<< Пред. стр.

стр. 9
(общее количество: 15)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>

эти годы. Она постепенно привыкла к нему и считала, что это от
усталости, от перепадов атмосферного давления, от слабости. А
оказывается...
Но если поверить в сверхъестественные способности мужа было для нее
не очень сложно, то принять его новый образ жизни, который диктовали
эти способности, оказалось делом достаточно трудным.

А образ жизни у Сергея Сергеевича теперь определился однозначно:
работа, работа и еще раз работа. В семь утра он вставал и отправлялся в
госпиталь, а вечером ехал проводить сеансы в маленький зал где-то в
пригороде. Возвращался за полночь; если отменяли неожиданно
электричку, мог приехать и в два-три часа ночи. А наутро - снова
госпиталь, вечером - снова сеанс. Ну какой обычный человек выдержит
такой ритм работы? Какая жена, скажите, будет в восторге от того, что
видит мужа только полчаса в сутки?

Естественно, стало возникать непонимание, даже неприятие того, что
делает муж. Легкие ссоры могли перерасти в конфликт. Они были
короткими, потому что времени и на них тоже не хватало, но
непривычными в семье, где до этого царили мир и согласие. Однажды, в
разгар ссоры, потребовав сгоряча от мужа, чтобы он прекратил свои
сеансы, Антонина Константиновна почувствовала, как горячая тяжелая
волна захлестнула ее и не дала закончить фразу.

Она буквально задохнулась от неожиданности и, пораженная,
замолчала. Энергия словно говорила ей: "Не трогай его, не мешай!"
Антонине Константиновне почудилась в этом неподдельная угроза. Но
угроза не вызвала страха, а привела к постепенному пониманию того,
что муж не просто чрезмерно увлечен работой, а выполняет Миссию,
возложенную на него... Кем же? Неужели та Сила, которая дала ему
такой необыкновенный дар, требует теперь полной отдачи, убирая с его
Пути все, что могло бы ему помешать?

Антонина Константиновна стала пристальнее присматриваться к тому,
чем муж занимается, к тому, что у него получается. Результаты его
лечения уже тогда превосходили все ожидания: ожидания пациентов да
и самого Доктора. Значит, Энергия - добрая? Но Антонина
Константиновна еще помнила ее "мертвую хватку", и ей было немного
жутковато.

Прошло некоторое время, и Антонина Константиновна заболела. Она
осталась дома одна, надеясь отлежаться. И тогда она снова
почувствовала Энергию.

Но это была не та угрожающая и отбрасывающая от любимого человека
сила, с которой она недавно столкнулась. Теперь Энергия обступила ее
со всех сторон, и самочувствие в считанные минуты улучшилось.
Энергия на этот раз была нежнее матери, пекущейся о своем ребенке,
ласковее котенка, заботливее самой внимательной сиделки. Теперь она
была не соперницей, а подругой и союзницей.

С тех пор все изменилось. Через некоторое время, устав перехватывать
мужа по дороге из госпиталя на сеансы, чтобы передать бутерброды
(пообедать Доктор обычно не успевал или просто-напросто забывал),
Антонина Константиновна решила уйти с работы и полностью посвятить
себя мужу. Только мужу - так она думала сначала. Но не получилось. Не
получилось пройти мимо того, что составляло главный смысл его жизни,-
мимо работы. Вскоре она тоже окунулась в нее с головой, не сумев
оставить свое сердце закрытым перед теми страданиями и болью,
которые сосредоточены в каждом зале в душах пациентов. Уже через
несколько месяцев она, превозмогая огромное волнение, вышла на
сцену, чтобы, предваряя сеанс, успокаивать и настраивать зал на
предстоящее лечение.

"В нашем зале идет не просто лечение, а становление здорового
человека, здоровой личности. Здесь не только облегчают состояние
пациентов, снимая боль, не просто рассасываются рубцовые
деформации. Здесь выявляются и уходят причины болезней, лежащие в
глубинах человеческого сознания, его душе, его ошибках, в его
поистине варварском отношении к себе и к окружающим людям...

...Наш, организм настолько сложная машина, что мог быть создан только
гением. И одному Богу известно, как трудно и пациенту и врачу
разобраться в причинах болезни. На наших сеансах обретение здоровья
человеком происходит естественно, ибо мы по крупице обретаем знания
Законов Природы. Природа - величайший Доктор, она располагает всеми
секретами лечения, а если у нас еще есть и просветленный Учитель, то
по крайней мере уже половина наших проблем будет решена. Остальное
- за каждым из нас..."
Антонина Константиновна родилась в маленьком поселке, где не было ни
школ, ни поликлиник, ни врачей.

