<< Пред. стр.

стр. 5
(общее количество: 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ

БЕСПЛОДИЕ
Продолжение рода - одна из самых важных, сложных и надежных функций организма. К сожалению, в последние годы нарушение этой функции стало слишком распространенным явлением. Не меньшее сожаление вызывает и то, что современная медицина не имеет надежной методологии решения этой проблемы. Тысячи женщин и мужчин, получивших ярлык "бесплодных", годами ходят по специальным клиникам и центрам - и тем не менее, большинство из них остается без желанных наследников.
Почему же самая надежная функция организма оказалась столь уязвимой и почему медицина столь бессильна? Ответить на эти вопросы можно только посмотрев на проблему бесплодия с совершенно новых позиций, с новой точки зрения. Эта новая точка зрения - ни что иное, как системный подход к человеку и его здоровью.
Давайте зададимся вопросом: функцией чего является продолжение рода? Функцией матки или яичников у женщин, или простаты и яичек у мужчин? Либо функцией гормональной системы? Да, так это понимается в официальной медицине. К каким результатам это приводит, многие семейные пары убедились на себе. На самом деле продолжение рода, являясь в первую очередь функцией перечисленных органов, все же является функцией всего организма! Как бы это необычно ни звучало - функцией и желудка, и кишечника, и печени, и почек, и сердца, и всего головного мозга... Причем это влияние имеет тройственный характер.
С одной стороны, все органы влияют на состояние непосредственно репродуктивных структур: матки, маточных труб и яичников (у мужчин - яичек, семенных канатиков, простаты). С другой стороны, все органы влияют на структуры, управляющие репродуктивной системой (нейроэндокринные центры). С третьей стороны, все органы влияют на уровень здоровья в целом.
Кроме того, говоря о функции продолжения рода, нельзя разделять четыре ее составляющих. Увы, в реальной практике борьба идет в первую очередь за то, чтобы женщина забеременела, а уж если возникают проблемы в беременности и в родах, то начинают заниматься и ими. На самом деле зачатие, беременность, роды и ближайший послеродовый период - это единый процесс как с точки зрения непосредственно рождения ребенка, так и с точки зрения здоровья и даже жизни его и матери.
Еще один важный момент. Принятая практика выявления "виновника" в семье не вполне правильна, поскольку виновниками всегда являются оба супруга. Даже в случае, когда у одного из них уже есть дети.
Просто чаще всего один из супругов делает наибольший вклад в рассматриваемую проблему. Игнорирование этого момента (что чаще всего и бывает: нашли "виновника" и занимаются только им) снижает вероятность успеха.
Причиной бесплодия иногда являются грубые анатомические дефекты в репродуктивных органах генетического или посттравматического, поствоспалительного характера, требующие оперативного вмешательства. Их мы рассматривать не будем, в том числе и потому, что это встречается редко, гораздо реже, чем это принято считать.
Те, кто столкнулся с проблемой бесплодия, прекрасно знают, к чему обычно все сводится. При явных гормональных нарушениях - дают гормоны, что, однако, слишком часто не приносит желаемого результата, но может дать массу осложнений. Если гормональные нарушения не выявляются, то вся работа проводится на уровне органов малого таза, также слишком часто безуспешно, к тому же нередко травматично и болезненно, а в случае применения антибиотиков - и с побочными эффектами.
Прежде чем вернуться к подробному рассмотрению перечисленных выше утверждений, хотелось бы остановиться более подробно на последнем. Практически у всех, кто обращается в соответствующие медицинские учреждения с бесплодием, обнаруживают хроническое воспаление органов малого таза и именно в нем и его осложнениях видят причину проблемы. У мужчин находят хронические простатиты, у женщин - хроническое воспаление придатков. И начинается "хождение по мукам": бесконечные антибиотики (и все сильней и сильней), в результате чего появляются проблемы с кишечником, печенью, поджелудочной железой, почками...
Грубые массажи, "волшебный" лазер, "уникальные" таблетки, нефизиологичные электропроцедуры и т. д... а простатит остается. У женщин бесконечно те же антибиотики, те же электропроцедуры да к ним еще болезненные манипуляции (гидротубация), "щадящие" операции... а так называемый хронический аднексит и непроходимость маточных труб - остаются.
Годы уходят, надежды и деньги тают. И вдруг появляется искусственное оплодотворение: чудо технического прогресса в медицине. Кому-то это помогает, однако обнаруживается, что у многих оплодотворенная в пробирке яйцеклетка не приживается в матке или отторгается на ранних сроках беременности. Об этом подробный разговор будет дальше, а сейчас вернемся к хроническим воспалениям органов малого таза.
Многолетний опыт работы с подобными больными убедил меня в том, что у абсолютного их большинства истинного хронического воспаления (аднексита или простатита) на самом деле нет. Это мое утверждение вызовет, конечно, бурю негодования у ортодоксальных гинекологов и урологов, ведь они каждый раз опираются на конкретные признаки воспаления: отек, боль, нарушение функции. Они обнаруживают увеличенные, застойные, отечные, болезненные яичники или простату, непроходимые маточные трубы, измененные анализы. В последние годы было даже сделано "важное открытие" частой причины бесплодия: хламидиоза - инфицирования половой сферы специфическими, трудно выявляемыми и с трудом поддающимися лечению микроорганизмами, хламидиями. История схламидиями - яркий образец кризиса современной медицины, узости и отсутствия системного мышления у ортодоксальных врачей. Их бессилие в решении проблемы хронических воспалений половой сферы и бесплодия получило оправдание, теперь все можно списывать на злосчастных живучих хламидий, теперь есть с кем бороться. Неважно, какими средствами, но их надо уничтожить. А уничтожаться они, невзирая на целый ряд все более и более сильных антибиотиков, никак не хотят, а здоровье в целом от этих антибиотиков на несколько месяцев или даже лет существенно снижается. Спустя недели или месяцы неизвестно откуда одна задругой начинают "вылезать" проблемы куда более серьезные, чем хламидиоз. Некоторым так и не удается полностью восстановить свое здоровье.
Гинекологи и урологи знают о том, что состояние органов малого таза в значительной мере определяется гормональной системой, что нарушение функции гипофиза, гипоталамуса, надпочечников может вызывать нарушение функции органов малого таза, кровообращения, лимфотока, секреции в них. Однако симптоматический характер мышления, гораздо большая легкость выявления этих нарушений, чем гормонального дисбаланса, привели к тому, что в реальной практике отмеченное знание не используется.
Это слишком сложно для каждодневной практики, тем более сложно, что в арсенале ортодоксальных врачей нет методов диагностики гормональных нарушений меньших, чем болезнь. А ведь именно субклиническая патология гормональной системы и встречается чаще всего, необходимо только уметь ее выявлять.
Длительная субклиническая дисфункция эндокринных органов приводит к нарушению управления ими органов малого таза, к специфическим нарушениям в этих органах, сопровождающимся отеком, болью, дисфункцией. Так и получается: нашли увеличенные, застойные, пастозные, болезненные яичники или простату - значит, аднексит или простатит. На самом деле в подавляющем большинстве случаев имеет место та или иная степень дисфункции. И лечить в этом случае необходимо не простату или яичники, а гормональные железы-виновники. При этом положительный эффект отмечается быстро и без всяких антибиотиков и грубых манипуляций.
Все это относится и к случаям нарушения микрофлоры в женской половой сфере, когда постоянно высеваются всякие банальные грибки и многолетняя борьба с ними оказывается безуспешной. Суть в том, что состав микрофлоры половой сферы и состояние слизистых оболочек определяются качеством среды в ней (вязкость, кислотно-щелочное соотношение, содержание микроэлементов, витаминов, аминокислот, углеводов, ферментов). Качество же этой среды определяется главным образом центральными гормональными железами, и если они хронически работают плохо, то хронически и ненормальна среда в половой сфере и, соответственно, там чувствуют себя вольготно не нормальные бактерии, а атипичные, и в данный момент - именно те, для которых благоприятны данные параметры среды. Так что необходимо делать в таких случаях? "Убивать" ненормальную микрофлору? Она опять появится, потому что осталась подходящая для нее среда. Необходимо нормализовать среду через нормализацию работы гормональной системы. Это не просто теоретические рассуждения. В моей практике масса примеров, когда многолетняя, упорно леченная, но не проходящая молочница у женщин надежно исчезала за несколько недель без всякого специфического местного лечения, а только через работу с гормональной системой и со всем организмом.
