количества спаек они никогда не видели. Операция
шла четыре часа, киста оказалась не чем иным, как метастазом
злокачественной опухоли. Через три дня вдобавок ко всему произошло
отторжение ниток, и на пятый день мне вскрыли шов и откачали гной.
Итак, удар для меня - РАК.

На Березовой аллее в онкологическом центре спросила врача, на
сколько я могу рассчитывать. Мне сказали: никаких шансов.
Представляете, в 43 года услышать, что ты приговорен....

Прошла четыре курса химиотерапии. Чувствовала себя все хуже и хуже.
Многие, кто ходил лечиться вместе со мной, перешли уже в иной мир. Да
и сама я к этому готовилась.

К Вам попала случайно, без всякой веры. Думала, что хуже, чем есть,
все равно не будет. Кровь была кошмарная: лейкоциты - 2, гемоглобин -
69. Страшно болели позвоночник и поясница. Головокружение было
настолько сильным, что не могла самостоятельно выйти на улицу. Цвет
лица был восковой. С левой стороны груди уплотнение на 8
сантиметров. Осенью нужно было делать операцию, но я была уверена,
что не дотяну до нее...

После первого же сеанса все сильно болело и страшно хотелось спать.
(До этого я спала практически только два часа в сутки - мучили ужасные
приливы.) В тот день я проспала как убитая 12 часов. Когда же
проснулась, не поверила сама себе: у меня ничего не болело. В
середине первой серии сеансов пошла сдала кровь. Онкологи не
поверили, заставили переделать анализ. Но и во второй раз результат не
изменился - кровь была отличная. Они спросили меня, что же я делала.
Сказала, что лечусь у Вас. "Ну,- говорят,- тогда все ясно!"

Постепенно совсем ушли боли в позвоночнике. Летом работала на
огороде и совсем не чувствовала усталости. По природе я смуглая, но
последние пять лет загар ко мне не приставал, хотя я и не знала тогда
еще о своей болезни. А этим летом, хоть и не загорала ни разу, снова
стала как цыганка. Осенью пришла на операцию, а врачи не нашли
опухоли. Отправили на УЗИ. Выяснилось, что все хорошо. Так что самая
страшная моя болячка отступила. Кровь с тех пор больше не
ухудшалась. На сеансах отдыхаю душой и телом. Выхожу
одухотворенная и готова горы свернуть! Большое Вам спасибо, мой
Доктор!"

(По данным динамического наблюдения, спустя год состояние
стабильное, впоследствии выехала из страны.)

Многие из тех, кто сидит в зале, проходят лечение вот уже три-четыре
года и более. Люди занимают одни и те же места, потому что знают:
Доктору так легче работать. Он чувствует зал, настраивается на каждого
больного. Поэтому у каждого - свое место, и менять его в процессе
лечения не рекомендуется.

Приходя на сеансы, я испытываю страшную неловкость, что нет у меня
хронического заболевания. Так, мелкие болячки разве что. Меня
преследует чувство вины, что я занимаю здесь чье-то место, что кому-то
эти сеансы нужны в сто раз больше, чем мне. Единственное оправдание,
которое я могу привести в свой адрес,- это мое самое искреннее
стремление написать книгу о Сергее Сергеевиче вместе с ним, чтобы о
возможности чудесного излечения узнало как можно больше больных,
которым не на что больше надеяться.

За это время я заметила, как часто люди жалуются на здоровье. Очень
часто! Но раньше я выслушивала такие жалобы с сочувствием, и только.
А теперь сразу же говорю: "Как? Вы разве не знаете?.. Не знаете, что
существует удивительный Доктор? Что лечение - это огромное
удовольствие, а вовсе не длинная очередь к равнодушному врачу
поликлиники? Вам никто не может помочь? Да вы просто не
представляете, как вам повезло! Как повезло нам всем!"