Учиться и лечиться жители до сих пор ездят в близлежащий городок.
Поэтому, разумеется, когда Антонина Константиновна приезжает вместе
с мужем повидаться к родным, поселок оживает. Весть о том, что в гости
к теще приехал столичный врач, быстро облетает все дома, и
пребывание в гостях у родных превращается в целительные сеансы.

- Однажды,- рассказывает Антонина Константиновна,- Сергей лечил
старика, который был парализован...
- Я его не вылечил,- комментирует Сергей Сергеевич, который во всем
любит точность,- не успел, времени было мало. Меня пригласила
женщина к своему мужу, который после катастрофы уже десять лет был
прикован к креслу-каталке, - ноги совсем не двигались. Я взял с собой
сына, и мы отправились к пациенту. Во время сеанса у старика стали
двигаться пальчики, потом ноги начали буквально дергаться.

Это потрясло и его, и Ярослава. Разумеется, для полного излечения
такого серьезного недуга времени было недостаточно. Думаю,
потребовалось бы как минимум полгода лечения в нашем Центре.

Но молва разнесла по округе весть о случившемся, и началось
столпотворение. Такого количества машин, стоящих в очередь на дороге
на протяжении сотен метров, в поселке никогда не видели. Теперь с
приездом Коноваловых в дом набивалось столько народа, сколько могло
поместиться. Люди несли с собой воду - заряжать - и ловили каждое
слово Доктора. Это были самые восприимчивые пациенты в его жизни,
работа с которыми шла легко и просто. Люди в маленьком, но не
забытом Богом поселке сохранили
в чистоте свои сердца и помыслы. Они распахивали душу навстречу
Доктору и шли за ним, не испытывая сомнений, веря в него и в себя.

- Здесь люди ближе к земле, к Природе и еще не позабыли ее законы.
Хорошо помню, как моя бабушка заботилась о себе. Жила она отдельно
и, сколько ни просила ее мама переехать жить к нам, никогда не
соглашалась. Бабушка самостоятельно вела хозяйство даже тогда, когда
ей было за семьдесят. К старости стали побаливать ноги. Каждый вечер
она заваривала разные травы и ставила в тазик ноги, приговаривая что-
то вроде: "Ноженьки вы мои бедные, так сегодня натрудились,
отдохните..." Так и проходила на своих ногах до самого конца. Когда ей
перевалило за восемьдесят, однажды в середине лета сама пришла к
дочери. Вошла во двор, села под шелковицу на скамеечку и сказала:
"Доченька, помирать я пришла".

Похолодела от услышанного дочь, но, собравшись с силами, ответила:
"Вы не скоро еще умрете, мама. Вы ведь ко мне пришли на своих
ногах..." Она присела на скамеечку рядом с матерью, обняла ее ласково,
они поговорили еще немного, а потом мать положила голову дочери на
плечо и тихо ушла в мир иной - спокойно и легко.

И это похоже скорее не на смерть в том страшном смысле этого слова,
который знаком нам с детства, а на безболезненный переход в иные
миры энергии человека, о котором говорит на сеансах Доктор.
Случалось, результаты воздействия Доктора вызывали и улыбку...

Колодезная питьевая вода в доме родителей Антонины Константиновны,
разумеется, была заряжена, потому что именно здесь проходили
целительные сеансы "отдыхающего" Доктора. Отец Антонины
Константиновны к лечению относился с удовольствием, но вот к
некоторым его "побочным" действиям порой - с подозрением. Вот,
например, любил он чарочку выпить перед обедом. Привычка, традиция
брали верх и над возрастом, и над неудовольствием жены. Маленькая
чарка - что тут такого? Сел он как-то к столу после очередного приезда
дочери с зятем, взял чарку, поднес к губам и... застыл. Антонина
Константиновна с матерью заметили это, переглянулись, улыбнулись
потихоньку. А отец повертел чарку в руках, поставил на стол,
попробовал взять в другую руку, снова поднес ко рту и снова поставил
на стол.

- Да что ты ее все вертишь? - шутливо спросила жена.
- Пей уж!
- Не идет,- изумленно ответил он. А потом прищурился в сторону
дочери:
- Господи, все вода эта ваша заряженная!

И стал с тех пор бегать со своей кружкой к колодцу за обыкновенной
водой.
(Кстати, действие заряженной воды распространяется и на лечение
пристрастий к спиртному. Многие пациенты в анкетах рассказывают о
том, как муж, сын или дочь, пившие только воду, принесенную с
сеансов, неожиданно даже для самих себя отказывались от алкоголя.)