Здесь я затронул второй важный момент в объяснении причин, механизмов и возможностей эффективного лечения как банальных половых инфекций, так и злосчастного хламидиоза. Дело в том, что состояние половой сферы, качество секрета в ней зависят не только от гормональной системы, но и от всего организма, поскольку именно весь организм "поит и кормит" как гормональную систему, так и органы половой сферы. Почки и надпочечники, существенно влияя на водно-солевой и другие виды обмена, участвуют в формировании кислотно-щелочного состава всех жидких сред организма. Качество секретов, а также состояние слизистых, существенно зависят от белкового, жирового, углеводного, витаминного обмена, от эффективности освобождения организма от продуктов обмена и экзотоксинов, то есть от органов, занимающихся этим. А это и печень, и кишечник, и поджелудочная железа, и легкие, и желудок...
Все приведенные рассуждения в полной мере относятся и к проблеме бесплодия. Ведь матка, яичники, маточные трубы, простата, яички не только управляются гормональной системой, но и не могут быть нормальными, если их плохо "кормят-поят" или очищают какие либо из органов.
Давайте теперь представим картину в более ясной форме, чтобы было все до конца понятно. Представим, что у женщины или мужчины имеется функциональная слабость надпочечников или гипофиза, которые вырабатывают гормоны, прямо влияющие на матку, яичники, простату; кроме того, имеется функциональная слабость или даже хроническая болезнь поджелудочной железы, сердца или кишечника. Гипофиз будет плохо управлять маткой, простатой, яичниками, яичками, кишечник, поджелудочная железа - плохо их "кормить", сердце - недостаточно снабжать кровью... Кроме того, кишечник, поджелудочная железа, сердце будут также плохо кормить и поить гипофиз или надпочечники, что еще больше ухудшит их работу. Как вы думаете, смогут ли органы половой сферы быть нормальными и нормально "работать" в таких условиях? Конечно, нет. Разве будут полноценными слизистая матки, яйцеклетка? Разве могут быть нормальными, то есть в достаточном количестве и достаточно подвижными, плохо "накормленные и напоенные" сперматозоиды? Конечно, нет. Из чего будет складываться бесплодие в таком случае? В значительной мере из гормональных нарушений, в определенной мере - из обменных и в меньшей - из нарушений кровообращения. И, конечно, лечение должно быть принципиально не таким, каким оно обычно бывает при ортодоксальном подходе. Местная симптоматическая терапия в области малого таза также необходима, но она может дать лишь очень небольшой вклад в решение проблемы.
Прежде, чем перейти к другим аспектам проблемы бесплодия, хочется проанализировать с системных позиций еще один часто встречающийся симптом - непроходимость маточных труб. Истинная их непроходимость встречается на самом деле крайне редко и отмечается после очень грубых воспалений в прошлом (не будем рассматривать посттравматическую или врожденную непроходимость). Каким лечебным "мучениям" подвергаются женщины при этой проблеме, известно многим. Однако механизм непроходимости маточных труб в абсолютном большинстве случаев не связан с их болезнью, а таков же, как и механизм хронической патологии яичников, простаты. Состояние слизистой маточных труб, жидкости в них, подвижность мерцательного эпителия, продвигающего эту жидкость вместе с яйцеклеткой, полностью зависят от гормональной системы, то есть от нескольких конкретных управляющих гормонов, а также от обмена веществ в организме, определяемого всеми органами. В абсолютном большинстве случаев непроходимость маточных труб достаточно легко устраняется мерами, нормализующими отмеченные нарушения. Необходимо лишь провести точную индивидуальную диагностику для выявления гормональных и обменных нарушений не вообще, а конкретных у данного человека.
Вот теперь вам уже понятно, почему бесплодие - это проблема всего организма.
Необходимо несколько подробнее остановиться на не совсем оправданном поиске "виновника" бесплодия в семье. Как я уже говорил, всегда "виноваты" оба супруга. Почему? Потому, что людей с идеальным здоровьем не существует, и уж если имеется проблема бесплодия, то, чтобы не упустить время и добиться максимального эффекта, необходимо использовать все возможности повышения детородной функции в семье. Обычно, установив, что у одного из супругов имеется явное нарушение репродуктивной функции, ортодоксальные врачи занимаются именно этим человеком. Однако факт явной патологии говорит лишь о том, что данный супруг делает наибольший вклад в проблему бесплодия. Допустим, что у мужчины установлены нормальное количество и подвижность сперматозоидов. Однако эти параметры могут быть у нижней границы нормы, либо норма поддерживается за счет существенного функционального напряжения репродуктивных органов и всего организма. В таком случае любые жизненные трудности (переутомление, стрессы, нерациональное или несвоевременное питание, физические перегрузки, простуды и проч.) могут периодически, и даже часто, снижать репродуктивные возможности ниже нормы и, суммируясь с патологией супруги, уменьшать вероятность зачатия. Выявление и коррекция у мужчины даже негрубых гормональных нарушений, а также функциональных нарушений со стороны других органов, могут существенно повысить шанс зачатия. Фактически в подобных случаях получается следующая ситуация: например, основной "виновник" делает специфический вклад в бесплодие в размере 70 или 80, 90 процентов, а второй супруг - соответственно неспецифический вклад в размере 30,20,10 процентов. Разве можно отказываться от этих, пусть даже небольших, добавок при попытке решить такую важную проблему?
Таким образом, в любом случае необходимо заниматься обоими супругами.
В связи со всем вышесказанным хочется привести некоторые примеры из практики. Около восьми лет назад ко мне обратились относительно молодые супруги, не имевшие детей. У женщины тридцати двух лет в прошлом была одна неудачная беременность. За двенадцать лет она лечилась везде, где только этой проблемой занимаются, в том числе и у целителей, и за границей в специализированной клинике, но безуспешно. При обследовании была выявлена генетическая функциональная слабость гипофиза, которую никто не выявлял и не лечил, кроме того, отмечались негрубая функциональная слабость пищеварительной системы и повышенная реактивность (чувствительность) нервной сферы. У супруга даже без тщательной диагностики были явные признаки гормональных нарушений - он был очень высоким. Таким образом, оказалось, что главной причиной бесплодия являлась семейная гормональная дисфункция с некоторым дополнительным влиянием обменных нарушений и снижением резервных функциональных возможностей организма у супруги из-за слабости нервной сферы. В первую очередь было рекомендовано проанализировать и устранить изъяны в образе жизни, назначен комплекс рекомендаций для улучшения функции гипофиза, пищеварительной системы у супруги, для уменьшения реактивности нервной системы, а также для улучшения общего гормонального фона у супруга. Кроме того, супругам было рекомендовано поехать в загородный дом отдыха или профилакторий, или санаторий, где можно было бы, выполняя мои рекомендации, также больше гулять, плавать в бассейне, принимать общеоздоравливающие процедуры (массаж, лечебная физкультура, ванны). Все рекомендации были выполнены, и беременность наступила через два с половиной месяца. На фоне беременности продолжалось выполнение рекомендаций, корректируемых в соответствии со сроком беременности. В положенный срок родилась девочка.
Второй случай оказался более сложным, несмотря на то, что пациентка была в более благоприятном для беременности возрасте - ей было 24 года. История похожая: пять лет мытарств, лекарств и болезненных процедур, но без эффекта. При обследовании оказалось, что, помимо серьезных гормональных нарушений комплексного характера, то есть со стороны нескольких эндокринных желез, отмечается также целый комплекс нарушений со стороны мочевыводящей, пищеварительной, сердечно-сосудистой систем. Это означало, что пациентка была, ко всему, просто слабым физически человеком. К тому же, и у ее супруга оказалось не меньше проблем со здоровьем. Все это суммировалось и давало существенный вклад в бесплодие наряду с чисто гормональными нарушениями у супруги. После начала лечения у пациентки в первую очередь нормализовались месячные, то есть стали безболезненными и не такими обильными, как раньше. Кроме того, накануне месячных раньше отмечались сильное набухание и болезненность молочных желез: эта проблема также прошла. Улучшилось общее самочувствие у обоих супругов. Прошло несколько месяцев, и лишь после того, как на фоне выполнения моих рекомендаций они прислушались к моим настоятельным советам несколько улучшить образ жизни и стали больше заниматься гимнастикой, бывать на свежем воздухе, ходить в парную и бассейн, после использования очередного отпуска для отдыха на природе наступила долгожданная беременность, которую удалось сохранить. Протекала она не идеально, но не хуже, чем у многих женщин, считающихся здоровыми. Сейчас родившемуся мальчику уже более четырех лет.