Мужчина, сидящий неподалеку от меня, дышит тяжеловато. "Он,
наверное, здесь впервые?" - интересуюсь я у своей соседки, которая
ходит на сеансы вот уже четыре года. "Что вы! Он уже три года ходит!" -
говорит она. "И что? - удивляюсь я.- Неужели не помогает?" - "Почему
же! В первый год его сюда приносили. На второй приводила какая-то
женщина. А теперь сам приезжает". Снова смотрю на мужчину и
понимаю только теперь, сколько он перенес, сколько намучился и что
для него эти сеансы, вернувшие его к жизни.

Из истории болезни 1009678 (1943 г.р.):
"Уважаемый Сергей Сергеевич! Мои болезни стали проявляться после 40
лет, и в 49 - инвалидность второй группы и целый букет заболеваний:
мочекаменная болезнь, камень в левой почке, хронический
пиелонефрит, левосторонний нефроптоз.

6 марта 1995 года приступ левосторонней почечной колики, 15 марта на
снимке тень камня 0,5 см в верхней трети мочеточника, резкое снижение
функции левой почки, гидронефроз 2-3 степени, камень 0,5 см в
верхней чашечке левой почки. В течение месяца функция почки не
восстанавливалась...

.. .Когда я впервые пришла к Вам на сеансы еще в госпиталь, то
отнеслась к ним, как и многие другие, без веры, не приняла их всерьез.
А сейчас каждый сеанс отзывается во мне болью утрат. Если бы я смогла
понять Вас раньше, то смогла бы сохранить двух дорогих мне людей! Я
пришла к Вам с надеждой и верой в то, что могу быть и буду здорова, и с
каждым сеансом эта вера укрепляется. Я пока еще быстро устаю, но
левая почка почти не беспокоит...

...Сегодня сделала УЗИ: почка работает, нет гидронефроза, второй
камень тоже исчез. Спасибо Вам за то, что Вы с нами!"

Сколько еще врачей в самое ближайшее время в недоумении разведут
руками, пытаясь отыскать на снимке опухоль, которая еще вчера была,
кожные поражения, от которых больной не мог избавиться последние
тридцать лет, следы артроза, язвы, камни в желчном пузыре? Вы не
знаете? А я знаю: ровно столько, сколько пациентов сегодня проходят
лечение у необыкновенного Доктора.

Из истории болезни 1011583 (1931 г. р., врач-гинеколог): "...Я не сразу
поверила, мне рассказывали о Вас те, кто ходил к Вам лечиться, а я
даже посмеивалась над ними. Как же! Придешь, посидишь в зале - и все
болезни проходят? Да хронические болезни никогда не пройдут вообще!
Вот принимайте таблетки при обострениях, не ешьте и не пейте чего не
надо. А если что-нибудь посерьезнее - значит, только операция, и чем
раньше, тем лучше.

Так я раньше думала. А мне говорили: "Ну сходи, посмотри, послушай,
потом будешь делать свои заключения". И я пошла.

.. .Теперь я совсем другой человек. Верю каждому Вашему слову.
Кажется, медицина вообще далека от совершенства. Бедные врачи,
каждый день одно и то же: хронические больные - и только один ответ:
придется смириться..."

Из истории болезни 1010587 (1933 г.р.,
врач): "...Теперь, выслушав больного, даю телефон Центра. Говорю
только с теми, кто понимает или, чувствую, хочет понять. С теми же, кто
хочет понять суть лечения в двух словах или все отрицает, не
продолжаю разговора, чтобы не разрушить мое Тонкое тело..."

Из истории болезни 1008584 (1973 г. р., стоматолог): "...и еще заметила.
Приходит ко мне больной. У него болит зуб. Я посмотрю, постучу,
потрогаю, а он и говорит: "Доктор, а боль утихает, мне легче..." Когда
это один сказал, второй, третий - мне было смешно. Д когда десять и
больше - даже интересно, правда. Спасибо Вам за всех нас..."
ДОВЕРИЕ ВСЕЛЕННОЙ, ДОВЕРИЕ ЛЮДЕЙ

Вселенная открыла и продрлжает открывать для Доктора Путь Познания.
Отрезок за отрезком, шаг за шагом. Вся его жизнь сразу же подчинилась
этому Пути. Иначе - нельзя. Нельзя быть обычным человеком,
поддаваться человеческим слабостям, а два-четыре часа в день во время
сеансов творить чудеса. Этот Путь требует человека целиком, со всеми
его помыслами, желаниями, чувствами. Малейшая фальшь невозможна.
И невозможно свернуть с этого Пути. Потому что назад дороги нет.
Потому что он Избран, а значит, обязан исполнить. С этого Пути можно
сорваться, упасть. Можно оступиться, но только потому, что сделал
неверный шаг по незнанию.