Вот так и отдых на родине превратился в работу. Антонина
Константиновна и забыла теперь, когда они отдыхали последний раз,
отвлекаясь полностью от работы. То женщине становилось плохо на
пляже - приступ астмы, и Сергей Сергеевич, разумеется, тут же
приходил на помощь, снимал приступ до приезда "скорой", после чего
отдыхающие превращались в пациентов, а Сергей Сергеевич снова
принимался за работу. То, в другом уже месте, появлялась девочка -
внучка женщины, следящей за порядком,- бегала вокруг, скакала, а
Сергей Сергеевич приглядывался к пятнам, обезобразившим ее руки.
"Давай-ка тебя полечим". И снова - весть о Докторе облетала округу, и
желающие вылечиться шли нескончаемым потоком.
Жалеет ли Антонина Константиновна о чем-нибудь в прошлой своей
обычной спокойной жизни? Жалеет.

С горьким сожалением вспоминает она о том, что мало, очень мало, как
ей теперь кажется, времени отдавала своей бабушке. Та говорила такие
мудрые слова, такие верные мысли высказывала. Да не оценить ей было
тогда всей этой мудрости. Жалеет, что от ребенка была оторвана
работой, мало проводила с ним драгоценного времени. Жалеет о том, что
не понимала раньше всего, что теперь понимает, что не знала, не
ведала. Иначе сколько бы еще можно было раздать душевного тепла,
сколько внимания своего, сколько любви...

Возвращаясь после такого отдыха, Сергей Сергеевич и Антонина
Константиновна снова выходят на сцену. Но они не актеры, а в зале
собрались вовсе не их поклонники. И зал этот - обитель печали. Боль
плещет здесь через край, захлестывая сцену вместо оваций. Те, кто
выздоравливает, приносят цветы - несколько букетов обязательно лежат
на сцене каждый сеанс - и уходят. А их место занимают другие, те, кому
еще предстоит пройти нелегкий, длинный и трудный путь к
выздоровлению. Те, кто пришел сюда только потому, что идти больше
некуда.

-Они недоверчиво смотрят на сцену, ожидая постоянно подвоха,- ведь в
жизни их так много обманывали,- готовые в любую минуту подняться и
уйти. И к ним выходит Доктор со своим необыкновенным Даром.
Принимая и их неверие, и неблагодарность, которые так свойственны
всем людям, и заблуждения. Выходит для того, чтобы научить верить,
любить и заставить надеяться.

Часть 4
ПРАКТИКА
ИСТОЧНИК ФИЗИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНИ

Делая наброски к будущей книге, Сергей Сергеевич писал:
"Я выбрал свой Путь в поиске причин возникновения болезни и
возможностей воздействия на больной организм. С самого начала я знал,
что для меня это будет очень тяжелый и трудный Путь. Потому что
никаких учебников, каких-либо монографий, книг у меня не было.
Передо мной была бездна неизведанного, и мне предстояло вначале
нащупать Путь, ведущий к Знанию.

На этом Пути мне предстояло очень многое преодолеть, и прежде всего -
логику обыкновенного человека и логику обыкновенного врача. А это
очень и очень трудно. Эта логика постоянно с тобой. Она давит,
подавляет и не дает свободы мысли. Это только кажется, что можно
повернуть себя в иное направление познания. Это только так кажется
тому, кто никогда этого не делал. Нет ничего проще, чем каждый день
читать и усваивать написанный, хорошо изложенный материал и в
последующем "бравировать" своими энциклопедическими знаниями: "У
этого автора написано то-то, а у этого - то-то. Как, вы не читали?.. А что
ты думаешь?"

Мой дорогой человек, мой дорогой коллега! Где твои мысли? Ты хочешь
сказать, что это твои знания? Ты глубоко ошибаешься. Это знания
других, которые ты добросовестно изучил, запомнил и применяешь в
повседневной жизни. Да, это нужно. Знания необходимы, и без них нет
никакой эволюции, никакого движения вперед, и в том числе - никакого
движения человеческой мысли. Но наступает твой час, твой момент,
когда ты должен идти вперед. Когда ты должен открыть для себя
неведомое, которое будет не устраивать даже тебя, потому что оно
отлично от традиционного и привычного знания. Но ты должен
почувствовать, что это Знание верное, правильное. А следовательно,
практика обязательно подтвердит его".