Третий случай - несколько иного рода, и он является не столько медицинским, сколько просто поучительным. Женщину 28 лет привела ко мне ее свекровь. Была установлена причина бесплодия, даны рекомендации, в том числе было сказано о необходимости параллельного лечения супруга. Прошло три месяца, супруг так и не пришел на прием. Мне удалось связаться со свекровью пациентки и выяснилось, что ничего из моих рекомендаций не выполняется. Ситуация для меня была ясной, и в разговоре со свекровью пациентки так и оказалось: женщина уже привыкла жить без ребенка, без хлопот и забот, "для себя". Она не очень хотела иметь ребенка. Ее устраивала такая жизнь.
Иногда я сталкиваюсь и с такими ситуациями, и сделал совершенно определенный вывод: помимо всего прочего, женщина должна очень хотеть ребенка, лишь тогда системное лечение приносит успех. И это не из-за каких то магических нюансов, а просто потому, что тогда женщина тщательно выполняет все мои рекомендации.
Как я уже говорил раньше, системный подход позволил мне помочь очень многим бездетным парам, и среди них есть даже такие, которые "получили" двойню.
Теперь вернемся к искусственному оплодотворению. Многим это новшество помогло, но чудо, к сожалению, не состоялось. Большинство думает, что, если лечение не помогает, то стоит пойти в соответствующий центр - и проблема будет решена. Увы, слишком часто оплодотворенная в пробирке яйцеклетка не приживается в матке. Я встречал женщин, которые по три, четыре, пять раз проделывали эту процедуру, и безуспешно. Каждый раз отмечался самопроизвольный аборт. Это связано с тем, что, как я уже говорил, функция продления рода - это не только зачатие, но и вынашивание ребенка, и роды, и послеродовый период. Это единый процесс. Дело в том, что те же причины, которые не позволяют женщине забеременеть (гормональные и обменные нарушения), не дают ей и выносить ребенка. А ими в центрах репродукции серьезно, по-настоящему, то есть системно, не занимаются.
Теперь представим себе, что зачатие удалось, плод прижился. Но у женщины ведь есть комплекс нарушений гормонального статуса, обмена веществ. Как в этих условиях будет развиваться ребенок, как пройдут роды, каково будет здоровье матери и ребенка? Конечно, отмеченные нарушения не лучшим образом скажутся на всем этом, вот и получит мама патологическую беременность и роды, послеродовые осложнения, а ребенок родится слабым и болезненным, а то и вовсе мало жизнеспособным.
У проблемы искусственного оплодотворения, как я уже говорил, есть и другая сторона, требующая более пристального рассмотрения. Это касается случаев, когда используются сперматозоиды донора. К сожалению, существующая практика отбора донорской семенной жидкости несовершенна, поскольку основана на принципах ортодоксальной медицины: подходящий возраст, отсутствие явных генетических пороков в роду и грубых болезней у донора. Однако донор может иметь целый комплекс скрытых генетических нарушений, негрубых, скомпенсированных молодым возрастом и потому не выявляемых обычными методами. Но они непременно передадутся ребенку в той или иной мере и могут суммироваться с генетическими дефектами матери, что скажется на последующем здоровье ребенка. Эта проблема также может успешно решаться при использовании системного подхода.
К сожалению, ортодоксальные специалисты, занимающиеся проблемой искусственного оплодотворения, до сих пор не обратили внимания на эти возможности. А ведь можно существенно повысить качество их работы, используя мою методологию отбора доноров, подготовки женщины к искусственному оплодотворению и последующую работу с ней. Видимо, данные специалисты самодовольно считают, что знают по этому вопросу больше, чем кто-либо. А у меня нет времени бегать за ними. Более того, поскольку они относятся к числу уж очень узких специалистов, то у меня очень мало надежды, что они что-либо поймут. Ну, а доказывать им, что я хороший, у меня совсем нет желания.
Таким образом, вы видите, что, решая проблему бесплодия, необходимо в первую очередь заниматься гормональной системой, здоровьем человека в целом, часто необходимо отказаться от излишних и даже вредных методов, порожденных неправильным ортодоксальным пониманием вопроса, необходимо заниматься обоими супругами, даже если один из них считается здоровым, необходимо думать не только о зачатии, но и о том, какими будут беременность, роды и здоровье матери и ребенка после них.
Учитывая всю сложность проблемы, сугубо индивидуальный характер нарушений в каждом конкретном случае бесплодия, я не могу давать сейчас всем заочные рекомендации. Это было бы профанацией. В каждом отдельном случае бесплодия работу с пациентом необходимо начинать с индивидуальной системной диагностики.
Хочу добавить, что в решении проблемы бесплодия важная роль отводится здоровому образу жизни. Поскольку на самом деле причиной бесплодия чаще всего являются не локальные грубые органические нарушения в малом тазу, а комплекс функциональных, негрубых гормональных и обменных нарушений, то во многих случаях бывает достаточно здорового образа жизни. К сожалению, большинство людей не думает о своем здоровье, пока не случится беда. А ведь одними из лучших "лекарств", устраняющих все негрубые нарушения в организме, являются гимнастика, свежий воздух, здоровое питание, положительные эмоции, достаточный сон. К этому можно также добавить оздоравливающий самомассаж, различные домашние водные процедуры и оздоравливающие фито чаи.

И ВСЕ ЖЕ ГЛАВНОЕ - ЗДОРОВЬЕ!
Случай из моей практики, о котором хочу теперь рассказать, - это нечто большее, чем история болезни. Это история о том, как здоровье влияет на жизненный успех и радость бытия, как оно зависит от образа жизни и качества медицины, о том, как важно осознать необходимость постоянной работы над своим здоровьем.
Наконец, это демонстрация того, насколько эффективен и физиологичен системный подход к здоровью не только в профилактике, оздоровлении и поддержании здоровья, но и в лечении уже имеющихся болезней.
Речь идет о мужчине 36 лет со множеством жалоб. Преуспевавший в прошлом бизнесмен и общественный деятель не рассчитал своих сил: напряженная работа, банкеты, приемы, презентации с чревоугодием и неумеренными возлияниями и пренебрежение здоровым отдыхом сделали свое дело. Ко мне пришел человек с выраженным неврозом, постоянным головокружением, шумом в голове и звоном в ушах, постоянными болями в области печени почти после любой пищи, с камнями в желчном пузыре, болями в сердце и в области почек, с сердцебиением, аллергией, хроническим простатитом и орхитом (воспаление яичка). Поданным ультразвукового исследования, желчный пузырь был атоничен, то есть практически не сокращался, стенки его были утолщены, с грубыми складками, в его полости было густое мутное содержимое, много песка и несколько мелких камней.
Пациент был замечательным специалистом, знатоком своего дела, в голове было немало интересных идей, но не было ни сил, ни времени, ни настроения на их реализацию. Здоровья хватало лишь на работу, более или менее поддерживающую материальный достаток семьи. Много времени уходило на визиты и лечение у различных узких специалистов амбулаторно и в стационаре. Лечение обходилось недешево, но самочувствие все ухудшалось и ухудшалось. Хирург просто говорил, что желчный пузырь необходимо удалить, уролог закармливал пациента антибиотиками, после которых силы совсем таяли. Почками, сердцем, головой, неврозом вообще никто не занимался.
Сформировался своеобразный порочный круг: отсутствие здоровья не позволяло решать успешно профессиональные и бытовые проблемы, социально-бытовой дискомфорт усугублял нарушения здоровья.