Вставший на этот Путь обречен на затворничество. "За это время,-
рассказывает Сергей Сергеевич,- мы растеряли всех своих друзей и
хороших знакомых. Они не могут понять, почему мы не можем
встретиться, почему не приходим, почему не звоним. А я не могу
объяснить им этого, прекрасно понимая, что вся моя жизнь, так же, как и
жизнь моей жены, моего самого близкого друга и товарища,
принадлежит теперь людям".

Вставший на этот Путь не может иметь других дел, увлечений, страстей.
Вся его страсть должна служить дальнейшему продвижению по этому
Пути. Степень доверия Высших Сил, а значит, и дальнейшее Посвящение
зависит и от видимых деяний, и от самых потаенных мыслей.

Вот уже восемь лет Доктор Коновалов идет по этому нелегкому Пути, не
уставая дарить своим пациентам не только здоровье, но и душевное
тепло, безграничную доброту и преданность своему делу, а значит в
первую очередь - им.

Вот уже восемь лет он выходит на сцену и испытывает небывалый,
непреходящий восторг от того, что сейчас, за несколько минут до
сеанса, его ожидает встреча с Энергией Сотворения. И он может,
пропуская ее через себя, управлять ею, может помочь тысячам
пациентов, сидящих в зале. Многие из них смотрят на сцену с последней
надеждой. Он это знает. Потому что он и есть эта Надежда, которая
через некоторое время превратится в уверенность Доктора в своих
силах, а больного человека - в безграничных возможностях Доктора и
своего организма.

Прошло уже восемь лет, но к этому невозможно привыкнуть. К этому не
может привыкнуть ни сам Доктор, ни его пациенты. Потому что это -
Путь в бесконечность. Одной жизни на его постижение - мало. Теперь
многие пациенты приходят в зал не для того, чтобы избавиться от
болезней. Они уже здоровы. Их влечет новый Путь, который открывает
им Доктор. Врачеватель Души? Наставник? Кто он для них?
Из истории болезни 10013189 (1966 г. р.):
"...Когда в анкетах я пытаюсь передать Вам, как я воспринимаю Вас и
Ваши сеансы, всегда остаюсь неудовлетворенной, потому что адекватно
словами этого не передать. Слово - это как бы не тот знак, не тот "код".
Если бы я могла написать Вам музыку, но я не умею! Если же все-таки
попытаться передать одной фразой, то до недавнего времени она была
бы очень длинная и включала бы слова о Посвящении, о Вселенной,
Боге, Божественной Энергии, Информационных полях. Сейчас, после
трех лет общения с Вами, я скажу, что Вы для меня - это дорога к себе.
И это вмещает теперь все: и здоровье физическое, и душевное, и
предназначение человека, и Божественную Вселенную в каждом из нас.
Я прихожу к Вам, чтобы слушать Вас, поговорить с собой, для очищения,
отрыва от суетного, для ощущения Благодати* которую уже точно
никакими словами не опишешь. И хотя дорога к себе трудная, но ведь и
очень интересная. Наверно, это познание длится всю жизнь".

Из истории болезни (1939 г.р.): "Если бы меня спросили, кто такой
Доктор Коновалов, я бы ответила так. Сергей Сергеевич Коновалов - это
прежде всего Доктор, наделенный Богом уникальными способностями и
возможностями. Это Доктор, который обогнал время и лечит людей
новыми методами и приемами, известными только ему. На его лечебных
сеансах царят спокойствие, вера, надежда и любовь. Человек верит и
чувствует на себе его целительное действие.