Отголоски его мыслей и переживаний можно отыскать в работе Фрэнсиса
Бэкона "Великое восстановление наук": "А те, кто решился, отдавшись
наукам, сам сделать попытку расширить их пределы, не отважились ни
решительно отказаться от воспринятого ранее, ни обратиться к истокам
вещей. Они считают, что достигнут чего-то великого, если придадут и
добавят хоть что-нибудь свое, благоразумно полагая, что согласием с
чужим они проявляют скромность, а добавлением своего утверждают
собственную свободу".

Слова эти были написаны четыреста лет назад, но и по сей день
достаточно точно отражают "движение вперед" традиционной науки.
Действительно, что нового можно привнести в науку, если опираться
только на известные ей на сегодняшний день истины? Что дают науке
многочисленные диссертации? Продвигаются ли их авторы хоть на дюйм
по пути познания? Или только наносят несколько новых косметических
штрихов на уже сформировавшиеся воззрения?

"Современная традиционная медицина на основе новейших химических,
биохимических, физических приборно-инстру ментальных технологий
достаточно глубоко и искусно проникла в глубину болезни, но не смогла
в целом ряде случаев дойти до истинных причин, воздействуя на
которые можно добиться полного излечения. Это бессилие получило в
научной медицине официальное закрепление в виде существования
института так называемых хронических, то есть вечных, болезней, в
лечении которых можно рассчитывать только на поддержание
страдающего больного организма и временное облегчение болей.
Сущность современного хронического тупика традиционной научной
медицины лежит в ограниченности ее взгляда на человека в основном
как на физическое тело.

В этих условиях преодоление хронической болезни возможно лишь в
случае обращения к принципиально новому источнику информации о ее
зарождении, развитии, связанному с рядом новейших идей о
существовании особых энергий как образующихся на уровне клетки, так
и получаемых организмом из окружающего пространства - Космоса".

Доктор Сергей Сергеевич Коновалов сумел отказаться от традиционных
взглядов, "обратиться к истокам вещей" и посредством собственной
практики разработать уникальную концепцию болезни и здоровья,
входящую в общую систему Мироздания.

"Живой организм - это совокупность триллионов клеток, тканей, органов
и физиологических систем, функционирующих в строго заданном ритме.

Живой организм - это единая энергетическая система, включающая в
себя энергетический потенциал каждой клетки, это сотни тысяч,
миллионы энергетических каналов, проходящих как по физическому, так
и по эфирному телу.

Живой организм - это энергетическое тело, эфирное тело -
биологическое поле.
Здоровый биологический ритм работы клеток, систем, органов и всего
организма в целом - это не чисто механическое колебание, это очень
тонкая пульсация на уровне генов ядра клетки, синхронная с пока еще
не видимой и не измеренной пульсацией Космоса".

Подробнее о биоритмах, связывающих работу организма в целом и
каждой его клетки в отдельности с ритмами Вселенной, вы узнаете из
следующей книги Доктора. Сейчас стоит остановиться лишь на том, что
представления об Энергии, биоритмах, биологическом поле и их связи с
Космическим океаном известны человечеству с древних времен, когда
головы людей не были еще затуманены дурманом цивилизации и
непримиримостью различных религий.

Не в силах отрицать существование биологической энергии, ученые
всего мира до сих пор не нашли разгадки ее природы: не сумели
измерить ее с помощью приборов, объяснить ее происхождение,
определить возможности и научить людей пользоваться ею. Над этим
вопросом в настоящее время работают самые известные физики и
химики, психологи, биологи, медики, математики.

Но чем дальше, тем более очевидным становится, что разгадка не будет
найдена в ближайшие века, а возможно, и в ближайшие тысячелетия.
Трудно представить себе возможные последствия того, если люди
научились бы с помощью этой Энергии управлять своими мыслями,
осуществлять свои желания, распрощались бы с болезнями, отодвинули
бы старость лет на сто. В идеале это могло бы привести к наступлению
рая на земле, однако человечество вряд ли готово к такому испытанию.

И очень точно подобную мысль отражает известная поговорка: "Рад бы в
рай, да грехи не пускают!" Человечество умудряется каждое на первый
взгляд полезное научное открытие употребить в целях собственного
истребления. Трудно даже предположить, к каким катастрофическим
последствиям могло бы привести открытие методов управления
биологической энергией. Перед подобной катастрофой побледнели бы
последствия Хиросимы и Чернобыля. Поэтому информационное поле
Земли "заперто" для получения подобной информации "недоразвитым"
человечеством. (А как иначе назвать людей, охваченных страстью к
уничтожению не только себе подобных, но и непосредственно самих
себя?) Соприкоснуться с тайным Знанием, заложенным в
информационном поле, дано только избранным, Посвященным, которые
призваны развивать представления людей о Вселенной, о Космосе, о
Душе.