Ни лечащие врачи, ни сам больной не могли разорвать этот порочный круг. Когда пациент пришел ко мне, он был в состоянии полной безысходности.
Работа с ним началась с того, с чего и должен начинать профессиональный врач, - с диагностики. Здесь хочется сделать небольшое отступление. Нередко те, кто обращается ко мне, даже после прочтения статей о моей системе имеют очень упрощенное и неправильное представление о моей диагностике. Одни думают, что я просто иридодиагност (диагностика по радужной оболочке глаз), для других удивительно, как это я, не пользуясь современными лабораторными супертестами и суперприборами, помогаю больным даже в тех случаях, когда никто не мог помочь.
Во-первых, это расхожее среди больных и медицинских работников заблуждение, что самыми информативными являются компьютерная томография, ультразвуковое исследование, биохимический анализ и т. п. Почему это не так, я уже объяснял в предыдущих разделах книги и не буду еще раз останавливаться на этом подробно. Скажу лишь, что, например, пульсовая диагностика или осмотр, опрос больного, иридодиагностика могут быть в сотни раз более информативными. Все зависит от мышления врача, его искусства, того, как он воспринимает и оценивает информацию.
Во-вторых, не являясь специалистами в медицине, больные после общения со мной выделяют в качестве диагностического метода только то, что выглядит таковым по форме, например, осмотр через микроскоп радужки глаза, не понимая, что процесс диагностики начинается уже с первого взгляда на пациента.
Оценка телосложения, манеры двигаться, говорить, история болезни, жалобы, более пристальный внешний осмотр занимают всего несколько минут, но дают порой столько психосоматической информации, что никакими суперприборами ее не заменить. Одна - две жалобы больного могут открыть мне понимание сложных нарушений в организме, которые не выявить никакими приборами. При этом суть не в том, что я лучше других вызубрил связь между жалобами и патологическими процессами, описанную в обычной медицинской литературе, а в том, что я совсем по-другому оцениваю жалобы, выстраиваю совсем другую логическую патогенетическую цепочку от жалобы к ее патофизиологической сути. И основой этого является системное мышление. Конкретные примеры я уже приводил в книге.
Далее пульсовая и иридодиагностика дают такую колоссальную и уникальную информацию, которой даже при большом желании не получить самыми современными методами. Хочу отметить также, что, проводя иридодиагностику, я применяю совсем иные принципы, чем сотни и сотни иридологов, то есть ищу на радужке не диагнозы, а совсем другую информацию, и по-другому ее анализирую, оцениваю. Об этом, в частности, я хочу подробно рассказать в своей будущей книге "Новая иридология", чтобы реабилитировать этот замечательный, дискредитированный неважными специалистами метод. Отчасти я уже сделал это в выпущенной в 1992 году брошюре "Что такое иридодиагностика?". В ней в доступной массовому читателю форме показаны истинная суть, возможности, пределы и значение иридодиагностики.
В-третьих, нередко я анализирую имеющиеся у больных на руках данные лабораторных и инструментальных методов исследования, иногда, в особых случаях, даже требую проведения некоторых из таких исследований, если они не были сделаны раньше. Это связано с тем, что каждый из существующих методов диагностики при всей своей ограниченности имеет и уникальные возможности.
Таким образом, проводимая мной диагностика содержит все элементы классической диагностики, но дополняется еще тем, чего не делается нив больницах, ни у целителей. И самое главное - всю эту информацию я анализирую с принципиально иных, системных позиций, что позволяет понять и лечить причину страданий человека и сразу весь организм. Это подобно ситуации, когда сотни людей годами ходят через обычный зеленый дворик, а художник с особенным видением создает шедевр "Зеленый дворик", или когда талантливый адвокат, по-иному оперируя всем известными фактами, выигрывает, казалось бы, безнадежное дело. То есть все дело не в том, чтобы получить факты, информацию, а в том, чтобы получить нужную информацию и иначе ее осмыслить. "Иначе" - не из чувства противоречия, а из стремления к истине.
Могу привести вполне жизненный пример, подтверждающий это. У ребенка методом ультразвукового исследования обнаруживают определенную деформацию желчного пузыря, записывают это в заключении и... ничего не назначают. То есть факт установлен, а выводов не сделано. А ведь деформированный желчный пузырь годами не будет справляться со своей работой, и это неизбежно приведет к нарушению его моторной (сократительной) функции - кдискинезии, затем к хроническому холециститу, затем, очень вероятно, к образованию в нем камней, и в итоге - к его удалению. Параллельно это даст хронический застой в печени, рефлекторную дисфункцию поджелудочной железы, нарушение пищеварения в кишечнике, что с годами будет делать свой вклад в общее нарушение обмена веществ, дезинтоксикации, в формирование невротического состояния, астении, в снижение иммунитета и многое другое. А ведь для того, чтобы желчный пузырь выполнял свою работу и не появились все описанные страсти, можно назначить как минимум десять рекомендаций, хотя вполне достаточно трех-четырех мягких, безвредных и даже приятных процедур, выполняемых дома.
Вернемся, однако, к нашему больному. При обследовании были выявлены некоторые специфические гормональные нарушения, патология желчного пузыря наследственного характера, которая и привела с годами к камнеобразованию, застойные явления и обменные нарушения в печени, негрубая сосудистая недостаточность в стволовой части головного мозга, функциональная слабость почек и признаки солеобразования в них, вторичные застойные явления в предстательной железе и одном из яичек.
Анализ сочетания и особенностей выявленных нарушений показал, что часть гормональных нарушений имела первичный наследственный, а часть - вторичный характер. Изменения в печени являлись следствием неправильного питания, хронического застоя желчи, нарушений вегетативной иннервации, отчасти отрицательного влияния нарушений обмена веществ, связанных с эндокринной дисфункцией и дисфункцией почек. Сосудистая недостаточность в основании мозга имела отчасти наследственный, отчасти прижизненный характер. Изменения в почках носили отчасти наследственный, отчасти вторичный характер в связи с эндокринной патологией и патологией печени. Было установлено, что истинного хронического простатита у пациента нет, а имеются лишь хронический застой в простате, нарушение ее сократительной и секреторной функций, связанные в первую очередь с нарушением гормонального контроля над простатой, а также с общим венозным застоем в большом круге кровообращения печеночного генеза и с обменными нарушениями в организме из-за патологии желчного пузыря, печени, почек.
Оказалось, что изменения в яичке связаны в первую очередь с бывшим достаточно грубым его воспалением с последующими достаточно выраженными фиброзными изменениями и, как следствие, - хроническим нарушением крово- и лимфотока, секреции. Дополнительный вклад в патологию яичка делали и застой в большом круге кровообращения, в простате, и все гормональные и обменные нарушения.
Больной, кстати, вспомнил, что действительно несколько лет назад у него было острое воспаление яичка. Анализ всех данных позволил понять, что невроз имел двоякий характер. Во-первых, социально-бытовой, профессиональный дискомфорт, во вторых - все вместе указанные выше нарушения в организме, приводящие к повышенной функциональной нагрузке на центральную нервную систему, к нарушению в ней обмена веществ и кровообращения, то есть в итоге к нарушению ее питания и дезинтоксикации.
Проведенный анализ данных диагностики дал целостную картину нарушений в организме и определил стратегию и тактику лечения. Среди стратегических задач важнейшими были: изменить мышление пациента, отношение к своему состоянию, к здоровью вообще, к принципам лечения.
Во-первых, теперь он имел представление о том, что с ним происходит, что происходит в его организме, что является причиной всех его болезненных симптомов. Он понял, что его состояние не безысходно, неудачи с лечением были связаны с тем, что его просто неправильно лечили, все занимались симптомами, следствиями, а не причиной; каждым симптомом по отдельности, а не всем сразу. Из моих разъяснений он понял, насколько в организме все тесно взаимосвязано и что несколько маленьких нарушений, складываясь и усугубляя друг друга, могут давать в итоге грубый симптом.