От сеанса к сеансу человек крепнет телом и духом, он становится
одержимым. Его вера в исцеление становится абсолютной. Потихоньку
разрушается каркас болезни. Начинают разрушаться очаги болезни, и
понемногу, как бы незаметно, человек начинает выздоравливать и, как
показала практика,- навсегда, потому что уничтожены причины болезни.
В этом - его уникальные способности лечения хронических болезней,
называемых неизлечимыми. Вообще я могу сказать, что это именно тот
Доктор, который может помочь и вам".

Оглядываясь на пройденный Путь, Сергей Сергеевич ни разу не пожалел
о том, что осталось в прошлом: незавершенная диссертация, высокие
должности, звания.

"Когда я понял, что весь институт медицины, со брав воедино всех
лучших своих представителей и все самые лучшие лекарства, не в
состоянии спасти конкретного больного от хронического заболевания, я
решил уйти. Уйти не от больного, а от тех взглядов, представлений,
которые вкладывали в меня на протяжении всех двадцати лет моей
жизни в медицине.

Я не стал искать источник знаний в других направлениях медицины -
народной, оккультной и т. д. Я решил, имея за плечами достаточно
прочную базу знаний, полученных в институте, в Военно-медицинской
академии, на курсах усовершенствования и непосредственно в процессе
работы с чудесными, знающими, опытными коллегами, обратиться к
интуиции. Дать волю внутреннему "Я", попытаться вывести из глубин
памяти знания, которые хранит наш организм, но которые заглушает
наше сознание. Сейчас я сознательно не развиваю эту тему, ибо она и
есть - Путь Посвящения".

Он всматривался только в те Знаки, которые подавала ему Судьба,
подталкивая к новому Пути. Энергия, похоже, экспериментировала с
ним, пытаясь отыскать общий язык. В Мурманске, неожиданно для себя,
он начал писать стихи. Просто накатывало что-то, брал в руки ручку и
тут же записывал стихотворение. Это было удивительное чувство, и он
тогда ежедневно писал по стихотворению, не отдавая себе отчета,
откуда что берется и как это происходит. Потом, через несколько лет, он
так же неожиданно для себя стал сочинять музыку. То есть он и не
думал об этом, не сидел за роялем, такт за тактом "выдумывая"
мелодию, нет. Музыка сама складывалась в его душе, он садился к
инструменту, и тот откликался на прикосновения его пальцев
волшебными звуками. Сергей Сергеевич никогда не стремился стать
поэтом или композитором.

Даже когда его музыка стала популярной, он ни разу не подумал о том,
чтобы бросить медицину. Возможно, как раз поэтому подлинная сила
Энергии открылась ему именно на стезе лечения людей. Она словно
испытывала его...

"Недостаток моих знаний, а по сути дела их отсутствие,- так оценивает
пройденный Путь Доктор много лет спустя,- компенсировались огромной
верой в то, что я делаю. Компенсировались знаниями и опытом врача и,
конечно же, выздоровлением моих пациентов. Но самое главное, я не
ощущал тогда недостатка знаний. Тогда еще я не понимал всего
происходящего со мной, но постоянно ощущал присутствие во мне,
рядом со мной, в обстановке, в которой я нахожусь, присутствие Его..."

Это ощущение было сильным, реальным, физически ощутимым. И
каждый день, когда вечер плавно переходил в ночь, Сергей Сергеевич
выходил на кухню, всегда строго в одно и то же время, садился на стул,
глядя всегда в одну и ту же сторону, и... разговаривал. Да и не разговор
это был даже-в самом начале. Он тогда еще не задавал вопросов, не
спорил... А только чувствовал, как что-то совершенно реальное,
осязаемое стоит у него за спиной, как какая-то Сила обнимает его за
плечи, гладит по голове, вкладывает в него Знания. Он боялся
пошевелиться, оглянуться, увидеть. Боялся, что все это только
фантазии, что, обернувшись, он никого не увидит, боялся, что все это
только самообман. А ведь нет ничего страшнее лжи самому себе. Он
набирался мужества, чтобы обернуться, но не был пока готов к тому, что
увидит.