Но ни один из Посвященных еще не раскрыл человечеству всех
известных ему тайн. Поэтому и Доктор Коновалов, постепенно открывая
Знания своим ученикам (а в зале их достаточно, тех, кто следует за
Доктором с самого начала, не в силах оторваться от открывающегося им
нового Пути), никогда не расскажет всего. Во-первых, потому, что
познание мира бесконечно. А во-вторых, потому, что принимает на себя
вместе со Знанием и великую Ответственность перед Вселенной и перед
человечеством за его правильное использование. Его призвание -
помочь человечеству подняться на следующую ступеньку в своем
развитии, выздороветь телом и душой, приблизиться к гармонии и
высшим истинам.

То, что Сергей Сергеевич начал свою деятельность именно в 1990 году,
в разгар перестройки, когда люди начали терять последние жизненные
ориентиры, когда ориентация исключительно на материальные блага,
стяжательство, насилие и произвол распространялись среди людей с
колоссальной скоростью,- не случайно. Издревле считается, что когда
всемирное зло поднимает голову, то где-то с той же силой вновь
вспыхивает лампада добра, чтобы дать людям опору и надежду в столь
страшные дни. И сколько бы ни продолжалась эта битва, человечество и
весь этот мир существуют, доколе добро побеждает зло.
Сергей Сергеевич Коновалов считает, что хроническая болезнь
начинается:

с входом одной-единственной клетки в состояние патологического
биоритма;
в результате "закупоривания" одного или нескольких энергетических
каналов;
в результате ослабления биополя.
Если болезнь начинается с патологии клетки, она вызывает заболевания
различных органов и физиологических систем организма. Закрытие
энергетических каналов приводит к возникновению и прогресси-
рованию болезней головного и спинного мозга, болезней опорно-
двигательной системы, сосудов, а также приводит к появлению кист,
полипов и диффузных разрастаний.

Закрытие энергетического канала лишает связанную с ним зону
организма основного источника питания, и в ней очень быстро
снижаются и затухают все физиологические функции. Ярким примером
таких поражений являются: артрозы, артриты, остеохондрозы различных
отделов позвоночника, рассеянный склероз, сирингомиелия, желчно- и
мочекаменная болезни. Ослабление эфирного поля приводит к
онкологическим процессам, системным болезням соединительных
тканей, снижению и даже полному отсутствию должного уровня
физической защиты организма. Энергия "уходит" из больного организма.

Таким образом, если у вас больная печень, это вовсе не значит, что в
патологический биоритм вошла непременно клетка печени. Это значит,
что болезнь, обусловленная патологическим ритмом клетки, нашла
слабое место в вашем организме и ударила именно по нему.

Традиционное медицинское лечение в данном случае будет направлено
на пострадавший орган, тогда как очаг поражения не находится
непосредственно в органе, причиняющем человеку страдания. Он - вне
его.

Поэтому и получается, что лечение, направленное на определенный
орган, только сглаживает симптоматику заболевания, превращая его в
хроническое. Хуже, если врачи прибегнут в этом случае к оперативному
вмешательству, потому что очаг поражения находится совсем в другом
месте и болезнь, заключенная в одной из клеток организма, "выльется"
после этого по-другому, отыщет в организме другое слабое место.
Практика постоянно подтверждает это предположение.

Молодая девушка, 24 года, пишет о том, что после удаления матки и
придатков у нее начался фибро-аденоматоз обеих молочных желез.
Через некоторое время были удалены обе железы. Сразу же после этого
началось воспаление лимфатических узлов по всему телу. Таких
примеров в практике встречается масса.
Из истории болезни 1014763 (1952 г. р.):

"Здравствуйте, уважаемый Сергей Сергеевич!
.. .28 марта 1997 года я перенесла операцию на щитовидной железе -
резекция перешейка щитовидной железы'.
До операции правая доля была размерами 18x19x38 мм, левая -
30x34x52 мм и в ней узлы размерами 25x20 мм, 11x8 мм и в перешейке
узел 8x7 мм.
24 июля 1997 года, через четыре месяца после операции, УЗИ показало,
что правая доля увеличена до размеров 48x18x16, левая - 45x25x22 мм

<< Пред. стр.

стр. 9
(общее количество: 15)

ОГЛАВЛЕНИЕ

След. стр. >>