Во-вторых, пациент понял, что не может существовать одного или двух лечебных методов и средств, которые бы скомпенсировали или устранили такой большой комплекс нарушений в организме. Сложность изменений требует и адекватной сложности лечебного комплекса. У него сразу отпали характерные для многих больных вопросы: а можно ли вылечиться только травами, или иглотерапией, или новыми таблетками, или у экстрасенса, или "электронной таблеткой", или "кошачьим когтем", или у мануального терапевта, или в барокамере, или лазером...? Раньше он, как и все, искал чудо-средство или метод, и со всех сторон ему с готовностью эти чудеса предлагались. Он осознал, что каждый отдельный метод может сделать лишь частичный вклад в здоровье.
В-третьих, пациенту пришлось отказаться от прежнего представления, что можно полечиться две-три недели, месяц - и стать здоровым. Здоровьем необходимо заниматься постоянно. Можно привести здоровье в порядок и за несколько недель, нередко за несколько дней, но прекращение работы над здоровьем приведет со временем либо к возврату прежних проблем, либо к появлению новых. Почему? Потому, что для полного устранения приобретенных патологических изменений в органах нередко требуется от нескольких недель до нескольких месяцев, за несколько дней или одну - две недели можно лишь на время заглушить процесс, наследственные же органные дефекты необходимо корректировать всю жизнь, так как они сохраняются всегда. В итоге, с одной стороны, пациент должен соблюдать элементарные принципы здорового образа жизни, с другой - я даю ему медицинскую программу лечения, приумножения и поддержания здоровья, с третьей - он сам прилагает усилия для выполнения этой программы.
Тактика лечения, как уже говорилось, определялась сочетанием и особенностями выявленных нарушений в организме. В частности, функциональный характер изменений в простате позволял полностью отказаться от применяемых ранее урологами антибиотиков: они были излишни и, кроме большого вреда организму, ничего не давали. Фиброзные изменения в яичке требовали длительной рассасывающей терапии, без чего отек, болезненность ничем устранить не удалось бы. Принципы лечения печени, почек, невроза определялись не только прямым оздоравливающим воздействием на эти органы, но в первую очередь через те причинные факторы, о которых уже говорилось выше. С желчным пузырем дело обстояло так: навести порядок в нем можно было быстро, но с камнями ситуация выглядела сложнее. Главная задача заключалась в том, чтобы не увеличивались имеющиеся и не образовывались новые камни. Это также было сделать не сложно, необходимо было лишь постоянно бороться с застоем желчи и обеспечить ее нормальное качество как через работу с желчным пузырем и печенью, так и через весь организм. В этих условиях появлялся шанс постепенного избавления от камней.
Мою работу с пациентом облегчали несколько обстоятельств. Во-первых, он, как говорится, "дошел до ручки". Во-вторых, уже убедился в неэффективности симптоматического лечения. В-третьих, кроме образовавшихся камней в желчном пузыре, больной был еще не запущен. В-четвертых, это был достаточно дисциплинированный человек. Так что я мог надеяться на добросовестное и систематическое выполнение моих рекомендаций.
Действительно, больной активно взялся за лечение, состоявшее из постоянных и временных (курсовых) рекомендаций, которые периодически корректировались, уточнялись, дополнялись по телефону и при повторных визитах раз в несколько месяцев. К сожалению, в ходе нашей работы не обошлось и без казусов, связанных с тем, что сразу полностью перейти на новое мышление, новое представление о здоровье, отказаться от стереотипов ортодоксальной медицины не так просто. Об этих казусах я расскажу ниже.
В начале больному были назначены некоторые диетические ограничения (жареное, жирное), рекомендован широкий ассортимент специй в умеренном количестве. Для постоянного приема были назначены травы в малых дозах противовоспалительного, желчегонного, мочегонного, спазмолитического, реминерапизующего, общеукрепляющего, успокаивающего действия. На первое время в связи с выраженным неврозом были назначены также таблетки беллатаминала. Регулярно перед едой больной должен был принимать желчегонные таблетки или травы. Выбор их в аптеках достаточно большой, практически все таблетки растительного происхождения. Учитывая наличие камней в желчном пузыре и риск печеночной колики при приеме желчегонных, их доза вначале была очень маленькой (1/4-1/5 от обычной, с постепенным увеличением до полной дозы в зависимости от реакции). Рекомендовалась очень теплая грелка на печень после каждого приема пищи на 10- 20 минут, вначале - просто теплая на 5 минут с анализом реакции на тепло и, в зависимости от нее, с постепенным увеличением тепла и времени. Здесь мне хотелось бы прокомментировать две последних рекомендации. С точки зрения ортодоксального специалиста, при наличии камней в желчном пузыре категорически нельзя пить желчегонные и греть печень. Вот так они и доводят многих больных до операции, потому что приступы чаще всего все равно случаются.
Если проанализировать ситуацию с желчнокаменной болезнью, то можно выделить три возможных тактики лечения. Ортодоксы придерживаются таких: либо "отрезать" сразу (но желчный пузырь - совсем нелишний орган, да к тому же полостная операция совсем не безобидна и является большой нагрузкой на организм, а удаление желчного пузыря не решает проблему нормального качества желчи и, соответственно, пищеварения, обмена веществ и т. д.), либо "сидеть тихо" всю жизнь и никак не трогать печеночную систему (в этом случае гарантии от приступов все равно нет, тем более, что камни продолжают, как правило, активно расти, потому что для этого сохраняются условия, и все заканчивается все равно операцией). В этом случае, однако, также сохраняются и нарастают все проблемы, связанные с нарушением функции желчного пузыря, о которых говорилось выше. Третья тактика, которой придерживаюсь я, - это минимальный риск, но с налаживанием состояния и работы желчного пузыря и с остановкой роста камней, с появлением шанса на их постепенное размягчение, уменьшение и выход (если они не огромные), и с нормализацией описанных выше процессов, в которых участвуют желчный пузырь, желчь, печень.
К сожалению, есть немало людей, которые даже после всех этих подробных разъяснений спрашивают, гарантирую ли я, что камни исчезнут и что у них не будет приступов. Что касается исчезновения камней, то я мог бы даже и гарантировать, поскольку у меня есть немало пациентов, у которых за несколько месяцев большие, до двух с половиной сантиметров, камни уменьшаются на 10-40 процентов. Но гарантировать это я мог бы только при условии добросовестного выполнения моих рекомендаций. Гарантировать же от возможных приступов не могу, поскольку они могут быть в любой момент независимо от того, лечится человек или нет и как лечится. Обычно, не видя готовности пациента к взвешенному сотрудничеству, я говорю ему, чтобы он, если это его устраивает, сделал операцию - тогда у него не будет повода предъявлять кому-либо претензии. Обычно такие люди не способны понять, что их претензии могут быть необоснованны, и неспособны осмыслить все негативные последствия удаления желчного пузыря. Ведь это придет очень постепенно и лишь через несколько лет.
Кроме того, с учетом выявленной патологии больному были назначены курсы средств общеукрепляющего действия, улучшающих обмен веществ, делающих свой вклад в повышение иммунитета, регенераторных возможностей организма. Среди них были различные природные препараты, содержащие микроэлементы, витамины и т. п. В дальнейшем, по мере избавления от аллергичности (за счет работы со всем организмом, а не каких-то особых противоаллергических средств), назначались продукты пчеловодства, а по мере укрепления организма - и биостимуляторы.
Для стимуляции кровотока, обмена веществ в слабых органах и улучшения их вегетативной иннервации был рекомендован регулярный, до двух-трех раз в день, самомассаж соответствующих кожных рефлекторных зон: затылка, воротниковой зоны, верха поясницы, зоны печени, а также тепловые процедуры на область почек и специальные упражнения из классической европейской гимнастики и хатха-йоги.
По результатам диагностики был рекомендован точечный массаж (акупрессура), который очень прост на первый взгляд, но очень физиологичен и эффективен на самом деле. В связи с тем, что точечный массаж требует немало времени, вначале был назначен ограниченный комплекс точек, который постепенно расширялся. Такая возможность появлялась, поскольку со временем акупрессуру можно проводить не каждый день.
Для тренировки вегетативных процессов был рекомендован контрастный душ.
В печеночный лечебный комплекс входила вся системная терапия и в качестве дополнения - курсы гепатопротекторов (средств, восстанавливающих печень).