Больные выздоравливали - это было реальностью. Уже десятки больных
чувствовали себя превосходно благодаря Силе, которой он учился
управлять. Это не фантазия, не выдумка. Благодаря его воздействиям
теплели ноги у больных с пораженными артериями нижних конечностей;
они ходили, они проходили такие расстояния, о которых уже и не
мечтали. Они с радостью и упоением рассказывали Доктору и соседям по
палате о своих успехах. Сколько же побед над болезнями можно было
насчитать к тому времени! И сам Доктор чувствовал Силу, как никто
другой, видел результаты, но...

"Но - логика врача. Ох, эта логика врача! Она не давала мне покоя, она,
как тяжелый якорь, держала меня и не хотела отпускать".

Он все-таки не мог обернуться. Боялся обернуться - и не увидеть. Не
увидеть - и утратить веру в Силу, а значит, разрушить ту еще зыбкую,
только-только зарождавшуюся новую логику, которая в дальнейшем
привела его к пониманию причин заболеваний, к теории здорового
организма.

Он верил, понимал, чувствовал, но не оборачивался. И тогда Сила эта
открыласьего жене, которая даже представления не имела о том, что
происходит с ее мужем. Нет-нет, она, разумеется, слышала от него о
новом методе лечения, но Сергей Сергеевич многое недоговаривал,
боясь напугать ее. Антонина Константиновна всегда была женщиной
трезвомыслящей, далекой от любых "потусторонних" дел, занималась
вполне "земным" делом. И все-таки Вселенная, ее живая микрочастица в
первую очередь открылась, материализовалась именно для нее. Потом,
на протяжении многих месяцев, контакты Антонины Константиновны с
Силой, пришедшей к Доктору, были материальными. Сейчас Сергей
Сергеевич знает, почему это произошло, но тогда это стало испытанием
не только для него. И неизвестно, как сложился бы дальнейший Путь
Доктора, если бы Антонина Константиновна не справилась с этим
испытанием.

Женщина, которая находится рядом с мужчиной,- это его судьба. Судьба,
которую он выбирает. Сколько гениальных мужчин-творцов насчитывает
история, столько же необыкновенных женщин можно отыскать рядом с
ними. Пара - это неразрывное сообщество, и следует всегда отдавать
должное ее "слабой" половине, чествуя "сильную". Смог ли бы Доктор
озарять теперь чистым светом Души своих пациентов, если бы его жена
не приняла избранного им Пути? И был ли бы этот свет столь же ярок? И
не было ли бы в глазах Доктора затаившейся грусти? Об этом можно
теперь только гадать. Однако то, что Антонина Константиновна сумела
понять и поддержать мужа, большое счастье не только для Доктора, но и
для его пациентов.

Не могу не привести здесь слова одного из выступлений Антонины
Константиновны, прозвучавшие на одном из сеансов ноябрьской серии
1998 года. Она практически никогда не говорит о себе, поэтому не все
пациенты могут сказать, что знают ее так же хорошо, как Доктора.
Поэтому это необычное выступление стоит того, чтобы прозвучать еще
раз - в книге. Эта искреннейшая исповедь самого близкого Доктору
человека напоминает еще и о главном: о том, как труден Путь Познания,
Путь внутреннего роста и развития. Поэтому, читая эту книгу, не
пытаетесь понять все, что изложено здесь, в. один присест, измерить все
тут же "на свой аршин", сравнивать с тем, что уже знаете. Иначе
лишитесь возможности узнать что-то совершенно новое, необычное...

"Доброе утро, дорогие наши пациенты!
Более шести лет назад я впервые вышла на сцену лечебного зала,
предваряя выход Доктора. Тогда мне хотелось посвятить свою жизнь
одно-му-единственному человеку, помогать исключительно ему -
Доктору. Казалось, что все остальное будет существовать только наряду
с этим, то есть будет второстепенным.