Для нормализации нервных процессов, помимо указанных выше рекомендаций, был назначен комплекс из успокаивающих ванн и чаев по вечерам.
Непосредственно для предстательной железы и яичка были назначены: физиотерапия в лечебном учреждении, специальные точки для акупрессуры, массаж яичек 1-2 раза в неделю по числу лет, микроклизмы с ромашкой, календулой, специальные упражнения (хождение на ягодицах, на корточках, "полулотос"), добавление в лечебные настои трав корня лопуха и листа лесного орешника, гидромассаж простаты (описан в разделе о лечении простатита).
Как я говорил в начале, этот раздел - не просто история болезни, но и история жизни. Мне было очень интересно наблюдать, как не сразу, постепенно, за время лечения мой пациент не только стал очень крепким, здоровым, но и жизнерадостным, энергичным, вновь преуспевающим человеком, как менялись его взгляды не только на здоровье, на медицину, но и на жизнь вообще.
Уже чуть больше, чем через неделю, пациент позвонил мне и сказал, что вот уже несколько дней его впервые за два года не беспокоит звон в ушах. Вскоре прекратился и шум в голове. В ближайшие три недели он отметил, что прежде постоянные и сильные боли в области печени стали крайне редкими и слабыми. В дальнейшем эти боли прошли совсем и не появляются даже в командировках и даже при нарушениях в питании. Интересно его наблюдение. Во время командировки во Францию после переговоров ему не удалось избежать застолья с необычной и очень обильной пищей. Однако никаких проблем у него не возникло, в то время как двое его коллег, считающих себя здоровыми, болезненно отреагировали на пищевую нагрузку.
Как я уже говорил, не обошлось без казусов. Почувствовав улучшение со стороны желчного пузыря, пациент потихоньку от меня сделал через две недели после начала лечения ультразвуковое исследование и потом с радостью сообщил мне, что желчный пузырь стал нормально сокращаться, исчезли утолщение и складчатость его стенок, полностью исчезло вязкое мутное содержимое и песок, хотя все камни остались на месте. Конечно, я сделал ему замечание, что все свои шаги он должен сверять со мной. Дело в том, что особой необходимости в данном обследовании не было. Я не сомневался, что отмеченные положительные изменения произойдут, а с камнями за такое время ничего не изменится. Но все же это имело и положительное значение: больной убедился в высокой эффективности проводимого лечения и в том, что запреты желчегонных и тепловых процедур были необоснованны.
Описанные сроки положительных сдвигов не являются стандартом. То есть не обязательно у всех больных такие же изменения происходят точно в те же сроки. Все люди разные, системные механизмы болезней уникальны у каждого человека и сроки положительных сдвигов также индивидуальны. Однако если, например, больной через два-три месяца скажет мне, что у него сохраняется мутная взвесь в желчном пузыре, я точно знаю, что либо больной ничего не делает, либо делает, но далеко не все, либо, что также бывает (и бывает это с невежественными людьми), делает все не так, как я сказал (несмотря на то, что каждая рекомендация подробно разъясняется и расписывается). Такие ситуации бывают иногда и с пациентами, имеющими любые другие проблемы со здоровьем. Имея большой врачебный опыт, большой опыт системной терапии и зная людей как врач, я всегда знаю, в чем дело. Например, если больной бронхиальной астмой скажет мне через месяц-два, что его астма никак не изменилась, я просто знаю, что причина в самом больном. При этом он говорит, что все тщательно выполняет. При анализе ситуации всегда выясняется, что это ему лишь кажется: что-то больной не выполняет совсем (ему показалось, что это "не так уж важно"), что-то выполняет неправильно, потому что невнимателен или потому что ему кажется, что по-другому лучше (тогда незачем и идти к врачу), что-то вредное, оказывается, продолжает делать из своих прежних "предписаний" от целителей. Чаще же всего при анализе результатов, когда больному задаешь точные вопросы, выясняется, что да, астма полностью еще не прошла, но приступы стали в три раза реже, в два раза слабее, и все это - на фоне либо полной отмены прежних таблеток, либо уменьшения их дозы. Но ведь это и есть процесс выздоровления!
Через несколько недель больной сообщил мне с удивлением, что бывшее многолетнее грибковое поражение стоп с шелушением, наростами, трещинами, то сухостью, то мокнутием, не поддававшееся раньше никакому лечению, прошло само собой. Кожа стоп стала совершенно нормальной. На первом приеме пациент ничего не сказал об этой проблеме, во-первых, потому, что давно привык к ней, во-вторых, потому, что ему просто в голову не приходило, что эта проблема решаема.
В ближайшие от начала лечения 2-3 месяца больной стал избавляться от сердцебиений, болей в области почек, простаты, в яичке, становился значительно спокойней, у него возросла сексуальная активность, он стал совершенно по-другому выглядеть, начал потихоньку развивать бурную профессиональную деятельность. Однако проблемы в простате и яичке, хотя и уменьшались, доставляли еще немало беспокойства. И тут случился второй казус. Я уехал отдыхать, в этот период пациент перекупался, переохладился и у него началось усиление болей в яичке и простате. Вместо того, чтобы снова вернуться к активному выполнению моих рекомендаций (к этому времени, чувствуя себя хорошо, он уже расслабился и немножко "халтурил" в лечении, так уж устроены люди), он пошел к урологу, тот поставил ему диагноз обострения простатита и орхита, уложил в больницу, "задавил" его антибиотиками... Кроме того, пока он лежал в больнице, почти ничего не выполнял из моих рекомендаций. Когда я вернулся, больного было не узнать, он снова выглядел очень плохо, чувствовал себя чуть ли не хуже, чем до лечения, во всяком случае, был очень слаб. Этого и следовало ожидать после нескольких сильных антибиотиков в больших дозах. Он сам сделал выводы, мне не пришлось много говорить. Он забыл, что у него нет простатита (и что простатита в принципе не существует в природе), есть лишь выраженные функциональные нарушения, что антибиотики ему не нужны и, кроме вреда, ничего не принесут, что лечить необходимо весь организм...
Нам удалось быстро привести больного в порядок. В дальнейшем он перешел от рекомендованного мной узкого комплекса асан к более серьезным занятиям хатха-йогой, освоил методики расслабления, дыхания, совершенствуется под моим руководством в акупрессуре, не перестает восхищаться их эффективностью. Со временем я научил его собирать травы, и теперь он сочетает отдых на природе с их сбором, подключив к этому и членов семьи.
Как я уже говорил, сейчас это очень здоровый, продолжающий здороветь, энергичный, жизнерадостный, преуспевающий, прекрасно выглядящий человек. Единственная проблема, которая беспокоила больного дольше других, - это иногда появляющаяся после длительного сидения и переохлаждения небольшая боль в яичке. Однако я ожидал этого с самого начала, поскольку выраженные фиброзные изменения в нем (да и в любом органе) медленно и не всегда на сто процентов обратимы. Но и эта проблема постепенно ушла.
Недавно мой пациент позвонил и сказал, что для интереса обследовался у уролога, в том числе и на УЗИ. В простате абсолютный порядок. Уролог не поверил, что еще не так давно другие урологи говорили о страшном хроническом простатите у моего пациента.
Другое дело, что появилась новая проблема. Как и у любого человека, перенесшего серьезное заболевание или другое физическое страдание, у моего пациента происходит духовный кризис.
Перенесенные страдания, зрелый возраст, соприкосновение с новым мышлением, новой философией здоровья неизбежно привели к этому. Постепенно происходит переоценка ценностей, среди которых важнейшими для моего пациента становятся не просто бизнес, а интересная и полезная работа, не просто достаток, а счастье членов семьи, не лечение у престижного профессора или модного целителя, а просто крепкое здоровье, которое создается в значительной мере собственными руками. Это хорошая проблема; я рад ей, поскольку она ведет моего пациента еще и к духовному здоровью.

ОСОБЫЕ КЛИНИЧЕСКИЕ СЛУЧАИ
В этом разделе мне хотелось остановиться на ряде специфических болезней, при которых лечение и возможные результаты не укладываются в обычные рамки. Особый характер этих болезней обусловливает часто и трудное понимание больными возможностей системного подхода при них.