Многого я в начале этого Пути не понимала и даже не представляла
себе. А теперь, через шесть лет, перед началом каждого лечебного
цикла волнуюсь, мучаюсь, сомневаюсь, теряю душевное равновесие и
покой, потому что сейчас я понимаю, какую тяжелейшую ношу взвалили
мы на себя, какую огромную ответственность на себя взяли и перед вами
и перед Богом. Наша Миссия, явившаяся, по сути, отказом от себя, стала
целью нашей жизни, нашей религией, нашим миром, нашим Храмом.

Когда для вас заканчивается очередная серия сеансов, вы расходитесь
по своим домам, занимаетесь привычными делами, то вы остаетесь с
нами, в нас, и нет нам ни минуты покоя, даже в перерывах между
сериями. Немало сил приходится потратить порой для того, чтобы
сказать хотя бы одно новое слово. А в данном случае речь идет о целом
направлении медицины, о судьбе нашего метода лечения и воспитания
человека. Считается, что врач не должен эмоционально привязываться к
пациентам, однако и сам Доктор, и все мы, его помощники, ежедневно
оказываемся под таким сильным нравственным и эмоциональным
давлением, что напрочь забываем предостережение Аристотеля о
причинах настоящей трагедии, о жалости и страхе. Но как, скажите,
сегодня можно не понимать и не сочувствовать всем несчастным
больным людям, особенно старикам и детям, таким беззащитным и
безобидным?..".

Вот так сегодня Антонина Константиновна идет рядом с мужем,
поддерживая его, вдохновляя его пациентов. Стоя за кулисами во время
сеансов, ни она, ни ассистенты, работающие в зале, не ощущают
благотворного влияния Энергии. По крайней мере, не ощущают его так,
как пациенты, удобно расположившиеся в креслах. Все они настроены
на зал, на его боль, страдания, беды. Антонина Константиновна не
придерживается советов, которые часто Доктор дает своим пациентам:
не допускать в свое сердце боль. Она все время пропускает эту боль
через себя.

Но все это - сегодня. А двадцать пять лет назад, когда они с Сергеем
(тогда еще просто - Сергеем) познакомились в ансамбле, где он играл на
рояле, а она пела, тогда никто из них, возможно, не поверил бы ни
одному слову, возьмись кто-нибудь предсказать им их будущее. Они
ничем внешне не отличались от молодых жизнерадостных людей,
окружавших их, поэтому Антонина Константиновна только улыбнулась в
ответ на слова старшей подруги, которая, познакомившись с ее женихом,
задумчиво сказала: "Знаешь, а ведь он будет великим человеком!"

Семейная жизнь Коноваловых всегда была беспокойной, особенно в
первые годы под Мурманском, куда распределили Сергея: ночные
вызовы, экстренные ситуации, в которых срочно требовалась помощь
Доктора, несчастные случаи. Антонина Константиновна привыкла спать
"вполглаза", чтобы посыльный, которого часто среди ночи присылали за
Доктором, не разбудил громким стуком маленького сына. Сквозь сон она
слышала, как хлопала дверь парадной, и успевала открыть ему дверь до
того, как он намеревался постучать. Почему именно за Сергеем
Сергеевичем присылали чаще, чем за кем-нибудь другим, ее не
удивляло. В части были еще три врача, но она знала, что ее муж - врач
от Бога. Он выбрал не профессию - Судьбу.

Несмотря на беспокойные внешние обстоятельства, семья знала
подлинный покой - покой, который дают сердцу только истинная любовь
и уважение друг к другу.

Однажды Антонина Константиновна приболела. Муж, имевший к тому
времени определенный опыт лечения пациентов Энергией, усадил ее в
кресло, попросил расслабиться и начал энергетическое воздействие. А
она смотрела на него с удивлением... В этот момент она поняла, что
давным-давно уже знакома с этой Силой. С самой первой встречи с
Сергеем Сергеевичем. Это ощущение некоторой тяжести, которое она
явственно чувствовала теперь, преследовало ее время от времени все

<< Пред. стр.

стр. 8
(общее количество: 15)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>