К этим болезням относятся сахарный диабет, рассеянный склероз (и другие заболевания из этого ряда: боковой амиотрофический склероз, миопатии, миелопатии, энцефаломиелит), болезнь Альцгеймера, ревматоидный артрит, злокачественные заболевания; а также вторая группа болезней: остеопороз, апластическая анемия у детей, крайне тяжелые псориаз и нейродермит, тяжелый хронический гепатит, СПИД, тяжелый гломеруло-нефрит, запущенный облитерирующий эндартериит и тромбофлебит.
Я не буду излагать подробно свои взгляды на причины и механизмы формирования этих болезней. Скажу лишь, что они в некоторой части совпадают, а в некоторой - не совпадают с общепринятыми, однако опыт работы с подобными больными с системных позиций дал мне некоторые важные собственные находки и, я бы сказал, "маленькие открытия", которые существенно, иногда кардинально, влияют на стратегию и тактику лечения и его результаты. Не говоря уже о том, что этих больных, как и абсолютно всех остальных, в первую очередь необходимо лечить системно.
Что же касается трудностей понимания некоторыми больными возможностей системного подхода, то поясню это на примере. Нередко ко мне обращаются больные с сахарным диабетом. Естественно, в силу панацейного мышления, о котором я уже не раз говорил в книге, их интересует только однозначный ответ: могу я или не могу вылечить диабет. Им и в голову не приходит, что, даже если я не могу вылечить какую-то болезнь, то, может быть, я могу помочь больше, чем кто-либо прежде. Но почему-то таких вопросов не бывает. Я объясняю в таких случаях, что могу вылечить почти все хронические болезни, однако диабет относится к числу таких, которые вызваны грубыми изначальными генетическими дефектами специфических генов и тканей и, не заменив или не подсадив эти ткани, данную болезнь вылечить нельзя.
Однако заменить или подсадить мы не можем. Но необходимо понимать, что диабет, то есть грубое специфическое нарушение углеводного обмена, протекает не где-то, а в конкретном организме. В этом организме за углеводный обмен отвечают еще многие органы и структуры, помимо специфических клеток поджелудочной железы; кроме того, углеводный обмен не существует отдельно от всех других видов обмена, он тесно с ними сопряжен - следовательно, сопряжен с функцией практически всех органов. Так вот, в каком организме протекает диабет - таковы будут и его проявления и последствия. Если организм слабый, то диабет свободно "хозяйничает" в нем и дает с годами максимальные осложнения (чем он в первую очередь и опасен), если же организм крепок, то число и степень осложнений меньше, и они медленнее появляются. Таким образом, если разобраться в организме детально, найти все слабые места, привести все в порядок, а это позволяет системный подход, то можно уменьшить проявления диабета, число, степень и скорость его осложнений, нередко кардинально, и тем самым уменьшить страдания больного и продлить его жизнь.
В частности, возможны такие варианты результатов системной терапии. В некоторых случаях удается добиться нормализации уровня сахара крови до нормы, но без уменьшения дозы специального препарата (чего не удавалось больному раньше), в некоторых - нормализации, но уже со снижением дозы (чего также не удавалось раньше), в некоторых - нормализации добиться не удается, но уровень сахара снижается на фоне прежней дозы лекарства. Иногда, когда помимо поджелудочной железы существенный вклад в нарушение углеводного обмена делают и другие органы, компенсация их функции может дать и избавление от болезни. После этих разъяснений некоторые больные понимают важность перечисленных возможных результатов и успешно лечатся, но, к сожалению, многие говорят: "Понятно: вы не можете вылечить диабет" и не лечатся, бегут дальше искать чуда. Конечно, им на самом деле ничего не понятно.
Мне их очень жалко, особенно если это дети.
Особая ситуация - возрастной диабет. Это, как правило, возрастная гормональная проблема на фоне возрастного снижения общего уровня здоровья и функциональных возможностей органов, участвующих в углеводном обмене. В таких случаях, если нарушение углеводного обмена не носит крайне тяжелого характера, часто удается решить проблему.
Примерно та же ситуация и с остальными перечисленными болезнями. При рассеянном склерозе я берусь за лечение только в том случае, когда больной еще ходит и нет мышечной атрофии и выраженной скованности. При этом, учитывая тяжесть заболевания и невозможность каких-либо гарантий, я объясняю больным рассеянным склерозом возможные результаты. Это может быть выздоровление (только на ранних стадиях; у меня есть даже больные, которые вернулись к работе), либо существенное улучшение, либо небольшое улучшение, либо только стабилизация процесса (в то время, как без системной терапии отмечается только прогрессирующее ухудшение), либо замедление прогрессирования болезни, но без улучшения. Я объясняю больным, что системная терапия является наилучшей вообще и в их случае в частности; что, поскольку они никогда не лечились по системной методологии, а только пробовали и пробовали разные частные методы и средства, то системное лечение тем более необходимо проводить, даже если результат будет худшим из перечисленных. Не все понимают. Ну как человек поймет, что он получил хороший результат, лучший из возможных в его крайней ситуации, если болезнь на фоне лечения продолжает, хотя и медленнее, чем раньше, но все равно прогрессировать. Понять он сможет только тогда, когда спустя несколько лет до него дойдет, что больные с рассеянным склерозом в его стадии столько не живут. Но ведь это спустя годы, а он и его родственники сегодня говорят: "Доктор, не только нет улучшения, но стало еще хуже". И уж тем более больной и его родственники не поймут, если состояние больного ухудшается на фоне лечения заметно. Ну как им объяснить, что без лечения состояние бы ухудшалось не просто заметно, а катастрофически. Это сложный - и профессионально, и морально - вопрос. Он остается сложным даже тогда, когда я все это объясняю больному или его родственникам. Он перестает быть сложным, только когда человек хорошо понимает то, о чем я говорю. Поскольку же я никогда не затягиваю больных в свои пациенты любыми ухищрениями и посулами, как это делает абсолютное большинство целителей и, к сожалению, уже нередко и профессиональных медиков, лишь бы получить деньги, то я в случае непонимания просто не берусь за лечение таких людей. Я не лишаю их тем самым выбора, возможности лечиться в любом другом месте, и совесть моя чиста. Им нужно чудо? Готовых пообещать его достаточно.
Все сказанное о рассеянном склерозе в полной мере относится и к боковому амиотрофическому склерозу и к миопатиям, миелопатиям, энцефаломиелиту (со своими нюансами в каждом случае).
При ревматоидном артрите полное излечение также сомнительно в силу грубых наследственных системных генетических дефектов, однако состояние, самочувствие и прогноз у многих больных при системной терапии могут быть кардинально изменены. У меня есть немало пациентов, которые стали свободно двигаться, не страдают от сильных болей, у которых затормозилось формирование грубых деформаций, и все это к тому же на фоне либо уменьшения дозы гормонов, либо даже полной их отмены, гораздо более редкой госпитализации или даже отсутствия необходимости периодической госпитализации. Все это не относится к случаям крайне тяжелого ревматоидного артрита с грубейшими многолетними деформациями, когда человек уже не ходит совсем. Но даже в этих случаях удается при длительном терпеливом лечении уменьшить страдания больных, а к тому же и избавить их от ряда сопутствующих жалоб.
При болезни Альцгеймера, как и при рассеянном склерозе, можно выделить две основные группы больных. В одну входят больные на ранних стадиях, когда они еще способны сами адекватно выполнять ряд рекомендаций или, по крайней мере, не очень мешать своей неадекватностью их выполнению. У таких больных системный подход дает очень хорошие результаты, вплоть до возвращения человека к работе. У меня есть и такие больные. В запущенных же случаях основной проблемой становится не невозможность вообще что-либо поделать, а такая неадекватность больного, когда он просто не дает выполнять часть необходимых процедур и применять часть методов и средств. Что касается лихорадочного поиска гена болезни Альцгеймера или средства от нее, то это обречено на провал, поскольку, несмотря на наличие некоторых специфических нарушений в центральной нервной системе, это заболевание системное. К тому же и сами специфические нарушения в ЦНС являются следствием многолетних скрытых системных нарушений.
Относительно злокачественных заболеваний я уже подробно высказывался в другом разделе.
Вторая группа заболеваний так же, как и первая, относится к числу трагически тяжелых. Например, грубый остеопороз в пожилом возрасте: он дает немало спонтанных переломов, и это, конечно, очень затрудняет человеку жизнь. Однако об остеопорозе я уже достаточно подробно говорил в другом разделе. Здесь следует лишь отметить, что наряду с хорошими и очень хорошими результатами иногда могут быть и случаи с небольшим эффектом. Это обусловлено, во-первых, консервативностью самой костной ткани и медленными природными темпами ее репарации, а во-вторых, и чаще всего, - запущенностью процесса и, что еще важнее, грубостью системных нарушений, приведших к грубому остеопорозу. Грубость этих нарушений на фоне возрастного снижения темпов репарации не позволяет кардинально переломить ситуацию с остеопорозом в некоторых случаях. Еще одной помехой в таких случаях является неважное общее состояние больного, при котором он не может выполнять ряд важных процедур. Однако в таких случаях даже прекращение или уменьшение прогрессирования ос-теопороза тоже имеет немалое значение. Возможные результаты при лечении перечисленных выше заболеваний, протекающих в тяжелой форме, представлены на рисунке 5.
При крайне тяжелых нейродермите, псориазе, гломерулонефрите, гепатите, облитерирующем эндартериите и тромбофлебите также возможны неполные результаты. Если эти болезни от легкой до тяжелой степени нередко удается полностью компенсировать при системной терапии - так, например, что человек с гломерулонефритом, инвалид с детства затем постоянно имеет хорошие анализы и хорошее самочувствие; или, например, человек с псориазом на вопрос: "Как ваш псориаз?" отвечает, что псориаза нет; или человек со СПИДом прекрасно себя чувствует, часть анализов нормализовалась, а часть постепенно продолжает улучшаться; или человек с гепатитом, который не мог наклониться, чтобы завязать шнурки (лечась до этого безуспешно несколько лет), из-за увеличенной печени и просто долго стоять на ногах из-за физической слабости, через пару месяцев спрашивает, а можно ли ему попить вина, поесть кавказской пищи и заняться спортом, - то при крайне тяжелых степенях этих болезней характер и степень системных нарушений и органических изменений в органах часто не позволяет добиться кардинального перелома. Не потому, что системный подход плох, или данному больному назначено не такое хорошее лечение, как тому, у кого получен хороший результат.


А - уровень здоровья человека до болезни
Б - уровень здоровья человека в начале лечения
1 - предположительные темпы ухудшения и предположительная (среднестатистическая) продолжительность жизни без лечения
2 - при общепринятом на сегодня лечении
Возможные варианты эффективности при системной терапии:
3 - снижение темпов ухудшения здоровья и заметное увеличение продолжительности жизни
4 - стабилизация болезни без улучшения, но и без неизбежного при другом подходе ухудшения
5 - улучшение самочувствия и состояния больного
6 - почти полное восстановление здоровья
Просто таков характер этих заболеваний в запущенных случаях. Раз уж эти заболевания достигли тяжелой степени, значит, в организме очень большой беспорядок и "запросто", да еще и "на сто процентов", с этим не справиться. Однако даже в таких случаях системный подход является наиболее эффективным, поскольку все равно произведет максимум положительных сдвигов в организме по сравнению с другими подходами.
Особый разговор о детях, больных апластической анемией. Известно, что все эти дети достаточно быстро умирают. Не буду долго распространяться на эту тему. Скажу лишь, что, применяя интегральный системный подход, я мог бы спасти многих и многих этих несчастных больных. Основания для такого утверждения у меня есть. Я пытался даже донести это до специалистов, занимающихся этой проблемой. Реакции, как и следовало ожидать, не последовало - видимо, они занесли меня в число тех многочисленных "чудиков", которые, насколько мне известно, периодически появляются у них на горизонте со своими волшебными смолами, травами и прочим, напрасно будоража больных детей и их родителей. Я бы мог уже сейчас спасать этих детей, не контактируя с указанными специалистами, -так же, как, не контактируя с лечащими врачами, многих других больных я излечиваю их от самых разных болезней. Однако особенность апластической анемии - в том, что такие дети быстро попадают в тяжелом состоянии на больничную койку, на которой довольно быстро и умирают. Они находятся в стерильных условиях, им постоянно делают разные инъекции и т. д., и их просто не могут привести ко мне на прием. Кроме того, это настолько тяжелые больные, что их лечение не всегда проходит гладко, они сильно или, наоборот, слабо реагируют на отдельные рекомендации, часто отмечаются неадекватные реакции на процедуры, методы и средства и требуется большое терпение и понимание со стороны родителей, что бывает, к великому сожалению, далеко не всегда.
Прошу прощения за нелицеприятную откровенность, но по своему большому и выверенному опыту могу сказать, что я полностью согласен с древними врачами - болезни, особенно серьезные, бывают в первую очередь из-за невежества. То же относится и к детям - тяжелые больные дети бывают, как правило, у глубоко невежественных родителей, особенно мам. Пусть это кому-то обидно, но это так. Именно невежество родителей, делая детей тяжело больными, часто мешает и успешно лечить их, поскольку все или многое из того, что назначается, понимается и делается неправильно. Так уж устроены невежественные люди.
О детях с апластической анемией и о невежестве мам говорю с тяжелым, очень тяжелым чувством. Не хотел говорить, тем более, что положения с детьми это не изменит: никто завтра не придет ко мне с просьбой помочь этим несчастным, и мамы завтра не перестанут быть невежественными. Но что я могу еще поделать? Хотя бы скажу об этом вслух...
Не хочу заканчивать на грустной ноте. Я не сомневаюсь, что здравый смысл возобладает и придет время, когда я действительно буду спасать многих и многих таких малышей, и придет время, когда многие тяжелые больные научатся понимать, что в их ситуации нельзя все измерять однозначным понятием "вылечишь - не вылечишь", и даже если системный подход в некоторых случаях не совершает явного чуда, он, тем не менее, по сути своей наиболее эффективен, способен дать максимально возможный результат.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Если мне в какой-то мере удалось достичь тех целей, о которых я говорил в предисловии книги, то я считаю свою задачу выполненной. Не сомневаюсь - абсолютное большинство из вас прекрасно поняло суть моих взглядов на здоровье и болезни. Кому-то, возможно, изложение показалось несколько сложным, кому-то - даже слишком сложным. Ничего, зерно брошено в почву и обязательно прорастет. На какой-то почве быстрей, на какой-то медленней. Но нельзя жить в XXI веке без системного мышления, причем в любой сфере деятельности.
Возможно, кто-то из вас не нашел ответа на некоторые вопросы. Не беда, нельзя объять необъятное, и к тому же мы еще будем встречаться на страницах прессы. Кто-то хотел бы получить более конкретные ответы и рекомендации по своим проблемам, а они не затронуты в книге. Однако, во-первых, как я уже не раз подчеркивал, нельзя лечить заочно, во-вторых, руководствуйтесь не модой, а изложенными принципами, здравым смыслом и интуицией, и ваш путь к здоровью будет более правильным и успешным.
Возможно, кто-то из медицинских работников хотел бы встретить на страницах книги более детальное описание философии, методологии и "технологии" интегральной системной медицины, однако это популярная книга, а не медицинская монография, в которой я мог бы изложить свои главные профессиональные секреты. Непременно сделаю это, но только когда будет возможность создания строго научной школы на базе полнокровного лечебно-диагностического, научного и учебного медицинского центра-клиники.
Надеюсь, никто не обиделся на некоторые мои резкие критические высказывания, но я старался быть объективным; кроме того, у каждого есть возможность развиваться вообще и совершенствоваться во врачебном искусстве в частности.
Буду благодарен всем, кто после прочтения книги пришлет свои отзывы или проявит готовность к плодотворному сотрудничеству.
Copyright (c) 2000 - 2006 г. UniversalInternetLibrary.ru



5



<< Пред. стр.

стр. 5
(общее количество: 5)

ОГЛАВЛЕНИЕ